по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Структура энергетического сектора и вопросы международно-правового регулирования энергетики Североамериканских государств
Курбанов Рашад Афатович

доктор юридических наук

профессор, заслуженный юрист РФ, заведующий отделом, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

117218, Москва, ул. Б.Черемушкинская, д.34

Kurbanov Rashad Afatovich

Doctor of Law

Professor, Merited Lawyer of the Russian Federation, Head of the Department, Institute of Legislation and Comparative Legal Studies  under the auspices of the Government of the Russian Federation

117218, Russia, Moskva, ul. B. Cheremushkinskaya, 34.

mos-ssp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье проведен анализ правового регулирования энергетического сектора стран Северной Америки – США, Канады и Мексики, рассмотрены основные этапы и тенденции развития энергетического сектора этих стран вследствие подписания ими Соглашения о создании Североамериканской зоны свободной торговли, а также Североамериканского соглашения о сотрудничестве в сфере охраны окружающей среды. Рассматривается вклад Организации американских государств в развитие североамериканских энергетических рынков. Проведенный анализ позволил сделать ряд выводов. На современном этапе взаимозависимость государства-потребителя (США) и государств-производителей (Канада и Мексика) регулируется в рамках региональных и субрегиональных норм, в том числе НАФТА, что стало залогом юридической обеспеченности отношений данных государств и обусловило гармонизацию национальных законодательств в сфере энергетики. На современном этапе можно говорить о существовании международных (региональных и субрегиональных) основ североамериканского энергетического рынка, объединяющего рынки США, Канады и Мексики.

Ключевые слова: энергетика, Северная Америка, НАФТА, зона свободной торговли, интеграция, правовое регулирование, либерализация, энергоносители, гармонизация законодательства, энергетический рынок

DOI:

10.7256/2306-9899.2013.4.11026

Дата направления в редакцию:

12-02-2014


Дата рецензирования:

13-02-2014


Дата публикации:

1-12-2013


Abstract.

The article contains analysis of legal regulation of the energy sector of the North American states - the USA, Canada and Mexico. The author analyzes the key stages and tendencies of development of the energy sector in these states after signing the Agreement for the formation of the North American Free Trade Area and the North American Agreement on Environmental Cooperation. The author analyzed the input of the Organization of the American States into the development of the North American energy markets. The analysis allowed to draw a number of conclusions.  At the current stage of its development the mutual dependency of the consumer state (the USA) and producing states  (Canada, Mexico) is regulated via regional and sub-regional norms, including NAFTA,  which serves as a basis for the legal guarantees in the relations among these states, and as a prerequisite for the harmonization of national legislations in the sphere of energy. At the current stage of development, one may speak of the existence of international (regional and sub-regional) basess for the North American energy market, uniting hte markets of the USA, Canada and Mexico.

Keywords:

energy industry, the North America, NAFTA, free trade zone, integration, legal regulation, liberalization, energy carrier, legislation harmonization, energy market

Понятие энергетического сектора Северной Америки в региональном смысле появилось сравнительно недавно, и могло употребляться лишь в своем национальном значении, то есть как совокупность энергетик трех североамериканских государств. Интеграционные процессы, способствующие объединению, в том числе и энергетических рынков этих государств, стали интенсивно развиваться лишь в 90-х гг. прошлого века. Тем не менее, если региональное взаимодействие в сфере энергетики между США и Канадой можно было наблюдать уже с 70-х и 80-х годах прошлого века, то развитие интеграционных процессов мексиканской энергетики с энергетическими комплексами двух соседних североамериканских государств до сих пор не реализуются в полной мере по причине наличия конституционного запрета на приватизацию энергетических ресурсов в Мексике.

В сравнительном плане правовое регулирование энергетики трех рассматриваемых государств имеет больше различий, чем сходств. Так, мексиканское энергетическое право отличается как от соответствующих отраслей права своих северных соседей, так и от большинства других развитых государств. Энергетический сектор в Мексике является практически монополизированным государством. В свою очередь, отличительной чертой канадского энергетического права является его децентрализация, так как основные компетенции в сфере энергетики в Канаде принадлежат не самой федерации, а ее субъектам (провинциям).

1.Структура энергетических секторов Канады, США и Мексики.

Структура энергетических секторов Канады, США и Мексики, безусловно, оказывает соответствующе влияние на интеграционные цели этих стран в энергетическом секторе[19].

Канада обладает достаточным количеством запасов различных видов энергоресурсов, которые обеспечивают не только ее внутренние потребности, но и потребности в энергоресурсах других государств. В отличие от США, Канада является экспортером энергоресурсов, что не могло не сказаться как на энергетической политике данного государства, так и его законодательстве в данной сфере.

Канада является экспортером энергоресурсов, что обуславливает ее интерес к интеграционным процессам, поскольку взаимодействие Канады с иными странами в рамках Североамериканской зоны свободной торговли позволяет ей упростить доступ для сбыта своей электроэнергии и газа (а с недавнего времени и (битумной) нефти) на рынки США. В сфере электроэнергетики интеграция позволяет компенсировать сезонные перепады и обезопасить, таким образом, рынки электроэнергии двух государств. Важен также геополитический фактор в отношениях двух государств, заключающийся в огромной протяженности общих границ США и Канады, что предопределяет особенности энергетического рынка, при котором нефть, добываемая на западе Канады, экспортируется в США, а не направляется на восток страны, где ощущается ее нехватка, тогда как восточным регионам этого государства приходится импортировать данный энергоресурс.

Интеграция североамериканских энергетических рынков представляет очевидный интерес и для США. Так спрос на энергоресурсы продолжает расти, а зависимость по отношению к их импорту в США становится все более ощутимой. В связи с этим масштабная интеграция трех государств призвана обеспечить постоянство поставок энергоресурсов. США также может рассчитывать и на экологические преимущества, вызванные более активным сотрудничеством с соседями, так как либерализация энергетических рынков приведет к доступности такого экологически чистого (в сравнении с нефтью) энергоресурса, как газ[29, p. 739].

В Мексике проблема энергетического сектора заключается в нехватке финансирования, которое объясняется доминированием государственной монополии. Как следствие, открытие своих рынков северным коллегам посредством либерализации должно позволить стимулировать инвестиции как в сектор электроэнергии, так и нефтегазовый комплекс. Более того, североамериканская интеграция в сфере энергетики должна позволить модернизировать инфраструктуры энергетического сектора Мексики. Некоторые представители политической элиты Мексики опасаются либерализации энергетического рынка, так как, несмотря на тот факт, что Мексика является экспортером энергоресурсов, открытие ее рынков может привести к повышению влияния и давления со стороны основного импортера энергоресурсов – США[16, p.315].

