Статья 'Здание Академии художеств в Санкт-Петербурге: Валлен-Деламот и Кокоринов.' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Здание Академии художеств в Санкт-Петербурге: Валлен-Деламот и Кокоринов

Поспелова Ксения Антоновна

студент, кафедра истории и теории архитектуры, Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина

199034, Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., 17


Pospelova Kseniya Antonovna

Student, department of history and theory of Architecture, I.E. Repin St. Petersburg state academic institute of arts, sculpture and architecture.

199034, Russia, St. Petersburg, Universitetskaya naberezhnaya, 17

kseniapospelova@mail.ru

DOI:

10.7256/2310-8673.2013.1.5953

Дата направления статьи в редакцию:

05-06-2014


Дата публикации:

19-06-2014


Аннотация: Статья посвящена вопросу авторства здания Академии художеств в Санкт-Петербурге. Автор проводит сравнительный анализ здания и построек, спроектированных архитекторами Ж.-Б.Валлен-Деламотом и А.Ф.Кокориновым. Также анализируется проект здания Академии художеств для Москвы Ж.Ф. Блонделя. Основное внимание уделяется стилю, композиции и плану зданий. В результате выясняется, что основные черты здания Академии художеств повторяют московский проект, а детали схожи с деталями построек Валлен-Деламота. Вклада Кокоринова в проект не прослеживается, хотя а литературе он часто фигурирует как единственный автор; вероятнее всего, его роль ограничилась руководством строительства. Делается вывод, что проект здания Академии художеств выполнил Валлен-Деламот на основании проекта для московской академии. В ходе строительства и реставраций вносились некоторые изменения, но в целом можно сказать, что автором является Валлен-Деламот. В статье представлена не публиковавшаяся ранее информация по этому вопросу.


Ключевые слова: Искусствоведение, Валлен-Деламот, Кокоринов, архитектура, барокко, классицизм, Санкт-Петербург, авторство, стиль, проект

Abstract: The article examines the issue of authorship of the Imperial Academy of Arts building in St. Petersburg. The author performs a comparative analysis of buildings and structures erected by the designs of Jean-Baptiste Vallin de la Mothe and Alexander Kokorinov. Analyzing the Moscow Academy of Arts building plans by J.F. Blondel. He focuses his attention on style, composition and layout. As a result, we see that the general features of the Academy of Arts building largely replicates the Moscow plans, while the details resemble those of buildings by Vallin de la Mothe. Despite the mentions in literature as the sole author, Kokorinov's contribution is not evident. It is likely that his role was limited to managing the construction process. The author concludes that the Academy of Arts building plans were created by Vallin de la Mothe's hand, basing his assumptions on the Moscow Academy building project. During the construction and renovation process, some features were changed, but, overall, it can be said that Vallin de la Mothe was the author. The article offers previously unpublished information on the issue.



Keywords:

Art studies, Vallin de la Mothe, Kokorinov, Architecture, Baroque, Classicism, St. Petersburg, Authorship, Style, Plans

Петербургская Академия художеств — известное здание, занимающее значительное место в панораме Невы. Однако, кто автор проекта этого здания, до сих пор доподлинно не известно.

Первоначально Академия художеств располагалась в нескольких зданиях, что не было удобно для учебного процесса. В конце 1763 года началась разработка плана специального здания; замысел сформировался уже к марту 1764-го, и началось возведение здания на Университетской набережной, которое в целом завершилось в 1788 году, а перестройки внутренних помещений продолжались и позже.

Считается, что над проектом здания Академии работали два архитектора – Ж.-Б. Валлен-Деламот и А.Ф. Кокоринов. Тем не менее, исследователями высказываются противоположные мнения. Кто-то утверждает, что единственный автор — Валлен-Деламот [1-3], кто-то — что Кокоринов. Другие отводят обоим архитекторам равные роли [4-10]; многие говорят, что план принадлежит Кокоринову [11,12]. Точно известно только одно: Кокоринов руководил строительством; этот факт документально подтвержден и не ставится под сомнение.

Еще большую путаницу в вопрос авторства ввел подписанный Деламотом чертеж проекта вестибюля, лестницы и конференц-зала Академии. Однако, позже выяснилось, что чертеж был выполнен в качестве учебной работы студентом под руководством Деламота. Но спор продолжался: И.Э.Грабарь считал, что так как чертеж создан с большим мастерством, с уверенной прорисовкой деталей, без предварительного построения в карандаше, его автором не мог быть студент.

Считается, что основой для проекта стал нереализованный проект Академии художеств для Москвы, выполненный французским архитектором Ж.Б. Блонделем. Таким образом, назвать проект совершенно оригинальным нельзя, но также неизвестно, что взято от московского проекта.

Внести ясность может анализ зданий Кокоринова и Валлен-Деламота, и сравнение их с Академией художеств, а также сравнение Академии художеств с проектом Блонделя. Помимо этого, целесообразно кратко рассмотреть биографии архитекторов, так как происхождение, образование и родственные связи очень часто играют важную роль.

Здание Академии художеств.

