Статья 'Проблемы реализации интеррегиональной политики ЕС на азиатском направлении' - журнал 'Мировая политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Мировая политика
Правильная ссылка на статью:

Проблемы реализации интеррегиональной политики ЕС на азиатском направлении

Урюпина Алиса Эдуардовна

Специалист по учебно-методической работе, МГИМО МИД РФ

119454, Россия, г. Москва, пр. Вернадского, 76

Uryupina Alisa Eduardovna

Teaching and learning specialist, Moscow State Institute of International Relations

76 Vernadsky Ave., Moscow, 119454, Russia

uryupina2010@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8671.2022.4.38967

EDN:

EZSCDV

Дата направления статьи в редакцию:

17-10-2022


Дата публикации:

30-12-2022


Аннотация: Интеррегионализм занимает важное место во внешней политике Европейского союза, ведь посредством его ЕС стремится расширить свое присутствие в различных регионах мира и экспортировать свои нормы, взгляды и ценности. Не исключение и перспективный, быстро развивающийся азиатский регион. Данная статья посвящена изучению процесса выстраивания интеррегиональной политики Европейским союзом на азиатском направлении, а именно с крупнейшим в регионе региональным объединением – Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Целью данного исследования выступает выявление основных факторов, тормозящих выстраивание эффективного сотрудничества между регионами, а также создание зоны свободной торговли (ЗСТ).     Основным выводом данного исследования является то, что существуют ряд препятствий на пути к созданию межконтинентальной зоны свободной торговли ЕС-АСЕАН, которые в значительной степени влияют на отношения между региональными группировками. Во-первых, это практика заключения двусторонних соглашений, применяемая в качестве выстраивания плацдарма для будущей ЗСТ. С отдельными странами, а именно с Сингапуром и Вьетнамом уже были успешно подписаны двусторонние соглашения, однако с другими странами-участницами АСЕАН возникают противоречия как экономического, так и политического характера. Во-вторых, существующая конкуренция с Китаем и США за влияние в регионе, сдерживает попытки ЕС к проведению своей интеррегиональной политики.


Ключевые слова:

Европейский союз, АСЕАН, Интеррегионализм, РВЭП, АСЕМ, Транстихоокеанское партнерство, трансрегионализм, Зона свободной торговли, интеррегиональное сотрудничество, двустороннее партнерство

Abstract: Interregionalism occupies an important place in the foreign policy of the European Union, because through it the EU seeks to expand its presence in various regions of the world and export its norms, views and values. The promising, rapidly developing Asian region is no exception. This article is devoted to the study of the process of building an inter–regional policy by the European Union in the Asian direction, namely with the largest regional association in the region - the Association of Southeast Asian Nations (ASEAN). The purpose of this study is to identify the main factors hindering the building of effective cooperation between the regions, as well as the creation of a free trade zone (FTA). The main conclusion of this study is that there are a number of obstacles to the creation of the EU-ASEAN intercontinental free trade area, which significantly affect the relations between regional groupings. Firstly, it is the practice of concluding bilateral agreements, used as a springboard for the future FTA. Bilateral agreements have already been successfully signed with individual countries, namely Singapore and Vietnam, but contradictions of both an economic and political nature arise with other ASEAN member countries. Secondly, the existing competition with China and the United States for influence in the region hinders the EU's attempts to pursue its inter-regional policy.



Keywords:

European Union, ASEAN, Interregionalism, Regional Comprehensive Economic Partnership (RCEP), Asia-Europe Meeting, Trans-Pacific Partnership, transregionalism, Free trading zone, interregional cooperation, bilateral partnership

В настоящее время Европейский союз (ЕС) и Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) являются двумя наиболее успешными региональными организациями в мире. ЕС представляет собой региональный механизм, вовлечённый во взаимодействие практически со всеми регионами мира, развивающий как интеррегиональные (с другими региональными группировками), так и трансрегиональные (с отдельными государствами) связи. Он и на сегодняшний день остается сильным игроком на международной арене, в торговле, сотрудничестве в области развития, продвижении региональной интеграции, демократии и также в политике безопасности. Интеррегионализм является инструментом осуществления внешней политики ЕС, ведь посредством его ЕС экспортирует свои нормы и ценности по всему миру и расширяет свое присутствие в мировом пространстве. В свою очередь и АСЕАН немало продвинулась в выстраивании интеррегиональных связей. На сегодняшний день АСЕАН установила связи с такими региональными группировками как Сообщество государств Латинской Америки и Карибского бассейна (СЕЛАК), Общий рынок стран Южного Конуса (МЕРКОСУР), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Ассоциация регионального сотрудничества стран Южной Азии (СААРК), Организация экономического сотрудничества (ОЭС), Совет сотрудничества стран Персидского залива (ССАГПЗ). Регион Юго-Восточной Азии представляет большой интерес для ЕС, как в экономическом, так и в геополитическом плане. Рассматривая осуществление интеррегиональной политики ЕС в ЮВА, прежде всего следует отметить что понимают под понятием интеррегионализм.

Проблемы интеррегионального и шире – трансрегионального сотрудничества с каждым годом привлекают все больше и больше внимания как зарубежных, так и российских исследователей. Одной из первых и фундаментальных работ, раскрывающих понятие интеррегионализм, а также исследование его основных черт, является монография «Interregionalism and International Relations» Ральфа Роллофа, Хайнера Хэннги и Юргена Рюлланда. Исследователи предприняли первые попытки проанализировать интеррегионализм как международную стратегию. Также они наиболее подробно классифицировали интеррегионализм по типам вовлеченных субъектов: отношения между региональной организацией и отдельным государством другого региона, отношения между двумя региональными интеграционными группами, отношения между региональной организацией/форумом и региональной интеграционной группой, отношения между группами государств и интеграционной группой и отношения между отдельными государствами из разных регионов мира [27]. Юрен Рюлланд в своих работах разграничивает понятия трансрегионализма и интеррегионализма. Он рассматривает интеррегионализм как процесс налаживания связей именно между двумя региональными объединениями, а процесс трансрегионализации характеризует как сотрудничество не только с региональными интреграционными объединениями, но и с отдельными государствами. По его мнению, интеррегионализм проявляется в сотрудничестве таких региональных объединений как АСЕАН – ЕС, ЕС- МЕРКОСУР. Для трансрегиональных объединений в свою очередь характерно учреждение общих институтов, форумов, общей идентичности и стремление к консолидации в качестве международного актора. Примером таких объединений может быть, Саммит Азия –Европа, АТЭС [36].

Среди российских исследователей, уделяющих внимание явлению интеррегионализма необходимо отметить работы Д.А. Кузнецова, посвященные осмыслению трансрегионализма как феномена мировой политики [6], проблемам терминологии и концептуализации данного явления [5], а также его связи с мегатрендами мировой политики [4]. В работе «Трансрегионализм — новый феномен мировой политики» Д.А. Кузнецов и М.М. Лебедева выделяют три типа трансрегиональных связей, где первый тип – интеррегионализм (или межрегионализм). Авторы понимают его как связь двух интеграционных объединений или интеграционного образования с отдельным государством [6].

Так, изучая интерегионализм ЕС с ЮВА следует отметить, что чистый интеррегионализм, как процесс налаживания связей именно между двумя региональными объединениями [36], наблюдается только в формате сотрудничества ЕС - АСЕАН. Также, существует трансрегиональный формат диалога в рамках Форума Азия – Европа (АСЕМ), представляющий собой сетевой транстрегионализм (формат отношений между региональными интеграционными группами, отдельными государствами и группами государств, представляющих разные регионы [4]). Взаимоотношения АСЕАН с ее партнерами по диалогу в Азиатско-Тихоокеанском регионе в рамках Регионального форума АСЕАН, саммитов Азия – Европа (АСЕМ) определяют их активное участие в строительстве нового мирового порядка.

