Статья 'Архитектурно-планировочные особенности города Маньчжурии' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Архитектурно-планировочные особенности города Маньчжурии

Глатоленкова Екатерина Викторовна

старший преподаватель, кафедра Дизайна архитектурной среды, Тихоокеанский государственный университет

680035, Россия, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. Тихоокеанская, 136

Glatolenkova Ekaterina

Senior Educator, the department of Design of Architectural Environment, Pacific National University

680035, Russia, Khabarovskii krai, g. Khabarovsk, ul. Tikhookeanskaya, 136

008703@pnu.edu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2019.1.29145

Дата направления статьи в редакцию:

28-02-2019


Дата публикации:

07-03-2019


Аннотация: Предметом исследования настоящей работы являются особенности архитектурно-планировочной структуры города Маньчжурии. Маньчжурия – один из многочисленных поселений, образовавшихся в начале XX века в связи со строительством Китайско-Восточной железной дороги, представляет большой исследовательский интерес, в первую очередь, поскольку развитие города отражает общее в формировании железнодорожных поселений концессионного периода, с другой – в архитектуре и планировке ярко продемонстрированы индивидуальные особенности. В статье дается исторический обзор строительства города и окрестностей, изучается архитектура жилых, общественных зданий и сооружений, построенных в первой половине XX века, планировка, определившие дальнейшее пространственное развитие города. Методологической базой исследования стали методы сравнительного, функционального и факторного анализов, используемых для описания градостроительного процесса развития города и выявления уникальных характеристик поселения и объектов застройки. Эмпирическую базу исследования составили графические и архивные материалы, в частности, документы, карты, чертежи, а также данные натурного обследования железнодорожных поселений вдоль линии железной дороги от Маньчжурии до Суйфэньхэ, которое автор провела в августе 2018 г. В России теме культурного наследия русской концессии на Северо-Востоке Китая посвящено немало научных и публицистических работ. Вкладом автора в исследование данной темы является выявление отличительных особенностей планировочной структуры исторической застройки города Маньчжурии, анализ современного состояния и планировочной организации сохранившихся русских кварталов, определение их роли и места в структуре города.


Ключевые слова: архитектурное наследие, взаимовлияние культур, градостроительное развитие, градостроительство, железнодорожные поселения, железнодорожный вокзал, история, парные поселения, приграничная зона, расселение

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта «Феномен парных поселений вдоль Китайско-Восточной железной дороги» № 18-312-00125.

Abstract: The subject of this article is the peculiarities of architectural and space-planning structure of the city of Manzhouli. One of the many settlements formed in the beginning of the XX century due to construction of the China Far East Railway is of particular research interest, first and foremost, because the development of the city reflects the common in formation of railway settlements of concessional period, while at the same time, demonstrates individual features in architecture and space-planning. The author provides a historical overview of construction of the city and surrounding areas, studies the architecture of residential and public buildings of the early XX century, as well as spatial development of the city. Methodological foundation contains the methods of comparative, functional, and factor analysis for describing the urban development process and determining the distinct characteristics of the settlement and construction objects. Empirical base includes the geographical and archival materials, particularly, maps, blueprints and field research data of railway settlements lengthwise railway line from Manzhouli  to Suifenhe conducted by the author in August 2018. There is a lot of Russian scientific and publicist works dedicated to cultural heritage of the Russian concession in the Northeast of China. The author’s contribution lies in description of the distinctive features s of space-planning structure of historic development of the city of Manzhouli; analysis of the modern state and space-planning arrangement of the extant Russian neighborhoods, and determination of their place and role within structure of the city.



Keywords:

history, railway station, railway settlements, town-planning, town-planning development, interaction of cultures, architectural heritage, paired settlements, border zone, settlement

Город Маньчжурия обязан своим возникновением строительству Китайско-Восточной железной дороги, уже в 1901 г. на месте будущего города появились первые жилые дома для рабочих и служащих. Торговля и обслуживание дороги были важнейшими градоформирующими функциями, которые и сегодня влияют на экономику города. Активное развитие город получил после налаживания торгово-экономических отношений России и Китая в середине 1990-х гг. В последующее двадцатилетие строились не только новые жилые дома, менялась городская среда, разбивались парки, как в историческом центре, так и на периферии.

