по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Мировая политика
Правильная ссылка на статью:

Ракетно-ядерная проблема Северной Кореи
Кан Ден Сик

кандидат политических наук

доцент, кафедра Восточной филологии, Киевский национальный лингвистический университет

03680, Украина, г. Киев, ул. Большая Васильковская, 73

Kan Den Sik

PhD in Politics

Associate Professor at Kyiv National Linguistic University, Department of Oriental Philology

03680, Ukraine, Kyiv, ul. Bol'shaya Vasil'kovskaya, 73

kme112000@yahoo.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Основным предметом данного исследования - ракетно-ядерная проблема Северной Кореи, которая является одним из ключевых факторов обострения отношений в Северо-Восточной Азии. Подробно проанализирована эволюция развития ядерной программы Северной Кореи, первый и второй ядерные кризисы и Женевское соглашение 1994г. Также в статье поднимается вопрос американо-северокорейского противостояния по поводу денуклеаризации Корейского полуострова, роль международных организаций в попытке урегулирования ядерной проблемы КНДР. Исследован ход процесса шестисторонних переговоров (2003-2008гг). Приведены аргументы актуальности применения термина денуклеаризации Корейского полуострова, причины нарастания гонки вооружений в СВА. Статья дает возможность более глубоко понять суть ракетно-ядерной проблемы Северной Кореи и ощутить степень важности ракетно-ядерной угрозы Северной Кореи и её последствия. Теоретико-методологической основой послужил системный и диалектический подходы к анализу ситуации на Корейском полуострове и СВА в связи с ракетно-ядерной угрозой КНДР. В работе использованы проблемно-хронологический и сравнительно-исторический методы. Актуальность данной работы обусловлена продолжающеюся нестабильностью на Корейском полуострове и СВА. Научная новизна статьи состоит в исследовании эволюции ракетно-ядерной проблемы Северной Кореи и проблемы денуклеаризации Корейского полуострова. Сделан подробный анализ двухсторонних отношений между США и КНДР в вопросах денуклеаризации Северной Кореи. Сделан вывод о необходимости применения международных усилий, в том числе усилий ведущих стран мира США, КНР, РФ, Японии и Южной Кореи, для решения данной проблемы.

Ключевые слова: США, Южная Корея, ракетно-ядерная угроза, баллистическая ракета, ядерные испытания, КНДР, Корейский полуостров, денуклеаризация, гонка вооружений, Женевское соглашение 1994г.

DOI:

10.7256/2409-8671.2015.4.16183

Дата направления в редакцию:

31-08-2015


Дата рецензирования:

01-09-2015


Дата публикации:

26-12-2015


Abstract.

The main subject of the research is North Korea’s nuclear-missile problem which is one of the key factors of relations aggravation in Northeast Asia. The author analyzes the evolution of North Korea’s nuclear program development, the first and the second nuclear crises and the 1994 Geneva treaty. The article raises the issue of the confrontation between the USA and North Korea about the Korean peninsula denuclearization, the role of international organizations in the attempt to settle North Korea’s nuclear problem. The author studies the process of the 2003 – 2008 six-sided talks; provides the arguments for the topicality of application of the term “the Korean peninsula denuclearization” and the reasons for the armaments drive intensification in Northeast Asia. The article gives the opportunity to understand the essence of North Korea’s nuclear-missile problem and to realize the importance of Korea’s nuclear threat and its consequences. The theoretical base comprises the systems and the dialectical approaches to the analysis of the situation on the Korean peninsula and in Northeast Asia in relation to the nuclear-missile threat of the DPRK. The author applies the problem-chronological and the comparative-historical methods. The topicality of the problem can be explained by the ongoing instability on the Korean peninsula and in Northeast Asia. The scientific novelty of the research consists in the study of the evolution of North Korea’s nuclear-missile problem and the problem of the Korean peninsula denuclearization. The author carries out a detailed analysis of bilateral relations of the USA and the DPRK in relation to the issues of North Korea denuclearization. The author comes to the conclusion about the necessity to intensify international efforts of the leading countries (the USA, China, Russia, Japan and South Korea) for the solution of this problem.   