В процессе интеграции энергетических рынков североамериканским государствам пришлось разрешить три основных проблемы: преодолеть тарифные и нетарифные ограничения межграничного товарооборота; чрезмерное регулирование энергетических рынков в государствах; а также геополитические или естественные, ограничения[25].

Подписание Североамериканского соглашения о создании зоны свободной торговли привело к разрегулированию национальных энергетических рынков государств и стало фактором, способствующим интеграции энергетических рынков государств-участников. Тем не менее не всем государствам Северной Америки удалось полностью реализовать задуманное. Так Мексика до сих пор оставляет за государственным сектором доминирующее положение на внутреннем энергетическом рынке. Это различие отразилось и в положениях самого соглашения о создании североамериканской зоны свободной торговли.

В США и Канаде интеграция в сфере энергетики была проведена посредством либерализации или разрегулирования энергетических рынков (в частности, рынка газа и электроэнергетики).

Государственное регулирование цен на нефть было отменено в Канаде еще 1985 г., то есть до подписания соглашения о создании зоны свободной торговли между США и Канадой. В этот же период были отменены субсидии и налоги как на производство, так и на потребление этого энергоресурса (Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) было подписано 17 декабря 1992 между Канадой, США и Мексикой. Соглашение НАФТА и вступило в силу 1 января 1994.).

Аналогичное развитие наблюдалось и на рынке газа и электроэнергии, которое производилось одновременно с либерализацией этих рынков в США. Канадский регулятор рынков газа, нефти и электричества – Национальное бюро по энергетике (l’Office national de l’énergie) - было реструктурировано с целью обеспечения условий для рыночного определения цен на энергоресурсы[40].

Доступ производителей был стимулирован посредством различных административных и налоговых мер. Компании по поставке газа, располагающие собственными трубопроводами, были обязаны обеспечить доступ третьим лицам к их услугам по поставке, а также отказаться от других видов деятельности в сфере энергетики. Экспорт газа из Канады был практически полностью либерализован. Компаниям экспортерам позволялось свободно осуществлять экспорт своей продукции по контрактам с обязательствами по поставке до двух лет, а канадским потребителям было предоставлено право на обращение в государственные органы с заявлением в случае нехватки газа на внутреннем рынке[23, p. 151].

Все изменения канадского энергетического рынка последней четверти XX-го века были направлены на его либерализацию, что несомненно способствовало его интеграции с энергетическим рынком США.

Так в Канаде, аналогично США, была также осуществлена реформа по реструктурированию рынка электроэнергетики и ее частичной приватизации. Несмотря на нестабильность реформ в данном секторе, в некоторых провинциях Канады все же удалось разделить такие виды деятельности, как производство и поставка электроэнергии, при этом были приватизированы предприятия, специализирующиеся на оптовой торговле этим видом энергии. Стоит отметить, что данные процессы были осуществлены не столько по необходимости внутреннего рынка, сколько под давлением Федеральной энергетической комиссии США (Federal Energy Regulatory Commission )[8, p.341].

В начале 2000-х гг. в таких провинциях Канады, как Альберта и Онтарио, была осуществлена полная либерализация на рынках электроэнергии, созданы специальные административные органы, в обязанности которых были отнесены отдельные функции по контролю за свободным (рыночным) определением цен, развиты сети поставки электроэнергии и установлен тарифный потолок с целью ограничения спекуляций на рынке. В рамках указных реформ национальному бюро Канады по энергетике было поручено стимулировать создание сетей между США и Канадой[8, p.341].

Товарооборот энергоресурсов между тремя государствами взаимосвязан с уровнем их интеграции. Так оборот энергоресурсов между США и Канадой, в сравнении с оборотом энергоресурсов этих государств с Мексикой более высок, и лишь торговля газом и электроэнергией между США и Мексикой может сравниться с уровнем оборота энергоресурсами между США и Канадой[8, p.341].

Нефтяной сектор

Наибольшим количеством подтвержденных запасов нефти располагает Мексика. Канада также является экспортером данного энергоресурса, в то время как США остается его импортером[41].

Более половины добываемой в Канаде нефти идет на экспорт (по большей части в США). Основная часть залежей данного энергоресурса находится в западной части государства (в провинции Альберта)[21, p. 496].

Разработка континентальных залежей жидкой нефти в Канаде осуществляется уже давно, что к началу двадцать первого века привело к истощению ресурсов западного нефтяного бассейна (Об этом свидетельствует доклад Агентства провинции Альберта по энергетике : Alberta Energy and Utilities Board, Alberta’s Reserves 2001 and Supply/Demand Outlook 2002-2011). Данный факт обусловил необходимость разработки оффшорных залежей нефти, а также разработки битуминозных (нефтяных) песков, что является на сегодняшний день перспективным направлением в нефтяной энергетике Канады, так как их запасы довольно обширны, а современные цены на данный энергоноситель делают выгодным даже его дорогостоящую добычу[4, р. 173].

Практически весь экспорт канадской нефти направляется на рынок США, что свидетельствует о слабо дифференцированном экспорте канадских энергоресурсов. Аналогичная ситуация наблюдается и в газовом секторе.

Таким же образом, но в меньшем объеме, обстоит дело с экспортом мексиканских энергоресурсов. 75% мексиканской нефти поступает на американский рынок[6, p.317].

Несмотря на то, что рынок США поглощает практически весь экспорт невозобновляемых ресурсов из Канады и Мексики, данные ресурсы в общем объеме потребления на рынке США не превышают 25 % от общего импорта нефти и газа[3,p. 334]. Положение при котором США является основным потребителем канадской и мексиканской нефти и в будущем останется таковым, так как уровень внутреннего потребления энергоресурсов в США очень высок, а геополитическая зависимость (в особенности Канады) не позволяет рассчитывать на диверсификацию экспорта[3,p. 334].

В 90-х гг. прошлого века экспорт нефти из Канады в США значительно увеличился (в среднем на 7 % ежегодно). Подобные тенденции наблюдаются и в отношении экспорта нефти из Мексики. Динамика увеличения объемов экспорта Канады и Мексики превышает увеличение объемов их производства (добычи) нефти. Так, например, если в 1990 г. доля экспортируемой из Канады нефти составляла 48 % от общего количества добываемой в Канаде нефти, то в 2000 г. эта доля уже возросла до 68 процентов. Аналогичным образом дело обстоит в Мексике, где экспорт нефти в США составлял 28 % от общего количества добытой в этой стране нефти, тогда как сегодня он составляет уже более 40 % от общего количества добываемой в Мексике нефти[6,p. 317].

