по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Мировая политика
Правильная ссылка на статью:

Центральная Азия как геостратегический проект, обеспечивающий долгосрочные интересы России
Бородин Евгений Анатольевич

доктор экономических наук

101000, Россия, Москва, Москва, Остоженка, 53-2

Borodin Evgenii Anatol'evich

Doctor of Economics

1

Russia, 101000, Moskva, ul. Ostozhenka, d.53-2.

9315891@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

После распада СССР ни одно постсоветское государство не смогло и, скорее всего, самостоятельно не сможет создать самодостаточной, сбалансированной и конкурентоспособной на мировом рынке национальной экономической системы. Более того, постсоветским странам, в том числе государствам Центральной Азии и Российской Федерации, так и не удалось наладить новые экономические связи, которые способствовали бы интенсивному развитию всех отраслей промышленности. Перерабатывающие отрасли промышленности центральноазиатских государств, оказались практически неконкурентоспособными в условиях глобального рынка. Сегодня предприятия стран Центральной Азии и России, связанные с глубокой переработкой сырьевых ресурсов, либо простаивают, либо их загрузка несущественна (по сравнению с советским временем), а новые предприятия практически не вводятся в строй. «На плаву» же остаются главным образом сырьевые отрасли: отрасли ТЭК, горнодобывающая отрасль, производство цветных металлов и т.д., а сами страны в основном ориентируются на экспорт сырья.

Ключевые слова: международные отношения, внешняя политика, евразийское пространство, конфликт, государство, Россия, интересы, ценности, Центральная Азия, интеграция

DOI:

10.7256/2306-4226.2013.3.9090

Дата направления в редакцию:

09-07-2013


Дата рецензирования:

10-07-2013


Дата публикации:

1-9-2013


Abstract.

None of the post-Soviet states have not and probably shall not manage to form a self-sufficient, balanced and globally competitive national economic system after the break-up of the Soviet Union.  Moreover, the post-Soviet states, including the Central Asian states and the Russian Federation, did not manage to develop new economic connections, which could have facilitated intensive development of all of the industrial branches.  The processing industries of the Central Asian states were hardly competitive in the global market.  Currently Russian and Central Asian enterprises in the sphere of raw materials processing are either on stand-by or their work in insufficient amounts (when compared with the Soviet time), and the new enterprises are not introduced.  And it is only the raw material sphere that remains "afloat", such as energy, mining, non-ferrous metals production, etc., while the states are mostly exporting raw materials.

Keywords:

international relations, foreign policy, Eurasian territory, conflict, state, Russia, interests, values, Central Asia, integration

Отсутствие прорывов в развитии перерабатывающей промышленности непосредственно определяет низкую эффективность использования природных ресурсов Центральной Азии и России. Основная норма добавочной стоимости при переработке центральноазиатских и российских ресурсов создается за пределами стран региона и их ключевого экономического партнера – России. В итоге сырьевые отрасли стран Центральной Азии и России преимущественно ориентированы на удовлетворение потребностей внешних, а не национальных производителей.

Более того, в ряде постсоветских государств в ранг национального приоритета возведена задача становления в качестве ведущих мировых поставщиков сырьевых ресурсов, в первую очередь нефти и газа. Важным элементом данной политики выступает диверсификация поставок сырьевых ресурсов на внешние рынки. Вышеуказанная политика может только способствовать консервации экспортно-сырьевой ориентации экономик стран Центральной Азии и России, что в перспективе будет снижать их шансы на полноценное промышленное развитие.

В случае окончательного закрепления за странами Центральной Азии и Российской Федерацией роли сырьевого придатка мирового рынка, они будут вытеснены на периферию глобального развития, не смогут эффективно использовать свои природные ресурсы для комплексного развития национальных экономик. Как представляется, без государственной промышленной политики и тесной координации усилий на межгосударственном уровне (в первую очередь, в системе «РФ-ЦА») невозможно преодоление экспортно-сырьевой ориентации экономик, а, следовательно, невозможно кардинально повысить экономическую эффективность использования природных ресурсов стран Центральной Азии и России.

