Статья 'Дискурс специального события в масс-медиа (на примере алтайского краевого литературного фестиваля Роберта Рождественского)' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Дискурс специального события в масс-медиа (на примере алтайского краевого литературного фестиваля Роберта Рождественского)

Милюкова Анна Геннадьевна

кандидат филологических наук

доцент кафедры медиакоммуникаций, технологий связей с общественностью и рекламы Алтайского государственный университет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Димитрова, 66

Milyukova Anna

PhD in Philology

Docent, the epartment of Media Communications, Public Relations Technologies and Advertising, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Dimitrova, 66

megasdrw@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0749.2020.12.34773

Дата направления статьи в редакцию:

24-12-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация: Предмет статьи - компоненты медиадискурса культурного события. В статье на основе количественного контент-анализа и критического дискурс-анализа материалов СМИ изучаются особенности дискурса краевого литературного фестиваля Роберта Рождественского, который проводится в Алтайском крае с 2007 года. Анализируются количественные характеристики публикационной динамики (распределение материала по типам СМИ, по тональности – контексту упоминания - положительному, отрицательному либо нейтральному). Дается характеристика данных медиатекстов с точки зрения организации дискурса: определение тональности упоминания и дискурсивной роли упоминаемых лиц и организаций – активной либо пассивной, определение представленности коммуникативных событий. Определено, что событие освещается в основном на медийных площадках региональных органов власти. Среди субъектов, наиболее часто упоминаемых в позитивном контексте, – рядовые участники, знаменитости, члены семьи поэта, представители коммерческих организаций — спонсоров и партнеров. В отрицательном контексте чаще всего упоминаются политические партии, СМИ и организации власти и управления. Активная дискурсивная роль характеризует организации и деятелей культуры и образования, включая известных артистов, органы власти, включая губернатора. Менее активны представители семьи поэта, политические партии, коммерческие организации. Таким образом, наиболее положительно освещаемыми и дискурсивно активными являются органы власти, организации и деятели культуры и образования. К дискурсивно пассивным участникам относятся рядовые участники специального события. Показано, как в структуре медиадискурса осуществляется позиционирование главы региона.


Ключевые слова: дискурс, контент-анализ, критический дискурс-анализ, Роберт Рождественский, специальное событие, культурное мероприятие, медиадискурс, информационный повод, дискурсивная роль, дискурсивный субъект

Abstract: The subject of this article is the components of media discourse of a cultural event. Based on the quantitative content analysis and critical discourse analysis of media materials, the author examines peculiarities of the discourse of Robert Rozhdestvensky Altai Regional Literary Festival held since 2007. Analysis is conducted on the quantitative characteristics of publication dynamics (distribution of the material by type of media; by tone i.e. the context of mentioning – positive, negative, or neutral). Characteristic to these media texts is given from the perspective of organization of the discourse: determination of the tone of mentioning and discursive role of the mentioned individuals and organizations – active or passive, representation of communicative events. It is established that the event is covered primarily on the media platforms of regional authorities. Among the most frequently cited subjects in a positive context are the common participants, prominent figures, members of the poet's family, representatives of commercial organizations — sponsors and partners; while in a negative context – political parties, mass media, and administration. An active discursive role characterizes the organizations and representatives of culture and education, among whom are famous actors and authorities, including the governor; less active are the members of poet’s family, political parties, and commercial organizations. Therefore, most discursively active and presented in a positive way are the authorities, organizations and representatives of culture and education. Discursively passive participants are the common participants of a special event. The article demonstrates the positioning of the head of the region within structure of media discourse.



Keywords:

information cause, media discourse, cultural event, special event, Robert Rozhdestvensky, critical discourse analysis, content analysis, discourse, discursive role, discursive subject

Постановка проблемы

В Алтайском крае проводится ряд масштабных культурных мероприятий. Среди них особое место занимают литературные события, связанные с известными писателями, родившимися в крае: В.М. Шукшиным, В.С. Золотухиным, Р.И. Рождественским.

Краевой литературный фестиваль Роберта Рождественского (далее для краткости мы будем называть его «Рождественскими чтениями») проводится в Алтайском крае ежегодно с 2007 года и занимает значимое место в культуре региона. Расширяется количество участников и география фестиваля, он привлекает все больше известных людей в качестве гостей. Организаторам — администрации региона — событие важно как инструмент формирования туристического бренда. Использование технологий маркетинга территорий актуально для российских регионов. Территориальный маркетинг требует, в том числе, создания интересных событий, позиционирующих регион в информационном поле [1. С. 157-158. 2. С. 15].

В данной статье мы рассмотрим специальное событие не в прагматическом, а в социокультурном аспекте. Кто контролирует медиадискурс имиджеобразующего для края культурного события? Какие ценности задает данное специальное событие? Для критического осмысления и ответа на эти вопросы мы используем анализ «Рождественских чтений» с точки зрения дискурс-анализа.

Обзор литературы по теме

Как определяет Т. Ван Дейк, «дискурс — это связная последовательность письменных предложений или устных высказываний, выраженных в определенной коммуникативной ситуации с целью передачи информации или выполнения других социальных действий» [3. С. 8]. Одна из важных задач критических дискурсивных исследований — изучение форм дискурсивного доминирования со стороны «символических элит» в социальном и политическом контекстах [4. С. 19]. Это направление получило название «критический дискурс-анализ». Дискурсивное доминирование осуществляется «с помощью формирования предвзятых ментальных моделей событий в интересах властных групп» [3. С. 8]. Как отмечает Р. Водак, цель критического дискурс-анализа – «раскрыть и демистифицировать определенные социальные процессы, сделать механизмы манипулирования, дискриминации, демагогии, пропаганды явными и прозрачными» [5.С. XIV]. С помощью критического дискурс-анализа можно выявить различные виды дискурсивных структур, стратегий и ходов, использованных для реализации власти доминирующих групп, и определить, как осуществляется манипуляция реципиентом [4. С. 125].

