по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Специфика ментальности жителей малых городов Сибири
Ковригина Галина Дмитриевна

кандидат философских наук

доцент, Институт экономики, управления и права, ФГБОУ ВО «Иркутский национальный исследовательский технический университет»

664003, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 83, оф. 245

Kovrigina Galina Dmitrievna

PhD in Philosophy

Docent, the Institute of Economics, Management and Law, Irkutsk National Research Technical University

664003, Russia, Irkutsk, Lermontova Street 83, office #245

kovrigina_gd@mail.ru

Аннотация.

Предметом исследования выступает ментальность жителей малых городов Сибири. Автором детально изучаются жители малых городов Иркутской и Кемеровской областей, а также Красноярского края. В исследовании обозначаются основные черты сибирского менталитета, обусловленные историческими и культурными традициями изучаемых регионов, а также социальными и политическими процессами, создающими современные рамки для развития сибирских территорий. Автор говорит о базовой части формирования менталитета, неизменной во времени и пространстве и временных локальных условий, подчеркивающих те или иные особенности менталитета сибиряков. Основным методом исследования выступает опрос жителей малых городов Сибири, таких как: Зима, Шелехов, Саянск, Байкальск, Енисейск, Железногорск, Сосновоборск, Уяр, Гурьевск, Калтан, Мыски, Тайга. Всего в исследовании приняло участи 2400 человек в возрасте от 18 до 75 лет. Все они проживают в малых городах Сибири 5 и более лет. К основным выводам исследования относится то, что существуют следующие уникальные черты ментальности жителей малых городов Сибири: - ценности территориальной идентичности формируют основу менталитета Сибиряков; ограниченность вертикальной мобильности; выраженность традиционных черт русской культуры (коллективизм и патернализм); особое отношение к социальным институтам - власти, религии и семье.

Ключевые слова: менталитет, представления, региональная идентичность, территориальная идентичность, Сибирь, регион, социальное развитие, социальная динамика, сибирский менталитет, сибиряки

DOI:

10.7256/2310-8673.2017.4.24622

Дата направления в редакцию:

05-11-2017


Дата рецензирования:

05-11-2017


Дата публикации:

16-01-2018


Abstract.

The subject of this research is the mentality of the residents of small cities of Siberia. The author meticulously examines the residents of small cities of Irkutsk, Kemerovo, and Krasnoyarsk Regions, indicates the key features of the Siberian mentality justified by the historical and cultural traditions of the regions, as well as social and political processes that create the modern framework for the development of Siberian territories. The article refers to the basic part of the establishment of mentality, constant in time and space, and temporary local circumstances that emphasize certain peculiarities of Siberian mentality. The research involved 2,400 respondents in the age of 18-75, who have been residing in the small cities of Siberia (Zima, Shelekhov, Sayansk, Baykalsk, Yeniseysk, Zheleznogorsk, Sosnovoborsk, Uyar, Guryevsk, Kaltan, Myski, and Tayga) for five or more years. As the main conclusion, the author listed the following distinct features of mentality inherent to the residents of small cities of Siberia: values of territorial identity form the foundation of the mentality of Siberians; limited vertical mobility; manifestation of the traditional features of Russian culture (collectivism and paternalism); special attitude to the social institutions – government, religion, and family.

Keywords:

social development, region, Siberia, territorial identity, regional identity, representation, mentality, social dynamics, Siberian mentality, Siberians

Актуальность изучения менталитета

Ментальность жителей малых городов складывается особым образом. Она зависит от социальных и исторических, культурных и экономических условий жизни жителей малых городов, их жизненных стратегий, повседневного пространства и иных условий, позволяющих создавать особую среду социального взаимодействия.

Менталитет позволяет особым образом воспринимать окружающую реальность, анализировать социокультурные и экономико-политические, демографические и иные сферы жизни через устоявшиеся и характерные для определённой местности установки и представления. Благодаря менталитету обеспечивается определенное социокультурное единство жителей локальной территории.

