Статья 'Семиотика архитектуры в городском пространстве культурных ландшафтов Крыма' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Семиотика архитектуры в городском пространстве культурных ландшафтов Крыма

Берестовская Диана Сергеевна

доктор философских наук

профессор, заведеющий кафедрой Культурологии, Таврическая Академия Крымского Федерального Университета имени В.И.Вернадского

295007, Россия, республика Крым, г. Симферополь, ул. Проспект Вернадского, 4

Berestovskaya Diana

Doctor of Philosophy

Professor, the department of Culturology, Tavrida National V. I. Vernadsky University

295007, Russia, the Republic of Crimea, Simferopol, Prospekt Vernadskogo 4

verynya.58@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Петренко Анастасия Петровна

аспирант кафедры Культорололии, Таврическая академия Крымского Федерального Университета им. В.И. Вернадского

295007, Россия, республика Крым, г. Симферополь, пр. Вернадского, 4

Petrenko Anastasiia

Post-graduate student, the department of Culturology, V. I. Vernadsky Crimean Federal University

295007, Russia, respublika Krym, g. Simferopol', pr. Vernadskogo, 4

petrenko.ap@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2019.1.28999

Дата направления статьи в редакцию:

18-02-2019


Дата публикации:

26-03-2019


Аннотация: В статье рассматривается проблема символического пространства города. Раскрывается сущность города как текста культуры, а знаки и символы как носители информации. В ходе исследования анализируются структура и принципы формирования архитектурного пространства, которое является сложной многоуровневой системой, целостным символическим образованием, находящееся в постоянном поиске собственного архитектурного облика. Исследование архитектурного пространства приводит к осмыслению пространственных явлений, связанных с уникальностью региона. Комплексный анализ данной проблемы – процесс, связанный с использованием различных источников для изучения специфики архитектуры конкретных городов, проблем формирования городского пространства, его трансформации, изменений социокультурной ситуации и других аспектов. Основой анализа является семиотика как методология изучения архитектурного пространства. Впервые с опорой на семиотический подход анализируется архитектура крымских городов в контексте своеобразия культурного ландшафта Крымского полуострова, несущего определенную информацию, заключенную в знаковую систему. В основу исследования данного культурного ландшафта положена теория семиосферы Ю. М. Лотмана и концепция ландшафтной герменевтики В. Л. Каганского, рассмотренная в контексте региональных особенностей. Исследование отражает новый подход к изучению городского пространства Крыма как культурного ландшафта, основанный на социально-культурной проблематике современной урбанистики. Город трактуется как социальный феномен, отличающийся символами системы, восприятие которых динамично меняется в связи с процессами, происходящими на Крымском полуострове.


Ключевые слова: ландшафт, культура, символ, среда, пространство, архитектура, семиотика, город, семиотический текст, Крымский полуостров

Abstract: This article examines the problem of symbolic urban space, as well as reveals the essence of a city as cultural text, while the signs and symbols as the information carriers. In the course of this research, the author analyzes the structure and principles of the establishment of architectural space, which is a complex multilevel system, integrated symbolic formation, which remains in constant pursuit of the own architectural image. The study of architectural space leads to contemplation of spatial phenomena related to regional uniqueness. The comprehensive analysis of this problematic implies the use of the variety of sources for studying the specificity of architecture of particular cities, issues regarding the establishment of urban space, its transformation, changes in sociocultural situation, and other aspects. Semiotics as the methodology for studying architectural space serves as foundation for the analysis. For the first time, from the perspective of semiotic approach, the author analyzes the architecture of Crimean cities in the context of the uniqueness of cultural landscape of the Crimean Peninsula, which carries certain information enclosed within sign system. Y. M. Lotman’s theory of semiosphere  alongside V. L. Kagansky’s concept of landscape hermeneutic, viewed in the context of regional specificities, underlie the analysis of the indicated cultural landscape. The research reflects a new approach towards studying the Crimean urban space as the cultural landscape, based on the sociocultural problematic of modern urban studies. City is interpreted as a social phenomenon, characteristic with system symbols, perception of which changes dynamically due to ongoing processes in the Crimean Peninsula.



Keywords:

semiotic texts, landscape, culture, symbol, approach, space, architectural, semiotics, city, Crimean peninsula

Использование семиотической концепции в культурологических исследованиях, в том числе в изучении и анализе гармоничности архитектурного облика города, довольно распространено в научной дискурсе в условиях постоянной трансформации и социокультурных изменений, происходящих в обществе. Город, основная единица распределения пространства, одновременно выступающая как целостность, как часть целого, и как объект, который позволяет рассматривать культурное пространство как семиотическую систему. Следовательно, интерес к данному феномену проявляется не только в контексте архитектурной организации пространства, но и в плане семиотического текста.

Ю. Лотман рассматривает категорию «текст » в проблематике семиотики культуры, что дает возможность увидеть новые аспекты этого феномена в анализе пространства города, как культурного ландшафта. Вслед за Ю. Лотманом, мы определяем феномен «текст города» как отграниченное, замкнутое в себе конечное образование, одним из основных признаков которого является наличие специфической, внутренне присущей ему структуры, заключающей в себе высокую значимость категории «границы» [14].

