Статья 'Национальные интересы современных государств и функции транснациональных корпораций в мировой политике ' - журнал 'Тренды и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Тренды и управление
Правильная ссылка на статью:

Национальные интересы современных государств и функции транснациональных корпораций в мировой политике

Карпович Олег Геннадьевич

доктор политических наук

первый заместитель директора, ИСИП "Российский университет дружбы народов" (РУДН)

101000, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Karpovich Oleg Gennad'evich

Doctor of Politics

Deputy Director of the Insitute, Institue of Stategic Research and Forecasting of the People's Friendship University of Russia

101000, Russia, Moscow, Mikluho-Maklaya Street 6

karpovich40@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0730.2017.1.21597

Дата направления статьи в редакцию:

01-01-2017


Дата публикации:

29-04-2017


Аннотация: Настоящая статья посвящена исследованию функций, исполняемых современными транснациональными корпорациями в системе мировой политики, и национальным интересам традиционных акторов – наций-государств, замещаемых в мировой политике интересами транснациональными и корпоративными. Объектом настоящего исследования выступает международная (политическая) деятельность транснациональных корпораций. Предметом настоящего исследования выступают функции транснациональных корпораций в мировой политике и конфликт национальных и корпоративных интересов. Цель настоящего исследования состоит в выявлении функций ТНК в мировой политике и особенностей вытеснения и замещения в сфере политики национальных интересов государств корпоративными интересами ТНК. Методологической основой исследования является системный, структурно-функциональный, сравнительно-политический подходы, методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, наблюдения. Автор обращает внимание на то, что в современной мировой политике транснациональные корпорации играют совершенно определенные функции, сравнимые и в чем-то напоминающие политические функции межправительственных международных организаций (МПМО). Среди этих функций можно выделить контрольную, посредническую, оперативную, консультативную и информационную функции транснациональных корпораций. Это позволяет рассматривать ТНК в политическом плане как прямых конкурентов не только традиционных наций-государств, но и МПМО. При этом проникновение ТНК в мировую политику и «перетягивание на себя» ряда политических функций создает риски вытеснения и замещения национальных интересов современных государств корпоративными интересами ТНК.


Ключевые слова: политическая система, глобальное информационное пространство, мировая политика, внешняя политика США, международные отношения, дипломатия, интересы, государство, безопасность, риски

Abstract: This article is dedicated to examination of the functions carried out by the modern transnational corporations (TNCs) within the system of world politics system, as well as the national interests of the traditional actors (nation-states), which in global politics are replaced by the transnational and corporate interests. The object of this research is the international (political) activity of the transnational corporations; while the subject is the functions of TNCs in world politics, as well as the conflict of national and corporate interests. The goal of this work consists in determination of the functions of TNCs in global politics and peculiarities of substitution in political sphere of the national interests of states with the corporate interests of TNCs. The attention is given to the fact that in modern world politics, the transnational corporations play a certain functions, which can be compared to or in some ways remind of the political functions of intergovernmental international organizations. From the political perspective, it allows considering TNCs as a direct competitor for not only the traditional nation-states, but also the intergovernmental international organizations. At the same time, the entrance of TNCs into the world politics and “taking on” a number of political functions, creates the risks of substitution of the national interests of modern states with the corporate interests of TNCs.



Keywords:

diplomacy, international relations, U. S. foreign policy, world politics, global information space, political system, interests, state, sequrity, risks