Изучение медиадискурса и дискурсивных аспектов PR-деятельности относится к сложившемуся научному направлению. Во-первых, не подвергается сомнению дискурсивный статус PR-деятельности. Ван Дейк называет паттерны доступа к дискурсу и коммуникативным событиям в масс-медиа наиболее структурно организованными: «здесь определяется, кто имеет особый доступ к журналистам, у кого будут брать интервью, кого будут цитировать и описывать в новостных сообщениях, и следовательно, чьи мнения будут влиять на аудиторию» [4. С. 91]. Как подчеркивает Л.Н. Синельникова, к дискурсивным действиям акторов PR относятся «осуществление самопрезентации, легитимации, идентификации, конструирование и продвижение образов реальности», «конструирование знаково-символического пространства, формирование у социальных субъектов ментальных образов и оценочных матриц» [6]. PR-дискурс как активная знаковая система задает «определенные матрицы ценностных ориентаций, значений слов и образов, мифологемы и ритуалы» [7].

Описание методики исследования

Для описания собранного материала на первоначальном этапе мы используем методику количественного контент-анализа. Объект анализа — статьи в СМИ, посвященные краевому литературному фестивалю Роберта Рождественского, период выхода материалов — с 8.06.2007 г. по 31.12.2019 г. Использовалась сплошная выборка. Единица анализа — статья, содержащая упоминание фестиваля. Общее количество единиц анализа — 345. Статьи о фестивале публиковались региональными и федеральными СМИ, на официальных сайтах органов власти, на корпоративных сайтах спонсоров мероприятия. Единица счета – слово.

Описав материал и выявив его характеристики, далее в рамках критического дискурс-анализа мы проведем анализ инстанций контроля дискурса и его производства, анализ коммуникантов и их отношения к власти, осуществим характеристику дискурсивных ролей, ин-групп и аут-групп, мажоритарных и миноритарных групп. Весьма продуктивна данная методика при исследовании медиатекстов. Дискурсивный анализ структур медиатекстов позволяет изучить «выражаемые этими структурами «подстрочные» значения, мнения и идеологию» [20].

Задачами нашего исследования стали: 1) количественное описание собранного материала (распределение материала по типам СМИ, по тональности – контексту упоминания (положительному, отрицательному либо нейтральному); 2) характеристика данных медиатекстов с точки зрения организации дискурса: определение тональности упоминания и дискурсивной роли упоминаемых лиц и организаций – активной либо пассивной, определение представленности коммуникативных событий. Под коммуникативными событиями мы понимаем речевую (вербальную) активность субъектов дискурса (публичные выступления, комментарии, письма, организационные совещания, тексты стихотворений); 3) определение используемых видов дискурса (устного, письменного, вербального, визуального).

Анализ материала

Проанализируем количественные характеристики исследуемого материала. В медиадискурсе специального события содержатся вербальные и визуальные компоненты. К визуальным компонентам дискурса относятся фото- и видеоматериалы. Общее количество визуальных компонентов составляет 1246 единиц, в том числе 1221 фотоматериалов и 25 видео.

Так как визуальные характеристики медиадискурса составят предмет нашей отдельной статьи, рассмотрим количественные характеристики вербальных компонентов дискурса. Из 345 единиц анализа 255 единиц опубликованы на информационных ресурсах органов власти, 93 — на информационных ресурсах, не аффилированных с органами власти. Среди медийных ресурсов органов власти — официальный сайт Алтайского края, официальный сайт г. Барнаула, официальный сайт администрации Косихинского района, официальный сайт Министерства культуры Алтайского края, официальный сайт Управления молодежной политики и реализации программ общественного развития «Алтай Молодой», газета «Вечерний Барнаул», газета «Алтайская правда», официальный сайт Федерального агентства по туризму, «Официальный туристский портал Алтая», краевой телеканал «Катунь 24». Среди не аффилированных с органами власти ресурсов — телеканал и сетевое издание «Толк», газета «Комсомольская правда – Алтай», «Московский комсомолец – Барнаул», «Аргументы и факты – Алтай», ИД «Алтапресс», ИА АМИТЕЛ, ИА «Банкфакс», газета «Бийский рабочий», издание «ПОЛИТСИБ.ру».

35 материалов опубликовано на федеральных информационных ресурсах (информационное агентство ТАСС, Общественное российское телевидение, «Пятый канал» (АО Телерадиокомпания «Петербург»), ИА «Интерфакс», РИА Новости, RUSSIA TODAY, телеканал «Россия – Культура», «Российская газета», медиапроект «Русской службы Радио Свобода» «Сибирь. Реалии», радиостанция «Эхо Москвы», радиостанция «Говорит Москва», официальный сайт Федерального агентства по туризму, сайт Российской академии художеств), 310 — региональными СМИ.

В общей динамике (см. Рис. 1) наблюдается два публикационных пика – в 2012 г. (количество публикаций возрастает в восемь раз по сравнению с предыдущим годом) и 2018 г. (количество публикаций возрастает в два раза). Эти пики соответствуют повышению количества публикаций о событии в федеральных изданиях. Если в 2012 году растет количество публикаций во всех типах изданий, то в 2018 г. при росте количества материалов в федеральных СМИ наблюдается снижение количества статей на ресурсах органов власти.

