Статья 'Рассмотрение проблем безопасности Арктического региона с позиций теорий режима в англоязычной научной литературе' - журнал 'Международные отношения' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Рассмотрение проблем безопасности Арктического региона с позиций теорий режима в англоязычной научной литературе

Ковалев Андрей Андреевич

кандидат политических наук

доцент, Северо-Западный институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

199178, Россия, Санкт-Петербург область, г. Санкт-Петербург, ул. Средний Проспект, В.о., 57/43

Kovalev Andrei Andreevich

PhD in Politics

Associate Professor at the North-West Institute of Management, branch of RANEPA

199178, Russia, Sankt-Peterburg oblast', g. Saint Petersburg, ul. Srednii Prospekt, V.o., 57/43

senator23@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0641.2020.2.30294

Дата направления статьи в редакцию:

15-07-2019


Дата публикации:

14-07-2020


Аннотация: Цель настоящей работы – исследовать основные концепции теории режимов, существующие в современной англоязычной литературе и относящиеся, в том числе, и к проблеме целостной безопасности Арктического региона. Эта цель достигается рассмотрением, анализом и классификацией базисных теорий и гипотез англоязычных авторов. Происходящее в наше время противостояние цивилизаций делает актуальным изучение основных западных концепций, относящихся к проблемам международной безопасности, в том числе с точки зрения теории режимов. Для лидеров нашей страны было бы важной и актуальной задачей понять суть политического мышления оппонентов, потому что на Западе политики серьезно относятся к теоретическим выводам и практическим советам ученых-обществоведов. Методология исследования базируется на методах политологического, социально-экономического и международно-правового анализа, а также применяется компаративистский подход. В исследовании рассмотрено разнообразие существующих гипотез и подходов (основанных на силе, интересах и т.д.) к решению целого комплекса важнейших проблем, связанных с разнообразными аспектами применения теорий режимов применительно к Арктическому региону. Спектр исследовательских концепций довольно широк, но ученые, в отличие от СМИ, как правило, стремятся к мирному и бесконфликтному решению существующих и вновь возникающих проблем. Большинство западных исследований отмечено уверенностью, что Арктический регион останется мирным в будущем. В рассмотренных нами работах явственно прослеживается апелляция не к эмоциям, а к здравому политическому смыслу, реализации которого в Арктическом регионе в немалой степени способствует теория режимов.


Ключевые слова: Арктика, теория режимов, глобализация, теоретико-игровой подход, микроэкономический подход, переговорный подход, гегемон, стабильность, международное положение, международное право

Abstract: The goal of this article consists in studying the key concepts of regime theory that exist in the modern English-language literature and relate to the problem of integral security of the Arctic Region. This goal is achieved through analysis and classification of basic theories and hypothesis of the English-language authors. The ongoing confrontation of civilizations mainstreams examination of the fundamental Western concepts pertinent to the problems of international security, including from the perspective of regime theory. An important and relevant objective for the Russian leaders would be to understand the essence of political reasoning of the opponents, since the Western politicians are serious about the theoretical conclusions and practical advice of social scientists. The research considers the variety of existing hypothesis and approaches (based on the power, interests, etc.) towards solution of a range of crucial issues associated with different aspects of using the regime theory applicable to the Arctic Region. The variety of research concepts is fairly wide, but unlike the mass media, scholars usually pursue peaceful and diplomatic solution of the existing and emerging problems. The majority of Western research confidently state that the Arctic Region will remain peaceful in the future. In the examined works, the author clearly traces an appeal to a common political sense, rather than emotions, which to a large extent is achieved due the regime theory.



Keywords:

international standing, stability, hegemonic, the negotiation approach, the microeconomic approach, game-theoretic approach, globalization, the theory of regimes, The Arctic, international law

В современном все более глобализирующемся и взаимозависимом мире возрастает практическое значение теории международных режимов. Международные режимы чаще всего понимают как совокупность определенных правил принятия решений в определенной сфере. Эти правила вырабатываются с учетом целей и интересов различных политических акторов. Можно вспомнить режимы международной торговли, режимы морского судоходства и режимы нераспространения определенных типов оружия. Режимы призваны, в идеале, увеличить степень международной безопасности и уменьшить риск потенциальных конфликтов, которые в последнее время вспыхивают в мире все чаще и чаще.

Проводимая в последние десятилетия под эгидой США глобализация привела к ухудшению международной обстановки и целостного политического климата на планете. Глобализация, в числе прочего, привела к высокой степени взаимозависимости современных государств. Это означает, что действия одних государств могут повлиять на благосостояние других государств и их граждан. Чтобы избежать непредвиденных социальных и экономических последствий и негативных политических ситуаций в сложном мире, государства стремятся к сотрудничеству. Международные режимы формируются как способ институционализации и координации сотрудничества по конкретным вопросам.

Актуальность данного исследования обусловлена, по меньшей мере, двумя обстоятельствами. Во-первых, происходящее в наше время противостояние цивилизаций делает актуальным изучение основных западных концепций, относящихся к проблемам международной безопасности, в том числе рассматривающих теории режимов. Для лидеров нашей страны было бы важной и актуальной задачей понять суть политического мышления оппонентов, потому что на Западе политики, как правило, прислушиваются к теоретическим выводам и практическим советам ученых: философов, политологов, социологов, юристов. Во-вторых, в последнее время особую значимость приобретает проблема международно-правового статуса Арктики – региона, становящегося все более привлекательным для мировой экономики вследствие изменений климата и неисследованных природных ресурсов. Отсюда цель настоящей работы – исследовать основные концепции теории режимов, существующие в англоязычной литературе и относящиеся, в том числе, и к проблеме целостной безопасности Арктического региона.

В целом, понимание режимов в англоязычной научной литературе базируется на том понятийном определении, что режимы - наборы принципов, норм, правил и процедур принятия решений, вокруг которых сходятся ожидания участников в определенной области международных отношений. Профессор Стэнфордского университета Стивен Краснер определяет принципы как убеждения в определенных фактах, причинно-следственных связях и истинности; нормы - как стандарты поведения, определяемые с точки зрения существующих прав и обязанностей; правила - как конкретные предписания или предписания к действию; процедуры принятия решений - как преобладающая практика для создания и реализации коллективного выбора [27]. Иными словами, режимы можно понимать как правила игры, согласованные субъектами международного сообщества, которые устанавливают диапазон законного или допустимого поведения в определенном контексте или виде деятельности.

Режим представляется чем-то большим, чем просто временными договоренностями, которые меняются при каждой смене власти или интересов [26]. Кроме того, концепция режимов представляет собой форму сотрудничества, которая не ограничивается реализацией собственных краткосрочных интересов, ибо в ней воплощено некое чувство общей ответственности государств-членов. Профессор Краснер также подчеркивает, что существует различие между принципами и нормами, с одной стороны, и правилами и процедурами, с другой [27].