США также экспортируют нефтепродукты, однако их объем и рост не столь значительны по сравнению с импортом нефти. Рост экспорта такой продукции в Мексику незначительно вырос лишь в последние годы, тогда как ее экспорт) в Канаду рос более быстрыми темпами[6,p. 317].

Дальнейшее развитие интеграции мексиканского нефтяного рынка с аналогичными рынками двух других североамериканских государств представляется сомнительным, так как конституция Мексики устанавливает за данным энергоресурсом абсолютную монополию государства[6,p. 317]. Это ограничивает возможности инвестирования в данный сектор энергетики Мексики и, как следствие, ограничивает возможности роста продукции и добычи нефти, что, в свою очередь, отрицательным образом сказывается на росте оборота нефтяных продуктов с этим государством. Хроническая нехватка инвестиций в сектор нефтяной энергетики Мексики сказывается и на внутреннем потреблении, которое как уже отмечалось, приходиться частично обеспечивать импортом (в частности газолина) из США(Так, в частности, между компанией ПЕМЕКС и Шелл было налажено сотрудничество по рафинированию нефти на предприятиях расположенных в Техасе для нужд мексиканского рынка.)[6,p. 317].

Газовый сектор

Канада также обладает обширными запасами газа, залежи которого расположены[21, p.496] в провинциях Альберта, Онтарио и Новая Шотландия. Две трети добываемого в Канаде газа идет на экспорт в США[15].

Тем не менее, в соответствии с большинством официальных исследований[27], запасы газа и нефти в Канаде истощаются, а вновь открываемые залежи газа либо обладают ограниченными запасами, либо свидетельствуют об их слабой рентабельности в связи с труднодоступностью и, как следствие, дороговизной добычи газа. Однако даже по менее оптимистичным прогнозам производство (добыча и обработка) газа в Канаде будет расти вплоть до 2025 г.[4, р. 175]

Экспорт газа из Канады постоянно растет: ежегодный уровень прироста составляет порядка 10%, пропорционально растет и количество газа, предназначенное для экспорта (41% в 1991 г. и 59% в 2000 г.)[41]. Увеличение экспорта газа из Канады в США объясняется как либерализацией газового рынка Канады, так и развитием инфраструктуры, предназначенной для его транспортировки. В последнее время Канада практически полностью обеспечивает потребности центральных и северо-западных регионов США в газовом энергоносителе. Так, в этих целях между США и Канадой был построен ряд трубопроводов, предназначенных для поставки газа[30].

Иная ситуация сложилась в отношении поставок газа во взаимоотношениях Мексики и США. Мексика значительно превосходит Канаду в количестве разведанных запасов газа[13, p.288], но в то же время уровень эксплуатации, в связи с низким уровнем инвестирования в национальную энергетику, остается очень низким[13, p.288]. Кроме того, нехватка газа на внутреннем рынке Мексики объясняется теми же причинами, что и в случае с нефтью: государственная монополия затрудняет развитие данного сектора. Тот факт, что основные запасы газа этой страны находятся на юге Мексики и его доведение до конечного потребителя в центре и на севере страны требует реализации крупных инфраструктурных проектов, в отсутствии которых Мексике приходиться импортировать газ из США, объем поставок которого постоянно увеличивается[6, p.317].

Мексиканское правительство предпринимает активные действия с целью привлечения иностранных инвесторов к разработке залежей газа на юге страны, что довольно сложно осуществить, так как в соответствии с законодательством привлечение иностранного капитала допускается только путем участия в предприятиях, где основная доля акций будет принадлежать мексиканскому государственному или частному капиталу, а иностранное участие будет лишь миноритарным[7].

В соответствии со ст. 27 Конституции Мексики «…непосредственной собственностью Государства являются все минералы или элементы, которые, находясь в жилах, пластах, а также в массовых или очаговых месторождениях, имеют другую природу, чем сама земля……»[22, p. 76].

В 1958 г. в соответствии с названной статьей Конституции Федеральный конгресс Мексики принял Закон, реализующий ст. 27 Конституции о нефти (Ley que reglamenta el art í culo 27 de la Constituci ó n en Materia Petrolera ( Diario Oficial de la Federación, 29 noviembre 1959) ) (далее-Закон о нефти). В 1995 г. Федеральным конгрессом была проведена реформа газового сектора(Diario Oficial de la Federación, 11 May 1995), в результате которой в Закон о нефти 1958 г. были внесены существенные изменения, а также был принятРегламент о газовом секторе энергетики ( Reglamento de Gas Natural Diario Oficial de la Federación,8 de Noviembre de 1995) . Это позволило частным инвесторам участвовать в строительстве и эксплуатации объектов по транспортировки газа (газопроводов), его хранения и дистрибуции.

Ранее данные виды деятельности в сфере газовой энергетики относились к монополии государства, однако необходимость модернизации посредством привлечения частных инвестиций потребовала от правительства Мексики частичного отхода из него. При этом государство сохранило право по регулированию этого сектора энергетики, а также право собственности на сам источник энергии.

Основная часть американского газа поступает в Мексику по трубопроводам Самалаюка (Samalayuca )[6,p. 317] и Теннесси (Tennessee ) [6,p. 317], а сам газ предназначается в основном для ТЭЦ и частично для конечных потребителей. Возможности по транспортировке увеличиваются посредством введения в эксплуатацию и других трубопроводов, количество которых сегодня уже достигло десяти[6,p. 317]. Снятие тарифных ограничений в связи с действием обязательств в рамках Североамериканской зоны свободной торговли, привело к повышению импорта газа в Мексику. Ежегодный прирост поставок газа превышает 20 процентов[6,p. 317].

В тоже время США в отношении импорта газа находиться в зависимости от Канады, так доля канадского газа составляет 94 процента от всего импортируемого в США газа[9,p. 628].

В США соотношение между потреблением и производством газа более уравновешено, чем соотношение производства и потребления нефти, поскольку транспортировка газа является довольно дорогостоящей. Принимая во внимание изолированность североамериканского континента очевидно, что государствам приходится в основном рассчитывать либо на собственные добычу и производство, либо на добычу и поставки газа из двух соседних североамериканских государств, при этом как газовый, как и нефтяной рынки в особенности США и Канады отличаются высоким уровнем взаимосвязанности, что подтверждается синхронизацией колебания цен на газ и нефть на них[42].

Сектор атомной, угольной и возобновляемой электроэнергетики

В секторе электроэнергетики рынки США и Канады являются более интегрированными, в то время как рынок Мексики, несмотря на все прилагаемые мексиканской стороной усилия, явно отстает от уровня интеграции своих партнеров. Товарооборот электроэнергии между США и Канадой соответственно высок и продолжает увеличиваться[43]. В то же время, экспорт электроэнергии из Мексики в США продолжает незначительно сокращаться, однако такое сокращение нельзя считать тенденцией в связи с повышением в целом уровня глобального потребления энергии.