Чтобы иметь основу для сравнения, рассмотрим детали здания.

Здание окрашено в светло-песочные тона, не считая элементов ордера и декора, которые по традиции сделаны более светлыми. Главный фасад имеет трехосевую композицию с четырехколонными портиками в центре и по краям. Центральный вход расположен в центральном портике, между сдвоенными колоннами которого стоят статуи Геракла и Флоры — копии античных оригиналов. Они не связаны напрямую со стеной, но тем не менее хорошо сочетаются с архитектурой благодаря обрамляющим их колоннам. Над фигурами в третьем этаже также введена скульптура, но уже в форме барельефов, изображающих подвешенные на лентах предметы – палитры, мольберты и т.д. Центральная ось здания подчеркнута также куполом со скульптурной группой «Минерва, коронующая художества и науки» (Скульпторы -М .К. Аникушин и В.Э.Горевой, скульптурная группа установлена в 2003 году на месте утраченной во время пожара), выступами нижнего этажа центра и заглублением верхних этажей в портике. Первый этаж с горизонтальным («дощатым») рустом и большими полуциркульными окнами трактован как массивный цоколь. Строгость главному фасаду Академии придают тосканские колонны, объединяющие два верхних этажа (так называемый большой ордер), но этажи зрительно не сливаются, их разделяет узкая декоративная полоса; к тому же, верхний этаж более высокий, чем нижний. Ряд пилястр также придает строгость облику здания; между базами пилястр тянется невысокая балюстрада. Следует отметить, что ордерные элементы в здании Академии выявляют архитектоническую основу здания, подчеркивают членение по этажам. Венчает композицию сильно выступающий карниз.

Аналогична, но более сдержана композиция фасада, выходящего в сад. Предельно просто решены фасады вдоль 3-й и 4-й линий.

План здания Академии художеств сравнительно прост и соответствует назначению здания. Трехэтажные учебные корпуса расположены по сторонам прямоугольника; в центр этой композиции вписан кольцеобразный безордерный корпус (так называемый «циркуль»), ограничивающий круглый двор диаметром 55 метров. Предполагается, что Екатерина II приказала так построить здание, чтобы внутри был круглый двор «для того, чтобы все дети, которые тут учиться будут, имели бы перед собой величину купола собора святого Петра в Риме и в своих будущих архитектурных проектах постоянно с ним соотносились». Первоначально двор был связан с набережной сквозным проездом, превращенным в 1817 году в вестибюль. В углах здания – четыре прямоугольных двора со скругленными с одной стороны углами, служащие для освещения находящихся вокруг них помещений.

Чтобы понять, какому автору принадлежит здание, важно также рассмотреть стиль, в котором оно выполнено. Здание Академии художеств стало первым в Петербурге, построенном в стиле классицизма. Уравновешенность и симметрия, прямые линии, ордер — все эти классицистические черты стали основой фасада здания. Колонны приобретают архитектоническое значение: они несут выступающий вперед фронтон — это тоже признак классицизма. Здание возводилось во время эпохи Просвещения, и должно было выражать рациональное и разумное.

Но в здании присутствуют и черты уходящего барокко: это криволинейные формы в плане здания, центральной части фасада и купола. Во время проектирования и возведения Академии художеств, Ф.Б. Расстрелли еще только завершал строительство Зимнего дворца, комплекс Смольного монастыря, был закончен Строгановский дворец, то есть барокко еще не отошло.

Интерьеры Академии также сочетают в себе разные стили. Черты барокко очевидны в композиции вестибюля первого этажа, круглого в плане и перекрытого зонтичным куполом. Однако тосканский ордер и минимальное количество декоративных деталей присущи классицизму.

Архитектурное решение верхнего вестибюля - классицистическое. Широко расставленные ионические колонны несут галерею второго яруса, чья балюстрада украшена слепками с античных ваз. Стены декорированы барельефными панно, большинство из которых выполнено И.П.Прокофьевым и М.П. Павловым-Уважным. Рельефами можно увидеть и в нижнем вестибюле.

С верхним вестибюлем связан конференц-зал, находящийся в центре анфилады парадных залов, выходящих окнами на Неву. Существующая ныне декоративная отделка была создана в 19 веке, так что не может быть рассмотрена в контексте вопроса авторства здания.

И.Э.Грабарь в своей книге: «Петербургская Архитектура в XVIII и XIX веках» [11] пишет, что первоначальная декоративная обработка наружных стен была не так проста, как мы видим сейчас, и, вероятно, была уничтожена во время строгого классицизма. Доказательством этому может служить сравнение нынешнего вида здания с проектом, а также деревянной моделью, хранящейся в музее Академии. Действительно, на проекте и модели можно увидеть больше декора. Однако, возможно, после изготовления модели были внесены изменения в проект, а приведенный проект не был окончательным. Или же эти изменения внесли руководители строительства, так как проект и здание, которое мы видим сегодня, отличаются не только количеством декора, но другими деталями. Руководил строительством А.Ф.Кокоринов, после него - Ю.М. Фельтен и Е.Т.Соколов. В 1830-1834 годах К.А. Тон соорудил перед зданием знаменитую гранитную пристань с египетскими сфинксами.