В свою очередь, культура предлагает нам семиотическую модель города как сложную многоуровневую систему – своеобразный текст этой культуры. В качестве семиотического текста города рассматриваются и исследуются различные культурные артефакты, в частности, архитектура и произведения монументального искусства, которые являются структурой, несущей в себе знаки и смыслы.

Любая знаковая система, представляющая целостное образование является текстом. Изучение текста города становится актуальной проблемой в науке и занимает значительное место в исследованиях современных ученых. Осознание того, что эта работа является узконаправленной, ставит перед исследователями задачу поиска механизмов его функционирования и принципов формирования архитектурного облика города.

Сегодня обращение исследователей различных школ семиотики к этой проблеме диктуется стремлением осмыслить город как символическое целостное образование. Обращаясь к семиотике как к методологии исследования архитектурного пространства города, мы обозначаем параметры ее применения в культурологическом дискурсе. По определению Ю. Степанова, предметом семиотики как науки является информационная система, представляющая знаковую сущность [20].

Семиотический подход к изучению города нашел свое воплощение в научных исследованиях еще с ХIХ века. Проблемой семиотики занимались Н. Бел, Н. Брайсен, У. Эко, А. Иконников, Ю. Лотман, В. Топоров, Г. Почепцов, К. Линч. Символику архитектуры изучали В. Беньямин, К. Леви-Стросс, Г. Зиммель и другие.

Р. Барт ввел понятие «семиотика пространства» [3]. Ч. Дженкс рассматривал город в контексте категорий: текст, код, знак, синтаксис, семантика пространства [7]. К. Линч осуществил репрезентацию образа города [11].

Все больший интерес исследователей вызывает анализ архитектурного пространства крымских городов, так как данный культурный ландшафт и его семиотика на сегодня изучен не в полном объеме. В нашем исследовании мы анализируем семиотическое пространство на примере города Симферополя в контексте изучения культурних ландшафтов Крыма.

Опираясь на работы, которые, по нашему мнению, наиболее полно освещают вопросы, посвященные изучению городского текста и семиотики архитектуры, мы выделяем труды представителя тартуско-московской семиотической школы Ю. Лотмана, который использовал культурно-семиотическую методологию изучения города, и исследования В. Каганского в области ландшафтной герменевтики. Также мы используем разработки современных исследователей семиотики, таких как, С. Аванесов, Н. Сазонова и работы, посвященные изучению семиотике крымских городов – Д. Берестовской, И. Андрющенко, А. Костромицкой и др.

В основу семиотического анализа положено понятие знака и знаковой системы. Поэтому целью данного исследования является следующее: определение семиотических систем, которые функционируют в архитектурном пространстве города Симферополь, что дает возможность осуществить обобщающий анализ семиотического пространства крымских городов как культурных ландшафтов Крыма. Для реализации этой цели необходимо проанализировать семиотику текстов архитектурного пространства Симферополя в контексте своеобразия архитектурного облика крымских городов.

Используя семиотику при рассмотрении пространства города, следует отметить, что данное направление имеет много разных ответвлений: это и топонимика, и знаки ландшафта, и знаки архитектуры. Семиотическое пространство в проблемах архитектуры – это воспроизводящая деятельность человека – архитектурная семиотическая модель, в которой наблюдается связь архитектурного сооружения с социокультурными процессами, происходящими в обществе. Способность семиотической системы к трансформированию информации в новые тексты составляет основу смыслообразования в семиотике культуры.

Понятие «семиотической монады», введенное Ю. Лотманом для определения смысловой структуры, охватывает культуру в целом, каждый достаточно сложный текст, в том числе архитектуру, которая трактуется как текст. Исследователь обращался к монадологии Лейбница, считая, что семиосфера состоит из множества «семиотических монад» как интеллектуальных единиц. По словам Ю. Лотмана, «человек не только мыслит, но и находится среди мыслящего пространства, так же как носитель речи всегда погружен в некое языковое пространство» [12, с. 372].

Город по уровню символизации занимает особое место среди семиотических систем культуры. Как утверждает О. Яковлев, в городском пространстве, в отличие от других семиотических систем, символика более настойчиво репрезентируется, благодаря множеству субъектов, а также в силу функционирования «символьной» политики, музеев, рекламы, брендирования. Также исследователь говорит об особенностях семиотики разных типов городов: исторических, курортных, горных, морских (портовых), столичных, железнодорожных [24].

О. Яковлев использует семиотику как методологию изучения культурного ландшафта и параметры ее в культурологическом дискурсе. По его словам, семиотика пространства пересекается с теорией ландшафтной герменевтики В. Каганского, который утверждает: «Культура является существенным аспектом ландшафта, а ландшафт – средой и ценностью культуры» [9, с. 135].

Рассматривая определенный ландшафт в культурологическом контексте, мы определяем его как «текст». По словам В. Каганского, ландшафт – граница культуры, ее контекст. Но и культура в аспекте ландшафта – один из его компонентов, своеобразный «слой». Такой взгляд на культурное пространство В. Каганский назвал «ландшафтной герменевтикой». Способ анализа культурного ландшафта при таком подходе – не размещение «объектов культуры», а пространственное и семантическое осмысление сплошной «ткани» ландшафта, попытка выявления системы его смысловых форм.

