Статья 'Урбанизационные процессы у коренных народов Севера Якутии в период промышленного освоения арктического региона в 1960-е гг.' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Урбанизационные процессы у коренных народов Севера Якутии в период промышленного освоения арктического региона в 1960-е гг.

Григорьев Степан Алексеевич

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник, ФИЦ "Якутский научный центр" Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН

677027, Россия, республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Петровского, 1, каб. 403

Grigorev Stepan Alekseevich

PhD in History

Senior Researcher, Yakut Scientific Center Institute for Humanitarian Studies and Problems of Indigenous Population of the North SB RAS

677027, Russia, respublika Sakha (Yakutiya), g. Yakutsk, ul. Petrovskogo, 1, kab. 403

DeTample@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2022.3.38440

EDN:

AZRYMG

Дата направления статьи в редакцию:

13-07-2022


Дата публикации:

08-10-2022


Аннотация: Целью данной публикации является освещение урбанизационных процессов Якутии в 1960-е гг. через призму этносоциального развития коренных малочисленных народов Севера. В статье рассмотрены основные факторы, повлиявшие на формирование миграционного ландшафта изучаемого региона, повторно введены в научный оборот данные социологических исследований, проведенных в 1970-е гг. сотрудниками Института языка, литературы и истории СО АН СССР, дана современная интерпретация происходивших в тот период тенденций. Методологической основой статьи стал исторический метод анализа архивных данных, периодических изданий, и научной литературы относящейся к теме исследования. Использование историко-сравнительного, историко-системного, проблемно-хронологического и статистического методов также позволило наиболее полно проанализировать изучаемые процессы. На основе собранных материалов впервые раскрыто содержание происходивших урбанизационных процессов у малочисленных народов Севера в 1960-е гг. и выявлено что в тот период их проявление выражалось в проникновении элементов городской жизни, включая инфраструктурные и социальные инновации в повседневную жизнь сельских сообществ, а не в их миграционной активности и переезде в более крупные населенные пункты. Обозначено, что эти тенденции стали результатом проводимой государственной политики по укрупнению коллективных хозяйств ставшей причиной изменения общей поселенческой структуры в республике и активному индустриальному освоению региона, вызвавшему мощный приток переселенцев из других регионов сопровождаемый увеличением числа городских поселений. Благодарность: работа выполнена с использованием научного оборудования ЦКП ФИЦ ЯНЦ СО РАН № 13 ЦКП.21. 16


Ключевые слова:

Якутия, урбанизация, коренные народы, промышленное освоение, миграция, Арктика, ЯАССР, поселкование, расселение, демографические процессы

Работа выполнена с использованием научного оборудования ЦКП ФИЦ ЯНЦ СО РАН № 13 ЦКП.21. 16

Abstract: The purpose of this publication is to highlight the urbanization processes of Yakutia in the 1960s through the prism of the ethnosocial development of the indigenous peoples of the North. The article examines the main factors that influenced the formation of the migration landscape of the studied region, re-introduced into scientific circulation the data of sociological studies conducted in the 1970s by the staff of the Institute of Language, Literature and History of the SB Academy of Sciences of the USSR, and gives a modern interpretation of the trends that occurred at that time. The methodological basis of the article was the historical method of analysis of archival data, periodicals, and scientific literature related to the research topic. The use of historical-comparative, historical-system, problem-chronological and statistical methods also allowed the most complete analysis of the processes studied. Based on the collected materials, the content of the urbanization processes that took place among the small peoples of the North in the 1960s was revealed for the first time and it was revealed that at that time their manifestation was expressed in the penetration of elements of urban life, including infrastructural and social innovations into the daily life of rural communities, and not in their migration activity and moving to larger settlements. It is indicated that these trends were the result of the state policy on the consolidation of collective farms, which caused a change in the general settlement structure in the republic and the active industrial development of the region, which caused a powerful influx of immigrants from other regions accompanied by an increase in the number of urban settlements. Thanks: the work was carried out using scientific equipment of the CCP FITC YANC SB RAS No. 13 CCP.21. 16



