по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Мировая политика
Правильная ссылка на статью:

Политическая модернизация республик Северного Кавказа (на примере выборов губернаторов)
Скрипниченко Дарья Вячеславовна

аспирант, кафедра российской политики, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119991, Россия, Москва, ГСП-1,
Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4

Skripnichenko Dar'ya Vyacheslavovna

Postgraduate at Moscow State University, Department of Russian Politics

119991, Russia, Moscow, Lomonosovskii prospekt, 27, building 4

1343532@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Асимметричность российского федерализма накладывает определенные отпечатки на управление региональными политическими процессами, в том числе в вопросе введения института прямых губернаторских выборов. В частности, на Северном Кавказе существует ряд республик, где еще нет опыта проведения губернаторских выборов (Республика Дагестан), или выборы проводились, но результаты дестабилизировали обстановку в регионе (Карачаево-Черкесская Республика). Поэтому введение характерной для всех остальных субъектов федерации модели прямых губернаторских выборов теоретически могло подорвать стабильность в регионе. Методологической основой исследования является системный, структурно-функциональный, сравнительно-политический подходы, методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, наблюдения. Введение прямых губернаторских выборов необходимо проводить с учетом имеющих национальных и культурных особенностей республик. В качестве одного из инструментов совершенствования процедуры прямых губернаторских выборов предлагалось ввести квоты для малочисленных этносов. Национальное квотирование ранее уже использовалось, например, в Дагестане. Но и эта мера не гарантирует избрание кандидата от малочисленных народов на пост главы республики.

Ключевые слова: политическая система, Россия, мировая политика, альянс, социально-политические процессы, дипломатия, интересы, государство, безопасность, риски

DOI:

10.7256/2409-8671.2016.1.18494

Дата направления в редакцию:

26-03-2016


Дата рецензирования:

27-03-2016


Дата публикации:

31-03-2016


Abstract.

The asymmetry of the Russian federalism imposes certain imprints on the management of the regional political processes, including the issue of the introduction of the institution of direct gubernatorial elections. In particular, in the North Caucasus, there are several republics with no experience of gubernatorial elections (the Republic of Dagestan), or where elections had been held, but the results destabilized the situation in the region (the Karachay-Cherkess Republic). Therefore, the introduction of the model of direct gubernatorial elections, typical for all other regions of Russia, theoretically could undermine the stability in the region. The introduction of direct gubernatorial elections must be carried out in the context of the existing national and cultural characteristics of the republics. As one of the instruments of improving the procedure of direct gubernatorial elections, a quota for minority ethnic groups was proposed to be used. National quotas had already been used, for example, in Dagestan. But this measure does not guarantee the election of the candidate of small peoples for the position of the head of the republic.

Keywords:

diplomacy, socio-political processes, alliance, world politics, Russia, political system, interests, state, security, risks

Федеральный закон от 2 мая 2012 г., регламентирующий проведение процедуры прямых выборов главы субъекта федерации, предусматривает наряду с «муниципальным фильтром», использование «президентского фильтра». «Президентский фильтр» представляет собой ряд предварительных консультаций с главой федерального центра по кандидатурам на пост главы региона. Действующая версия закона не обозначает процедуру применения президентского фильтра как обязательную [2]. Регионы могут использовать ее по необходимости.

Результатом обсуждений проведения прямых губернаторских выборов в регионах с отличительными особенностями стала разработка и внесение в Государственную Думу законопроекта, позволяющего регионам самостоятельно определить для себя процедуру избрания высшего должностного лица субъекта: или через прямые выборы, или непрямые выборы через законодательные собрания субъектов. Законопроект был одобрен в трех чтениях Государственной Думой и далее Советом Федерации. Далее принятый закон дает регионам возможность выбора пути формирования главы исполнительной власти, в соответствии с особенностями политической культуры и актуальной расстановки политических сил.