Сегодня Маньчжурия – один из самых динамично развивающихся городов Северо-востока Китая. Здесь наиболее ярко проявилось взаимодействие культур России и Китая. На территории города находятся крупные фрагменты исторической русской застройки, за сохранение которой отвечает Национальный центр по охране культурных ценностей.

1. Анализ функционально-планировочной структуры города в начале XX века

Первоначальный план города развивался вдоль железнодорожных путей в пределах зоны отчуждения, выделенной поселению: для Маньчжурии – около шести гектаров. Данным фактором объясняется значительная компактность и других русских поселений вдоль КВЖД.

При строительстве русских станций использовались типовые генпланы, подразделяющиеся на классы в зависимости от площади территории отчуждения, численности населения станции и грузопотока. В Маньчжурии станция и здание пассажирского вокзала относились ко второму классу.

Анализ планов на рис. 1, 2 позволил выделить два основных района – это так называемые поселки Забайкальской стороны (северный) и Китайской (южный), которые разделялись путями Российского железнодорожного ведомства и Общества КВЖД [7, с. 33].

Рис. 1. План расположения путей и зданий ст. Маньчжурия (1903 г.) [1, с. 248]

Рис. 2. План расположения путей и зданий ст. Маньчжурия (1903 г.) [5]

В центре, между путями, находилось здание вокзала. Вокзал, в отличие от пассажирских зданий промежуточных станций, был построен не по типовому проекту, а по планировке и образному решению фасадов перекликался с вокзалом в поселке Приграничном, на восточной российско-китайской границе. Данный прием характерен для железнодорожного строительства рубежа веков, когда вокзал «пункта отправления» был практически идентичен (как Московский вокзал в Санкт-Петербурге и Николаевский вокзал в Москве), либо стилистически близок (Ярославский вокзал в Москве и вокзал во Владивостоке) «пункту прибытия». Известна фамилия архитектора, который принимал участие в строительстве здания – Касинов [8, с. 226]. Фасады выдержаны в духе стиля модерн с типичными арочными завершениями проемов, асимметрией, плавностью линий декоративных элементов.

В поселок Китайской стороны от вокзала можно было попасть по деревянному виадуку, который выходил на Крутицкий проспект напротив центральной площади с церковью и сквером. Применялась характерная для станций КВЖД планировка: вокзал являлся градообразующим элементом, к нему вела главная улица, на центральной площади, в торце, располагалась деревянная православная церковь-школа типового проекта, освещенная в честь Святого Серафима. Три проспекта, Касиновский, Крутицкий и Маковский, шли также параллельно дороге, их пересекали улицы с такими названиями, как Театральная, Вокзальная и другие.

На Забайкальской стороне основные улицы также развивались параллельно путям: главные проспекты носили имена императоров Романовых (Александровский, Николаевский), перпендикулярные им улицы назывались в честь русских городов. Здесь жили работники таможни, была школа, на северо-востоке размещался воинский остановочный пункт и службы.

С самого начала строительства возникла необходимость в размещении прибывающих рабочих. Начался строительный бум; несмотря на то, что среди строителей и переселенцев было много приезжих, в том числе из южных китайских провинций, доминировал в застройке русский стиль. Первые переселенцы-работники обеспечивались жильем: семейные – домами с участками. Согласно ведомости работ по гражданским сооружениям на 1905 г. в Маньчжурии было возведено около 7800 кв. м жилой площади [4]. Типология сооружений жилого фонда была представлена жилыми одноэтажными домами рассчитанными на 1, 2, 3, 4, 5, 8 хозяев – численность проживающих в одном доме зависела от чинов владельцев, а также двухэтажными общежитиями на 18 человек. Дома строились из кирпича, камня. Но основным материалом было дерево, привозимое из России. Особенно были популярны деревянные бревенчатые дома, декорированные резными наличниками, ставнями, с резными украшениями фронтонов, крылец на каменном основании.

Для обеспечения нужд дороги были построены паровозное депо на девять стойл, две водонапорные башни – по одной на Забайкальской и Китайской сторонах, кузницы, мастерские. Поселок отличала развитая путевая система, поскольку это был важный «пересадочный» пункт, количество путей на момент создания насчитывало около тридцати, с каждым годом оно увеличивалось.

