Статья 'Определение понятия "внешнеторговый контракт": конвергенционный подход' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Определение понятия "внешнеторговый контракт": конвергенционный подход

Асадов Раму Беюкханович

старший преподаватель кафедры государственного права и управления таможенной деятельностью, Юридический институт Владимирского государственного университета имени А. Г. и Н. Г. Столетовых (ВлГУ); главный редактор, НПЖ Диалог (www.npzhdialog.ru)

600000, Россия, г. Владимир, ул. Горького, 87

Asadov Ramu Beyukhanovich

senior lecturer of the department of state law and management of customs activitieslaw, Law Institute of Vladimir State University named after A. G. and N. G. Stoletovs (VlSU); editor-in-chief, NPZH Dialog (www.npzhdialog.ru)

600000, Russia, g. Vladimir, ul. Gor'kogo, 87

asadov@npzhdialog.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9899.2015.4.16646

Дата направления статьи в редакцию:

13-10-2015


Дата публикации:

07-01-2016


Аннотация: В статье рассматриваются вопросы дефиниции понятий "внешнеэкономическая сделка" и "внешнеторговый контракт". Несмотря на неоднократные попытки конвергенции норм российского законодательства и норм международного права в сфере внешнеэкономической деятельности и торговли, и их последующей систематизации, вопрос о правильном толковании внешнеэкономических сделок, выявлении «внешнего» характера таких сделок остаётся открытым и вызывает множество споров среди теоретиков и практиков. Особое внимание в работе уделяется практике международного коммерческого арбитража РФ, где за основу берётся критерий "place of business". Методологическую основу исследования составляют общенаучные методы, такие как исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, анализа, синтеза. В статье, автором на основе комплексного анализа доктринальных воззрений, отечественного законодательства и международной практики выявлены классифицирующие признаки искомой категории. Ключевым моментом в определении "внешнего" характера исследуемого вида сделок будет являться местонахождение коммерческих предприятий (place of business). Легального определения «коммерческого предприятия стороны» не существует. Однако, активное употребление данного понятия в практике заключения внешнеторговых контрактов создаёт необходимость его четкой регламентации на законодательном уровне. В данном случае, особого внимания заслуживает практика МКАС РФ, характеризующая "коммерческое предприятие сторон" как организации, находящиеся в разных государствах, являющихся участниками Венской конвенции 1980 г.


Ключевые слова:

внешнеэкономическая сделка, внешнеторговый контракт, международная торговля, международный договор купли-продажи, правовое регулирование, внешнеэкономическая деятельность, международный коммерческий договор, коммерческое предприятие, внешнеторговая поставка, международный коммерческий арбитраж

Abstract: This article examines the questions of definition of the notions “international contract” and “foreign trade agreement”. Despite the multiple attempts at convergence of the norms of Russian legislation and the norms of international law in the area of foreign trade, as well as their subsequent systematization, the question of proper interpretation of international contracts and determination of the “foreign” character of such contracts remains open, and provokes many disputes among theoreticians and practitioners. A special attention is given to the practice of international commercial arbitration in the Russian Federation, based on the criterion “place of business”. The key moment in the definition of the “foreign” nature of this type pf contracts will be the geographical location of the companies (place of business). There is no legal definition for “place of business”, yet the wide use of this notion in the practice of signing foreign trade agreements creates the need of its precise regulation at the legislative level. In this case, the special attention needs to be focused on the practice of the International Commercial Arbitration Court for Russian Chamber of Commerce, which characterizes the “place of business” as organizations located in different countries that are participants of the Vienna Convention of 1980.


Keywords:

foreign trade, foreign trade contract, international trade, International sales contract, legal regulation, foreign economic activity, international commercial contracts, business enterprise, Foreign Trade Supply, international commercial arbitration

На современном этапе развития международных коммерческих связей и увеличения числа участников внешнеэкономической деятельности имеют важное практическое значение вопросы заключения внешнеторговых контрактов.

Внешнеторговый контракт купли-продажи товаров является выражением наиболее широко распространенных в международном коммерческом обороте отношений обмена товарами и признанным способом оформления договоренностей между продавцом и покупателем [9, с.112-120]. Путём его заключения и исполнения осуществляется большая часть внешнеторгового обмена России. Исполнение этого договора предопределяет необходимость заключения ряда других договоров, в частности, перевозки, страхования и кредитных, а также выполнение работ и оказание возмездных услуг.

Законодательное закрепление любого понятия, а в особенности юридического, имеет важное значение, поскольку это непосредственно связано с установлением его содержания, а, следовательно, и с определением правового регулирования [19]. Однако, несмотря на возрастающую роль в современном обществе внешнеторговых сделок, нет ни легального определения данного вида контрактов, ни единообразного доктринального понимания и толкования искомой категории.

Впервые в отечественном законодательстве понятие «внешнеторговая сделка» использовалось в ГК РСФСР 1964 г. [7],и было выделено в статье 3 в качестве обособленного вида сделок, которые определялись специальным законодательством Союза ССР, регулирующим внешнюю торговлю и другие виды внешнеэкономической деятельности, и общим гражданским законодательством Союза ССР и РСФСР.