Keywords:

USA, South Korea, missile and nuclear threat, ballistic missile, nuclear tests, North Korea, The Korean peninsula, denuclearization, arms race, Geneva Accord of 1994 .

Из множества стран, которые были разделены по тем или иным причинам, осталось несколько, в том числе и Корея. Корея одна из древнейших стран, история которой насчитывает более 5 000 лет. Корея более 1 300 лет была мононациональной, но, начиная с 1945 года, разделилась на два государства и сегодня объединение Кореи является одной из самых сложнейших проблем в Северо-Восточной Азии.

Известно, что корейская проблема в своей историко-политологической ретроспективе тесно взаимосвязана с противостоянием двух систем в мировом масштабе. Сегодня уже нет противостояния двух систем, однако корейская проблема до сих пор актуальна и актуальность её заключается в том, что сложное переплетение разновекторных международных интересов и тенденций вместе с внутриполитическими особенностями развития и сосуществования двух корейских государств, являющихся равноправными членами ООН, создавали и до сих пор создают опасность возобновления военного конфликта на Корейском полуострове.

О том, что корейская проблема непростая говорят многочисленные конфликты возникающие на Корейском полуострове, такие как потопление парома "Чхонан" и артобстрел острова Енпхендо в 2010 году, артиллерийская перестрелка и обострение ситуации в 2015 году.

Корейская война 1950-53гг. показала, что проблема не может быть решена военным путем. Все это говорит о том, что корейская проблема является сложной и требует межкорейских усилий и максимального участия международных сообществ, реальной помощи от мировых держав, таких как США, КНР, Россия, Япония. И только тогда может быть решен главный вопрос – вопрос мирного воссоединения корейского народа.

Совершенно очевидно, что одним из главных препятствий к воссоединению страны является ракетно-ядерная угроза Северной Кореи. Абсолютно верным является термин «денуклеаризация Корейского полуострова», так как ещё в 1958 году США было завезено Южную Корею ядерное оружие, тогда как Северная Корея лишь в 2006 году провела первое испытание ядерного оружия. Правда поэтапно к 1991 году ядерное оружие было вывезено с Южной Кореи, поэтому сегодня уже речь идет только о ядерном оружии Северной Кореи. Южная Корея тоже уже в середине 1970-х годов могла иметь ядерное оружие, но разработку прекратила под давлением Белого дома. В обмен Сеул получил гарантию защиты в случае возможного нападения [1, ст.121-122].

Северная Корея начала разработку собственной ядерной программы в 1956 году после заключения соглашения Советским Союзом о сотрудничестве в развитии северокорейской ядерной энергетики. Этим самым было положено начало ядерной проблемы Северной Кореи.

Как известно, Северная Корея 9 октября 2006 года, несмотря на протесты со стороны ООН и других международных организаций, провела испытание ядерного оружия и стала девятой страной, обладающей самым мощным оружием. В настоящее время официальный статус ядерных держав имеют пять стран: США, Китай, Россия, Великобритания и Франция. Ещё три страны обладают ядерным оружием, но не входят в официальный «ядерный клуб» - это Индия, Пакистан и Израиль. Кроме того предполагают, что Иран практически тоже имеет ядерное оружие. Согласно данных Международного Агентства по Атомной энергетике (МАГАТЭ) около 20-30 стран активно занимаются разработкой технологии, которая может быть использована для создания ядерного оружия. Как уже говорилось, Северная Корея разрабатывает собственную ядерную программу, представляющую непосредственную угрозу для Южной Кореи и Японии. Кроме того ядерная программа Северной Кореи является дестабилизирующим фактором для всего региона Северо-Восточной Азии и всего мира, а также грубым нарушением международной конвенции о нераспространении ядерного оружия. К тому же никто не может исключить тот фактор, что Северная Корея может экспортировать технологию производства ядерного оружия в другие страны.