Целью данной статьи является выявление особенностей интеррегионального взаимодействия между ЕС и АСЕАН, а также выделение основных факторов, препятствующих успешному интеррегиональному сотрудничеству.

Исторические предпосылки к формированию интеррегионального сотрудничества ЕС - АСЕАН

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии или АСЕАН – одна из первых региональных организаций в Восточной Азии, созданная в 1967 году с подписанием Бангкокской декларации. С момента создания Ассоциации, в ее состав вошли Сингапур, Индонезия, Малайзия, Филиппины, Таиланд (с 1967 г.), в последствии происходило ее расширение: Бруней (1984 г.), Вьетнам (1995 г.), Лаос, Мьянма (1997 г.) и Камбоджа (1999 г). Данный интеграционный проект является уникальным по своей сути, так как представляет собой особую форму регионального строительства, которая различными исследователями определяется как «мягкий», «открытый» регионализм или «путь АСЕАН» [7]. Принципы суверенного равенства, невмешательства во внутреннюю политику других государств, социальная гармония и экономическое процветание создают основу собственного подхода АСЕАН к региональному сотрудничеству. Следует отметить, что такая модель интеграции отличается от той, что складывалась в ЕС. АСЕАН состоит из стран различных по своей социально-экономической и культурно-исторической структуре. В странах-участницах существует сильный разрыв между уровнем их развития, когда в ЕС этот разрыв минимален. Что касается политического аспекта, степень развития демократических институтов и уровень политической осведомленности в странах также значительно различаются. В АСЕАН степень внутренней консолидации и интеграции во много раз меньше чем в ЕС, но благодаря этому страны ЮВА имеют больше свободы в осуществлении своей внешнеполитической повестки [10]. Также в отличии от ЕС формат АСЕАН не подразумевает политической интеграции и не предусматривает делегирование полномочий государств на наднациональный уровень [9].

Идея о начале тесного сотрудничества с ЕС (на тот момент еще ЕЭС) появилась в 1971 г. на IV встрече министров иностранных дел АСЕАН, что было обусловлено рядом политических и экономических причин. Прежде всего для стран АСЕАН была привлекательная идея обретения новых рынков сбыта и выгодных условий участия в европейской генерализированной системе преференций в торговле с развивающимися странами, а также развитие связей с ЕЭС могло бы уравновесить традиционное американское и возрастающее после 1970-х годов японское влияние в ЮВА. Для реализации поставленных целей в 1972 г. был создан Специальный координационный комитет, с чего и началась история межрегионального сотрудничества двух региональных группировок. Толчок к более тесному сотрудничеству организаций на тот момент дал нефтяной кризис 1973г. и 1979 г. когда страны столкнулись с замедлением экономического роста и спадом производства. С 1977 года взаимодействие начало проходить на уровне диалогового партнерства, проводились межминестерские встречи. На II межминистерской встрече в Куала-Лумпуре, в 1980 году было подписано Соглашение о сотрудничестве между АСЕАН и ЕЭС, где провозглашался принцип равноправного сотрудничества, а также уделялось внимание вопросам развития экономики. На базе данного соглашения создавался Совместный комитет по сотрудничеству задачей которого было создать исполнительные органы партнерства. Так, в последствии был организован ряд форматов интеррегионального сотрудничества: встречи министров двух организаций, встречи высших должностных лиц, Деловой совет, деловые саммиты, рабочие группы и другие форматы.

После окончания холодной войны сотрудничество приобрело выраженную политико-идеологическую окраску. Западные страны поддерживали и продвигали идею «демократического мира» что вызвало непринятие в станах АСЕАН и понималось как навязывание новых правил игры, что послужило охлаждению отношений. Только в 1994 года наметилось сближение блоков, была проведена ХI встреча министров иностранных дел стран ЕС и АСЕАН, на которой стороны наметили новые пути сотрудничества, а ЕС в свою очередь признали особенности политической культуры стран АСЕАН [18]. В 2003 году Еврокомиссия выпустила новое обращение под названием «Новое партнерство с Юго-Восточной Азией», отражающее обновлённый подход к партнерству с со странами ЮВА. Оно предполагало более гибкие отношения, использование многосторонних и двусторонних связей принимая во внимание различия в политическом и социально-экономическом развитии.

В новом обращении указаны шесть приоритетных направлений сотрудничества, а также описаны действия которые помогут в развитии и улучшении отношений ЕС со странами АСЕАН: 1) поддержка региональной стабильности и борьба с терроризмом 2) построение партнерских отношений на основе конструктивного диалога, поощрения развития демократических принципов и эффективной поддержки 3) содействие решению внутренних проблем в странах ЮВА, в частности по вопросам миграции, торговли людьми, отмыванию денег, пиратства, организованной преступности и наркотиков 4) развитие торговых и инвестиционных отношений между регионами путем реализации трансрегиональной инициативы ЕС-АСЕАН с дальнейшим подписанием соглашения о свободной торговле 5) поддержка развития менее развитых стран АСЕАН, таких как ЛАОС, Камбоджа, Вьетнам, помощь в борьбе с голодом и бедностью, улучшение систем здравоохранения, образования и охраны окружающей среды 6) активизация диалога и сотрудничества в рамках общерегиональных секторальных программ, что поспособствует оживлению отношений ЕС с Юго-Восточной Азией [17].

В 2007 году в Нюрберге была принята Декларация об углубленном партнерстве в основу которой легли приоритеты сотрудничества из сообщения Еврокомиссии 2003 года, что ознаменовало переход к всестороннему и комплексному сотрудничеству. Другим важнейшим документом в развитии отношений ЕС-АСЕАН стала Бангкокская декларация об активизации глобального партнерства АСЕАН и ЕС ради достижения стратегических целей 2016 года [15]. В данном документе делается акцент на важности общих ценностей и интересов, таких как принципы взаимного уважения независимости, суверенитета, равенства для всех государств и в том числе принципы Устава ООН, международного права и Договора о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии, которые связывают два региона в долгосрочном интеграционном партнерстве. Также упоминается прогресс, достигнутый в улучшении отношений между АСЕАН и ЕС, посредством создания специальной миссии ЕС в АСЕАН, и прогресс в коллективном противодействии общим вызовам и угрозам.

Альтернативные формы сотрудничества между ЕС и АСЕАН

Между ЕС и АСЕАН на регулярной основе функционируют специализированные программы взаимодействия. Например, расширенная программа поддержки региональной интеграции с АСЕАН со стороны ЕС - The ASEAN Regional Integration Support by the EU (ARISE PLUS). Данная программа разработана на 4 года с 2017 по 2022 гг. содействия экономической интеграции. ARISE Plus состоит из 4 компонентов: 1) повышение прозрачности законодательства и регулирования в области торговли, 2) повышение стандартов в области здравоохранения и агропродовольственном секторе и их регулирование, 3) помощь в создании благоприятных условий для трансграничных перевозок, 4) помощь в освоении систем оценки и мониторинга динамики интеграции.