Режим не обязательно должен принимать форму определенной конкретной организации, но часто будет воплощать в себе определенный набор политических институтов. В англоязычной литературе международные режимы определяются как политические образования, предполагающие некоторую форму институционализированного сотрудничества и создание правил и принципов, регулирующих поведение государства в определенной международно-правовой сфере. В англоязычной литературе чаще всего приводят такие примеры международных режимов: право морского режима (Конвенция ООН по морскому праву), международный режим прав человека (Конвенция ООН о правах человека), международный режим изменения климата (Рамочная конвенция ООН об изменении климата) и режим Антарктики (регулируемая система договора об Антарктике).

Стивен Хаггард и Бет Симмонс констатируют, что международные режимы стали основным объектом эмпирических исследований и теоретических дискуссий в международных отношениях в конце 70-х и 80-х годов [22]. Проблематика развивалась из-за неудовлетворенности доминирующей неореалистической концепцией мирового порядка как хаотичной и неуправляемой системы межгосударственных отношений с нулевым коэффициентом полезного действия. Тем не менее, эта система способствовала росту международного сотрудничества после Второй мировой войны.

Некоторые ученые полагают, что режимы являются важной характеристикой международной системы, и что на международной арене невозможно создать желаемое шаблонное поведение без создания определенного режима [30],[34]. Другие утверждают, что концепция режимов вводит в некое заблуждение, отвергая саму идею о том, что принципы, нормы, правила и процедуры принятия решений играют важную роль на международной арене [4]. Однако взгляды большинства исследователей теории режима находятся где-то посередине между этими двумя крайними позициями, придерживаясь «модифицированной структурной» концепции [27].

При каких условиях развиваются режимы? Ученые, придерживающиеся модифицированной структурной точки зрения, выявили ряд ключевых факторов, которые могут привести к созданию, сохранению и распространению режима. Взгляды, существующие в англоязычной научной литературе, варьируется относительно того, как эти факторы сгруппированы, но их основное содержание аналогично. Режимы могут работать, основываясь на двух факторах: во-первых, на факторах, основанных на интересах, во-вторых, на факторах, основанных на власти. Кроме того, есть все основания полагать, что на формирование режима могут влиять определенные экзогенные факторы, не имеющие прямого отношения к рассматриваемому вопросу.

Факторы на основе интересов

Доминирующая идея в теории международного сотрудничества и теории режима состоит в том, что государства сотрудничают, чтобы в максимально возможной форме способствовать реализации своих индивидуальных и коллективных интересов. Основополагающая предпосылка заключается в том, что политические институты, включая международные режимы, возникают, когда заинтересованные стороны участвуют в интерактивном, то есть при максимально широком взаимодействии всех участников, процессе принятия решений и стремятся координировать свое поведение, чтобы добиться взаимного согласия. Есть несколько подходов к факторам, основанным на интересах, которые можно рассматривать как условия для развития режима. Рассмотрим некоторые подходы, в частности: 1. теоретико-игровой подход; 2. микроэкономический подход; 3. подход к ведению переговоров.

1. Теоретико-игровой подход

Одним из способов объяснить, как факторы, основанные на интересах, могут привести к институционализированному сотрудничеству и международным режимам, является теория игр. Профессор Калифорнийского университета Артур Стейн представляет эту точку зрения в статье «Координация и сотрудничество: режимы в анархическом мире» [31]. Ученый рассматривает два обстоятельства, при которых нечем не сдерживаемый индивидуальный выбор все-таки стимулирует сотрудничество. Первое происходит, когда у индивидов есть общий интерес, но индивидуальное действие может привести к взаимовыгодным и наивысшим оптимальным результатам («дилемма общего интереса»). Следуя этой логике, можно создать режим на международной арене для решения проблем, связанных с неоптимальными последствиями одностороннего поведения. Например, можно утверждать, что режим международной торговли, созданный после окончания Второй мировой войны, являлся для некоторых стран способом избегнуть существующие торговые барьеры, что приводило к улучшению их положения. Весомый аргумент состоит в том, что всем странам было бы лучше в мире, который позволяет свободно и взаимовыгодно обмениваться товарами, минуя границы.

Второе обстоятельство, при котором безусловный индивидуальный выбор создает стимулы для сотрудничества - это когда отдельные действия могут привести к нежелательным результатам и когда выбор одного актора зависит от выбора, сделанного другим («дилемма общего отвращения».)

В этой ситуации субъекты с условными стратегиями не обязательно предпочитают один и тот же результат, но соглашаются с тем, что имеется, по крайней мере, один результат, которого все они хотят избежать. Без взаимовыгодной координации участники могут получить наименее предпочтительный результат. Классическим примером такой игры является взаимное гарантированное уничтожение с помощью ядерного оружия, которое не раз угрожало человечеству, особенно во время Кубинского ракетного кризиса. И СССР, и США, естественно, хотели избежать ядерной войны, но ни один из лидеров этих сверхдержав не хотел «отступать» первым.

Теоретико-игровой подход не дает ясного и четкого объяснения того обстоятельства, как потребность в сотрудничестве и координации институционализируется и приводит к определенному режиму, но он обеспечивает важное обоснование того обстоятельства, почему государства выбирают сотрудничество в определенных областях.

2. Микроэкономический подход

Другая известная теория формирования международных режимов основана на микроэкономическом подходе. В своей статье «Спрос на международные режимы» профессор Принстонского университета Роберт Кохейн утверждает, что международные режимы часто развиваются в результате действия механизмов спроса и предложения, когда выгоды режима перевешивают возможные издержки [26]. Кохейн представляет себе международный режим как экономический рынок, на котором государства основывают свое решение о присоединении к режиму на тщательных расчетах необходимых затрат и возможных выгод. В мире, характеризующемся управленческой аморфностью и политической неопределенностью, основная функция режима заключается в содействии заключению взаимовыгодных соглашений между государствами во избежание нежелательных последствий.

Профессор Кохейн стремится объяснить, почему существует спрос на международные режимы и почему именно государства заинтересованы в них в первую очередь. Кохейн утверждает что «как и несовершенные рынки, мировая политика характеризуется институциональными недостатками, которые препятствуют взаимовыгодной координации». Если исходить из того, что субъекты являются рациональными и что режимы являются средствами содействия заключению соглашений между этими субъектами, то спрос на международные режимы по любой заданной цене будет варьироваться в зависимости от того, насколько государству нужны соглашения и насколько режим способен содействовать этим соглашениям. Кроме того, Кохейн утверждает, что международный режим будет востребован, если он действительно сможет сделать возможными соглашения, которые иначе просто не смогут возникнуть. В этой ситуации режим будет эффективным. Причина, по которой международный режим иногда становится наиболее эффективным решением, заключается в том, что зачастую существуют операционные издержки, неполная и недостоверная информация и отсутствие правовой основы для заключения соглашений с другими государствами.

