по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Мировая политика
Правильная ссылка на статью:

Институализация политической власти в Приднестровской Молдавской Республике: исторические предпосылки и современные факторы
Плавинский Вадим Борисович

соискатель, кафедра политологии и политического управления, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, проспект Вернадского, 82-84

Plavinskii Vadim Borisovich

Postgraduate at the Department of Public Administration and Political Technologies of the State University of Management

119571, Russia, g. Moscow, ul. Prospekt Vernadskogo, 82-84

vadim.plavinskiy@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования являются основные черты и особенности институализации политической власти в Приднестровской Молдавской Республике (ПМР) в контексте исторических и современных политических процессов. В работе даётся обоснование объективных предпосылок институализации государственной власти в Приднестровье, выделяются ключевые факторы ее формирования и функционирования. Автор статьи аргументирует тезис о значении международно - правового признания ПМР для институализации власти в республике. Показаны делегитимирующие факторы политического режима, которые отражаются на состоянии его институализации В качестве основных методологических подходов использованы институционализм и сравнительный анализ. Их применение в совокупности с другими политическими теориями позволяет изучить новые политии как целостный институт, обладающий самодостаточностью, имеющий свои особые потребности и проявляющий тенденции развития. В результате исследования делается вывод о сложной, гибридной форме институализации политического режима ПМР, институализации политико - государственной власти как системной историко - политической проблемы, взаимозависимости институализации и легитимации власти, их внутренних и внешних факторов. Материалы статьи могут быть использованы в политической практике, а также в качестве дополнительной информации в курсах по политологии и регионоведению.

Ключевые слова: полития, сецессия, институализация, легитимность, непризнанное государство, самоидентификация, государственность, гибридный политический режим, дезинтеграция, либерализм

DOI:

10.7256/2409-8671.2016.3.20231

Дата направления в редакцию:

09-09-2016


Дата рецензирования:

08-09-2016


Дата публикации:

03-10-2016


Abstract.

The research subject includes the features and peculiarities of institutionalization of political authority in the Pridnestrovien Moldavian Republic (PMR) in the context of historical and modern political processes. The author substantiates the objective prerequisites to institutionalization of political authority in Pridnestrovie, outlines the key factors of its formation and functioning. The author proves the thesis about the role of international legal recognition of PMR for institutionalization of political authority in the Republic. The article demonstrates the delegitimizing factors of the political regime which influence the condition of its institutionalization. The study is based on the institutionalist approach and comparative analysis. Coupled with other political theories, they help study new polities as an integral independent institution with its own requirements and development trends. The author concludes about a complicated hybrid form of institutionalization of the political regime in the Pridnestrovien Moldavian Republic, institutionalization of public authority as a system historical and political problem, the interdependence of institutionalization and legitimation of power and their internal and external factors. The research materials can be used in political practice and as an additional source of information in political science and regional studies. 

Keywords:

hybrid political regime, statehood, self-definition, unrecognized state, legitimacy, institutionalization, secession, polity, disintegration, liberalism

Институализация в политологии означает превращение какого-либо политического явления в формализованный, упорядоченный процесс с определенной структурой отношений, иерархией власти различных уровней и другими признаками организации [1, с.41].

Данный процесс предполагает, в первую очередь, оформление институтов политической власти: государства, его органов и структуры, политических партий и других общественных объединений. Главным следствием институализации власти является формирование в обществе устойчивого механизма, который обеспечивает постоянное воспроизводство политических властных институтов, укоренения в сознании людей определенных образцов политического поведения.

Правомерным является тезис: чем более институциализирована политическая система, тем более упорядоченно и эффективно функционирует в целом государство и все его институты, поскольку политическая власть в этом случае в меньшей степени зависит от личных связей, попыток сохранить свою автономию, а регулируется конституционными нормами, законами, судебными решениями.