Расширенный диалоговый инструмент взаимодействия между ЕС и АСЕАН (Enhanced ASEAN Regional Integration Support from EU - E-READI) еще одна немаловажная программа, содействующая развитию интеграции, путем обмена знаниями и опытом в сферах, представляющих общие интересы. Длительность программы - 8 лет с 2016 по 2024 гг. Помимо содействия диалогу политических деятелей стран-участниц данных организаций, программа направлена на развитие диалога с гражданским обществом, частным сектором и другими соответствующими заинтересованными сторонами в различных областях политики. С помощью программы оказывается организационная и материально-техническая поддержка официальных встреч в рамках диалога ЕС-АСЕАН. Также, в рамках реализации программы экспертами могут быть подготовлены исследования и анализ по вопросам взаимодействия.

В сфере образования успешно функционирует инициатива под названием EU Support to Higher Education in ASEAN Region – EU SHARE. Программа рассчитана на период с 2014 по 2019 гг., но в последствии была продлена до 2022 года. Главной целью данного проекта является укрепление регионального сотрудничества, повышение качества, конкурентоспособности и интернационализации высшего образования в странах АСЕАН. В основе программы заложены 6 основных целей: 1) поддержка АСЕАН в создании сильной и более конкурентоспособной образовательной среды, 2) сокращение в уровне развития среди стран АСЕАН, в частности Камбоджи, Лаоса, Мьянмы и Вьетнама, 3) внедрение европейского опыта в области образования (Bologna Process, European Higher Educational Area, Erasmus and ECTS), 4) создание платформы взаимодействия «policy-university-students» на базе региональных высших учебных заведений, 5) содействие развитию конкурентоспособности всех стран-участниц АСЕАН, 6) поддержка укрепления идентичности в странах АСЕАН среди будущих поколений выпускников высших учебных заведений через региональную мобильность.

Важно отметить что сотрудничество ЕС – АСЕАН стало основой для формирования глобального форума «Азия-Европа» (ASEM) [29]. АSEM - это открытый неформальный диалог, в рамках которого страны-участницы взаимодействуют в области политики, финансово-экономической и социально-культурной сферах. Встречи глав государств и правительств проводятся раз в два года поочередно в азиатских и европейских странах. Кроме того, министры и высокопоставленные должностные лица ASEM также встречаются в рамках отраслевых диалогов. Создание ASEМ рассматривают с различных точек зрения, так, например, реалисты склонны рассуждать об этом в контексте баланса сил. Они полагают что возникновение Форума, а именно участие в нем ЕС напрямую связано с глобальными изменениями в мировой экономике и балансом в глобальной триаде ЕС-Азия-США [35]. Для Европы включение в диалог таких успешных экономик как Китай, Япония и Южная Корея было очень привлекательным, кроме того желание Европы создать такого рода объединение было мотивировано затяжным экономическим спадом и риском к экономической и политической изоляции [34]. А для стран АСЕАН участие в Форуме было серьезным шансом на выражение своих интересов в более глобальном масштабе. Тем самым АSEM становился инструментом, позволяющим уравновесить меняющуюся геополитическую обстановку. Первоначальное партнерство АСЕМ в 1996 году состояло из 15 государств-членов ЕС, 7 государств-членов АСЕАН, Китая, Японии, Кореи и Европейской комиссии. Сегодня в АСЕМ входят 53 партнера : 30 европейских и 21 азиатская страна, Европейский Союз и Секретариат АСЕАН. Рабочий орган АСЕМ представляет собой регулярные заседания старших должностных лиц, а координаторы от европейской и азиатской группы руководят деятельностью АСЕМ. Для реализации проектов в гуманитарной и культурной сферах был создан Фонд «Азия-Европа» (АСЕФ), который является постоянно действующим органом объединения. Важной частью сотрудничества является Asia-Europe Parlamentery Partnership (АСЕП), встречи которого проводятся в формате пленарных заседаний и круглых столов согласно повестке дня. Следует отметить тот факт, что взаимодействие АСЕАН – ЕС по линии Форума Азия-Европа следует расценивать как сетевой трансрегионализм в котором Евросоюз и АСЕАН являются структурообразующими элементами [29]. Взаимодействие между ЕС и АСЕАН является примером интеррегионализма, в то время как сотрудничество в рамках форума «Азия – Европа» представляет собой пример трансрегионализма так как оно включает в себя диалог региона с отдельными странами-участницами данной организации.

Факторы, препятствующие успешному интеррегиональному сотрудничсетву ЕС в ЮВА

Несмотря на активное взаимодействие и сотрудничество ЕС и АСЕАН по ряду политических и экономических причин сторонам не удалость создать общую зону свободной торговли, тем не менее эти попытки означают стремление блоков искать источники развития и роста, а также стремление ЕС укрепить свои позиции и выступать связующим звеном глобальной экономической триаде – Северная Америка, Европа, Восточная Азия. На пути к более успешному сотрудничеству существует ряд препятствий, которые будут рассмотрены ниже.

1. Наличие двусторонних противоречий

Страны ЮВА уже давно перешли к тесной экономической интеграции в рамках АСЕАН и развили плотную сеть торговых соглашений с третьими странами и регионами. Для Европейского Союза АСЕАН является третьим по величине торговым партнером за пределами Европы после США и Китая. В 2006 году Европейская комиссия определила АСЕАН в качестве приоритетного региона для выстраивания более тесных экономических связей и уже в 2007 году начались переговоры по межрегиональному торговому соглашению с АСЕАН [38]. Однако в 2009 году их пришлось приостановить и выбрать путь выстраивания двусторонних торговых отношений, которые в свою очередь должны стать плацдармом для будущего межрегионального соглашения. Соответственно на данный момент два блока не способны в полной мере создать единую зону свободной торговли из-за фундаментальных отличий в уровнях экономического развития стран, различных взглядов на демократические принципы и защиту прав человека [25]. На сегодняшний день ЕС успешно завершил переговоры о создании ЗСТ с двумя странами-участницами АСЕАН с Сингапуром и Вьетнамом, хоть и в случае этих стран переговоры шли не беспрепятственно.

Сингапур. Соглашение о свободной торговле между Европейским союзом и Сингапуром (EUSFTA) является первым соглашением такого формата между ЕС и страной АСЕАН. Он направлено на снятие большого количества таможенных пошлин; увеличение торговли электроникой продуктами питания и фармацевтическими препаратами; стимулирование «зеленого роста», устранение препятствий для торговли зелеными технологиями и экологическими услугами; поощрение ведущих европейских компании инвестировать в Сингапур и наоборот [24]. Диалог о EUSFTA между ЕС и Сингапуром начался в 2009 году и завершился к 2012 году. Также было решение создать отдельное Соглашение о защите инвестиций (EUSIPA), переговоры по которому закончились в 2014 году. Оба документа были подписаны в октябре 2018 года и одобрены Европейским парламентом в феврале 2019 года и в ноябре того же года была создана зона свободной торговли между ЕС и Сингапуром. Однако на данный момент соглашение должно быть ратифицировано всеми членами ЕС на национальном уровне. В 14 странах оно еще не было ратифицировано, среди них Австрия, Бельгия, Кипр, Финляндия, Франция, Германия, Ирландия, Италия, Мальта, Нидерланды, Польша, Словакия, Словения. ЕС является третьим по величине партнером Сингапура по торговле товарами, тогда как Сингапур является крупнейшим торговым партнером ЕС в странах АСЕАН. В 2018 году двусторонняя торговля товарами превысила 114 миллиардов долларов США, включая 49 миллиардов долларов США экспорта Сингапура в ЕС и 65 миллиардов долларов США импорта Сингапура из ЕС. Торговля услугами в 2017 году превысила 79 миллиардов долларов США, включая 39 миллиардов долларов США экспорта Сингапура в ЕС и более 40 миллиардов долларов США импорта Сингапура из ЕС. Кроме того, ЕС является крупнейшим иностранным инвестором в Сингапуре, на долю которого приходится более 376 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Сингапуре в 2017 году. Стабильный приток ПИИ из ЕС также сделал Сингапур крупнейшим местом для инвестиций в ЕС в АСЕАН и вторым крупнейший в Азии [33]. К стратегическим преимуществам для двух блоков относится выстраивание более тесных экономических отношений, создание открытой торговли, содействие в разрешении проблем, связанных с глобализацией (защита окружающей среды, борьба с изменением климата, обеспечение доступа к надежным источникам энергии), а также укрепление связи ЕС и ЮВА [26].