По сравнению с другими видами энергоресурсов, оборот электроэнергии между государствами все же остается незначительным и составляет не более 10 процентов от внутреннего потребления каждого из государств[44].

Канада является экспортером электроэнергии. Электроэнергия, предназначенная на экспорт, производится в большей степени посредством ГЭС, которые расположены в провинциях Квебек, Монитоба и Британской Колумбии[45]. По сравнению с нефтяным и газовым секторами, электроэнергетический рынок США и Канады был интегрирован на более позднем этап, при этом его интеграция отличалась достаточно медленными темпами. Вместе с тем открытие рынков с целью создания условий конкуренции на них позволило, к примеру, ряду предприятий Канады запросить у Федеральной комиссии по регулированию в сфере энергетики США (The Federal Energy Regulatory Commission ) статус оптового продавца электроэнергии и осуществлять сделки на территории США. Также был создан ряд компаний–регуляторов, которым был вменен контроль за тарификацией услуг по транспортировке и определению межграничных тарифов на электроэнергию, что также способствовало развитию оборота данных энергоресурсов между США и Канадой[17].

Рынок электроэнергии Мексики, как и рынки газа и нефти, регулируется государством. Несмотря на ряд мер по его либерализации (к нему, к примеру, был допущен частный сектор), основная часть деятельности, связанной с электроэнергетикой, осуществляется государством. Стоит отметить, что по инициативе отдельных американских компаний с целью экспорта электроэнергии в США на севере Мексики был построен ряд ТЭС. Невысокая себестоимость производства электроэнергии в Мексике обусловлена, в первую очередь, низкими экологическими требованиями и стандартами в отношении деятельности ТЭЦ[13,p. 288].

Помимо строительства энергетических объектов, интеграционные процессы взаимодействия в электроэнергетическом секторе проявляются также в приобретении сторонами акций и долей в энергетических компаниях. Такие межграничные инвестиции, которые по большей части можно наблюдать между США И Канадой. По приблизительным данным, около половины добывающих компаний Канады, в настоящее время принадлежат полностью или частично американскому капиталу[24].

Интеграция энергетических рынков в Северной Америке является очевидным феноменом, который носит разноуровневый характер и отличается значительным дисбалансом. Дисбаланс на энергетических рынках Северной Америки объясняется географическими факторами, наличием природных ресурсов и уровнем спроса на них. Наиболее развитые интеграционные связи установлены между ранками США и Канады, при этом Мексика по причине государственной монополии практически во всех сферах энергетического сектора отстает от интеграционных процессов соседей.

2. Международно-правовое регулирование энергетики Международно-правовое регулирование энергетики в Северной Америке осуществляется преимущественно в рамках Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА ). Тем не менее, функционирование различных региональных и субрегиональных организаций на американском континенте также оказывает определенное влияние на правовое регулирование национальных энергетических рынков Америки, Канады и Мексики.

Саммит североамериканских лидеров

Предшественником Саммита североамериканских лидеров является Партнерство во имя безопасности и процветания Северной Америки (the Security and Prosperity Partnership of North America), диалог континентального уровня, возникший 23 марта 2005 года на месте Партнерства во имя роцветания и безопасности на Карибских островах (Partnership for Prosperity and Security in the Caribbean (PPS), образованного в 1997 году.

Целями Партнерства во имя безопасности и процветания Северной Америки были заявлены сотрудничество и обмен информацией, увеличение производительности, сокращение затрат в торговле, поддержка совместного ухода за окружающей средой, усиление торговли товарам сельскохозяйственного производства и создание лучшей системы снабжения продовольствием и системы здравоохранения и предупреждения заболеваний.

Правовое регулирование отношений в сфере добычи (производства), оборота, транспортировки, распределения, потребления энергетических и природных ресурсов в Канаде, США и Мексике осуществляется на национально-правовом уровне, и документов, аналогичных Декларации лидеров государств Северной Америки по вопросам климатических изменений и чистой энергии и диалога по вопросам чистой энергии (The North American Leaders' Declaration on Climate Change and Clean Energy and the Clean Energy Dialogue), до настоящего времени не разработано[46].

Организация американских государств

Основная деятельность Организации американских государств касается обеспечения безопасности и развития американских государств (см. ст. 2 устава этой организации), однако ОАГ все же располагает рядом нормативных документов, регулирующих энергетическую сферу.

Так, Панамская декларация «Энергия для устойчивого развития» (Declaración De Panamá: Energía para el desarrollo sostenible), была утверждена на IV-ом Пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ОАГ 5 июня 2007 года (AG/DEC. 52 (XXXVII-O/07). В декларации содержатся такие принципы энергетической политики, как:

1) признание значения доступности энергетических ресурсов для государств-членов ОАГ в целях содействия экономическому и социальному развитию;

2) необходимость использования всех форм энергии, которые находятся в гармонии с жизнью и природой с учетом их социальной и экологической чувствительности;

3) необходимость уменьшения зависимости западного полушария от колебаний цен и поставок энергии и стремление к увеличению энергетической независимости с помощью таких мер как диверсификация энергетической матрицы, содействие более широкому использованию устойчивых возобновляемых и чистых источников энергии в соответствии с национальными законами, повышение энергоэффективности во всех секторах экономики, а также расширение охвата энергетических услуг в интересах социального развития;

4) признание потенциальных возможностей биотоплива для диверсификации энергетического обеспечения Западного полушария;

5) зависимость долгосрочной устойчивости энергоснабжения государств-членов ОАГ от эффективного управления, развития и устойчивого использования природных ресурсов;

6) важность обеспечения совместимости между производством всех источников энергии, сельскохозяйственным производством, охраной окружающей среды с защитой социальных и трудовых условий, обеспечением роли американского региона в качестве эффективного производителя энергии;

7) актуальность развития и инвестиций в энергетическую инфраструктуру на национальном, субрегиональном и региональном уровнях в целях облегчения доступа к энергии, защиты и продвижения субрегиональной и региональной энергетической интеграции;

8) поддержка усилий по обеспечению устойчивого развития государств-членов ОАГ за счет использования энергетических стратегий и услуг, рекомендованных в настоящей Декларации, и содействие созданию новой производственной деятельности и внедрению новых экологически безопасных технологий в области энергетики;

9) признание необходимости укрепления экономического и технического сотрудничества на региональном и международном уровнях в энергетическом секторе;

10) объединение усилий для реализации единообразной энергетической политики в Западном полушарии для развития проектов и инициатив, основанных на принципах солидарности, прозрачности, сотрудничестве и взаимной дополняемости;

11) уделение внимания энергетической составляющей интеграции в частности на интеграцию энергетических систем и сетей, а также на изучение возможностей для гармонизации норм законодательства государств-участников в целях содействия устойчивому развитию для более эффективного и рационального использования энергетических ресурсов и увеличение оборота товаров ТЭК между государствами-участниками ОАГ;

12) признание необходимости принятия мер по использованию более чистых и более эффективных технологий, более эффективное использование существующих технологий и экологически чистых видов топлива,

13) поощрение развития чистых и эффективных технологий, и предоставления финансовых ресурсов в целях содействия их распространению.