Международный режим может снизить операционные издержки, когда высока концентрация нерешенных проблем и накопившихся вопросов, и может достичь большего и масштабного эффекта за счет организации единого переговорного процесса, применимого к различным темам и соглашениям. Государства в международной системе часто сталкиваются с такими проблемами, как асимметричная информация (некоторые участники имеют больше информации об определенной ситуации, чем другие); моральный риск (некоторые соглашения могут поощрять менее кооперативное поведение); а также обман и безответственность (нечестные субъекты, не намеревающиеся выполнять свои обязательства). Кохейн утверждает, что создание международных режимов способно уменьшить такого рода неопределенность и риск, ибо отдельные вопросы увязываются друг с другом и, тем самым, улучшаются количество и качество информации, доступной субъектам. Режимы могут расширить связи между субъектами и, таким образом, привести к распространению информации о ресурсах других правительств, переговорных позициях, внутренних оценках ситуации, намерениях, интенсивности предпочтений и их готовности придерживаться соглашений.

3. Переговорный подход

Профессор Школы научных исследований и управления в области экологии имени Д. Брена Университета штата Калифорния Янг Оран и профессор Института морских наук Калифорнийского университета Гейл Ошеренко в своем исследовании акцентируют внимание на том, как институциональные переговоры влияют на формирование международного режима [36]. Они утверждают, что «режим формируется, когда участники достигают соглашения на условиях взаимоприемлемого конституционного договора».

Переговорный подход также основан на стремлении субъектов к достижению совместных выгод на основе сотрудничества, но при этом особое внимание уделяется условиям существования «контрактной зоны», которая, как можно ожидать, будет способствовать усилиям по формированию режима.

Янг Оран и Гейл Ошеренко описывают ряд факторов, которые могут повлиять на формирование режима: интегративный торг; справедливые и взаимовыгодные варианты; действенные решения; экзогенные потрясения или кризисы; общее благо; наука и техника; соответствующие стороны; механизмы соблюдения; определенные персоны в качестве лидеров.

Во-первых, институциональный результат, который все стороны смогут счесть справедливым, необходим для формирования режима. Зачастую государства считают справедливость более важной, чем даже саму эффективность, и поэтому этот аргумент может объяснить, почему некоторые международные режимы не являются оптимальными по теории Вильфредо Парето (как известно, оптимальность по Парето – это такое состояние некоторой системы, при котором значение каждого частного показателя, определяющего систему, не может быть улучшено без ухудшения других). Во-вторых, для того чтобы режим способствовал формированию действующих лиц, необходимо иметь в виду какое-то конкретное решение или план. Значимость влияет на способность формировать между государствами конвергентные ожидания в международных переговорах. В-третьих, для формирования международного режима вопрос должен быть политическим приоритетом для соответствующих участников. Если проблема не является приоритетной, то в таком случае меньше вероятности, что заинтересованные стороны захотят для ее решения пройти через процесс формирования режима. В-четвертых, режим с большей вероятностью формируется, когда стороны имеют некоторую концепцию общего блага, связанного с рассматриваемой проблемой. Наконец, скорее всего, режим сформируется, если все стороны, заинтересованные в проблеме или проблемной области, участвуют в процессе формирования режима. Это важно, потому что трудно найти долговременное решение рассматриваемой проблемы, если некоторые из важных заинтересованных сторон просто отсутствуют.

Факторы, основанные на силе

Реалистическая и неореалистическая традиция подчеркивает важность конфигураций и структур власти в международном сообществе для понимания и прогнозирования возможных коллективных результатов [27]. Они предполагают, что международные режимы созданы и структурированы, чтобы служить интересам доминирующих членов международной системы. Такой подход рассматривает одно или несколько влиятельных государств, заинтересованных в данном вопросе, в качестве непременного условия для формирования режима. Доминирующие члены международного сообщества могут создавать режимы, которые служат их собственным интересам или коллективным интересам всех вовлеченных сторон. Исследования динамики власти в международном сообществе многочисленны и сложны, и в этой статье мы представим лишь краткий обзор взглядов сторонников теории гегемонистской стабильности. Важно отметить, что существуют альтернативы и различные варианты этого подхода, которые в этом исследовании не будут полностью отражены [1],[5].

Гегемонистская стабильность

Теория гегемонистской стабильности предлагает одно из наиболее широко используемых объяснений динамики режима [22]. Этот подход рассматривает присутствие гегемона как необходимое условие для появления институциональных механизмов на международном уровне [21]. Гегемон - это государство с превосходящими большинство государств материальными и военными ресурсами, обширными природными богатствами, более развитой торговлей, более совершенной финансовой системой и т.п. Идея, лежащая в основе этой теории, заключается в том, что рассредоточение власти среди многих заинтересованных сторон может стать препятствием для формирования режима, поскольку оно в состоянии увеличить операционные издержки.

Одно могущественное государство может действенным образом повлиять на других, дабы они согласились с его предпочтениями в отношении институциональных механизмов и тем самым сделали возможным международный режим. Гегемон может использовать свою власть по-разному в отношении создания международного режима. Миролюбиво и позитивно настроенный гегемон готов нести непропорциональную часть краткосрочных затрат на создание международного режима для обеспечения общего блага, чтобы получить выгоды в долгосрочной перспективе, такие как свободная торговля, престиж, слава или, возможно, даже больше власти в грядущей международной системе. Такой подход во многих отношениях дополняет позицию, основанную на интересах: стороны могут захотеть сотрудничать по определенному вопросу, чтобы максимизировать коллективные интересы. Но существует необходимость в том, чтобы влиятельное государство несло значительную часть расходов по институционализации сотрудничества и возможного создания режима. Гегемон также может использовать международный режим в качестве инструмента для укрепления своих собственных особых интересов. Агрессивно настроенный гегемон может использовать свою власть, чтобы навязывать режимы другим субъектам, используя санкции, а также различные стимулы, для того чтобы заставить других участников действовать в соответствии с выгодными ему принципами, нормами, правилами и процедурами принятия решений, независимо от предпочтений других государств.

Большая часть литературы по теории режимов посвящена торговым или экологическим режимам, в то время как исследований, посвященным институционализированному сотрудничеству в области безопасности, мало. В традиционной научной литературе, основывающейся на реалистическом практицизме, безопасность рассматривается как нечто, что государства должны обеспечивать собственными силами. С этой точки зрения, государства будут заключать военные союзы только в случае необходимости, дабы получить военную силу и содействовать своим собственным интересам. С другой стороны, имеются и сторонники идеалистической позиции, согласно которой государства должны порвать с традиционной дипломатией и альянсами и создать систему мира, основанную на коллективной безопасности [28]. Вместе с тем, бесспорно, государства могут добиться совместных успехов на основе сотрудничества, в том числе по вопросам безопасности.