Малые города занимают 70% всех городов Российской Федерации, при этом в них сконцентрировано только 30% населения. Малые города имеют свою специфику, так как обладают ограниченным человеческим, территориальным, финансовым, инновационным и другими ресурсами. Но, благодаря социально-экономическому прогрессу, им ставятся задачи достаточно сложные (конкурентное выживание, адаптация к экономическим реформам и кризисным состояниям, моделирования социально-экономического поведения и прочее). Все это, заставляет вырабатывать уникальные стратегии социально-экономической и социокультурной адаптации, формировать и укреплять менталитет и особый характер, способный сохранить территорию и создать условия для полноценного социокультурного воспроизводства.

Изучение социокультурной ментальности жителей малых городов Сибири определяет особое пространство взаимодействия, которое уникально и неповторимо в каждый момент времени. Оно может стать точкой опоры для консолидации всей страны или моментом формирования социальной дезинтеграции и апатии, общественной девиации и дезадаптации как на локальных территориях, так и в целом в стране.

Теоретическая разработанность вопроса

Вопросы менталитета изучались разными учеными. Особое место менталитету отводится в трудах К.А. Абульхановой [1], Г.Г. Диллигенского [7], В.Г. Немировского [11] и других. Специфике российской ментальности посвящены труды А.С. Ахиезера [4], Т.И. Заславской [8], А.С. Панарина [12], В.И. Пантина [13] и других. Они позволили выявить исторические, религиозные и культурные особенности развития менталитета россиян, а также обозначить формы его развития в будущем. Особенности менталитета жителей крупных и малых городов рассматриваются в трудах Г. Зиммеля [9], Г.В. Акопова и Т.В. Ивановой [12, 13], где подчеркивается влияние объема территориальной общности на специфику мышления и восприятия информации жителей данной формальной или неформальной общности; также стоит выделить концепцию средовой маргинальности рассмотренную в работе В.Л. Каганского [10], которая конструируется благодаря проживанию в том или ином городе или районе города. Особое место жизни разных поколений в малых и крупных городах представлено в работах О.А. Полюшкевич [14,15], идеи территориальной идентичности на основе менталитета развиты в работах Ю.В. Борисовой [5,6] и М.В. Поповой [16,17], специфика социально-экономических условий развития территориальных общностей представлена в исследованиях В.А. Скуденкова [18, 19] и многих других.

Несмотря на достаточно разнообразную палитру изучения ментальности, данная проблема требует постоянного контроля и мониторинга, так ка не является статичной, а постоянно модернизируется под влиянием внешних и внутренних процессов социальной динамики. Благодаря новым условиям, закрепляются ключевые идеи ментальности определенной территории и формируются векторы изменчивых процессов и состояний, позволяющих выделять общие и локальные черты менталитета.

Характеристика исследования

В исследовании принимали участие жители Иркутской и Кемеровской областей, а также жители Красноярского края. Исследование проходило в 2017 году в малых городах Сибири: Зима, Шелехов, Саянск, Байкальск, Енисейск, Железногорск, Сосновоборск, Уяр, Гурьевск, Калтан, Мыски, Тайга.

Всего в исследовании приняло участи 2400 человек в возрасте от 18 до 75 лет. Все они проживают в малых гороха Сибири 5 и более лет.

Цель исследования – выявление особых черт менталитета жителей малых городов Сибири.

Анализ результатов исследования

В ходе исследования мы выявили несколько ключевых черт ментальности жителей малых городов Сибири, которые мы можем обозначить как «сибирская ментальность» (см. таблицу 1).

Таблица 1. Ценности территориальной идентичности (в%)

Характеристика

Жители малых городов

Иркутской области

Кемеровской области

Красноярского края

Я хочу остаться в своем городе

42

40

44

Я хочу уехать из своего города

37

40

35

Затрудняюсь с ответом

21

20

21

Как видно из таблицы 1, ценности территориальной идентичности, которые формируют основу менталитета Сибиряков, выражены достаточно сильно во всех изучаемых территориях. Важность принадлежности к определенной территории и установление связей с ней формирует базовую установку для всех рассматриваемых жителей малых городов Сибири. При этом, примерно такое же количество жителей малых городов хотели бы уехать из своего города.

