по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Воздействие современного НТП на международно-правовое регулирование передачи технологий в целях устойчивого развития
Шугуров Марк Владимирович

доктор философских наук

профессор кафедры международного права, Саратовская государственная юридическая академия

410056, Россия, г. Саратов, ул. Вольская, 1, оф. 621

Shugurov Mark Vladimirovich

Doctor of Philosophy

Professor, the department of International law, Saratov State Law Academy

410056, Russia, g. Saratov, ul. Vol'skaya, 1, of. 621

shugurovs@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена исследованию вопросов развития международного научно-технологического сотрудничества в процессе реализации стратегии перехода к устойчивому развитию, воспринятой практически всем мировым сообществом. Автор уделяет особое внимание вопросам передачи технологий в целях достижения целей устойчивого развития и анализирует соответствующие положения многосторонних соглашений в сфере международного экологического права. Помимо этого существенное место в статье отведено изучению вопросов концептуального характера, а именно необходимости новой модели международного научно-технологического сотрудничества, которая соответствовала бы научно-технологическому прогрессу, релевантному устойчивому развитию. В этом контексте поднимаются вопросы оптимизации сотрудничества между развитыми и развивающимися странами в целях обоюдного перехода к устойчивому развитию. В качестве методологии исследования выступает доктринальный анализ понимания устойчивого развития в современном международном праве. Обосновывается правомерность понятия права "международное право устойчивого развития", которое в значительном объеме пересекается с международным правом в сфере научно-технологического сотрудничества. Помимо этого применяется сравнительный метод при изучении новых тенденций в развитии современной международной передачи технологий и современных тенденций ее международно-правового регулирования. К основным выводам приведенного исследования относится систематизация принципов международно-правового регулирования передачи технологий в целях достижения перехода к устойчивому развитию. Особым вкладом стали выводы о необходимости международно-правовой институционализации международного сотрудничества в данной сфере. Помимо этого показаны успехи в развитии потенциала развивающихся государств в направлении интеграции в международные потоки "зеленых" технологий. Автором сформулирован вывод о том, что успех в реализации перехода к устойчивому развитию в планетарном масштабе зависит от эффективной реализации положений природоохранных и иных релевантных конвенций и соглашений.

Ключевые слова: устойчивое развитие, международный трансфер технологий, развивающиеся страны, создание потенциала, зеленые технологии, международное экологическое право, научно-технический прогресс, развитые страны, глобальное партнерство, зеленая экономика

DOI:

10.7256/2306-9899.2015.2.14771

Дата направления в редакцию:

21-03-2015


Дата рецензирования:

22-03-2015


Дата публикации:

03-04-2015


Abstract.

This article is dedicated to the research of the questions of development of international scientific-technological collaboration in the process of realizing the globally accepted strategy of achieving stable development. The author gives special attention to the issues of transferring technology in order to achieve the goal of stable development and analyzes the corresponding positions of multilateral agreements in the area of international environmental law. A portion of the article also examines the issues of conceptual nature, specifically the need for a new model of international scientific-technological collaboration that would correspond to the scientific-technological progress relevant to a stable development. In this context the author raises the issues of optimization of cooperation between developed and developing countries in order to reach a mutual stable development. The article also demonstrates the success of developing countries in integrating into international flow of “green” technologies. The author formulates a conclusion that the success in moving towards a stable development on the global scale depends on the effective realization of the positions within conventions and agreements on environmental protection.

Keywords:

scientific-technological progress, international environmental law, green technologies, building potential, developing countries, transfer of technologies, Stable development, developed countries, global partnership, green economy

Одним из важнейших аспектов глобализации современного мира выступает глобализация НТП, связанная с глобализацией пространства исследований и разработок, увеличением масштабов научно-технологической деятельности и изменениями ее ландшафта. В этих условиях повышается роль международного права в регулировании различных аспектов (торговых, инвестиционных, информационных, финансовых) и форм международного научно-технологического и инновационного сотрудничества (МНТИС).

Безусловно, между НТП и современным международным правом существует прямая и обратная связь: увеличивающийся объем международных отношений в сфере науки, технологий и инноваций требует дальнейшего развития соответствующих международно-правовых институтов и режимов, а также ставит задачи по закреплению целей МНТИС. Это означает, что НТП представляет собой вызов для международного права, ответить на который можно посредством дальнейшего его прогрессивного развития и кодификации. Данный вызов наиболее остро стоит перед межотраслевой системой норм и принципов международного права, относящихся к сфере МНТИС («международному технологическому праву», «международному праву научного и технологического сотрудничества»).

Со своей стороны, современное международное право призвано к тому, чтобы задать современному прогрессу в науке и технике гуманистические ориентиры, обеспечить использование достижений науки и техники на справедливой и взаимовыгодной основе, направить НТП на решение глобальных проблем современности. В этой связи следует говорить не только о регулировании международным правом международного научно-технического сотрудничества как важнейшего условия НТП, но и об его идейно-ценностном воздействии на направления развития науки и техники в целях их использования во имя мир и на благо человечества. Эффективное регулирование и воздействие возможно только на основе системного и последовательного развития международного права научно-технологического сотрудничества, избегания его фрагментации. В итоге, реализация позитивного потенциала науки и технологий на благо человечества зависит от эффективности международно-правового регулирования, воздействия, координации субъектов НТП, к которым относятся как субъекты международного права (государства и международные организации), так и субъекты, находящиеся под юрисдикцией государств – различные научные организации и частный сектор.

Сказанное относится к международно-правовому регулированию и воздействию на все формы МНТИС, в том числе на такую его форму как передачу технологий. Важность международной передачи технологий заключается в том, что благодаря ей обеспечивается доступ индивидов и народов к знаниям и технологиям, являющимся общественными благами, способными обеспечить социо-культурное и экономическое развитие.

К одной из стратегических целей современного человечества относится переход к устойчивому развитию как согласованию трех измерений развития – социального, экономического и экологического. Напомним, что на цели согласования, прежде всего, экономического и экологического развития направлены положения многосторонних соглашений в сфере экологического права (MEAs) и, особенно, Рио-де-Жанейрских конвенций, затрагивающих вопросы передачи технологий.