Keywords:

Yakutia, urbanization, indigenous peoples, industrial development, migration, The Arctic, YAASSR, settlement, resettlement, demographic processes

Актуальность: ХХ век был ознаменован нарастающими темпами глобализации и урбанизации Арктики, которая из отдаленного, труднодоступного и малонаселенного региона стала постепенно превращаться в динамично развивающуюся часть планеты. Развитие транспортной и коммуникационной инфраструктуры, расширение географии и мощности добывающих отраслей, а также интенсификация миграционных потоков способствовали активному росту населенных пунктов Арктического региона. Вполне естественно, что эти процессы оказали значительное влияние на местные аборигенные сообщества, изменяя их социальную структуру, экономику и образ жизни. Как известно, вторая половина XX в. стала периодом массовой трансформации расселения народов Якутии. В это время прослеживается сокращение пространства проживания этнических меньшинств Севера ведущих традиционный образ жизни, сократилась численность кочевого населения в силу их перехода на осёдлость. В результате масштабных социальных изменений, вызванных активным промышленным освоением региона, выявилась закономерная тенденция в виде роста количества «новых горожан» из числа малочисленных народов, т.е. тех жителей сельского ареала арктической Якутии, оставивших свои прежние занятия и переехавшие в более крупные населенные пункты.

В современном научном сообществе существует консенсус, что данные урбанизационные процессы оказали крайне негативное влияние на традиционный образ жизни аборигенных этносов Севера, их культуру, а также окружающую среду. Эти причины, возникшие в советский период, по мнению абсолютного большинства ученых оставивших огромный пласт научных публикаций посвященных данной теме, кардинально изменили всю сферу деятельности этих народов и продолжают влиять на их современное положение. В то же время остаются недостаточно изученными сами процессы миграции представителей аборигенных этносов в городские поселения, воздействия городской среды на переселенцев, их стратегия адаптации к новым условиям и социально-профессиональные деформации. Все это оставляет открытым вопрос о влиянии самих арктических мигрантов на городскую среду поселений и их вклад в развитие центров урбанизации.

Интерес к данной проблеме со стороны российского научного сообщества проявился относительно недавно, хотя процессы промышленного освоения российской Арктики давно получили достаточно полное освещение в отечественной историографии. Среди них можно выделить работы по истории промышленного освоения Сибири в 1950–1980-е гг., когда активно происходили процессы индустриализации и урбанизации, предопределившие коренные социально-экономические и демографические изменения в регионе (Л.Е. Киселев[1], С.В. Славин[2, 3], А.И. Тимошенко[4] и др.)

В настоящее время российскими учеными проводятся исследования по сохранению и развитию традиционных культур коренных народов Севера. В круг изучаемых тем входят современные демографические и социальные вызовы, традиционное природопользование, опыт взаимодействия с промышленными компаниями, образование и социолингвистическая ситуация, этническая идентичность и т.п. (Д.А. Функ, Н.И. Новикова[5], Т.Н. Василькова и др. [6]). В 90-х годах ХХ века вовлеченность местного населения в промышленные виды труда стала трактоваться, исходя из метатеории этнокультурного разделения труда, якутские социологи, в частности, И.И. Подойницына разработали модели профессиональной престижности различных видов занятости (И.И. Подойницына[7]). Значительный вклад по обобщению социологических и экономических данных о положении малочисленных народов в период активного промышленного освоения был сделан учеными Института проблем малочисленных народов Севера СО РАН[8–10]. Из более современных исследований, посвященных расселению и развитию ареалов жизнедеятельности аборигенных этносов в Якутии в ХХ в. можно отметить работы В.В. Филипповой[11–13] и Л.И. Винокуровой[14–16]. В целом, в настоящее время выходит мало работ, посвященных урбанизационным процессам у аборигенных этносов Севера и еще меньше их посвящено истории этого явления на территории Якутии. Данное исследование призвано заполнить данный пробел для более полного освещения социальной истории арктического региона.