Экспортно-сырьевая ориентация стран Центральной Азии и России связана еще и с тем, что в данных странах и, прежде всего, в России – стержневом государстве постсоветского пространства – отсутствует государственная промышленная политика, а устойчивая тенденция к ее формированию пока только намечается.

Подобное положение дел во многом определяется влиянием неолиберальных идеологических догм на мышление правящих элит ряда постсоветских стран, в первую очередь – России. Как представляется, неолиберальный экономический курс оказался неспособен решить проблему возрождения перерабатывающих отраслей промышленности и обеспечить эффективное инновационно-промышленное развитие всех стран бывшего СССР. Особенно ясно это стало в условиях мирового финансово-экономического кризиса.

Все это обусловило включение в насущную повестку дня не только «евроинтеграции» России, но и активное продвижение центральноазиатских проектов. Повышенная активность Президента России, сразу после своего избрания на 3-й строк, в Центральной Азии (поездки в Узбекистан, Китай, Кыргызстан, Таджикистан) вполне обоснована, так как стабильность и процветание региона приведет к созданию развитой транспортной инфраструктуры, обеспечивающей связи от Китая до Евросоюза и от Сибири до Индии. Для России крайне выгодна, растущая заинтересованность Китая во взаимодействии с набирающей силу объединенной Европой. Чтобы обеспечить такие связи, России и Китаю в первую очередь необходимо развивать транспортную инфраструктуру с Центральной Азией[1]. Нестабильность в центральноазиатском регионе будет отражаться на всем Евразийском континенте. В виду этого политическое и экономическое сотрудничество с центральноазиатскими странами очень важно для России, которая сейчас как никогда заинтересована в стабильности и последовательном развитии.

Россия имеет отношения с Центральной Азией с древних времен. Возрождение Великого Шелкового пути в новом качестве и будет служить дальнейшему укреплению связей между Россией, Китаем и странами региона.

На стратегическом и геополитическом уровне Центральная Азия является для России своеобразным буфером, который отделяет ее от:

- основной базы международных террористов и наркоторговцев – Афганистана (Центральная Азия традиционно является основным каналом, через который наркотики и террористы проникают в Россию и на Кавказ);

- очагов напряженности в случае дестабилизации обстановки в Пакистане и Иране (США прочно закрепившись в Центральной Азии осуществляют деятельность по созданию «дуги нестабильности», направленной на дестабилизацию обстановки на Юге и Востоке России).

При этом регион Центральная Азия несет для России в себе потенциал интеграции и развития:

- энергетических и транспортных коридоров в сторону Индии, Китая, Пакистана и Турции[2];

- людских ресурсов и научного потенциала Сибири, который может быть применен для развития добывающей и обрабатывающей промышленности Центральной Азии и Сибири, а, следовательно, служить решением вопроса миграционного давления на Россию и занятости в регионе;

- гидроэнергетических ресурсов, в силу все возрастающей энергопотребности и потребности в пресной воде, который может быть применен для создания сильного и независимого Афганистана;

- выхода к теплым морям и Индии, основанном на прочном антиантлантическом паритетном стратегическом союзе с континентальными европейскими и азиатскими державами[3];

- блока Россия – Китай – Индия, который бы обеспечил суверенность и независимость перед все более явной политикой США по созданию «управляемого хаоса» и собственному бессрочному военному присутствию в регионе.

Все это выдвигает на первый план реализацию геополитических интересов России в регионе и уже сейчас диктует необходимость создания геополитической и геостратегической оси, которая свяжет государства с севера на юг и обеспечит новый порядок в Центральной Азии, основанный на взаимной интеграции и освоению мирового экономического пространства геоэкономическими (мягкими) методами.

Россия сегодня представляет собой успешно развивающуюся страну с огромными перспективными возможностями. Но реализация этого потенциала напрямую зависит от ее нынешней способности эффективно отстаивать свои национальные интересы, рассматривая их через призму возможных угроз. Сложность, заключается в том что, основные национальные интересы России находятся вне пределов ее территории, но способны оказать не самое лучшее воздействие на ее общее современное состояние и развитие в будущем.