Для того, чтобы с помощью технологий происходил переход к устойчивому развитию, они должны самым широким образом передаваться и распространяться с их последующим использованием. Поэтому особое значение приобретает такая форма международного научно-технологического сотрудничества, как передача технологий в целях перехода к устойчивому развитию. Мировое сообщество убеждено в том, что необходимо углублять и расширять всеобщие цели технологического трансфера и более широко развивать, передавать, распространять и использовать инвайронментально значимые («чистые», «зеленые») технологии (environmentally sound technologies/ESTs), так как они вполне очевидно имеют решающее значение для перехода к устойчивому развитию и достижению его целей, которые заключаются в согласовании трех измерений развития – экономического, экологического и социального. Тем не менее, успешный трансфер инвайроментально значимых технологий требует четкого понимания того, что данные технологии из себя представляют. Определение данных технологий приводит G. Verhoosel [1, p. 470-471].

Как лаконично определяет C. M. Alberts, трансфер технологий является одним из наиболее важных вопросов международного экологического права, когда обсуждаются средства для достижения устойчивого роста [2, p. 64]. Поэтому, в частности, в п. 22 документа одного из документов ВОИС отмечается, что «в мире, в котором катастрофически не хватает приемлемых технологий для достижения целей, которые определены в многосторонних природоохранных соглашениях (МПС), настоятельно необходимо предпринимать согласованные усилия по повышению эффективности такой передачи» [3].

Соответственно, международное право призвано обеспечить стимулирование создания и использование данных технологий, что достигается посредством их передачи. В этом видится возникновение новых функций международного права применительно к сфере научно-технологического обеспечения перехода к устойчивому развитию через ориентацию на данную цель всех форм МНТИС. Миссия международного права видится в закреплении ориентиров науки и техники, а именно их направленности (направленности соответствующих отношений) на переход к устойчивому развитию и закреплению его целей.

Отдельные успехи по достижению устойчивого развития, отмеченные в специальной брошюре ООН, приуроченной к Конференции РИО+20 [4],стали возможны благодаря использованию инновационных наукоемких технологий, являющихся результатами научно-технического прогресса. Поэтому неслучайно в разделе Итогового документа Конференции после характеристики такого средства перехода к устойчивому развитию, как финансы, идут технологии (В Технологии). Технологии как средства достижения целей устойчивого развития были широко проанализированы в пп. 269 – 276 Итогового документа данной Конференции. В целом в п. 48 Итоговой декларации РИО+20 нашел свое признание вклад научно-технического сотрудничества в устойчивое развитие, а в п. 270 была подчеркнута важность сотрудничества в области новых технологий, исследований и разработок.

Безусловно, что в связи с тем, что переход к устойчивому развитию предполагает реализацию экологического императива, то наиболее приоритетными являются – «зеленые технологии» (технологии устойчивого управления лесами, технологии обеспечения чистой питьевой водой, технологии в сфере экологически чистой энергетики и т.д.) Столь широкий перечень не является неожиданным и соответствует перечню, который был установлен в Повестке дня на 21 век.

Однако необходимо также подчеркнуть роль информационно-коммуникационных технологий. Это связано с тем, что переход к устойчивому развитию предполагает доступ и распространение соответствующей информации, например, о том, что такое устойчивое развитие, что может послужит средством для его обеспечения, каковы проблемы и достижения на этом пути и т.д. А если учитывать исходный принцип устойчивого развития, а именно – его всеохватность, то вполне понятно, что ИКТ являются технологическими достижениями, которые обеспечивают всеобщую вовлеченность в устойчивое развитие на всех его уровнях – местном, субнациональном, национальном, региональном и международном.

Так, в п. 51 «Приложения на базе ИКТ: преимущества во всех аспектах жизни» Женевской декларации принципов Всемирного саммита по вопросам информационного общества 2003 года говорится об одной из целей приложения ИКТ – поддерживать устойчивое развитие. Таким образом, технологии должны быть нацелены не только на обеспечения развития, перехода на новый уровень развития, но и на поддержание устойчивого развития. Как представляется, данная цель должна быть характерна и для международной передачи технологии – на использование технологий, становящееся возможным благодаря передаче для достижения устойчивого развития. «Для этого местные органы власти должны играть важную роль в предоставлении услуг на базе ИКТ во благо своих граждан».

Если идти далее, то в п. 44 Итоговой резолюции РИО+20 признается, что «информационно-коммуникационные технологии способствуют обмену информацией между правительствами и общественностью. В этой связи необходимо прилагать все усилия для улучшения доступа к информационно-коммуникационными технологиям, особенно к широкополосной сети и услугам, и устранения разрыва в развитии цифровых технологий (и их использования – М.Ш.), признавая важность международного сотрудничества в этой связи». Представляется, что ИКТ играют важную роль в процессе передачи и распространения технологий, которые все более и более приобретают ярко выраженный информационный аспект.

Признавая роль науки и техники в деле перехода к устойчивому развитию, мы должны отдавать себе отчет в том, что не все достижения науки и техники могут содействовать переходу к устойчивому развитию и достижению его целей. Это означает, что определенная часть научно-технологического сектора продуцирует основу неустойчивого развития, отвлекая финансовые и интеллектуальные ресурсы. Так, в п. 13 Справочной записки для заседаний за круглым столом в рамках Конференции ООН по устойчивому развитию «Анализ будущих направлений работы по выполнению решений, которые предполагается принять на Конференции» (A/CONF.216/4) говорится о том, что на пути продвижения к обеспечению устойчивого развития исключительно важное значение имеет научно-технический прогресс и практическое использование его достижений . Но вместе с тем подчеркивалось, что развитие техники оказало огромное влияние на общество и состояние окружающей среды. Однако, позволив решить многие проблемы, оно одновременно создало новые. К этому выводу приходят также специалисты в сфере современных проблем развития науки и техники [5].В этом контексте актуальным становится принятие комплекса мер на национальном и глобальном уровне по поощрению развития потенциала науки и техники, который может обеспечить переход к устойчивому развитию и который может сформироваться только благодаря укреплению и развитию совместных усилий в рамках международного сотрудничества.

На основе выше изложенного необходимо подчеркнуть, что реализация стратегии перехода к устойчивому развитию в глобальном масштабе предполагает возникновение новой сферымеждународного научно-технологического и инновационного сотрудничества, которая нацелена на разработку, передачу и распространение технологий в целях обеспечения устойчивого развития, а также формирование научного, технологического и инновационного потенциала, необходимого для согласования трех измерений развития.

В связи с тем, что переход к устойчивому развитию имеет характер глобального «майнстрима», то это актуализирует вопрос не только о содержании и развитии науки и техники в глобальных масштабах, но также вопрос об институциональной организации и правовом регулировании международного научного, технологического и инновационного сотрудничества, которое необходимо для достижения целей устойчивого развития.

