Статья 'Современные государства и транснациональные корпорации: формы и методы конструктивного взаимодействия в сфере политики' - журнал 'Тренды и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Тренды и управление
Правильная ссылка на статью:

Современные государства и транснациональные корпорации: формы и методы конструктивного взаимодействия в сфере политики

Карпович Олег Геннадьевич

доктор политических наук

первый заместитель директора, ИСИП "Российский университет дружбы народов" (РУДН)

101000, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Karpovich Oleg Gennad'evich

Doctor of Politics

Deputy Director of the Insitute, Institue of Stategic Research and Forecasting of the People's Friendship University of Russia

101000, Russia, Moscow, Mikluho-Maklaya Street 6

karpovich40@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0730.2017.3.22928

Дата направления статьи в редакцию:

06-05-2017


Дата публикации:

13-10-2017


Аннотация: Настоящая статья посвящена исследованию особенностей взаимодействия современных государств и транснациональных корпораций в сфере мировой политики, формам и методам нахождения консенсуса при совместном решении политических вопросов, принципам достижения взаимоприемлемого согласия, урегулирования возникающих политических конфликтов. Объектом настоящего исследования выступает сфера мировой политики и происходящие в ней политические процессы, предметом исследования – формы и методы конструктивного взаимодействия национальных государств и транснациональных корпораций в сфере решения политических вопросов. Методологической основой исследования является системный, структурно-функциональный, сравнительно-политический подходы, методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, наблюдения. Автор статьи обращает внимание на то, что взаимодействие и взаимное сосуществование традиционных вестфальских акторов международных отношений – национальных государств - и «акторов вне суверенитета» - транснациональных корпораций – в современной мировой политике не всегда носит однозначный характер. Довольно часто транснациональные корпорации стремятся диктовать национальным правительствам в странах пребывания свои условия, в том числе в сфере политики; заканчивается это, за редким исключением, крупным конфликтом. В других странах наблюдается процесс сращивания ТНК и национальной бюрократии, ведущий либо к состоянию симбиоза ТНК с государственными структурами, либо – к коррумпированию власти.


Ключевые слова: политическая система, глобальное информационное пространство, мировая политика, глобальная нестабильность, международные отношения, дипломатия, интересы, государство, безопасность, риски

Abstract: This article is dedicated to the examination of peculiarities of cooperation between modern states and transnational corporations in the area of global politics, forms and methods of finding consensus in the joint resolution of political issues, principles of achieving the mutually acceptable agreements, as well as management of the arising political conflicts.  The object of this study is the sphere of world politics and political processes taking place within. The subject of this study is the forms and methods of constructive cooperation between the national states and transnational corporations with regards to political issues. The author draws attention to the fact that the cooperation and mutual coexistence of the traditional Westphalian actors of international relations – the national states, and the "actors beyond sovereignty" – the transnational corporations, does not always carry unambiguous character within the modern world politics. Fairly often, the transnational corporations attempt to dictate their terms to national governments of the countries they operate in, including in the area of politics. With rare exception, it usually leads to a major conflict. In other countries, we can observe the process of fusion between the transnational corporations and national bureaucracy, which either leads to a symbiosis between the transnational corporations and state institutions, or to corruption of power.



Keywords:

diplomacy, international relations, global insecurity, world politics, global information space, political system, interests, state, sequrity, risks

В настоящее время в международных отношениях (МО) и мировой политике стремительно нарастает политическое значение и вес особой категории негосударственных участников (акторов) МО – транснациональных корпораций (ТНК). Они активно вмешиваются в международные отношения и мировую политику, конкурируют в политической сфере с традиционными государствами, оспаривают право регулирования международной деятельности у межправительственных организаций и стремятся утверждать свои интересы на площадке ООН. Все чаще предметом острых международных кризисов становятся конфликты интересов между государствами и ТНК. По мнению И.А. Андроновой, «глобальная власть» ТНК распространяется сегодня на все национальные государства, так как ТНК сегодня контролируют «более половины мирового промышленного производства, более 60% внешней торговли, а также примерно 4/5 патентов и лицензий на новую технику, технологии и «ноу-хау»; под их контролем находится «90% мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, лесоматериалов, табака, джута и железной руды, 85% рынка меди и бокситов, 80% чая и олова, 75% бананов, натурального каучука и сырой нефти» [1]. Причем, по мнению ученого, опирающегося на данные зарубежной статистики, «ядро мирохозяйственной системы составляют менее 500 ТНК, обладающих практически неограниченной экономической властью»; «объем продаж 200 крупнейших ТНК превышает суммарный ВВП всех стран мира, за исключением первых десяти стран»; «двадцать ТНК являются главным источником прямых иностранных инвестиций (ПИИ). 84% общемирового вывоза прямых иностранных инвестиций приходится на ТНК» [2]. По мнению Р.И. Цвылева, «в значительной степени видимая рука ТНК (включая так же и государства) давно уже заменила мифическую невидимую руку капитализма laissez-faire» [3]. Такое поведение ТНК на международной арене ставит перед научным сообществом задачу выработки эффективных форм и методов внешнего регулирования политической деятельности современных транснациональных корпораций.