В работе В. Каганского «Культурный ландшафт и советское обитаемое пространствo» сообщается, что в культурном ландшафте сплетены природные и культурные компоненты, его пространство одновременно цельно дифференцировано, освоено семантически и символически [8].

Вслед за В. Каганским, некоторые другие исследователи говорят о «герменевтике ландшафта» (см. А. Лысенко) [15], «средовой концепции культурного ландшафта» В. Калуцков и Т. Крассовская) [10]. Такая концепция культурного ландшафта является актуальным междисциплинарным направлением изучения ландшафта как «текста».

Ландшафт трактуется как текст, а пространству ландшафта свойственна дифференциация – «центр-периферия», а расположение пространства города приобретает семиотическое значение: точка зрения, контекст, смысловая позиция. Город, как и любая семиотическая система, должен подчиняться тем же смысловым законам и символическим взаимодействиям. Если город находится на периферии культурного ландшафта, то, как утверждает С. Зуев, для него характерны не самодостаточность, а жесткая зависимость от центра [23]. По мнению Ю. Лотмана, система периферийных связей «реконструирует картину мира, в которой доминирует случай и неупорядоченность. Эта группа текстов также способна перемещаться, < … > объединению в единый организованный текст она не поддается» [13, с. 264]. Ю. Лотман также утверждает, что между провинцией и центром возникают противоречия и столкновения способов кодировки.

Крымский полуостров – уникальный культурный ландшафт, который на протяжении длительного периода времени формировался и трансформировался, образуя определенный семиотический текст. Если придерживаться теории Ю. Лотмана, рассматривая город как социально-семиотическую структуру, можно смело утверждать, что крымские города, как составляющие элементы культурного ландшафта данного региона, ведут борьбу за повышение своего позиционного уровня, самоопределение, культурный статус. Каждый из них отмечен своей неповторимостью.

Формирование культурных ландшафтов Крыма связано с географическим расположением, насыщенной событиями историей и традициями множества народов, населявших полуостров. Искусство и культура данного региона в целом – уникальный феномен мирового масштаба. Его исключительность определяется симбиозом многочисленных культур и этносов в пределах небольшого пространства полуострова. Памятники крымской архитектуры, созданные итальянцами из Генуи и Венеции в епоху Средневековья, и памятники культуры раннехристианского периода являются полиэтническими объектами, так как иногда сложно или невозможно определить этническую принадлежность создателей данных культовых сооружений. По словам некоторых исследователей, интенсивное городское развитие в Крыму совпало с периодом наивысшего расцвета классицизма в искусстве. В ХХ веке города строились по системе регулярной планировки [26].

Сегодня на территории современного Крыма находится множество объектов, которые были созданы представителями различных народов и этносов, долгое время соседствующих на территории полуострова. Такие архитектурные сооружения действительно относятся к полиэтническим памятникам культуры. Однако не всегда этническая принадлежность определяется по манере исполнения, приемам и использованию стиля.

Крымские города, как носители определенной информации, представляют собой своеобразный семиотический «текст», отображающий уникальность культурной жизни полуострова, заключенную в знаковую систему. В исследовании особенностей культурного развития городов, их региональной идентичности, свойственной крымскому полуострову, анализ семиотики расширяется многомерность культурного пространства, в частности, и архитектурного, увеличивает разнообразие его исследований в знаках и смыслах. Под семантикой архитектурного пространства предлагаем понимать образно-смысловое содержание архитектурных объектов, систему архитектурных форм и способов их создания, что воплощает эстетические идеи, образы-смыслы, методы художественного творчества и «языки» воплощения искусства в архитектуре.

Интерес к семиотическому пространству крымских городов обусловлен многовековой историей региона и разнообразием культурного наследия многочисленных народов, проживавших на территории Крымского полуострова. Это отображено, в первую очередь, в архитектурном пространстве крымской столицы.

Симферополь – столица Республики Крым. Город расположен в центре Крымского полуострова, на границе степей и предгорий, находится в долине реки Салгир, между двумя грядами крымских гор, частично на северных склонах внутренней горной гряды. Долина реки Салгир условно делит город на две части – «Восточную» и «Западную». Симферополь расположен в низине, что определяет его культурно-пространственные особенности: город развивается в горизонтальном формате и представляет, в основном, пространство одного слоя культурного заполнения, в котором нет многослойных скверов и тротуаров, не распространены городские лестницы [22, с. 14].

Специфика городского пространства Симферополя обусловлена функциональными особенностями города как столицы, а также его расположением в центре полуострова, что делает его торговым центром и узлом связи. А его культурное поле балансирует между приморским культурным ландшафтом и промышленной зоной.

Характеристика Симферополя, в религиозном и национальном планах, отмечается дуализмом, который проявляется в районировании по типу «центр-периферия» (по определению Ю. Лотмана), где центральную часть занимает славянское население, исповедующее христианство, а на окраинах господствуют восточные мировоззренческие модели.

Характерные черты семиотического пространства Симферополя – его традиционность, так как город находится на периферии распространения большинства социокультурных процессов страны по отношению к материковой России, и довольно крепко хранит этнические и национальные ценности. Население Симферополя достаточно четко делится по национальному признаку, этнические группы хранят свою культуру, и границы между ними ярко прослеживаются. Следует отметить, что культурный код города обозначается его поликультурностью, так как на территории крымской столицы в данное время проживают русские, украинцы, татары, армяне, болгары, греки, чехи, немцы и некоторые другие народности.