Это определяется тем, что создание научно-технологического потенциала, как и создание адекватной институциональной среды, являющейся элементом потенциала устойчивого развития в целом, предполагает формат международного сотрудничества и партнерства, в том числе мер, затрагивающих стимулирование перехода к устойчивому развитию. Поэтому перед международно-правовой наукой возникает задача исследования перспектив прогрессивного развития международного правав сфере международного научно-технологического сотрудничества, направленного на достижение целей устойчивого развития.

В этих условиях повышается роль и значение международного права устойчивого развития(international sustainable development law) [6, 7], представленного, прежде всего, нормами и принципами международного экологического, международного экономического права и международного права прав человека. Необходимо отметить, что в рамках данного комплекса сконцентрирован наибольший массив современного международного права (международного) научно-технологического сотрудничества, нормы и принципы которого также стали воплощением концепции устойчивого развития.

Последовательная имплементация соответствующих положений источников «мягкого» и «твердого» права позволит через регулирование международного сотрудничества не только обеспечить технологическую базу устойчивых моделей производства и потребления, но и обеспечить новую модель глобального НТП,релевантную целям устойчивого развития. Переход к новой модели НТП относится к одной из целейглобального партнерства в интересах устойчивого развития.Вполне уместно утверждать, что международное право устойчивого развития обладает несомненным потенциалом для обеспечения этого процесса. В свете стоящей перед мировым сообществом задачи создания системы глобального управления переходом к устойчивому развитию, оно также может выступить основой системы глобального управления НТП, позволяющего на новой основе разрешить накопившиеся в данной сфере проблемы.

Таким образом, переход к новым моделям потребления и производства предполагает как новую модель научно-технического прогресса, так и новую модель международного научно-технологического сотрудничества . Данные модели являются взаимосвязанными. Дело в том, что существующая модель глобализации НТП, коррелятивная модели так называемой несправедливой, или односторонней, глобализации, неспособна преодолеть диспропорции мирового развития в целом, включающие в частности научно-технологически диспропорции («технологический разрыв»).

Международное научно-технологическое сотрудничество, включая передачу технологий и их международно-правовое регулирование предполагает четкое представление о целях. Однако следует признать, что содержание понятия «международно-правовое регулирование передачи технологий в целях устойчивого развития» отличается определенной дискуссионностью, вызванной отсутствием четкой систематизации и формулировки таких целей. С одной стороны, цель передачи технологий ясна – это укрепление потенциала для перехода к устойчивому развитию. С другой стороны, цели самого устойчивого развития пока не получили своего систематического закрепления, как это следует из пп. 245 – 251 Итогового документа РИО+20. Однако это не умаляет достижение устойчивого развития как как особую цель международно-правового регулирования передачи технологий.

Представляется, что передача технологий, нацеленная на достижение целей устойчивого развития, предполагает всеохватный экономический рост, социальное развитие, охрану окружающей среды и искоренение нищеты и голода, т.е. служит делу достижения Целей тысячелетия.

Понятие «международно-правовое регулирование передачи технологий в целях устойчивого развития» имеется и еще один смысл. С нашей точки зрения, устойчивое развитие представляет собой глобальное общественное благо: оно едино в трех его ипостасях и не является механической суммой трех его аспектов. Более того, оно не только предполагает цели, но и само является целью. Об этом ясно свидетельствует п. 3 Итогового документа. Здесь говорится о необходимости дальнейшего продвижения идеи устойчивого развития на всех уровнях (имеется в виду международный, региональный и субрегиональный уровни – М.Ш.) и интеграция его экономической, социальной и экологической составляющих и учета их взаимосвязи для достижения цели устойчивого развития во всех его аспектах. Нам представляется, что здесь говорится не о какой-то сверхцели устойчивого развития, а о нем самом как цели как таковой. Поэтому передача технологий может осуществляться в целях обеспечения достижения устойчивости развития.

Помимо этой цели можно говорить и о такой цели, как сбалансированность интересов ныне живущих и будущих поколений. Это одна из наиболее общих целей передачи технологий. В сущности, к такой же наиболее общей цели передачи технологий в рамках устойчивого развития можно отнести полное и эффективное осуществления прав и свобод человека как фундаментальную цель устойчивого развития в целом. Иными словами, устойчивое развитие представляет собой способ решения различных проблем национального и глобального уровня.

Устойчивое развитие в его глобальном аспекте предполагает сближение уровней развития наиболее общих групп государств – развитых и развивающихся. Одновременно такое сближение представляет собой условие устойчивости. Каковы направления усилий по сокращению разрыва? Среди направлений активизации международного сотрудничества для достижения этой цели в таких сферах, как финансы, задолженность, торговля, транспарентность, подотчетность, указаны –передача технологий на взаимных условиях, сотрудничество в сфере инноваций и предпринимательства и наращивание потенциала.

К одной из фундаментальных целей, которая упоминалась выше, международного сотрудничества в сфере устойчивого развития, является укрепление потенциала устойчивого развития, особо значимого для развивающихся стран. Способом укрепления научно-технологического и инновационного потенциала является содействие разработке, внедрению и передачи технологий. На наш взгляд, оказание международной поддержки в сфере разработки, передачи и внедрения технологий является не только одним из направлений поддержки в формировании потенциала устойчивого развития, но и инструментом создания данного потенциала. Отсюда то внимание, которое уделяется обеспечению облегчения доступа развивающихся стран к технологиям.

Вполне понятно, что для того, чтобы содействие было эффективным, необходима адресность поддержки и учет особенностей перехода к устойчивому развитию конкретного государства, тех проблем и барьеров, которые возникают на этом пути. Поэтому важнейшим направлением МНТИС в целях укрепления научно-технологического и инновационного потенциала как необходимого элемента потенциала устойчивого развития является выработка вариантов создания механизмов содействия разработке, передаче и распространения чистых и экологически безопасных технологий посредством оценки технических потребностей развивающихся стран, способов удовлетворения таких потребностей и возможностей. Данные варианты механизмов рассматриваются как дополнение к уже существующим механизмам.

