Статья 'Регулирование международной деятельности современных транснациональных корпораций' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Регулирование международной деятельности современных транснациональных корпораций

Карпович Олег Геннадьевич

доктор политических наук

первый заместитель директора, ИСИП "Российский университет дружбы народов" (РУДН)

101000, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Karpovich Oleg Gennad'evich

Doctor of Politics

Deputy Director of the Insitute, Institue of Stategic Research and Forecasting of the People's Friendship University of Russia

101000, Russia, Moscow, Mikluho-Maklaya Street 6

karpovich40@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2017.1.21596

Дата направления статьи в редакцию:

01-01-2017


Дата публикации:

02-02-2017


Аннотация: Настоящая статья посвящена современных подходам к политическому регулированию международной деятельности современных транснациональных корпораций – на институциональном уровне. Объект настоящего исследования – международная деятельность транснациональных корпораций. Предмет исследования – формы и методы регулирования международной деятельности транснациональных корпораций. Цель исследования – дать характеристику существующим формам и методам регулирования международной деятельности транснациональных корпораций (ТНК) и оценить их действенность и эффективность. Автор обращает особое внимание на роль ЮНКТАД в регулировании международной деятельности ТНК и на особенности применения в целях регулирования деятельности ТНК норм и положений «Кодекса поведения ТНК» и «Глобального договора» ООН. Методологической основой исследования является системный, структурно-функциональный, сравнительно-политический подходы, методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, наблюдения. Автор приходит к выводу о том, что существующие формы и методы нормативно-правового регулирования международной деятельности современных транснациональных корпораций не достаточно эффективны, поскольку большинство из них сводится к побуждению транснациональных корпораций к заключению с национальными государствами своего рода соглашений и договоров, носящих, в основном, декларативный характер. Обязанности, добровольно принимаемые при этом транснациональными корпорациями, не являются на практике обязательными к исполнению; их исполнение целиком и полностью зависит от доброй воли владельцев ТНК. В большинстве подобного рода договоров и соглашений (например, в «Кодексе поведения ТНК») отсутствуют санкции за нарушение содержащихся в нем норм и, как следствие, не прописан международный механизм их применения, что придает указанным нормам рекомендательный характер. Это, в свою очередь, ведет к тому, что современные ТНК пользуются значительной свободой в международных делах, уходя от контроля их деятельности со стороны национальных государств и межгосударственных международных организаций.


Ключевые слова: геополитика, глобальное информационное пространство, мировая политика, глобальная нестабильность, международные отношения, дипломатия, интересы, государство, безопасность, риски

Abstract: This article is dedicated to the contemporary approaches towards political regulation of the international activity of modern multinational corporations on the institutional level. The object of this research is the international activity of multinational corporations, while the subject is the forms and methods of regulation of their international activity. The goal of this work consists in the attempt to characterize the existing form and methods of regulation of the international activity of multinational corporations (MNCs), as well as assess their efficiency. The author turns attention to the role of the United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD) in regulation of the international activity of multinational corporations, as well as peculiarities of application of the norms and positions of the “Behavioral Code of MNCs” and “Global Compact” of the United Nations. A conclusion is made that the existing forms and methods of normative legal regulation of the modern MNCs are not sufficiently effective, because the majority of them is reduced to encouragement of MNCs towards signing with the nation states of the so-called agreements and contracts, which usually carry a declarative character. At the same time, the voluntarily accepted by the multinational corporations, responsibilities are not mandatory in practice, but rather completely depend on free will of the owners of MNCs. Most of such contracts and agreements (for example, the “Behavioral Code of MNCs”) do not contain sanctions for violation of the norms, and as a result, international mechanism of their application is not expressed, which makes the aforementioned norms recommendatory. This, in turn, leads to the fact that the modern MNCs, with regards to international affairs, avoid control of their activity by the nation states and intergovernmental international organizations.



Keywords:

diplomacy, international relations, global instability, world politics, global information space, geopolitics, interests, state, sequrity, risks

В современном мире нарастающая экспансия транснациональных корпораций (далее - ТНК) является одной из наиболее опасных угроз международной безопасности, которая подрывает основы существующего государство-ориентированного миропорядка. По мнению В. Самофалова, «именно ТНК фактически решают вопросы нового экономического и политического передела мира, стоят на грани создания мирового наднационального правительства» [1]. Убедительным свидетельством той роли, которую играют транснациональные корпорации в мировой политике и экономике, а также – опасности, проистекающей из их возможного вмешательства во внутренние дела наций-государств, стало создание при ООН Центра и Комиссии ООН по ТНК, обсуждение различных аспектов международной (политической и экономической) деятельности транснациональной корпораций, как на уровне отдельных стран, так и на уровне комиссариатов и иных специализированных подразделений ООН.