Те, кто хотел бы остаться, опираются на социальную идентичность и чувство сопричастности. Например, «Я горд тем, что живу в Зиме, городе в котором жили мои предки » (М.А., 32 года), «Я из Елисейска, лучшего города Сибири » (Н.О., 40 лет), «Я из Тайги, города с таким сильным названием, я хочу, чтобы и мои дети тут росли» (Н.А., 29 лет).

Те, кто хотел бы остаться, опираются на экономическую и социально-профессиональную неудовлетворенность. Например, «Я хочу уехать из Саянска, горожане не имеют ни работы, ни зарплаты. Я хочу лучшего своим детям » (Т.О., 39 лет), «Что я могу дать своей семье в Железногорске? Ничего, крупные города – дают больше шансов » (Г.Д., 44 года), «Уяр – понемногу умирает, нет, тут живут люди, но перспектив у молодёжи нет, а у стариков и надежды нет » (Д.Г., 55 лет).

Таким образом, если повысится экономическая и социальная удовлетворенность, мы сможем говорить о том, что жители малых городов в целом довольны своей жизнью и не хотели бы что-либо менять. Более того, 20% затруднившихся с ответом входят как раз в ту группу людей, на кого можно влиять через реализуемые в регионе программы поддержки семьи, трудоустройства, развития инфраструктуры и так далее.

Еще одной чертой сибирской ментальности выступает «ограниченность вертикальной мобильности ». Могут построить хорошую карьеру в своем городе 15% жителей малых городов Иркутской области, 10% Кемеровской области и 20% жителей Красноярского края. От 65% до 75% жителей малых городов рассматриваемых субъектов РФ не могут рассчитывать на достойную карьеру (см. таблицу 2).

Таблица 2. Возможности вертикальной мобильности (в%)

Характеристика

Ответ

Жители малых городов

Иркутской области

Кемеровской области

Красноярского края

Я могу простроить хорошую карьеру в своем городе

Да

15

10

20

Нет

75

70

65

Затрудняюсь с ответом

10

20

15

Я могу достойно зарабатывать и обеспечивать свою семью в своем городе

Да

20

15

25

Нет

70

65

60

Затрудняюсь с ответом

10

20

15

«А где у нас работать? Только на шахте прилично получают, но туда не всех берут, да и здоровья надолго не хватает » (Н.А., 26 лет), «Работа есть только в магазине, а покупать то продукцию кто будет и на что? А карьера есть только в областном центре, да может в Москве » (Н.О., 33 года), «Какая карьера? Устроиться бы куда-нибудь, а не пособие по безработице жить – вот это успех и есть » (И.Ю., 30 лет).

Могут достойно зарабатывать и обеспечивать свою семью 20% жителей малых городов Иркутской области, 15% Кемеровской области и 25% жителей малых городов Красноярского края.

«Обеспечить семью сразу всем необходимым простому человеку сразу нельзя. Да и во всю жизнь не смогут. Денег у нас нет. Хватает на то, чтобы выживать, а не жить » (Г.М., 44 года), «Зарабатывать столько, чтобы на все хватало? У нас в городе такое невозможно. Все мало получают » (С.С., 35 лет), «Достойно зарабатывать могут в Москве, а мы живем другими ценностями » (П.А., 46 лет).

Ограниченность вертикальной мобильности приводит к противопоставлению жителей малых городов и крупных, особенно к противопоставлению с жителями Москвы. Эта тенденция является негативным сигналом социального раскола и дезинтеграции, когда жители городов считают, что у жителей столицы другие возможности и проблемы, которые недоступны им и наоборот.

Выраженность традиционных черт русской культуры (коллективизм и патернализм). Как видно из таблицы, жители малых городов в большинстве своем предпочитают не принимать решения самостоятельно и опираются на мнение большинства, а не на свое видение проблемы или ситуации (см. таблицу 3).