Корпоратократия, стремясь к власти, руководствуется своими собственными, транснациональными корпоративными, интересами. Но эти интересы далеко не всегда совпадают с интересами национальными. По мнению И.В. Андроновой, «если подлинные национальные интересы определяются, прежде всего, требованиями обеспечения государственной безопасности, независимости, …, то интересы международной корпоратократии состоят в стремлении к тотальному контролю над мировыми и региональными рынками через контроль над составляющими их национальными рынками каждой страны» [1]. Поэтому, резюмирует ученый, «интересы транснационального капитала и национальные интересы государств часто противоположны, так как имеют в своей основе разные ценности, различные инструменты и средства воздействия на экономику» [1]. Эти различия приводит к конфликтам между национальными государствами и транснациональной корпоратократией, объединяющей под своим управлением глобальные сообщества (альянсы) ТНК. Для разрешения этих конфликтов ТНК «включают весь арсенал имеющихся у них средств, начиная с финансового, заканчивая политическим, а в ряде случаев и военным давлением» [1].

В современной мировой политике ТНК не только заняли свою нишу, но и заметно потеснили традиционных акторов МО, таких, как национальные государства. Действительно, ТНК позиционируют себя как независимый участник системы международных отношений и мировой политики, претендующий на равные права с традиционными авторами – нациями-государствами. Тем самым ТНК разрушают (сознательно или в силу сложившихся обстоятельств) монополию национальных государств на международные отношения, формируя «новую международную политику» (согласно термину, предложенному Д. Розенау). Естественно, национальным государствам это не нравится, и они по мере возможностей пытаются закрыть для ТНК доступ к мировой политике (куда ТНК и другие «акторы вне суверенитета» все время «вторгаются»), используя сохраняющиеся возможности Вестфальской системы и существующей модели государство-центричного миропорядка. Основной претензией со стороны государств к ТНК стало то, что ТНК разрушают исторически сложившуюся систему международной безопасности и баланса интересов участников международных отношений, «вторгаясь» в сферы исключительного ведения национальных правительств и присваивая себе ряд их международно-политических функций, в том числе право на применение насилия в отношении к государствам и нациям (это право фактически «приватизировали» ЧВК) и право на социальную защиту не только населения отдельных территорий, но и целых наций и народов (так называемая «концепция социальной ответственности ТНК, полностью повторяющая аналогичные обязательство государства по отношению к своим гражданам). А это, в свою очередь, ведет к размыванию национального суверенитета, к десуверенизации наций-государств, для которых утрата суверенитета означает прекращение их существования. Критики ТНК стали утверждать, что ТНК стремятся заменить или вытеснить нации-государства из мировой политики, и для этого ТНК активно перестраиваются, приобретая черты государств и во всем становясь на них похожими (не только в функциональном отношении). Так возникла и концептуально оформилась первая группа угроз, которые несут ТНК национальной безопасности современных государств: речь идет об угрозе национальному суверенитету.

В продолжении этого тренда сторонники сохранения сильного государства в мировой политике выдвинули гипотезу о «приватизации мировой политики» негосударственными акторами МО, среди которых первые места занимают ТНК и МНПО; их процесс интеграции в мировую политику стал описываться как процесс «вторжения», сопровождающийся ущемлением законных прав других участников системы международных отношений. Термин «приватизация мировой политики», в приложении к невестфальским акторам новой волны, получил при этом не только научное, но и идеологическое звучание – в интересах наций-государств.