Как отмечает И.Г. Малиновская, «в 1974 году, исходя из инициативы развивающихся стран, Экономическим и социальным советом ООН (ЭКОСОР) на 57 сессии была принята резолюция, которой было создано Комиссию ООН по ТНК и ее вспомогательную институцию – Центр ООН по ТНК. Главным заданием деятельности Комиссии была разработка проекта Кодекса поведения транснациональных корпораций» [2]. Вместе с тем, эта нормотворческая инициатива, безусловно, очень полезная в деле регулирования и контроля деятельности ТНК, не получила своего окончательного оформления: «не смотря на то, что уже в 1978 году был создан драфт-проект Кодекса, представленный на рассмотрение в ООН для дальнейшего утверждения, до настоящего времени ни Кодекс, ни даже сам проект не были приняты окончательно» [2]. Таким образом, Кодекс поведения транснациональных корпораций в настоящее время не имеет по отношению к ТНК обязывающей силы, хотя и признается многими ТНК как документ, достойный внимания.

С 1993 года контролем и регулированием международной деятельности ТНК занимается ЮНКТАД (в 1993 году Центр по ТНК перешел по эгиду ЮНКТАД - «Конференции ООН по торговле и развитию», являющуюся органом Генеральной Ассамблеи ООН). По мнению О.И. Шевцовой, именно с деятельностью этого органа связано «появление ключевых источников информации по ТНК, в том числе ежегодных докладов по мировым инвестициям» [3]. Ученый отмечает, что «в самом начале работы Центра ООН по ТНК основной целью международного сотрудничества в этой сфере было установление контроля за корпорациями; начиная с 1980-х гг. фокус работы Центра сместился в сторону исследования положительных результатов деятельности ТНК, а также привлечения прямых иностранных инвестиций и максимального извлечения из них выгоды» [3]. То есть, функции ЮНКТАД не сводятся только к ограничению форм и методов, применяемых ТНК в своей  международной деятельности, но и носят стимулирующий характер, направляющий сотрудничество между ТНК и государственными акторами МО в конструктивное русло. В результате, как указывает Е.А. Мельников, «эволюция взаимоотношений ТНК и принимающих стран претерпела ряд серьезных изменений, в результате которых  была выработана кооперационная, взаимовыгодная основа для равноправного и позитивного сотрудничества» [4]. По мнению автора, изменения коснулись стратегий как наций-государств, так и самих ТНК: с одной стороны, «изменились стратегии поведения ТНК' от чрезмерного стремления ТНК к получению односторонних преимуществ в принимающих странах, которое привело уже в начале 1970-х годов к обострению конфликта "нации-корпорации" до реализации стратегий кооперации и совместной деятельности»; с другой стороны, «поменялось отношение принимающих стран к ТНК: от агрессивного налогообложения и национализации прямых инвестиций и практики экспроприации иностранных активов до жесткой международной конкуренции за привлечение ТНК в страну» [4].

Г.К. Дмитриева, один из ведущих отечественных специалистов в сфере международного частного права, выделяет три уровня нормативно-правового регулирования деятельности транснациональных корпораций: «внутреннее законодательство, двусторонние и многосторонние соглашения» [5].

На первом уровне – национально-государственном – деятельность зарубежных филиалов ТНК регулирует национальное законодательство страны пребывания, в юрисдикции которой они (филиалы) находятся.

Второй уровень регулирования международной деятельности ТНК составляют «двусторонние инвестиционные соглашения, которые заключаются между заинтересованными государствами» [5]. Причем этих соглашений между МПМО, государствами и ТНК на сегодняшний день подписано уже довольно много; вместе с тем, в научной литературе подобного рода международным договорам дается оценка, явно неоднозначная. По мнению Г.К. Дмитриевой, в данных договорах явно прослеживается «тенденция к унификации содержащихся в них норм», которая «подтверждается наличием большого числа соглашений, содержащих часто аналогичные, хотя и не идентичные нормы» [5]. Эксперты ООН отмечают также применение в отношениях между государствами, МПМО и ТНК принципа международного обычая, перенесения этой международно-правовой практики на сферу, фактически, государственно-частного партнерства, воспринимая это как позитивное явление, существенно расширяющее практику наций-государств и, в значительной мере, содействующее развитию международного сотрудничества.

Вместе с тем, в этой форме регулирования деятельности ТНК есть и спорные моменты: так, по мнению В.В. Наталухи, «наименее развитые страны, нуждающиеся в притоке инвестиций, заключают подобные соглашения непосредственно с ТНК, тем самым предоставляя широкие льготы для иностранного капитала» [6]. Ученый считает, что таким образом фактически «закрепляется неравенство сторон» и «подрывается стабильность международных экономических отношений» [6]. Тем не менее, заключение двусторонних договоров между ТНК и страной базирования или принимающей стороной является распространенным способом регулирования международной деятельности ТНК.