Рис. 1. Динамика количества публикаций в СМИ о фестивале

Для объяснения резкого роста количества публикаций в СМИ в 2012 году воспользуемся анализом информационной повестки дня. В 2007–2010 гг. единственный информационный повод — проведение фестиваля. В 2011 г. растет количество инфоповодов (подведение итогов муниципальной литературной премии, издание книги, посвященной 80-летию поэта). В публикациях 2012 г. использовалось пять информационных поводов (юбилей поэта — 80 лет, открытие музея поэта, первая литературная премия имени Рождественского, первые литературные чтения, в мероприятиях участвует министр культуры РФ). Таким образом, рост количества публикаций в 2012 году связан с использованием технологий медиарилейшнз и управлением повесткой дня.

Перейдем к характеристике эмоциональной окраски медиадискурса. Анализ контекста упоминаний показывает преобладание нейтральной тональности материалов (при общем количестве слов, составляющем 121271 единиц, количество нейтральных единиц лексики составляет 117675 единиц, положительных единиц – 3375, отрицательных единиц – 221). При анализе тональности материалов СМИ в динамике обнаружилось два периода кратного роста положительно окрашенных единиц материала: 2012 год (рост в три раза по сравнению с предыдущим годом) и 2017 год (рост в два раза), — и роста отрицательно окрашенных единиц счета в 2018 г. (рост в 43 раза, см. Таб. 1).

Таблица 1. Тональность материалов в СМИ о фестивале

Год публикации

Положительный контекст

Отрицательный контекст

Нейтральный контекст

2007

0

0

66

2008

11

0

747

2009

13

0

844

2010

6

0

244

2011

77

2

3527

2012

262

7

13789

2013

125

0

6804

2014

204

6

7015

2015

223

5

9264

2016

351

2

9745

2017

679

4

21520

2018

721

174

23213

2019

703

21

20897

Рассмотрим характеристики медиатекстов с точки зрения организации дискурса: дискурсивные роли и тональность упоминания лиц и организаций, представленность коммуникативных событий .

По количеству упоминаний всех дискурсивных субъектов мы разделили на три группы:

· отдельные лица с указанием имени, в том числе: Роберт Рождественский (2204 упоминания), губернатор (364), другие представители органов власти (170), представители политических партий (21), члены семьи поэта (497), деятели культуры и образования (924), знаменитости (506), журналисты (11), представители коммерческих организаций (32), рядовые участники фестиваля – гости из других регионов (19), местные жители (2),

· социальные группы без указания имен, в том числе: чиновники и политики (6), рядовые участники фестиваля – гости из других регионов (19), местные жители (14), журналисты в целом (3),

· организации, в том числе: организации власти и управления (265), политические партии (13), организации культуры и образования (1479), СМИ (86), коммерческие организации-партнеры (71).

Сгруппировав указанные дискурсивные субъекты, в динамике мы видим преобладание упоминаний поэта, организаций культуры, образования и органов власти, в том числе губернатора (см. Рис. 2).

Рис. 2. Количество упоминаний дискурсивных субъектов в динамике

Рассмотрим тональность упоминания дискурсивных субъектов. Среди субъектов, наиболее часто упоминаемых в позитивном контексте, – рядовые участники (95% позитивных упоминаний от общего количества упоминаний субъекта), губернатор (63,4%), знаменитости (61,6%), члены семьи поэта (54,5%), представители коммерческих организаций — спонсоров и партнеров (53%). В отрицательном контексте чаще всего упоминаются политические партии (100%), СМИ (20,9%) и организации власти и управления (2,6%). Обратим внимание, что указанные данные показывают долю позитивных упоминаний по отношению к общему количеству упоминаний определенной группы/лица. Все негативные упоминания связаны с конфликтом вокруг памятника поэту в 2018 г.

Таблица 2. Тональность упоминания дискурсивных субъектов события (количество упоминаний, % от общего количества упоминаний субъекта)

Положительная тональность

Нейтральная тональность

Негативная тональность

Роберт Рождественский

183 (9,1%)

2018 (92,8%)

3 (0, 1%)

Губернатор

231 (63,4%)

133 (36,6%)

0

Другие представители органов власти

80 (47%)

86 (50,7%)

4 (2,3%)

Представители политических партий

0

0

21 (100%)

Члены семьи поэта

271 (54,5%)

203 (40,9%)

23 (4,6%)

Деятели культуры и образования

393 (42,5%)

514 (55,7%)

17 (1,8%)

Знаменитости

312 (61,6%)

190 (37,6)

4 (0,8%)

Представители коммерческих организаций

17 (53%)

15 (47%)

0

Рядовые участники

20 (95%)

1 (5%)

0

Органы власти

75 (28%)

183 (69,4%)

7 (2,6%)

Организации культуры и образования

277 (18,7%)

1192 (80,7%)

10 (0,6%)

СМИ

11 (12,8%)

57 (56,3%)

18 (20,9%)

Коммерческие организации

23 (32,4%)

48 (67,6%)

0


Покажем динамику публикаций с позитивной (Рис. 3) и негативной (Рис. 4) тональностью в привязке к упоминаемым лицам и организациям. По абсолютному количеству позитивных упоминаний лидируют организации и представители сферы культуры и образования, включая знаменитых артистов и органы власти, включая губернатора.