Кейс создания ЗСТ между ЕС и Сингапуром является примером «квази- или гибридного межрегионального соглашения» [13]. Развитие отдельных ЗСТ со странами-участницами АСЕАН свидетельствует о том, что в отношениях ЕС и АСЕАН переплетаются различные типы инттерегионализма которые все между собой взаимосвязаны. Первое соглашение о ЗСТ в рамках сотрудничества ЕС-АСЕАН является и нормативной базой для всех последующих сделок.

Вьетнам . Вьетнам стал второй страной, с которой ЕС заключил соглашение о свободной торговле (EVFTA), а также вторым по величине торговым партнером ЕС в АСЕАН после Сингапура, с объемом торговли товарами на уровне почти 50 миллиардов евро в год. Основной импорт ЕС из Вьетнама включает телекоммуникационное оборудование, одежду и продукты питания. ЕС в основном экспортирует во Вьетнам транспортное оборудование и сельскохозяйственную продукцию [41]. В июне 2019 года ЕС и Вьетнам подписали торговое соглашение и соглашение о защите инвестиций, а уже в августе 2020 г они вступили в силу. На данный момент соглашение ожидает ратификации 15 странами ЕС: Австрия, Бельгия, Кипр, Финляндия, Франция, Германия, Ирландия, Италия, Нидерланды, Польша, Португалия, Словакия, Словения.

Переговоры о создании зоны свободной торговли c Вьетнамом начались в 2012 году и шли 8 лет в течении которых стороны сталкивались с различными препятствиями. Основной проблемой стала критика вьетнамского режима за несоблюдение прав человека. Это связано и с тем что Социалистическая Республика Вьетнам является авторитарным государством, где политическое инакомыслие жестоко подавляется и вопрос о правах трудящихся стоит особенно остро. Условия труда плохие, доступ к социальной защите ограничен, и особенно трудящиеся-мигранты часто оказываются в ситуации принудительного труда [28]. В 2016-2018 годах Европейский парламент принял отдельные резолюции по Вьетнаму, выразив свою обеспокоенность большим количеством нарушений прав человека, совершаемых его правительством. Кроме того, некоторые вьетнамские и международные неправительственные организации написали письма в Европейский парламент с просьбой отложить подписание соглашения о свободной торговле до тех пор, пока вьетнамское правительство не выполнит контрольные показатели в области прав человека. Позднее Европарламент заявил что положения соглашения являются «строгими, юридически обязательными и подлежащими исполнению» в отношении трудовых прав и что обе стороны гарантируют их защиту [22]. Несмотря на свою прежнюю позицию 12 февраля 2020 года дал согласие на заключение сделки по ЗСТ и 1 августа того же года соглашение вступило в силу. В тексте соглашения положения, касающиеся социального и экологического развития, можно найти в Главе 13 «Торговля и устойчивое развитие» («Глава TSD»). Положение о «Многосторонних трудовых нормах и соглашениях» представляет особый интерес, поскольку в нем подчеркивается приверженность обеих сторон основным правам в сфере труда в соответствии с обязательствами, вытекающими из их участия в Международной организации труда («МОТ») [14]. Также данная глава соглашения предусматривает обязательство обеих сторон прилагать постоянные усилия для ратификации основных конвенций МОТ, которые Вьетнам в последствии постарался ратифицировать. Давление со стороны ЕС в совокупности с внутренними проблемами в стране дало возможность реформистам продвинуть трудовые реформы, тем не менее их реализация остается трудноосуществимой [30].

Индонезия . Переговоры о ЗСТ ЕС-Индонезия были запущены в июле 2016 года и ведутся по настоящее время. С 8 по 12 ноября 2021 года прошел 11-й раунд в формате видеоконференции, а 12-й раунд запланирован на 28-29 октября 2022 года. Цель будущего соглашения состоит в том, чтобы создать ЗСТ, которое облегчает торговлю и инвестиции и охватывает широкий круг вопросов, включая тарифы, нетарифные барьеры в торговле, торговля услугами и инвестиции, торговые аспекты государственных закупок, правила конкуренции, права интеллектуальной собственности, а также устойчивое развитие. ЕС является пятым по величине торговым партнером Индонезии, в то время как Индонезия является 31-м глобальным торговым партнером ЕС и пятым партнером ЕС в АСЕАН в 2020 году [22]. Дискуссии продвигаются достаточно успешно, по основным вопросам: о технических барьерах в торговле, о либерализации торговли товарами, о конкуренции и антимонопольному законодательству. Однако в Индонезии стоит проблема устойчивого производства пальмового масла, что затормаживает заключение сделки по ЗСТ. Поскольку страна считается крупнейшим мировым производителем и экспортером пальмового масла, сектор производства пальмового масла является не только одной из наиболее важных экономических сфер в стране, но и играет важную роль в ее торговых отношениях с ЕС. Пальмовое масло считается самым популярным и продаваемым растительным жиром в мире и используется в разных сферах деятельности, начиная с продуктов питания, заканчивая бытовой химией и косметикой, соответственно производя его в крупных возникает проблема исчезновения лесов. В этой связи в марте 2020 года Индонезия обратилась к Органу по урегулированию споров с просьбой создать рабочую группу для рассмотрения этого вопроса, которая была учреждена в июне 2020 года [21]. 22 июня 2022 года в режиме онлайн было проведено второе совещание совместной рабочей группы по пальмовому маслу между Европейским союзом и соответствующими государствами-членами АСЕАН, на котором участники обсудили критерии устойчивости в области производства пальмового масла, процедуры соблюдения законов, процессы сертификации, а также мониторинга и обеспечения соблюдения стандартов сертификации. Участники согласились с тем, что критерии устойчивости должны основываться на Повестке дня на период до 2030 года и ее Целях в области устойчивого развития, а также учитывать Парижское соглашение [37].

Таиланд, Малайзия и Филиппины. В Таиланде двусторонние переговоры по созданию ЗСТ были запущены в марте 2013 и продлились до апреля 2014, а затем были приостановлены из-за военного переворота в стране. Вместе с тем в заключении Совета Европы по сделке с Таиландом опубликованном в 2019 году подчеркивается намерение важность возобновления переговоров, но Евросоюзу также важно убедиться и Таиланд разделяет его взгляды и уровень амбиций будущей сделки [32].

Диалог по торговой и инвестиционным сделкам с Малайзией был начат в 2010 году, но после 7 раундов переговоров в апреле 2012 года также приостановлен по запросу Малайзии. ЕС является пятым по величине торговым партнером Малайзии (после Китая, Сингапура, Южной Кореи и США). В 2020 году Малайзия стала 20-м крупнейшим торговым партнером ЕС товарами [20]. На настоящий момент еще не принято официальной позиции по возобновлению переговоров. Одной из проблем восстановления диалога является неэкологичное и неустойчивое производство пальмового масла, так как страна выступает вторым после Индонезии крупнейшим производителем и поставщиком пальмового масла. На заседании Комитета Европейского парламента по международной торговле (INTA) в феврале 2020 года бывший комиссар по торговле Фил Хоган заявил, что, если не будут решены вопросы устойчивости, особенно в производстве пальмового масла, переговоры по соглашению с Индонезией не завершатся, а переговоры с Малайзией не будут возобновлены [39].