Центральная Азия находится под серьезным воздействием геоэкономических факторов, способных воспрепятствовать реализации национальных интересов России, в перспективе. В 2011-2012 году налицо попытка США и их союзников дестабилизировать ситуацию на всем протяжении от Африки до Северного Китая, в Египте, Алжире, Ливии, Тунисе, Иране, Сирии. Целью данной дестабилизации является создание препятствий растущим экономикам Китая, Индии, России снижение роли Евросоюза и сохранение роли США как мирового силового арбитра.

При этом необходимо не забывать, что регион Центральная Азия находится под влиянием достаточно сильных и устойчивых этнорелигиозных, родоплеменных, клановых или территориально-общинных идентификаций, как на уровне элит, так и на уровне широких народных масс.

Для России «революции» в Кыргызстане, Египте показали, что характерной особенностью практически всего региона является большая плотность неформальных личных коммуникаций на базаре, на улице, на службе (для России это «сарафанное радио»), благодаря которой любой слух, представляющийся сколько-нибудь достоверным, мгновенно становится всеобщим достоянием и нередко обретает статус истины. Соединяясь с современными информационными технологиями: мобильная связь, INTERNET, SMS, радио и телевидение, данный информационный обмен практически мгновенно может собрать протестующую толпу.

Характерной чертой центральноазиатских стран, также является высокая доля молодежи в общем составе населения, что обусловлено высокой рождаемостью и низкой смертностью, благодаря современному информационному и рекламному буму, молодежь достаточно амбициозна и имеет высокие «европейские» запросы и амбиции[4].

Ситуация усугубляется и нарастающей дифференциацией по уровням социально-экономического развития. Так, наиболее бедные страны (Таджикистан и Кыргызстан) и наиболее динамично развивающиеся (Казахстан и Туркменистан) все дальше расходятся в своих национальных экономических интересах. В результате практически каждая страна начинает выстраивать свои перспективы экономического развития самостоятельно, без оглядки на соседей.

Не способствует процессам укреплению безопасности и продолжающаяся конкуренция между Узбекистаном и Казахстаном за региональное лидерство, что потенциально блокирует возможности долговременного решения спорных проблем самими государствами региона.

Россия в построении архитектуры безопасности на центральноазиатском направлении необходимо исходить из понимания, что на политическую стабильность в регионе оказывает влияние целого ряда как позитивных, так и негативных факторов. Основными из них являются:

- нарастающее участие государств Центральной Азии в процессах глобальной и региональной интеграции;

- обострение проблем обеспечения высоких темпов развития, энергетическими, водными, биологическими, кадровыми и финансовыми ресурсами;

- неоднородность и неравномерность политического, социально-экономического развития, усугубляемая глобальным финансово-экономическим кризисом;

- сохранение в регионе очагов напряженности, территориальных и пограничных споров;

- соперничество внутрирегиональных сил за влияние в Центральной Азии;

- возрастание масштабов угроз сегодняшнего времени, в том числе таких наиболее опасных, как религиозный, национальный экстремизм, организованная преступность, наркотрафик, незаконная миграция и т.д.

Учитывая несопоставимый с российским экономический и технологический потенциал конкурентов (Китая, США), России, исторически считающей Центральную Азию зоной своих интересов, для остановки тенденции дальнейшего снижения российского интеграционного потенциала и потенциала развития, нужна четко сформулированная стратегия, исходящая из геостратегической ситуации во всей Центральной Азии, которую на современном этапе определяют следующие факторы:

1. Россия конкурирует и не является больше безальтернативным стратегическим партнером для совместного развития стран Центральной Азии. Интеграция стран Центральной Азии возможна только во взаимодействии с сильным внешним(ми) партнерами, для динамичной двусторонней интеграции у стран Центральной Азии накопилось слишком много противоречий.

2. Россия не может в должных масштабах и с необходимой эффективностью использовать различные инструменты интеграции, включая финансовую помощь на проведение экономических и политических реформ для противодействия возрастающему влиянию Евросоюза, США, Китая, Турции и Ирана.

3. Россия должна учитывать растущую экономическую мощь Казахстана, экспорт казахского капитала в центральноазиатские государства и соответственно рост политического влияния в региональных отношениях, должна в максимально благоприятном режиме содействовать формированию единой системы межрегиональных транспортных коридоров, обеспечивающих транзит в Европу различных грузов, в том числе казахских углеводородов. Тем самым выстраивая стратегическое партнерство между нашими странами, при этом последовательно вовлекая и другие страны региона.