Третьим уровнем регулирования международной деятельности ТНК выступают многосторонние международные договоры, которые, в зависимости от числа участников, делятся на универсальные, региональные и субрегиональные. Как справедливо отмечает М. Шимаи, «возрастающая роль транснационального сектора в мировой экономике выливается в попытки заключения именно многосторонних международных соглашений»; некоторые из них, по мнению автора, «касающиеся многосторонних гарантий инвестиций, расширения прав на интеллектуальную собственность, открытия сферы услуг для ПИИ, отмены национальных дискриминационных мер, направленных против иностранных компаний, служат интересам ТНК» [7]. Вместе с тем, М. Шимаи утверждает, что одновременно и нации-государства «наращивают свои коллективные усилия с целью заключить многосторонние соглашения, призванные оградить их от определенных видов деятельности ТНК и содействовать более четкому формулированию взаимных обязательств» [7]. То есть, этот процесс носит обоюдный характер.

Универсальное регулирование деятельности ТНК  «предпринимается под эгидой ООН на основании рекомендаций специально созданных органов – Межправительственной Комиссии по ТНК и Центра по ТНК» [5]. К инструментам подобного рода регулирования относятся нормативные акты, такие как разработанный в 1975 году Кодекс поведения ТНК, положения которого «запрещают применять дискриминационные меры в отношении партнера, закрепляют обязанности ТНК содействовать развитию научно-технического потенциала принимающей страны, предоставлять отчеты о своей деятельности, соблюдать требования финан­сового и налогового характера [5]. Однако этот Кодекс до сих пор не принят. Причину этого В.В. Наталуха (1984) видел в «расхожде­ниях между позициями основных групп участников переговоров по вопросам определения ТНК; соотношении между обязательствами ТНК и государств; возможностях предоставления национального режима филиалам иностранных ТНК; применении обычного международного права в отношении деятельности ТНК; правилах национализации имущества ТНК; юрисдикции при урегулировании споров» [6]. По мнению Т.Г. Малиновской (2016), «основной проблемой во время принятия проекта Кодекса являются противоречия, которые возникают между странами, в которых расположены материнские компания ТНК – или развитые страны – и Группой 77 – т.е. странами, которые развиваются, обычно именно они являются странами-реципиентами дочерних компаний транснациональных корпораций» [2]. По мнению эксперта, «в то время, как развитые страны пытаются регламентировать обязанности принимающих стран, оградив свои компании от влияния внутреннего законодательства; страны, которые развиваются, наоборот, стараются ввести максимальное количество обязательств для ТНК» [2]. Таким образом, резюмирует И.Г. Малиновская, «для развитых стран стоит задача защитить свой капитал, инвестированный в ТНК, или обезопасить частную собственность; страны из Группы 77 намерены защитить свой суверенитет от посягательств со стороны ТНК» [8]. Если развивающиеся страны настаивают на том, чтобы нормы Кодекса поведения ТНК носили для транснациональных корпораций императивный (безусловно обязывающий) характер и содержать обязательства по отношению к принимающим странам, то страны базирования ТНК, заинтересованные в еще более тесном сближении со своими «домашними» корпорациями и способствующие (в отдельных случаях) их внешнеэкономической и внешнеполитической экспансии, напротив, настаивают на включение в соответствующие статьи Кодека поведения ТНК взаимных обязательств между ТНК и их партнерами из числа наций-государств. Кроме того, в текущей редакции Кодекса отсутствуют санкции за нарушение содержащихся в нем норм и, как следствие, не прописан международный механизм их применения, что придает нормам Кодекса рекомендательный характер.