Рис. 3. Количество позитивных упоминаний дискурсивных субъектов в динамике

В негативном контексте чаще всего упоминаются политические партии, представители сферы культуры и образования и органы власти (Рис. 4).

Рис. 4. Количество негативных упоминаний дискурсивных субъектов в динамике

Рассмотрим, кто выступает коммуникантами в изучаемом дискурсе. В качестве таковых мы маркировали субъектов с активной дискурсивной ролью, цитаты которых представлены в медиадискурсе: комментаторов, ораторов, публичных чтецов, участников дискуссии, участников проектов аудиозаписи стихов поэта. Активная дискурсивная роль характеризует организации и деятелей культуры и образования, включая известных артистов (945 упоминаний), органы власти, включая губернатора (804 упоминания). Менее активны представители семьи поэта (218), политические партии (34), коммерческие организации (32), рядовые участники (31). На графике (см. Рис. 5) представлена динамика упоминания участников события с активной дискурсивной ролью в динамике.

Рис. 5. Дискурсивная активность участников события в динамике

Рассмотрим, какие дискурсивные субъекты пессимизируются, то есть упоминаются преимущественно с пассивной дискурсивной ролью (не как участники коммуникации, говорящие). На показано на диаграмме (Рис. 6), самыми пессимизируемыми в медиадискурсе являются организации культуры, образования и поэт Роберт Рождественский. К таковым можно отнести также рядовых участников в связи с их низкой упоминаемостью в целом.

Рис. 6. Дискурсивно пассивные участники события в динамике

Для более полного анализа дискурсивной активности коммуникантов рассмотрим внутреннюю структуру медиадискурса и определим субъектов коммуникативных событий.

Если типологизировать используемые виды «дискурса в дискурсе» (то есть прямую речь и цитаты субъектов медиадискурса, измеряемые в единицах счета), то их можно разделить на устные компоненты (монологические публичные выступления, комментарии на пресс-мероприятиях и в интервью) и письменные (письма, юридические документы, комментарии в пресс-релизах, цитаты из стихотворений). В медиадискурсе события представлено 23458 устных компонентов и 15461 письменных компонентов. Таким образом, преобладает устный компонент медиадискурса. В письменных элементах дискурса упоминаются преимущественно такие субъекты, как деятели культуры и образования (6211 единица счета, доля 40% от общего количества письменных компонентов), губернатор (615, доля 4%), другие представители органов власти (4279, доля 27%), члены семьи поэта (565, доля 3%). Устные компоненты дискурса связаны с упоминанием таких субъектов, как деятели культуры и образования (6668, доля 28% от общего количества устных компонентов), знаменитости (4223, доля 18%), губернатор (3813, доля 16%), другие представители органов власти (2956, доля 12%), члены семьи поэта (3040, доля 13%), коммерческие организации (143, доля 0,6%), рядовые участники (590, доля 2%).

Отдельный «дискурс в дискурсе» образуют публичные выступления губернатора и оценки его деятельности другими участниками, ср.: «Алтайским краем руководит читающий Губернатор. Я считаю Александра Карлина самым читающим губернатором России… Он вдумчивый читатель, знаток русской литературы » (Официальный сайт, 26.06.2016); «За все мои поездки в Барнаул я услышал столько хороших слов о вашем Губернаторе… Говорят спасибо за то, что человек поддерживает культуру не первый год <…> люди говорили это мне, не рассчитывая, что я это вам перескажу. Но они это действительно говорили, и я считаю, что это нужно озвучить » (Официальный сайт, 24.06.2016); «Томенко я знаю, какой это умный, интеллигентный человек. Думаю, что и управленец он высшего класса. Работать с краем – в его силах » (Официальный сайт, 25.06.2019).

В медиадискурсе «чтений» используются такие коммуникативные события, как правотворчество (555 единиц счета), организационные совещания (1164), письма (893), публичные выступления (18441) и комментарии (14992 единицы). Коммуникативные события «правотворчество» и «организационные совещания» контролируются представителями органов власти. Дискурсивными субъектами коммуникативного события «публичные выступления» являются органы власти (5941), представители сферы культуры (9317) и члены семьи поэта (3040).

Результаты исследования и выводы

Таким образом, доминирующая роль в медиадискусе связана с представителями и партнерами органов власти. Говорят политики, чиновники, приглашенные знаменитости, крупные бизнесмены (спонсоры мероприятия), деятели культуры (руководители музеев, библиотек). Остальные участники события в меньшей степени принимают участие в медиадискурсе события.

Рассмотрим количество и характер упоминаний организаторов события. Характерно, что в первые годы проведения чтений умалчивается, какие безымянные «работники культуры» их организовали, однако перечисляются политические и коммерческие организации-участники: «представители «Единой России», внесла свою лепту в это важное дело администрация Косихинского района, не остались в стороне предприниматели ООО "Бордо" и "Алтайнефтепродукт" » (Официальный сайт Алтайского края, 16.06.2008).

Провластные группы имеют доступ к большому количеству дискурсивных ролей: они комментаторы, ораторы, публичные чтецы поэтических произведений, участники проектов аудиозаписи стихов. Они определяют повестку дня. Влиятельные коммуниканты организуют отбор тематики, контролируют и оценивают высказывания рядовых участников чтений.

Помимо медийных персонажей, в дискурсе существует коллективный безымянный герой (туристы, местные жители, молодые поэты), который получает измерение преимущественно в количественных категориях и является потребителем созданного культурного продукта, но в меньшей степени наделяется словом.