Транснациональные корпорации (далее - ТНК), проникая (или, используя термин М.М. Лебедевой, «вторгаясь») в сферу мировой политики, по сути, «перетягивают на себя», заимствуют у межправительственных международных организаций (далее – МПМО) их международные функции. В этом и проявляется сущность процесса, названного крупнейшим российским исследователем негосударственных акторов М.М. Лебедевой «приватизацией мировой политики» [8]. Действительно, ТНК стремятся принимать активное участие в нормотворческой деятельности, внося свои новеллы и коррективы как в уже действующие международно-правовые акты (ТТП, Соглашение об открытом небе, заключительные положения различных уже состоявшихся раундов ВТО и т.д.), но и принимая деятельное участие в разработке новых (например, соглашения о ТТИП). Иски ТНК к национальным государствам в рамках действующих соглашений о свободной торговле (например, между США и Австралией) порождают международные юридические прецеденты, решения по которым затем нередко используются как регулятивные нормы. Существует устойчивое мнение о том, что ТТИП и ТТП разрабатывались специально для того, чтобы подчинить национальные интересы государств интересам глобальных и транснациональных корпораций [9]. Этот вопрос в настоящее время - довольно спорный, но возник он, разумеется, не на пустом месте. Действительно, соглашения о ТТИП и ТТП размывают национальный суверенитет, отодвигают национальные правительства на второй план, открывают путь ТНК к политической власти и ставят, в целом, государства в подчиненное 9по отношению к транснациональным корпорациям) положение. Немаловажную роль в этом процессе играет тот факт, что к разработке проектов соглашений по ТТИП и ТТП американское правительство привлекло «фабрики мысли» крупнейших ТНК, большинство из которых имеет американское происхождение [10] и является инструментом экономического, политического и культурного влияния Соединенных Штатов (и наоборот).

Контрольная функция МПМО также свойственна международной деятельности транснациональных корпораций: первоначально эта функция возлагалась на крупнейшие ТНК в сфере МЭО, но затем контрольная деятельность ТНК получила распространение и на определенные сегменты сферы мировой политики. «Фабрики мысли» постоянно мониторяд состояние системы международных отношений и регулярно дают свои прогнозы, в том числе на среднесрочную и долгосрочную перспективы. К прогнозам некоторых ТНК прислушиваются и национальные правительства, и их лидеры: для одних эти прогнозы становятся сигналом о произошедших качественных изменениях в системе МО, для других – едва ли не руководством к действию. Примером может служить прогнозы американской международной корпорации «Stratfor» [11], появление которых получает серьезный политический резонанс и которые, несомненно, влияют и на умы, и на настроения мировых политических элит, а через них и на саму мировую политику.

Посредническая функция МПМО – это одна из самых приоритетных областей политической деятельности ТНК; эту функцию ТНК стремятся перехватить у МПМО в первую очередь. Для ведения посредничества у ТНК есть очевидные преимущества по сравнению с традиционными МПМО:

1) ТНК являются своеобразным системным интегратором в сфере ведения международных переговоров, у них (в силу транснациональности этого вида НГА) колоссальные связи в политических элитах и элитных группировках большинства стран, в которых существуют и функционируют их зарубежные филиалы; в основном, эти связи носят экономический характер, но конвертировать их в сферу политики при необходимости ничего не стоит. Фактически, любая крупная ТНК уже обладает собственной сетью (или сетями) внутриэлитной и межэлитной коммуникации, которые в любой момент могут стать политическими и обслуживать решение политических задач. Эти сети – более гибкие и универсальные, чем механизмы политической коммуникации, формируемые МПМО, так как МПМО, являясь формой объединения национальных государств,  действуют строго в рамках межгосударственных договоренностей и этими договоренностями существенным образом ограничены. ТНК же, как негосударственный субъект, этим формализмом не ограничены и более свободны в свотх действиях,  что и сказывается на эффективности проводимых ими посреднических миссий.

2) ТНК воспринимается многими государственными акторами как нейтральная площадка, не связанная с какими-либо мировыми политическими силами, поскольку ТНК – негосударственные акторы МО, они транснациональны и, в идеале, оторваны от национальных правительств и от их национальных интересов; следовательно, использование этой площадки для ведения переговоров не даст неоспоримых преимуществ ни одной из сторон. Вместе с тем, следует отметить, что приглашение ТНК в качестве посредников, как правило, имеет вид частной инициативы, и деятельность негосударственного актора ТНК в этой сфере не контролируется ни ООН, ни другими международными организациями – он ка бы выпадают из зоны международного контроля, что создает определенные системные риски.