Диалог с Филиппинами начат в декабре 2015, с тех пор было проведено два раунда переговоров в 2016-2017 годах, однако новой даты пока не известно, так как их продолжение зависит от политической ситуации в стране. Европарламент серьезно обеспокоен нарушением прав человека, тем не менее опровергает информацию о том что переговоры были приостановлены [19]. С 2016 года с приходом к власти Родриго Дутерте началась война с наркотиками. По информации западных СМИ, полиция и «народные дружины» активно применяют внесудебные казни в отношении предполагаемых наркоторговцев. Действия властей Филиппин вызвали жесткую критику ООН, США и Евросоюза за нарушения прав человека [8].

Мьянма . Во внешней политике ЕС Мьянма занимает спорное место. Объём торговых отношений достаточно мал по сравнению с остальными странами АСЕАН, на 2021 год он составил 2,6 млрд евро [40]. До 2006 года на Мьянму были наложены санкции Европейским союзом против военных властей, далее после прихода к власти демократической партии экономическая часть санкций была снята. В 2014 году ЕС и Мьянма начали переговоры по соглашению о защите инвестиций. Было проведено четыре раунда переговоров, однако в 2017 году они были приостановлены. В отношениях с Мьянмой основным препятствующим фактором является постоянное нарушение прав человека, а именно преследование народа рохинджа. После обострения ситуации в 2017-2018 годах были введены новые санкции со стороны ЕС и запрос на проведение независимого расследования. В феврале 2021 года произошел военный переворот в Мьянме, который был вызван несогласием военных с результатами парламентских выборов в ноябре 2020 года. Переворот был осужден как со стороны АСЕАН, так и Евросоюзом. Во время саммитов и официальных встреч ЕС и стран АСЕАН, тема переворота в Мьянме затрагивалась неоднократно, где ЕС выражал свою обеспокоенность ситуацией, ратуя за восстановление правительства избранного на выборах в 2020 году и выступая с риторикой восстановления демократии и соблюдения прав человека.

2. Конкуренция с США и Китаем

На азиатском направлении в налаживании сотрудничества с АСЕАН главными конкурентами ЕС являются США и Китай, в особенности Китай, учитывая его экономический рост и географическое положение. Основными партнерствами, конкурирующими за влияние в азиатском регионе можно назвать Транстихоокеанское партнерство (ТТП, Trans-Pacific Partnership), Китайская инициатива «Один пояс и один путь», а также Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (РВЭП, Regional Comprehensive Economic Partnership). Конкуренция ЕС с такими сильными трансрегиональными группировками затрудняет выстраивание успешных интеррегиональных отношений со странами ЮВА.

При создании ТТП участники главной целью провозглашали обеспечение более либеральных условий торговли в регионе, чем предусматривают правила ВТО и существующие ЗТС. Тем не менее сопутствующей целью проекта было стремление США противостоять растущему влиянию Китая, сохранить контроль над Тихоокеанской зоной и восстановить свои позиции в Азии. Переговоры о ТТП официально начались в ноябре 2012 года и спустя 7 лет 6 февраля 2016 года было заключено первоначальное соглашение о ТТП в Новой Зеландии. Представители 12 государств, а именно Австралии, Брунея, Вьетнама, Канады, Малайзии, Мексики, Новой Зеландии, Перу, Сингапура, США, Чили и Японии подписали данный документ. Однако после вступления в должность президента, Дональд Трамп объявил о выходе Соединенных Штатов из ТТП. В итоге оставшиеся 11 государств в мае 2019 года подписали новый документ о создании зоны свободной торговли - Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение о Транстихоокеанском партнерстве [1]. На данный момент новый президент США Джо Байден не занимается вопросом о возвращении в партнерство и нацелен в первую очередь на восстановление экономики США. Однако среди экспертов существуем мнение о том, что возвращение США в ТТП более чем возможно, и поможет Америке решить сразу две проблемы: восстановить свое лидерство в регионе и более эффективно противостоять экономической экспансии Китая.

Проект РВЭП является альтернативным ответом Китая на ТТП и полностью отвечает приоритетам китайской внешнеэкономической политики. Основными драйверами партнерства являются АСЕАН и Китай, а основные направления в общем плане совпадают с ТТП, а в качестве базовых принципов использованы те, что применяются в АСЕАН и его существующих соглашениях о ЗСТ с третьими странами [11]. Переговоры по созданию РВЭП начались в 2012 году и в ноябре 2020 года соглашение было подписано. РВЭП объединило 10 стран АСЕАН, а также Китай, Японию, Южную Корею, Австралию и Новую Зеландию. США и ЕС не участвуют в проекте , тем самым предполагается что РВЭП поможет Китаю укрепить отношения с ЮВА, Японией и Кореей, предоставив второй по величине экономике мира рычаги для формирования правил торговли в регионе.

Наряду с ТТП и РВЭП, следует уделить внимание и еще одной трансрегиональной инициативе Китая - «Один пояс и один путь», в рамках которого объединены проекты «Экономического пояса Шёлкового пути» и «Морского Шёлкового пути XXI века». Среди целей данных инициатив выделяют создание неподконтрольных энергетических и транспортных маршрутов, улучшение отношений с соседними странами, снятие опасений по поводу усиления Китая в военно-политической и экономической сферах, создание положительно настроенного регионального окружения. На сегодняшний день проекты считаются самыми амбициозными, реализация которых приведет к значительному увеличению взаимосвязанности на всем трансрегиональном пространстве, в первую очередь, Азии и Евразии, расширению присутствия Китая [3].

В качестве примера влияния на внутренние процессы в АСЕАН можно привести китайскую программу Цифрового шелкового пути (Digital Silk Road) [16], которая помогает Китаю транслировать его видение с помощью технологий. Китай является крупным ведущим экспортером коммуникационных технологий на сегодняшний день и посредством данной программы известные китайские технологические компании широко продвигают и внедряют сети 5G нового поколения, интеллектуальные системы наблюдения, телекоммуникационные системы, облачные вычисления, центры обработки данных, электронную коммерцию, системы мобильных платежей, системы умных городов и многие другие высокотехнологичные инструменты [12]. Более того, пандемия Covid-19 привела к увеличению спроса на цифровые технологии, когда в течение нескольких месяцев компании были вынуждены ускорить процесс цифровизации на три-четыре года, в то время как портфель цифровых продуктов был ускорен до семи лет [31]. Для стран ЮВА такая китайская инициатива может стать фактором уязвимости не только в экономике, но и в политике. Цифровые гиганты Китая, такие как Huawei, ZTE, Alibaba, прокладывают оптоволоконные кабели в Индонезии и на Филиппинах, и в ряде стран разворачивают 5G-сети [2].

Выводы:

За последние годы было предпринято множество шагов по налаживанию переговорного процесса со странами АСЕАН в отношении торгового партнерства. С отдельными странами уже удачно заключены сделки о ЗСТ, с другими диалог был приостановлен из-за экономических, политических и экологических причин. Переговоры о создании единой зоны свободной торговли ЕС-АСЕАН начались в 2007 году, но из-за большого количества противоречий было принято решение о заключении сделок о ЗСТ с отдельными странами азиатской региональной организации. На данный момент шанс того, что ЗСТ ЕС-АСЕАН будет создана в ближайшее время представляется маловероятным. Однако если страны АСЕАН повысят свои стандарты производства, урегулируют политические проблемы и повысят контроль за соблюдением прав человека, возможно этот проект в конечном итоге удастся реализовать. Тот факт, что на сегодняшний день уже подписаны соглашения с двумя отдельными странами АСЕАН (Сингапур и Вьетнам) может стать основой для будущего интеррегионального соглашения.