Так как полное семиотическое исследование культурного пространства Симферополя, учитывая все смыслы и элементы восприятия культурного ландшафта, в рамках данной статьи не представляется возможным, мы ограничимся анализом наиболее ярких элементов культурного пространства. Культура города, с семиотической позиции, представляет собой совокупностью особенностей знаковых систем, содержащих данные о пространстве. Рассмотрение объектов архитектурной среды города, как знаков, дает возможность исследовать социально-исторические условия нынешней культурной среды Симферополя, обусловивших кодировку информации культурного пространства города.

Проанализируем городское пространство Симферополя и определим принципы формирования его семиотического текста. В качестве семиотических текстов рассмотрим архитектурный облик города, который является структурой, несущей в себе определенные знаки и смыслы. Под архитектурным обликом города мы будем понимать, вслед за исследователем Л. Набилкиной, р еально существующ ую архитектурно-пространственн ую структур у города со своей фоновой застройкой, яркими доминантами, своеобразным сочетанием архитектурных ансамблей, комплексов, общественных, жилых, промышленных и хозяйственных построек, озеленением и благоустройством [16, с. 33].

Архитектурное пространство Симферополя делится на две части – «Восточную» и «Западную» рекой – Салгир, что обусловлено историческими и культурными причинами. Восточная часть города, по отношению к западной, более старая. Здесь ранее находился городок Ак-Мечеть, который в XV-XVIII вв., по словам В. Широкова, играл важную роль в социальной, экономической и культурной жизни Крыма [22, с. 71]. Архитектурный облик этой части города представляет пространство с архитектурными сооружениями, которые и сегодня сохраняют черты типичных построек восточных средневековых городов. Здесь находятся старые постройки древнего поселения Ак-Мечеть, дома, построенные по татарско-турецкой традиции, мечеть Кебир-Джами, крымчакская кенасса.

Другая половина архитектурного пространства города – западная часть Симферополя – начала застраиваться после присоединения Крыма к России в 1783 году и представляет семиотическое пространство, которое отображает страницы европейской и русской истории, «превращение» небольшого восточного города в столицу Таврической губернии. Деление архитектурного пространства на «восточную» и «западную» части города сохраняется (в формате дуализма между Ак-Мечетью и другими районами Симферополя), хотя старая часть города теряется между имперской, советской и современной застройкой.

Рассмотрим архитектурный образ Симферополя с позиции его архитектурных доминант. Под архитектурным образом города исследователь Т. Черкасова подразумевает результат восприятия архитектурных объектов городского пространства в сознании человека , формирующ его представление об окружающем пространстве [21]. Иными словами, образ города – это «картинки» восприятия города, которые складываются в сознании индивида. Это могут быть образы архитектурных сооружений, связанных с наиболее характерными точками восприятия города, в которых отражены запоминающиеся самобытные черты города. Они являются доминирующими элементами в архитектурном облике города и формируют его силуэт.

По словам И. Андрющенко и А. Костромицкой, если интерпретировать силуэт города как символ, с помощью которого можно узнать местность, то данный феномен играет важную роль в формировании неповторимого образа города и его семиотического текста [2]. В связи с таким утверждением проанализируем особенности создания силуэта Симферополя, который складывался на протяжении длительного периода времени. По словам исследователей, на формирование современного силуэта города оказали влияние несколько этапов в его истории: строительство города на месте средневекового поселения Ак-Мечеть, возведение города советского образца и застройка города, согласно современным тенденциям. Авторы статьи выделяют несколько природных и архитектурных доминант в городском пространстве Симферополя, которые, по их мнению, составляют силуэт города. Из природных символических доминант в образе Симферополя исследователи выделяют гору «Чатырдаг», а среди архитектурный – православные храмы и мусульманские мечети, Губернский дом и городские монументы (Долгоруковский обелиск, памятники А. Суворину, А. Пушкину, В. Ленину, П. Чайковскому, святителю Луке, братьям Айвазовским), которые формируют уникальный архитектурно-монументальный облик города.

К культовым сооружениям традиционного зодчества в Симферополе следует отнести кафедральный собор Александра Невского, Петропавловский собор, кафедральный Свято-Троицкий собор, а также церковь Трех Святителей, отражающие русскую материальную и духовную культуру в Крыму, и которые именуются как «восточнославянские» [17, с. 154]. Из мусульманских культовых сооружений – мечеть Кебир Джами.

По мнению многих исследователей, организующим началом градостроительных композиций русских городов после крещения Руси, а также их доминантой являются храмы. Изучая символическое пространство, Н. Сазонова анализирует особенности формирования сакрального центра городов в Византии и России, а также рассматривает храм как форму и способ освящения городского пространства. Изучая градостроительную традицию Руси, исследователь отмечает, что во многих современных городах России к сакральному «сердцу» города, которым является Соборный храм, тяготеет и резиденция представителей власти, как правило, расположенная в непосредственной близости от сакрального центра [19, с. 106]. Также и в Симферополе, подобно Константинополю или Москве, наблюдается территориальное совпадение духовного и властного центра – городская администрация Республики Крым расположена напротив главного городского храма – собора Александра Невского.