Исторический аспект

В Приднестровской Молдавской Республике со времени обретения независимости сложилась развитая институализированная система политической (государственной) власти со всеми ее необходимыми атрибутами. Для понимания ее современных проблем (а непризнанная государственность не может их не иметь) целесообразно увидеть исторические истоки институциализации, поскольку они обусловили этот процесс, выделили его из общемолдавской среды. К ним следует отнести прежде всего такое явление как исторически обусловленную неоднородность внутриполитического пространства молдово- приднестровского региона. Эта неоднородность привела его в конечном итоге к дезинтеграции, распаду существовавших социальных институтов и образованию отдельных государств, и таким образом подтвердила сложившееся преставление об искусственном характере территориально-государственного устройства данного региона.То есть, произошедшее в историческом прошлом объединение населения различных цивилизационных укладов под единым суверенитетом, предопределило эклектичную природу молдавского общества и заложило в нём разнонаправленные геополитические векторы (точка зрения, нашедшая отражение в работах приднестровских и российских авторов) [2].

В современных условиях это обстоятельство продолжает находить выражение в противоречивой самоидентификации молдаван: «молдаване – румыны», «молдаване – не румыны». Соответственно, приднестровские молдаване – не румынизирующиеся молдаване Республики Молдова (РМ), а этнос со своими социально - культурными особенностями [3, с.40],[4,p.54].

В историческом плане также следует выделить фактор советской национальной политики, в соответствии с которой молдаване должны были стать нацией как можно более отличной от румынской и как можно менее ощущающей свою близость к румынам [5].

Раскол общества на “молдаван” и “румын” придаёт особый характер молдавской политической жизни. Ее анализ показал, что политические предпочтения приводят к разным национальным самоидентификациям, что они глубже, чем обычный раскол на “левых” и “правых”, так как касаются вопроса самого существования государства.

Современное состояние молдавского общества показывает, что процесс противостояния в нём не завершен. Одна его часть по-прежнему тяготеет к Румынии (активному члену НАТО и ЕС), другая – к интеграции с Евроазиатским союзом во главе с РФ. Такая ситуация не может не оказывать воздействия на приднестровское общество.

Главным политическим фактором, оказывающим влияние на политические процессы в регионе, остается политико-государственное противостояние, которое существует между РМ и ПМР, вызванное стремлением приднестровцев обрести политико-правовую независимость.

Каковы исторические основания для приднестровского государственного суверенитета? Весомым фактором в этой связи является то обстоятельство, что, как известно, исторически Приднестровье никогда не было связано с молдавской (бессарабской) государственностью. Следует отметить, что наличие у Приднестровья собственной государственности в относительно недавнем прошлом (образование в 1924г. на территории Приднестровья Молдавской Автономной Советской Социалистической Республики (МАССР) со столицей городом Тирасполем, который ныне является столицей ПМР), создавало прецедент для последующей государственной независимости. В 1940 г. в результате присоединения Бессарабии (нынешняя Молдова) к приднестровской территории была создана Молдавская ССР.

Cерьёзные научные исследования показывают, что политическое самоопределение при­дне­стров­ско­го на­ро­да в начале 1990-х гг. нельзя считать се­цес­си­ей от рес­пуб­ли­ки Мол­до­ва. ПМР и РМ прак­ти­че­ски од­но­вре­мен­но осу­ществи­ли на ос­но­ве прин­ци­па на­род­но­го са­мо­опре­де­ле­ния про­цесс своей се­цес­сии от СССР, но не одна от дру­го­й. Молдавская ССР фактически распалась на два государства-преемника: Молдову и Приднестровье. И сегодняшняя граница между ними полностью соответствует традиционной исторической границе, разделяющей их с раннего средневековья [6, с.67],[7].

К факторам государственно – территориального размежевания следует отнести исторически сложившуюся социально-политическую разобщённость населения ещё в рамках советской Молдавии. Это обстоятельство было связано с формировавшимися различными векторами экономического развития молдавского (бессарабского) и приднестровского регионов, а также с их геополитическим положением на стыке прозападного и российского влияний.

Если экономические, этнокультурные и другие противоречия внутри МССР – между аграрной Бессарабией и промышленным Приднестровьем – находились в латентной фазе, то с распадом Советского Союза они приобрели открытые формы, подтверждая то, что МССР была государственностью, способной существовать только в определенных исторических условиях. Постсоветское развитие развело интересы молдавских и приднестровских партийных и хозяйственных элит – фактор, который сыграл существенную роль в становлении приднестровского суверенитета [8].