Закон вводит следующий порядок формирования региональной исполнительной власти: парламентские партии (представленные в Государственной Думе или законодательном собрании региона) после предварительных обсуждений с партиями, которые не представлены в Государственной Думе или законодательном собрании региона, но имеют региональное отделение в субъекте, предлагают не менее трех кандидатов на рассмотрение президенту РФ. Кандидатов от каждой партии может быть предложено не более трех. Закон на данном этапе предусматривает обязательные консультации с президентом. После чего президент внесет в законодательное собрание региона тройку кандидатов, из которых депутаты выбирают главу региона [2].

Внедрение подобной практики в части регионов создаст новый механизм управления региональными политическими процессами, что позволит сохранить контроль федерального центра над формированием исполнительной власти в субъектах.

Пояснительная записка к соответствующему законопроекту трактует введение альтернативной процедуры избрания главы субъекта необходимостью обеспечения многообразие субъектов Российской Федерации, что в очередной раз подчеркивает ассиметричный характер российского федерализма и возникающие в связи с этим особенности управления региональными политическими процессами. Также принятие закона направлено на сохранение социально-экономической и межнациональной устойчивости регионов [3].

Каждому региону предстояло самостоятельно сделать выбор в пользу одной из моделей избрания регионального главы. Закон не определяет четкий перечень условий, при которых регионы должны выбрать модель непрямых губернаторских выборов. Поэтому процедура, в результате которой каждый регион сделает выбор в пользу этой модели, четко не определена. Возможно, предшествовать принятию непрямых губернаторских выборов буду консультации с федеральным центром, в которых примут участие представители основных политических сил и национальных сообществ региона.

Многие эксперты считают, что закон приняли специально для легализации отмены прямых губернаторских выборов в республиках Северного Кавказа.

Гипотетически существовало несколько сценариев введения непрямых губернаторских выборов в субъектах Северного Кавказа.

Непрямые губернаторские выборы могли быть введены в части субъектов Северо-Кавказского федерального округа. Например, в тех субъектах, где потенциально существует угроза межнациональных столкновений по итогам выборов. В пользу этого тезиса выступает уже существующая политическая практика, когда итоги выборов вызывали протест для одной из сторон.

Федеральный центр в этом случае получит возможность контролировать процесс избрания глав в республиках с потенциальной угрозой возникновения межнациональных конфликтов, и тем самым сохранить существующий баланс сил в регионе.

При реализации этого сценария могут возникнут следующие сложности: внедрение процедуры непрямых губернаторских выборов только в части субъектов Северо-Кавказского федерального округа может спровоцировать недовольство со стороны субъектов, так как введение непрямых выборов может свидетельствовать о недостаточной степени развитости и устойчивости политической системы регионов по сравнению с другими субъектами. Следствием чего может стать конфликт и нарушение стабильности в Северо-Кавказском федеральном округе в целом, последствия которого могут быть непредсказуемы.

Следующий сценарий: введение непрямых выборов глав субъектов во всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа. Это подчеркнет равенство всех субъектов в рамках федерального округа, упростит контроль федерального центра за процедурой избрания глав субъектов на Северном Кавказе и устранит ряд факторов, которые потенциально могут нарушить стабильность на Северном Кавказе.

Для реализации подобного сценария существует несколько условий. Республики Северного Кавказа характеризуются одними из самых низких показателей социально-экономического развития по стране. Высокие показатели безработицы, восстановление основной экономической инфраструктуры после последствий 90-х гг. привели к тому, что субъекты Северо-Кавказского федерального округа полностью зависимы от дотаций федерального центра. Для восстановления и развития республик Северного Кавказа были созданы общие и персональные для некоторых республик Федеральные целевые программы (Например, «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010 - 2016 годы», «Юг России (2008 - 2013 годы)»). В условиях прямых выборов глав республик федеральному центру будет сложнее контролировать выделяемые денежные потоки. Избранному главе республики предстоит выстраивать собственные отношения с федеральным центром, от качества которых зависит необходимая финансовая помощь. В случае конфликтных отношений избранного главы с федеральным центром, прежнее финансирование может быть изменено в сторону уменьшения, что может нарушить сложившуюся социально-экономическую устойчивость республики и негативно отразиться на всех субъектах управления региональным политическим процессом.