Московский проект

Как уже было сказано выше, большое влияние на архитектурное решение здания Академии художеств в Санкт-Петербурге оказал нереализованный проект Академии художеств в Москве, принадлежащий архитектору Ж.Ф. Блонделю. Был сохранен основной мотив – деление на три части – центральный ризалит и два боковых, симметрия, идея подчинения частного главному: центральная ось выделена куполом. Система трех этажей, рустованного нижнего и объединенных одним ордером двух верхних, взята целиком у Блонделя, изменены только пропорции. Окна первых двух этажей – с полуциркульным завершением, верхние – прямоугольные в обоих проектах, однако в проекте Блонделя они вытянуты горизонтально, а в существующем здании – вертикально. В центральном портике также использованы 4 колонны (однако расположены они по-разному), в крыльях – пилястры. В боковых ризалитах Блондель хотел поставить пилястры, а в санкт-петербургском здании находятся колонны. Много общего также и в декоре: Блонделю принадлежит идея установить балюстраду между первым и вторым этажом, декорировать окна первого этажа замковыми камнями. В оформлении круглого двора здания Академии художеств в Санкт-Петербурге также использован мотив, присутствующий на проекте Блонделя: между окнами второго и третьего этажа находятся гирлянды. Таким образом, эти элементы архитектурного решения (по большому счету, основное), принадлежат не Кокоринову или Деламоту, а Блонделю. Изменения, внесенные в план Блонделя, связаны с тем, что на смену барокко пришел классицизм. Здание Академии художеств в Санкт-Петербурге более уравновешенное, в нем меньше динамики, декоративного. Оно больше вытянуто в длину, купол и крыша не такие высокие, очертания купола более спокойные.

Валлен-Деламот

Жан Батист Мишель Валлен-Деламот (1729-1800 гг.) получил архитектурное образование во Франции, во французской Академии архитектуры (у своего дяди, архитектора Ж. Ф. Блонделя) и в Италии ( в Академии в Риме). Рим в то время был городом уходящего барокко, что могло повлиять на архитектурные решения Деламота (вспомним черты барокко в здании Академии). В то же время он был свидетелем формирования в европейской архитектуре нового классицистического направления. Родство Деламота с Блонделем, автором проекта здания Академии художеств в Москве, это весомым аргументом в пользу Деламота. Очень вероятно, что дядя помог племяннику: он мог предложить кандидатуру Деламота и дать свой проект в качестве основы.

В 1759 году Шувалов пригласил Деламота в Россию для преподавания в Академии художеств, где Валлен-Деламот жил и работал до 1775 года. В 1759 году стал профессором петербургской Академии художеств; среди его учеников выделяются В.И.Баженов и И.Е. Старов. В 1766 году Деламот стал придворным архитектором, а 1768 - членом-кореспондентом Парижской Академии архитектуры. Все это говорит о том, как высоко ценили Деламота в России и во Франции.

Постройки Деламота в России - Большой Гостиный двор (1761-1785), дворец графа

К. Г. Разумовского (1762-1766, совместно с А.Ф. Кокориновым), дворец графа И. Г. Чернышёва (1762-68), католический храм Святой Екатерины на Невском проспекте (1763-1783), Малый Эрмитаж (1764-1767), проект фасадов Новой Голландии (1765-1780, совместно с С.И. Чевакинским), В 1765-1767 годах Валлен-Деламот перестраивал, надстраивал и отделывал дворец Голицина. Существует мнение, что в 1770-е годы он проектировал дачу И.Г. Чернышева с парком и дом И.И. Бецкого. Также Деламоту принадлежит проект Юсуповского дворца на Мойке (1770-е) и дома вольного экономического общества (1768-1775). Предположительно, в 1771- 1773(?) годах Валлен-Деламот создал корпус «для игры в мяч» на Университетской набережной, позже перестроенный (некоторые исследователи приписывают этот проект А.Ф. Кокоринову). Есть предположение, что Деламоту принадлежит проект усадьбы «Александрино». В 1762-1795 годах совместно с Д. Кваренги и Ю.М. Фельтеном принимает участие в отделке интерьеров Зимнего дворца (к сожалению, эти интерьеры не сохранились). Деламот переделывал интерьеры в Летнем и Большом Петергофском дворце. Помимо этого, он мог быть причастен к созданию верстовых столбов на трассе Петербург-Петергоф, которые обычно связывают с Антонио Ринальди. В основе композиции спуска к воде на набережной левого берега Невы, протянувшегося от Литейного до Галерного двора, лежит замысел Валлен-Деламота: об этом свидетельствуют эскизы архитектора, хранящиеся в одном из музеев Франции.

Ясно, что построек у Деламота значительно больше, чем у Кокоринова. Однако трудно заметить определенную последовательность в развитии его творчества. Он то забегает вперед, создавая произведения, в большой мере наделенные чертами нового стиля, то отступает, продолжая традиции Блонделя-старшего.