В экономическом плане Маньчжурия была мощным торговым центром. К 1921 г. в городе имелось 600 подлежащих обложению торговых предприятий. Основная занятость населения – торговля с Россией, Монголией [6, с. 601]. По фото 1930-х (рис. 3) можно судить о неизменности принципов изначальной планировки города. В целом город развивался в соответствии с перспективным развитием согласно проекту, который был датирован 1898 г. (рис. 4). Вновь строящиеся дома продолжали существующие улицы – росли городские кварталы. С появлением нового населенного пункта на границе – Маньчжурии, развилась сеть гужевых дорог в Ургу, Нерчинск, Сретенск, Абагатуй.

Рис. 3. Аэрофотосъемка 1930-х гг. [2, с. 18]

Рис. 4. План станции Маньчжурия. 1898 г.[3, с. 495]

В 1932 года сменилась концепция развития Северной Маньчжурии: если раньше развивались города и расселение проходило вдоль линии КВЖД, то в период Маньчжоу-Ди-Го осваивалась вся территория региона. Вновь возводимые поселения имели военную специализацию, прокладываемые железнодорожные линии также обеспечивали военные нужды, на приграничных с Монголией и Россией территориях строились аэродромы. Развитие малых городов прекратилось. В Маньчжурии существующие здания переоборудовались под новые нужды. Так в здании железнодорожного техникума, построенного в 1923–1926 гг., одновременно располагались японский охранный железнодорожный полк, камеры для осужденных, конторы и, даже, классы японской школы [8, с. 52].

После Второй мировой войны до 1969 г. старая русская застройка частично сносилась, это касается в основном территории, примыкающей к железнодорожным путям, и подвергалась реконструкции; новое строительство было представлено типовыми пятиэтажными жилыми домами, без декора. Постепенно стали осваиваться восточные окраины города: строилось жилье, появлялись новые административные районы.

2. Анализ градостроительной ситуации современного города

Маньчжурия находится на границе с Россией на расстоянии 6 км от поселка городского типа Забайкальска. Это небольшой по меркам Китая город с населением около 250 тыс. человек. Однако от русского приграничного поселка он отличается кардинально. В Маньчжурии развито высотное строительство, большое количество благоустроенных площадей, парков, скверов, торговые центры, различные развлекательные заведения, имеется аэропорт. Тем удивительнее среди современной архитектуры смотрятся островки сохранившейся русской застройки – каменные и деревянные дома, отреставрированные и покрашенные.

В современной Маньчжурии и его пригородной территории можно выделить несколько районов.

2.1. Центральный торговый район – исторический центр. В центральном районе сосредоточены основные торговые предприятия, гостиницы, площади и парки, пешеходная улица железнодорожный вокзал. Особое место в центре занимает русская застройка. На данный момент выявлено три крупных участка.

Первый из них расположен на бывшей Забайкальской стороне. Все сохранившиеся постройки находятся на одной улице, сегодня называемой Первой центральной улицей: это около двадцати различных по назначению сооружений – от утилитарного (водонапорная башня) до жилого. Большая часть сохранившихся деревянных жилых домов сегодня переоборудованы под различные рестораны, кафе, бары (рис. 5). Они в достаточно хорошем состоянии; ко всем реставрируемым объектам в пределах каждой типологической группы применим единый дизайн-код. Так деревянные сооружения выкрашиваются в желтый цвет, наличники, двери и декор – в зеленый. Здания из кирпича штукатурят и также выкрашивают желтым цветом, декоративные элементы – белым (рис. 6). Сооружения из камня и каменные цоколи деревянных домов, как правило, оставляют в первоначальном виде либо покрываются белой краской (рис. 7).

Рис. 5. Деревянный жилой дом на Первой Центральной улице после реконструкции*

Рис. 6. Сохранившееся кирпичное здание на Первой Центральной улице после реконструкции

Рис. 7. Реконструкция каменной полуказармы на Второй Южной улице

Рис. 8. Процесс реконструкции православного храма

* Все фото: Глатоленкова Е. В.