Профессор Чикагского университета Чарльз Липсон утверждает, что исследования режимов безопасности проводились в трех областях. Во-первых, ведутся исследования по вопросам контроля над вооружениями и соглашений о контроле над вооружениями, конкретно касающихся ядерного распространения и соглашений о вооружениях в период холодной войны. Во-вторых, есть исследования о Системе Европейского Концерта, когда великие и могущественные государства сотрудничали по вопросам безопасности в рамках Венской системы международных отношений после наполеоновских войн. Наконец, имеются исследования по сотрудничеству в области безопасности во время холодной войны, хотя и не использующие подходы и терминологию теории режима[28].

Профессор Колумбийского университета Роберт Джервис представляет теорию режимов безопасности, основанную на интересах [24]. Профессор Джервис утверждает, что как стимулы, так и препятствия для установления режима в сфере безопасности особенно велики из-за дилеммы безопасности. Идея дилеммы безопасности заключается в том, что силы, направленные на повышение безопасности одного государства, автоматически и непреднамеренно снижают безопасность других государств. Таким образом, режимы безопасности приобретают особую ценность, поскольку индивидуальные действия могут быть дорогостоящими и опасными и особенно труднодостижимыми именно вследствие опасений, что другие нарушат общее согласие и единые договоренности.

В рассматриваемой работе профессор Джервис продолжает анализировать условия для формирования действенного режима безопасности. Во-первых, великие державы должны захотеть установить его и предпочесть создание режима той ситуации, когда государства действуют в одностороннем порядке. Это означает, что государства должны быть удовлетворены существующим положением, а не пытаться продвигать свои интересы, действуя в одностороннем порядке. Во-вторых, субъекты должны верить, что другие разделяют отстаиваемые ими ценности, в том числе стремление к взаимной безопасности и сотрудничеству. Джервис утверждает, что лица, принимающие ответственные решения, часто именно переоценивают, а не недооценивают агрессивность других, что может привести к неправильному восприятию оппонента. Такое деформированное восприятие, в конечном итоге, приведет к исключению международных режимов в качестве альтернативы. В-третьих, все заинтересованные стороны должны считать, что сдерживающий экспансию международный режим (подразумевающий статус-кво ) предпочтительнее дальнейшего безудержного расширения. Если один или несколько участников искренне считают, что их интересы безопасности лучше обеспечиваются лишь путем односторонних действий и дальнейшего увеличения активности в ущерб другим акторам, то никакой действенный режим безопасности невозможен. В-четвертых, война и индивидуальное стремление к безопасности должны рассматриваться в современную эпоху как дорогостоящие мероприятия. Государства, которые не боятся войны, не захотят создать режим, чтобы предотвратить ее, и государства, которые считают, что наращивание вооружений однозначно является благом, не будут иметь стимулов для сотрудничества в целях сокращения расходов на вооружение. Наконец, Джервис утверждает, что на формирование режима также влияют факторы, непосредственно связанные с дилеммой безопасности. Если легко отличить оборонительные меры от наступательных, то индивидуалистические меры безопасности будут «относительно дешевыми, безопасными и эффективными, и будет меньше необходимости в создании режимов».

Когда наступательные и оборонительные меры безопасности трудно различить и когда защита более эффективна, чем нападение, то государства, которые хотят сохранить статус-кво, имеют значительное преимущество, стремясь к созданию и поддержке международного режима. Другими словами, вероятность режимов безопасности является наибольшей, когда риск или издержки односторонней политики безопасности достаточно велики, чтобы государства, стремящиеся к статус-кво, были нацелены на сотрудничество, в то время как риск нападения «неожиданного агрессора» не настолько велик, чтобы полностью препятствовать сотрудничеству.

Эти условия фокусируются главным образом на факторах, основанных на интересах, и в меньшей степени на нормах и специфических конфигурациях власти. Таким образом, формирование режима безопасности является сложным процессом, и условия, которые должны быть при этом выполнены, высоки. Джервис использует эту теорию для объяснения образования и падения Системы Европейского Концерта, которая преобладала в европейских международных отношениях в 1815-1823 гг. [24]. Он утверждает, что великие державы в этот период не стремились максимизировать свою индивидуальную позицию власти, не использовали в своих интересах слабости других, и не готовились к войне или не угрожали ей. Их поведение скорее показывало регулярность, общее понимание блага и стремление к созданию общих норм. Джервис утверждает, что государства, по-видимому, принимают политические решения, ориентируясь на долгосрочные выгоды, а не на краткосрочные. Это указывает на то, что они считают международную политику относительно стабильной. Другими словами, личные интересы определяются коллективным образом, а не только каждым государством индивидуально. Профессор также утверждает, что Система Концерта не всегда отражала базовые возможности держав и что результаты были фактически относительно автономны от системы распределения власти. Это явный контраст с тем, что предписывают факторы, основанные исключительно на власти.

Обратимся к англосаксонскому пониманию вопроса, возможен ли режим безопасности в Арктике? Чтобы приблизиться к пониманию этой проблемы, нам нужно более четкое определение того, как на самом деле выглядит режим безопасности в современную эпоху. Определение международного режима как простой совокупности принципов, норм, правил и процедур принятия решений, вокруг которых сходятся ожидания субъектов в определенной области международных отношений, является расплывчатым. Такое определение, с другой стороны, является целенаправленно широким, с тем чтобы можно было охарактеризовать существующие различные механизмы как режимы международной безопасности.

За прошедшие десятилетия в Арктике сотрудничество по некоторым вопросам безопасности развивалось, а по другим - нет. Поэтому важно использовать различие между различными видами безопасности, обозначенными нами как «жесткая» и «мягкая безопасность».

Само различие между «жесткой» и «мягкой» защитой является искусственным и часто может вводить в заблуждение, поскольку эти проблемы генетически связаны друг с другом. Тем не менее, это различие является ценным для обозначения, в каких областях оппоненты находят точки соприкосновения и возможности для сотрудничества, а в каких нет. Основное внимание уделим жесткой или традиционной безопасности. Жесткая безопасность часто изучается с военной точки зрения, и мощь того или иного государства является важнейшей составляющей такого анализа.

Жесткая безопасность касается защиты национального государства от внешних угроз, вызовов, уязвимостей и рисков, таких как вторжение, оккупация или захват части территории. В арктическом регионе такие вопросы, как защита границ (как на суше, так и на море), стали особенно важными сейчас, когда происходит потепление климата, лед тает и открываются новые морские пути, а экономическая активность в регионе в целом возрастает. Кроме того, континентальный шельф с богатыми природными ресурсами Северного Ледовитого океана усложняет ситуацию, когда речь заходит об охране территории. Некоторые из существующих территориальных и экономических претензий оспариваются, и, хотя современные государства, в целом, привержены международному праву, эти претензии могут стать очень значимыми для арктической среды безопасности, поскольку высказывающие их страны готовы всемерно защищать свои интересы [20].