Международное научно-техническое сотрудничество в условиях перехода к устойчивому развитию в целом и сотрудничество по передаче технологий нацелено на решение задач, которые одновременно являются задачами международного права – более равномерный переход стран и регионов к устойчивому развитию, стимулирование расширения и повышения эффективности международного сотрудничества, укрепление национального потенциала устойчивого развития, создание демократической системы глобального управления перехода к устойчивому развитию и дальнейшее развитие ее институциональной основы. Помимо этого, необходимо дальнейшее укрепления координации и сотрудничества между многосторонними природоохранными соглашениями, включая тремя конвенциями, принятые в Рио-де-Жанейро (КБР, РИК, КБО), а также между ними и другими природоохранными конвенциями, имеющими значительный потенциал для международно-правого регулирования передачи технологий в целях устойчивого развития.

По всей видимости, внимание должно быть приковано не к формированию новых режимов передачи технологий, а совершенствованию взаимодействия между ними в целях повышения эффективности и избегания фрагментации. Необходимо учитывать, что передача технологий в целях устойчивого развития является межотраслевым институтом, который требует более активного своего анализа.

Международная передача технологий и международное научно-технологическое сотрудничество теснейшим образом связаны друг с другом. Важнейшей чертой МНТС в сфере устойчивого развития выступает возникновение в значительной степени открытых международных сетей сотрудничества в сфере R&D, которые создают возможность для циркулирования потоков знаний между организациями в государствах-членах ООН [8]. Можно сказать, что глобальная сеть R&D стала практически универсальной, тогда как в 1992 году в нее были вовлечены исключительно развитые страны. Вместе с тем, структура сетей технологического сотрудничества значительным образом различаются между технологическими кластерами, отражая приоритет национальной политики, политических расчетов (political considerations), ресурсного обеспечения.

Необходимо подчеркнуть, что принятие и реализация мировым сообществом стратегии перехода к устойчивому развитию привело к определенным изменениям в структуре международной передачи технологий и их трансграничных потоков. Сформировался сектор, связанный с передачей и распространением новых инновационных технологий, рассчитанных на переход к устойчивому развитию. К таковым относятся экологически безопасные и ресурсосберегающие технологии в сфере промышленного производства (добывающей и обрабатывающей промышленности), сельского хозяйства, сфере услуг и т.д., которые стали возможны благодаря возникновению нового сектора в сфере исследований и разработок (R&D). Потоки экологически чистых технологий, возрастающим образом интегрирующиеся в глобальную торговлю и потоки прямых иностранных инвестиций, становятся элементом международной производственной системы (international production system).

Следует констатировать, что передача технологий в целях устойчивого развития – это всего лишь один из сегментов международной передачи технологий в целом. Так, если анализировать глобальные обязательства в сфере науки и технологий для устойчивого развития, то только 25% из них специально адресованы зеленым технологиям [9]. Однако из этого не следует, что на устойчивое развитие работают исключительно передача и распространение чистых технологий. Как видится, всеохватный характер перехода к устойчивому развитию должен означать распространение целей устойчивого развития на международную передачу технологий в целом. Поэтому в результате можно констатировать, что одним из центральных пунктов международного научно-технологического сотрудничества и его международно-правового регулирования становится не только ориентирование использования достижений науки и техники на достижение целей устойчивого развития, но и ориентирование на эти же цели передачи и распространения всех соответствующих технологий.

Широкомасштабные усилия в направлении достижения устойчивости развития являются надежной основой для того, чтобы объединитьдостаточно фрагментированные международно-правовые режимы передачи технологий (ядерные, морские, космические, сельскохозяйственные и т.д.), предполагающие традиционно сложившиеся целевые ориентации, под эгидой целей устойчивого развития. Поэтомубольшое значение для достижения устойчивого развития имеет Конвенция ООН по морскому праву, содействующая сохранению и устойчивому использованию морской среды.

Помимо этого, большой интерес представляет подход, высказанный в п. 89 Итогового документа Рио+20. Здесь говорится о вкладе в устойчивое развитие многосторонних природоохранных соглашениях и необходимости продолжения дальнейшей работы по усилению куммулятивного взаимодействия между тремя конвенциями по тематическому блоку химических веществ и отходов (п. 216).

– Базельская конвенции о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением 1989 года. Статья 10 п. 2 d ) акцентирует внимание на сотрудничестве по передаче технологий и процессов, связанных с экологически обоснованным использованием опасных и других отходов). При этом в п. 2 с) предусматривается сотрудничество (а, следовательно, и передача) по разработке новых, экологически обоснованных, малоотходных технологий и в совершенствовании существующих технологий в целях ликвидации, по возможности, производства опасных и других отходов…).

– Роттердамская конвенция о процедуре предварительного обоснованного согласия в отношении отдельных опасных химических веществ и пестицидов в международной торговле 1998 года. В Преамбуле конвенции в качестве цели заявлено рациональное использование веществ и удовлетворение потребности развивающихся государств в передаче технологий, в оказании финансовой и технической помощи.

– Стокгольмская конвенция о стойких органических загрязнителях 2001 год. Ст.9.1. в) предусматривает обмен информацией об альтернативах стойким органическим загрязнителям, а ст.12.4. – расширение передачи технологий Сторонам, являющимся развивающимися странами, и укреплении потенциала.

Как нам представляется, важное значение имеют иоценочно-исследовательские технологии. Если обратиться к подп. i ) п.b ) ст. 13 «Доступ к технологии и передача технологии» Международного договора о растительных генетических ресурсах для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства 2001 года,то здесь приведен широкий каталог технологий, причем не только производственных. Государства принимают на себя обязательства по предоставлению и/или облегчению доступа к технологиям сохранения,определения признаков, оценки и использования растительных генетических ресурсов для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства, на которые распространяется Многосторонняя система.

Возникновение трансграничных потоков соответствующих технологийактуализирует необходимость развития новых форм и направлений сотрудничества по передаче технологий в целях устойчивого развития, которое нуждается в эффективном международно-правовом регулировании. Вполне очевидно, что на международное сотрудничество в сфере передачи технологий в целях устойчивого развития всецело распространяется общий вывод о возрастании значения международного права для глобального перехода к устойчивому развитию.

Одним из самых последних международно-правовых документов, затрагивающих вопросы передачи технологий в целях устойчивого развития, выступает Нагойский протокол регулирования доступа к генетическим ресурсам и совместного использования на справедливой и равной основе выгод от их применения к Конвенции о биоразнообразии 2010 года. Его цель заключается в достижении совместного использования выгод от применения генетических ресурсов. Следуя подходу, закрепленному в КБР, преамбула Протокола закрепляет признание важного вклада передачи технологий и технологического сотрудничества в устойчивое развитие для создания исследовательского и новаторского потенциала в целях добавления ценности генетическим ресурсам в развивающихся странах в соответствии со ст. 16 и 19 Конвенции. Данное положение воспроизводится в подп. g ) п. 5 ст. 22 «Потенциал», где говорится о передаче технологии и создании инфраструктуры и технического потенциала для обеспечения устойчивости такой передачи технологий.