По словам, Н. Сазоновой, в русских городах распространяется тенденция восприятия главного храма как сакрального центра города, к которому он тяготеет. Как в городах России, так и в крымских городах понимание православного города как сакрального пространства также продолжает сохраняться в культуре, пусть и не на законодательном уровне [19, с. 112]. Симферополь как столица мультикультурного Крымского полуострова, представляет особый интерес в этом плане. Город является местом встречи разных культур и религий, что определяет открытость (эксцентричность) городского пространства данного региона. Симферополь располагается в центральной части крымского полуострова, что позволяет говорить о его транзитной функции и коммуникации с другими окружающими его городами. Симферополь представляет собою «мегаполис» регионального масштаба, так как в нем сосредоточены большая часть учебных заведений, административное управление регионом и основные системы транспорта и коммуникаций. Несмотря на свою поликонфессиональность, Симферополь сохраняет многие черты большинства русских городов. В частности речь идет о построении и организации сакральности пространства: формирование сакрального центра города, определение архитектурной доминанты и осей городского пространства, значение входа и главных ворот города.

В исследовании семиотики крымского города Симферополя мы будем применять к изучению подход С. Аванесова, который из архитектурных доминант выделяет собор как главный организатор пространства и семиотический указатель центра города. Главная задача исследователя при таком подходе – определение его исторического центра в контексте сакральности пространства. По мнению С. Аванесова, основная семиотическая функция городского собора заключается в визуальном обозначении сакрального центра города. Данное утверждение, по его словам, выражает идею начала и центра обитаемого мира [1, с. 70].

Так как собор определенным образом в своем внутреннем объеме является определенной структурой, он, несомненно, выступает в качестве доминирующего архитектурного элемента, который упорядочивает городское пространство. Здесь следует отметить, что собор в среде города «сгущает», двигает, «концентрирует» городское пространство от периферии к центру. По словам С. Аванесова, практически во всех русских городах воспроизводится единая градостроительная «схема», которая соответствует пространственной структуре исторического Иерусалима. Исследователь, вслед за А. Росси, известным российским архитектором, который проявлял особый интерес к историческому городу, называет русский город многослойной пространственной иконой, архитектурной репрезентацией и воплощением архитектурного сакрального пространства [18].

Кафедральный собор Александра Невского в Симферополе считается одним из самых красивых и грандиозных культовых сооружений крымской столицы, который был построен по приказу российской императрицы Екатерины II, посетившей город в 1787 году. В собор были привезены иконы и реликвии, которые завещала сама императрица. Храм был построен с учетом лучших традиций русской классической школы, к тому же строение собора было одно из самых монументальных сооружений города в тот период. За время своего существования сооружение неоднократно перестраивалось, изменяя свой архитектурный облик. В 1844 году к западному фасаду были пристроены трапезная и притвор с колокольней. С западной стороны храм расширили благодаря постройке трех алтарей и галереи.

За период с 1918 по 1929 гг., как и многие христианские храмы, собор Александра Невского был разрушен, а на его месте был разбит сквер. Возобновление храма началось в 1999 году, было принято решение о его воссоздании на прежнем месте. Работы по строительству начались с 2003 года. Сегодня храм значительно отличается от прежнего, но все также сооружение поражает красотой и грандиозностью архитектурного облика.

Собор Александра Невского в Симферополе, как и любой христианский храм, по своей семантике – переходная и посредственная форма организации городского пространства. Будучи в эстетическом аспекте самодостаточной ценностью, в семиотическом смысле он является визуальным образом связи двух миров и символом перехода. Многие исследователи отмечают, что сакральность городского пространства задается двумя позиционными доминантами – главным входом в город и кафедральным собором, таким образом, он как бы повторяется в схеме самого города. В самой структуре собора отображена сакральность городского пространства и устройство города – внутреннее пространство храма и его структурная организация – алтарная арка и врата иконостаса и сам алтарь. «Центр» и «вход» – явные, визуально подчеркнутые структурные доминанты и собора и городского пространства.

Проведем аналогию соотносимости между храмом и городом. Соборный храм Александра Невского, расположенный в центре города Симферополя, относится к окружающему миру как город, расположенный в центре Крымского полуострова. На наш взгляд, Симферополь может играть роль города-митрополии и восприниматься «как прообраз Небесного града и быть для окружающих земель святыней» [14, с. 30].

Собор Александра Невского не просто визуальная доминанта города, это, прежде всего, смысловой акцент городского пространства, выраженный посредством архитектурной формы. Более того, экзистенциональная значимость его является видимым свидетельством его значимости в структуре городского топоса.

Как храм в своей структурной организации ориентирован на алтарь, задающий собой эту структурную организацию, так и город ориентирован на собор, который является основной городской святыней, функционирующий в качестве «законодателя» городского порядка, образовывая и визуально обозначая городской центр, удерживая на себе всю сакральность города. Такая культурно-мировоззренческая установка, выражающаяся в построении пространства, объясняет концентрический характер Симферополя, центром которого выступает соборный храм Александра Невского, имеющий концентрическую саму структуру, и подчиняющий себе всю территорию города.