Региональное регулирование международной деятельности транснациональных корпораций  осуществляется в рамках ЕС, ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития), ЛАЭС (Латиноамериканской экономической системы), СНГ и ряда других организаций. Так, в 1976 году «приняты «Руководящие принципы для многонациональных предприятий ОЭСР», касавшиеся различных аспектов деятельности ТНК (обнародование информации, конкуренция и др.); принципы регулирования деятельности ТНК в ЕС сформулированы в докладе Комиссии ЕЭС «Многонациональные предприятия и законодательство сообщества» 1973 г.; позиция стран Латинской Америки по рассматриваемой проблеме была выражена в принципах, сформулированных на ХIХ сессии Экономической комиссии ООН, в которых содержались требования, предъявляемые к ТНК на территории принимающего государства» [8]. В этой связи Кулагин М.И. отмечает, что «принятые документы внесли позитивный вклад в сближение латиноамериканских стран, но не оказали практического воздействия на деятельность ТНК» [9]. Дальнейшее развитие нормотворчества в сфере регионального регулирования деятельности ТНК происходило в процессе разработки и принятия двух решений странами-участниками «Андского пакта» («Андского общего рынка», куда входят такие страны, как Колумбия, Венесуэла, Боливия, Эквадор, Перу и Чили) – Решения №220 «Общий режим использования иностранного капитала, товарных знаков, патентов и лицензий» и Решение № 46 «Режим многонациональных предприятий и регулирование использования субрегионального капитала», направленных на защиту интересов региональных государств [10]. Так, Решение №46 создало правовую основу для создания латиноамериканскими странами собственных многонациональных корпораций, основная задача которых заключалась в содействии региональной интеграции и недопущении проникновения на рынки нерегиональных игроков («международного капитала»).

Как указывает Б.И. Осминин, особую опасность в международной деятельности ТНК представляет коррупция. Именно поэтому «развивающимися государствами в рамках ООН было инициировано создание специальной группы экспертов по ТНК для изучения их роли в современной экономической и политической жизни; с учетом доклада группы экспертов на 57-й сессии ЭКОСОС в 1974 г. были созданы Центр ООН по транснациональным корпорациям, учреждены также Комиссия ООН по транснациональным корпорациям, Отдел международных инвестиций, транснациональных корпораций и технологии ЮНКТАД, Комиссия по международным инвестициям и транснациональным корпорациям Совета по торговле и развитию ЮНКТАД» и др. [10] Перед этими органами, по мнению ученого, были поставлены задачи «выработки норм и правил международно-правового регулирования деятельности транснациональных корпораций, разработки кодексов поведения; выработки единообразных норм, регулирующих иностранные инвестиции; выявления последствий взаимодействия прямых иностранных инвестиций с развитием конкуренции в принимающих их странах» [11][12][13]. В значительной мере эти задачи были выполнены, что сформировало международно-правовую систему регулирование и контроля деятельности ТНК. Так, ЮНКТАД в постоянном режиме ведет мониторинг международной деятельности ТНК и ежегодно публикует отчет о результатах этой деятельности – «Отчет об иностранных инвестициях», в котором, в том числе, дается оценка темпам и динамике экономической и политической экспансии ТНК, а также результатам их деятельности и степени влияния ТНК на мировые политические процессы.

В 1976 году страны – члены ОЭСР приняли «Декларацию о принципах международного инвестирования и деятельности многонациональных корпораций», которая определила основные требования к зарубежной деятельности ТНК: «максимальный учет политики стран, в которых они действуют, содействие социально-экономическому развитию принимающих стран, соблюдения в своей деятельности национального законодательства, прав человека и др.; в обновленной версии этой декларации – в редакции 2000 года – присутствуют  «более жесткие экологические требования к деятельности иностранных филиалов ТНК» [14]. Сегодня требования, предъявляемые ТНК со стороны государств и МПМО, включают в себя следующие позиции: безусловное уважение суверенитета принимающих стран и соблюдение местных законов, постановлений и предписаний; уважение прав человека и его основных свобод; безусловный запрет на вмешательство во внутренние дела суверенных государств путем прямого или косвенного участия в политической деятельности; уважение местных традиций, обычаев и ценностей; соответствие фактической деятельности в стране пребывания публично декларируемым ТНК целям и задачам; неучастие в коррупционных схемах в экономике и политике. Все это представляется довольно разумным, если бы не одно «но»:  реальных правовых механизмов, способных заставить ТНК выполнять все эти требования под угрозой санкций, в международном праве нет; любые разработки в этой области, особенно в части санкционных механизмов и процедур, блокируются лоббистами все тех же ТНК.

По мнению М.М. Лебедевой, «первым официальным свидетельством роли ТНК как участников мировой политики стал Глобальный договор ООН (UN Global Compact), разработанный в 2000 г. генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном»; этот договор «призывает транснациональные корпорации соблюдать определенные нормы поведения на международной арене (своеобразный устав ООН для корпораций)» [14]. Несмотря на то, что «измерить влияние компаний в цифрах очень сложно», по мнению М.М. Лебедевой, существуют «примеры, спорить с которыми трудно: например, БРИКС - это организация, которая была создана государствами под влиянием идеи компании Goldman Sachs» [15].