Характер институционализации власти в Приднестровье, сам его процесс в значительной степени определяются социально - политической культурой общества, его формирующимся политическим режимом и степенью его легитимности. В этом контексте выделяются факторы, которые предопределили возможность признания приднестровской власти со стороны населения и его институциализацию.

Факторы институциализации

Структурируя факторы институализации, назовем в тезисном порядке те из них, которые по нашему определению в этом процессе носят инерционный (обьективный) характер.

- восприятие приднестровской политической власти как исторически правомерной. Убежденность приднестровцев в том, что исторически ПМР в заявленных границах является равноправным субъектом с другой частью республики – РМ;

- традиционно слабый запрос общества на идеи либерализма, а потому низкая популярность западного вектора развития государства;

- национально-культурная толерантность, как устойчивая черта народного сознания, которая позволяет говорить о некой «южнорусской субкультуре» [9];

- устойчивая идея необходимости максимального сближения с Русским миром, Россией, формирующие в значительной мере внешнеполитический вектор ПМР.

Процесс институализации власти в Приднестровье обусловлен также непосредственными факторами, то есть более конкретными обстоятельствами политического процесса. К ним следует отнести победу ПМР в военном конфликте с РМ, которая стала важнейшим государствообразующим фактором. Военные действия привели к стихийной мобилизации населения. Возникновение ПМР «снизу», в результате стихийного народного движения, своеобразного общественного договора основных социальных, национальных и религиозных групп региона с новой формирующейся властью, объединило усилия по борьбе за создание собственного государства.

Консолидация населения Приднестровья вокруг своей элиты (феномен, который не был характерен для РМ ), своеобразный симбиоз власти и общества, ярко выраженный особенно на начальном этапе самоопределения, имели исключительно важное значение для становления приднестровской государственности. Определенную роль в консолидации, объединении подавляющей части населения вокруг идеи независимости и государственного суверенитета страны, сыграл фактор её непризнанности, изоляции и постоянного внешнего давления.

В то же время сформировались обстоятельства, усиливающие раскол между двумя частями Молдовы. Имеется в виду возникновение в Кишиневе и Приднестровье диаметрально противоположных по своим идеологическим взглядам политических сил. С одной стороны, это были ультраправые, с другой – сторонники независимости и сближения с Россией, что было весомым аргументом против интеграционных процессов на Днестре.

Легитимность институализации

Важнейшим условием институциализации власти является ее легитимность, т. е. признанность и доверие к власти со стороны общества, к проводимой органами и должностными лицами политике [1,с.42]. Эту характеристику власть обретает в процессе ее легитимации, то есть в процессе использования релевантных методов и технологий по укреплению своих позиций в обществе. Как показывают политические практики, особенно в переходных обществах, институциализация власти и ее легитимация выступают необходимыми условиями создания полноценной государственности. Целенаправленная деятельность власти, которая призвана реализовывать групповые и общественные интересы, по нашему определению, характеризуется как управляемая легитимация.

При этом, как показывает опыт, в целях стабильного развития государственно-правового пространства функционирующие политические и правовые институты должны не только соответствовать решаемым общенациональным целям, но и иметь социокультурную оправданность. Иначе принципы политико-правовой регуляции обращаются в формальность. В условиях общественной поддержки приднестровская элита сформировала комплекс основных факторов, влияющих на легитимацию и эффективность политической власти. Мы выделяем следующие из них:

- достаточный уровень компетентности властных структур, в целом соответствие их действий законодательству (структурная легитимность);

- признаваемый моральный и политический авторитет ее лидеров (персональная легитимность);

- уверенность большей части общества в правильности вектора развития страны, определяемого политическим руководством (идеологическая легитимность);

- референдум и выборы в органы государственной власти как основной способ легитимации власти в стране. Именно через систему выборов и референдумов общество легитимирует и легализует государственную власть (правовая легитимность).