Проектированием Большого Гостиного двор до Валлен-Деламота занимался Ф.Б Расстрелли, но купцы сочли его проект непрактичным и чрезмерно дорогостоящим. Грандиозное по протяженности здание занимает целый квартал в форме неправильного четырехугольника; внутри находится двор. Сооружение, как и здание Академии художеств, сильно вытянуто в длину, что отвечает его назначению. Образ здания определяют двухъярусные аркады общей длиной более 1 км. Такую структуру, ставшую традиционной для петербургских гостиных дворов, намечал уже Растрелли. Но Деламот трактовал фасады очень лаконично, в то же время подчеркнув крупный масштаб сооружения большим ордером пилястр ( большой ордер использован и в здании Академии художеств). Монотонный ритм арок и пилястр выявляет стандартную, однородную планировку. Подобно главному фасаду здания Академии, главный фасад Гостиного двора имеет трехосевую систему, а центр фасада, расположенного с отступом от красной линии Невского проспекта, выделен четырехколонным портиком, завершенным аттиком. Срезанные углы с парными колоннами тосканского ордера (две пары сдвоенных колонн использованы в центральном портике здания Академии) образуют мощные пластические акценты. Арки первого этажа, как окна первого этажа в здании Академии, декорированы замковыми камнями. Само оформление арок по всему зданию сходно с оформлением окон второго этажа здания Академии художеств: декор архивольтами и импостами. Деламот украсил здание рельефами, чугунными решетками в верхнем этаже и балюстрадой на краю крыши. Так же, как в здании Академии художеств, в центральном портике и по бокам главного фасада использованы колонны тосканского ордера, а между ризалитами - пилястры. В аркадах Гостиного двора использован тот же тип перекрытий, что и в некоторых частях Академии – крестово-купольные своды на подпружных арках. Тем не менее, Гостиный двор имеет меньше декора, более просто решен по сравнению со зданием Академии художеств. Но это легко объяснимо: Гостиный двор должен выполнять более прозаичную функцию торгового помещения, а не храма искусства. Помимо этого, купцы, которые оплачивали строительство, не имели средств сделать здание более пышным.

В 1762-1766 годах Валлен-Деламот и Кокоринов проектируют дворец К.Г. Разумовского. Здесь — еще одна проблема: какая часть принадлежит одному, а какая — другому архитектору? « Первый план его сделали италианцы, другой принадлежит некоему сибиряку, по имени Кокоринову/ Он начал его постройку под своим наблюдением, но вскоре были обнаружены значительные недочеты, почему было предложено внести в него улучшения архитектору Ла Моту. Последний применил неизменно лучшую внутреннюю отделку и вел постройку до лета 1766 года...» [13] Таким образом, нет возможности определить, какие элементы архитектурного решения принадлежат Вален-Деламоту, а какие – Кокоринову, поэтому сравнительный анализ этого здания и Академии художеств в данном случае не имеет смысла. Вместе с тем появляется сомнение, что почти одновременно с «обнаружением значительных недочетов» Кокоринову могли доверить разработку проекта Академии.

В 1767 году Валлен-Деламот перестраивал, надстраивал и отделывал дворец И.Г. Чернышева. В 1839-1844 годах архитектор А.И. Штакеншнейдер перестроил это здание, использовав при этом фундамент и стены предыдущего, однако сохранились гравюры и чертежи проекта Деламота. В композиции фасадов дворца были развиты приемы, уже известные нам по главному фасаду Академии художеств, в частности — разделение здания по высоте на цокольный и парадный этажи и разработка цокольного этажа в виде рустованной аркады, трехосевая система фасада, в центре которого – портик с колоннами. Между первым и вторым этажом также расположена декоративная балюстрада. Окна первого этажа, как и в здании Академии художеств, имеют полуциркульную форму и декорированы замковыми камнями.

Ансамбль римско-католической церкви святой Екатерины первоначально проектировался П.А. Трезини, но его замысел реализован лишь частично. Архитектор предложил строить храм в глубине участка, отступив от «красной линии» проспекта, и связать его с городской магистралью двумя симметричными трехэтажными домами. В 1893 году оба здания были достроены до пяти этажей. В 1761-1762 Деламот разработал новый проект. В центре главного фасада здания – монументальный арочный проем с двумя колоннами, аналогичный арке Новой Голландии. Здесь Валлен-Деламот снова, как и в здании Академии художеств использует мотив двух пар сдвоенных колонн (в данном случае-пилястры). Две меньшие арки по сторонам, ведущие внутрь двора, так же, как нижний ярус фасада, обработанный пилястрами, по высоте соответствовали двум церковным домам. Ясность членений, слитность ордера со стеной, обработка поверхностей большими плоскими нишами типичны для раннего русского классицизма. О барокко напоминают криволинейные очертания окон и наличников, а также полные динамики статуи евангелистов на парапете. По проекту Деламота здание должно было декорировать большое количество скульптуры, однако продолживший строительство Ринальди упростил проект. В плане костел представляет собой латинский крест, над пересечением нефа и трансепта высится большой купол. Построение внутреннего пространства организуют пилястры и трехчетвертные колонны. В композиции интерьера уловимы итальянские мотивы. Пышное внутреннее убранство утрачено в прошлые десятилетия, и не может служить примером творчества Деламота. Деламот смягчает внутреннее пространство скругленными углами в поперечном корабле, срезом углов средокрестия и особенно введением овального балкона для органа над главным входом, в соответствии с овальной апсидой алтаря.