Глобальный договор сегодня является «крупнейшей площадкой по сотрудничеству ООН и ТНК по вопросам защиты прав общества, по проблемам коррупционной борьбы, защите окружающей среды, трудовых взаимоотношений» [15]. Основные цели, преследуемые Глобальным договором, сформулированы в так называемой «Декларации Тысячелетия» и в десяти принципах, содержащихся в тексте самого Договора. При этом, одной из главных угроз, сдерживающих глобальное развитие и подрывающих устойчивость рынка, наравне с такими факторами как коррупция и транснациональная преступность, признаются «административные барьеры» со стороны национальных правительств, препятствующих ТНК в их наднациональной деятельности. Для облегчения сотрудничества национальных правительств с вертикально интегрированными корпорациями (большинство ТНК имеет именно такую структуру) [16][17], «структура Глобального договора организована по сетевому принципу, а не по иерархическому, что влияет на анализ ее работы» [15].

Помимо Глобального договора, существуют и другие документы, регламентирующие сотрудничество ТНК и национальных правительств на различных уровнях: так, в 2000 году «Организация экономического сотрудничества и развития выявила «Основные принципы деятельности транснациональных корпораций» - документ, являющийся набором добровольных пожеланий, носящих декларативный характер и ориентированных на увеличение ответственности корпораций»; главные принципы взаимодействия государства и корпораций нашли свое юридическое оформление в «Хартии правильных действий государственно-частного диалога по развитию частного сектора», принятой в 2006 году в Париже при содействии Всемирного банка и Центра ОЭСР по развитию; под  влиянием темпов развития государственно-частного партнерства,стремясь оперативно учесть эти тенденции, бывший  генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в 2000 году подписал «Основные принципы сотрудничества ООН и бизнес сообщества» [15]. В этом же году был учрежден «Глобальный договор Организации Объединенных Наций» («Global compaсt»), представляющий «основу для взаимодействия государства и ТНК по проблемам развития, включая вопросы социальной и корпоративной ответственности [15][18]. Однако, несмотря на значительный прогресс в нормотворческой деятельности, ТНК по-прежнему остаются объектом, в значительной мере не подверженным действию существующих сегодня инструментов международного регулирования.

Вмешательство ТНК во внешнюю и внутреннюю политику наций-государств строжайше запрещено как на национальном, так и на международном уровнях, такого рода нормы явным образом прописаны в «Кодексе поведения ТНК» и в «Глобальном договоре». Вместе с тем, вмешательство ТНК в эти сферы все же присутствует, хотя и не в прямом (в основном, в косвенном или опосредованном) виде: с помощью инструментов лоббирования (как легального, так и нелегального), политического рейдерства, а также путем участия в выработке государственных решений – на базе принадлежащих ТНК или связанных с ними «мозговых центров» или «фабрик мысли». Отдельно следует отметить роль транснациональных ЧВК, ведущих себя в мировой политике как типичные ТНК.

В свою очередь, национальные государства стремятся поставить международную деятельность ТНК под свой контроль: по их мнению, ТНК, не обладающие суверенитетом, располагаются в иерархии акторов на существенно более нижних уровнях, чем классические нации-государства, и должны рассматриваться не как субъект, а, скорее, как объект государственного (или межгосударственного) регулирования. Вместе с тем, следует отметить, что существующие формы и методы нормативно-правового регулирования международной деятельности современных транснациональных корпораций не могут быть признаны эффективными и полностью решающими проблему подконтрольности политической деятельности ТНК. Причина этого – одна: дело в том, что большинство из предпринимаемых национальными государствами и МПМО мер сводится к побуждению ТНК к заключению с национальными государствами своего рода соглашений и договоров, носящих, в основном, декларативный характер и призывающих ТНК не злоупотреблять политической властью и функциями, оказавшимися в их распоряжении. Указанные договоры и соглашения (такие как «Глобальный договор» ООН или «Кодекс поведения ТНК») не содержат норм, обязательных к исполнению – в основном, указания, содержащиеся в подобного рода международных документах, носят преимущественно рекомендательный (по отношению к ТНК) характер, зависят от доброй воли собственников ТНК. Кроме того, в указанных договорах и соглашениях отсутствуют санкции за нарушение содержащихся в них норм и, как следствие, не прописан международный механизм их применения, что позволяет ТНК их игнорировать.

ТНК – это порождения глобализации и транснационализации, они способствуют формированию системы глобального управления, которая сегодня конкурирует с модифицированной и осовремененной Вестфальской системой международных отношений. ТНК несут в мировую политику принципы и инструменты именно глобального управления, вытесняют национальные интересы собственными – транснациональными корпоративными, что не всегда воспринимается положительно нациями-государствами, поскольку для государств установление глобального управления несет в себе вполне реальную угрозу потери суверенитета и утрату территориальной целостности (через «стирание» государственных границ, полностью утрачивающих свое значение в системе открытого глобального общества). В этом плане можно утверждать, что влияние ТНК на мировую политику и происходящие в ней процессы зависит от степени глобализованности мира и существенно усиливается в периоды наибольших успехов глобализационных процессов. Соответственно, политическая роль и значение ТНК отходят на второй план при формировании новой модели миропорядка – многополярного, биполярного либо иного, в котором главными акторами выступают все те же вестфальские нации-государства.