3) ТНК – это «акторы вне суверенитета», поэтому считается, что такого рода посредники не будут стремиться обратить свое привилегированное положение в собственную пользу,  посягнув на суверенитет более слабых участников переговоров. Идеальной считается ситуация, когда ТНК выступают посредником в переговорах, предмет которого – именно национальный суверенитет тех или иных государств, а также вопросы, связанные с его приобретением, утратой, отстаиванием или делегированием. В этом случае ТНК будет разрешать спор относительно предмета, который ТНК обладать не может в принципе, ни при каких обстоятельствах, и который, в силу этих причин, становится для нее - как предмет приобретения - не интересен. Отчасти, с этим можно согласиться, отметив, что, будучи безразличными к суверенитету, ТНК в любом споре, в котором они выступают в качестве посредника или агента, имеют собственные политические интересы, отстаивая или продвигая которые, корпорации спокойно могу пойти на нарушение суверенитета наций-государств, доверивших им проведение посреднической миссии. Сам же процесс приобретения, перераспределения, утраты, делегирования суверенитета национальными государствами воспринимается ТНК как предмет торга, а сам суверенитет – как товар, предмет заключения сделок. Соответственно, взяв на себя осуществление посреднической миссии, ТНК оказываются – с их точки зрения - в типично рыночной ситуации, в которой статус посредника дает им доступ к «товару» - суверенитету, который (с токи зрения ТНК) может стать предметом коммерческой сделки.

Консультативная функция – наиболее широко распространённое направление деятельности ТНК: многие транснациональные корпорации активно занимаются политическим консультированием органов власти и конкретных публичных политиков, вплоть до президентского уровня. В США и по всему миру действует сеть так называемых «фабрик мысли» - корпораций, специализирующихся на политическом консультировании, анализе и прогнозе. В этой сфере широко известна деятельность таких корпораций как Центр Американского прогресса, Институт Брукингса, Фонд Наследия, Корпорация РЭНД, Американский институт предпринимательства (Center for American Progress, Brookings Institution, Heritage Foundation, RAND Corporation, American Enterprise Institute) и др. Эти центры предлагают рекомендации по таким вопросам, как транспорт, природные ресурсы, оборона, социальные проблемы. Они распространяют свою деятельность также на внешнюю политику и влияют на выработку и принятие решений правительством США. В сфере внешней политики США их задача - аналитическое и экспертное сопровождение деятельности высших органов власти, прогноз, планирование и выработка стратегий, оценка рисков внешнеполитической деятельности, отчасти – международное лоббирование конкретных политических интересов. Кроме того, в таких странах как США ТНК и власть неразрывно связаны с точи зрения регулярной ротации высших управленческих кадров: поработав в органе государственной власти, в Государственном департаменте, Министерстве обороны или в другом ведомстве, высокопоставленный чиновник может перейти на работу топ-менеджером в ТНК, там подняться по карьерной лестнице еще на несколько ступеней и затем обратно вернуться на государственную службу, на более высокую должность. При этом и на госслужбе он остается лоббистом интересов тех ТНК, в которых он работал и в которые он вернется после того, как срок его контракта на государственной службе закончится. Таким образом, в США ТНК и их представители имеют хорошо развитую сеть каналов воздействия на процесс выработки и принятия государственных решений, используя возможности политического консалтинга. Близкие тенденции наблюдаются и в ведущих странах Евросоюза.

Оперативная функция, характерная для МПМО, реализуется в деятельности ТНК в ограниченном ключе: ТНК реализуют принцип оперативного вмешательства в конфликты только в том случае, если разрастающийся конфликт начинает напрямую угрожать их активам, проектам и, в более широком смысле, бизнес-интересам. Особым альтруизмом ТНК в принципе не отличались никогда. Миротворчество их не интересует, если только эти операции не затрагивают регионы, где ТНК ведут свою коммерческую деятельность. Тем не менее, равнодушие к общечеловеческим ценностям не мешает ТНК вмешиваться в конфликты между нациями-государствами или во внутренние конфликты между национальными правительствами и оппозицией, нарабатывая опыт политического участия. Примером такого вмешательства может служить ситуация в Судане [12], и, отчасти, деятельность корпораций, входящих в группу Р. Ахметова, на Донбассе (где фонды Р. Ахметова обеспечивали финансирование ряда военных и политических сил, а также оказывают гуманитарную поддержку населению) [13]. Право ТНК на  оперативное вмешательство отдельно оговаривается в проекте соглашения о ТТИП [14], что в этом плане фактически приравнивает ТНК к МПМО.  Кроме того, оперативная функция присуща для транснациональных медиа-корпораций, которые свое политическое участие в международных процессах реализуют в форме установления медиакратии [15].