В Нагойском протоколе акцент ставится на надлежащей передаче технологий, а именно биотехнологий, связанных с использованием живых систем в целях противодействия изменения климата и для устойчивого ведения сельского хозяйства. Помимо этого, вопросам регулирования передачи технологий специально посвящена ст. 23 Протокола «Передача технологии и технологическое взаимодействие и сотрудничество», касающаяся содействия развивающимся государствам доступа к технологиям.

Далее следует обратить внимание на то, что важнейшим элементом экологического аспекта устойчивого развития является предотвращение резких климатических изменений, осуществляющихся под воздействием антропогенных факторов. От резких климатических изменений страдают прежде всего развивающиеся государства. Поэтому в контексте приверженности мирового сообщества парадигме устойчивого развития дискуссии о передаче технологий развивающимся странам, продолжающиеся несколько десятилетий, приобретают новые нюансы, преимущественно связанные с передачей ESTs [10, 11]. Так, в рамках переговоров по обсуждению Рамочной конвенции ООН по изменения климата (1992) были высказаны просьбы о расширении передачи технологии развивающимся странам c учетом различных потребностей каждой развивающейся страны. В этой связи задача стран с формирующейся рыночной экономикой заключается в активизации экономического роста с предотвращением привязки к технологиям с высокой степенью выброса отходов.

Если говорить о главной цели РКИК, то она в соответствии со ст. 2 состоит в стабилизации концентрации парниковых газов на таком уровне, который не допускал бы опасного антропогенного воздействия на климатическую систему. Призыв принимать безотлагательные и энергичные меры в соответствии с принципами и положениями РКИК предполагает осуществление предусмотренных ст. 1 п. с)обязательств по передаче технологий в составе комплексного обязательства по разработке, применению и распространению методов и процессов, приводящих к ограничению, снижению или прекращению антропогенных выбросов парниковых газов.

Если идти далее, то хотя в перечне мер Киотского протокола 1997 года, то в рамках выполнения государствами своих количественных обязательств по ограничению и сокращению выбросов в соответствии со ст. 3 в целях поощрения устойчивого развития и не включены обязательства по сотрудничеству в сфере передачи технологий, последние, как на представляется, подразумеваются в составе комплексных обязательств по проведению исследовательских работ, содействия внедрению, разработке и более широкому использованию новых и возобновляемых видов энергии, технологий поглощения диоксида углерода и инновационных экологически безопасных технологий.

В соответствии со ст. 2Конвенция ООН по борьбе с опустыниванием 1994 года к цели конвенции относится борьба с опустыниванием и смягчение последствий засухи в странах, которые испытывают серьезную засуху/ или опустынивание. Как следует из Преамбулы опустынивание и засуха сказываются неблагоприятным образом на устойчивом развитии. Для борьбы с ними необходимы финансовые ресурсы и предоставление доступа к технологиям. Конвенция в ст. 6 «Обязательства развитых стран – Сторон конвенции» в п. е) предусматривает содействие и способствование доступу затрагиваемых стран – Сторон Конвенции, в особенности развивающихся стран – Сторон Конвенции, к соответствующим технологиям, знаниям и ноу-хау (на уровне поддержки национальных программ). Наиболее детализировано вопросы передачи технологий освещены в ст. 18 «Передача, приобретение, адаптация и разработка технологий».

Если говорить об институционализации механизма передачи технологиив рамках указанных конвенций, то важную роль в организации этого процесса играют: Вспомогательный орган по научным, техническим и технологическим консультациям в рамках Конференции Сторон КБР, Вспомогательный орган для консультирования по научным и техническим аспектам Конференции Сторон РКИК, Комитет по науке и технике Конвенции по борьбе с опустыниванием.

Вопросы международно-правового регулирования передачи технологий в целях устойчивого развития нашли свое отражение в других источниках «твердого» международного права. К их числу относится Международный договор о растительных генетических ресурсах для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства 2001 года. В соответствии со ст. 1.1. цель договора – сохранении и устойчивое использование растительных генетических ресурсов для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства и справедливое и равноправное распределение выгод, получаемых от их использования. В качестве одного из способов устойчивого использования растительных генетических ресурсов ст. 13 п.b ) Доступ к технологии и передача технологии» В подп.i ) закрепляется обязательство Сторон предоставлять и/или облегчать доступ к технологиям сохранения, определения признаков, оценки и использования растительных генетических ресурсов для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства, на которые распространяется Многостороння система.

Стратегия перехода к устойчивому развитию оказала влияние на формулировку целей Международного соглашения по тропической древесине 2006 года.В соответствии со статьей 1 «Цели» к целям относится поощрение расширения и диверсификации международной торговли тропической древесиной из лесов, которые управляются на устойчивой основе и в которых лесозаготовки ведутся законным образом, и в поощрении устойчивого управления тропическими лесами, используемыми для производства древесины. В качестве одного из способов достижения данных целей в п. р) указано поощрение доступа к технологиям, их передачи и технического сотрудничества для осуществления целей настоящего Соглашения, в том числе, по взаимному согласию, на льготных и преференциальных условиях.

Неотъемлемой частью международно-правового регулирования передачи технологии в целях устойчивого развития выступают соответствующие международно-правовые принципы, закрепленные как в источниках мягкого, так и твердого международного права. С нашей точки зрения, следует говорить об общих и специальных принципах международно-правового характера в данной сфере, отраженных в документах политико-правового характера и конвенционном материале. В качестве общих принципов передачи технологий в целях устойчивого развития можно выделить принцип сотрудничества, всеобщего соблюдения и уважения прав человека, добросовестного выполнения обязательств по международному праву, суверенное равенство государств и невмешательство во внутренние дела. Данные принципы являются также фундаментальной международно-правовой базой перехода к устойчивому развитию.

К специальным принципам следует отнести справедливое распределение выгод от технологий, содействие развивающимся государствам в передаче технологий, которое предполагает их передачу на согласованной основе, оказание необходимой финансовой помощи и т.д. С нашей точки зрения, к специальным принципам передачи технологий в целях устойчивого развития следует отнести такой политико-правовой принцип перехода к устойчивому развитию, как принцип всеохватности (п. 31 декларации РИО+20). Применительно к передаче технологий данный принцип означает, что они должны передаваться, равным образом генерироваться, распространяться в целях использования, а также фактически использоваться для обеспечения устойчивости развития в столь же глобальных масштабах.