4. Сложные таджикско-узбекские отношения, связанные с нерешенными геополитическими проблемами; соперничество региональных и внерегиональных сил за энергоресурсы Туркмении; системный кризис в Кыргызстане; сложная социально-экономическая ситуация в Таджикистане; ожидаемая в ближайшей перспективе смена властных элит, в том числе в Казахстане; демографическая проблема Ферганской долины; высокие темпы внешней миграции трудоспособного населения; реальная перспектива эскалации афганского конфликта требуют опережающего роста влияния России на пространстве Центральной Азии на основе ясно сформулированной стратегии в отношении всего региона Центральной Азии. Только это позволит купировать наблюдаемое снижение ее международного веса, что неприемлемо с позиции защиты и отстаивания национальных интересов.

5. России нужна последовательная политика в отношении урегулирования ситуации в Афганистане, которая отвечала бы интересам ее партнеров в центроазиатском регионе и тем самым способствовала бы эффективному взаимодействию. Подобная политика должна строиться на создании в Афганистане сильного и независимого государства способного предложить афганскому населению альтернативные наркопроизводству и терроризму проекты занятости и достойной жизни.

6. России необходимо учитывать долговременный рост конфликтного потенциала в Центральной Азии из-за нарастающего водного кризиса и связанных с ним проблем обеспечения продовольственной безопасности. Решение данных вопросов является стратегически важным для государств региона, а непоследовательность, переменчивость позиции России в освоение гидроэнергетических ресурсов трансграничных рек региона, вызывают серьезные опасения, как со стороны государств низовья, так и верховья рек Амударьи и Сырдарьи, которые полагают, что в будущем Россия рассчитывает занять позицию арбитра, позволяющую диктовать пути разрешения споров и конфликтов, в том числе инициируемых и самой Россией в своих геополитических интересах[5]

7. Россия способна обеспечить региональное сотрудничество, которое, по оценкам экспертов Всемирного банка, может привести к росту ВВП стран Центральной Азии на уровне от 50 до 100% и росту среднедушевых доходов населения на уровне 100% в течение ближайших 10 лет[6].

Россия, исходя из собственных национальных интересов, стремится восстановить свое влияние на пространстве бывшего СССР. Рассмотренное ранее показывает, что южные границы России и состояние этого региона, способно оказать всяческое влияние на перспективы самой России ее целостности. Положение республик Центральной Азии таково, что Россия имела и будет здесь иметь свои долгосрочные интересы:

1. Политическая стабильность. Страны Центральной Азии, имеющие характерные черты авторитарных режимов, а, следовательно, и свою собственную оппозицию, которая при участии внешних сил может устроить очередную «цветную революцию». Но центральноазиатский регион не должен быть испытательным полигоном для подобных ускоренных экспериментов, если даже местной оппозицией движет благородное стремление установить демократические режимы с соответствующими правами и свободами. Практика цветных революциях по всему миру показывает, что смена власти реально не приносит улучшения положения населению, а используется для реализации тех или иных геополитических планов. Россия заинтересована в том, чтобы в Центральной Азии сформировались стабильные политические режимы светского характера. Демократия должна естественно вызреть, «прижиться», без информационного зомбирования или административных приказов, через постепенное формирование основ правовых государств, а для этого нужен определенный период времени.

2. Снижение радикальной исламизации региона. Россия поддерживает традиционный для Центральной Азии ислам и исламскую культуру, как на своей территории, так и за ее пределами. Однако опасность прихода к власти фундаменталистов реально существует и, прежде всего, в Узбекистане, Таджикистане и Кыргызстане. События конца XX века (вылазки вооруженных формирований радикальных исламистов) показали, что нельзя недооценивать опасность исламского фактора. А с учетом возрастающего распространения в регионе идей ваххабизма (движения «Хиз-Бут Тахрир» и подобных), противостояние этому направлению с каждым днем приобретает особую актуальность.