Кроме того, серьезное препятствие на пути реализации интеррегиональной политики ЕС в азиатском регионе представляет огромное влияние таких глобальных игроков как Китай и США в ЮВА. Оба государства оказывают давление на страны АСЕАН с целью привлечь их на свою сторону. В элитах ведущих стран АСЕАН утвердилось мнение, что Китай – это главный экономический партнер, а США – опора их безопасности. Успешные двусторонние партнерства с отдельными странами, а также масштабные трансрегиональные проекты затрудняют диалог ЕС- АСЕАН. В особенности Китай является не только торговым, но и стратегическим партнером, исторически оказывающим большое влияние на соседние страны. Следовательно, в такой конкурентной среде ЕС представляется достаточно сложным осуществление интеррегионального сотрудничества с АСЕАН.

Библиография
1.
Великобритания запускает процесс присоединения к Транстихоокеанскому партнерству. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/10589255 (Дата обращения: 16.10.2022).
2.
Канаев Е.А., Терских М.А. Перспективы вьетнамо-китайских отношений и «цифровой шёлковый путь» в юго-восточной Азии // Вьетнамские исследования.-2020.-№4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/perspektivy-vietnamo-kitayskih-otnosheniy-i-tsifrovoy-shyolkovyy-put-v-yugo-vostochnoy-azii (Дата обращения: 07.05.2021).
3.
Киреева А.А. «Инициатива пояса и пути»: содержание, цели, значение / А.А.Киреева // Сравнительная политика.-2018.-Том 9.-№3. С. 61-74. — https://doi.org/10.18611/2221-3279-2018-9-3-61-74.
4.
Кузнецов Д.А. Международный трансрегионализм и его влияние на современные мирополитические процессы / дисс. на соискание степени кандидата политических наук (23.00.04 ‒ Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития). М.: МГИМО Университет, 2020. – 465 c.
5.
Кузнецов Д.А. Феномен трансрегионализма: проблемы концептуализации // Сравнительная политика.-2016.-№2. С. 14-25
6.
Лебедева М.М., Кузнецов Д.А. Трансрегионализм – новый феномен мировой политики // Полис. Политические исследования.-2019.-№ 5. С. 71-84.
7.
Михайленко, Е. Б. Внешняя региональная политика Европейского союза. Европейский интеррегионализм : монография / Е. Б. Михайленко, В. И. Михайленко ; Министерство науки и высшего образования, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина.-Екатеринбург : Издательство Уральского университета, 2019.-330 с. – ISBN 978-5-7996-2750-8
8.
На Филиппинах в ходе борьбы с преступностью убиты более 2 тысяч человек. URL: https://ria.ru/20160904/1476045329.html (Дата обращения: 16.10.2022).
9.
Найман В.Д. Характер интеграционных процессов в ЕС и АСЕАН: сопоставительный анализ // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения.-2016.-№3 (5). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/harakter-integratsionnyh-protsessov-v-es-i-asean-sopostavitelnyy-analiz (Дата обращения: 16.10.2022).
10.
Файншмидт Роман Иосифович Асеан и ЕС: ретроспектива и современное состояние сотрудничества // ЮВА: актуальные проблемы развития.-2019.-№2 (43). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/asean-i-es-retrospektiva-i-sovremennoe-sostoyanie-sotrudnichestva (Дата обращения: 16.10.2022).
11.
Хейфец Б. Новые экономические мегапартнерства и глобальная экономика // Международная жизнь.-2016. – № 3.-С.128-146.
12.
Цифровой шелковый путь Китая после пандемии. URL: https://eurasian-research.org/publication/chinas-post-pandemic-digital-silk-road/?lang=ru (Дата обращения: 16.10.2022).
13.
Aggarwal and Fogarty, ibid., at 5; H. Hänggi, ‘Interregionalism as a Multifaceted Phenomenon: In Search of a Typology’, in Rüland, Hänggi and Roloff, supra note 25, at 31, 40–1.
14.
Areg Navasartian. EU-Vietnam Free Trade Agreement: Insights on the Substantial and Procedural Guarantees for Labour Protection in Vietnam. European Papers www.europeanpapers.eu ISSN 2499-8249 Vol. 5, 2020, No 1, pp. 561-571
15.
Bangkok Declaration on Promoting an ASEAN-EU Global Partnership for Shared Strategic Goals at the 21st ASEAN-EU Ministerial Meeting (AEMM) Bangkok, Kingdom of Thailand, 13-14 October 2016 https://asean.org/storage/2016/10/20161014-Bangkok-Declaration-Final.pdf (Дата обращения: 16.10.2022).
16.
Cambodia’s Knowledge-based Economy: More than BRI // RSIS Commentary: [web site]. URL: http://www.rsis.edu.sg/rsis-publication/rsis/co18004-cambodias-knowledge-basedeconomy-more-than (Дата обращения: 16.10.2022).
17.
Communication from the commission. A new partnership with South East Asia. Brussels, 9.7.2003 COM (2003) 399 final. URL: https://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2003:0399:FIN:EN:PDF (Дата обращения: 16.10.2022).
18.
Creating a New Dynamic in EU—ASEAN Relations. Communication from the Commission to the Council, the European Parliament and the Economic and Social Committee. COM (96) 314 final, 03.07.1996. URL: http:// aei.pitt.edu/6271 (Дата обращения: 16.10.2022).
19.
EU denies it has frozen Philippines trade talks over human rights. URL: https://www.reuters.com/article/us-eu-philippines-trade-idINKBN17D1O3 (Дата обращения: 16.10.2022).
20.
EU trade relations with Malaysia. // European Commission URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/malaysia_en (Дата обращения: 16.10.2022).
21.
EU-Indonesia Free Trade Agreement. // European Commission. https://www.europarl.europa.eu (Дата обращения: 16.10.2022).
22.
European Commission, Commission Welcomes European Parliament's Approval of EU-Vietnam Trade and Investment Agreements, 12 February 2020. URL: www.ec.europa.eu (Дата обращения: 16.10.2022).
23.
European Commission. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/indonesia_en (Дата обращения: 16.10.2022).
24.
EU-Singapore Free Trade Agreement and Investment Protection Agreement. // European Commission. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/singapore/eu-singapore-agreement_en (Дата обращения: 16.10.2022).
25.
Gilson J. EU-ASEAN relations in the 2020s: pragmatic inter-regionalism? Int Econ Econ Policy. 2020;17(3):727–45. doi: 10.1007/s10368-020-00474-2. Epub 2020 Jun 13. PMCID: PMC7293433.
26.
Guide to the EU-Singapore Free Trade Agreement and Investment Protection Agreement April 2018. // European Commission. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/singapore/eu-singapore-agreement_en (Дата обращения: 16.10.2022).
27.
Hanngi, Heiner; Roloff, Ralf; Ruland, Jurgen. Interregionalism and International Relations. Oxon: Routledge, 2006. P. 40.
28.
International Trade Union Confederation, 2019 Global Rights Index. The World’s Worst Countries for Workers. URL: www.ituc-csi.org (Дата обращения: 16.10.2022).
29.
Koldunova E. Next-Time, at ASEM!: Theory and Practice of Interregional Relations: Russia, Take Note. International Affairs, Special Issue: Russia and ASEAN, 2010. Mode of access: https://interaffairs.ru/i/pdf_asean/4.pdf (Дата обращения: 16.10.2022).
30.
Kristoffer Marslev & Cornelia Staritz. Towards a stronger EU approach on the trade-labor nexus? The EU-Vietnam Free Trade Agreement, social struggles and labor reforms in Vietnam, Review of International Political Economy. – 2022. URL: https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/09692290.2022.2056903 (Дата обращения: 16.10.2022).