В 1764-1767 годах Валлен-Деламот проектировал здание Малого Эрмитажа. Строительные работы вел в соответствии с проектом Деламота Ю.М. Фельтен. В отличие от здания Академии художеств, главный фасад Малого Эрмитажа не вытянут в длину, но, так как он согласован по высоте и двухъярусному членению с Зимним дворцом, то вместе с ним он образует один протяженный по горизонтали фасад. Нижний ярус, как и в здании Академии художеств, решен в виде цоколя с горизонтальным рустом, прорезанного полуциркульными окнами, декорированными замковыми камнями. Он воспринимается как постамент для стройного шестиколонного портика со статуями Флоры и Помоны на углах. Так же, как в здании Академии художеств, в центральном портике находятся колонны, а на остальном пространстве главного фасада – пилястры. Здесь использованы опоры коринфского ордера, а не тосканского, менее пышного, что отвечает назначению здания – не учебное заведение, а дворец. Колонны портика отделены от стены и несут антаблемент, завершенный двухступенчатым аттиком со скульптурной группой. Малый Эрмитаж не венчает купол, как в здании Академии художеств: Деламот не хотел отвлекать внимания от Зимнего дворца Растрелли, поэтому не стал создавать высотную доминанту. Такая «конструктивная» трактовка колонн как работающих опор существенно отличает классицизм от барокко. Пилястры дают плавный переход от объемного ордера к стене; филенки и декоративные детали дробят поверхность, образуя уплощенный рельеф стены. Здание искусно связано с фасадами Зимнего дворца. Ведутся споры о том, кто автор корпуса, выходящего Миллионную улицу – Ю.М.Фельтен или Деламот.

Сходство композиции Малого Эрмитажа и Академии несомненно: та же система, те же горизонтальные членения, почти одинаковые наличники, форма оконных проемов (первые два этажа – полуцилиндрические завершения), пояски меандра над окнами второго этажа, балюстрада между первым и вторым ярусом. Крайние окна главного фасада заключены в филенки, как окна здания Академии. Нижний этаж Малого Эрмитажа даже разрустован точно также, как на деревянной модели здания Академии, - с чередованием глади и рустов. Валлен-Деламот спроектировал и Висячий сад. Фельтен дорабатывал проект, так как Деламот занимался в это время отделкой апартаментов императрицы в Зимнем дворце.

В 1765 году С.И. Чевакинский составил план, а Валлен-Деламот спроектировал фасады складов корабельного леса на острове Новая Голландия. Архитектурное решение включало крупные формы – гигантская аркада, являющаяся сквозным лейтмотивом фасадов и неоштукатуренных стен с «досчатым» рустом. Аркада Новой Голландии сильно напоминает первый ярус здания Академии: он тоже рустован, окна имеют полуциркульные завершения и декорированы замковыми камнями. Над каналом, ведущим к внутреннему бассейну, перекинута величественная арка на мощном цоколе, сложенном из тесаных квадратов красновато-серого гранита. Необычная сила образа заключена в контрасте: грациозно парящую арку на хрупких малых колоннах обрамляет мощный дорический ордер – две пары больших колонн и тяжелый раскрепованный антаблемент. Подобные сдвоенные колонны Деламот применяет почти во всех своих постройках, в том числе и в здании Академии художеств. Пропорциональные соотношения большого и малого ордера выявляют монументальный масштаб портала и всего комплекса складов. Стены пилонов оживлены полуциркульными нишами, обрамленными наличниками и замками с гирляндами светлого камня. Над нишами находятся рельефы в виде кругов. Расположение этих декоративных деталей соответствует расположению декора портика Академии: на месте ниш Новой Голландии – скульптуры, на месте кругов – рельефы. Особую выразительность композиции придает редкое сочетание красного кирпича, гранита и известняка. Подобные, но меньшие пары колонн, поддерживающие раскрепованный антаблемент, акцентируют скругленные углы складов. Зодчий применил большие, во всю высоту здания окна с полуциркульными завершениями и очень простого профиля наличниками. Важную роль в строительстве сыграл архитектор И.К. Герард: он увеличил размеры арочного портала, что было необходимо для прохода водного транспорта. Первоначально арка Новой Голландии еще более походила на портик здания Академии: в центре него находится окно, почти точно повторяющее арочный портал Новой Голландии, только меньше размером. В интерьерах есть элементы, которые можно найти и в здании Академии: во-первых, это перекрытия – крестово-купольные своды на подпружных арках, и, во-вторых, стены украшены нишами с полуциркульными завершениями. Постройка Новой Голландии не была полностью завершена, в первоначальный проект внесены изменения. Корпуса остались неоштукатуренными, что делает их более суровыми, чем предполагалось. Таким образом, Новая Голландия, не выбивается из общего правила: все здания, спроектированные Валлен-Деламотом, покрыты штукатуркой.