14) содействие эффективному управлению энергетическими ресурсами, развитие традиционных и новых источников энергии, использование возобновляемых источников энергии, чистой энергии и охраны природы;

15) содействие образованию и учебных программ, поддержка и распространение данных реестра специалистов из государств-членов по просьбе стран региона;

16) поддержка диалога на региональном уровне для укрепления рынков, и продвижения энергоэффективности.

В рамках ОАГ была также принята Программа (партнерство) «устойчивого развития энергетики» (Sustainable Energy Partnership of the Americas ), которая, однако, до сегодняшнего дня так и не была реализована[31, p. 323].

Несмотря на предложение президента США Б. Обамы на саммите глав американских государств, состоявшегося в апреле 2009 г., создать эколого-энергетическое партнерство американских государств (Energy and Climate Partnership of the Americas)[2,p. 232] никаких конкретных действий и обязательств на межнациональном уровне так и не было принято. Таким образом, привлекательные политические заявления о развитии «чистой» и возобновляемой энергии на панамериканском пространстве так и не получили международно-правового закрепления.

Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА)

В рамках Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) предусмотрены меры по интеграции трех государств Северной Америки, в том числе и в энергетическом секторе[17].

Соглашение о создании Североамериканской зоны свободной торговли содержит специальную главу, посвященную энергетике, – глава 6 части второй соглашения (ст. 601-608). Тем не менее, интеграционные процессы в сфере энергетики развивались и вне обязательств, взятых на себя государствами-членами в рамках данного соглашения. Интеграция энергетических рынков Канады и США началась еще до подписания данного соглашения, тогда как текст данного акта был прописан с учетом особенностей мексиканского энергетического рынка.

Практически весь мексиканский энергетический сектор является государственной монополией (по большей части исключением является лишь угольная промышленность и угольная энергетика, а также (в ограниченной мере) электроэнергетика). Как следствие, интеграция энергетики Мексики в североамериканский энергетический рынок потребовала либерализации данного сектора. Именно этот фактор продолжает тормозить развитие североамериканского энергетического рынка.

Таким образом, в рамках НАФТА усилия по эффективной интеграции энергетического рынка предстоит предпринимать Мексике, в то время как Канада и США посредством многочисленных соглашений о либерализации торговли между ними смогли интегрировать, в том числе, и свои энергетические рынки[2,p. 232]. Наибольшего успеха в интеграции энергетических рынков США и Канады достигли в секторах электроэнергии и газа. Об этом свидетельствует высокий уровень оборота данных энергоресурсов между двумя странами, а также высокий уровень взаимных слияний и поглощений предприятий энергетического сектора.

Соглашение о создании североамериканской зоны свободной торговли 1994 г.[11], заменившее соглашение от 4 октября 1989 г., подписанное США и Канадой[47], интегрировало в североамериканскую зону свободной торговли и Мексику[12]. Включение в зону Мексики потребовало учета особенностей ее энергетического рынка, что привело к необходимости разработки новых специальных положений[28], одним из которых, например, является запрет на осуществление иностранных инвестиций в энергетический сектор этого государства (см. ст. 1101 Соглашения NAFTA, а также Приложение № III к нему)[48].

Несмотря на это, ряд положений Соглашения свидетельствуют о намерении государств прийти к полной либерализации своих энергетических рынков. Другие же положения касаются ограничений товарооборота; цен; и механизмов взаимодействия партнеров. Рассмотрим положения шестой главы данного соглашения подробнее.

В соответствии со ст. 603 Соглашения запрещаются ограничения товарооборота энергоресурсов. Так, в частности, государствам-членам запрещается устанавливать минимальные или максимальные цены на энергоресурсы, предназначенные для экспорта в другие государства-члены, за исключением случаев, когда им приходится принимать антидемпинговые меры.

Государства-члены могут регулировать экспорт и импорт энергоресурсов посредством лицензирования. Тем не менее, такие ограничения товарооборота энергоресурсов возможны только при наличии следующих оснований и условий: сохранение не возобновляемых ресурсов; нехватка энергоресурсов; с целью стабилизации цен; для обеспечения национальной безопасности (ст. 605).

Несмотря на фиксированные условия ограничения товарооборота энергоресурсов, оно возможно лишь в определенном размере: ограничение экспорта энергоресурсов не может быть ниже уровня экспорта за последние 36 месяцев.

Положение, касающееся цен на энергоресурсы (ст. 604), устанавливает запрет на налогообложение и обязательства по оплате дополнительных услуг, необходимых для экспорта энергоресурсов в другие государства-члены, сверх тех, которые обычно применяются в отношении других экспортируемых товаров. Данное положение было, в частности, направлено на устранение устоявшейся практики Канады, в соответствии с которой в целях компенсации разницы цен на внутреннем и мировом рынках энергоресурсы облагались налогом на экспорт[10].

В рамках соглашения были предусмотрены процедуры урегулирования разногласий государств-членов (в частности, по вопросам ограничения товарооборота энергоресурсов)[14]. Так, в случае возникновения конфликта между двумя государствами в отношении поставок энергоресурсов, которые ограничиваются одним из них по причинам национальной безопасности, такой конфликт может быть передан на рассмотрение Комиссии[18, p.257], образованной в рамках НАФТА.

Вместе с тем в отношении Мексики Соглашение содержит определенные послабления[32]. Так, ст. 602.3 Соглашения гарантирует неприменение его положений в отношении разведки, разработки, переработки и транспортировки нефти и газа, а также в отношении использования данных энергоресурсов при производстве на их основе электроэнергии в Мексике.

Кроме того, на временной основе (до 2003 г.) действовал ряд выгодных для Мексики тарифов, которые применялись в целях защиты деятельности ее государственной компании ПЕМЕКС от международной конкуренции, что позволяло ей осуществлять контроль за своими наиболее крупными промышленными контрагентами[26]. В процессе либерализации рынка газа мексиканское правительство вначале предоставило возможность потребителям северных регионов страны импортировать его (при условии оплаты определенной пошлины, а впоследствии отменило и ее).