Второй район находится на бывшей Китайской стороне и по типологии архитектурных объектов весьма разнообразен. Особый интерес представляет сохранившаяся церковь (рис. 8). На территории Северной Маньчжурии до наших дней дошли всего два деревянных православных храма: в Ханьдаохэцзы (где он не подвергался изменениям в течение всего XX в.) и в Маньчжурии, где еще до недавнего времени здание было скрыто многочисленными пристройками. Сегодня ведется реконструкция: расчищена территория, демонтированы все пристройки. Судя по проектам, реконструкция изменит назначение бывшего храма: это будет культурно-выставочный центр.

Сегодня здание железнодорожного вокзала расположено на бывшей Китайской стороне. Это новодел, постройка 2003 г. Здание старого вокзала островного расположения просуществовало до 1996 г., когда оно было снесено и на его месте построен новый, большей площади. Позднее в связи с расширением железнодорожного полотна здание было перенесено на нынешнее место. К слову, в пригороде ближайшего города Джалайнора в одном из тематических парков в натуральную величину воссоздано утраченное пассажирское здание станции Маньчжурия, с частью перрона, железнодорожными путями и действующим паровозным составом. Архитектура на первый взгляд идентична: повторены очертания оконных проемов, пропорции центрального объема – здание узнаваемо. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что фасады значительно упрощены, утрачена пластика входных порталов, изменен декор. О восстановлении внутренних пространств также не приходится говорить: современный «вокзал» выполняет функции музея и интерьеры подчинены располагаемой экспозиции (рис. 11).

Напротив вокзала Маньчжурии по-прежнему находится площадь. От площади вдоль железной дороги расходятся улицы, прежние проспекты, сегодня именуемые Первой Южной, Второй Южной и т.д. К востоку от площади сохранился квартал застройки с различными по назначению домами (больничные корпуса, бывшие прачечные, полуказармы и проч.). К югу – на достаточно большой территории сохранилось четыре двухэтажных жилых дома (общежития). Состояние их неудовлетворительное; три дома расселены и нуждаются в реконструкции, в одном по-прежнему живут люди.

Из сохранившихся построек 1920-х гг. – здание железнодорожной больницы, тюрьма пограничной стражи, бывший железнодорожный техникум. Сейчас здание бывшего техникума находится на реконструкции, к нему с восточной стороны пристроен новый объем, в декорировании которого использованы схожие приемы (глазурованная плитка, стрельчатые завершения фронтонов) (рис. 9).

К третьему участку относится практически целиком сохранившийся квартал рядовой застройки казарменного типа (рис. 10). Он находится к востоку от района на Китайской стороне. Представлен 25-ю домами с большими дворами и надворными постройками. Район граничит с аналогичной застройкой, выполненной в традиционном китайском стиле. Рядом находится сквер, школа. Время строительства предположительно 1910-1920-е гг. Сохранность фасадов домов хорошая.

Рис. 9. Здание бывшего железнодорожного техникума

Рис. 10. Сохранившийся жилой район

2.2. Современное строительство города и пригородов. Основные новые объекты сосредоточены вдоль автомагистрали общенационального значения, которая берет свое начало у железнодорожного пункта пропуска на северо-западе и ведет к Суйфэньхэ. Здесь же находится крупный туристический кластер. Уже сегодня построены три парка. В восточном направлении за пределами Маньчжурии строительство тяготеет к городу Новый Джалайнор, расположенный в пяти километрах от старого Джалайнора. Вдоль указанного отрезка масса привлекательных для туристов и интересных для исследователя архитектуры объектов, каждый из которых имеет удивительное архитектурное решение (в большинстве цитирующее европейскую архитектуру, нежели оригинальное творчество), уникальную планировку, определенную функцию (горнолыжный курорт, буддийский монастырь, дворец бракосочетания, решенный в духе готической архитектуры).

Рассмотрим один из главных архитектурных образований современной Маньчжурии – парк матрешек. Парк расположен максимально близко к пункту таможенного пропуска на границе с Россией: одно из первых впечатлений въезжающего на территорию Китая – возвышающаяся тридцатиметровая расписная матрешка. Она находится чуть в стороне от центрального входа в парк. На главной площади среди фонтанов и прогулочных аллей выставлены многочисленные скульптуры в виде матрешек, высотой от полутора до двух метров, с изображениями известных исторических личностей, деятелей культуры, политиков и т.д.