Когда говорят о проблеме ядерного оружия Северной Кореи, то подразумевают только ядерное оружие. Однако это неправильное представление, так как надо говорить о ракетно-ядерной проблеме и том, что наличие ядерного оружия предполагает обладание ракетами, способными донести оружие массового поражения до цели. Северная Корея одной из первых среди стран Азиатско-Тихоокеанского региона развернула секретные разработки ракетных технологий. Сегодня Северная Корея способна самостоятельно производить даже межконтинентальные баллистические ракеты. Это практически означает признание за Северной Кореей статуса ракетной державы. По некоторым данным Северная Корея обладает арсеналом в более тысячу ракет различного класса, в том числе и межконтинентальных, а также примерно двумя сотнями транспортно-подъемных пусковых установок и с этим приходится считаться всем.

По оценкам американских и южнокорейских экспертов радиус полета баллистических ракет «Ынха-3» составляет 10 000 километров, а в случае уменьшения веса боеголовки и до 13 000км. Это означает, что эти ракеты могут достать материковой части США. В отличии от Северной Кореи, Южная Корея пока не может сама производить космические ракеты.

Одним из самых крупных и тяжелых вопросов «корейской проблемы» является денуклеаризация Корейского полуострова. Мировое сообщество приложило усилия для решения этого сложного вопроса. Поэтому для правильной оценки причины возникновения нынешней ситуации на Корейском полуострове, необходимо проанализировать категорию и эволюцию ядерной проблемы Северной Кореи.

Ни для кого не секрет, что камнем преткновения на пути воссоединения Кореи является ядерная проблема Северной Кореи. Данная ядерная программа начала реализовываться Северной Кореей с момента, когда в марте 1955 года на общем собрании Национальной академии наук было принято решение об учреждении «научно-исследовательского института атомной и ядерной физики». Затем в марте 1956г. между СССР и КНДР было заключено соглашение о сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергии, и в связи с этим несколько сотен северокорейских ученых прошли обучение в СССР. В июне 1963 года был введен в действие исследовательский ядерный реактор советского производства ИРТ-2000, мощностью 2МВт. Таким образом, Северная Корея начала накапливать опыт в области ядерных разработок. В 1970-х годах КНДР увеличила емкость исследовательского ядерного реактора, и это позволило ей развивать возможности самостоятельной ядерной программы. В марте 1974 г. Северная Корея приняла «Закон о ядерной энергетике» и в сентябре того же года, вступив в международное агентство по атомной энергетике (МАГАТЭ), получила доступ к законному приобретению оснащения и материалов по ядерной энергетической тематике. В конце 70-х годов в центре ядерных исследований Йонбене началось сооружение ядерного реактора мощностью 5МБт для выработки плутония, а с января 1985 года этот реактор был введен в строй. Таким образом, Северная Корея планомерно продвигала основную ядерную программу и к концу 80-х годов в Йонбене соорудила ядерный реактор мощностью уже 50МВт, предприятие по изготовлению ядерного топлива и предприятие по переработке отработанного ядерного топлива. [2, c. 131-132]

С тех пор как в начале 1984 г. Йонбенский ядерный реактор мощностью 50МВт был обнаружен западной секретной разведывательной службой и запад узнал о мощности секретной ядерной программы КНДР. США начали оказывать давление на СССР с тем, чтобы Советский Союз убедил Северную Корею присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и заключить соглашения с МАГАТЭ о соблюдении полномасштабных гарантий. Вследствие этого СССР заключил с КНДР соглашение об экономическом и технологическом сотрудничестве для строительства атомной электростанции и намеревался оказать содействие в строительстве четырех блоков атомной электростанции советского образца мощностью Н40 МВт, а КНДР по требованию СССР 12 декабря 1985 г. присоединилась к ДНЯО.

После присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия в течении 18 месяцев КНДР обязывалась заключить соглашение с МАГАТЭ о соблюдении полномасштабных гарантий, однако в связи с тем, что в июне 1987 г. этот срок истек и Северная Корея не подписала соглашение, к северокорейской ядерной программе начало возрастать недоверие. И окончательно, когда в октябре 1989г. были рассекречены фотографии северокорейских ядерных объектов Йонбена, сделанные французским спутником “SPOT-2”, северокорейская ядерная проблема приобрела международный характер.