Для определения степени легитимности ПМР используем критерии уровней легитимности, характерные прежде всего для новых государственных образований. Эти уровни определяются степенью «наполняемости» их легитимностью. Соответственно получаем: а) государственность с состоявшейся легитимностью - то есть политию, получившую внутреннее и внешнее признание; б) государственность с полуограниченной легитимностью, наблюдаемой в государстве, политический режим которого поддерживается населением данного территориального образования, с частичным международным признанием; в) государственность с ограниченной легитимностью - которая внутренне легитимна, но не имеет международного признания. Приднестровский процесс характеризуется движением от государственности с ограниченной легитимностью к государственности с полноправной, состоявшейся легитимностью. Каждый из названных уровней по-своему влияет на процессы институализации.

Изучение приднестровской специфики институционализации и легитимации власти позволяет охарактеризовать ее как тип, имеющий в своей основе элементы традиционной власти, с особой ролью патриотической идеологии и соответствующими легитимирующими ее технологиями.

Делегитимирующие факторы

В приднестровской политической жизни также существуют факторы, которые объективно могут осложнять процессы институционализации политической власти и соответственно способствовать ее делегитимации. В значительной степени они носят объективный характер и свойственны трансформирующимся социально-политическим системам.

В этой связи отметим несколько ключевых обстоятельств:

- во-первых, процесс становления основных параметров политической системы Приднестровья очевидно опережал процесс генезиса адекватных общественных условий, как это было практически во всех постсоветских странах [10];

- во-вторых, в Приднестровье развитие положительных политических процессов ограничивается и задерживается гражданским противостоянием, известным как «война двух берегов» Днестра. Данное обстоятельство, как уже подчеркивалось, вызвано различием политико-цивилизационных ориентаций и интересов властей бессарабской части Молдавии и Приднестровья;

- в-третьих, в Приднестровье одни политические структуры и методы управления, заимствованные у других стран, приживались быстро и начинали успешно действовать, другие, хотя и приживались, серьезно модифицировались, третьи же и вовсе отторгались. И это не могло не осложнять проблему оформления политической системы и политического режима.

В основе кризисных явлений могут лежать также внутренние системные противоречия. К числу серьезных и длительных по времени можно отнести противоречия между президентской властью, проводящей курс на её концентрацию, и представительной властью, а также противоборство президентской власти и олигархических кланов [11].

Под олигархическими кланами, если судить по многочисленным периодическим изданиям, понимается прежде всего хозяйственная структура «Шериф», контролируемая бывшим президентом ПМР Смирновым.

Судя по высказыванию президента ПМР Е. Шевчука, этот процесс зашел довольно далеко. Сегодня, говорит президент, решается вопрос: «или мы будем развиваться по олигархической системе, когда всем управлять будет практически одна экономическая структура и порой очень завуалированно, или мы будем развиваться как самостоятельное независимое государство на базовом принципе делегирования в органы власти тех, кто представляет интересы граждан»[12].

В Приднестровье сложились черты амбивалентного (гибридного) политического режима, сочетающего элементы демократического и авторитарные начала, которые существенно влияют на институциальные и легитимационные процессы. С одной стороны, существует структурная и персональная нерасчлененность власти, которая идет от исторически сложившейся российской традиции. С другой, эта власть формируется и легитимируется демокра­тическим способом при условии недостаточной развитости самих демократических институтов. Поэтому в политическом режиме ПМР уже на генетическом уровне заложена нестабильность. В политике уживаются перешедшее от советской эпохи командное управление старого типа, командное регулирование экономики, и с другой стороны, политика, направленная на разделение властей, отделение политики от экономики, подчинение политики закону, и свободные выборы.

Новая социальная реальность, как считает Д. Ростоу, несет в себе сложный сплав частично преодоленных, а частично преобразованных традиций прошлого. Эти особенности характеризуют неизбежный переходный период, подготовительную фазу перехода к демократии, [13, с.9].

Современная политическая практика Приднестровья создала институты, которые формально являются демократическими – например, политические партии. Однако в основном их деятельность сводится к осуществлению связи с элитой и мобилизации идеологических и политических ресурсов на межэлитную борьбу [14].