Однако запретительные меры в отношении ТНК не эффективны: как выяснилось, в условиях глобализации нации-государства не могут обойтись без ТНК ни в экономике, ни в политике. ТНК, избравшие то или иное государство в качестве места базирования, приносят бюджету огромные доходы (в виде прямых и косвенных налоговых поступлений), стимулируют национальную экономику, обеспечивают точки роста, обеспечивают приток зарубежных инвестиций и ресурсов в страну (в том числе за счет ресурсов, выкачиваемых ТНК из экономик принимающих стран). Государство использует ТНК в качестве инструмента реализации собственной внутренней и, нередко, внешней политики, в том числе – в роли инструментов экономического давления на политических оппонентов. ТНК, развивая внешнюю экономическую экспансию и глубоко внедряясь в экономики других стран, предоставляют базовому государству эффективные инструменты политического воздействия на властные элиты и процессы в принимающих странах «изнутри». Социально-ответственные ТНК, разделяющие ценности социальной ответственности корпораций перед простыми гражданами и обществом в целом, помогают государству проводить успешную социальную политику (что особо важно для стран, позиционирующих себя как «социальное государство» - к таким странам относятся, например, Германия и Россия), тем самым, укрепляя его позиции в среде собственных граждан и структур гражданского общества, влияние на население, повышая устойчивость политического режима. Как правило, страны базирования, за редким исключением, получают значительные выгоды от деятельности собственных ТНК (типичный пример – США); на их национальный суверенитет ТНК, как правило, не посягают. Напротив, американские ТНК активно продвигают национальные интересы США на международной арене, содействуют реализации Вашингтоном своей внешней политики, активно консультируют министерства и ведомства США в сфере выработки эффективной экономической и политической стратегии.

Такая форма кооперации ТНК и государств (а, в некоторых случаях, и симбиоза) объясняется тем, что «использование государственных институтов из-за разного рода рисков ограничено и далеко не всегда эффективно» [4]. Вместе с тем, в целом ряде случаев, например, «при отсутствии отношений между государствами, открытой враждебности, состояния конфликта или войны, либо нежелания чрезмерного риска, именно общественные институты играют уникальную роль фактора влияния на другое государство» [4]. Это в полной мере относится и к ТНК. По утверждению М.М. Лебедевой, «все большее число МНПО (включая ТНК) становятся консультативными членами ММПО, выступая в качестве экспертов по определенным вопросам. Это объясняется тем, что в ряде случаев МНПО лучше информированы, обладают информацией «с места событий» и могут оказывать влияние на формирование общественного мнения» [4]. В системе ООН существует специальная процедура предоставления консультативного и ассоциированного статуса неправительственным организациям [5].

По утверждению С. Карновитца, деятельность МНПО, к числу которых относятся и ТНК, «наиболее эффективна в ходе создания новых областей международного права, или разработки новых межправительственных соглашений» [6]. По мнению Дж. Симонса, ТНК способны «де-факто устанавливать новые нормы и стандарты, которые впоследствии подвергаются кодификации в виде государственных законов или межгосударственных соглашений» [7]. А.И. Подберезкин в этой связи замечает, что МНПО также «участвуют в интерпретации положений международного права или же могут в ряде случаев контролировать выполнение государствами или иными акторами взятых на себя обязательств в рамках того или иного международного режима» [4]. Х. Дай поддерживает эти точку зрения, указывая, что сами государства и создаваемые ими международные организации довольно редко осуществляют поиск сведений о соблюдении участниками МО правил и норм, устанавливаемых международными режимами; для этого они привлекают международные неправительственные организации, которые «лучше информированы, обладают ресурсами мобилизации электората страны-нарушителя, что позволяет правительству пересмотреть свою позицию по тому или иному вопросу» [8].Таким образом, МНПО, вообще, и ТНК, в частности, обеспечивая государства и международные организации соответствующей информацией и аналитикой, влияют на выработку государствами политических решений и, через эти решения, опосредованно, на саму мировую политику. В этой связи П. Уопнер утверждает, что ТНК и другие МНПО действительно могут «оказывать существенное влияние на ценности, поведение и коллективный выбор больших групп людей» и, таким образом, «опосредованно оказывать давление на властные структуры, поскольку значение принимаемых ими решений в такой ситуации уменьшается» [4].