В медийном дискурсе рядовые участники чтений представляют собой абсолютно пассивных и по большей части безмолвствующих реципиентов («аут-группу»). «Аут-группы», по Ван Дейку, «имеют ограниченный доступ к доминирующим масс-медиа, редко используются в качестве надежного и постоянного источника информации, описываются стереотипно и негативно, воспринимаются как "ущербные" или "отсталые" в сравнении с нашими нормами, целями, культурой, ... нуждаются в нашей помощи, понимании, поддержке» [4. С. 78]. Эта линия негативной оценки «культурного уровня» местных жителей и необходимости его «поднимать» присутствует в медиадискурсе «Рождественских чтений». Ср.: «Ведь здесь не просто выезд на природу с шашлыками и пивом... И фестивали, которые здесь проходят, позволяют местным жителям не чувствовать себя отчасти обокраденными, живущими в стороне от культурных центров, не знающими сегодняшней культурной парадигмы » (Официальный сайт, 25.06.2019). В этом же контексте можно рассматривать публикации, в которых журналистам непросто найти «истинных поклонников» поэзии Р. Рождественского среди толпы посетителей: «Найти людей, которые помнят и знают стихи Роберта Рождественского, оказалось непростым делом. Если кому-то и приходили строчки на ум, то лишь из песен, которые только что звучали со сцены. Из 30 опрошенных участников чтений удалось найти только трех человек, которые ездят на фестиваль исключительно из-за любви к творчеству поэта » (Алтапресс, 24.06.2019).

«Миноритарные адресанты» цитируются реже, чем «мажоритарные». Если их цитируют, то выбирают таких реципиентов, мнение которых соответствует взглядам «субъектов» дискурса: среди участников анализируемого события высказываются только те, кому «понравилось», кто «читает». Ср.: «Мне очень нравится здесь, тут собираются дружелюбные люди, можно послушать песни на стихи Рождественского. <…> Это главное событие года для меня. Наслаждаюсь атмосферой, которая создана талантливыми людьми. <…> Я была на многих фестивалях, но мне тут очень нравится » (Алтапресс, 24.06.2019). «Мне всегда очень приятно бывать на этом фестивале, потому что атмосфера здесь очень душевная. <…> Нам очень все понравилось. Теперь мы собираемся сделать посещение фестиваля Роберта Рождественского семейной традицией » (Амител, 24.06.2019). До 2019 г. в СМИ высказывались только те реципиенты, которые посещали фестиваль уже не в первый раз либо являлись участниками песенного фестиваля, причем публикации эти выходили в СМИ, учредителями которых являются органы власти: «Алтайская правда», «Вечерний Барнаул», официальный сайт Алтайского края.

На фестивале проводятся специальные акции, однако нет указания на то, заинтересовали ли они участников, каковы их результаты. Например, в 2012 г. была объявлена акция «Мой экспонат в музее Роберта Рождественского», однако ее итоги публично не подведены. В 2019 году в СМИ сообщается о проведении литературной викторины на знание писателей из Алтайского края на одной из площадок фестиваля в Косихе, однако так же информация ограничивается анонсом.

Подчиненный характер публики подчеркивается в СМИ противопоставлением ее пассивности активности поклонников поэта из других регионов, в частности, Омской области. В СМИ упоминается два социальных проекта, один из них — всероссийский проект чтения стихов Р.И. Рождественского онлайн, в котором приняли участие жители Нижегородской области, Москвы и Владимира. Другой проект – международная фотоакция «Вечная слава героям»: «В ходе ее собирались сведения о памятниках воинам Великой Отечественной, которым служат эпитафией поэтические строки Роберта Рождественского (прежде всего, знаменитого «Реквиема»). На акцию откликнулись не только россияне, но и белорусы, украинцы, болгары. Собранный уникальный материал составляет содержание книги, которую можно по праву назвать книгой-Реквиемом » (Алтайская правда, 18.08.2017).

Таким образом, в структуре медиадискурса специального события между ин-группами и аут-группами присутствуют ощутимые отличия. Количественно бóльшая группа получает черты миноритарной группы, последовательно пессимизируется либо становится фигурой умолчания.

Вместе с тем, в соответствии со стратегией «сокрытия власти» (по Ван Дейку), реципиентов убеждают, что все происходит по их инициативе и в их интересах. Особенно данная стратегия активизируется в 2016 году, когда отмечался десятилетний юбилей события: «инициатива организации этого мероприятия пришла из народа, от любителей и почитателей творчества нашего земляка » (Официальный сайт Алтайского края, 25.06.2016). Итак, медиадискурс имеет дисциплинарный характер. Власть отказывает представителям локального сообщества во включении в дискурсивную практику и использует символические формы контроля публичного дискурса специального события.

Подводя итоги анализа, констатируем, что более половины материалов масс-медиа инициированы аффилированными с органами власти медиаресурсами. К рассматриваемому фестивалю полностью относится положение Ван Дейка о важном условии осуществления социального контроля посредством дискурса – контроле самого дискурса и его производства [4. С. 50]. С помощью данного события осуществляется легитимация власти в социальном контексте. Для губернатора медиадискурс имеет имиджеобразующую функцию. Дискурс становится предметом контроля со стороны властных коммуникантов. В результате правом голоса наделяются представители и партнеры властных структур.