Напротив, мягкая безопасность не обязательно касается конкретного национального государства, но часто выходит за его границы. Категория «мягкой безопасности» содержит проблемы, касающиеся окружающей среды, изменения климата, торговли, транснациональной преступности и безопасности человека и др. Многие из этих проблем особенно заметны в арктическом регионе. Например, усиление антропогенной деятельности в суровых условиях увеличило потребность в поисково-спасательных операциях и ликвидации разливов нефтепродуктов. Проблемы «мягкой» безопасности в Арктике часто требуют военного вмешательства и специальных знаний о том, как действовать в этих суровых условиях. Это свидетельствует о том, что эти два аспекта безопасности тесно взаимосвязаны.

Режим безопасности в этих областях повлечет за собой создание и установку общих принципов, норм, правил и процедур принятия решений о том, как арктические государства должны реагировать на возникающие угрозы и вызовы в Арктике. Это не обязательно должен быть некий официальный институт, но такое сотрудничество может вылиться в форму институционализированного диалога или установления определенных договоренностей между странами.

Международный режим будет означать набор принципов, норм, правил и процедур принятия решений о том, как арктические государства смогут в случае необходимости защищать свой суверенитет; защищать границы, территориальные претензии и природные ресурсы; реагировать на возможные антропогенные экологические катастрофы и рост человеческой деятельности. Такие принципы, нормы, правила и процедуры принятия решений могли бы помочь предотвратить возможные недоразумения между арктическими государствами.

На основе независимых переменных можно принять ряд проверяемых гипотез. В целом, чем больше может возникнуть гипотез, тем больше будет необходимости и пользы для режима безопасности в Арктическом регионе [11].

Список гипотез не является исчерпывающим и не включает все аспекты теории режимов, но охватывает те аспекты, которые, по нашему мнению, сейчас наиболее актуальны.

Гипотезы на основе интересов

Гипотеза №1 . Есть общие угрозы безопасности и интересы в Арктике, определенные заинтересованными странами;

Гипотеза №2 . Угрозы безопасности и интересы в Арктике являются приоритетом для заинтересованных стран;

Гипотеза №3 . Заинтересованные страны определили, что есть взаимные выгоды от институционализации сотрудничества в области безопасности;

Гипотеза №4 . Заинтересованные страны предпочитают статус-кво потенциальному конфликту в результате односторонних действий в Арктике;

Гипотеза №5 . Заинтересованные страны не в состоянии провести различие между военными мерами других стран, нацеленными на охрану границ и защиту ресурсов (оборонительные), и мерами, направленными на нападение на другие государства (наступательные);

Гипотеза №6 . Существует важное и справедливое решение для институционализации сотрудничества в области безопасности, и это решение затрагивает все арктические государства.

Гипотезы, основанные на силе

Гипотеза №7 . Есть сильное государство, готовое нести большую часть расходов по институционализации сотрудничества в Арктике

Таким образом, само разнообразие существующих гипотез и подходов к решению целого комплекса важнейших проблем, связанных с разнообразными аспектами применения теорий режимов применительно к Арктическому региону, свидетельствует об их важности как в теоретическом, так и в практическом аспектах для англоязычных ученых.

В целом, в последние несколько лет вопрос о конфликте или сотрудничестве в Арктике широко и активно освещался как в средствах массовой информации, так и в научных кругах. Большинство ученых постепенно приходят к выводу, что регион и впредь останется мирным, потому что уровень разностороннего и взаимовыгодного сотрудничества там довольно высок [2],[3],[6],[7],[8] [16],[19]. Арктическое управление и арктические институты также были в некоторой степени изучены в последние годы. Эти исследования были сосредоточены на эффективности и роли существующих арктических институтов (в основном Арктического совета).

Также ряд ученых сосредоточились на изучении текущих территориальных претензий в регионе.

Влиятельный ученый-международник Майкл Байерс опубликовал ряд работ по правовым аспектам Арктики, утверждая, что регион останется мирным [12]. В своей книге «Кто владеет Арктикой? Изучая споры о суверенитете на Севере» ученый рассматривает территориальные претензии и политические действия, предпринятые лидерами пяти арктических прибрежных государств, и приходит к выводу, что военные события в регионе совершенно естественны и происходят в правовых рамках ЮНКЛОС [18]. Его работа чрезвычайно ценна как свидетельство идущего сотрудничества, но его исследований явно не достаточно, когда речь заходит о теоретических рамках международной политики в Арктике.

Сотрудник Исследовательского центра Эймса Ян Броснан анализирует возможности сотрудничества в традициях неолиберально-институционалистской парадигмы [16]. В статье «Сотрудничество или конфликт в меняющейся Арктике?» исследуются пути и стимулы сотрудничества через общие вопросы, изложенные в стратегических заявлениях арктических прибрежных государств, и выявляются стимулы для сотрудничества во всех рассматриваемых областях. Катрин Кейл более глубоко рассматривает вопрос, как формируются интересы арктических государств (с акцентом на нефть и газ) и что Арктический регион означает для этих стран в культурном отношении [25].

Большая часть литературы, описывающая Арктику как потенциальную зону конфликта, представлена именно в СМИ, а не учеными. Хотя это мнение часто основано на недостатке информации, однако его нельзя полностью игнорировать. За несколько последних лет было опубликовано несколько актуальных статей на злобу дня, описывающих ситуацию в броских формулах наподобие «гонка за Арктикой», «новая холодная война» [23],[29],[32] и др. Следует отметить, что именно СМИ зачастую бездумно подогревают уровень политической напряженности и вместо взвешенного анализа ситуации способствуют раздуванию конфликтных настроений. Впрочем, такова природа СМИ, которые заботятся, прежде всего, о бездумном росте интереса к рассматриваемей ситуации, нежели о ее действенном и взаимовыгодном урегулировании.

С этой точки зрения существует ряд академических источников, исследующих, в том числе, и воздействие СМИ на развитие ситуации. Научный сотрудник по управлению мировым океаном в Совете по международным отношениям Скот Борджерсон в нескольких статьях для издания «Foreign Affairs» описывает ситуацию как геополитическую «большую игру» [13],[14],[15]. В этих статьях больше внимания уделяется определенным заявлениям политических лидеров и усилению милитаризации региона, чем собственно правовому аспекту. Тайваньские ученые Вэй-Эн Тан и Юй-тай Цай, с другой стороны, делают вывод о том, что конфликт в Арктическом регионе вряд ли удастся урегулировать с помощью ЮНКЛОС, но они также признают позитивные сдвиги в сотрудничестве [33].