Информационная функция ТНК точно совпадает с аналогичной функцией МПМО: ТНК также являются крупнейшими потребителями, генераторами, передатчиками информации, для чего они используют собственные глобальные информационно-коммуникационные сети, поддерживающие информационный обмен между зарубежными филиалами и связи каждого из филиалов с партнерами, клиентами, национальными СМИ, органами власти национальных государств, на территории которых данные филиалы находятся. В этом плане крупные ТНК даже превосходят по своим возможностями МПМО, так как ТНК не имеют такого количества ограничений на деятельность в информационном пространстве, которое имеют МПМО, действующие строго в рамках своей компетенции, как правило, очень четко очерченной.  ТНК в большей степени, чем МПМО, способствуют установлению медиакратии [15] – особого механизма конвертации информационной (медийной) власти во власть политическую. В составе любой крупной ТНК присутствуют свои медиа-холдинги, информационные и новостные агентства, теле- и радиоканалы, которые не только успешно конкурируют, но и нередко подавляют государственные СМИ.

В этих условиях в сфере глобальной политики рост влияния ТНК и связанных с ними групп интересов вполне может привести к тому, что национальные интересы будут полностью вытеснены корпоративными интересами ТНК. То есть, если эволюция существующего миропорядка пойдет по сценарию, продвигаемому ТНК, то мир ждут серьезные изменения, причем явно не в пользу национальных государств и их правительств. Но это смущает далеко не всех: так, многие американские политологи, лоббирующие интересы глобальных корпораций и выступающие за придание им международной правосубъектности, например, Р. Гилпин, в этой связи утверждают, что «именно ТНК, их укоренение и укрепле­ние служат становлению более рационального и ста­бильного порядка, создают его базис», в котором, используя ТНК в качестве инструмента политического воздействия, «одни экономически сильные государст­ва смогут навязывать свою волю другим государствам, более слабым или менее экономически развитым» [36]. Возникает конфликт интересов между развитыми государствами, выступающими, как правило, в роли базы для ТНК, и их экономически более слабыми представителями, становящимися для ТНК принимающей стороной. В этом конфликте, носящем характер конфликта интересов, столкновение интересов возникает в результате вторжения ТНК в сферу межгосударственных отношений и развивается на двух уровнях: на уровне взаимодействия сильного и слабого государств и на уроне взаимодействия более слабого государства с ТНК.

По мнению И.В. Ильина, очень точно охарактеризовавшего в своей докторской диссертации качественные изменения, происходящие во взаимоотношениях государств и ТНК в сфере мировой политики, такая «транснационализация властно-управленческих отношений способствует через ТНК и ТНБ установлению тех типов рыночных механизмов и политических режимов, которые наиболее выгодны этим структурам и странам, в, которых они «дислоцируются» (но не принимающим странам – АЕ)» [37]. Причем «самому государству …. отводится в основном периферийная экономическая роль; периферийное государство рассматривается не как равноправный партнер в иерархической системе ТНК, а как некоторая национальная корпорация-филиал этой бизнес-структуры, функционирующей на соответствующей территории в интересах этой транснациональной структуры» [37]. Термин «периферийное государство», вводимый И.В. Ильиным, очень точно характеризует новую политическую реальность, формируемую успешно «приватизирующими» мировую политику ТНК. Именно так, через фактическое понижение статуса и изменение роли, происходит вытеснение национальных интересов принимающих ТНК государств из сферы мировой политики и замещение их транснациональными интересами ТНК. При этом «потенциал развития частных механизмов выработки режимных правил, не предусматривающих участие национальных государств и международных правительственных организаций,  … вызывает серьезные опасения в том, что многие значимые вопросы развития мирохозяйственной системы действительно окажутся объектом исключительной компетенции ТНК, которые будут определять «правила игры» для самих себя» [38], и только «сотрудничество между ТНК и неправительственных организаций, направленное на выработку неформальных «кодексов поведения» либо правил, подлежащих затем утверждению с использованием официальных процедур» [38], может, в какой-то степени, выправить сложившуюся ситуацию.