Основная часть: Энергичное промышленное освоение полярных районов Якутии, полномасштабно начавшаяся во второй половине ХХ в., требовало вложения значительных материальных и людских ресурсов, поскольку происходило в условиях дефицита местного населения и инфраструктуры, традиционно характерных для северо-восточных территорий страны. За относительно короткий период времени, приложив огромные усилия, государству удалось создать в регионе довольно развитую добывающую индустрию. Образование на удаленных слаборазвитых окраинах предприятий самого разного профиля требовало строительства множества поселений для прибывающей рабочей силы и соответствующей системы обеспечения, для которой также требовалось значительное количество специалистов со всей страны. Все это в кратчайшее время изменило социальный и этнический облик северной Якутии, определив векторное развитие на несколько десятилетий.

Массовый приток трудовых мигрантов существенно снизил удельный вес коренного населения. При том, что общая численность северных этнических меньшинств в этот период неуклонно возрастала. По данным Всесоюзной переписи населения 1959 г., в арктических районах Якутии проживало 6550 представителей малочисленных народов Севера, что составляло 2,6% от общей численности населения республики. Следующая перепись населения в 1970 г. зафиксировала заметные изменения в демографических показателях региона. Так, в 1970 г. в северных районах было зафиксировано 9403 чел. коренных малочисленных народов Севера, что составило 57,5% против 78,2% от всех проживающих в 1959 г. По мнению В.В. Филипповой уменьшение доли коренных народов севера Якутии в общей численности населения было прежде всего связано с интенсивным промышленным освоением арктических территорий и активной миграции извне[11, с. 47].

Интенсивное освоение региона, эскалация поселенческой структуры, а также накатывающие волны переселенцев из других регионов страны неизбежно подстегивали процессы социальной трансформации местных сообществ, в том числе и у малочисленных народов, еще сохранявших традиционный образ жизни. Одним из ключевых факторов этих изменений стало усиление межкультурного взаимодействия с прибывающим населением, оказавшим значительное влияние на локальную систему мировоззрений и ценностных парадигм. Новые социальные ориентиры, оказывавшие наибольшее влияние на молодое поколение северных этносов, предполагали их более активное включение в хозяйственный процесс освоения региона, попутно мотивируя к переезду в промышленные поселки и города.

Как правило, целью переезда в более крупные населенные пункты являлось получение образования у молодежи либо доступ к системе здравоохранения, к государственному пенсионному обеспечению и культурным ресурсам у представителей старшего поколения. Согласно результатам работы социологической лаборатории Института языка, литературы и истории СО АН СССР (г. Якутск) исследовавшей миграционные тенденции у эвенов и эвенков в 1960–1970-е гг., было отмечено, что основными центрами их притяжения становились населенные пункты в основном в центральной и южной Якутии (гг. Якутск, Алдан, Томмот) представлявшие доступ к образованию и к более престижной работе в горнодобывающей индустрии. В то же время, северные города Верхоянск и Среднеколымск, несмотря на свое расположение вблизи мест традиционного расселения малочисленных народов Севера, не становились объектом миграции для коренного населения в силу отсутствия в них промышленных предприятий, средних учебных заведений и культурных центров[17, с. 126].

Здесь необходимо отметить, что в поле зрения сотрудников вышеуказанной лаборатории не попали несколько быстроразвивающихся городских поселений, таких как Мирный (Западная Якутия), Батагай, Депутатский, Тикси и Черский (Северная Якутия) и т.д. Более поздние исследования, основанные на анкетных опросах, показывают, что другие промышленные населенные пункты также в разное время являлись объектом интенсивной миграции. Так, например, в г. Мирный представители малочисленных народов стали перебираться еще в 1950-е гг., а в поселок Тикси, являвшимся важным транспортным узлом на арктическом побережье, на рубеже 1970–1980-х гг. [9, с. 6]

Всего согласно переписи населения 1939 г. в республике насчитывалось 7 городов и 10 рабочих поселков, по переписи 1959 г. – 8 городов и 39 поселков городского типа, то на 1 января 1965 г. – уже 9 городов и 46 рабочих поселков. За 1946–1965 гг. численность населения Якутии увеличилась в 1,6 раза. Сельское население выросло в 1,3 раза, городское – в 2,1 раза. Если в 1946 г. доля горожан составляла 41,7 % от общего количества населения, то на 01.01.1965 г. – 54,1 %[18, с. 351].