Библиография
1.
Самофалов В. Глобальный вызов транснациональных корпораций. [Электронный документ] / Информационное агентство Integrum Techno, 2016, 30 июля. URL: http://old.rusmet.ru/press.php?act=press_show_publication&publication_id=433&print_ver=1 (Дата обращения 21.07.2016)
2.
Малиновская И.Г. Транснациональные корпорации и международно-правовое регулирование их деятельности // Современные научные исследования и инновации. 2013. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2013/11/28609 (дата обращения: 24.05.2016).
3.
Шевцова О.И. Правовая природа транснациональных корпораций // Журнал международного права и международных отношений. 2008. № 4. С. 7-15.
4.
Мельников Е.А. Институциональные факторы развития транснациональных корпораций в СНГ. Автореф. … канд. эконом. наук. М.: ГУУ, 2015. С. 54.
5.
Дмитриева Г. К. Международное частное право: действующие нормативные акты / Г.К. Дмитриева, М.В. Филимонова. М.: Юрайт, 1999. 321 с. URL: http://refdb.ru/look/1381356.html (Дата обращения 29.07.2016)
6.
Наталуха В.В. Международный частный бизнес и государство / В.В. Наталуха. М., 1985. С. 114.
7.
Шимаи М. Государство и транснациональные компании. [Электронный документ] / URL: http://vasilievaa.narod.ru/10_4_99.htm (Дата обращения 21.07.2016)
8.
Кулагин М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву. [Электронный ресурс] / Классика российского права. URL: http://civil.consultant.ru/elib/books/6/ (дата обращения: 24.05.2016).
9.
Nolde B. La codification du droit // Recneil des conrs. 1936-i, t 55. P., 1936. P. 359.
10.
Осминин Б.И. Международно-правовая регламентация деятельности транснациональных корпораций // Известия вузов. Правоведение. 1982. № 4. С. 268-269.
11.
Руководящие принципы ОЭСР для многонациональных предприятий. [Электронный документ] / ОЭСР, 2014. URL: http://www.oecd.org/daf/inv/mne/RBC-Matters-Russian.pdf (Дата обращения 28.07.2016)
12.
Мешкова Т.А. Стратегия ОЭСР по содействию развитию . [Электронный документ] / URL: https://oecdcentre.hse.ru/data/2010/03/05/1231451773/strategy_assistance_oecd.pdf (Дата обращения 28.07.2016)
13.
Лысенко Д.Л. Проблема правового статуса транснациональных корпораций: международно-правовые аспекты. Дисс. … канд. наук. М., 2003. URL: http://www.dissercat.com/content/problema-pravovogo-statusa-transnatsionalnykh-korporatsii-mezhdunarodno-pravovye-aspekty (Дата обращения 14.12.2016)
14.
Габуев А. Корпоративные воины. // Журнал "Коммерсантъ Власть" № 18 от 13.05.2013. С. 9.
15.
Ильин С. Механизмы взаимодействия транснациональных корпораций и государства. [Электронный документ] // IX All-Russian Scientific-Practical Conference with International Participation «Contemporary Problems of Regional Economy Management». СПб., 2012, 22 мая. http://www.freu-conference.engec.ru/upload/files/15-18.pdf (Дата обращения 28.07.2016)
16.
Манойло А.В. Политические конфликты в международных отношениях и мировой политике // Мир и Политика. 2013. № 2. С. 71-82.
17.
Манойло А.В. Иран и США: сложная игра с многовариантным результатом // Национальная безопасность / nota bene. 2012. № 2. С. 88-95.
18.
Филиппова Е.И., Филиппов В.Р. Государство и общество перед лицом социального кризиса (две парадигмы: российская и французская) // Ежегодный доклад Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов. 2005. М., 2006. С. 12-25.
19.
Карпович О.Г. «Мягкая сила» бразильской модели федерализма // Политика и Общество. 2016. № 2. C. 164-171. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.2.17128.
20.
Карпович О.Г. Сравнительный анализ федерализма в Австралии и Канаде // Международные отношения. 2016. № 1. C. 13-17. DOI: 10.7256/2305-560X.2016.1.17131.
21.
Филиппов В.Р. Тайная война Франции в Биафре // Политика и Общество. 2016. № 3. C. 285-300. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.3.18323.
22.
Фельдман П.Я. Механизмы политического согласования интересов: системный анализ // Конфликтология / nota bene. 2015. № 4. C. 416-423. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17394.