Библиография
1.
Цыганков П.А. О содержании термина «международный актор»: вклад социологии // Пространство и время в мировой политике и международных отношениях. Материалы 4-го Конвента Российской ассоциации международных исследований. В 10 т. Том 1: Акторы в пространстве и времени мировой политики / Под общ. ред. А.Ю. Мельвиля; ред. тома М.М. Лебедева. М.: МГИМО-Университет, 2007. С. 43.
2.
Башкиров Н. Опыт использования частных военных компаний в ходе военных конфликтов в Ираке и Афганистане // Зарубежное военное обозрение. 2013. № 11. С. 11-21.
3.
Francioni F. The Responsibility of the PMSC’s Home State for Human Rights Violations Arising from the Export of Private Military and Security Services // Academy of European Law, Project “Regulating Privatization of “War”: The Role of the EU in Assuring the Compliance with International Humanitarian Law and Human Rights”. 2009. p. 6.
4.
Private soldiers. Bullets for hire. [Электронный документ] / The Economist, 2012, 17 ноя. URL: http://www.economist.com/news/international/21566625-business-private-armies-not-only-growing-changing-shape-bullets-hire (Дата обращения 12.06.2016)
5.
Серков С. Становление современной отрасли частной безопасности и его последствия для международного гуманитарного права. [Электронный документ] / 2013, 1 ноя. URL: http://uriadnik.livejournal.com/104288.html (Дата обращения 12.06.2016)
6.
Zorgbibe Ch. Les organisations internationals / Zorgbibe Ch. R., 1991. p. 91-118.
7.
Кутейников А.Е. Международные межправительственные организации: теоретико-социологический анализ. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2012. 256 с.
8.
"Приватизация" мировой политики / Под ред. М.М. Лебедевой. М., 2008. С. 43.
9.
Маляр Д. Кому выгодно Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство? [Электронный документ] / FB.ru, 2016, 4 мая. URL: http://fb.ru/news/economics/2016/5/4/5314 (Дата обращения 12.07.2016)
10.
Королева И.С. Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет. М.: Экономист, 2007. С. 55.
11.
https://www.stratfor.com/ (Дата обращения 12.07.2016)
12.
Манойло А.В. Кто стоит за гражданской войной в Южном Судане // Мир и политика. 2011. № 5. С. 82–96.
13.
Не чужая беда. Ринат Ахметов финансирует гуманитарные поставки в отрезанный от Украины Донбасс. [Электронный документ] // Российская газета. 2015, 15 июн. URL: (Дата обращения 12/07/2016)
14.
Trade In Services, Investment and E-Commerce. Draft. [Электронный документ] / 2013, 2 июл. URL: http://keionline.org/sites/default/files/eu-kommission-position-in-den.pdf (Дата обращения 12.06.2016)
15.
Идаятов А.К. Медиакратия и ее роль в регулировании политических конфлкитов (на примере российско-грузинского конфликта 2008 года). Автореф. дисс. … канд. полит. наук. М.: МГУ, 2014. С. 43.
16.
Шагабиева Е.М. Международные неправительственные организации: их виды, особенности, категории и характеристика // Власть. 2010. С. 94-96.
17.
Голикова Ю.А. Транснациональные корпорации: определение сущности и характеристика деятельности в современных условиях // Вестник НГУ. Серия: социально-экономические науки. 2010. Т. 10. Вып. 4. С. 32-39.
18.
Шагабиева Е.М. Международные неправительственные организации: их виды, особенности, категории и характеристика // Власть. 2010. С. 94-96.
19.
Най Дж. Гибкая сила. Как добиться успеха в мировой политике. М.: Тренд, 2006. 397 с.
20.
Keohane R.O. And Nye J.S. (Jr) Ed. Transnational Relations and World Politics. Cambridge. MA: Harvard University Press, 1972.
21.
Цыганков П.А. Мировая политическая динамика современного мира. Теория и практика. М.: Издательство Московского университета, 2014. 576 с. (Библиотека факультета политологии МГУ). С. 52.
22.
Манойло А.В. Политические конфликты в международных отношениях и мировой политике // Мир и Политика. 2013. № 2. С. 71-82.
23.
Филиппов В.Р. Реформирование российской государственности: политизация этничности или деэтнизация политики? // Казанский федералист. 2002. № 1. С. 17-35.