Библиография
1.
Панкрухин А. П. Маркетинг территорий. 2-е изд., доп. СПб.: Питер, 2006. 416 с.
2.
Важенина И.С. Концептуальные основы формирования имиджа и репутации территории в конкурентной среде : автореферат дис. ... доктора экономических наук. Екатеринбург, 2008. 41 с.
3.
О трендах в дискурсном подавлении, европейском национализме и гуманитарной ядерной бомбе. Интервью с проф. Т.А. ван Дейком // Современный дискурс-анализ: повестка дня, проблематика, перспективы: коллективная монография / под ред. Е.А. Кожемякина, А.В. Полонского. Белгород: ИД «Белгород», 2016. С. 7-14.
4.
Ван Дейк Т. Дискурс и власть: Репрезентация доминирования в языке и коммуникации. М.: ЛИБРОКОМ, 2013. 344 с.
5.
Language, Power and Ideology: Studies in Political Discourse / Ed. by Ruth Wodak // Critical theory. Amsterdam/Philadelphia, John Benjamins Publishing Company, 1989, vol. 7. 289 p.
6.
Синельникова Л.Н. PR-дискурс как конвергентная социальная коммуникация // Современный дискурс-анализ. 2013. Вып. 8. Дискурсное конструирование социальной реальности. URL: http://discourseanalysis.org/ada8/st57.shtml (дата обращения: 8.03.2019).
7.
Русакова О.Ф., Русаков В.М. PR-дискурс: теоретико-методологический анализ. Екатеринбург: УрО РАН, Институт международных связей, 2008. URL: http://www.madipi.ru/index.php?id=27&limitstart=8&option=com_content&view=article (дата обращения: 10.06.2019).
8.
Шейгал Е.И. Многоликий нарратив // Политическая лингвистика. 2007. № 22. С. 86-93.
9.
Трубина Е.Г. Нарратология: основы, проблемы, перспективы. Материалы к специальному курсу. Екатеринбург : Издательство Уральского университета, 2002. URL: http://www.zipsites.ru/psy/psylib/info.php?p=1596 (дата обращения: 1.02.2019).
10.
Тюпа В.И. Нарратив и другие регистры говорения // Narratorium. 2011. №1-2. URL: http://narratorium.rggu.ru/article.html?id=2027584 (дата обращения: 8.03.2019).
11.
Милюкова А.Г. Нарративный анализ «алтайского текста» в пространстве social media // Алтайский текст в русской культуре [Текст] : сборник статей / Под ред. М.П. Гребневой. Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2015. Вып. 6. C. 287-296.
12.
Doing Narrative Research / Ed. by Molly Andrews, Corinne Squire, Maria Tamboukou. Oxford University Press, 2016, Vol. 43, Iss. 1. 228 p. URL: https://muse.jhu.edu/article/615545 (data obrashcheniya: 1.07.2019).
13.
Пропп В.В. Морфология сказки. М.: Наука, 1969. 168 c.
14.
Греймас А.-Ж. Структурная семантика: Поиск метода / Пер. с фр. Л. Зиминой. М.: Академический проект, 2004. 368 с.
15.
Eco U. Narrative Structure in Fleming // The Bond Affair / Ed. by Buono L., Eco U. London: Macdonald, 1960.
16.
Барт Р. Введение в структурный анализ повествовательных текстов // Зарубежная эстетика и теория литературы ХIХ-ХХ вв.: Трактаты, статьи, эссе. М.: МГУ, 1987. С. 387-422.
17.
Зенкин С. Критика нарративного разума. Заметки о теории. 4 // Новое литературное обозрение. 2003. № 1. URL: https://magazines.gorky.media/nlo/2003/1/kritika-narrativnogo-razuma.html (дата обращения: 1.06.2019)
18.
Мозжегоров С. В. Методологические основания сторителлинга в контексте исследования личностных нарративов // Социология: методология, методы, математическое моделирование (4М). 2013. № 37. C. 104-125.
19.
Минаева Л.В. Мультимедийный нарратив в связях с общественностью // Научные исследования и разработки. Современная коммуникативистика. 2015. Том 4. № 5. URL: https://naukaru.ru/ru/nauka/article/7288/view (дата обращения: 15.02.2019).
20.
Шевченко А. Ю. Дискурсивный анализ материалов массовой коммуникации // Сборник научных трудов «Теория коммуникации & прикладная коммуникация». Вестник Российской коммуникативной ассоциации, выпуск 1 / Под общей редакцией И.Н. Розиной. Ростов н/Д: ИУБиП, 2002. C. 185-192. URL: http://jarki.ru/wpress/2010/02/12/896/ (дата обращения: 1.07.2019).
21.
Franzosi R. Narrative Analysis-Or Why (And How) Sociologists Should be Interested in Narrative // Annual Review of Sociology. 1998. Vol. 24.
22.
Евстигнеева Н.В., Оберемко О.А. Модели анализа нарратива // Человек. Сообщество. Управление. 2007. №4. С. 95-107.
23.
Лотман Ю.М. Происхождение сюжета в типологическом освещении // Лотман Ю.М. Избранные статьи в трех томах. Т. I. Статьи по семиотике и топологии культуры. Таллин: Александра, 1992. С. 224-243.
24.
Уоллакотт Дж. Сообщения и значения // Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.: Эдиториал УРСС, 2002. С.155-160.
References (transliterated)
1.
Pankrukhin A. P. Marketing territorii. 2-e izd., dop. SPb.: Piter, 2006. 416 s.
2.
Vazhenina I.S. Kontseptual'nye osnovy formirovaniya imidzha i reputatsii territorii v konkurentnoi srede : avtoreferat dis. ... doktora ekonomicheskikh nauk. Ekaterinburg, 2008. 41 s.
3.
O trendakh v diskursnom podavlenii, evropeiskom natsionalizme i gumanitarnoi yadernoi bombe. Interv'yu s prof. T.A. van Deikom // Sovremennyi diskurs-analiz: povestka dnya, problematika, perspektivy: kollektivnaya monografiya / pod red. E.A. Kozhemyakina, A.V. Polonskogo. Belgorod: ID «Belgorod», 2016. S. 7-14.