В отношении электроэнергии Соглашение предусматривает возможность для инвесторов государств-членов приобретать, создавать и эксплуатировать предприятия по производству электроэнергии для их собственных нужд. Избытки такой энергии продаются министерству энергетики Мексики по установленным в соглашениях с такими предприятиями тарифам.

Соглашением НАФТА предусмотрена возможность создания независимых частных предприятий по производству электроэнергии, при этом существует монополия на ее приобретение министерством энергетики Мексики.

При условии наличия одобрения министерства энергетики Мексики возможны договоренности между независимыми частными предприятиями по производству электроэнергии Мексики и аналогичными предприятиями из других государств по трансграничному обороту электроэнергии.

Таким образом, в соглашении НАФТА в отношении энергетического сектора Мексике предоставлен специальный статус, при этом особенности мексиканской интеграции выступают основным ограничителем при создании североамериканского единого энергетического рынка.

В учредительном соглашении о создании НАФТА также предусмотрен ряд экологических нормативов и стандартов[1], которые оказывают влияние на экологическое и энергетическое право государств-членов. Более того, в целях «устойчивого» развития энергетического сектора было разработано и подписано Североамериканское соглашение об экологическом сотрудничестве (North American Agreement on Environmental Cooperation )[20] и план по разрешению приграничных экологических проблем[49].

Североамериканское соглашение о сотрудничестве в сфере охраны окружающей среды (НААЕК)

В рамках данного исследования необходимо более подробно рассмотреть положения Соглашения о сотрудничестве в сфере охраны окружающей среды (North American Agreement on Environmental Cooperation (NAAEC)). Являясь дополнительным соглашением Североамериканской зоны свободной торговли и налагая, как следствие, обязательства на все три государства-участника НАФТА, оно предусмотрело создание институциональной основы сотрудничества – Комиссии по экологическому сотрудничеству. Тем не менее, его влияние на сектор энергетики является довольно опосредованным, так как основной целью его заключения стало обеспечение устойчивого развития и сокращение выбросов парниковых газов. Влияние данного нормативного акта на энергетику государств-членов ограничивается требованием продвижения принципов «зеленой» энергетики, а также развития экономики (в том числе и потребления энергоресурсов) в направлении «устойчивого развития».

Соглашение о сотрудничестве в сфере охраны окружающей среды было направлено на избежание негативного влияния либерализации межграничной торговли на экологию. Об этом свидетельствуют такие взятые на себя государствами-членами в рамках этого соглашения обязательства, как: обязательство поддержания высоких экологических стандартов и совершенствования законодательства о защите окружающей среды (ст. 3), а также обязательство гарантировать эффективность правоприменения в сфере экологии (ст. 2).

К моменту создания НАФТА как США, так и Канада уже располагали соответствующими институциональными структурами по защите окружающей среды, гарантирующими эффективную имплементацию экологических норм, тогда как в Мексике такая структура – Офис генерального прокурора по экологической защите (PROFEPA )[50] – была учреждена лишь в связи с вхождением в НАФТА. Офис генерального прокурора по экологической защите осуществляет надзор за соблюдением экологического законодательства с целью воспрепятствования использования территории Мексики в ущерб экологическим стандартам. Образование данного институционального органа в Мексике стало существенным шагом на пути гармонизации законодательства и институциональных основ в сфере защиты окружающей среды трех североамериканских государств.

Соглашение о сотрудничестве в сфере охраны окружающей среды также устанавливает необходимость создания специальной процедуры, направленной на эффективное применение экологического законодательства на территории трех государств[5].