Оценивая размах миграционных процессов, проходивших у малочисленных народов Северной Якутии в 1960-е гг. можно предположить, что в тот период они еще не носили полномасштабного характера и лишь постепенно втягивали коренное население региона. По итогам всесоюзной переписи населения 1970 г. поменяли свое место жительства в пределах Якутской АССР 577 эвенков из 9070 проживавших в Якутии (т.е. 6,3%) и 451 эвен из 6471 (7,1%). Но учитывая, что миграционным тенденциям были подвержены в основном представители наиболее квалифицированной прослойки коренного населения, а также молодого поколения, следует отметить, что этносоциальные трансформации в местном аборигенном социуме вышли на новый уровень и, вероятно, приняли необратимый характер уже в то время.

Таблица 1. Население переменившее место жительства в пределах Якутской АССР по переписи 1970 г. [17, с. 123]

Население ЯАССР

Все население переменившее место жительства (абсолют. значение)

Из города в город

% (проценты округлены до десятых – прим авт.)

Из сельской местности в город

%

Из города в сельскую местность

%

Из сельской местности в сельскую

%

Все население

37914

33,6

26,4

18,4

21,6

Русские

15838

56,5

20,7

16,3

6,5

Якуты

18418

11,7

32,0

20,3

36,0

Эвенки

577

15,8

40,7

12,7

30,8

Эвены

451

12,4

37,5

14,5

36,5

Как видно из таблицы 1 у представителей малочисленных народов, сменивших место жительства наиболее высокий удельный вес, имело движение из сельской местности в город: у эвенков – 40,7% и у эвенов – 37,5%, что было намного выше чем в среднем по республике – 26,4%. Также, исследователями обращалось внимание на то, что у этих этносов отмечался высокий показатель естественного движения из села в село, т.е. из маленьких сел в более крупные. Наиболее активной социальной группой, склонной к смене места проживания, предсказуемо являлась молодежь. По мере перехода к более старшим возрастным категориям было заметно уменьшение удельной доли мигрировавших, что объяснялось как объективным снижением активности с нарастанием возраста, так и более резкими различиями в ценностных ориентациях у различных поколений[17, с. 124].

При этом, следует учитывать еще один немаловажный фактор, который, вероятно, мог оказать значительное влияние на статистические результаты миграционных процессов. В данном случае имеется ввиду политика властей по укрупнению сельских населенных пунктов (поселкования), путем ликвидации небольших поселений и консолидации населения в административных центрах, активно реализовывавшейся в 1930–1970-е гг. Согласно статистическим данным в 1939 г. в ЯАССР насчитывалось 10683 сельских населенных пункта, к 1959 г. их количество сократилось до 4438, к 1970 г. до 1557 и в 1979 г. оставалось всего 796 сёл[19, с. 44]. Несомненно, данная динамика сокращения поселений оказала значительное влияние на миграционные тенденции в республике в ХХ в. Деформация традиционной расселенческой структуры несомненно являлась важным фактором усиления урбанизационных процессов среди всего сельского населения Якутии, в том числе и у малочисленных этносов. В данном ключе, урбанизация проявлялась не только в перемещении людских ресурсов из села в город или из села в еще более крупное село, но и в развитии самих сельских поселений, в которых, по мере увеличения количества жителей, неизбежно появлялись отдельные элементы городской среды, по мере расширения их инфраструктуры, культурных и социальных объектов.