24.
Карпович О.Г. Интересы США в Украинском кризисе 2013–14-х гг.: основные выгоды и преимущества // Политика и Общество. 2016. № 8. C. 1039-1048. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.8.19468.
25.
Денчев С., Павлова М. Цветные революции: Кто смешивает краски и кто художник? // Конфликтология / nota bene. 2016. № 1. C. 5-10. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.18498.
26.
Бочарников И.В. Современные тенденции развития международного терроризма // Конфликтология / nota bene. 2016. № 1. C. 52-61. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17852.
27.
Манойло А.В. Модели «мягкой силы» сетевых террористических организаций (на примере запрещенных в Российской Федерации «Исламского государства», Аль-Кайды, Талибана и «Братьев-мусульман») // Конфликтология / nota bene. 2016. № 1. C. 11-19. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.18626.
28.
Иванов С.М. Сепаратизм – естественный процесс или угроза национальной и международной безопасности? // Конфликтология / nota bene. 2016. № 1. C. 62-71. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17856.
29.
Филиппов В.Р. Тайная война Франции в Биафре // Политика и Общество. 2016. № 3. C. 285-300. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.3.18323.
30.
Манойло А.В. К вопросу о моделях и механизмах выработки политических решений в Российской Федерации // Тренды и управление. 2016. № 1. C. 45-49. DOI: 10.7256/2307-9118.2016.1.18001.
31.
Карпович О.Г. «Мягкая сила» бразильской модели федерализма // Политика и Общество. 2016. № 2. C. 164-171. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.2.17128.
32.
Гушер А.И. Геополитические и стратегические аспекты операции Воздушно-космических сил России в Сирии // Конфликтология / nota bene. 2015. № 4. C. 395-402. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.16967.
33.
Бочарников И.В. Политологические аспекты борьбы с коррупцией // Конфликтология / nota bene. 2015. № 4. C. 374-381. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17441.
34.
Карякин В.В. Политическая медиаметрия: книга о том, как четвертая власть правит миром // Конфликтология / nota bene. 2016. № 1. C. 86-89. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17755.
35.
Карпович О.Г. Сепаратизм и сепаратистские движения в современном мире (на примере Бельгии и Великобритании): сравнительный анализ // Право и политика. 2016. № 4. C. 449-457. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.4.18693.
36.
Gilpin R. Does the multynational corporation have a future?//World order studies program / Occasoinal paper. № 1. P. 33.
37.
Ильин И.В. Глобалистика в контексте политических процессов. Дисс. докт. полит. наук. М.: МГУ, 2011. С. 100.
38.
Афонцев С.А. Транснациональные компании и проблема глобального управления. С. 11.
39.
Бочарников И.В. Террористическая группировка «Исламское государство» как закономерное следствие ближневосточной стратегии США // Тренды и управление. 2015. № 4. C. 395-402. DOI: 10.7256/2307-9118.2015.4.17007.
40.
Доброхотов Л.Н. Взлет и падение Марко Рубио как итог первого этапа выборной кампании 2016 года в США // Мировая политика. 2016. № 2. C. 17-26. DOI: 10.7256/2409-8671.2016.2.18758. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_18758.html
41.
Карпович О.Г. Интересы США в Украинском кризисе 2013–14-х гг.: основные выгоды и преимущества // Политика и Общество. 2016. № 8. C. 1039-1048. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.8.19468.
42.
Иванов С.М. Сепаратизм – естественный процесс или угроза национальной и международной безопасности? // Конфликтология / nota bene. 2016. № 1. C. 62-71. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17856.
References (transliterated)
1.