Также, данное понятие было отражено в статьях 45, 564-566 ГК РСФСР 1964 г., которые содержали положения о последствиях несоблюдения формы сделки, гражданской правоспособности иностранных предприятий и организаций, а также о применимом законе к обязательствам по внешнеторговым сделкам.

В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (далее Основы 1991 г.) употребляется понятие «внешнеэкономическая сделка» в статьях 30, 164-166, по аналогии с ГК РСФСР 1964 г., лишь в связи с её формой, применимым правом и вытекающими из внешнеэкономических сделок обязательствами.

В статье 166 Основ 1991 г. предусматривается применение права страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания данного договора. Данное положение коррелирует с принципом тесной связи Конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г. [1].

Как справедливо отмечает Н.Г. Вилкова, данная статья относится к обязательствам по внешнеэкономическим сделкам, определение которых в законодательстве отсутствует, что затрудняет в ряде случаев разграничение ее предписаний от правила статьи 165 Основ, где в пункте 2 предусмотрено, что права и обязанности сторон по сделке определяются по праву места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон [11].

В ГК РФ 1994 г. до принятия в силу Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ [5] понятие «внешнеэкономическая сделка», в продолжение традиций советского законодательства, было указано лишь в связи с её формой. В ныне действующей редакции ГК РФ [8] это положение исключено.

С учётом того, что международные частные отношения стремительно возрастают, вопросу о необходимости внедрения на законодательном уровне категории «внешнеэкономическая сделка» и её существовании в правовой реальности в качестве обособленного вида сделок уделяется особое внимание отечественной наукой, что повлекло к выработке так называемого доктринального понятия, которое апробировалось на практике.

Правильное определение понятия внешнеэкономической сделки имеет огромное практическое значение, так как нормативная база и способы регулирования возникающих в связи с ней отношений значительно отличаются от нормативных источников и способов регулирования порядка заключения и реализации сделок, совершаемых внутри государства. Кроме того, внешнеэкономические сделки обладают рядом существенных особенностей по сравнению со сделками внутригосударственными, что оказывает непосредственное влияние на содержание международных торговых и других контрактов [13, с. 11-16].

При формулировании современного понимания данной категории следует учитывать международный опыт, который отражен в таких документах, разработанных под эгидой ЮНИСТРАЛ, в частности, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., Типовой закон о международном торговом арбитраже 1985 г., а также Принципы международных коммерческих договоров, разработанные международным институтом унификации частного права (Принципы УНИДРУА) 1994 г. и др.

Венскую конвенцию 1980 г. можно считать моделью компромисса государств, правовые системы которых предусматривают разное правовое регулирование сделок международного характера [10]. В ней применяется понятие «международный договор купли-продажи товаров». В Принципах УНИДРУА [3] используется понятие «международный коммерческий договор».

В Типовом законе о международном торговом арбитраже 1985 г. [4] термин «торговый» интерпретируется в широком смысле и охватывает вопросы, вытекающие из всех отношений торгового характера, как договорных, так и не договорных. Отношения торгового характера включают следующие сделки, не ограничиваясь ими: любые торговые сделки о поставке товаров или услуг или обмене товарами или услугами; соглашения о распределении; торговое представительство; факторинговые операции; лизинг; строительство промышленных объектов и другие.

Однако данное толкование расходится с воззрениями многих отечественных ученых. Термин «внешнеэкономическая сделка» трактуется как собирательный, комплексный и включает в себя все сделки, опосредующие внешнеэкономический оборот, в том числе и международную торговлю [12, 20].

Так, к внешнеэкономическим сделкам относят [16]:

- международную куплю-продажу;

- международные перевозки;

- международные строительные контракты;

- международные дистрибьюторские контракты;

- международные кредитные соглашения;

- международные лизинговые соглашения;

- международный агентский договор;

- контракты международного посредничества;

- международный франчайзинг;

- международное соглашение о неразглашении конфиденциальной информации (NCND) и т.д.

В.А. Канашевский, на основе анализа различных позиций учёных, выделяет четыре основных критерия определения «внешнего» характера сделки [14, с. 8].

К таковым относятся: 1) совершение экспортно-импортных операций, когда имеет место вывоз товаров, работ или услуг за границу или их ввоз в страну; 2) нахождение коммерческих предприятий в разных государствах; 3) различная государственная принадлежность совершающих сделку контрагентов; 4) публично-правовые характеристики сделки.

Тем не менее, автор, выделяя основные квалифицирующие признаки внешнеэкономической сделки, не даёт её определения как таковой. В данном случае, вполне обоснована точка зрения Е.Л. Симатовой о критическом характере данных признаков и неоднозначности ответа на вопрос о том, какой же именно критерий может быть положен в основу отделения внешнеэкономических сделок от иных, осложненных иностранным элементом [18, с. 1296-1303].