Сокращение количества сельских населенных пунктов при одновременном росте поселений городского типа постепенно формировал, как было отмечено выше, новую социальную парадигму, к которой были вынуждены приспосабливаться представители северных этносов, адаптируя свои жизненные стратегии к меняющимся условиям. Уже тогда специалистами отмечалось, что «близость города, промышленного и культурного центра безусловно играет большую роль в оценке ситуации предшествующей принятию решения о миграции. Непосредственная близость города, рабочего поселка к месту традиционного расселения обуславливает более высокие темпы урбанизации с учетом сохраняющейся при этом привычной географической среды и структуры общения с родственниками, остающимися в селе» [17, с. 126–127].

Формирование сети городских поселений с их инфраструктурной средой оказывало воздействие не только на усиление мотивации к смене места жительства местного коренного населения, но и непосредственно влияло на трансформацию внутренней социальной структуры даже тех сообществ кто продолжал оставаться на территориях традиционной жизнедеятельности. Сравнительный анализ данных переписей населения 1959 и 1970-х гг., позволяющий выявить основные тенденции у малочисленных народов Севера в 1960-е гг. демонстрируют у них значительное смещение в профессиональной ориентации. Так, например, согласно переписи 1959 г. из всех 4219 работающих эвенков Якутии к категории «рабочих» относились – 18,0%, «служащих» – 9,2%, «колхозников», т.е. занятых в традиционных видах хозяйства – 71,6% и прочих – 1,22%. В то время как по переписи 1970 г. доля эвенков, занятых в традиционными промыслами (оленеводством, охотой и рыболовством) сократилась до 19,0% от всего работающего населения. Т.е. всего за одно десятилетие, падение составило с 71,6% в 1959 г. до 19,0% в 1970 г. [20, с. 86].

Соотнося эти данные с еще довольно низкой миграционной подвижностью у эвенов и эвенков, зафиксированной переписью населения 1970 г. исследователи социологической лаборатории Института языка, литературы и истории СО АН СССР (г. Якутск) выделяли следующие факторы, повлиявшие на смену профессиональных предпочтений эвенов и эвенков Якутии в 1960-е гг. «Во-первых - объединение мелких колхозов и крупные совхозы повлекло за собой; а) образование укрупненных населенных пунктов с широкой сетью обслуживающих предприятий (больницы, школы, учреждения торговли и общепита, коммунально-бытовые и строительные организации, связь, транспорт и т.д.); б) появление широкой сети различных организаций в регионах расселения этих народов расширило выбор работы и профессий, соответствующих образовательному уровню и наклонностям индивида. Во-вторых, миграция и урбанизация, которые нашли место в этот период, не смогли не влиять на социально-профессиональные перемещения этих народов» [20, с. 86–87].

Эти выводы, сделанные якутскими социологами еще в 1970-х гг., подтверждают общий тезис о том, что урбанизация проявлялась не только в миграции из села в город или из села в еще более крупное село, но и в инфраструктурном развитии самих сельских поселений, в которых, по мере роста появлялись новые элементы, характерные для городского ландшафта. Несмотря на то, что научные сотрудники тех лет основывались на методологической и теоретической основе, принятой в рамках еще советской научно-исследовательской парадигмы, ими уже тогда было отмечено влияние городской среды на соседние руральные пространства меняя тем самым их этносоциальный облик.

Заключение: Таким образом, 1960-е гг. стали начальным этапом масштабного включения аборигенных этносов в урбанизационные процессы, спровоцированные промышленным освоением Якутской АССР. В данный период в районы традиционного проживания малочисленных народов начали широко проникать различные элементы городской жизни, включая инфраструктурные и социальные инновации оказавшие решающее воздействие на выбор жизненных стратегий многих представителей коренного населения. Эти тенденции стали результатом проводимой государственной политики по укрупнению коллективных хозяйств ставшей причиной изменения общей поселенческой структуры в республике и активному индустриальному освоению региона, вызвавшему мощный приток переселенцев из других регионов сопровождаемый увеличением числа городских поселений. Следует отметить, что к тому времени миграционная активность среди местного коренного населения еще не достигла своего исторического максимума. В последующие десятилетия количество мигрантов из сел в более крупные поселения увеличилось в несколько раз, что в итоге привело к окончательной деформации традиционного уклада жизни Севера. В рассматриваемый же период процессы урбанизации у коренных малочисленных народов Якутии проявлялись скорее в изменении окружающей действительности и повседневных практик, а не в смене места проживания.