На территории парка, площадь которого около 870 тыс. кв. м, расположены три гостиницы, различные аттракционы, цирк, варьете, несколько ресторанов, развлекательный комплекс на воде под открытым небом, два музея. Образное решение парка представляет собой попурри на тему русской культуры последних пяти веков. Среди построек встречаются и всевозможные вариации на тему московского храма Василия Блаженного: помимо уменьшенной копии храма оригинальные разноцветные купола узнаются практически в каждой третьей постройке. В фасадах гостиничных комплексов читаются отсылки к псевдорусскому стилю Русского музея, в здании ресторана узнается не то Исаакиевский не то Казанский собор с сильно искаженными пропорциями. Главным сооружением парка без сомнения является четырнадцатиэтажное здание гостиницы «Matryoshka Hotel» с декоративным формообразующим фасадом из перфорированных металлических пластин в виде матрешек (рис.12).

Рис. 11. Здание музея – воссозданный вокзал Маньчжурии

Рис. 12. Парк матрешек на западе города

Заключение

Маньчжурия – мощный туристический бренд, для китайцев – это «ворота» в Россию. В окрестностях города появились огромные по территории парки, использующие яркие образы русской культуры: всевозможные вариации на тему матрешки, стилизованные под храмовое зодчество выставочные комплексы, копии известных архитектурных сооружений и скульптурных памятников. В историческом центре масштабные изменения коснулись в основном северной части города, на южной же стороне сохранились целые фрагменты городской застройки, – всего около шестидесяти оригинальных построек времен КВЖД; все они внесены в реестр объектов культурного наследия и снабжены информационными табличками.

Русское наследие Маньчжурии оказало большое влияние на становление культурного ландшафта современного города, внесло особый колорит. «Соседство» и «сотрудничество» двух культур на базе растущих районов Маньчжурии возобновилось в 1990-х гг. Центральный район сохранил планировку, заложенную в начале прошлого века, русские здания реконструируются и постепенно вводятся в современную городскую среду, становясь музеями, ресторанами, магазинами. Новые объекты копируют классические формы европейской архитектуры. Рассматриваемые участки русской застройки не находятся компактно, рассредоточены по всему центральному району. В будущем высока вероятность превращения исторического центра в культурный центр, а также связанные с этим трансформации существующей старой застройки и восстановление среды старого города.