По мнению А.И. Подберезкина, хорошим примером взаимодействия государственных органов и структур и ТНК может служить практика осуществления этой деятельности в Соединенных Штатах Америки. По мнению ученого, именно США являются в этой области «пионерами» и первооткрывателями; в США «сложились устойчивые формы взаимодействия государства и крупного бизнеса, проявляющиеся в кадровом обмене между корпорациями и госаппаратом, а также в лоббизме различных законопроектов и финансовых ассигнований через Конгресс США. Государство постоянно оказывает поддержку американским корпорациям на международной арене, в том числе путем организации госпереворотов и смещения неугодных режимов в различных странах. Со временем эти взаимоотношения получили соответствующее формализованное оформление» [9]. Значительную роль в становлении института партнерства ТНК и неправительственных организаций сыграл опыт, миротворческих операций и операций по постконфликтному миростоительству в Афганистане и Ираке [10-14]. При этом в Соединённых Штатах «возникла практика «отбора» наиболее «ответственных» и «общественно полезных организаций» и взаимодействия официальных структур с ними, в том числе, путем передачи им бюджетных средств для решения государственных задач» [4]. Примером подобного рода финансирования может служить деятельность фонда «Freedom House», который формально считается независимой исследовательской организацией, но при этом более чем на 80% финансируется федеральным правительством США. Этот фонд замечен в «насаждении демократии» в различных странах мира (Грузии, Сербии, Украине, Киргизии и т.д.) путем организации в этих странах так называемых «цветных революций». Кроме того, в США широко распространена «практика финансирования ряда программ в сфере публичной дипломатии из государственного бюджета», в рамках которой «деньги выделяются в федеральном бюджете США, затем проводится конкурс неправительственных организаций, среди которых выбирается оператор программ», и ему достается государственное финансирование [4].

Другая ситуация складывается в отношениях ТНК с принимающими странами: там конкретный формат взаимодействия зависит от взаимного соотношения веса государства и ТНК. Слабые или недостаточно развитые государства, пустив на свою территорию ТНК, могут попасть в экономическом и даже в политическом плане в почти колониальную зависимость: в результате ТНК могут формировать в странах пребывания неоколониальный режим, в котором в роли колонизатора вступает не другое государство, а корпорация. В результате принимающее государство по факту теряет свою самостоятельность и становится для ТНК предметом всесторонней эксплуатации и источником выкачивания ресурсов. Такие сценарии характерны для некоторых африканских стран, сравнительно недавно избавившимся от гнета европейских колонизаторов, а в недавнем прошлом – и для многих стран Латинской Америки (вспомнить, хотя бы, Кубу при Ф. Батисте). Известны случаи, когда ТНК участвовали в организации государственных переворотов в странах, политические режимы которых не соответствовали их корпоративным интересам (примером может служить государственный переворот в Чили, приведший к свержению легитимно избранного президента С. Альенде, который был организован при заметном участии американской транснациональной корпорации ИТТ). Вместе с тем, на сегодняшний день общее число государств, в которых правительства настолько ослаблены, что не могут контролировать ТНК, ничтожно мало: несмотря на то, что, по наблюдениям некоторых ученых, бюджеты крупных ТНК могут существенно превосходить ВВП некоторых национальных государств (А.С. Дёгтев, например) [15], по мнению значительно большего количества учёных и экспертов, в политическом (властном) измерении ресурсы крупных ТНК и даже слабых государств несопоставимы: вступив в политический конфликт с национальным государством, ТНК редко выходит из него победителем (хотя и может нанести самому государству, его экономике и безопасности, существенный урон) [16]. Так что существенную угрозу национальной безопасности ТНК представляют только по отношению к слабым государствам или странам [17], переживающим острые затяжные кризисы, что также надо учитывать при классификации угроз, связанных с ТНК и их деятельностью [18]. Если к этому еще добавить надзор [21] со стороны ЮНКТАД и иных межправительственных организаций, становится понятным, что сегодня у национальных правительств по отношению к ТНК есть довольно весомые гарантии собственной безопасности.

Таким образом, в результате проведенного исследования можно прийти к следующим качественным выводам.