Исследования режимов и институтов в Арктике, в основном, касаются деятельности Арктического совета и связанного с ним экологического режима в этом регионе. Влиятельный ученый Оран Янг много писал о международных экологических режимах с использованием различных механизмов в Арктике в качестве тематических исследований. В своих публикациях ученый основное внимание уделяет формированию режима в регионе. Профессор Янг также изучил возможные реформы в системе управления Арктикой. В статье «Куда ведет Арктика? Конфликт или сотрудничество на Приполярном Севере?» он предлагает новую и более эффективную трехстороннюю структуру управления в Арктике, основанную на существующих институтах региона [35].

Итак, в современной англоязычной научной литературе наблюдается значительный интерес к рассмотрению проблем Арктического региона с точки зрения теории режимов, обусловленный, прежде всего, растущей практической значимостью этой проблематики. Спектр концепций ученых довольно широк, но ученые, в отличие от СМИ, как правило, стремятся к мирному и бесконфликтному решению существующих и вновь возникающих проблем. В рассмотренных нами работах явственно прослеживается апелляция не к эмоциям, а к здравому политическому смыслу, реализации которого в Арктическом регионе в немалой степени способствует теория режимов.

Библиография
1.
Богатуров А.Д. Международные отношения и внешняя политика России. М.: Аспект Пресс, 2017. 479 с.
2.
Голдин В.И. Арктическая геополитика: современные тенденции и перспективы // Клио. 2014. № 2. С. 15-22.
3.
Иванова А.Н., Яковлева Т.А., Климова М.П. Экологическая безопасность Арктики: правовые основы. Якутск: Издательский дом Северо-Восточного федерального университета, 2013. 247 с.
4.
Ковалев А.А. Актуальные проблемы национальной безопасности России: теоретические и практические аспекты. – СПб.: Изд-во Коновалова А.М., 2019. 302 с.
5.
Ковалев А.А. Влияние процессов глобализации и регионализации на вопрос национальной и государственной безопасности: путь от экономики до геополитики//Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2017. Т.13. №
6.
С. 1150-1161. 6.Международные отношения в Арктике. М.: НП Российский совет по международным делам, 2017. 75 с.
7.
Муштакова Е.С. Правовое понятие Арктики в международном и национальном законодательстве // Нефть, газ и бизнес. 2013. № 6. С.61-66.
8.
Подрезов Ю.В. Освоение Арктики: международное сотрудничество, климат, безопасность // Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций. 2017. № 1. С. 98-103.
9.
Радиков И.В. Ценностный подход в процессе формирования общей повестки дня международной безопасности//Вестник Московского университета. Серия 12: Политические науки. 2012. № 3. С. 41-45.
10.
Сеидов В.Г. Влияние средств массовой информации и коммуникации на международные отношения: монография.-Пенза: Изд-во ПГУ, 2015. 205 с.
11.
Шамахов В.А., Ковалев А.А. Особенности политики безопасности Арктического региона: повестка 2019 года // Вестник Поволжского института управления. 2019. т.19. №2. С.30-40.
12.
Baker J., Byers M. International Law and the Arctic. New York: Cambridge University press, 2013. 314 p.
13.
Borgerson S. Arctic meltdown: The economic and security implications of global warming // Foreign Affairs / [Электронный ресурс] URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/arctic-antarctic/2008-03-02/arctic-meltdown
14.
Borgerson S. The coming Arctic boom // Foreign Affairs / [Электронный ресурс] URL:https://www.foreignaffairs.com/articles/global-commons/2013-06-11/coming-arctic-boom
15.
Borgerson S. The great game moves North // Foreign Affairs / [Электронный ресурс] URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/globalcommons/2009-03-25/great-game-moves-north
16.
Brosnan I.G., Leschine T.M., Miles E.L. Cooperation or Conflict in a Changing Arctic? // Ocean Development and International Law / [Электронный ресурс] DOI: 10.1080/00908320.2011.543032
17.
Byers M. Cold peace: Arctic cooperation and Canadian foreign policy // International Journal /[Электронный ресурс] URL:http://www.jstor.org/stable/25762047
18.
Byers M. Who owns the Arctic? Understanding sovereignty disputes in the North. Douglas & McIntyre, 2010. 179 p.
19.
Carlson J. Scramble for the Arctic: Layered Sovereignty, UNCLOS and Competing Maritime Territorial Claims // SAIS Review of International Affairs / [Электронный ресурс] URL:https://muse.jhu.edu/
20.
Conley H. A New Security Architecture for the Arctic // A report of the CSIS Europe Program/ [Электронный ресурс] URL: https://csis-prod.s3.amazonaws.com/s3fspublic/legacy_files/files/publication/120117_Conley_ArcticSecurity_Web.pdf
21.
Gilpin R. The Political Economy of International Relations. Princeton University Press, 2016. 472 p.
22.
Haggard S., Simmons B. Theories of international Regimes // International Organization / [Электронный ресурс] URL: http://scholar.harvard.edu/files/bsimmons/files/SimmonsHaggard1987.pdf
23.
Higgins A. Norway reverts to Cold War mode as Russian Air Patrols Spike // New York Times / [Электронный ресурс] URL:http://www.nytimes.com/2015/04/02/world/europe/a-newly-assertive-russia-jolts-norways-airdefenses-into-action.html
24.
Jervis R. Security regimes // International Organization / [Электронный ресурс] URL:https://www.cambridge.org/core/journals/international-organization/article/security-regimes/0DFFD69884DEF7F65C25CF3C91EEB051
25.
Keil K. The Arctic: A new region of conflict? The case of oil and gas // Cooperation and conflict / [Электронный ресурс] DOI: 10.1177/0010836713482555
26.
Keohane R., Nye J.S. Power and Interdependence. Scott, Foresman, 1989. 315 p.
27.
Krasner S.D. International regimes. Cornell University Press, 1983. 372 p.
28.
Lipson C. Are security regimes possible? Historical cases and modern issues // Regional Security Regimes: Israel and its Neighbors. Albany: SUNY Press, 1995. 313 p.
29.
Osborn K. US Lawmakers: Russia’s military build-up in the Arctic disturbing // Military.com / [Электронный ресурс] URL: http://www.military.com/daily-news/2015/03/12/us-lawmakers-russias-military-build-up-in-thearctic.html
30.
Puchala D.J., Hopkins R.F. International regimes: lessons from inductive analysis // International Organization / [Электронный ресурс] URL:https://www.cambridge.org/core/journals/international-organization/article/international-regimes-lessons-from-inductive-analysis/BB1CCF4B74C3592A668F10026722FEC4
31.
Stein A. Coordination and collaboration: regimes in an anarchic world // International Organization / [Электронный ресурс] URL: https://www.cambridge.org/core/journals/international-organization/article/coordination-and-collaboration-regimes-in-an-anarchic-world/D2BBDF45B1FAAA9A5029AA1F2EACBF97
32.
Stein J. What is Russia up to in the Arctic? // Newsweek / [Электронный ресурс] URL: http://www.newsweek.com/2015/03/06/what-russia-arctic-308941.html
33.