Библиография
1.
Альбом сооружений и типовых чертежей Китайской Восточной железной дороги. 1897-1903. – Москва: Фото-лит. К. А. Фишеръ, 1903. – 354 с.
2.
Ван Тэцяо. 100 лет Маньчжурии. В ознаменование 110-летней годовщины со дня рождения города Маньчжурии (1901-2011). : в 2 т. Т. 1 / Ван Тэцяо. – Маньчжурия: Культура автономного района Внутренняя Монголия, 2011.
3.
Градостроительство России середины XIX-начала XX века. Книга 3. Столицы и провинция / Лисовский В. [и др.]. – М.: Прогресс-Традиция, 2010. – 616 с.
4.
РГИА, ф. 350, оп. 16, д. 1563, л. 1.
5.
РГИА, ф. 350, оп. 18, д. 1254, л. 2.
6.
Северная Маньчжурия и Китайская Восточная железная дорога / сост. Экон. бюро Кит. Вост. ж. д. – Харбин: Типография Китайской Восточной железной дороги, 1922 – 800 c.
7.
Троицкая Т. Ю. Особенности архитектуры Китайско-Восточной железной дороги (конец XIX – первая треть XX вв.): дис. … канд. арх. Сибирская государственная академия путей сообщения, Новосибирск, 1995.
8.
Wu Guoqing. Architectural Gallery. Tracing the Old Buildings of the Chonese Eastern Railway / Wu Guoqing. – Heilongjiang People’s Publishing House. – Harbin, 2010.
References (transliterated)
1.
Al'bom sooruzhenii i tipovykh chertezhei Kitaiskoi Vostochnoi zheleznoi dorogi. 1897-1903. – Moskva: Foto-lit. K. A. Fisher'', 1903. – 354 s.
2.
Van Tetsyao. 100 let Man'chzhurii. V oznamenovanie 110-letnei godovshchiny so dnya rozhdeniya goroda Man'chzhurii (1901-2011). : v 2 t. T. 1 / Van Tetsyao. – Man'chzhuriya: Kul'tura avtonomnogo raiona Vnutrennyaya Mongoliya, 2011.
3.
Gradostroitel'stvo Rossii serediny XIX-nachala XX veka. Kniga 3. Stolitsy i provintsiya / Lisovskii V. [i dr.]. – M.: Progress-Traditsiya, 2010. – 616 s.
4.
RGIA, f. 350, op. 16, d. 1563, l. 1.
5.
RGIA, f. 350, op. 18, d. 1254, l. 2.
6.
Severnaya Man'chzhuriya i Kitaiskaya Vostochnaya zheleznaya doroga / sost. Ekon. byuro Kit. Vost. zh. d. – Kharbin: Tipografiya Kitaiskoi Vostochnoi zheleznoi dorogi, 1922 – 800 c.
7.
Troitskaya T. Yu. Osobennosti arkhitektury Kitaisko-Vostochnoi zheleznoi dorogi (konets XIX – pervaya tret' XX vv.): dis. … kand. arkh. Sibirskaya gosudarstvennaya akademiya putei soobshcheniya, Novosibirsk, 1995.
8.
Wu Guoqing. Architectural Gallery. Tracing the Old Buildings of the Chonese Eastern Railway / Wu Guoqing. – Heilongjiang People’s Publishing House. – Harbin, 2010.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Замечания: «Вновь строящиеся дома продолжали существующие улицы (?) – росли городские кварталы. С появлением нового населенного пункта на границе – Маньчжурии (?), развилась сеть гужевых дорог в Ургу, Нерчинск, Сретенск, Абагатуй. » Непонятны ни первая, ни вторая фразы. «В центральном районе сосредоточены основные торговые предприятия, гостиницы, площади и парки, пешеходная улица железнодорожный вокзал. Особое место в центре занимает русская застройка. На данный момент выявлено (?) три крупных участка. » Поскольку автор никак не эксплицирует ни цель исследования, ни его методы, за его мыслью угнаться можно, но трудно выдержать при этом какое-то направление. Ну, допустим, три участка «выявлено». И что? Это что-то должно означать? «Первый из них (участков) расположен на бывшей Забайкальской стороне. Все сохранившиеся постройки находятся на одной улице, сегодня называемой Первой центральной улицей: это около двадцати различных по назначению сооружений – от утилитарного (водонапорная башня) до жилого. » И далее следует описание участка. Что послужило толчком к его выделению, типологическим признаком и пр. - ни слова. Столь же лаконичен автор и в дальнейшем: «Второй район находится на бывшей Китайской стороне и по типологии архитектурных объектов весьма разнообразен. Особый интерес представляет сохранившаяся церковь (рис. 8).  » То есть участки - разные. Интересно. «Судя по проектам, реконструкция изменит назначение бывшего храма: это будет культурно-выставочный центр. » Если автор знаком с проектами (почему во множественном числе?), откуда этот гадательный тон? Заключение: работа в целом отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, как в стилистическом, так и в методическом отношении, и может быть рекомендована к публикации. Основное замечание: достаточно детальное описание различных зон и объектов города оставляет ощущение излишней публицистичности, «наблюдений задумчивого созерцателя» (в частности, выделяя в центральной части «три участка», автор не делится с читателем секретом того, в связи с чем они выделены, что их объединило и пр.). Приступая к теме, автор не определяет цель, предмет, задачи исследования, как, впрочем, и ту проблему, которую намеревается решить. Это — некий рассказ, компоновка фрагментов истории и современных впечатлений. Работе не повредила бы несколько более ясно выраженная структурность и аналитичность. В тоже время, высокий профессионализм автора и интерес темы, которая редко, если никогда, не освещалась в российской градостроительной науке, заставляют рекомендовать ее к публикации после небольшой доработки.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"