Еще одним эффектом введения непрямых выборов может стать развитие межпартийных отношений. Партии, которые не представлены в Государственной Думе, могут иметь популярность в отдельно взятой республике, поэтому парламентским партиям придется учитывать этот факт при подготовке списка кандидатов на представление президенту. Кандидаты на пост высшего должностного лица могут быть представителями политических партий или беспартийными, что существенно расширяет круг потенциальных кандидатов на пост высшего должностного лица республики.

Третий сценарий предполагает проведение прямых выборов высшего должностного лица региона во всех республиках Северо-Кавказского федерального округа. В этом случае часть ответственности за происходящее в регионах будет переложена с федерального центра на избранных глав.

Прямые выборы глав республик активизируют региональный политический процесс. Отношения между региональным и муниципальными властям должны стать более конструктивными, так как для прохождения кандидатуры через «муниципальный фильтр» необходимо активное взаимодействие со всеми местными советами депутатов региона [4]. Подобные меры могут создать еще один канал генезиса новых региональных лидеров.

На муниципальном уровне легче обеспечить узнаваемость кандидата на пост главы республики, депутаты муниципальных советов могут непосредственно в регионе наблюдать за деятельностью и политической борьбой кандидата, что позволит получить больше информации для принятия окончательного решения по поддержке кандидата. В условиях Северного Кавказа, где традиция местного схода имеет глубокие корни, применение «муниципального фильтра» может быть особенно эффективно. Также введение прямых губернаторских выборов может повлечь консолидацию региональных элит и сглаживание конфронтации между противоборствующими группами. Для обеспечения прохождения «муниципального фильтра» кандидату необходимо заручиться поддержкой муниципальных депутатов практически всех муниципальных образований, поэтому элитам придется договариваться.

В итоге отменены прямые выборы были отменены в Республике Ингушетии и в республике Дагестан, в которых в октябре 2013 года состоялись выборы глав республик.

Возможно, на октябрьских выборах применялась тестовая модель прямых губернаторских выборов, по итогам которого станет ясно, какая модель оптимальна для избрания глав республик Северного Кавказа в сложившихся условиях.

Соответствующий закон может создать условия переходного этапа, во время которого региональные элиты и система управления региональными политическими процессами лучше адаптируются к проведению прямых выборов высших должностных лиц субъектов в полиэтнических регионах.