Участие России в Венской конвенции 1980 г. выдвинуло на первый план вопрос об определении предусмотренного ею терминологического понятия «международная купля-продажа товаров». В Венской конвенции 1980 г. в пункте 3 статьи 1 говорится о том, что «национальная принадлежность не принимаются во внимание при определении применимости настоящей Конвенции», что, в свою очередь, нельзя не учитывать при формулировании общего понятия внешнеэкономической сделки.

Обязательным условием для признания контракта договором международной купли-продажи товаров, подпадающим под регулирование Конвенции 1980 г., является местонахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах.

Критерий «place of business» закреплён в пункте 2 статьи 1 Закона РФ от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» [6], где установлено, что в Международный коммерческий арбитраж могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей.

Исключение составляют лишь споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории РФ, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права РФ.

Так, например, по делу № 113/2014 [28], МКАС констатирует, что спор касается гражданско-правовых отношений, возникших при осуществлении международных экономических связей (спор возник из Контракта купли-продажи, и коммерческое предприятие Ответчика находится за границей - в Республике Беларусь), и, таким образом, в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» и пунктом 1 § 2 Регламента МКАС, может быть рассмотрен МКАС. Подобное положение встречается и в ряде других дел [21, 22, 25, 27, 30, 31].

Легального определения «коммерческого предприятия стороны» не существует. Между тем, активное употребление данного понятия в практике заключения внешнеторговых контрактов создаёт необходимость его четкого определения и установления охватываемого им объёма.

Теоретики и практики признают сложность привязки конкретного контракта купли-продажи товаров к определенному предприятию. На сегодняшний день, этот вопрос наиболее актуален, когда заключение контракта купли-продажи определенного товара, местонахождение основного исполнительного органа сторон такого контракта, места создания и переработки товара могут быть на территориях разных государств [15, с. 7].

Такое обстоятельство порождает огромное количество спорных ситуаций.

Одни определяют коммерческие предприятия сторон как организации, находящиеся в разных государствах, являющихся участниками Венской конвенции 1980 г. Другие же, характеризуют данное понятие как место основной деятельности стороны, постоянного осуществления деловых операций.

В данном случае, в практике МКАС за основу берется критерий коммерческого предприятия стороны как юридического лица, о чём свидетельствует ряд дел [23, 24, 29], что на наш взгляд является вполне обоснованным. Данное положение подтверждается ещё одним фактом. Согласно пункту 3 статьи 55 ГК РФ представительства и филиалы не являются юридическими лицами. Они наделяются имуществом, создавшим их юридическим лицом, и действуют на основании утвержденных им положений. Таким образом, филиал или представительство, осуществляющие такую же деятельность, как и головная организация, всегда остаются лишь структурным подразделением юридического лица. Контракт, заключенный с филиалом иностранной фирмы, считается заключенным с головной организацией.

Так, между расположенной на территории России филиалом фирмы США (истец) и российской организацией (ответчик) был заключен рамочный контракт, в соответствии с которым Истец обязался предоставить Ответчику оборудование, персонал и товары, а Ответчик обязался оплатить их в порядке, установленном в Контракте. МКАС признал свою компетенцию по рассмотрению данного спора, и определил характер данной сделки как внешнеторговой, учитывая, что контракт заключен между организациями, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах (фирма США – как головная организация и российская организация) [26].

Среди различных видов внешнеэкономических сделок лидирующая роль принадлежит внешнеторговому контракту купли-продажи товаров, свидетельством чему является практика международных коммерческих арбитражей.

В пункте 1 статьи 454 ГК РФ даётся определение договора купли-продажи. По этому договору, одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Определение договора поставки, признанного одним из видов договора купли-продажи, содержится в статье 506 ГК РФ. По этому договору поставщик - продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. Анализ указанной статьи ГК РФ приводит к выводу о том, что признаки договора поставки корреспондируют с признаками международного договора купли-продажи товаров, являющегося предметом регулирования Венской конвенции 1980 г. Ключевым моментом, определяющим «внешний» характер договора поставки будет являться нахождение коммерческих предприятий сторон-контрагентов в разных государствах.

Признаки внешнеторгового контракта купли-продажи товаров в Венской конвенции 1980 г., договора внешнеторговой поставки в Общих условиях поставок [2] и договора поставки в ГК РФ в общих чертах совпадают, что позволяет употреблять на практике термины «международная купля-продажа» и «внешнеторговая поставка» как синонимы [17, с. 12].

Таким образом, внешнеторговый контракт купли-продажи товаров представляет собой коммерческий документ, заключаемый между сторонами-контрагентами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, содержащий письменную договоренность сторон о поставке товара, а именно обязательство продавца передать определенную вещь (товар) в собственность покупателя и обязательство покупателя принять эту вещь (товар) и уплатить за неё определенную денежную сумму (цену).

В данном случае, особое значение будет иметь вопрос правовой регламентации критерия «коммерческие предприятия сторон», который уже апробировался в практике международного коммерческого арбитража, но из-за отсутствия его законодательного закрепления вызывает множество споров в доктрине и у предпринимателей в процессе реализации внешнеторговой деятельности.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.