Таблица 3. Выраженность традиционных черт русской культуры (в%)

Характеристика

Ответ

Жители малых городов

Иркутской области

Кемеровской области

Красноярского края

Я смогу большего добиться при поддержке коллектива и семьи

Да

65

60

60

Нет

20

20

25

Затрудняюсь с ответом

15

20

15

Я смогу большего добиться при опоре на самого себя

Да

20

20

25

Нет

65

60

60

Затрудняюсь с ответом

15

20

15

Мне комфортно, когда за меня решают, как быть в определённой ситуации

Да

65

70

60

Нет

25

20

20

Затрудняюсь с ответом

10

10

20

Мне важно самому всегда принимать решения

Да

20

25

25

Нет

65

70

65

Затрудняюсь с ответом

15

5

10

«Я как и все. Зачем выделаться и лишнее внимание привлекать? » (М.А., 49 лет), «Я считаю, что решения принятые коллектива более верные, чем решения принятые индивидуально. Да и безопаснее, когда думают сообща » (Н.Н., 32 года), «Лучше, когда есть кто-то, кто лучше знает. Наше дело маленькое. Послушали и пошли выполнять » (С.Д., 37 лет).

Опора на решение коллектива или человека, который возьмет на себя ответственность, определяет жизненные ориентиры и установки населения, как быть и что делать зависит не от контекста, а от того, на кого можно переложить ответственность за свою жизнь, за жизнь своей семьи, за жизнь соседей и горожан на кого-то, является весомой чертой сибирской ментальности.

Особое отношение к таким социальным институтам как власть, религия и семья (см. таблицу 4).

Таблица 4. Отношение к различным социальным институтам (в%)

Характеристика

Ответ

Жители малых городов

Иркутской области

Кемеровской области

Красноярского края

Власть

Я уважаю и ценю власть

80

85

80

Власть далеко, на ее не ориентируюсь

15

10

20

Затрудняюсь с ответом

5

5

0

Религия

Верю в Бога и живу с ним

65

70

65

Не верю в Бога

20

25

15

Затрудняюсь с ответом

15

5

20

Семья

Это самое важное в жизни

80

75

85

Это не важный институт в жизни

20

20

10

Затрудняюсь с ответом

0

5

5

Большинство жителей малых городов Сибири живут традиционным укладом: уважают и ценят власть (80-85%), верят в Бога (65-70%), семью воспринимают как самый важный и ценный институт (75-85%). Это то, что консолидирует жителей Сибири в единую группу.

Можно говорить о политических потрясениях или экономических санкциях, они, безусловно, влияют на повседневную жизнь сибиряков, но внутренние ориентиры, связывающие их в единую социокультурную общность, строятся не на сиюминутной политике или экономике, а на глубинных связях и ориентирах, связывающих всех в единое пространство.

Социокультурная солидарность формируется на базе уникальных, характерных для определённой территории черт, связывающих жителей в единое социальное поле. Укрепление данного поля, ведет к усилению интеграции, расшатывание – наоборот, к дезинтеграции. Таким образом, задача местных органов власти – выявить мобилизующий потенциал развития данных территорий и разработать механизмы его усиления и развития.

Выводы

Ментальность жителей Сибири достаточно сложное и объемное явление. Данное исследование позволило выявить лишь общие черты, характерные для трех рассматриваемых территорий Сибири. Поэтому, необходимо дальнейшее детальное изучение данного процесса. Но уже сегодня можно утверждать, что существуют следующие уникальные черты ментальности жителей малых городов Сибири:

  • ценности территориальной идентичности формируют основу менталитета Сибиряков;
  • ограниченность вертикальной мобильности;
  • выраженность традиционных черт русской культуры (коллективизм и патернализм);
  • особое отношение к таким социальным институтам как власть, религия и семья.

Каждая из указанных черт формирует свое социальное пространство, через которое преломляются жизненные стратегии жителей малых городов. Благодаря им формируются в процессе социализации уникальные черты, характерные только для жителей рассматриваемых городов и закладывается уникальное социокультурное наследие всей Сибири. Это рождает основы «сибирского менталитета» как социокультурного явления, способного воспроизвести социокультурный потенциал России.