Жизнеспособность самопровозглашенного государства зависит, в первую очередь, от эффективности функционирования базовых политических институтов. В условиях институционального строительства и многочисленных угроз существованию нового государства, ответственность за создание институциональной базы определяется качеством пришедшей во власть элиты и готовностью населения поддержать идею независимости. Особенностью институционального строительства в так называемых непризнанных государствах по сравнению с суверенными государствами (признанными таковыми международным сообществом), является повышенное влияние на них сопредельных государств и межгосударственных структур. Как известно, Молдова , Украина, Евросоюз накладывают на ПМР различного рода ограничения политического и экономического характера, что негативно отражается на уровне жизни населения и становлении национальной государственности [15].

При этом, анализ во временном континууме устанавливает определенную зависимость внутренней институализации власти от внешней её легитимации в силу объективных процессов в условиях анклава, существующего без встроенности его в международную экономическую и политическую систему, формируется тенденция, ведущая к эрозии власти, появлению признаков ее делегитимации соответственно ведущих к ослаблению ее институционального аспекта.

В заключение отметим, что политологи, как правило, выделяют два типа институализации. К первому относят так называемую естественную институализацию, которая проявляется в виде постепенной стандартизации складывающихся типов взаимодействия, нормативного оформления соответствующих ролей. Ко второму – искусственную, когда создаются нормы, правила, а потом появляются участники взаимодействия и проводником ее является государство. Для ПМР, как показывают политические практики, характерна гибридная форма институциализации, где сочетаются различные ее виды.