3. Контроль за наркотрафиком и организованной преступностью. Бесконтрольное продвижение и распространение наркотиков несут реальную угрозу интересам не только России, но и республикам Центральной Азии и странам Европы. Эта острая проблема всегда была и остается актуальной, поскольку, за последние годы производство наркотиков афганского происхождения в значительной мере возросло. Главный маршрут продвижения «белой смерти» из Афганистана проложен через территории республик Центральной Азии, которые не имеют достаточных сил и средств самостоятельно поставить надежный заслон масштабной транспортировке наркотических средств.

4. Безопасность этнических россиян. За последние годы, по различным причинам, из Центральной Азии мигрировало огромное число русскоязычного населения. Тем не менее, их количество еще остается достаточно большим. Поэтому задача по обеспечению безопасности этих республик является и российской задачей, поскольку обеспечивает безопасность и этнических россиян, а для современной России, с ее демографическим положением, это очень важно.

5. Миграция населения. Несмотря ни на что, миграционный поток из республик Центральной Азии в Россию не уменьшается и это нормальный процесс. Сегодня российское государство действительно нуждается в трудовых мигрантах в силу сложившейся демографической ситуации, тем более что основной контингент переселенцев – представители русскоязычного населения и народов Центральной Азии, имеющие общую с Россией историю, жизненный уклад, традиции и им намного легче адаптироваться в современной России. Однако для России актуален вопрос строгого регулирования миграционного процесса. В регионах сегодняшней России существует различный уровень занятости населения, где-то имеется переизбыток рабочей силы, а где-то остро ощущается дефицит рабочих рук. Поэтому, государство должно всегда иметь ясную картину – какие специалисты затребованы, в каких отраслях, в каких регионах, в каком количестве и т.д. «Перенагрев» рынка труда излишними специалистами может негативно повлиять на межнациональные отношения в России, создавая нежелательное социальное напряжение и политические конфликты в регионах.

6. Энергетическая безопасность. Энергетический рынок Центральный Азии интересен для России, прежде всего, своей инфраструктурой выхода на рынки Китая и Индии. Помимо этого, возрождение существовавшей в СССР кооперации в энергетической сфере и обеспечение водно-энергетического баланса имеет стратегическое и общенациональное значение для всех государств региона. Помимо этого необходимо широкое сотрудничество в добычи транспортировки и переработки природных ресурсов, страны Центральной Азии имеют уникальную возможность осуществить полную кооперацию в данном вопросе, так как они «обладают многосторонней взаимодополняемостью: Россия располагает энергетическими ресурсами и развитой научно-технической базой, страны Центральной Азии – природными ископаемыми и ресурсоемкими производствами, Китай – трудовыми ресурсами»[7].

7. Торговля и развитие транспортных систем. Для динамично развивающейся российской промышленности вопрос открытости рынков сбыта и сырья – вопрос номер один. На центральноазиатский рынок из России поступает, в основном, готовая продукция, а назад идет продукция сельского хозяйства и сельхозсырье. Здесь наблюдается обоюдный, взаимовыгодный интерес, как российский, так и республик Центральной Азии. Но широкая торговля предполагает максимальное использование транспортной инфраструктуры и развитие транспортных систем. Поэтому, не случайно, одним из главных приоритетов в формировании Единого Экономического Пространства в рамках ЕвроАзЭС является создание Таможенного Союза, который предполагает модернизацию транспортных коммуникаций, связывающих государства-участников.

В данной связи для России особо важно обеспечение безопасных путей транзита через Центральную Азию в Китай, Индию и другие страны.

Можно констатировать, что для России Центральная Азия – одно из важнейших направлений внешней безопасности на юге. Кроме того, со странами Центральной Азии Россия тесно связана не только экономическими, но и миграционными движениями, общим прошлым. Многие годы Россия стремилась проводить здесь более активную политику, пытаясь использовать относительно новые способы продвижения собственного влияния, такие как ОДКБ, ЕвроАзЭС и ШОС.