В 1765-1767 годах Валлен-Деламот перестраивал, надстраивал и отделывал дворец Голицина. Из писем известно, что в доме были каменные камины, живописные плафоны; главный зал на втором этаже был украшен медальонами с изображением предков князя. Ныне от здания Валлен-Деламота сохранились лишь колонный портик, лепные рельефы и медальоны с головами в профиль. Подобные медальоны можно видеть в декоре стен круглого двора здания Академии художеств.

В 1768-1775 Валлен-Деламот строил здание Вольного экономического общества, но, к сожалению, оно было перестроено в XIX веке и полностью изменило свой внешний вид.

В начале 1770- х Деламот перестроил и расширил дом графа А.П.Шувалова, создав одно из самых строгих в Петербурге зданий раннего классицизма. Центральный ризалит был трехэтажным, боковые – двухэтажными (позже они были надстроены). В плане дворец представлял собой вытянутую букву П. В центре располагалась большая въездная арка (позднее перестроена в вестибюль), украшенная колоннами дорического ордера, которая вела в парадный двор. Такую же ситуацию мы наблюдаем и в Академии, где проезд позже был превращен в вестибюль. Со стороны Офицерской улицы (ныне Декабристов) во двор, огражденный высоким забором, можно было въехать через декорированные колоннами ворота, выполненные в виде триумфальной арки (ворота сохранились). Чистая плоскость фасада уже не дробится декоративными деталями, как в более ранних зданиях; окна заключены в узкие рамки наличников простого рисунка. Сочно нарисованный антаблемент оттеняет гладь стены, на которой выделяется центральный тяжелый шестиколонный портик дорического ордера, не отступающий от «тела» здания. Выразителен овальный двор, обнесенный стеной с приземистыми колоннадами и тяжеловесными воротами, которые фланкируют пары колонн (много раз встречающиеся у Деламота) с выступами антаблемента над ними. Главный дом усадьбы много раз перестраивался, но это почти не сказалось на внешнем облике здания. В 1830-1838 годах по заказу нового владельца, князя Юсупова, архитектор А.А. Михайлов создал с восточной стороны трехэтажную пристройку с самостоятельным фасадом, а со стороны двора – два одноэтажных флигеля.

Валлен-Деламотом был создан проект Егермейстерского корпуса (проект не осуществлен). Приемы декорировки купола этого здания напоминают декоративную обработку круглого двора Академии художеств.

Кокоринов

Какую же роль играл Кокоринов? К сожалению, мало что известно из его биографии. Многие данные не точны; иногда сложно понять, он ли автор того или иного сооружения. О Валлен-Деламоте информации намного больше, что говорит о большем интересе ко французскому архитектору.

Александр Филиппович Кокоринов (1726-1772) с 1740 года учился в Тобольске у сосланного туда архитектора Бланка. В 1742 году Бланк был возвращен в Москву, куда переехал и Кокоринов, продолжавший заниматься у него до 1745 года. После смерти Бланка его команда перешла к Д.В. Ухтомскому, однако переведенный в Москву из Петербурга И.К.Коробов оценил способности Кокоринова и взял его в свою команду. Там Кокоринов пробыл до 1747 года, когда умер Коробов. В 1748 году он значился по документам «архитектурии учеником», а с 31 августа 1749 года – гезелем в ведении Ухтомского. Для русского архитектора Кокоринов был хорошо образован, но это не может сравниться с европейским образованием Деламота.

В 1750 году Кокоринову было поручено строительство Макарьевского гостиного двора при Макарьевском Желтоводском монастыре под Нижним Новгородом. Незадолго до этого

К.Г. Разумовский пригласил его для постройки дворца в селе Петровском. Дворец вызвал восхищение всей Москвы и бывавших там иностранцев. Помимо дворца, в Петровско-Разумовском Кокоринов спроектировал конный двор, а также гигантский каменный массив, и врезал в него высокую арку – проезд во двор (взорвана в 1812). Въезжающий сразу оказывался в парадном замкнутом дворе, образованном окружающими его корпусами, и перед ним открывался вид на дворец, стоящий на возвышении.

Удачная женитьба на дочери графа Демидова помогла Кокоринову занять независимое положение; стало поступать много заказов. Но, в отличие от родства Валлен-Деламота с Блонделем, женитьба Кокоринова не могло сыграть решающую роль в получении заказа на Академию художеств.

Постепенно архитектор двигался к классицизму. С 1753 года он работал над дворцом и отделкой интерьеров дворца И.И.Шувалова, и с начала существования шуваловской академии оказался её единственным русским преподавателем. Когда-то дом Шувалова стоял на Невском проспекте, но прямо на Невский выходил только курдонер, сам же дом находился в глубине. Главный фасад не сохранился, но задний фасад дает представление об архитектуре Кокоринова тех лет. Основные формы здания говорят еще о полном подчинении формам барокко, но отдельные детали уже указывают на некоторый поворот в сторону классицизма.