Надо сказать, что международное сообщество вместе с США и Южной Кореей приложили массу усилий для решения северокорейской ядерной проблемы. А именно такие усилия, как переговоры и заключение соглашения между КНДР и МАГАТЭ о применении полномасштабных гарантий (декабрь 1989г. – июль 1990 года, 3 раунда). Декларация президента Буша о выводе тактического ядерного оружия из Южной Кореи (27 сентября 1991г.), заявление президента Но Тхе У о денуклеаризации Корейского полуострова (8 ноября 1991 года), декларация о безъядерной зоне (18 декабря 1991 года), прекращение американо-южнокорейских совместных военных учений «Тим спирит» в 1992 году. Затем в течении 1993 года был проведен ряд 2-х сторонних переговоров между США и КНДР. Северная Корея непрерывно возражала против специальной инспекции МАГАТЭ и потребовала от США выполнения 6 пунктов:

  1. документальную гарантию неприменения ядерного оружия против неё;
  2. декларацию о нераспространении ядерного оружия на Корейском полуострове;
  3. приостановку широкомасштабных военных учений типа «Тим спирит»;
  4. замену соглашения о перемирии на мирное соглашение;
  5. отмену присвоенного Северной Корее статуса государства поддерживающего терроризм;
  6. поддержку федерализации Кореи.

Кроме того на втором этапе переговоров на высшем уровне между США и КНДР был вопрос о поддержке ядерного реактора на легкой воде. КНДР подчеркнула, что если США установит легководный ядерный реактор, то она объявит о возвращении в ДНЯО, будет решать недоразумения с МАГАТЭ и обсуждать свой возврат к соглашению о полномасштабных гарантиях. Одним словом, позиция Северной Кореи была такова: решение всех проблем, в том числе и вопроса о ядерной инспекции МАГАТЭ будет возможно, если США окажет ей поддержку в сооружении ядерного реактора на легкой воде.

Несмотря на то, что КНДР непрерывно уклонялась от реальных переговоров и диалога с РК и МАГАТЭ для исполнения декларации о денуклеаризации Корейского полуострова и выставила все новые и новые требования, в конце концов 21 октября 1994 года обе стороны достигли основного соглашения в Женеве. Женевское соглашение 1994г. предусматривало не только решение северокорейской ядерной проблемы, но и улучшение отношений между КНДР и США.

Итак, 25 февраля 1994 года КНДР и США официально приняли Нью-йоркское соглашение, в котором достигли договоренности по следующим 4 пунктам:

  1. согласие КНДР на инспекцию МАГАТЭ
  2. возобновление рабочих контактов для обмена специальными посланниками между КНДР и РК
  3. утверждение программы открытия третьего раунда переговоров на высшем уровне между КНДР и США (21 марта 1994г.)
  4. прекращение военных учений типа «Тим Спирит» в 1994 году.

Однако КНДР выдвигала новые и новые требования и продолжала выполнять свою ядерную программу, 4 мая 1994 года начала самостоятельную выгрузку отработанного топливного стержня из реактора мощностью 5МВт и 13 мая факт извлечения топливного стержня стал известен США и МАГАТЭ.

Реакцией международного сообщества на это было объявление заявления председателя Совета Безопасности ООН 30-го мая и принятие проекта решения о применении по отношению к КНДР санкции МАГАТЭ, и на Совете Безопасности ООН начались обсуждения санкции против КНДР. Однако соответствующее решение Северной Кореи, а именно заявления о выходе из МАГАТЭ, привело к эскалации кризиса. Поэтому США с одной стороны убеждая Китай, подготавливали санкции Совета Безопасности ООН против КНДР, а с другой стороны начали подготовку к ограниченной (точечной) военной атаке северокорейских ядерных объектов. Таким образом, в июне 1994 года на Корейском полуострове образовался самый сильный военный кризис, и только личная беседа Ким Ир Сена и Картера, во время визита бывшего президента США в Северную Корею (15-18 июня 1994г.), была настоящим прорывом в ситуации военного кризиса на Корейском полуострове. Стороны договорились о полноценном выполнении ДНЯО и соглашений МАГАТЭ о гарантиях, замене газографитного реактора на легководный, прекращение переработки и монтажа топливного стержня ядерного реактора мощностью 5 МВТ, решение инспекции для продолжительности мер по обеспечению безопасности. Северная Корея со своей стороны потребовала от США твердых гарантий относительно соглашения между правительствами для финансирования и строительства ядерного реактора на легкой воде. США представили КНДР план решения Северокорейской проблемы. Однако 8 июля пришло сообщение о смерти Ким Ир Сена и в связи с этим переговоры прервались. На возобновленных переговорах в Женеве 5 августа Пхеньян заявил, что считает гарантии президента США относительно реактора на легкой воде важным отправным пунктом и высказали следующую позицию:

1) заморозить строительство ядерного реактора с момента принятия ноты президента США, когда реактор на легкой воде войдет в строй, демонтировать газографитный реактор;

2) взамен на остановку реактора мощностью 5МВт США будет ежегодно поставлять жидкое топливо в виде мазуты в объеме 500 тис. тонн;

3) готовность получать помощь американских специалистов для сохранения использованного топливного стержня в Йонбене;

4) принятие многостороннего проекта по реактору на легкой воде.

Достигнув такой договоренности, 12 августа КНДР и США объявили журналистам о принятии совместного соглашения. Однако КНДР ещё на протяжении сентября – октября месяцев продолжала выдвигать версии требований. США тоже 23 сентября представили 5 пунктов требований:

  1. КНДР, как только примет предложение США о гарантиях обеспечения легководного реактора, сразу же замораживает все объекты по производству плутония и возникшие в связи с этим потери электроэнергии будут возмещены углем и нефтью.
  2. Вывезти за пределы страны отработанные ядерные топлива.
  3. Демонтаж замороженных ядерных объектов в соответствие с продвижением строительства ядерного реактора на легкой воде.
  4. Восстановление нормального членства в ДНЯО и принятие всех обязательств по договору о гарантиях, в которые входят четыре специальные инспекции, и завершение специальных инспекций до запуска ядерного реактора на легкой воде.
  5. Исполнение совместной декларации о нераспространении ядерного оружия на Корейском полуострове и улучшения отношений с Южной Кореей.

Затем 26 августа на двухсторонней встрече глав делегации Северной Кореи и США, КНДР представили заранее утвержденное в Пхеньяне четырехэтапное решение северокорейской ядерной проблемы. Основой этого плана был демонтаж и прекращение работы ядерного реактора мощностью 5МБт в момент работы реактора на легкой воде, согласие на специальную инспекцию МАГАТЭ, вывоз из страны отработанных топливных стержней и возвращение в ДНЯО.

Однако 6 октября КНДР сообщила, что собирается принять все меры для исполнения соглашения лишь после того, как будет обеспечено 70-80% ядерного реактора на легкой воде. США решили, что они могут снабдить КНДР до 75% деталей для ядерного реактора на легкой воде перед полным её выполнением соглашения с МАГАТЭ о применении гарантии.

Таким образом, до 14 октября 1994 года между КНДР и США было достигнуто соглашение во многих сферах за исключением проблемы диалога с Южной Кореей. КНДР осталась в ДНЯО, а также отложила обсуждения связанные с проблемой специальной инспекции, которая была основным спорным вопросом до тех пор, пока в КНДР не будут поставлены основные детали для реактора на легкой воде. И за то, что она заморозит и демонтирует ядерный реактор мощностью 5 МБт, США через КЕДО обеспечит реактор на легкой воде (два реактора мощностью 1 000 Вт) и ежегодно будет поставлять в КНДР жидкое топливо в объеме 500 тыс. тонн.

Итак, оба государства приняли и подписали должным образом «основное соглашение», содержанием которого были следующие 4 основные пункты:

1) заморозка и демонтаж северокорейских ядерных объектов, а также поставка ядерного реактора на легкой воде и ядерного топлива со стороны США;

2) улучшение американо-северокорейских отношений;

3) выполнение КНДР диалога с Южной Кореей и декларация о нераспространении ядерного оружия на Корейском полуострове, гарантия неприменения ядерного оружия против КНДР со стороны США;

4) возврат КНДР в ДНЯО и полное выполнение соглашения с МАГАТЭ о применении полномасштабных гарантий. И гарантийное письмо президента Клинтона Ким Чен Иру, которое подтверждает обещание поддержки альтернативной энергии и ядерного реактора на легкой воде.