1. Современные ТНК в условиях нарастающей эрозии Вестфальской системы и формирования системы мировой политики (связанной с политической деятельностью негосударственных участников международных отношений) действительно становятся важным фактором мировых политических процессов, превращаясь в полноценных политических акторов, конкурируя с традиционными государствами за контроль над сферой международной политики и стремясь перехватить у них право формирования международной политической повестки. В свою очередь, традиционные государства, весьма обеспокоенные появлением в лице ТНК нового, весьма опасного конкурента, стремятся поставить политическую деятельность транснациональных корпораций под контроль межправительственных организаций, убеждая ТНК на «добровольных» началах присоединиться к «Кодексу поведения ТНК» или «Глобальному договору». Однако, даже присоединившись к двум вышеперечисленным документам, ТНК в плане самостоятельности ровным счетом ничего не теряют: оба документа представляют собой декларации, обязательность исполнения которых зависит исключительно от доброй воли владельцев ТНК. Кроме того, ни «Кодекс поведения ТНК», ни «Глобальный договор» не предусматривают механизмов принуждения – санкций, налагаемых на ТНК в случае неисполнения ими норм, указанных в данных документах, что делает их исполнение делом весьма условным.

2. В свою очередь, ТНК предпринимают попытки взять под свой контроль деятельность национальных правительств в странах базирования или пребывания транснационального капитала, диктовать национальным правительствам свои условия. Это, в свою очередь, порождает конфликт интересов, в котором международное сообщество практически всегда становится на сторону государства: согласно основополагающим нормам международного права, транснациональным корпорациям запрещено в какой-либо форме вмешиваться во внутренние дела суверенных государств. Вместе с тем, если в конфликт с ТНК вступает слабое государство, переживающее затяжной экономический кризис, то у ТНК есть все шансы принудительно подчинить волю его руководителей своей. В этом большинство ученых и экспертов усматривают главную угрозу национальной безопасности современных государств. Однако во взаимоотношениях ТНК и государств могут присутствовать и конструктивные моменты, которые в определенных условиях могут привести к сращиванию транснационального капитала и национальной бюрократии, ведущему либо к состоянию симбиоза ТНК с государственными структурами, либо – к коррумпированию власти. Особенно это свойственно взаимоотношениям ТНК-резидентов с их странами базирования (в меньшей степени – со странами пребывания).

3. ТНК – это объективно возникший и существующий фактор, связанный с развитием транснациональных связей, глобализацией и прозрачностью границ. Как бы ни старались национальные государства устранить ТНК из сферы политической конкуренции, им это уже не удастся сделать в полной мере. Следовательно, государства должны вырабатывать новые формы и механизмы взаимного сосуществования с ТНК в политической сфере, которое невозможно без делегирования ТНК определенного объема прав, полномочий и субъектности.

4. Наиболее острым в этой связи встает вопрос об инструментах регулирования политической деятельности ТНК. Современные национальные государства идут по пути связывания свободы действий ТНК в политической сфере особыми нормами, содержащимися в различного рода декларациях, таких как «Глобальный договор» ООН или «Кодекс поведения ТНК». Этот подход нельзя назвать эффективным: по сути, оба международно-правовых документа по содержанию представляют собой декларации о намерениях; содержащиеся в них нормы не обязательны к исполнению. К тому же, транснациональный капитал обладает высокой подвижностью и мобильностью и может быстро перетекать из одной страны в другую, уходя из-под действий национального законодательства. В этом плане международному сообществу, вероятно, следует озаботиться выработкой норм, способных охватить весь ареал деятельности ТНК, не зависимо от количества стран пребывания, и выработать меры ответственности ТНК как целостного международного субъекта за любые нарушения национальных законодательств тех стран, где размещаются его внешне автономные и независимые филиалы.

5. Для Российской Федерации, на территории которой действуют многочисленные зарубежные ТНК, жизненно необходима выработка государственной стратегии регулирования деятельности ТНК в политической сфере. Необходим федеральный закон о политическом и правовом статусе ТНК в Российской Федерации, где будут прописаны меры и механизмы национальной и международной ответственности ТНК, использующих территорию РФ для пребывания или базирования. Необходимо выработать государственную программу развития экономического сотрудничества с ТНК, с тем, чтобы сделать ТНК проводниками национальных интересов РФ в мировой политике и экономике, выбрав Россию в качестве страны базирования – так, как это уже давно и успешно делают наши партнеры из США.