31.
McKinsey How COVID-19 has pushed companies over the technology tipping point—and transformed business forever. – 2020. URL: https://www.mckinsey.com/business-functions/strategy-and-corporate-finance/our-insights/how-covid-19-has-pushed-companies-over-the-technology-tipping-point-and-transformed-business-forever#. – 2020. (Дата обращения: 22.02.2021).
32.
Overview of ongoing bilateral and regional negotiations. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/negotiations-and-agreements_en (Дата обращения: 16.10.2022).
33.
Press Release The EU-Singapore free trade agreement enters into force. 21 November 2019 URL: https://www.mti.gov.sg/ (Дата обращения: 16.10.2022).
34.
Rüland J. The European Union as an Inter-and Transregional Actor: Lessons for Global Governance from Europe Relations with Asia. National Europe Centre Paper No.13, 3-4 July, 2002.
35.
Rüland J. Asia-Europe Cooperation – The ASEM Process: A European View, Paper Presented at the Third ASEF Summer School, Lund, Sweden, 6-19 August 2000.
36.
Rülland J. The EU as an Inter-and Transregional Actor: Lessons for Global Governance from Europe's Relations with Asia, 2002. Р. 3.
37.
Second Joint Working Group Meeting on Palm Oil between the European Union and Relevant ASEAN Member States. URL: https://www.eeas.europa.eu/eeas/second-joint-working-group-meeting-palm-oil-between-european-union-and-relevant-asean-member_en?s=168 (Дата обращения: 16.10.2022).
38.
The Ministry of Trade and Industry, Singapore (MTI), The EU-Singapore Free Trade Agreement Enters into Force (2019), URL: www.ec.europa.eu/trade/policy/in-focus/eu-singapore-agreement/agreement-explained/ (Дата обращения: 16.10.2022).
39.
Trade negotiations between the EU and ASEAN member states // European Parliamentary Research Service. November 2020. URL: http://www.eprs.ep.parl.union.eu/ (Дата обращения: 16.10.2022).
40.
Trade relations with Myanmar(Burma) // European Comission. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/myanmar_en (Дата обращения: 16.10.2022).
41.
Vietnam-EU-international trade in goods statistics. Eurostat statistics explained. // European Commission. URL: https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php?title=Vietnam-EU_-_international_trade_in_goods_statistics (Дата обращения: 16.10.2022).
References
1.
The UK launches the process of joining the Trans-Pacific Partnership. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/10589255 (accessed: 16.10.2022).
2.
Kanaev E.A., Terskih M.A. Prospects for Vietnamese-Chinese Relations and the “Digital Silk Road” in Southeast Asia. // V'etnamskie issledovaniya.-2020.-№4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/perspektivy-vietnamo-kitayskih-otnosheniy-i-tsifrovoy-shyolkovyy-put-v-yugo-vostochnoy-azii (accessed: 07.05.2021).
3.
Kireeva A.A."Belt and Road Initiative": content, goals, significance.// Sravnitel'naya politika.-2018.-Tom 9.-№3. S. 61-74. — https://doi.org/10.18611/2221-3279-2018-9-3-61-74.
4.
Kuznecov D.A. International transregionalism and its influence on modern world political processes./ diss. na soiskanie stepeni kandidata politicheskih nauk (23.00.04 ‒ Politicheskie problemy mezhdunarodnyh otnoshenij, global'nogo i regional'nogo razvitiya). M.: MGIMO Universitet, 2020. – 465 c.
5.
Kuznecov D.A. The Phenomenon of Transregionalism: Problems of Conceptualization. // Sravnitel'naya politika.-2016.-№2. S. 14-25
6.
Lebedeva M.M., Kuznecov D.A.Transregionalism - a new phenomenon of world politics. // Polis. Politicheskie issledovaniya.-2019.-№ 5. S. 71-84.
7.
Mihajlenko, E. B. External regional policy of the European Union. Evropejskij interregionalizm : monografiya / E. B. Mihajlenko, V. I. Mihajlenko ; Ministerstvo nauki i vysshego obrazovaniya, Ural'skij federal'nyj universitet imeni pervogo Prezidenta Rossii B.N. El'cina.-Ekaterinburg : Izdatel'stvo Ural'skogo universiteta, 2019.-330 s. – ISBN 978-5-7996-2750-8
8.
In the Philippines, more than 2,000 people have been killed in the fight against crime. URL: https://ria.ru/20160904/1476045329.html (accessed: 16.10.2022).
9.
Najman V.D. The nature of integration processes in the EU and ASEAN: a comparative analysis.// Vestnik RGGU. Seriya: Politologiya. Istoriya. Mezhdunarodnye otnosheniya.-2016.-№3 (5). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/harakter-integratsionnyh-protsessov-v-es-i-asean-sopostavitelnyy-analiz (accessed: 16.10.2022).
10.
Fajnshmidt R.I. Asean and the EU: retrospective and current state of cooperation. // YUVA: aktual'nye problemy razvitiya.-2019.-№2 (43). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/asean-i-es-retrospektiva-i-sovremennoe-sostoyanie-sotrudnichestva (accessed: 16.10.2022).
11.
Hejfec B. New economic mega-partnerships and the global economy.// Mezhdunarodnaya zhizn'.-2016. – № 3.-S.128-146.
12.
China's digital silk road after the pandemic. URL: https://eurasian-research.org/publication/chinas-post-pandemic-digital-silk-road/?lang=ru (accessed: 16.10.2022).
13.
Aggarwal and Fogarty, ibid., at 5; H. Hänggi, ‘Interregionalism as a Multifaceted Phenomenon: In Search of a Typology’, in Rüland, Hänggi and Roloff, supra note 25, at 31, 40–1.
14.
Areg Navasartian. EU-Vietnam Free Trade Agreement: Insights on the Substantial and Procedural Guarantees for Labour Protection in Vietnam. European Papers www.europeanpapers.eu ISSN 2499-8249 Vol. 5, 2020, No 1, pp. 561-571
15.
Bangkok Declaration on Promoting an ASEAN-EU Global Partnership for Shared Strategic Goals at the 21st ASEAN-EU Ministerial Meeting (AEMM) Bangkok, Kingdom of Thailand, 13-14 October 2016 https://asean.org/storage/2016/10/20161014-Bangkok-Declaration-Final.pdf (accessed: 16.10.2022).
16.
Cambodia’s Knowledge-based Economy: More than BRI // RSIS Commentary: [web site]. URL: http://www.rsis.edu.sg/rsis-publication/rsis/co18004-cambodias-knowledge-basedeconomy-more-than (accessed: 16.10.2022).
17.
Communication from the commission. A new partnership with South East Asia. Brussels, 9.7.2003 COM (2003) 399 final. URL: https://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2003:0399:FIN:EN:PDF (accessed: 16.10.2022).
18.
Creating a New Dynamic in EU—ASEAN Relations. Communication from the Commission to the Council, the European Parliament and the Economic and Social Committee. COM (96) 314 final, 03.07.1996. URL: http:// aei.pitt.edu/6271 (accessed: 16.10.2022).
19.
EU denies it has frozen Philippines trade talks over human rights. URL: https://www.reuters.com/article/us-eu-philippines-trade-idINKBN17D1O3 (accessed: 16.10.2022).
20.
EU trade relations with Malaysia. // European Commission URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/malaysia_en (accessed: 16.10.2022).
21.
EU-Indonesia Free Trade Agreement. // European Commission. https://www.europarl.europa.eu (accessed: 16.10.2022).
22.