Вплоть до конца 1990х годов ситуация вокруг Корейского полуострова и вокруг северокорейской ядерной программы оставалась относительно стабильной.

Однако в 2000 году после прихода к власти в США республиканцев во главе с Джорджем Бушем-младшим, США заняли более жесткую позицию по отношению к Северной Корее. Террористическая атака 11 сентября 2001 года значительно изменила приоритеты внешней политики США. Знаковым стало решение Белого дома о выходе США из договора по ПРО (Противоракетной обороне) и начале развития программы Национальной Системы Противоракетной Обороны. Одной из причин выхода из ПРО было названо испытание в 1998 году северокорейской баллистической ракеты.

Как известно, в январе 2002 года президент Джордж Буш-младший назвал Иран, Ирак и КНДР «осью зла», что ещё в большей мере накалило обстановку. Тут же Северная Корея официально заявила, что в случае развертывания программы ПРО она усилит свою обороноспособность. Таким образом, с декабря 2002 года начался второй ядерный кризис и уже 10 января 2003 года Северная Корея объявила о своем выходе из ДНЯО, что стало причиной второго ядерного кризиса.

В апреле 2004 года Пхеньян объявил о завершающей стадии переработки 8 тысяч стрежней содержащих отработанное ядерное топливо из реактора в Йонбене. Это означало, что КНДР обладает значительным количеством плутония для производства ядерного оружия. 16 августа Северная Корея официально обвинила США в продолжении враждебной политики в отношении КНДР, в подрыве процесса шестисторонних переговоров, что делает невозможным участие КНДР в новом заседании рабочей группы, а также призвал Вашингтон следовать формуле «компенсаций в ответ на замораживание».

Северная Корея заявила о том, что США пытаются оказать давление и вышла из шестисторонних переговоров. В итоге до сентября 2006 года Китай, Россия, РК и Япония прилагали усилия для возобновления диалога. США утверждали, что вопрос снятия санкции должен решаться вне ядерной проблемы. КНДР, напротив, увязывала снятие санкции с возобновлением шестисторонних переговоров. В марте 2006 года северокорейская делегация посетила Вашингтон для обсуждения данного вопроса, однако результатов не достигли и обе стороны остались при своих мнениях.

Таким образом, администрация Джорджа Буша медленно проявляла твердость в отношении санкции против КНДР, поэтому, как это уже случалось раньше, Северная Корея решилась на демонстративные шаги. 4 июня были произведены испытания семи баллистических ракет. В конце сентября 2006 года стало известно о подготовке Северной Кореи к испытанию ядерного заряда и администрация Джорджа Буша согласилась обсудить вопрос о снятии санкции в контексте возвращения КНДР к шестисторонним переговорам. Но Северная Корея уже решилась на крайние меры и 9 октября 2006г. произвела испытания. При этом если российские и китайские эксперты сразу же подтвердили, что в КНДР действительно были произведены ядерные испытания, то американские и японские наблюдатели первоначально отнеслись к этому событию с изрядной долей скепсиса.

14 октября 2006г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию относительно ядерных испытаний, проведенных Северной Кореей. В этой резолюции в частности, был наложен запрет на поставки, продажу или передачу КНДР любой военной техники и вооружения, а также материалов и технологий, которые могут быть использованы в ядерных исследованиях. В свою очередь Китай, крайне не заинтересованный в обострении обстановки на полуострове, приостановил поставки нефти в КНДР. Таким образом, экономическое давление КНР оказалось решающим, ведь в настоящее время 90% всех энергоресурсов Северная Корея импортирует из Китая. В конце октября было объявлено, что КНДР согласилась вернуться за стол переговоров, в ходе которых, помимо ядерной проблемы, должен был обсуждаться вопрос о снятии экономических санкций, наложенных США осенью 2005г.

8-13 февраля 2007г. в Пекине прошел пятый раунд шестисторонних переговоров (начало было в 2003 году). В принятом по итогам переговоров совместном документе содержались следующие основные договоренности. Во-первых, КНДР обязалась закрыть и законсервировать ядерный объект в Йонбене и пригласить инспекцию МАГАТЭ для осуществления необходимого контроля.