Tsygankov P.A. O soderzhanii termina «mezhdunarodnyi aktor»: vklad sotsiologii // Prostranstvo i vremya v mirovoi politike i mezhdunarodnykh otnosheniyakh. Materialy 4-go Konventa Rossiiskoi assotsiatsii mezhdunarodnykh issledovanii. V 10 t. Tom 1: Aktory v prostranstve i vremeni mirovoi politiki / Pod obshch. red. A.Yu. Mel'vilya; red. toma M.M. Lebedeva. M.: MGIMO-Universitet, 2007. S. 43.
2.
Bashkirov N. Opyt ispol'zovaniya chastnykh voennykh kompanii v khode voennykh konfliktov v Irake i Afganistane // Zarubezhnoe voennoe obozrenie. 2013. № 11. S. 11-21.
3.
Francioni F. The Responsibility of the PMSC’s Home State for Human Rights Violations Arising from the Export of Private Military and Security Services // Academy of European Law, Project “Regulating Privatization of “War”: The Role of the EU in Assuring the Compliance with International Humanitarian Law and Human Rights”. 2009. p. 6.
4.
Private soldiers. Bullets for hire. [Elektronnyi dokument] / The Economist, 2012, 17 noya. URL: http://www.economist.com/news/international/21566625-business-private-armies-not-only-growing-changing-shape-bullets-hire (Data obrashcheniya 12.06.2016)
5.
Serkov S. Stanovlenie sovremennoi otrasli chastnoi bezopasnosti i ego posledstviya dlya mezhdunarodnogo gumanitarnogo prava. [Elektronnyi dokument] / 2013, 1 noya. URL: http://uriadnik.livejournal.com/104288.html (Data obrashcheniya 12.06.2016)
6.
Zorgbibe Ch. Les organisations internationals / Zorgbibe Ch. R., 1991. p. 91-118.
7.
Kuteinikov A.E. Mezhdunarodnye mezhpravitel'stvennye organizatsii: teoretiko-sotsiologicheskii analiz. SPb.: Izd-vo S.-Peterb. un-ta, 2012. 256 s.
8.
"Privatizatsiya" mirovoi politiki / Pod red. M.M. Lebedevoi. M., 2008. S. 43.
9.
Malyar D. Komu vygodno Transatlanticheskoe torgovoe i investitsionnoe partnerstvo? [Elektronnyi dokument] / FB.ru, 2016, 4 maya. URL: http://fb.ru/news/economics/2016/5/4/5314 (Data obrashcheniya 12.07.2016)
10.
Koroleva I.S. Mirovaya ekonomika: global'nye tendentsii za 100 let. M.: Ekonomist, 2007. S. 55.
11.
https://www.stratfor.com/ (Data obrashcheniya 12.07.2016)
12.
Manoilo A.V. Kto stoit za grazhdanskoi voinoi v Yuzhnom Sudane // Mir i politika. 2011. № 5. S. 82–96.
13.
Ne chuzhaya beda. Rinat Akhmetov finansiruet gumanitarnye postavki v otrezannyi ot Ukrainy Donbass. [Elektronnyi dokument] // Rossiiskaya gazeta. 2015, 15 iyun. URL: (Data obrashcheniya 12/07/2016)
14.
Trade In Services, Investment and E-Commerce. Draft. [Elektronnyi dokument] / 2013, 2 iyul. URL: http://keionline.org/sites/default/files/eu-kommission-position-in-den.pdf (Data obrashcheniya 12.06.2016)
15.
Idayatov A.K. Mediakratiya i ee rol' v regulirovanii politicheskikh konflkitov (na primere rossiisko-gruzinskogo konflikta 2008 goda). Avtoref. diss. … kand. polit. nauk. M.: MGU, 2014. S. 43.
16.
Shagabieva E.M. Mezhdunarodnye nepravitel'stvennye organizatsii: ikh vidy, osobennosti, kategorii i kharakteristika // Vlast'. 2010. S. 94-96.
17.
Golikova Yu.A. Transnatsional'nye korporatsii: opredelenie sushchnosti i kharakteristika deyatel'nosti v sovremennykh usloviyakh // Vestnik NGU. Seriya: sotsial'no-ekonomicheskie nauki. 2010. T. 10. Vyp. 4. S. 32-39.
18.
Shagabieva E.M. Mezhdunarodnye nepravitel'stvennye organizatsii: ikh vidy, osobennosti, kategorii i kharakteristika // Vlast'. 2010. S. 94-96.
19.
Nai Dzh. Gibkaya sila. Kak dobit'sya uspekha v mirovoi politike. M.: Trend, 2006. 397 s.
20.
Keohane R.O. And Nye J.S. (Jr) Ed. Transnational Relations and World Politics. Cambridge. MA: Harvard University Press, 1972.
21.
Tsygankov P.A. Mirovaya politicheskaya dinamika sovremennogo mira. Teoriya i praktika. M.: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 2014. 576 s. (Biblioteka fakul'teta politologii MGU). S. 52.
22.
Manoilo A.V. Politicheskie konflikty v mezhdunarodnykh otnosheniyakh i mirovoi politike // Mir i Politika. 2013. № 2. S. 71-82.
23.
Filippov V.R. Reformirovanie rossiiskoi gosudarstvennosti: politizatsiya etnichnosti ili deetnizatsiya politiki? // Kazanskii federalist. 2002. № 1. S. 17-35.