Tai Win En, Tsai Yu-tai. After the ice melts: Conflict resolution and the international scramble for natural resources in the Arctic Circle // Journal of Politics and Law / [Электронный ресурс] URL:http://dx.doi.org/10.5539/jpl.v3n1p91
34.
Young O.R. Regime dynamics: the rise and fall of international regimes // International Organization / [Электронный ресурс] URL: https://www.cambridge.org/core/journals/international-organization/article/regime-dynamics-the-rise-and-fall-of-international-regimes/6885F64E8C01664F4B7EA48C556AB5E8
35.
Young O.R. Wither the Arctic? Conflict or cooperation in the circumpolar North? // The Polar Record / [Электронный ресурс] URL:http://dx.doi.org/10.1017/S0032247408007791
36.
Young O.R., Osherenko G. Polar politics: creating international environmental regimes. Cornell University Press, 1993. 276 p.
References (transliterated)
1.
Bogaturov A.D. Mezhdunarodnye otnosheniya i vneshnyaya politika Rossii. M.: Aspekt Press, 2017. 479 s.
2.
Goldin V.I. Arkticheskaya geopolitika: sovremennye tendentsii i perspektivy // Klio. 2014. № 2. S. 15-22.
3.
Ivanova A.N., Yakovleva T.A., Klimova M.P. Ekologicheskaya bezopasnost' Arktiki: pravovye osnovy. Yakutsk: Izdatel'skii dom Severo-Vostochnogo federal'nogo universiteta, 2013. 247 s.
4.
Kovalev A.A. Aktual'nye problemy natsional'noi bezopasnosti Rossii: teoreticheskie i prakticheskie aspekty. – SPb.: Izd-vo Konovalova A.M., 2019. 302 s.
5.
Kovalev A.A. Vliyanie protsessov globalizatsii i regionalizatsii na vopros natsional'noi i gosudarstvennoi bezopasnosti: put' ot ekonomiki do geopolitiki//Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. 2017. T.13. №
6.
S. 1150-1161. 6.Mezhdunarodnye otnosheniya v Arktike. M.: NP Rossiiskii sovet po mezhdunarodnym delam, 2017. 75 s.
7.
Mushtakova E.S. Pravovoe ponyatie Arktiki v mezhdunarodnom i natsional'nom zakonodatel'stve // Neft', gaz i biznes. 2013. № 6. S.61-66.
8.
Podrezov Yu.V. Osvoenie Arktiki: mezhdunarodnoe sotrudnichestvo, klimat, bezopasnost' // Problemy bezopasnosti i chrezvychainykh situatsii. 2017. № 1. S. 98-103.
9.
Radikov I.V. Tsennostnyi podkhod v protsesse formirovaniya obshchei povestki dnya mezhdunarodnoi bezopasnosti//Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 12: Politicheskie nauki. 2012. № 3. S. 41-45.
10.
Seidov V.G. Vliyanie sredstv massovoi informatsii i kommunikatsii na mezhdunarodnye otnosheniya: monografiya.-Penza: Izd-vo PGU, 2015. 205 s.
11.
Shamakhov V.A., Kovalev A.A. Osobennosti politiki bezopasnosti Arkticheskogo regiona: povestka 2019 goda // Vestnik Povolzhskogo instituta upravleniya. 2019. t.19. №2. S.30-40.
12.
Baker J., Byers M. International Law and the Arctic. New York: Cambridge University press, 2013. 314 p.
13.
Borgerson S. Arctic meltdown: The economic and security implications of global warming // Foreign Affairs / [Elektronnyi resurs] URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/arctic-antarctic/2008-03-02/arctic-meltdown
14.
Borgerson S. The coming Arctic boom // Foreign Affairs / [Elektronnyi resurs] URL:https://www.foreignaffairs.com/articles/global-commons/2013-06-11/coming-arctic-boom
15.
Borgerson S. The great game moves North // Foreign Affairs / [Elektronnyi resurs] URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/globalcommons/2009-03-25/great-game-moves-north
16.
Brosnan I.G., Leschine T.M., Miles E.L. Cooperation or Conflict in a Changing Arctic? // Ocean Development and International Law / [Elektronnyi resurs] DOI: 10.1080/00908320.2011.543032
17.
Byers M. Cold peace: Arctic cooperation and Canadian foreign policy // International Journal /[Elektronnyi resurs] URL:http://www.jstor.org/stable/25762047
18.
Byers M. Who owns the Arctic? Understanding sovereignty disputes in the North. Douglas & McIntyre, 2010. 179 p.
19.
Carlson J. Scramble for the Arctic: Layered Sovereignty, UNCLOS and Competing Maritime Territorial Claims // SAIS Review of International Affairs / [Elektronnyi resurs] URL:https://muse.jhu.edu/
20.
Conley H. A New Security Architecture for the Arctic // A report of the CSIS Europe Program/ [Elektronnyi resurs] URL: https://csis-prod.s3.amazonaws.com/s3fspublic/legacy_files/files/publication/120117_Conley_ArcticSecurity_Web.pdf
21.
Gilpin R. The Political Economy of International Relations. Princeton University Press, 2016. 472 p.
22.
Haggard S., Simmons B. Theories of international Regimes // International Organization / [Elektronnyi resurs] URL: http://scholar.harvard.edu/files/bsimmons/files/SimmonsHaggard1987.pdf
23.
Higgins A. Norway reverts to Cold War mode as Russian Air Patrols Spike // New York Times / [Elektronnyi resurs] URL:http://www.nytimes.com/2015/04/02/world/europe/a-newly-assertive-russia-jolts-norways-airdefenses-into-action.html
24.
Jervis R. Security regimes // International Organization / [Elektronnyi resurs] URL:https://www.cambridge.org/core/journals/international-organization/article/security-regimes/0DFFD69884DEF7F65C25CF3C91EEB051
25.
Keil K. The Arctic: A new region of conflict? The case of oil and gas // Cooperation and conflict / [Elektronnyi resurs] DOI: 10.1177/0010836713482555
26.
Keohane R., Nye J.S. Power and Interdependence. Scott, Foresman, 1989. 315 p.
27.
Krasner S.D. International regimes. Cornell University Press, 1983. 372 p.
28.
Lipson C. Are security regimes possible? Historical cases and modern issues // Regional Security Regimes: Israel and its Neighbors. Albany: SUNY Press, 1995. 313 p.
29.
Osborn K. US Lawmakers: Russia’s military build-up in the Arctic disturbing // Military.com / [Elektronnyi resurs] URL: http://www.military.com/daily-news/2015/03/12/us-lawmakers-russias-military-build-up-in-thearctic.html
30.
Puchala D.J., Hopkins R.F. International regimes: lessons from inductive analysis // International Organization / [Elektronnyi resurs] URL:https://www.cambridge.org/core/journals/international-organization/article/international-regimes-lessons-from-inductive-analysis/BB1CCF4B74C3592A668F10026722FEC4
31.
Stein A. Coordination and collaboration: regimes in an anarchic world // International Organization / [Elektronnyi resurs] URL: https://www.cambridge.org/core/journals/international-organization/article/coordination-and-collaboration-regimes-in-an-anarchic-world/D2BBDF45B1FAAA9A5029AA1F2EACBF97
32.
Stein J. What is Russia up to in the Arctic? // Newsweek / [Elektronnyi resurs] URL: http://www.newsweek.com/2015/03/06/what-russia-arctic-308941.html
33.
Tai Win En, Tsai Yu-tai. After the ice melts: Conflict resolution and the international scramble for natural resources in the Arctic Circle // Journal of Politics and Law / [Elektronnyi resurs] URL:http://dx.doi.org/10.5539/jpl.v3n1p91
34.
Young O.R. Regime dynamics: the rise and fall of international regimes // International Organization / [Elektronnyi resurs] URL: https://www.cambridge.org/core/journals/international-organization/article/regime-dynamics-the-rise-and-fall-of-international-regimes/6885F64E8C01664F4B7EA48C556AB5E8