4.
Van Deik T. Diskurs i vlast': Reprezentatsiya dominirovaniya v yazyke i kommunikatsii. M.: LIBROKOM, 2013. 344 s.
5.
Language, Power and Ideology: Studies in Political Discourse / Ed. by Ruth Wodak // Critical theory. Amsterdam/Philadelphia, John Benjamins Publishing Company, 1989, vol. 7. 289 p.
6.
Sinel'nikova L.N. PR-diskurs kak konvergentnaya sotsial'naya kommunikatsiya // Sovremennyi diskurs-analiz. 2013. Vyp. 8. Diskursnoe konstruirovanie sotsial'noi real'nosti. URL: http://discourseanalysis.org/ada8/st57.shtml (data obrashcheniya: 8.03.2019).
7.
Rusakova O.F., Rusakov V.M. PR-diskurs: teoretiko-metodologicheskii analiz. Ekaterinburg: UrO RAN, Institut mezhdunarodnykh svyazei, 2008. URL: http://www.madipi.ru/index.php?id=27&limitstart=8&option=com_content&view=article (data obrashcheniya: 10.06.2019).
8.
Sheigal E.I. Mnogolikii narrativ // Politicheskaya lingvistika. 2007. № 22. S. 86-93.
9.
Trubina E.G. Narratologiya: osnovy, problemy, perspektivy. Materialy k spetsial'nomu kursu. Ekaterinburg : Izdatel'stvo Ural'skogo universiteta, 2002. URL: http://www.zipsites.ru/psy/psylib/info.php?p=1596 (data obrashcheniya: 1.02.2019).
10.
Tyupa V.I. Narrativ i drugie registry govoreniya // Narratorium. 2011. №1-2. URL: http://narratorium.rggu.ru/article.html?id=2027584 (data obrashcheniya: 8.03.2019).
11.
Milyukova A.G. Narrativnyi analiz «altaiskogo teksta» v prostranstve social media // Altaiskii tekst v russkoi kul'ture [Tekst] : sbornik statei / Pod red. M.P. Grebnevoi. Barnaul : Izd-vo Alt. un-ta, 2015. Vyp. 6. C. 287-296.
12.
Doing Narrative Research / Ed. by Molly Andrews, Corinne Squire, Maria Tamboukou. Oxford University Press, 2016, Vol. 43, Iss. 1. 228 p. URL: https://muse.jhu.edu/article/615545 (data obrashcheniya: 1.07.2019).
13.
Propp V.V. Morfologiya skazki. M.: Nauka, 1969. 168 c.
14.
Greimas A.-Zh. Strukturnaya semantika: Poisk metoda / Per. s fr. L. Ziminoi. M.: Akademicheskii proekt, 2004. 368 s.
15.
Eco U. Narrative Structure in Fleming // The Bond Affair / Ed. by Buono L., Eco U. London: Macdonald, 1960.
16.
Bart R. Vvedenie v strukturnyi analiz povestvovatel'nykh tekstov // Zarubezhnaya estetika i teoriya literatury KhIKh-KhKh vv.: Traktaty, stat'i, esse. M.: MGU, 1987. S. 387-422.
17.
Zenkin S. Kritika narrativnogo razuma. Zametki o teorii. 4 // Novoe literaturnoe obozrenie. 2003. № 1. URL: https://magazines.gorky.media/nlo/2003/1/kritika-narrativnogo-razuma.html (data obrashcheniya: 1.06.2019)
18.
Mozzhegorov S. V. Metodologicheskie osnovaniya storitellinga v kontekste issledovaniya lichnostnykh narrativov // Sotsiologiya: metodologiya, metody, matematicheskoe modelirovanie (4M). 2013. № 37. C. 104-125.
19.
Minaeva L.V. Mul'timediinyi narrativ v svyazyakh s obshchestvennost'yu // Nauchnye issledovaniya i razrabotki. Sovremennaya kommunikativistika. 2015. Tom 4. № 5. URL: https://naukaru.ru/ru/nauka/article/7288/view (data obrashcheniya: 15.02.2019).
20.
Shevchenko A. Yu. Diskursivnyi analiz materialov massovoi kommunikatsii // Sbornik nauchnykh trudov «Teoriya kommunikatsii & prikladnaya kommunikatsiya». Vestnik Rossiiskoi kommunikativnoi assotsiatsii, vypusk 1 / Pod obshchei redaktsiei I.N. Rozinoi. Rostov n/D: IUBiP, 2002. C. 185-192. URL: http://jarki.ru/wpress/2010/02/12/896/ (data obrashcheniya: 1.07.2019).
21.
Franzosi R. Narrative Analysis-Or Why (And How) Sociologists Should be Interested in Narrative // Annual Review of Sociology. 1998. Vol. 24.
22.
Evstigneeva N.V., Oberemko O.A. Modeli analiza narrativa // Chelovek. Soobshchestvo. Upravlenie. 2007. №4. S. 95-107.
23.
Lotman Yu.M. Proiskhozhdenie syuzheta v tipologicheskom osveshchenii // Lotman Yu.M. Izbrannye stat'i v trekh tomakh. T. I. Stat'i po semiotike i topologii kul'tury. Tallin: Aleksandra, 1992. S. 224-243.
24.
Uollakott Dzh. Soobshcheniya i znacheniya // Nazarov M.M. Massovaya kommunikatsiya v sovremennom mire: metodologiya analiza i praktika issledovanii. M.: Editorial URSS, 2002. S.155-160.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Освещение в масштабе научной дискуссии ряда событий СМИ-индустрии, на мой взгляд, является нужным и необходимым делом. Современность все более ориентирована на то, чтобы варианты специальных массовых действий сводились не только к формальной, но и содержательной составляющей. Рецензируемая работа аналитически рассматривает масс-медийный дискурс на примере литературного фестиваля Роберта Рождественского (Атайский край). Автор достаточно последовательно обозначает ситуацию разверстки в Алтайском крае рада «проектов», направленных на популяризацию русской культуры: «в крае проводится ряд масштабных культурных мероприятий. Среди них особое место занимают литературные события, связанные с известными писателями, родившимися в крае: В.