24.
Karpovich O.G. Interesy SShA v Ukrainskom krizise 2013–14-kh gg.: osnovnye vygody i preimushchestva // Politika i Obshchestvo. 2016. № 8. C. 1039-1048. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.8.19468.
25.
Denchev S., Pavlova M. Tsvetnye revolyutsii: Kto smeshivaet kraski i kto khudozhnik? // Konfliktologiya / nota bene. 2016. № 1. C. 5-10. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.18498.
26.
Bocharnikov I.V. Sovremennye tendentsii razvitiya mezhdunarodnogo terrorizma // Konfliktologiya / nota bene. 2016. № 1. C. 52-61. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17852.
27.
Manoilo A.V. Modeli «myagkoi sily» setevykh terroristicheskikh organizatsii (na primere zapreshchennykh v Rossiiskoi Federatsii «Islamskogo gosudarstva», Al'-Kaidy, Talibana i «Brat'ev-musul'man») // Konfliktologiya / nota bene. 2016. № 1. C. 11-19. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.18626.
28.
Ivanov S.M. Separatizm – estestvennyi protsess ili ugroza natsional'noi i mezhdunarodnoi bezopasnosti? // Konfliktologiya / nota bene. 2016. № 1. C. 62-71. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17856.
29.
Filippov V.R. Tainaya voina Frantsii v Biafre // Politika i Obshchestvo. 2016. № 3. C. 285-300. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.3.18323.
30.
Manoilo A.V. K voprosu o modelyakh i mekhanizmakh vyrabotki politicheskikh reshenii v Rossiiskoi Federatsii // Trendy i upravlenie. 2016. № 1. C. 45-49. DOI: 10.7256/2307-9118.2016.1.18001.
31.
Karpovich O.G. «Myagkaya sila» brazil'skoi modeli federalizma // Politika i Obshchestvo. 2016. № 2. C. 164-171. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.2.17128.
32.
Gusher A.I. Geopoliticheskie i strategicheskie aspekty operatsii Vozdushno-kosmicheskikh sil Rossii v Sirii // Konfliktologiya / nota bene. 2015. № 4. C. 395-402. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.16967.
33.
Bocharnikov I.V. Politologicheskie aspekty bor'by s korruptsiei // Konfliktologiya / nota bene. 2015. № 4. C. 374-381. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17441.
34.
Karyakin V.V. Politicheskaya mediametriya: kniga o tom, kak chetvertaya vlast' pravit mirom // Konfliktologiya / nota bene. 2016. № 1. C. 86-89. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17755.
35.
Karpovich O.G. Separatizm i separatistskie dvizheniya v sovremennom mire (na primere Bel'gii i Velikobritanii): sravnitel'nyi analiz // Pravo i politika. 2016. № 4. C. 449-457. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.4.18693.
36.
Gilpin R. Does the multynational corporation have a future?//World order studies program / Occasoinal paper. № 1. P. 33.
37.
Il'in I.V. Globalistika v kontekste politicheskikh protsessov. Diss. dokt. polit. nauk. M.: MGU, 2011. S. 100.
38.
Afontsev S.A. Transnatsional'nye kompanii i problema global'nogo upravleniya. S. 11.
39.
Bocharnikov I.V. Terroristicheskaya gruppirovka «Islamskoe gosudarstvo» kak zakonomernoe sledstvie blizhnevostochnoi strategii SShA // Trendy i upravlenie. 2015. № 4. C. 395-402. DOI: 10.7256/2307-9118.2015.4.17007.
40.
Dobrokhotov L.N. Vzlet i padenie Marko Rubio kak itog pervogo etapa vybornoi kampanii 2016 goda v SShA // Mirovaya politika. 2016. № 2. C. 17-26. DOI: 10.7256/2409-8671.2016.2.18758. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_18758.html
41.
Karpovich O.G. Interesy SShA v Ukrainskom krizise 2013–14-kh gg.: osnovnye vygody i preimushchestva // Politika i Obshchestvo. 2016. № 8. C. 1039-1048. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.8.19468.
42.
Ivanov S.M. Separatizm – estestvennyi protsess ili ugroza natsional'noi i mezhdunarodnoi bezopasnosti? // Konfliktologiya / nota bene. 2016. № 1. C. 62-71. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17856.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"