Во-вторых, КНДР и США планировали начать переговоры для урегулирования нерешенных двухсторонних проблем и всестороннего продвижения к установлению дипломатических отношений. США обещали исключить КНДР из списка «враждебных стран».

В-третьих, КНДР получала бы взамен экономическую и энергетическую помощь в объеме одного миллиарда тонн мазуты, включая первые поставки в 50тыс. тонн.

В-четвертых, было также согласовано создание пяти рабочих групп по денуклеаризации Корейского полуострова.

19-22 марта 2007 года прошел первый этап шестого раунда переговоров, который был прерван ввиду того, что КНДР так и не получила обещанные 25 миллионов долларов. Деньги оказались замороженными в банке в рамках санкции США.

С сентября 2007 года по июль 2008 года прошел очередной этап заседания, по итогам которых было принято коммюнике. В нем говорилось, что стороны согласились создать механизм верификации денуклеаризации Корейского полуострова, включающим в себя посещение объектов, изучение документов, консультации с техническим персоналом.

Ранее в конце июня 2008 года Северная Корея передала Китаю сведения о своих атомных программах и взорвала охладительную башню ядерного центра в Йонбене. К концу октября 2008 года КНДР обязалась завершить ведущийся под присмотром инспекторов МАГАТЭ и американских наблюдателей демонтаж объектов в Йонбене. Остальные участники процесса переговоров вновь обязались поставить Северной Корее 1 млн. тонн топлева для ТЭК и оказать экономическую помощь.

8-11 декабря 2008 года прошел очередной, и как оказалось, последний раунд шестисторонних переговоров, главной темой которого вновь стала верификация остановки ядерных программ КНДР. США настаивали на взятии проб на ядерных объектах в Йонбене, однако Пхеньян отверг это, так как подобные контрольные замеры не были зафиксированы в предыдущих договоренностях.

Запуск северокорейской ракеты «Ынха-2», осуществленный 5 апреля 2009 года, подвергся осуждению на открытом заседании Совета Безопасности ООН. В документе отмечалось, что КНДР нарушила резолюцию СБ ООН №1718, что может вызвать ужесточение санкций против неё. В ответ 14 апреля Северная Корея в очередной раз объявила о выходе из шестисторонних переговоров и продолжении ядерной программы.

12 февраля 2013 года в КНДР прошли испытания ядерной бомбы, накалившие до предела обстановку на Корейском полуострове. В связи с этим СБ ООН единогласно одобрил расширение санкций против КНДР. Однако принятые меры не улучшили ситуацию, так как уже в начале марта 2013 года КНДР отказалась от всех соглашений о ненападении с Южной Кореей, а также от совместного заявления по денуклеаризации Корейского полуострова. 3 апреля Северная Корея заявила, что отношения с РК вступили в состояние «военного времени».

Сегодня Северная Корея не прочь вернуться к шестисторонним переговорам. но без отказа от дальнейших разработок ракетно-ядерной программы. На шестисторонних переговорах КНДР постоянно использовала наличие ядерного оружия как козырную карту. Если возобновятся шестисторонние переговоры, то всем остальным участникам необходимо выработать четкие консолидированные требования.

Конечно, возобновление шестисторонних переговоров реально в свете изменившейся ситуации в самой Северной Корее и в СВА в целом, но мировые лидеры должны оказать содействие в создании таких условий, в которых у Северной Кореи не останется иного выхода кроме как изменить свой курс и продвигаться в сторону денуклеаризации и устойчивого мира на Корейском полуострове.