Библиография
1.
Андронова И.В. Внешнеэкономическая безопасность РФ: новые угрозы и их нейтрализация в условиях ускоренной евразийской интеграции. / Дисс. … докт. э. наук. М.: МГУ, 2015. 380 с.
2.
World Investment Report 2013, код доступа-unctad.org/en/publicationslibrary/wir2013_en.pdf (дата обращения 12.05.2017)
3.
Цвылев Р.И. Транснациональный капитал в глобальной экономике: дилеммы глобализации. Социум и цивилизации: иллюзии и риски. Москва, Вариант 2002, с. 43-44.
4.
Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А. И. Подберезкина, М. В. Александрова; [А. И. Подберезкин и др.]; Моск. гос. ин-т междунар. отношений (ун-т) М-ва иностр. дел Рос. Федерации, Центр военно-политических исследований. — М.: МГИМО–Университет, 2016. С. 463.
5.
Лебедева М.М. Новые транснациональные акторы и изменение поли-тической системы мира. // Космополис. — 2003. — № 1 (3). С. 28–38.
6.
Charnovitz S. Nongovernmental Organizations and International Law // The American Journal of International Law. — 2006. — № 2 (100). — P. 348– 372. — http://links.jstor.org/sici?sici=0002–9300%28200604%29100%3A2%3C 348%3ANOAIL%3E2.0.CO%3B2–1
7.
Михеев А. Н. Принятие внешнеполитических решений в условиях развития новых информационных технологий: роль международных неправительственных организаций: Диссертация канд. полит.наук: 23.00.04 / МГИМО МИД России. — М., 2005. — 195 с.
8.
Dai X. International institutions and national policies. — N.Y.: Cambridge University Press, 2007. — 187 p.
9.
Crocker Snow Jr. Public diplomacy practitioners: a changing cast of character. // Journal of Business Strategy. Vol. 27 No. 3 2006. P. 20.
10.
Transformation of Military Operations on the Cusps. Workshop Report. — London. 14–15 July 2005.
11.
Binnendijk Hans and Stuart Johnson, eds. Transforming for Stability and Reconstruction Operations. NDU Press. — April 2004. Executive Summary. — Chapters 4–7.
12.
Arnas Neyla, Charles L. Barry and Robert B. Oakley. Harnessing the Interagency for Complex Operations, Defense and Technology Paper. NDUCTNSP. — August 2005.
13.
Millen Raymond A. Afghanistan: Reconstituing a Collapsed State, Strategic Studies Institute, U. S. Army War College. — April 2005.
14.
Ward Celeste. The Coaltion Provisional Authority’s Experience with Governance in Iraq: Lessons Learned. United States Institute of Peace Special Report # 139. — May 2005.
15.
Дёгтев А.С. Политическое влияние ТНК как проблема глобализирующегося мира. [Электронный документ] / URL: http://www.za-nauku.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=7249&Itemid=35 (Дата обращения 21.05.2017)
16.
Фурсов А. Государство, оно же корпорация. [Электронный документ] / URL: http://andreyfursov.ru/news/gosudarstvo_ono_zhe_korporacija/2008-01-01-6 (Дата обращения 21.05.2017)
17.
Манойло А.В. Несиловое регулирование международных конфликтов. Культурно-цивилизационные парадигмы. // Космополис.-2008.-№2. – С.168-174.
18.
Манойло А.В. Роль цветных революций в демонтаже современных политических режимов // Национальная безопасность / nota bene. – 2014. – № 3. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.3.12058
19.
Филиппов В.Р. Этничность и власть в столичном мегаполисе. М., 2009. Сер. Бунтующая этничность.-240 с.
20.
Филиппова Е.И., Филиппов В.Р. Горный Алтай. Межнациональные отношения сегодня и завтра // Мир России: социология, этнология. 1993. Т. 2. № 1. С. 63-76.
21.
Будаев А.В. Сравнительный анализ «мягкой силы» во внешней политике России и Бразилии. // Латинская Америка. 2014. № 4. С. 24-31.
References (transliterated)
1.