В качестве специального принципа необходимо выделить также принцип безопасности, который должен учитываться при передаче технологий. Данный принцип тесным образом связан как с необходимостью обеспечения права человека на безопасность, так и с таким важными принципами современного экологического права как принцип предосторожности и принцип должной осмотрительности. Принцип безопасности релевантен, как к передаче и последующему использованию чистых технологий, так и к передаче и использованию всех других технологий в силу их неизбежно рискогенного характера.

Принцип совместного использования знаний и технологий. Как уже отмечалось,технологии представляют собой общественное благо, которое обеспечивает доступ, как к материальным, так и нематериальным благам. При этом доступ к технологиям и их использование, по сути, коррелятивен пользованию материальными и нематериальным благами, например, биоразнообразием, являющегося и материальным и нематериальным благом. Обратимся к формулировке Преамбулы КБР. Здесь говорится о том, что «сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия имеет решающее значение для удовлетворения потребностей в продовольствии и здравоохранении, а также других потребностей растущего населения Земли и чтодоступ, как к генетическим ресурсам, так и технологиям и их совместное использование имеют важное значение для решения этих задач». В сущности, последняя конструкция имеет место и в ст. 1 КБР «Цели», к которым отнесено, во-первых, сохранение биоразнообразия, устойчивое использование его компонентов и совместное получение на справедливой и равной основе выгод, связанных с использованием генетических ресурсов, в том числе путем предоставления необходимого доступа к генетическим ресурсам и путем надлежащей передачи соответствующих технологий с учетом всех прав на такие ресурсы и технологии , а также путем должного финансирования.

К числу специальных принципов можно отнести принцип содействия развивающимся странам при передаче технологий. Данный принцип является элементом более общего принципа содействия развивающимся странам в их научно-технологическом развитии, который в свою очередь входит в принцип содействия развивающимся странам в их развитии, являющегося неотъемлемой частьюпринципа сотрудничества государств.

На наш взгляд, доминирующий в целом технологический оптимизм не предполагает того, что технологии сами по себе решат все проблемы. Крайне необходимо соблюдение всех условий успешного позитивного эффекта от технологий. К таковым относится решение вопросов относительно финансирования передачи и, конечно же, создания необходимого научно-технологического потенциала в развивающихся странах. Поэтому для развитых государств особой актуальностью отличается поддержание режима взаимовыгодного характера передачи технологий. Передача соответствующих технологий развивающимся странам является особым направлением международного сотрудничества в целях устойчивого развития. Данное сотрудничество базируется намеждународно-правовом принципе содействия,предполагающем моральную и международно-правовуюответственности развитых стран за развивающиеся.

В контексте прямой зависимости между перехода к устойчивому развитию от новой технологической базы следует говорить о конкретизации права человека и народов на участие в научно-технологическом прогрессе и практическое использование его результатов. В результате оформляется такой элемент данного права как право человека и народов на доступ к технологиям, обеспечивающим переход к устойчивому развитию. Современное международное право закрепило как право развивающихся государств на доступ к технологиям в целом, так и на их доступ к соответствующим с точки зрения необходимости перехода к устойчивому развитию технологий, в частности.

В условиях продолжающегося движения к устойчивому развитию не утрачивает своей значимости, хотя и приобретает новые содержательные оттенки Принцип 6 Рио-де-жанейрской Декларации по окружающей среде и развитию 1992 г. В данном положении государства провозгласили, что особенному положению и потребностям развивающихся стран, и в первую очередь наименее развитых и экологически наиболее уязвимых, придается особое внимание.

Вполне понятно, что доступ развивающихся стран к экологически чистым технологиям является конкретизацией доступа в отношении других технологий. Проблемные моменты такого доступа представляют собой детерминированы целым рядом барьеров – недостатком финансовых ресурсов для их приобретения, высокий уровень защиты прав интеллектуальной собственности и т.д. Примечательно, что задачи сокращения данных барьеров формулируются не только в рамках оказания помощи в целях развития, но и оказания помощи в целях достижения устойчивого развития.

При этом стоит обратить внимание не только на провозглашаемые инновационные подходы и механизмы в оказании помощи, которые как нам представляется должны затрагивать не только финансирование развития, но и такой механизм, как адресность. Приведем формулировку вопроса, касающегося сферы технического сотрудничества подп. е) п. 17 Справочной записки: «Что может сделать международное сообщество для повышения эффективности и адресности оказываемой им поддержи в области создания потенциала, с тем чтобы обеспечить формирование всеохватной экологизированной экономики, а также реализации целей в области устойчивого развития и искоренения нищеты?».

Если говорить, собственно, о принципе содействия применительно к рассматриваемому сектору международного сотрудничества, то он еще раз был подтвержден в п. 73Итогового документа Рио+20 и предполагает стимулирование, поощрение передачи технологий путемрасширения, облегчения и финансирования, где это необходимо, доступа как к экологически безопасным технологиям и соответствующим технологическим ноу-хау, а также их разработку, передачу и распространение в развивающихся странах на благоприятных условиях, в том числе на льготных и преференциальных условиях, по взаимной договоренности. В сущности, данный принцип имеет инструментальный характер, ибо нацелен на обеспечение реализации такого общего принципа, как принцип всеобщего уважения и соблюдения прав и свобод человека.

Обязательства по облегчению доступа развивающихся стран к «устойчивым» технологиям закреплены в источниках «твердого» международного права в сфере устойчивого развития, затрагивающих вопросы финансирования передачи технологий и содержащих положения о финансирования передачи технологий развивающимся странам. Так, например, ст. 16 КБР предусматривает обязательства по предоставлению и/или облегчению Договаривающимся Сторонам доступа к технологиям (биотехнологиям). При этом, конечно же, речь идет об облегчении доступа развивающихся государствам. Аналогичные положения содержатся также в ст. 11 РКИК, ст. 11 Киотского протокола, ст. 20 КБР. Этот подход проводится в ст. 23 Нагойского протокола.Здесь говорится о том, что «Стороны обязуются стимулировать и поощрять доступ к технологии Сторон, являющихся развивающимися странами и малыми островными развивающимися государствами, и Сторон с переходной экономикой и передачи им технологии в целях создания возможностей развития и укрепления надежной и жизнеспособной научно-технологической базы для достижения целей Конвенции и настоящего Протокола. В случаях возможности и целесообразности такие совместные мероприятия осуществляются в Стороне или в Сторонах и совместно со Стороной или со Сторонами, которые приобрели генетические ресурсы в соответствии с положениями Конвенции».