European Commission, Commission Welcomes European Parliament's Approval of EU-Vietnam Trade and Investment Agreements, 12 February 2020. URL: www.ec.europa.eu (accessed: 16.10.2022).
23.
European Commission. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/indonesia_en (accessed: 16.10.2022).
24.
EU-Singapore Free Trade Agreement and Investment Protection Agreement. // European Commission. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/singapore/eu-singapore-agreement_en (accessed: 16.10.2022).
25.
Gilson J. EU-ASEAN relations in the 2020s: pragmatic inter-regionalism? Int Econ Econ Policy. 2020;17(3):727–45. doi: 10.1007/s10368-020-00474-2. Epub 2020 Jun 13. PMCID: PMC7293433.
26.
Guide to the EU-Singapore Free Trade Agreement and Investment Protection Agreement April 2018. // European Commission. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/singapore/eu-singapore-agreement_en (accessed: 16.10.2022).
27.
Hanngi, Heiner; Roloff, Ralf; Ruland, Jurgen. Interregionalism and International Relations. Oxon: Routledge, 2006. P. 40.
28.
International Trade Union Confederation, 2019 Global Rights Index. The World’s Worst Countries for Workers. URL: www.ituc-csi.org (accessed: 16.10.2022).
29.
Koldunova E. Next-Time, at ASEM!: Theory and Practice of Interregional Relations: Russia, Take Note. International Affairs, Special Issue: Russia and ASEAN, 2010. Mode of access: https://interaffairs.ru/i/pdf_asean/4.pdf (accessed: 16.10.2022).
30.
Kristoffer Marslev & Cornelia Staritz. Towards a stronger EU approach on the trade-labor nexus? The EU-Vietnam Free Trade Agreement, social struggles and labor reforms in Vietnam, Review of International Political Economy. – 2022. URL: https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/09692290.2022.2056903 (accessed: 16.10.2022).
31.
McKinsey How COVID-19 has pushed companies over the technology tipping point—and transformed business forever. – 2020. URL: https://www.mckinsey.com/business-functions/strategy-and-corporate-finance/our-insights/how-covid-19-has-pushed-companies-over-the-technology-tipping-point-and-transformed-business-forever#. – 2020. (accessed: 22.02.2021).
32.
Overview of ongoing bilateral and regional negotiations. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/negotiations-and-agreements_en (accessed: 16.10.2022).
33.
Press Release The EU-Singapore free trade agreement enters into force. 21 November 2019 URL: https://www.mti.gov.sg/ (accessed: 16.10.2022).
34.
Rüland J. The European Union as an Inter-and Transregional Actor: Lessons for Global Governance from Europe Relations with Asia. National Europe Centre Paper No.13, 3-4 July, 2002.
35.
Rüland J. Asia-Europe Cooperation – The ASEM Process: A European View, Paper Presented at the Third ASEF Summer School, Lund, Sweden, 6-19 August 2000.
36.
Rülland J. The EU as an Inter-and Transregional Actor: Lessons for Global Governance from Europe's Relations with Asia, 2002. R. 3.
37.
Second Joint Working Group Meeting on Palm Oil between the European Union and Relevant ASEAN Member States. URL: https://www.eeas.europa.eu/eeas/second-joint-working-group-meeting-palm-oil-between-european-union-and-relevant-asean-member_en?s=168 (accessed: 16.10.2022).
38.
The Ministry of Trade and Industry, Singapore (MTI), The EU-Singapore Free Trade Agreement Enters into Force (2019), URL: www.ec.europa.eu/trade/policy/in-focus/eu-singapore-agreement/agreement-explained/ (accessed: 16.10.2022).
39.
Trade negotiations between the EU and ASEAN member states // European Parliamentary Research Service. November 2020. URL: http://www.eprs.ep.parl.union.eu/ (accessed: 16.10.2022).
40.
Trade relations with Myanmar(Burma) // European Comission. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/eu-trade-relationships-country-and-region/countries-and-regions/myanmar_en (accessed: 16.10.2022).
41.
Vietnam-EU-international trade in goods statistics. Eurostat statistics explained. // European Commission. URL: https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php?title=Vietnam-EU_-_international_trade_in_goods_statistics (accessed: 16.10.2022)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья «Проблемы реализации интеррегиональной политики ЕС на азиатском направлении» производит достаточно положительное впечатление.
Предмет статьи – интеррегиональная политика Европейского Союза на азиатском направлении - хотя и достаточно исследован, тем не менее, не теряет своей актуальности в связи с протекающими международно-политическими процессами в связах двух регионов, институционализированных, прежде всего, в форматах ЕС и АСЕАН.
В тексте рассматриваются интересы, позиции и направления сотрудничества Европейского Союза и АСЕАН. Автор отмечает проблемные точки во взаимоотношениях двух региональных блоков и основные направления сотрудничества.
Оценка проблем взаимодействия представляется наиболее актуальной, так как заостряет внимание на факторах, тормозящих развитие трансрегионализма в современных международных отношениях, а также дает почву для размышлений о интеррегиональной политике объединений с участием России: ЕАЭС стремится к выстраиванию прочных интеррегиональных связей с АСЕАН.
Автор делает обоснованные выводы, структура статьи логична, текст вычитан, структурирован, соблюдается, хотя и с некоторыми стилистическими недочетами, научный стиль изложения. Анализ опирается на достаточное число источников, которые указаны в тексте, список литературы представлен, в основном, российскими авторами, авторитетными в данной области. При этом несколько проседает теоретическая основа, которая, тем не менее, хорошо проработана: указаны не все актуальные работы как по теории интеррегионализма (Содербаум, Лангенхофе, Хеттне, Кузецов, Лагутина), так и по связям ЕС и АСЕАН (Колдунова, Вершинина). Также следовало бы лучше объяснить и более выпукло показать новизну исследования, тем более в тексте она присутствует. Стоило бы автору и поразмыслить на тему влияния пандемии COVID-19. Как пандемия как мощный экзогенный вызов отразилась как во внешней деятельности ЕС и АСЕАН, так и на межрегиональных связях двух регионов?
Вывод автора о том, что АСЕАН должен поменять свои стандарты для сотрудничества с ЕС, тоже вызывает вопросы. Означает ли это, что отношения носят крайне ассиметричный характер и находятся под влиянием нормативной силы ЕС? Последнее понятие также не нашло отражение в статье.
Также недостаток содержится в самом названии статьи: в названии автор говорит об азиатском направлении, а речь идет исключительно об АСЕАН. Не стоит ли заменить название на "Проблемы реализации интеррегиональной политики ЕС в отношении АСЕАН"?
Рекомендации не носят обязательного характера, хотя и усилили бы работу.
Статья будет интересна как специалистам по ЕС, так и АСЕАН, а также всем, кто интересуется межрегиональными связями, их влиянием на региональную интеграцию и на систему международных отношений.
На основании вышесказанного следует заключить, что статья «Проблемы реализации интеррегиональной политики ЕС на азиатском направлении» рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.