Andronova I.V. Vneshneekonomicheskaya bezopasnost' RF: novye ugrozy i ikh neitralizatsiya v usloviyakh uskorennoi evraziiskoi integratsii. / Diss. … dokt. e. nauk. M.: MGU, 2015. 380 s.
2.
World Investment Report 2013, kod dostupa-unctad.org/en/publicationslibrary/wir2013_en.pdf (data obrashcheniya 12.05.2017)
3.
Tsvylev R.I. Transnatsional'nyi kapital v global'noi ekonomike: dilemmy globalizatsii. Sotsium i tsivilizatsii: illyuzii i riski. Moskva, Variant 2002, s. 43-44.
4.
Strategicheskoe prognozirovanie mezhdunarodnykh otnoshenii: kol. monografiya / pod red. A. I. Podberezkina, M. V. Aleksandrova; [A. I. Podberezkin i dr.]; Mosk. gos. in-t mezhdunar. otnoshenii (un-t) M-va inostr. del Ros. Federatsii, Tsentr voenno-politicheskikh issledovanii. — M.: MGIMO–Universitet, 2016. S. 463.
5.
Lebedeva M.M. Novye transnatsional'nye aktory i izmenenie poli-ticheskoi sistemy mira. // Kosmopolis. — 2003. — № 1 (3). S. 28–38.
6.
Charnovitz S. Nongovernmental Organizations and International Law // The American Journal of International Law. — 2006. — № 2 (100). — P. 348– 372. — http://links.jstor.org/sici?sici=0002–9300%28200604%29100%3A2%3C 348%3ANOAIL%3E2.0.CO%3B2–1
7.
Mikheev A. N. Prinyatie vneshnepoliticheskikh reshenii v usloviyakh razvitiya novykh informatsionnykh tekhnologii: rol' mezhdunarodnykh nepravitel'stvennykh organizatsii: Dissertatsiya kand. polit.nauk: 23.00.04 / MGIMO MID Rossii. — M., 2005. — 195 s.
8.
Dai X. International institutions and national policies. — N.Y.: Cambridge University Press, 2007. — 187 p.
9.
Crocker Snow Jr. Public diplomacy practitioners: a changing cast of character. // Journal of Business Strategy. Vol. 27 No. 3 2006. P. 20.
10.
Transformation of Military Operations on the Cusps. Workshop Report. — London. 14–15 July 2005.
11.
Binnendijk Hans and Stuart Johnson, eds. Transforming for Stability and Reconstruction Operations. NDU Press. — April 2004. Executive Summary. — Chapters 4–7.
12.
Arnas Neyla, Charles L. Barry and Robert B. Oakley. Harnessing the Interagency for Complex Operations, Defense and Technology Paper. NDUCTNSP. — August 2005.
13.
Millen Raymond A. Afghanistan: Reconstituing a Collapsed State, Strategic Studies Institute, U. S. Army War College. — April 2005.
14.
Ward Celeste. The Coaltion Provisional Authority’s Experience with Governance in Iraq: Lessons Learned. United States Institute of Peace Special Report # 139. — May 2005.
15.
Degtev A.S. Politicheskoe vliyanie TNK kak problema globaliziruyushchegosya mira. [Elektronnyi dokument] / URL: http://www.za-nauku.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=7249&Itemid=35 (Data obrashcheniya 21.05.2017)
16.
Fursov A. Gosudarstvo, ono zhe korporatsiya. [Elektronnyi dokument] / URL: http://andreyfursov.ru/news/gosudarstvo_ono_zhe_korporacija/2008-01-01-6 (Data obrashcheniya 21.05.2017)
17.
Manoilo A.V. Nesilovoe regulirovanie mezhdunarodnykh konfliktov. Kul'turno-tsivilizatsionnye paradigmy. // Kosmopolis.-2008.-№2. – S.168-174.
18.
Manoilo A.V. Rol' tsvetnykh revolyutsii v demontazhe sovremennykh politicheskikh rezhimov // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2014. – № 3. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.3.12058
19.
Filippov V.R. Etnichnost' i vlast' v stolichnom megapolise. M., 2009. Ser. Buntuyushchaya etnichnost'.-240 s.
20.
Filippova E.I., Filippov V.R. Gornyi Altai. Mezhnatsional'nye otnosheniya segodnya i zavtra // Mir Rossii: sotsiologiya, etnologiya. 1993. T. 2. № 1. S. 63-76.
21.
Budaev A.V. Sravnitel'nyi analiz «myagkoi sily» vo vneshnei politike Rossii i Brazilii. // Latinskaya Amerika. 2014. № 4. S. 24-31.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"