Библиография
1.
Конституция РФ, М., 2013.
2.
Федеральный закон Российской Федерации от 2 мая 2012 г. N 40-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».
3.
Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».
4.
Доклад фонда «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ) «Прямые выборы губернаторов и система сбора муниципальных подписей в 2012 году». М., 2012.
5.
Бугай Н.Ф. Северный Кавказ. Государственное строительство и федеративные отношения: прошлое в настоящем. М., 2011. С. 23.
6.
Государство наций: империя и национальное строительство в эпоху Ленина и Сталина / Под ред. Суни Р., Мартина Т. М., 2011. 376 с.
7.
Зорин В.Ю. Национальная политика в России: история, проблемы, перспективы. М.: ИСПИ, 2002. 284 с.
8.
Rogovin Frankel «Revolution in Russia: Reassessments of 1917» P. 254.
9.
Красовицкая Т.Ю., Тишков В.А. Этнические и религиозные факторы в формировании и эволюции российского государства М.: Новый хронограф, 2012 С. 179.
10.
Музаев Т.М. Этнический сепаратизм в России // Серия: Политический экстремизм. М., 1999. 224 с.
11.
Понарин Э.Д., Мухаметшина Н.С. Национальные проблемы на постсоветской территории, СПб., 2001. С. 17.
12.
Смирнягин Л.В. Совет Федерации: Эволюция статуса и функций. М., 2003. 454 с.
13.
Туровский Р.Ф. Политическая регионалистика. Издательский дом ГУ ВШЭ. М., 2006. С. 373.
14.
Этничность и власть в полиэтнических государствах / Под ред. В.А. Тишкова. М., 1994. С. 67.
15.
Манойло А.В. Парадигмы управления международными конфликтами: конкуренция или конфронтация // Национальная безопасность / nota bene. 2011. № 5. С. 135-142.
16.
Манойло А.В. Роль цветных революций в демонтаже современных политических режимов // Национальная безопасность / nota bene. 2014. № 3. С. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.3.12058
17.
Манойло А.В. Политические конфликты в международных отношениях и мировой политике // Мир и Политика. 2013. № 2. С. 71-82.
18.
Филиппов В.Р. Деэтнизация территорий в новейшей истории России // Федерализм. 2006. № 2. С. 125-142.
19.
Филиппов В.Р. Советская теория этноса. Историографический очерк. М., 2010. 214 с.
20.
Карпович О.Г. Анализ Косовского и Крымского прецедентов в контексте реализации права народов на самоопределение // Международные отношения. 2015. № 4. C. 377 - 384. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.4.16963.
21.
Ласария А.О. Особенности этнополитических конфликтов на постсоветском пространстве // Международные отношения. 2015. № 1. C. 75 - 77. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.1.13507.
22.
Арямова А.Д. Практическая реализация технологий цветных революций в Украине в 2004 и 2014 гг.: сравнительный анализ // Международные отношения. 2015. № 4. C. 439 - 442. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.4.17179.
23.
Гюлер К. Бельгийский федерализм как форма управления этнополитическими конфликтами // Международные отношения. - 2015. - 4. - C. 426 - 430. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.4.17196.
24.
Ласария А.О. Новейший этап формирования абхазской государственности // Конфликтология / nota bene. - 2015. - 4. - C. 430 - 435. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17156.
25.
Карякин В.В. Дефиниция и парадигмы геополитического исследования // Конфликтология / nota bene. - 2015. - 4. - C. 382 - 394. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17442.
26.
Карпович О.Г. «Мягкая сила» бразильской модели федерализма // Политика и Общество. - 2016. - 2. - C. 164 - 171. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.2.17128.
27.
Егоров В.Г. Постсоветские независимые государства: поиск формы правления // Международные отношения. - 2014. - 1. - C. 31 - 46. DOI: 10.7256/2305-560X.2014.1.9798.
References (transliterated)
1.
Konstitutsiya RF, M., 2013.
2.
Federal'nyi zakon Rossiiskoi Federatsii ot 2 maya 2012 g. N 40-FZ "O vnesenii izmenenii v Federal'nyi zakon «Ob obshchikh printsipakh organizatsii zakonodatel'nykh (predstavitel'nykh) i ispolnitel'nykh organov gosudarstvennoi vlasti sub''ektov Rossiiskoi Federatsii" i Federal'nyi zakon "Ob osnovnykh garantiyakh izbiratel'nykh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan Rossiiskoi Federatsii».