23.
Филиппов В.Р. Чад: война всех против всех // Международные отношения. 2016. № 1. C. 92-105. DOI: 10.7256/2305-560X.2016.1.16829.
24.
Гушер А.И. Геополитические и стратегические аспекты операции Воздушно-космических сил России в Сирии // Конфликтология / nota bene. 2015. № 4. C. 395 - 402. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.16967.
25.
Арямова А.Д. Практическая реализация технологий цветных революций в Украине в 2004 и 2014 гг.: сравнительный анализ // Международные отношения. 2015. № 4. C. 439-442. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.4.17179.
26.
Ласария А.О. Новейший этап формирования абхазской государственности // Конфликтология / nota bene. 2015. № 4. C. 430 - 435. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17156.
27.
Карякин В.В. Политическая медиаметрия: книга о том, как четвертая власть правит миром // Конфликтология / nota bene. 2016. № 1. C. 86 - 89. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17755.
28.
Карякин В.В. Дефиниция и парадигмы геополитического исследования // Конфликтология / nota bene. 2015. № 4. C. 382 - 394. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17442.
29.
Карпович О.Г. Современные международные конфликты и конфликтные противоречия в формирующемся многополярном мире // Тренды и управление. 2016. № 2. C. 153-161. DOI: 10.7256/2307-9118.2016.2.16608.
30.
Бочарников И.В. Террористическая группировка «Исламское государство» как закономерное следствие ближневосточной стратегии США // Тренды и управление. 2015. № 4. C. 395-402. DOI: 10.7256/2307-9118.2015.4.17007.
31.
Манойло А.В. Глобальная нестабильность на пороге новой большой войны // Мир и политика. 2012. № 12. С. 87-89.
References (transliterated)
1.
Samofalov V. Global'nyi vyzov transnatsional'nykh korporatsii. [Elektronnyi dokument] / Informatsionnoe agentstvo Integrum Techno, 2016, 30 iyulya. URL: http://old.rusmet.ru/press.php?act=press_show_publication&publication_id=433&print_ver=1 (Data obrashcheniya 21.07.2016)
2.
Malinovskaya I.G. Transnatsional'nye korporatsii i mezhdunarodno-pravovoe regulirovanie ikh deyatel'nosti // Sovremennye nauchnye issledovaniya i innovatsii. 2013. № 11 [Elektronnyi resurs]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2013/11/28609 (data obrashcheniya: 24.05.2016).
3.
Shevtsova O.I. Pravovaya priroda transnatsional'nykh korporatsii // Zhurnal mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnykh otnoshenii. 2008. № 4. S. 7-15.
4.
Mel'nikov E.A. Institutsional'nye faktory razvitiya transnatsional'nykh korporatsii v SNG. Avtoref. … kand. ekonom. nauk. M.: GUU, 2015. S. 54.
5.
Dmitrieva G. K. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: deistvuyushchie normativnye akty / G.K. Dmitrieva, M.V. Filimonova. M.: Yurait, 1999. 321 s. URL: http://refdb.ru/look/1381356.html (Data obrashcheniya 29.07.2016)
6.
Natalukha V.V. Mezhdunarodnyi chastnyi biznes i gosudarstvo / V.V. Natalukha. M., 1985. S. 114.
7.
Shimai M. Gosudarstvo i transnatsional'nye kompanii. [Elektronnyi dokument] / URL: http://vasilievaa.narod.ru/10_4_99.htm (Data obrashcheniya 21.07.2016)
8.
Kulagin M.I. Izbrannye trudy po aktsionernomu i torgovomu pravu. [Elektronnyi resurs] / Klassika rossiiskogo prava. URL: http://civil.consultant.ru/elib/books/6/ (data obrashcheniya: 24.05.2016).
9.
Nolde B. La codification du droit // Recneil des conrs. 1936-i, t 55. P., 1936. P. 359.
10.
Osminin B.I. Mezhdunarodno-pravovaya reglamentatsiya deyatel'nosti transnatsional'nykh korporatsii // Izvestiya vuzov. Pravovedenie. 1982. № 4. S. 268-269.
11.
Rukovodyashchie printsipy OESR dlya mnogonatsional'nykh predpriyatii. [Elektronnyi dokument] / OESR, 2014. URL: http://www.oecd.org/daf/inv/mne/RBC-Matters-Russian.pdf (Data obrashcheniya 28.07.2016)
12.