Необходимо подчеркнуть, что принцип содействия развивающимся странам в их технологическом развитии в целях перехода к устойчивому развитию через передачу технологий прослеживается и в других международно-правовых документах, имеющих обязательную силу (ст. 16 Роттердамской конвенции о процедуре предварительного обоснованного согласия в отношении отдельных опасных химических веществ и пестицидов в международной торговле 1998 года; ст. 12.4 Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях 2001 года). Особенностью Международного договора о растительных генетических ресурсах для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства 2001 года является то, что в подп. ii ) п. b ) «Доступ к технологии и передача технологии» ст. 13 приводятся конкретные механизмы доступа и передачи. «Доступ к технологии и передача технологии для стран, особенно развивающихся стран и страна с переходной экономикой осуществляются с помощью ряда таких мер, как учреждение и поддержание тематических групп по культурам, по вопросам использования растительных генетических ресурсов для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства и участия в них, всевозможные отношения партнерства в области исследований и разработок и коммерческих совместных венчурных предприятиях, которые связаны с полученными материалами, развитием людских ресурсов и действенным доступом к исследовательским объектам».

При рассмотрении вопроса о содействии развитию научно-технологического потенциала развивающихся стран с помощью передачи технологий необходимо учитывать не только содержательные изменения в реестре передаваемых технологий, но и в общей картине данной передачи. Это означает, что принцип содействияразвивающимся государствам в передаче технологий и, соответственно, укреплении их научно-инновационного потенциала претерпевает определенную эволюцию, связанную сизменением ландшафта технологического развития.Вполне очевидно, что ко второму десятилетию XXI века дихотомия государств на развитые, обладающие технологиями, и развивающиеся, нуждающиеся в таких технологиях, не отражает полной картины диспропорций между странами.

Можно говорить о том, что в настоящее время происходит усложнение и диверсификация технологических потоков, особенно с 1992 года, когда доминировали технологические потоки главным образом между развитыми странами. Возник один интересный момент, а именно – потоки технологий из государств с динамично развивающейся экономикой в развитые государства, обмен технологиями между растущими экономиками и передача технологий из государств с растущей экономикой в беднейшие страны. Таким образом, заметной тенденции международного сотрудничества выступает передача технологий по вектору Юг-Юг и Юг-Север, которая стала важнейшим дополнением традиционного вектора международной передачи технологий по линии Север-Юг. Это стало возможным благодаря тому, что некоторые правительства в Азии проводят технолого-сфокусированную индустриальную стратегию, по большей части с позитивными преимуществами для развития. Подобная активность ряда развивающихся стран стала возможной благодаря укреплению их научно-технологического потенциала посредством возрастания объемов инвестирования в сферу R&D. За период 1996 - 2007 гг. инвестиции в данную сферы в государствах со средним и низким доходом колебались от 0,5 до 1% ВВП, тогда как в государствах с высоким уровнем доходов оставались довольно стабильно в объеме 2,2 – 2,4 % (World Bank UNESCO Institute for statistics). Эта доля остается на чрезвычайно на низком уровне в беднейших и уязвимых государствах, достигая всего лишь 0,1 % ВВП в государствах Карибского региона (Five-year review of the Mauritius Strategy. United Nations, Report of the Secretary General, 5 July 2010, A/65/115).

В этой связи развивающиеся экономики начинают обладать потенциалом в сфере развития трансфера технологий по линии Юг-Юг, на который ставится акцент во многих документах международных организаций. В результате именно крупные развивающиеся страны (Китай, Индия) стали проявлять себе в качестве мировых лидеров в сфере производителей чистых технологий (clean technology production), их экспорта и использования [12]. Таким образом, они оказывают воздействие на ландшафт международной производственной системы, элементом которой выступают чистые технологии. Это говорит также о том, что констатация данного факта свидетельствует о том, что идея устойчивого развития «овладела» политикой развивающихся стран и поэтому она не может быть представлена как «продукт», навязанный развитыми странами. Иными словами, налицо увеличение удельного веса некоторых развивающихся стран в системе международной передачи технологий.

С учетом динамики роста некоторых развивающихся стран можно говорить о расширении круга государств, к которым обращено положение Принципа 14 Декларации РИО, предусматривающее, что государства должны эффективно сотрудничать с целью сдерживания или предотвращения переноса и перевода в другие государства любых видов деятельности и веществ, способных нанести серьезный ущерб окружающей среде других страна или считающихся вредными для здоровья человека.

В результате рассмотрения новых тенденций можно говорить о том, что возникают условия для более полной реализации принципа всеохватности перехода к устойчивому развитию. В данном контексте можно говорить о том, что Принцип 9 Декларации Рио удивительным образом опередил события на 20 лет, поскольку содержал призыв ко всем государствам сотрудничать в сфере технологического развития, передачи и распространения (диффузии) технологий.

В заключение необходимо отметить, что указанные тенденции предполагают усиление роли международного права в процессе формирования системы глобального управления перехода к устойчивому развитию, что должно найти свое продолжение в усилении его потенциала как элемента глобального управления потоками данных технологий и институционализации соответствующего международного сотрудничества. Именно с этой точки зрения можно говорить об усилении роли международного права по стимулированию, регулированию подобной передачи и распространению технологий, а также координации соответствующего международного сотрудничества.