Библиография
1.
Акмалова А.А.,Капицын В.М., Панкова Л.Н. Политология. Вопросы и ответы. М.: ИД «Юриспруденция», 2008. 300 с.
2.
Колосов В.А., Заяц Д.В. Молдова и Приднестровье: национальное строительство, территориальные идентичности, перспективы разрешения конфликта // Вестник Евразии. 2001. Вып. № 1. С. 88-122; Толкачёва А.Н. Этнорегиональные конфликты в Украине и Молдове в начале 1990-х годов: сравнительный анализ Крыма и Приднестровья: дисс. канд. полит. наук. СПб., 2005. 168 c.
3.
Фурман Д., Батог К. Молдова: молдоване или румыны? // Современная Европа. 2007. № 3. С. 40-57.
4.
Deletant D. Language Policy and Linguistic Trends in the Republic of Moldova.1924-1992 // Studies in Moldovan. Ed. byD. L. Dyer. NewYork, 1996, 225 p.
5.
Большая Советская энциклопедия. М., 1927. Т. 6. С. 28.
6.
Брюно П., Шансе Вельмот Ф., Верник О. Международное право и независимость Приднестровья. Бендеры. 2007. 176 c.
7.
Talmon S., Goebel C., Furman N., Krasner S., Lorenz A., Schrf M., Wood W.: Государственный суверенитет Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) в соответствии с международным законодательством. – 2006. [Электронный ресурс] URL: www.regnum.ru/news/polit/654659.html
8.
Бабилунга Н.В. Приднестровская Молдавская Республика: непризнанное государство и его историография // Общественная мысль Приднестровья. 2006. № 1. С. 3-15; Первая и вторая республики на Днестре: историческая преемственность // Приднестровская государственность. Тирасполь, 2005. С. 39-52; Приднестровская Государственность: история и современность. Тирасполь. Изд-во ПГУ, 2005. 208 с.
9.
Леонов Л. Приднестровье и Россия.[Электронный ресурс] URL: http://femida-pmr.narod.ru/Pril/p003.htm
10.
Hartwig V. Die Legitimation des StaatesdurchVerfassungsrezeption in Mittel und Osteuropa // Ztschr. fur Auslandisches, Offentliches und Volkerrecht.-Stuttgart, 1999. N 59/4. S. 919-939.
11.
Сивков К: Приднестровский рубеж. [Электронный ресурс] URL:http://globalconflict.ru/analytics/109836-konstantin-sivkov-pridnestrovskij-rubezh
12.
Шевчук Е. От первого лица. [Электронный ресурс] URL: http://eshevchuk.ru/ru/content/evgenii-shevchuk-%E2%80%93-v-programme-%C2%ABo-glavnom-ot-pervogo-litsa%C2%BB-0
13.
Ростоу Д. Переходы: попытка динамической модели // Полис. 1996. № 5. С. 5.
14.
Бобкова Е.М., Гражданское общество и демократизация в ПМР. [Электронный ресурс] URL:obschestvo_i_demokratizatsija_v_pmr&arch=onsite.
15.
Убытки экономики ПМР. [Электронный ресурс] URL: http://newspmr.com/novosti-pmr/ekonomika/14365
References (transliterated)
1.
Akmalova A.A.,Kapitsyn V.M., Pankova L.N. Politologiya. Voprosy i otvety. M.: ID «Yurisprudentsiya», 2008. 300 s.
2.
Kolosov V.A., Zayats D.V. Moldova i Pridnestrov'e: natsional'noe stroitel'stvo, territorial'nye identichnosti, perspektivy razresheniya konflikta // Vestnik Evrazii. 2001. Vyp. № 1. S. 88-122; Tolkacheva A.N. Etnoregional'nye konflikty v Ukraine i Moldove v nachale 1990-kh godov: sravnitel'nyi analiz Kryma i Pridnestrov'ya: diss. kand. polit. nauk. SPb., 2005. 168 c.
3.
Furman D., Batog K. Moldova: moldovane ili rumyny? // Sovremennaya Evropa. 2007. № 3. S. 40-57.
4.
Deletant D. Language Policy and Linguistic Trends in the Republic of Moldova.1924-1992 // Studies in Moldovan. Ed. byD. L. Dyer. NewYork, 1996, 225 p.
5.
Bol'shaya Sovetskaya entsiklopediya. M., 1927. T. 6. S. 28.
6.
Bryuno P., Shanse Vel'mot F., Vernik O. Mezhdunarodnoe pravo i nezavisimost' Pridnestrov'ya. Bendery. 2007. 176 c.
7.
Talmon S., Goebel C., Furman N., Krasner S., Lorenz A., Schrf M., Wood W.: Gosudarstvennyi suverenitet Pridnestrovskoi Moldavskoi Respubliki (PMR) v sootvetstvii s mezhdunarodnym zakonodatel'stvom. – 2006. [Elektronnyi resurs] URL: www.regnum.ru/news/polit/654659.html
8.
Babilunga N.V. Pridnestrovskaya Moldavskaya Respublika: nepriznannoe gosudarstvo i ego istoriografiya // Obshchestvennaya mysl' Pridnestrov'ya. 2006. № 1. S. 3-15; Pervaya i vtoraya respubliki na Dnestre: istoricheskaya preemstvennost' // Pridnestrovskaya gosudarstvennost'. Tiraspol', 2005. S. 39-52; Pridnestrovskaya Gosudarstvennost': istoriya i sovremennost'. Tiraspol'. Izd-vo PGU, 2005. 208 s.
9.
Leonov L. Pridnestrov'e i Rossiya.[Elektronnyi resurs] URL: http://femida-pmr.narod.ru/Pril/p003.htm
10.
Hartwig V. Die Legitimation des StaatesdurchVerfassungsrezeption in Mittel und Osteuropa // Ztschr. fur Auslandisches, Offentliches und Volkerrecht.-Stuttgart, 1999. N 59/4. S. 919-939.
11.
Sivkov K: Pridnestrovskii rubezh. [Elektronnyi resurs] URL:http://globalconflict.ru/analytics/109836-konstantin-sivkov-pridnestrovskij-rubezh
12.
Shevchuk E. Ot pervogo litsa. [Elektronnyi resurs] URL: http://eshevchuk.ru/ru/content/evgenii-shevchuk-%E2%80%93-v-programme-%C2%ABo-glavnom-ot-pervogo-litsa%C2%BB-0
13.
Rostou D. Perekhody: popytka dinamicheskoi modeli // Polis. 1996. № 5. S. 5.
14.
Bobkova E.M., Grazhdanskoe obshchestvo i demokratizatsiya v PMR. [Elektronnyi resurs] URL:obschestvo_i_demokratizatsija_v_pmr&arch=onsite.
15.
Ubytki ekonomiki PMR. [Elektronnyi resurs] URL: http://newspmr.com/novosti-pmr/ekonomika/14365
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"