Библиография
1.
Парамонов В. Формирование геополитической ситуации в Центральной Азии – внешние факторы // Центральная Азия и Кавказ. 2000. – №1(7).
2.
Суюнубаев М.Н. ШОС: Пределы роста. – Бищкек, 2007. – C. 19.
3.
Дугин А. Законы Большого Пространства Указ. Соч – С. 436.
4.
Кургинян С. Политическое цунами. Аналитика событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке / С.Кургинян, Ю.Бялый, А.Кудинова, И.Кургинян, В.Новиков, В.Овчинский, М.Подкопаева, М.Рыжова. – М.: МОФ ЭТЦ, 2011.
5.
Перспективы регионального сотрудничества в Центральной Азии. http://www.easttime.ru/analitic/1/289.html
6.
Всемирный банк прогнозирует замедление темпов роста мировой экономики, что повлияет на состояние экономик развивающихся стран http://www.worldbank.org/eca/russian/
7.
Пань Гуан. К вопросу об эффективном стимулировании экономического сотрудничества в рамках ШОС // Цюши (Тенденция). – 2006. – № 9.
8.
Манойло А.В. Ценностные основы управления межцивилизационными конфликтами: российская модель. // Вестник Моск. ун-та. Серия 12. Политические науки. – 2012.-№3. – С. 89-92.
9.
Манойло А.В. Иран и США: сложная игра с многовариантным результатом. // Национальная безопасность. – 2012.-№2. – С. 88-95.
10.
С. А. Николаев Внешняя политика США в Центральной Азии: соотношение интересов и ценностей // Международные отношения.-2012.-1.-C. 68-71.
11.
Бочарников И.В. О государственной идеологии России // Международные отношения.-2013.-1.-C. 22-27. DOI: 10.7256/2305-560Х.2013.01.3.
12.
Пантелеев О.Е. Российская государственность и интеграционные процессы на Евразийском пространстве // Международные отношения.-2013.-1.-C. 31-36. DOI: 10.7256/2305-560Х.2013.01.5.
13.
А. Я. Нейматова Формирование позитивного имиджа государства в деятельности МИД России // Международные отношения.-2012.-1.-C. 106-117.
14.
Манойло А.В. Ценностные основы управления межцивилизационными конфликтами: российская модель // NB: Международные отношения.-2012.-1.-C. 32-43. DOI: 10.7256/2306-4226.2012.1.279. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_279.html
15.
Смбатян А.С. Первое решение Суда евразийского экономического сообщества – в копилку авторитета//Право и политика, №12-2012
16.
Холов И. А. Евразийский Союз, проблемы и перспективы развития//Право и политика, №5-2012
17.
Тарасенко В.Г. Подход к интерпретации российской-евразийской цивилизации сквозь призму времени//Политика и Общество, №12-2012
18.
Курмангужин Р. С. Из истории разработки казахстанской государственной программы «Путь в Европу»//Право и политика, №2-2012
19.
Хренов Н. А. Синтез Запада и Востока как культурологическая проблема//Культура и искусство, №1-2012
20.
Назмутдинов Б. В. Идейно-исторические основы политических и правовых взглядов евразийцев//Право и политика, №9-2011
21.
Гайкин В. А. Геополитика евразийского пространства и проект “Туманган”//Национальная безопасность / nota bene, №7-2010
22.
Акилова М.М. Современное евразийство и Таджикистан: часть и целое//Политика и Общество, №6-2010
23.
Ремезова Н.А. Предпосылки формирования евразийской интеграционной группировки//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №1-2010
24.
Ярошкина М.Е. Роль России в развитии интеграционных процессов в Центральной Азии в рамках ЕврАзЭС//Политика и Общество, №2-2010
25.
Тютюрюков Н.Н., Тютюрюков В.Н. — Казахстан-налоговая лаборатория ЕврАзЭС//Налоги и налогообложение, №1-201
References (transliterated)
1.
Paramonov V. Formirovanie geopoliticheskoi situatsii v Tsentral'noi Azii – vneshnie faktory // Tsentral'naya Aziya i Kavkaz. 2000. – №1(7).