По словам Ю. Лотмана, всякие «концентрические» структуры должны тяготеть к замкнутости, закрытости, изолированности. Однако город Симферополь, на наш взгляд, имеет тенденцию «к разомкнутости», открытости культурным контактам. Таким образом, город Симферополь при своем вполне концентрическим устройстве не является строго замкнутым пространством, а имеет очевидные признаки эксцентричности. Соборный храм Александра Невского визуально воспринимается как «главная зона города», играет роль «символа города» и отпечатывается в его панорамах. Г. Вагнер называет соборный храм своего рода «сердцем города» [6]. Таким образом, храм Александра Невского является семиотическим пространством и, несомненно, прочитывается в городском тексте.

В результате проведенного исследования, можем сделать вывод, что основная семиотическая функция городского собора – визуальное обозначение сакрального центра города. Будучи определенным образом организованной структурой, собор выступает в качестве доминирующего архитектурного элемента, который упорядочивает городское пространство Симферополя, исторический цент которого является многослойной пространственной архитектурной репрезентацией и конкретным воплощением сакрального пространства.

В заключении следует отметить, что семиотические средства, особенно символы, действительно играют важную роль в формировании силуэта города и его уникального архитектурного облика; символика стремится к становлению в качестве системы; города нуждаются в сохранении семиотической целостности и идентичности, а также в включении городских архитектурных символов в государственную символику, чтобы сохранить национальную идентичность и целостность государства.