35.
Young O.R. Wither the Arctic? Conflict or cooperation in the circumpolar North? // The Polar Record / [Elektronnyi resurs] URL:http://dx.doi.org/10.1017/S0032247408007791
36.
Young O.R., Osherenko G. Polar politics: creating international environmental regimes. Cornell University Press, 1993. 276 p.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В настоящее время все чаще не только многочисленные аналитики – философы, политологи, социологи, экономисты, – но и многочисленные рядовые наблюдатели констатируют происходящие на наших глазах изменения в системе международных отношений, обусловленной динамичной трансформации монополярного мира во главе с США в мир многополярный, в котором ведущие позиции наряду с уставшим североамериканским колоссом будет играть целый ряд стран, среди которых Китай, Российская Федерация, Индия, Иран и др. Разумеется, очевидно, что только многополярный мир, в котором будут учитываться интересы различных акторов, может обеспечить подлинную безопасность на нашей планете. Вместе с тем на данном этапе отмечается обострение международной обстановки, которая характеризуется целой чередой различных кризисов (украинский, сирийский, венесуэльский), что позволяет целому ряду специалистов проводить определенные параллели с началом XX в., когда сходная ситуация привела к такой ожидаемой и вместе с тем такой внезапной Первой мировой войне. В этой связи заметная роль в нормализации международных отношений принадлежит России, что отмечают сегодня как отечественные, так и зарубежные специалисты. Это обстоятельство обуславливает изучение внешнеполитических стратегий геополитических конкурентов нашей страны в таких значимых регионах, как постсоветское пространство, Восточная Европа, Арктика, важных, в том числе, и с точки зрения обеспечения национальной безопасности.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются западные концепции проблем международной безопасности, относящиеся к Арктическому региону. Автор ставит своей задачей рассмотреть теорию международных режимов, выявить разработанные в англосаксонской литературе ключевые факторы, приводящие к созданию, сохранению и распространению режима, проанализировать гипотезы и подходы «к решению целого комплекса важнейших проблем, связанных с разнообразными аспектами применения теорий режимов применительно к Арктическому региону».
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступают системный подход, в основе которого лежит рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод.
Научная новизна исследования заключается в самой постановке темы: как отмечает сам автор, он стремится охарактеризовать «основные концепции теории режимов, существующие в англоязычной литературе и относящиеся, в том числе, и к проблеме целостной безопасности Арктического региона».
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность (всего список литературы включает в себя свыше 30 различных источников и исследований). Специфика тематики исследования обусловила привлечение зарубежной англоязычной литературы. Из привлекаемых автором работ укажем на труды А.Б. Богатурова, В.И. Голдина, А.А. Ковалева, М. Байерса, Р. Джервиса и других авторов, в которых раскрываются различные аспекты теории режимов. В то же время к библиографии есть замечания: автор включает в нее три работы одного автора (А.А. Ковалева), что, на наш взгляд, не обусловлено их значимостью применимо к работе, исследующей англосаксонские научные публикации. В то же время, в целом, список литературы отвечает требованиям, предъявляемым к подобного рода работам.
Стиль работы является научным, вместе с тем доступным для понимания не только специалистам, но и всем тем, кто интересуется как современными международными отношениями, в целом, так и Арктическим регионом, в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой исследования.
Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в то же время к ней есть замечания. Желательно выделить дополнительно помимо уже имеющихся такие разделы, как «введение» и «заключение». Важно заметить, что в статье вообще фактически отсутствует заключительная часть, в которой была бы обобщена и систематизирована собранная информация. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «в англоязычной литературе международные режимы определяются как политические образования, предполагающие некоторую форму институционализированного сотрудничества и создание правил и принципов, регулирующих поведение государства в определенной международно-правовой сфере». В работе показано, что «международный режим будет означать набор принципов, норм, правил и процедур принятия решений о том, как арктические государства смогут в случае необходимости защищать свой суверенитет; защищать границы, территориальные претензии и природные ресурсы; реагировать на возможные антропогенные экологические катастрофы и рост человеческой деятельности».
На основе анализа современной англоязычной научной литературы автор приходит к главному выводу, что «ученые, в отличие от СМИ, как правило, стремятся к мирному и бесконфликтному решению существующих и вновь возникающих проблем».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет определенный читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в учебных курсах, так и при разработке арктических стратегий России.
В то же время к статье есть замечания:
1) Необходимо улучшить структуру работы, выделив в массивном авторском тексте ряд дополнительных разделов, например, «введение» и «заключение».
2) В статье фактически отсутствует заключительная часть, в которой была бы обобщена и систематизирована собранная информация.
3) Необходимо вычитать текст с точки зрения русского литературного языка. Так, у автора значится: «Также ряд ученых сосредоточились на изучении текущих территориальных претензий в регионе», «За прошедшие десятилетия в Арктике сотрудничество по некоторым вопросам безопасности развивалось, а по другим - нет. Поэтому важно использовать различие между различными видами безопасности, обозначенными нами как «жесткая» и «мягкая безопасность» и т.д.
4) Библиография статьи должна быть приведена в соответствие с требованиями ГОСТ, особое внимание следует уделить оформлению интернет-ресурсов. Так же следует скорректировать отображение 5 и 6 ссылки.
5) В тексте необходимо раскрыть, какой смысл вкладывает автор в понятие «англоязычная научная литература», то есть это любая литература на английском языке (и тогда это могут быть и работы российских и др. авторов) или только англосаксонских (Великобритания, США и т.д.). Так, например, автор обращается к исследованию тайваньских ученых Вэй-Эн Тана и Юй-тай Цай.
6) Вообще автор в тексте больше показывает отдельные аспекты теории режимов, нежели их применение к Арктическому региону.
При условии исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Международные отношения».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"