Библиография
1.
Mol, Globalization and Environmental Reform: The Ecological Modernizations of the Global Economy, MIT Press, 2001.
2.
Roncallo, The Political Economy of Space in the Americas: The New Pax Americana, Routledge, 2013.
3.
A. Beaubouef, The Strategic Petroleum Reserve: U.S. Energy Security and Oil Politics, 1975-2005, Texas A&M University Press, 2007.
4.
Barton, Energy security: managing risk in a dynamic legal and regulatory environment, Oxford University Press, 2004.
5.
L. Markell, J. H. Knox, Greening Nafta: The North American Commission for Environmental Cooperation, Stanford University Press, 2003
6.
Romero, Hyperborder: The Contemporary U.S.? Mexico Border and It's Future, Princeton Architectural Press, 2008
7.
Baker, Mexican Energy Sector Reforms Include Foreign Operator’s Participation in E&D, Oil and Gas Journal , February, 2002
8.
Bruce Doern, Canadian Energy Policy and the Struggle for Sustainable Development, University of Toronto Press, 2005
9.
Whitney, C. E. Behrens, Energy: Natural Gas: The Production and Use of Natural Gas, Natural Gas Imports and Exports, EPAct Project, Liquefied Natural Gas (LNG) Import Terminals and Infrastructure Security, The Capitol Net Inc, 2010
10.
G.E. Hale, The Politics of Taxation in Canada, University of Toronto Press, 2002,-403
11.
Gary Clyde Hufbauer, Jeffrey J. Schott, NAFTA: An Assessment (rev. ed.) Peterson Institute, 1993
12.
Hufbauer, G. Clyde, Schott, Jeffrey J., NAFTA revisited: achievements and challenges, Peterson Institute, 2005.
13.
International Business Publications (USA), Mexico Oil and Gas Exploration Laws and Regulation Handbook: Strategic Information and Selected Reglulations, Int'l Business Publications, 2008.
14.
A. McKinney, Created from Nafta: The Structure, Function, and Significance of the Treaty's Related Institutions, M.E. Sharpe, 2000.
15.
B. Ballem, The Oil and Gas Lease in Canada, University of Toronto Press, 2008.
16.
Ch. Brown, A. Knight, The Mexican Petroleum Industry in the Twentieth Century, University of Texas Press, 1992.
17.
J. Selivanova, Regulation of Energy in International Trade Law: WTO, NAFTA and Energy Charter, Kluwer Law International, 2011.
18.
J.A.McKinney, Created from NAFTA: The Structure, Function, and Significance of the Treaty's Related Institutions, M.E. Sharpe, 2000.
19.
Joseph M. Dukert, The Evolution of The North American Energy Market , Policy papers on the Americas, CSIS,vol. X study 6, October 1999.
20.
Bailey, Citizen Participation in Environmental Enforcement in Mexico and the United States: A Comparative Study' (Winter 2004) Georgetown International Environmental Law Review, in http://findarticles.com.
21.
K.E. Percy, Alberta Oil Sands: Energy, Industry and the Environment, Newnes, 2012.
22.
LLC Books, Mexican Law: Political Constitution of the United Mexican States, Abortion in Mexico, Amparo, Capital Punishment in Mexico, General Books, 2010.
23.
Clegg (red), The Future of Natural Gas in the World Energy Market, I.B.Tauris, 2001.
24.
Erkan, International Energy Investment Law: Stability Through Contractual Clauses, Kluwer Law International, 2011.
25.
M. Kene Omalu, Nafta and the Energy Charter Treaty: Compliance With, Implementation and Effectiveness of International Investment Agreements, Kluwer Law International, 1999.
26.
Mexico Energy Intelligence, Energia, Analyst Report S2, august 2001.
27.
National Energy Board, Short term Natural Gas Deliverability from the Western Sedimentary Bassin (2002-2004), Calgary, December 2002.
28.
Ph.T Von Mehren, Cross border trade and investment with Mexico: NAFTA's new rules of the game, Transnational, 1997.
29.
T. K. Ghosh, M. A. Prelas, Energy Resources and Systems: Volume 2: Renewable Resources, Springer, 27, 2011.
30.
United States, Office of Technology Assessment, Congress, U.S. natural gas availability : conventional gas supply through the year 2000, DIANE Publishing.
31.
Z. Alden Smith, K. D. Taylor, Renewable and Alternative Energy Resources: A Reference Handbook, ABC-CLIO, 2008.
32.
С.J. Wilson, Understanding NAFTA in Mexico: Political Attitude Formation in a Changing Economic and Political Environment, University of North Carolina at Chapel Hill, 2001.
33.
Р.А. Курбанов — Снабжение энергоносителями предприятий атомной энергетики и инвестиции в атомную энергетику как отдельные аспекты права ЕС в сфере атомной энергетики//Политика и Общество, №12 – 2012.
34.
Р.А. Курбанов — Основные направления международно-правового сотрудничества ЕС в сфере энергетики//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №4 – 2012.
35.
Р.А. Курбанов — Правовое обеспечение бесперебойности поставок энергоносителей в Европейском Союзе//Политика и Общество, №11 – 2012.
36.
Р. А. Курбанов, С. Н. Бабурин — Правовое регулирование атомной энергетики в ЕС//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №3 – 2012.
37.
Р. А. Курбанов, Т. М. Шамба — Европейский энергетический рынок и защита окружающей среды//Право и политика, №6 – 2012.
38.
Р. А. Курбанов, Т. М. Шамба — Энергетическое право Европейского Союза//Право и политика, №5 – 2012.
39.
Р.А. Курбанов, А.И. Экимов — Правовые аспекты инвестирования в топливно-энергетический комплекс Азербайджанской Республики//Политика и Общество, №6 – 2010.
40.
http://www.neb-one.gc.ca/clf-nsi/rthnb/whwrndrgvrnnc/whwrndrgvrnnc-fra.html
41.
Экспорт нефти из Канады в 3 квартале 2013 г. составил 387 млн. кубометров. См. подробнее http://www.neb-one.gc.ca/clf-nsi/rnrgynfmtn/sttstc/crdlndptrlmprdct/stmtdcndncrdlxprttpdstn-eng.html#s2013
42.
Office National de l’Énergie, « Le marché du gaz naturel au Canada : dynamique des prix », Office National de l’Énergie, nov. 2000.
43.
Office national de l’énergie, Statistiques sur les exportations et importations d’électricité, déc. 2000.
44.
http://www.neb-one.gc.ca/clf-nsi/rnrgynfmtn/sttstc/lctrctyxprtmprt/lctrctyxprtmprt-eng.html
45.
Office national de l’énergie, « Le secteur de l’électricité au Canada : tendances et enjeux », Office national de l’énergie, mai 2001.
46.
Promoting North American Collaboration on Clean Energy and Climate Change. // http://www.iisd.org/climate/north_american/collaboration.asp
47.
http://www.worldtradelaw.net/nafta/CUSFTA.pdf
48.
Регулирование зарубежных инвестиций в сфере энергетики между США и Канадой осуществляется вне Соглашения НАФТА. В Канаде они регулируются уже с 1985 г. Законом об инвестициях ( Investment Canada Act (ICA)), http://www.gazette.gc.ca/gazette/home-accueil-fra.php
49.
Отдельно, между Мексикой и США были созданы Комиссия по приграничному сотрудничеству в сфере экологии (Border Environmental Cooperation Commission), а также Североамериканский банк развития (North American Development Bank). См. подробнее Susan Fletcher & Mary Tiemann, Trade and Environment: GATT and NAFTA, Congressional Research Service, Library of Congress, 1994.
50.
Reglamento Interior de la Secretaría de Desarrollo Social, Diario Oficial de la Federación 4 Jul. 1992; Acuerdo que regula la organización y funcionamiento interno del Instituto Nacional de Ecología y de la Procuraduría Federal de Protección al Ambiente, Diario Oficial de la Federación 17 Jul. 1992.
References (transliterated)
1.