Возможно, в 1757-1759 годах Кокоринов проектировал главный дом с флигелями усадьбы Демидовых. Кокоринов, построив дом Шувалова, сразу выдвинулся в первый ряд петербургских архитекторов, назначен главой «экспедиции строения» академического здания. В 1761 году он стал директором, в 1765 — профессором, а в 1769 — ректором Академии художеств.

Кокоринов был привлечен к строительству Большого Гостиного двора вместе с Деламотом, но затем по неизвестным причинам был освобожден от обязанностей, что также говорит не в пользу Кокоринова.

В 1762-1768 годах Кокоринов вместе с Валлен-Деламотом принимал участие в перестройке дворца графа И.Г. Чернышева, он же создал внутреннюю обстановку.

Возможно, Кокоринов разработал проект дома «с четырьмя колоннадами» в Санкт-Петербурге, но документальных подтверждений этому нет.

Большинство построек Кокоринова не сохранилось. Это, скорее всего, означает, что через какое-то время после возведения они не представляли собой ценности, их сносили или перестраивали.

Таким образом, несмотря на то, что Кокоринов родился в провинции и никогда не был за границей, он получил образование у крупнейших архитекторов, был большим мастером своего дела и мог принимать участие в проектировании здания Академии художеств. Однако прямых доказательств этому нет.

Кокоринов был известным русским архитектором, но его творчество все же не сравнимо с работами Валлен-Деламота. В совместных проектах он занимал, по-видимому, вторичное положение, и был, скорее, руководителем строительства. В постройках видны характерные именно Деламоту, а не Кокоринову, детали.

Часто аргументом в пользу того, что Кокоринов занимался разработкой плана здания Академии, служит его портрет кисти Д.Г. Левицкого, на котором он изображен с этим планом. Однако нигде не упоминается, что существует портрет графа А.С. Строганова, где он держит план Академии. Между тем, он не получал архитектурного образования и не занимался проектированием зданий, и к тому времени Академия уже была построена. С другой стороны, Строганов с 1800 по 1811 год занимал место президента Академии художеств. Напрашивается вывод, что Кокоринова и Левицкого изобразили таким образом потому, что они оба были директорами Академии.

Выводы.

Итак, можно с уверенностью сказать, что Валлен-Деламот сыграл важную роль в проектировании здания Академии художеств. Во-первых, он, в отличие от Кокоринова, получил блестящее образование в Европе, видел Париж, Рим, и другие города, и почерпнул там идеи для своего творчества (а влияние европейской архитектуры того времени на архитектурное решение Академии художеств не подлежит сомнению). Барочные черты в здании Академии не являются аргументом против Деламота: в Риме, когда архитектор получал там образование, господствовало уходящее барокко.

Далее, Деламот выполнил значительно больше проектов, чем Кокоринов. Сложность заключается в том, что почти все сооружения он создавал в соавторстве с кем-то, или же постройки претерпели изменения. Однако, ясно просматриваются некоторые повторяющиеся мотивы. Почти во всех работах Деламота можно найти черты как барокко, так и вступающего в силу классицизма; ордер занимает важное место в композиции его произведений. В архитектурном решении большинства его построек использованы пары сдвоенных колонн. Нижний ярус здания часто решен как цокольный рустованный этаж, прорезанный окнами с полуциркульными завершениями. В декоративном оформлении встречаются такие элементы, как балюстрады, замковые камни, филенки, в которые заключены окна. Что касается интерьера, Валлен-Деламот во многих сооружениях использует крестово-купольные своды на подпружных арках, а стены декорирует нишами с полуциркульными завершениями. Все это мы видим в здании Академии художеств; количество совпадений не оставляет сомнений в причастности архитектора к этому проекту. Во всех работах Деламота чувствуется общая основа, которая дополнялась и корректировалась в зависимости от каждого случая.

С другой стороны, нельзя отрицать, что основой проекта стал проект Академии художеств для Москвы Блонделя. Но родство Блонделя с Валлен-Деламотом - еще один факт в пользу Деламота.

Из всего вышесказанного видно, что по многим причинам Валлен-Деламот и Кокоринов — фигуры несравнимые, Деламот - архитектором более высокого уровня, чем Кокоринов. Поэтому, хотя документальных подтверждений этому все еще не найдено, можно с уверенностью сказать, что именно Валлен-Деламот сыграл решающую роль в создании плана здания Академии художеств, а Кокоринов, если и принимал участие непосредственно в проектировании, то мог вносить лишь незначительные изменения.

После смерти Кокоринова руководители строительства тоже, скорее всего, внесли свою лепту, по тем или иным причинам добавляя или убирая детали. Возможно и то, что часть оригинального декора была уничтожена. Интерьеры некоторых помещений созданы не по проекту Валлен-Деламота.

В результате выходит, что здание Академии художеств — произведение нескольких архитекторов. Основой для проекта стал московский проект Ж.Ф. Блонделя, главную же роль играл Валлен-Деламот. Незначительные изменения могли быть внесены Кокориновым и другими архитекторами.