Библиография
1.
Киселев Л.Е. Север раскрывает богатства: Из истории промышленного развития советского Крайнего Севера. – М.: Мысль, 1964. – 110 с.
2.
Славин С.В. Промышленное и транспортное освоение Севера СССР. М.: Экономиздат, 1961. 302 с.
3.
Славин С.В. Освоение Севера. – М.: Наука, 1975. – 110 с.
4.
Тимошенко А.И. Государственная политика формирования и закрепления населения в районах нового промышленного освоения Сибири в 1950–1980-е гг.: планы и реальность. – Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2009. – 174 с.
5.
Север и северяне. Современное положение коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России. / отв. ред. Н.И. Новикова, Д.А. Функ. – М: Издание ИЭА РАН, 2012. – 204 с.
6.
Василькова Т.Н., Евай А.В, Мартынова Е.П., Новикова Н.И. Коренные малочисленные народы и промышленное развитие Арктики (этнологический мониторинг в Ямало-Ненецком автономном округе). – Москва; Шадринск: Издательство ОГУП «Шадринский Дом Печати», 2011. – 268 с.
7.
Подойницына И.И. Этнокультурные стереотипы трудового поведения в сфере производства. – Новосибирск: Наука, 1995. – 142 с.
8.
Донской Ф.С. Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока во второй половине ХХ века. Якутск, 2002. Т.1. 338 с.
9.
Урбанизация и малочисленные народы Севера Республики Саха (Якутия). – Якутск, 2001. – 86 с.
10.
Винокурова Л.И. Кадры сельского хозяйства Якутии. 1961–1985 гг. – Якутск: ЯНЦ СО РАН, 1993. – 97 с.
11.
Филиппова В.В. Коренные малочисленные народы Севера Якутии в меняющемся пространстве жизнедеятельности. Новосибирск, 2007. 202 с.
12.
Филиппова, В.В. Численность и расселение тунгусоязычного населения Якутии в 1920–1930-е гг. // Казанская наука. 2012. № 3. С. 35–37.
13.
Филиппова В.В. Расселение эвенков Якутии по данным переписей 1926-1927 гг. // Проблемы социально-экономической и политической истории Сибири XX – начала XXI веков. Сборник материалов всероссийской научной конференции, посвященной 75-летию д.и.н., проф. М.М. Хатылаева. / Отв.ред. С.И. Боякова. 2012. С. 193–196.
14.
Винокурова, Л. И. Сельский образ жизни в советской Якутии 1960-х-середины 1980-х гг // Северо-Восточный гуманитарный вестник. – 2020. – № 1(30). – С. 48-54.
15.
Винокурова, Л. И. Трудовые ресурсы совхозов Якутии в 1960-1980-е гг.: к вопросу численности и состава // Общество: философия, история, культура. – 2022. – № 3(95). – С. 118–123.
16.
Винокурова Л.И., Санникова Я.М., Сулейманов А.А., Филиппова В.В., Григорьев С.А. Аборигенные сообщества Российской Арктики в XX веке: власть и номады Якутии // Научный диалог. – 2019. – № 2. – С. 188–203.
17.
Рукописный фонд ИГИиПМНС СО РАН. Ф.5. Оп.15. Д.1.
18.
История Якутии: в 3-х томах. Т. III / С. И. Боякова, Е. П. Антонов, Н. И. Бурнашева [и др.]. – Новосибирск: «Наука», 2021. – 592 с.
19.
Гаврильева Т.Н., Коломак Е.А., Захаров А.И., Хорунова К.В. Ретроспектива расселения в Якутии на основе анализа переписей населения // Вопросы статистики. – 2019. – № 12. – С. 39–51.
20.
Рукописный фонд ИГИиПМНС СО РАН. Ф.5. Оп.15. Д.49.
References
1.
Kiselev L.E. The North reveals riches: From the history of the industrial development of the Soviet Far North.-M.: Mysl, 1964.-110 p.
2.
Slavin S.V. Industrial and transport development of the North of the USSR. M.: Economizdat, 1961. 302 p.