Mol, Globalization and Environmental Reform: The Ecological Modernizations of the Global Economy, MIT Press, 2001.
2.
Roncallo, The Political Economy of Space in the Americas: The New Pax Americana, Routledge, 2013.
3.
A. Beaubouef, The Strategic Petroleum Reserve: U.S. Energy Security and Oil Politics, 1975-2005, Texas A&M University Press, 2007.
4.
Barton, Energy security: managing risk in a dynamic legal and regulatory environment, Oxford University Press, 2004.
5.
L. Markell, J. H. Knox, Greening Nafta: The North American Commission for Environmental Cooperation, Stanford University Press, 2003
6.
Romero, Hyperborder: The Contemporary U.S.? Mexico Border and It's Future, Princeton Architectural Press, 2008
7.
Baker, Mexican Energy Sector Reforms Include Foreign Operator’s Participation in E&D, Oil and Gas Journal , February, 2002
8.
Bruce Doern, Canadian Energy Policy and the Struggle for Sustainable Development, University of Toronto Press, 2005
9.
Whitney, C. E. Behrens, Energy: Natural Gas: The Production and Use of Natural Gas, Natural Gas Imports and Exports, EPAct Project, Liquefied Natural Gas (LNG) Import Terminals and Infrastructure Security, The Capitol Net Inc, 2010
10.
G.E. Hale, The Politics of Taxation in Canada, University of Toronto Press, 2002,-403
11.
Gary Clyde Hufbauer, Jeffrey J. Schott, NAFTA: An Assessment (rev. ed.) Peterson Institute, 1993
12.
Hufbauer, G. Clyde, Schott, Jeffrey J., NAFTA revisited: achievements and challenges, Peterson Institute, 2005.
13.
International Business Publications (USA), Mexico Oil and Gas Exploration Laws and Regulation Handbook: Strategic Information and Selected Reglulations, Int'l Business Publications, 2008.
14.
A. McKinney, Created from Nafta: The Structure, Function, and Significance of the Treaty's Related Institutions, M.E. Sharpe, 2000.
15.
B. Ballem, The Oil and Gas Lease in Canada, University of Toronto Press, 2008.
16.
Ch. Brown, A. Knight, The Mexican Petroleum Industry in the Twentieth Century, University of Texas Press, 1992.
17.
J. Selivanova, Regulation of Energy in International Trade Law: WTO, NAFTA and Energy Charter, Kluwer Law International, 2011.
18.
J.A.McKinney, Created from NAFTA: The Structure, Function, and Significance of the Treaty's Related Institutions, M.E. Sharpe, 2000.
19.
Joseph M. Dukert, The Evolution of The North American Energy Market , Policy papers on the Americas, CSIS,vol. X study 6, October 1999.
20.
Bailey, Citizen Participation in Environmental Enforcement in Mexico and the United States: A Comparative Study' (Winter 2004) Georgetown International Environmental Law Review, in http://findarticles.com.
21.
K.E. Percy, Alberta Oil Sands: Energy, Industry and the Environment, Newnes, 2012.
22.
LLC Books, Mexican Law: Political Constitution of the United Mexican States, Abortion in Mexico, Amparo, Capital Punishment in Mexico, General Books, 2010.
23.
Clegg (red), The Future of Natural Gas in the World Energy Market, I.B.Tauris, 2001.
24.
Erkan, International Energy Investment Law: Stability Through Contractual Clauses, Kluwer Law International, 2011.
25.
M. Kene Omalu, Nafta and the Energy Charter Treaty: Compliance With, Implementation and Effectiveness of International Investment Agreements, Kluwer Law International, 1999.
26.
Mexico Energy Intelligence, Energia, Analyst Report S2, august 2001.
27.
National Energy Board, Short term Natural Gas Deliverability from the Western Sedimentary Bassin (2002-2004), Calgary, December 2002.
28.
Ph.T Von Mehren, Cross border trade and investment with Mexico: NAFTA's new rules of the game, Transnational, 1997.
29.
T. K. Ghosh, M. A. Prelas, Energy Resources and Systems: Volume 2: Renewable Resources, Springer, 27, 2011.
30.
United States, Office of Technology Assessment, Congress, U.S. natural gas availability : conventional gas supply through the year 2000, DIANE Publishing.
31.
Z. Alden Smith, K. D. Taylor, Renewable and Alternative Energy Resources: A Reference Handbook, ABC-CLIO, 2008.
32.
S.J. Wilson, Understanding NAFTA in Mexico: Political Attitude Formation in a Changing Economic and Political Environment, University of North Carolina at Chapel Hill, 2001.
33.
R.A. Kurbanov — Snabzhenie energonositelyami predpriyatii atomnoi energetiki i investitsii v atomnuyu energetiku kak otdel'nye aspekty prava ES v sfere atomnoi energetiki//Politika i Obshchestvo, №12 – 2012.
34.
R.A. Kurbanov — Osnovnye napravleniya mezhdunarodno-pravovogo sotrudnichestva ES v sfere energetiki//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №4 – 2012.
35.
R.A. Kurbanov — Pravovoe obespechenie bespereboinosti postavok energonositelei v Evropeiskom Soyuze//Politika i Obshchestvo, №11 – 2012.
36.
R. A. Kurbanov, S. N. Baburin — Pravovoe regulirovanie atomnoi energetiki v ES//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №3 – 2012.
37.
R. A. Kurbanov, T. M. Shamba — Evropeiskii energeticheskii rynok i zashchita okruzhayushchei sredy//Pravo i politika, №6 – 2012.
38.
R. A. Kurbanov, T. M. Shamba — Energeticheskoe pravo Evropeiskogo Soyuza//Pravo i politika, №5 – 2012.
39.
R.A. Kurbanov, A.I. Ekimov — Pravovye aspekty investirovaniya v toplivno-energeticheskii kompleks Azerbaidzhanskoi Respubliki//Politika i Obshchestvo, №6 – 2010.
40.
http://www.neb-one.gc.ca/clf-nsi/rthnb/whwrndrgvrnnc/whwrndrgvrnnc-fra.html
41.
Eksport nefti iz Kanady v 3 kvartale 2013 g. sostavil 387 mln. kubometrov. Sm. podrobnee http://www.neb-one.gc.ca/clf-nsi/rnrgynfmtn/sttstc/crdlndptrlmprdct/stmtdcndncrdlxprttpdstn-eng.html#s2013
42.
Office National de l’Énergie, « Le marché du gaz naturel au Canada : dynamique des prix », Office National de l’Énergie, nov. 2000.
43.
Office national de l’énergie, Statistiques sur les exportations et importations d’électricité, déc. 2000.
44.
http://www.neb-one.gc.ca/clf-nsi/rnrgynfmtn/sttstc/lctrctyxprtmprt/lctrctyxprtmprt-eng.html
45.
Office national de l’énergie, « Le secteur de l’électricité au Canada : tendances et enjeux », Office national de l’énergie, mai 2001.
46.
Promoting North American Collaboration on Clean Energy and Climate Change. // http://www.iisd.org/climate/north_american/collaboration.asp
47.
http://www.worldtradelaw.net/nafta/CUSFTA.pdf
48.
Regulirovanie zarubezhnykh investitsii v sfere energetiki mezhdu SShA i Kanadoi osushchestvlyaetsya vne Soglasheniya NAFTA. V Kanade oni reguliruyutsya uzhe s 1985 g. Zakonom ob investitsiyakh ( Investment Canada Act (ICA)), http://www.gazette.gc.ca/gazette/home-accueil-fra.php
49.
Otdel'no, mezhdu Meksikoi i SShA byli sozdany Komissiya po prigranichnomu sotrudnichestvu v sfere ekologii (Border Environmental Cooperation Commission), a takzhe Severoamerikanskii bank razvitiya (North American Development Bank). Sm. podrobnee Susan Fletcher & Mary Tiemann, Trade and Environment: GATT and NAFTA, Congressional Research Service, Library of Congress, 1994.
50.
Reglamento Interior de la Secretaría de Desarrollo Social, Diario Oficial de la Federación 4 Jul. 1992; Acuerdo que regula la organización y funcionamiento interno del Instituto Nacional de Ecología y de la Procuraduría Federal de Protección al Ambiente, Diario Oficial de la Federación 17 Jul. 1992.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"