Библиография
1.
Коваленская Н.Н. История русского искусства XVIII века. – М.-Л.: Искусство, 1940.
2.
Дмитриева Н.А. Краткая история искусств.-М.: АСТ-ПРЕСС, 2000.
3.
Никитенко Г.Ю. Соболь В.Д. Василеостровский район. – СПб.: «Белое и Черное», 2002.
4.
Лисовский В.Г. Академия Художеств. – Л.: Лениздат, 1982.
5.
Зотов А.И. Академия художеств СССР. – М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960.
6.
Бедретдинова Л.М. Екатерининский классицизм. – М.: Белый город, 2008
7.
Медерский Л.А. Васильевский остров. – М.-Л.: «Искусство», 1958.
8.
Рекшан В.О. Занимательные страницы истории Петербурга. – Спб.: Издательский дом «Литера», 2003.
9.
Петров А.Н., Борисова Е.А., Науменко А.П., Повелихина А.В. Памятники архитектуры Ленинграда. – Л.: издательство литературы по строительству, 1972.
10.
Каган М.С. Град Петров в истории русской культуры.
11.
Грабарь И.Э. Петербургская Архитектура в XVIII и XIX веках. – Спб.: Лениздат, 1994,
12.
Крашенинников А. Новые данные по истории здания Академии художеств.-« Архитектурное наследство», вып.7, Л.-М.,1955,
13.
Я. Штеллин. Заметки об архитектуре в России в XVIII веке. Цитата по кн.История русского искусства, т. VI. Под ред. Грабаря И.Э. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1961, стр. 56.
14.
Розин В.М. Размышления об архитектуре (диалог, инициированный Александром Раппапортом) // NB: Культуры и искусства.-2013.-5.-C. 1-34. DOI: 10.7256/2306-1618.2013.5.9491. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_9491.html
15.
А. Ю. Михайлов «Классическое как русское» или «классическое vs. русское»: проблема «национализации» классицизма и формулирования национального стиля в архитектуре России XVIII – XX веков // Культура и искусство.-2012.-2.-C. 62-69.
16.
Д. О. Швидковский Екатерина II и Павел I: политические отношения в архитектуре // Исторический журнал: научные исследования.-2011.-6.-C. 84-94.
References (transliterated)
1.
Kovalenskaya N.N. Istoriya russkogo iskusstva XVIII veka. – M.-L.: Iskusstvo, 1940.
2.
Dmitrieva N.A. Kratkaya istoriya iskusstv.-M.: AST-PRESS, 2000.
3.
Nikitenko G.Yu. Sobol' V.D. Vasileostrovskii raion. – SPb.: «Beloe i Chernoe», 2002.
4.
Lisovskii V.G. Akademiya Khudozhestv. – L.: Lenizdat, 1982.
5.
Zotov A.I. Akademiya khudozhestv SSSR. – M.: Izdatel'stvo Akademii khudozhestv SSSR, 1960.
6.
Bedretdinova L.M. Ekaterininskii klassitsizm. – M.: Belyi gorod, 2008
7.
Mederskii L.A. Vasil'evskii ostrov. – M.-L.: «Iskusstvo», 1958.
8.
Rekshan V.O. Zanimatel'nye stranitsy istorii Peterburga. – Spb.: Izdatel'skii dom «Litera», 2003.
9.
Petrov A.N., Borisova E.A., Naumenko A.P., Povelikhina A.V. Pamyatniki arkhitektury Leningrada. – L.: izdatel'stvo literatury po stroitel'stvu, 1972.
10.
Kagan M.S. Grad Petrov v istorii russkoi kul'tury.
11.
Grabar' I.E. Peterburgskaya Arkhitektura v XVIII i XIX vekakh. – Spb.: Lenizdat, 1994,
12.
Krasheninnikov A. Novye dannye po istorii zdaniya Akademii khudozhestv.-« Arkhitekturnoe nasledstvo», vyp.7, L.-M.,1955,
13.
Ya. Shtellin. Zametki ob arkhitekture v Rossii v XVIII veke. Tsitata po kn.Istoriya russkogo iskusstva, t. VI. Pod red. Grabarya I.E. – M.: Izdatel'stvo Akademii nauk SSSR, 1961, str. 56.
14.
Rozin V.M. Razmyshleniya ob arkhitekture (dialog, initsiirovannyi Aleksandrom Rappaportom) // NB: Kul'tury i iskusstva.-2013.-5.-C. 1-34. DOI: 10.7256/2306-1618.2013.5.9491. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_9491.html
15.
A. Yu. Mikhailov «Klassicheskoe kak russkoe» ili «klassicheskoe vs. russkoe»: problema «natsionalizatsii» klassitsizma i formulirovaniya natsional'nogo stilya v arkhitekture Rossii XVIII – XX vekov // Kul'tura i iskusstvo.-2012.-2.-C. 62-69.
16.
D. O. Shvidkovskii Ekaterina II i Pavel I: politicheskie otnosheniya v arkhitekture // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya.-2011.-6.-C. 84-94.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"