2.
Suyunubaev M.N. ShOS: Predely rosta. – Bishchkek, 2007. – C. 19.
3.
Dugin A. Zakony Bol'shogo Prostranstva Ukaz. Soch – S. 436.
4.
Kurginyan S. Politicheskoe tsunami. Analitika sobytii v Severnoi Afrike i na Blizhnem Vostoke / S.Kurginyan, Yu.Byalyi, A.Kudinova, I.Kurginyan, V.Novikov, V.Ovchinskii, M.Podkopaeva, M.Ryzhova. – M.: MOF ETTs, 2011.
5.
Perspektivy regional'nogo sotrudnichestva v Tsentral'noi Azii. http://www.easttime.ru/analitic/1/289.html
6.
Vsemirnyi bank prognoziruet zamedlenie tempov rosta mirovoi ekonomiki, chto povliyaet na sostoyanie ekonomik razvivayushchikhsya stran http://www.worldbank.org/eca/russian/
7.
Pan' Guan. K voprosu ob effektivnom stimulirovanii ekonomicheskogo sotrudnichestva v ramkakh ShOS // Tsyushi (Tendentsiya). – 2006. – № 9.
8.
Manoilo A.V. Tsennostnye osnovy upravleniya mezhtsivilizatsionnymi konfliktami: rossiiskaya model'. // Vestnik Mosk. un-ta. Seriya 12. Politicheskie nauki. – 2012.-№3. – S. 89-92.
9.
Manoilo A.V. Iran i SShA: slozhnaya igra s mnogovariantnym rezul'tatom. // Natsional'naya bezopasnost'. – 2012.-№2. – S. 88-95.
10.
S. A. Nikolaev Vneshnyaya politika SShA v Tsentral'noi Azii: sootnoshenie interesov i tsennostei // Mezhdunarodnye otnosheniya.-2012.-1.-C. 68-71.
11.
Bocharnikov I.V. O gosudarstvennoi ideologii Rossii // Mezhdunarodnye otnosheniya.-2013.-1.-C. 22-27. DOI: 10.7256/2305-560Kh.2013.01.3.
12.
Panteleev O.E. Rossiiskaya gosudarstvennost' i integratsionnye protsessy na Evraziiskom prostranstve // Mezhdunarodnye otnosheniya.-2013.-1.-C. 31-36. DOI: 10.7256/2305-560Kh.2013.01.5.
13.
A. Ya. Neimatova Formirovanie pozitivnogo imidzha gosudarstva v deyatel'nosti MID Rossii // Mezhdunarodnye otnosheniya.-2012.-1.-C. 106-117.
14.
Manoilo A.V. Tsennostnye osnovy upravleniya mezhtsivilizatsionnymi konfliktami: rossiiskaya model' // NB: Mezhdunarodnye otnosheniya.-2012.-1.-C. 32-43. DOI: 10.7256/2306-4226.2012.1.279. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_279.html
15.
Smbatyan A.S. Pervoe reshenie Suda evraziiskogo ekonomicheskogo soobshchestva – v kopilku avtoriteta//Pravo i politika, №12-2012
16.
Kholov I. A. Evraziiskii Soyuz, problemy i perspektivy razvitiya//Pravo i politika, №5-2012
17.
Tarasenko V.G. Podkhod k interpretatsii rossiiskoi-evraziiskoi tsivilizatsii skvoz' prizmu vremeni//Politika i Obshchestvo, №12-2012
18.
Kurmanguzhin R. S. Iz istorii razrabotki kazakhstanskoi gosudarstvennoi programmy «Put' v Evropu»//Pravo i politika, №2-2012
19.
Khrenov N. A. Sintez Zapada i Vostoka kak kul'turologicheskaya problema//Kul'tura i iskusstvo, №1-2012
20.
Nazmutdinov B. V. Ideino-istoricheskie osnovy politicheskikh i pravovykh vzglyadov evraziitsev//Pravo i politika, №9-2011
21.
Gaikin V. A. Geopolitika evraziiskogo prostranstva i proekt “Tumangan”//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №7-2010
22.
Akilova M.M. Sovremennoe evraziistvo i Tadzhikistan: chast' i tseloe//Politika i Obshchestvo, №6-2010
23.
Remezova N.A. Predposylki formirovaniya evraziiskoi integratsionnoi gruppirovki//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №1-2010
24.
Yaroshkina M.E. Rol' Rossii v razvitii integratsionnykh protsessov v Tsentral'noi Azii v ramkakh EvrAzES//Politika i Obshchestvo, №2-2010
25.
Tyutyuryukov N.N., Tyutyuryukov V.N. — Kazakhstan-nalogovaya laboratoriya EvrAzES//Nalogi i nalogooblozhenie, №1-201
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"