М. Шукшиным, В.С. Золотухиным, Р.И. Рождественским». Привлекает в работе точечный аспект, большая часть манифестированного определяет логику поступательного характера: «в данной статье мы рассмотрим специальное событие не в прагматическом, а в социокультурном аспекте. Кто контролирует медиадискурс имиджеобразующего для края культурного события? Какие ценности задает данное специальное событие? Для критического осмысления и ответа на эти вопросы мы используем анализ «Рождественских чтений» с точки зрения дискурс-анализа». Таким образом, методология исследования выверена, она созвучна современным требованиям и научным трендам. Уместен в основном блоке ориентир на системный обзор литературы – это базис для адекватного и объективного решения исследовательских задач. В статье удачно совмещается, на мой взгляд, пласт практический / эмпирический и фактический / гипотетический. Умение сформировать нужный настрой на достижение цели многого стоит, тем более, если это делается на примере «живой истории». Дискурс СМИ анализируется с точки зрения А.-Ж. Греймаса, Ролана Барта, Тэн ван Дейка, Рута Водака, Ю. Лотмана, Сергея Зенкина, В.И. Тюпы. Представленный ряд авторитетен и не вызывает сомнений апелляция к грамотной плеяде авторов, изучающих становления / развития дискурсивной парадигмы. Удачна, на мой взгляд, дифференциация текста статьи на блоки: при этом важный фактор – это смысловой ориентир. Весьма точно вводится в текст работы и статистика, сами графики / пиктографические отчеты ярко дополняют исследование: «из 345 единиц анализа 255 единиц опубликованы на информационных ресурсах органов власти, 93 — на информационных ресурсах, не аффилированных с органами власти. Среди медийных ресурсов органов власти — официальный сайт Алтайского края, официальный сайт г. Барнаула, официальный сайт администрации Косихинского района, официальный сайт Министерства культуры Алтайского края, официальный сайт Управления молодежной политики и реализации программ общественного развития «Алтай Молодой», газета «Вечерний Барнаул», газета «Алтайская правда», официальный сайт Федерального агентства по туризму, «Официальный туристский портал Алтая», краевой телеканал «Катунь 24». Вариант анализа может быть использован и далее при создании работы смежной тематической направленности. Талицы, рисунки, стики есть не только веяние моды, но и маркеры объективной оценки. Суждения автора по ходу раскрытия темы вполне интересны, аргументированы. Например, «рассмотрим, кто выступает коммуникантами в изучаемом дискурсе. В качестве таковых мы маркировали субъектов с активной дискурсивной ролью, цитаты которых представлены в медиадискурсе: комментаторов, ораторов, публичных чтецов, участников дискуссии, участников проектов аудиозаписи стихов поэта. Активная дискурсивная роль характеризует организации и деятелей культуры и образования, включая известных артистов (945 упоминаний), органы власти, включая губернатора (804 упоминания). Менее активны представители семьи поэта (218), политические партии (34), коммерческие организации (32), рядовые участники (31). На графике (см. Рис. 5) представлена динамика упоминания участников события с активной дискурсивной ролью в динамике», или «для более полного анализа дискурсивной активности коммуникантов рассмотрим внутреннюю структуру медиадискурса и определим субъектов коммуникативных событий. Если типологизировать используемые виды «дискурса в дискурсе» (то есть прямую речь и цитаты субъектов медиадискурса, измеряемые в единицах счета), то их можно разделить на устные компоненты (монологические публичные выступления, комментарии на пресс-мероприятиях и в интервью) и письменные (письма, юридические документы, комментарии в пресс-релизах, цитаты из стихотворений). В медиадискурсе события представлено 23458 устных компонентов и 15461 письменных компонентов» и т.д. Актуальность исследования, на мой взгляд, заключается в том, что сведение общих данных к единому знаменателю есть не теоретическая оценка, но практическая. Как показывает вывод, «доминирующая роль в медиадискусе связана с представителями и партнерами органов власти. Говорят политики, чиновники, приглашенные знаменитости, крупные бизнесмены (спонсоры мероприятия), деятели культуры (руководители музеев, библиотек). Остальные участники события в меньшей степени принимают участие в медиадискурсе события»… Цитации, ссылки в работе сделаны правильно, с учетом требований издания. Текст однороден, самостоятелен, данные могут быть использованы в русле изучения дисциплин гуманитарной направленности. Список источников полновесен, академический ценз выдержан. Статья «Дискурс специального события в масс-медиа (на примере алтайского краевого литературного фестиваля Роберта Рождественского)» рекомендуется к публикации в журнале «Филология: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"