3.
Slavin S.V. Exploration of the North. – M.: Nauka, 1975. – 110 p.
4.
Timoshenko A.I. State Policy of Formation and Consolidation of the Population in the Areas of New Industrial Development of Siberia in the 1950s–1980s: Plans and Reality.-Novosibirsk: Siberian Scientific Publishing House, 2009.-174 p.
5.
North and northerners. The current situation of the indigenous peoples of the North, Siberia and the Far East of Russia. / resp. ed. N.I. Novikova, D.A. Funk.-M: Edition of the IEA RAS, 2012.-204 p.
6.
Vasilkova T.N., Evay A.V., Martynova E.P., Novikova N.I. Indigenous peoples and the industrial development of the Arctic (ethnological monitoring in the Yamalo-Nenets Autonomous Okrug).-Moscow; Shadrinsk: Publishing house of the State Unitary Enterprise "Shadrinsky Printing House", 2011.-268 p.
7.
Podoinitsyna I.I. Ethnocultural stereotypes of labor behavior in the sphere of production.-Novosibirsk: Nauka, 1995.-142 p.
8.
Donskoy F.S. Indigenous peoples of the North, Siberia and the Far East in the second half of the twentieth century. Yakutsk, 2002. Vol.1. 338 p.
9.
Urbanization and small peoples of the North of the Republic of Sakha (Yakutia).-Yakutsk, 2001.-86 p.
10.
Vinokurova L.I. Personnel of agriculture of Yakutia. 1961–1985-Yakutsk: YaNTs SO RAN, 1993.-97 p.
11.
Filippova V.V. Indigenous peoples of the North of Yakutia in the changing space of life. Novosibirsk, 2007. 202 p.
12.
Filippova, V.V. The number and resettlement of the Tungus-speaking population of Yakutia in the 1920s–1930s. // Kazanskaya nauka. 2012. No. 3. P. 35–37.
13.
Filippova V.V. Settlement of the Evenks of Yakutia according to the 1926-1927 censuses. // Problems of the socio-economic and political history of Siberia in the XX-early XXI centuries. Collection of materials of the All-Russian scientific conference dedicated to the 75th anniversary of Doctor of History, prof. MM. Khatylaev. / Ed. S.I. Boyakov. 2012, pp. 193–196.
14.
Vinokurova, L. I. Rural way of life in Soviet Yakutia in the 1960s-mid-1980s // North-Eastern Humanitarian Bulletin.-2020.-No. 1 (30).-S. 48-54.
15.
Vinokurova, L. I. Labor resources of the state farms of Yakutia in the 1960-1980s: on the issue of numbers and composition // Society: philosophy, history, culture.-2022.-No. 3 (95).-S. 118-123.
16.
Vinokurova L.I., Sannikova Ya.M., Suleimanov A.A., Filippova V.V., Grigoriev S.A. Aboriginal communities of the Russian Arctic in the 20th century: power and nomads of Yakutia // Nauchnyy dialog.-2019.-No. 2.-S. 188–203.
17.
Manuscript collection of IGIiPMNS SB RAS. F.5. Op.15. D.1.
18.
History of Yakutia: in 3 volumes. V. III / S. I. Boyakova, E. P. Antonov, N. I. Burnasheva [and others].-Novosibirsk: "Nauka", 2021.-592 p.
19.
Gavrilieva T.N., Kolomak E.A., Zakharov A.I., Khorunova K.V. Retrospective of settlement in Yakutia based on the analysis of population censuses // Problems of statistics.-2019.-No. 12.-P. 39–51.
20.
Manuscript collection of IGIiPMNS SB RAS. F.5. Op.15. D.49.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия
на статью «Урбанизационные процессы у коренных народов Севера Якутии в период промышленного освоения арктического региона в 1960-е гг.».