Библиография
1.
Verhoosel, G. International transfer of environmentally sound technology: the new dimension of an old stumbling block. In: Environmental Policy and Law, IOS Press, Amsterdam, 1997, Vol. 27(6): 470-487, The Netherlands.
2.
Alberts, C. M. Technology transfer and its role in international environmental law: a structural dilemma. In: Harvard Journal of Law & Technology, William S. Hein & Co., Inc., New York, 1992, Vol.6(1): 63-84, USA.
3.
WIPO. Committee on Development and Intellectual Property (CDIP). (Ninth Session, Geneva May 7 to 11, 2012). Revised Project Paper for the Project on Intellectual Property and Technology transfer Common Challenges-Building Solu-tions (Recommendations 19, 25, 26 and 28), para 22 of CDIP/9/INF/4 (March 13, 2012). Available at // http://www.wipo.int/meeting/en/details.jsp?meeting_id=25013
4.
РИО+20. Конференция ОО по устойчивому развитию. Рио-де-Жайнейро, Бразилия, 20 – 22 июня 2012 года. Нью-Йорк: ООН, 2012. С. 9. Available at http://www.un.org/sustainablelefuture/brochure.pdf.
5.
Grubler, A. Technology and Global Change. Cambridge: Cambridge University Press, 1998; Diamond, J.. Collapse: How Societies Choose to Fail or Succeed. New York: Viking Press, 2005.
6.
Marong A. International Sustainable Development Law: The Economic, Social and Environmental Implications of Oil Production. LAP (Lambert Academic Publishing), 2010.
7.
Maniruzzaman A. F., Schwabach A., Cockfield A. J., Tarlock A. D. International Sustainable Development Law (UNESCO Project). Oxford: EOLSS Publishers Co Ltd., 2010. Vol. 1 – 3.
8.
Zhang, X. A network Analysis of Clean Technology Cooperation programmes, background research paper, UN DESA, 2011.
9.
Science and Technology for Sustainable Development. RIO 2012 Issues Briefs. Produced by the UNCSD Secretariat, January 2012, No 12. Available at http://www.uncsd2012org/index.phppage=view&type=400&nr=278&menu=45.
10.
UNCTAD, 2010. Foreign direct investment, the transfer and diffusion of technology, and sustainable development. Td/B/c.II/EM.2/2, 8 December, 2010. Available at http://unctad.org/en/docs/ciiem2d2_en.pdf;
11.
Puustjärvi, E. et al. Transfer of environmentally sound technologies from developed countries to developing countries: background document for the Ad Hoc Expert Group on finance and environmentally sound technologies. The Secretariat of the United Nations Forum on forests, INDUFOR, Helsinki, 2003 (Pages: 79). Available at http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/summary?doi=10.1.1.361.9646 11. Brewer, T. L. Climate change technology transfer: a new paradigm and policy agenda // Climate policy 2008:8, p. 516-526.
12.
Шугуров М.В. Международно-правовое регулирование передачи технологий в целях развития // Право и политика. - 2013. - 8. - C. 1032 - 1046. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.8.9066.
13.
Урсул А.Д. Право устойчивого развития: концептуально-методологические проблемы становления // Юридические исследования. - 2013. - 6. - C. 63 - 134. DOI: 10.7256/2409-7136.2013.6.2309. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_2309.html
14.
Урсул А.Д. Перспективы безопасного будущего: направления разработки концепции устойчивого развития // Национальная безопасность / nota bene. - 2014. - 6. - C. 856 - 873. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.6.13821.
15.
Г. В. Синцов Международное программное регулирование как феномен современности // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. - 2012. - 3. - C. 129 - 131.
References (transliterated)
1.
Verhoosel, G. International transfer of environmentally sound technology: the new dimension of an old stumbling block. In: Environmental Policy and Law, IOS Press, Amsterdam, 1997, Vol. 27(6): 470-487, The Netherlands.
2.
Alberts, C. M. Technology transfer and its role in international environmental law: a structural dilemma. In: Harvard Journal of Law & Technology, William S. Hein & Co., Inc., New York, 1992, Vol.6(1): 63-84, USA.
3.
WIPO. Committee on Development and Intellectual Property (CDIP). (Ninth Session, Geneva May 7 to 11, 2012). Revised Project Paper for the Project on Intellectual Property and Technology transfer Common Challenges-Building Solu-tions (Recommendations 19, 25, 26 and 28), para 22 of CDIP/9/INF/4 (March 13, 2012). Available at // http://www.wipo.int/meeting/en/details.jsp?meeting_id=25013
4.
RIO+20. Konferentsiya OO po ustoichivomu razvitiyu. Rio-de-Zhaineiro, Braziliya, 20 – 22 iyunya 2012 goda. N'yu-Iork: OON, 2012. S. 9. Available at http://www.un.org/sustainablelefuture/brochure.pdf.
5.
Grubler, A. Technology and Global Change. Cambridge: Cambridge University Press, 1998; Diamond, J.. Collapse: How Societies Choose to Fail or Succeed. New York: Viking Press, 2005.
6.
Marong A. International Sustainable Development Law: The Economic, Social and Environmental Implications of Oil Production. LAP (Lambert Academic Publishing), 2010.
7.
Maniruzzaman A. F., Schwabach A., Cockfield A. J., Tarlock A. D. International Sustainable Development Law (UNESCO Project). Oxford: EOLSS Publishers Co Ltd., 2010. Vol. 1 – 3.
8.
Zhang, X. A network Analysis of Clean Technology Cooperation programmes, background research paper, UN DESA, 2011.
9.
Science and Technology for Sustainable Development. RIO 2012 Issues Briefs. Produced by the UNCSD Secretariat, January 2012, No 12. Available at http://www.uncsd2012org/index.phppage=view&type=400&nr=278&menu=45.
10.
UNCTAD, 2010. Foreign direct investment, the transfer and diffusion of technology, and sustainable development. Td/B/c.II/EM.2/2, 8 December, 2010. Available at http://unctad.org/en/docs/ciiem2d2_en.pdf;
11.
Puustjärvi, E. et al. Transfer of environmentally sound technologies from developed countries to developing countries: background document for the Ad Hoc Expert Group on finance and environmentally sound technologies. The Secretariat of the United Nations Forum on forests, INDUFOR, Helsinki, 2003 (Pages: 79). Available at http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/summary?doi=10.1.1.361.9646 11. Brewer, T. L. Climate change technology transfer: a new paradigm and policy agenda // Climate policy 2008:8, p. 516-526.
12.
Shugurov M.V. Mezhdunarodno-pravovoe regulirovanie peredachi tekhnologii v tselyakh razvitiya // Pravo i politika. - 2013. - 8. - C. 1032 - 1046. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.8.9066.
13.
Ursul A.D. Pravo ustoichivogo razvitiya: kontseptual'no-metodologicheskie problemy stanovleniya // Yuridicheskie issledovaniya. - 2013. - 6. - C. 63 - 134. DOI: 10.7256/2409-7136.2013.6.2309. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_2309.html
14.
Ursul A.D. Perspektivy bezopasnogo budushchego: napravleniya razrabotki kontseptsii ustoichivogo razvitiya // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2014. - 6. - C. 856 - 873. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.6.13821.
15.
G. V. Sintsov Mezhdunarodnoe programmnoe regulirovanie kak fenomen sovremennosti // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. - 2012. - 3. - C. 129 - 131.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"