Библиография
1.
Аванесов С. С. Сакральная топика русского города. Собор и ворота. // Праксима. Проблемы визуальной семиотики. 2018. №1 (15). С. 70-75.
2.
Андрющенко И. А., Костромицкая А. В., Сорокин М. С. Города Крыма как культурные ландшафты. Силуэт Симферополя / под. ред. Д. С. Берестовской. Культурные ландшафты Крыма: коллективная монография. Симферополь: ИТ АРИАЛ, 2016. 380 c.
3.
Барт Р. Семиология и градостроительство // Современная архитектура. 1971. №1. С. 34-36.
4.
Берестовская Д. С. Культурные ландшафты крыма / Д. С. Берестовская // Культура народов Причерноморья. 2011. № 210. С. 7-10.
5.
Берестовская Д. С. Культурные ландшафты Крыма: коллективная монография. Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2016. 380 с.
6.
Вагнер Г. К. Старые русские города. Москва, Лейпциг. 1980.
7.
Дженкс Ч. Язык архитектуры постмодернизма / Ч. Дженкс. М.: Стройиздат, 1985. С. 42-77.
8.
Каганский В. Л. Культурный ландшафт и советское обитаемое пространствo / В.Л. Каганский. М.: Но-вое литературное обозрение, 2001. 576 с.
9.
Каганский В. Л. Ландшафт и культура//Общественные науки и современность. М., 1997. №1. С.134-145.
10.
Калуцков В. Н., Крассовская Т. М. Представления о культурном ландшафте: от профессионального до мировоззренческого // Вестник Московского ун-та. Сер. 5. География. 2000. № 4 (июль-август). С. 3-6.
11.
Линч К. Образ города / пер. с англ. В. Л. Глазычева. М.: Стройиздат, 1982. 328 с.
12.
Лотман Ю. М. Избр. статьи по истории русской литературы. Теория и семиотика других искусств. Механизмы культуры. Мелкие заметки. Таллин, 1993. Т. 3. С.372.
13.
Лотман Ю. О метаязыке типологических описаний культуры // Семиосфера / Ю. Лотман. СПб.: Искусство-СПБ, 2001. С. 264. (650 с.)
14.
Лотман Ю. М. Семиосфера / Ю. М. Лотман. СПб: Искусство-СПБ, 2001. 704 с.
15.
Лысенко А. В. Автореферат дис. … д-ра геогр.наук. Ставрополь: ГОУ ВПО «Ставропольский государственный университет», 2009. 42 с.
16.
Набилкина Л. Н. Культурологический образ города в отечественной и зарубежной критике / Л. Н. Набылкина // Аналитика города. 2015. № 3. С. 45-46.
17.
Оболкин Е. С. История храмовой архитектуры Крыма в контексте развития сакральной православной культуры российского государства. Известия Вузов. Инвестиции. Строительство. Недвижимость Культура. Культурология. 2016. № 3. С. 154-162.
18.
Росси А. Архитектура города / перевод с англ. А. В. Голубцовой. Москва: Стрелка, 2015. 46 с.
19.
Сазонова Н. И. Пространство религиозного культа и сакральная топика города: восточно-христианская традиция // Праксема. Проблемы визуальной семиотики 2018. № 1 (15). С. 93-119.
20.
Степанов Ю. В мире семиотики // Семиотика: Антология / Сост. Ю. С. Степанов / Ю. С. Степанов. Изд. 2-е испр. и доп. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001. 702 с.
21.
Черкасова Т. С. Архитектурный образ города в культурно-историческом контексте. Автореферат к. культ. / Т. С. Черкасова-Комсомольск-на Амуре, 2012. 184 с.
22.
Широков В. Симферополь улицы расскрывают. С.: Таврия, 1983. 207 с.
23.
Зуев С. П. Сучасний культурний простір та семіотика музичного фестивалю (на матеріалах Харкова): дис. … канд. мистецтвознавства: 17.00.01 / С. П. Зуев. Харків, 2006. 190 с.
24.
Яковлев О. В. Семіотика як методологія дослідження культурного простору України // ВНАКККМ. № 2 (15). С. 71-75.
25.
Brett Ch. Towers of Crim Tartary. English and Scottish architects and craftsmen in the Crimea, 1762–1853. Shaun TyasDonington, 2005. 154 p.
26.
Enge Т.О., Schroer C.F. Garden architecture in Europe (1450–1800). London, 1992. 240 p.
References
1.
Avanesov S. S. Sakral'naya topika russkogo goroda. Sobor i vorota. // Praksima. Problemy vizual'noi semiotiki. 2018. №1 (15). S. 70-75.
2.
Andryushchenko I. A., Kostromitskaya A. V., Sorokin M. S. Goroda Kryma kak kul'turnye landshafty. Siluet Simferopolya / pod. red. D. S. Berestovskoi. Kul'turnye landshafty Kryma: kollektivnaya monografiya. Simferopol': IT ARIAL, 2016. 380 c.
3.
Bart R. Semiologiya i gradostroitel'stvo // Sovremennaya arkhitektura. 1971. №1. S. 34-36.
4.
Berestovskaya D. S. Kul'turnye landshafty kryma / D. S. Berestovskaya // Kul'tura narodov Prichernomor'ya. 2011. № 210. S. 7-10.
5.
Berestovskaya D. S. Kul'turnye landshafty Kryma: kollektivnaya monografiya. Simferopol': IT «ARIAL», 2016. 380 s.
6.
Vagner G. K. Starye russkie goroda. Moskva, Leiptsig. 1980.
7.
Dzhenks Ch. Yazyk arkhitektury postmodernizma / Ch. Dzhenks. M.: Stroiizdat, 1985. S. 42-77.
8.
Kaganskii V. L. Kul'turnyi landshaft i sovetskoe obitaemoe prostranstvo / V.L. Kaganskii. M.: No-voe literaturnoe obozrenie, 2001. 576 s.
9.
Kaganskii V. L. Landshaft i kul'tura//Obshchestvennye nauki i sovremennost'. M., 1997. №1. S.134-145.
10.
Kalutskov V. N., Krassovskaya T. M. Predstavleniya o kul'turnom landshafte: ot professional'nogo do mirovozzrencheskogo // Vestnik Moskovskogo un-ta. Ser. 5. Geografiya. 2000. № 4 (iyul'-avgust). S. 3-6.
11.
Linch K. Obraz goroda / per. s angl. V. L. Glazycheva. M.: Stroiizdat, 1982. 328 s.
12.
Lotman Yu. M. Izbr. stat'i po istorii russkoi literatury. Teoriya i semiotika drugikh iskusstv. Mekhanizmy kul'tury. Melkie zametki. Tallin, 1993. T. 3. S.372.
13.
Lotman Yu. O metayazyke tipologicheskikh opisanii kul'tury // Semiosfera / Yu. Lotman. SPb.: Iskusstvo-SPB, 2001. S. 264. (650 s.)
14.
Lotman Yu. M. Semiosfera / Yu. M. Lotman. SPb: Iskusstvo-SPB, 2001. 704 s.
15.
Lysenko A. V. Avtoreferat dis. … d-ra geogr.nauk. Stavropol': GOU VPO «Stavropol'skii gosudarstvennyi universitet», 2009. 42 s.
16.
Nabilkina L. N. Kul'turologicheskii obraz goroda v otechestvennoi i zarubezhnoi kritike / L. N. Nabylkina // Analitika goroda. 2015. № 3. S. 45-46.
17.
Obolkin E. S. Istoriya khramovoi arkhitektury Kryma v kontekste razvitiya sakral'noi pravoslavnoi kul'tury rossiiskogo gosudarstva. Izvestiya Vuzov. Investitsii. Stroitel'stvo. Nedvizhimost' Kul'tura. Kul'turologiya. 2016. № 3. S. 154-162.
18.
Rossi A. Arkhitektura goroda / perevod s angl. A. V. Golubtsovoi. Moskva: Strelka, 2015. 46 s.
19.
Sazonova N. I. Prostranstvo religioznogo kul'ta i sakral'naya topika goroda: vostochno-khristianskaya traditsiya // Praksema. Problemy vizual'noi semiotiki 2018. № 1 (15). S. 93-119.
20.
Stepanov Yu. V mire semiotiki // Semiotika: Antologiya / Sost. Yu. S. Stepanov / Yu. S. Stepanov. Izd. 2-e ispr. i dop. M.: Akademicheskii Proekt; Ekaterinburg: Delovaya kniga, 2001. 702 s.
21.