Предмет исследования является урбанизационные процессы у коренных народов Севера Якутии в 1960-ые годы, характер и направление миграции среди народов Севера, влияние городской среды на социально-культурное развитие переселенцев, стратегия адаптации к новым условиях представителей аборигенных этносов в городские поселения, воздействия городской среды на переселенцев, их стратегия адаптации к новым условиям. Развитие промышленности, т.е. индустриализации региона способствовала процессу урбанизации, изменению поселенческой структуры и активизировало миграционные процессы. Интенсивное промышленное освоение региона и активная миграция извне были фактором снижение удельного веса коренных народов, несмотря на то, что их численность росла.
Автор при изучении темы придерживался принципа историзма, научной объективности, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Процессы индустриализации, которые наиболее активно протекали в нашей стране в 1930-1960-ые годы повлекли процессы урбанизации, суть которого заключается в переходе от сельского к городскому обществу, роста городов и их населения, трансформации традиционной культуры этнических групп региона, изменения демографических установок. Народы вовлекаются в миграционные процессы и их интенсивность возрастает, что наблюдается в настоящее время. Актуальность изучения процессов урбанизации, процессов миграции, процессы адаптации к изменяющимся условиям представляют значительный интерес. Несомненно представляет значительный интерес вопросы, поставленные автором рецензируемой статьи о степени вовлеченности коренных народов Севера Якутии в миграционные процессы, вектор их миграции село-село, село- город, причины миграций, выбор места миграции и многие другие. Научная новизна исследования заключается в самой постановке вопроса и поставленных задач, в том, что автор подробно и объективно исследует взаимосвязь между урбанизацией и миграционными процессами, дает анализ внешней и внутренней миграции, исследует процесс вовлечения малочисленных народов Севера Якутии в миграционные процессы и выявляет основные факторы миграции, изменения этносоциального облика городов и сельских поселений. Опираясь на данные статистики, автор показывает изменение поселенческой структуры и структуры расселения коренных малочисленных народов. Автор отмечает, что изменение традиционной расселенческой структуры являлась «важным фактором усиления урбанизационных процессов среди всего сельского населения Якутии, в том числе и у малочисленных этносов. В данном ключе, урбанизация проявлялась не только в перемещении людских ресурсов из села в город или из села в еще более крупное село, но и в развитии самих сельских поселений, в которых, по мере увеличения количества жителей, неизбежно появлялись отдельные элементы городской среды, по мере расширения их инфраструктуры, культурных и социальных объектов».
Стиль статьи научный. Структура работы логичная и состоит из трех разделов: актуальность, основная часть, заключение. Такая структура оправдана: автор четко выделяет задачи исследования и делает выводы. Название статьи соответствует содержанию и отражает его в полной мере. Статья написана на основе статистических данных, серьезных исследований, посвященных вопросам индустриального развития региона, проблем миграции, вопросов этнокультурного, этнодемографического развития коренных народов Севера, материалов из архива. Работы, на которые ссылается автор посвящены вопросам экономики, этнологии, истории, социологии и т.д., и сама статья носит комплексный характер. Апелляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи и в использованной автором библиографии. Постановка проблемы, структура работы, стиль изложения, библиография указывают на высокий научный уровень автора рецензируемой работы.
Выводы, интерес читательской аудитории. Вывода автора объективны и вытекают из содержания статьи. Автор отмечает, что 60-ые годы прошлого века стали периодом масштабного включения коренных малочисленных народов севера Якутии в урбанизационные процессы. Индустриальное освоение региона и внешняя миграция дало толчок росту числа городов, изменения поселенческой структуры этого сурового края и впоследствии структуры расселения коренного старожильческого населения, которое в последующие годы стало активно мигрировать из сел в более крупные поселения. Вместе с тем, отмечает автор, в 1960-ые годы «процессы урбанизации у коренных малочисленных народов Якутии проявлялись скорее в изменении окружающей действительности и повседневных практик, а не в смене места проживания».
Статья актуальная и содержательная, имеет признаки научной новизны и будет интересна не только специалистам, но и широкому кругу читателей. Рекомендуется к публикации в журнале «Урбанистика».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.