Итак, можно сделать следующие выводы:

  1. Международное сообщество, в том числе и ООН, кроме санкций не знает как бороться с подобными нарушителями международных соглашений, такими как КНДР.
  2. В связи с ракетно-ядерной угрозой Северной Кореи идет усиленный процесс нагнетания гонки вооружения в регионе СВА.
  3. Скорее всего решится вопрос размещения противоракетной системы ТНААD на территории Южной Кореи, которая направлена на перехват северокорейских ракет, что значительно обострит обстановку в СВА.
  4. Нет никакой гарантии, что США при крайней необходимости снова не завезет ядерное оружие в Южную Корею. Поэтому термин «денуклеаризация Корейского полуострова» и сегодня актуален.
  5. В связи с экономическим кризисом, Северная Корея будет вынуждена идти на путь преобразования, что в конечном итоге может привести к денуклеаризации.
  6. Необходимо применения международных усилий, в том числе усилий вудущих стран мира, США, КНР, России, Японии и Южной Кореи.
Библиография
1.
Ким Г.Н. Объединение Кореи неизбежно, Сеул, UKGO – 2014 – С.121-122
2.
Со Хун. Букханы сонгун вегё (Приоритет армии – внешнеполитический курс КНДР), Сеул – 2008 – С.131-132
3.
Тхониль шиде (Эпоха воссоединения) №97, Сеул – 2014, С.39 (на корейском языке)
4.
Филиппов В.Р. Договорная федерация и эксклюзивная этничность // Федерализм. 2002. № 4. С. 185-216.
5.
Манойло А.В. Мирное разрешение международных конфликтов: национальные концепции, модели, технологии. // Власть. 2008. № 8. С. 79-83.
6.
Филиппова Е.И., Филиппов В.Р. Государство и общество перед лицом социального кризиса (две парадигмы: российская и французская) // Ежегодный доклад Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов. 2005. Москва, 2006. С. 12-25.
7.
Манойло А.В. Украинский кризис и «управляемый хаос»: след «цветных революций» Арабской Весны. // Власть. 2014. №4. С. 24-28.
8.
Манойло А.В. Информационное противоборство в условиях психологической войны. // Закон и право.-2003.-№12. – С. 31-34
9.
Досаева Г.С. Проблемы квалификации множественности преступлений // Полицейская деятельность.-2014.-5.-C. 432-440. DOI: 10.7256/2222-1964.2014.5.13213.
10.
Будаев А.В. Сравнительный анализ «мягкой силы» во внешней политике России и Бразилии. // Латинская Америка. 2014. № 4. С. 24-31.
References (transliterated)
1.
Kim G.N. Ob''edinenie Korei neizbezhno, Seul, UKGO – 2014 – S.121-122
2.
So Khun. Bukkhany songun vege (Prioritet armii – vneshnepoliticheskii kurs KNDR), Seul – 2008 – S.131-132
3.
Tkhonil' shide (Epokha vossoedineniya) №97, Seul – 2014, S.39 (na koreiskom yazyke)
4.
Filippov V.R. Dogovornaya federatsiya i eksklyuzivnaya etnichnost' // Federalizm. 2002. № 4. S. 185-216.
5.
Manoilo A.V. Mirnoe razreshenie mezhdunarodnykh konfliktov: natsional'nye kontseptsii, modeli, tekhnologii. // Vlast'. 2008. № 8. S. 79-83.
6.
Filippova E.I., Filippov V.R. Gosudarstvo i obshchestvo pered litsom sotsial'nogo krizisa (dve paradigmy: rossiiskaya i frantsuzskaya) // Ezhegodnyi doklad Seti etnologicheskogo monitoringa i rannego preduprezhdeniya konfliktov. 2005. Moskva, 2006. S. 12-25.
7.
Manoilo A.V. Ukrainskii krizis i «upravlyaemyi khaos»: sled «tsvetnykh revolyutsii» Arabskoi Vesny. // Vlast'. 2014. №4. S. 24-28.
8.
Manoilo A.V. Informatsionnoe protivoborstvo v usloviyakh psikhologicheskoi voiny. // Zakon i pravo.-2003.-№12. – S. 31-34
9.
Dosaeva G.S. Problemy kvalifikatsii mnozhestvennosti prestuplenii // Politseiskaya deyatel'nost'.-2014.-5.-C. 432-440. DOI: 10.7256/2222-1964.2014.5.13213.
10.
Budaev A.V. Sravnitel'nyi analiz «myagkoi sily» vo vneshnei politike Rossii i Brazilii. // Latinskaya Amerika. 2014. № 4. S. 24-31.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"