Cherkasova T. S. Arkhitekturnyi obraz goroda v kul'turno-istoricheskom kontekste. Avtoreferat k. kul't. / T. S. Cherkasova-Komsomol'sk-na Amure, 2012. 184 s.
22.
Shirokov V. Simferopol' ulitsy rasskryvayut. S.: Tavriya, 1983. 207 s.
23.
Zuev S. P. Suchasnii kul'turnii prostіr ta semіotika muzichnogo festivalyu (na materіalakh Kharkova): dis. … kand. mistetstvoznavstva: 17.00.01 / S. P. Zuev. Kharkіv, 2006. 190 s.
24.
Yakovlev O. V. Semіotika yak metodologіya doslіdzhennya kul'turnogo prostoru Ukraїni // VNAKKKM. № 2 (15). S. 71-75.
25.
Brett Ch. Towers of Crim Tartary. English and Scottish architects and craftsmen in the Crimea, 1762–1853. Shaun TyasDonington, 2005. 154 p.
26.
Enge T.O., Schroer C.F. Garden architecture in Europe (1450–1800). London, 1992. 240 p.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Урбанистика» автор представил статью, в которой поднимается вопрос об исследовании семиотики архитектуры в городском пространстве культурных ландшафтов Крыма.
Формулируя проблему, автор признает, что использование семиотической концепции в культурологических исследованиях, в том числе в изучении и анализе гармоничности архитектурного облика города, довольно распространено в научной дискурсе в условиях постоянной трансформации и социокультурных изменений, происходящих в обществе. Город, основная единица распределения пространства, одновременно выступающая как целостность, как часть целого, и как объект, который позволяет рассматривать культурное пространство как семиотическую систему. Следовательно, как заключает автор статьи, интерес к данному феномену проявляется не только в контексте архитектурной организации пространства, но и в плане семиотического текста.
Автор при этом подчеркивает, что любая знаковая система, представляющая целостное образование является текстом. Изучение текста города становится актуальной проблемой в науке и занимает значительное место в исследованиях современных ученых. Осознание того, что эта работа является узконаправленной, ставит перед исследователями задачу поиска механизмов его функционирования и принципов формирования архитектурного облика города.
Рассматривая специфику обозначенного предмета исследования, автор специально подчеркивает, что, используя семиотику при рассмотрении пространства города, следует отметить, что данное направление имеет много разных ответвлений: это и топонимика, и знаки ландшафта, и знаки архитектуры. Семиотическое пространство в проблемах архитектуры – это воспроизводящая деятельность человека – архитектурная семиотическая модель, в которой наблюдается связь архитектурного сооружения с социокультурными процессами, происходящими в обществе. Способность семиотической системы к трансформированию информации в новые тексты составляет основу смыслообразования в семиотике культуры.
Также автор обращает внимание на то, что Крымский полуостров – уникальный культурный ландшафт, который на протяжении длительного периода времени формировался и трансформировался, образуя определенный семиотический текст. Если придерживаться теории Ю. Лотмана, рассматривая город как социально-семиотическую структуру, можно смело утверждать, что крымские города, как составляющие элементы культурного ландшафта данного региона, ведут борьбу за повышение своего позиционного уровня, самоопределение, культурный статус. Каждый из них отмечен своей неповторимостью.
Таким образом, как полагает автор статьи, формирование культурных ландшафтов Крыма связано с географическим расположением, насыщенной событиями историей и традициями множества народов, населявших полуостров. Искусство и культура данного региона в целом – уникальный феномен мирового масштаба. Его исключительность определяется симбиозом многочисленных культур и этносов в пределах небольшого пространства полуострова.
Решая поставленные задачи, автор полагает, что крымские города как носители определенной информации представляют собой своеобразный семиотический «текст», отображающий уникальность культурной жизни полуострова, заключенную в знаковую систему. В исследовании особенностей культурного развития городов, их региональной идентичности, свойственной крымскому полуострову, анализ семиотики расширяется многомерность культурного пространства, в частности, и архитектурного, увеличивает разнообразие его исследований в знаках и смыслах. Под семантикой архитектурного пространства автор предлагает понимать образно-смысловое содержание архитектурных объектов, систему архитектурных форм и способов их создания, что воплощает эстетические идеи, образы-смыслы, методы художественного творчества и «языки» воплощения искусства в архитектуре.
Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи?
1. Автором статьи были установлено, что семиотические средства, особенно символы, действительно играют важную роль в формировании силуэта города и его уникального архитектурного облика; символика стремится к становлению в качестве системы; города нуждаются в сохранении семиотической целостности и идентичности, а также в включении городских архитектурных символов в государственную символику, чтобы сохранить национальную идентичность и целостность государства.
2. Приведены доводы относительно того, что основная семиотическая функция городского собора – визуальное обозначение сакрального центра города. Будучи определенным образом организованной структурой, собор выступает в качестве доминирующего архитектурного элемента, который упорядочивает городское пространство Симферополя, исторический цент которого является многослойной пространственной архитектурной репрезентацией и конкретным воплощением сакрального пространства.
Как видим, автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы и прежде.
Статья обладает рядом преимуществ, которые позволяют дать положительную рекомендацию данному материалу, в частности, автор раскрыл тему, привел достаточные аргументы в обоснование своей авторской позиции, выбрал адекватную методологию исследования.
В целом библиография позволила автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике и обозначить свой независимый и подкрепленный исследовательскими позициями авторский взгляд на обозначенную проблему. Имеются ссылки на 26 источников.
Таким образом, на основании указанного выше полагаю, что рецензируемая статья содержит авторскую концепцию, раскрывает семиотику архитектуры в городском пространстве культурных ландшафтов Крыма, а следовательно, может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"