Meshkova T.A. Strategiya OESR po sodeistviyu razvitiyu . [Elektronnyi dokument] / URL: https://oecdcentre.hse.ru/data/2010/03/05/1231451773/strategy_assistance_oecd.pdf (Data obrashcheniya 28.07.2016)
13.
Lysenko D.L. Problema pravovogo statusa transnatsional'nykh korporatsii: mezhdunarodno-pravovye aspekty. Diss. … kand. nauk. M., 2003. URL: http://www.dissercat.com/content/problema-pravovogo-statusa-transnatsionalnykh-korporatsii-mezhdunarodno-pravovye-aspekty (Data obrashcheniya 14.12.2016)
14.
Gabuev A. Korporativnye voiny. // Zhurnal "Kommersant'' Vlast'" № 18 ot 13.05.2013. S. 9.
15.
Il'in S. Mekhanizmy vzaimodeistviya transnatsional'nykh korporatsii i gosudarstva. [Elektronnyi dokument] // IX All-Russian Scientific-Practical Conference with International Participation «Contemporary Problems of Regional Economy Management». SPb., 2012, 22 maya. http://www.freu-conference.engec.ru/upload/files/15-18.pdf (Data obrashcheniya 28.07.2016)
16.
Manoilo A.V. Politicheskie konflikty v mezhdunarodnykh otnosheniyakh i mirovoi politike // Mir i Politika. 2013. № 2. S. 71-82.
17.
Manoilo A.V. Iran i SShA: slozhnaya igra s mnogovariantnym rezul'tatom // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2012. № 2. S. 88-95.
18.
Filippova E.I., Filippov V.R. Gosudarstvo i obshchestvo pered litsom sotsial'nogo krizisa (dve paradigmy: rossiiskaya i frantsuzskaya) // Ezhegodnyi doklad Seti etnologicheskogo monitoringa i rannego preduprezhdeniya konfliktov. 2005. M., 2006. S. 12-25.
19.
Karpovich O.G. «Myagkaya sila» brazil'skoi modeli federalizma // Politika i Obshchestvo. 2016. № 2. C. 164-171. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.2.17128.
20.
Karpovich O.G. Sravnitel'nyi analiz federalizma v Avstralii i Kanade // Mezhdunarodnye otnosheniya. 2016. № 1. C. 13-17. DOI: 10.7256/2305-560X.2016.1.17131.
21.
Filippov V.R. Tainaya voina Frantsii v Biafre // Politika i Obshchestvo. 2016. № 3. C. 285-300. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.3.18323.
22.
Fel'dman P.Ya. Mekhanizmy politicheskogo soglasovaniya interesov: sistemnyi analiz // Konfliktologiya / nota bene. 2015. № 4. C. 416-423. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17394.
23.
Filippov V.R. Chad: voina vsekh protiv vsekh // Mezhdunarodnye otnosheniya. 2016. № 1. C. 92-105. DOI: 10.7256/2305-560X.2016.1.16829.
24.
Gusher A.I. Geopoliticheskie i strategicheskie aspekty operatsii Vozdushno-kosmicheskikh sil Rossii v Sirii // Konfliktologiya / nota bene. 2015. № 4. C. 395 - 402. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.16967.
25.
Aryamova A.D. Prakticheskaya realizatsiya tekhnologii tsvetnykh revolyutsii v Ukraine v 2004 i 2014 gg.: sravnitel'nyi analiz // Mezhdunarodnye otnosheniya. 2015. № 4. C. 439-442. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.4.17179.
26.
Lasariya A.O. Noveishii etap formirovaniya abkhazskoi gosudarstvennosti // Konfliktologiya / nota bene. 2015. № 4. C. 430 - 435. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17156.
27.
Karyakin V.V. Politicheskaya mediametriya: kniga o tom, kak chetvertaya vlast' pravit mirom // Konfliktologiya / nota bene. 2016. № 1. C. 86 - 89. DOI: 10.7256/2409-8965.2016.1.17755.
28.
Karyakin V.V. Definitsiya i paradigmy geopoliticheskogo issledovaniya // Konfliktologiya / nota bene. 2015. № 4. C. 382 - 394. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17442.
29.
Karpovich O.G. Sovremennye mezhdunarodnye konflikty i konfliktnye protivorechiya v formiruyushchemsya mnogopolyarnom mire // Trendy i upravlenie. 2016. № 2. C. 153-161. DOI: 10.7256/2307-9118.2016.2.16608.
30.
Bocharnikov I.V. Terroristicheskaya gruppirovka «Islamskoe gosudarstvo» kak zakonomernoe sledstvie blizhnevostochnoi strategii SShA // Trendy i upravlenie. 2015. № 4. C. 395-402. DOI: 10.7256/2307-9118.2015.4.17007.
31.
Manoilo A.V. Global'naya nestabil'nost' na poroge novoi bol'shoi voiny // Mir i politika. 2012. № 12. S. 87-89.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"