3.
Poyasnitel'naya zapiska k proektu federal'nogo zakona «O vnesenii izmenenii v Federal'nyi zakon "Ob obshchikh printsipakh organizatsii zakonodatel'nykh (predstavitel'nykh) i ispolnitel'nykh organov gosudarstvennoi vlasti sub''ektov Rossiiskoi Federatsii».
4.
Doklad fonda «Institut sotsial'no-ekonomicheskikh i politicheskikh issledovanii» (ISEPI) «Pryamye vybory gubernatorov i sistema sbora munitsipal'nykh podpisei v 2012 godu». M., 2012.
5.
Bugai N.F. Severnyi Kavkaz. Gosudarstvennoe stroitel'stvo i federativnye otnosheniya: proshloe v nastoyashchem. M., 2011. S. 23.
6.
Gosudarstvo natsii: imperiya i natsional'noe stroitel'stvo v epokhu Lenina i Stalina / Pod red. Suni R., Martina T. M., 2011. 376 s.
7.
Zorin V.Yu. Natsional'naya politika v Rossii: istoriya, problemy, perspektivy. M.: ISPI, 2002. 284 s.
8.
Rogovin Frankel «Revolution in Russia: Reassessments of 1917» P. 254.
9.
Krasovitskaya T.Yu., Tishkov V.A. Etnicheskie i religioznye faktory v formirovanii i evolyutsii rossiiskogo gosudarstva M.: Novyi khronograf, 2012 S. 179.
10.
Muzaev T.M. Etnicheskii separatizm v Rossii // Seriya: Politicheskii ekstremizm. M., 1999. 224 s.
11.
Ponarin E.D., Mukhametshina N.S. Natsional'nye problemy na postsovetskoi territorii, SPb., 2001. S. 17.
12.
Smirnyagin L.V. Sovet Federatsii: Evolyutsiya statusa i funktsii. M., 2003. 454 s.
13.
Turovskii R.F. Politicheskaya regionalistika. Izdatel'skii dom GU VShE. M., 2006. S. 373.
14.
Etnichnost' i vlast' v polietnicheskikh gosudarstvakh / Pod red. V.A. Tishkova. M., 1994. S. 67.
15.
Manoilo A.V. Paradigmy upravleniya mezhdunarodnymi konfliktami: konkurentsiya ili konfrontatsiya // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2011. № 5. S. 135-142.
16.
Manoilo A.V. Rol' tsvetnykh revolyutsii v demontazhe sovremennykh politicheskikh rezhimov // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2014. № 3. S. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.3.12058
17.
Manoilo A.V. Politicheskie konflikty v mezhdunarodnykh otnosheniyakh i mirovoi politike // Mir i Politika. 2013. № 2. S. 71-82.
18.
Filippov V.R. Deetnizatsiya territorii v noveishei istorii Rossii // Federalizm. 2006. № 2. S. 125-142.
19.
Filippov V.R. Sovetskaya teoriya etnosa. Istoriograficheskii ocherk. M., 2010. 214 s.
20.
Karpovich O.G. Analiz Kosovskogo i Krymskogo pretsedentov v kontekste realizatsii prava narodov na samoopredelenie // Mezhdunarodnye otnosheniya. 2015. № 4. C. 377 - 384. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.4.16963.
21.
Lasariya A.O. Osobennosti etnopoliticheskikh konfliktov na postsovetskom prostranstve // Mezhdunarodnye otnosheniya. 2015. № 1. C. 75 - 77. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.1.13507.
22.
Aryamova A.D. Prakticheskaya realizatsiya tekhnologii tsvetnykh revolyutsii v Ukraine v 2004 i 2014 gg.: sravnitel'nyi analiz // Mezhdunarodnye otnosheniya. 2015. № 4. C. 439 - 442. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.4.17179.
23.
Gyuler K. Bel'giiskii federalizm kak forma upravleniya etnopoliticheskimi konfliktami // Mezhdunarodnye otnosheniya. - 2015. - 4. - C. 426 - 430. DOI: 10.7256/2305-560X.2015.4.17196.
24.
Lasariya A.O. Noveishii etap formirovaniya abkhazskoi gosudarstvennosti // Konfliktologiya / nota bene. - 2015. - 4. - C. 430 - 435. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17156.
25.
Karyakin V.V. Definitsiya i paradigmy geopoliticheskogo issledovaniya // Konfliktologiya / nota bene. - 2015. - 4. - C. 382 - 394. DOI: 10.7256/2409-8965.2015.4.17442.
26.
Karpovich O.G. «Myagkaya sila» brazil'skoi modeli federalizma // Politika i Obshchestvo. - 2016. - 2. - C. 164 - 171. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.2.17128.
27.
Egorov V.G. Postsovetskie nezavisimye gosudarstva: poisk formy pravleniya // Mezhdunarodnye otnosheniya. - 2014. - 1. - C. 31 - 46. DOI: 10.7256/2305-560X.2014.1.9798.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"