Библиография
1.
Абулаханова К. А. Российский менталитет кросс-культурный и психологический подходы // Российский менталитет вопросы психологической теории и практики. М.: Изд-во Института психологии РАН. 1997. 336 с.
2.
Акопов Г. В. Российское сознание Историко-психологические очерки. Изд. 2-е испр. и доп. Самара: Изд-во СамГУ - Президиум СНЦ РАН, 2002. 220 с.
3.
Акопов Г. В., Иванова Т. В. Ментальность провинциальная ментальность современной России (опыт междисциплинарных исследований) // Мир психологии. 2002. № 1. С. 224-237.
4.
Ахиезер А. С. Дезорганизация как категория общественной жизни // Общественные науки и современность. 1995. №6. С. 89-100.
5.
Борисова Ю. В. Образ города как стратегия развития (на примере Иркутска) // Урбанистика. 2017. № 3. С. 81-92.
6.
Борисова Ю. В., Попова М. В. Введение в маркетинг территории. Учебное пособие. Иркутск: Изд-во ИГУ, 2017. 146 с.
7.
Диллигенский Г. Г. Российские архетипы и современность // Куда идет Россия? Общее и особенное в современном развитии / Под ред. Т. И. Заславской. М.: МВШСЭН, 1997. С. 273-279.
8.
Заславская Т. И. Поведение массовых общественных групп как фактор трансформации общества // Мониторинг общественного мнения. Экономические и социальные перемены. 2000. № 6. С. 14-19.
9.
Зиммель Г. Большие города и духовная жизнь [Электронный ресурс]. Режим доступа http// www ruthenia ru/logos/number/34/02 pdf
10.
Каганский В. Л. Культурный ландшафт и советское обитаемое пространство. М.: Новое литературное обозрение, 2001. 576 с.
11.
Немировский В. Г. Массовое сознание и бессознательное как объект постнеклассической социологии //Социологические исследования. 2000. № 2. С. 13-19.
12.
Панарин А. С. «Вторая Европа» или «Третий Рим» (Парадоксы европеизма в современной России) // Вопросы философии. 1996. № 10. С. 20-32.
13.
Пантин В. И. Проблема самоопределения России – историческое измерение // Вопросы философии. 1999. № 10. С. 45-67.
14.
Полюшкевич О. А. Солидарность поколений: монография. Иркутск, Изд-во ИГУ, 2014. 160 с.
15.
Полюшкевич О. А., Попова М. В. Символическое конструирование территориальной идентичности (на примере топонимики Иркутска) // Урбанистика. 2017. № 3. С. 117-134.
16.
Попова М. В. Бренд в структуре территориальной идентичности // Трансформация человеческого потенциала в контексте столетия: материалы Международ. науч.-практ. конф. Нижний Новгород: Изд-во Н-НГУ, 2017. С. 150-158.
17.
Попова М. В. Создание территориального брендинга в сибирских городах // Актуальные проблемы социально-экономических исследований: сб. материалов 14-й междун. науч.-практ. конф. Махачкала: ООО «Апробация», 2017. С. 32-35.
18.
Скуденков В. А. Влияние городского пространства на экономические притязания (на примере Иркутской области) // Культура и взрыв: социальные смыслы в эпоху перемен: материалы Всероссийской научно-практической интернет-конференции. Иркутск, Изд-во ИГУ, 2017. С. 177-185.
19.
Скуденков В. А. Экономические притязания городских жителей Иркутской области // Урбанистика. 2017. № 3. С. 93-105.
References (transliterated)
1.
Abulakhanova K. A. Rossiiskii mentalitet kross-kul'turnyi i psikhologicheskii podkhody // Rossiiskii mentalitet voprosy psikhologicheskoi teorii i praktiki. M.: Izd-vo Instituta psikhologii RAN. 1997. 336 s.
2.
Akopov G. V. Rossiiskoe soznanie Istoriko-psikhologicheskie ocherki. Izd. 2-e ispr. i dop. Samara: Izd-vo SamGU - Prezidium SNTs RAN, 2002. 220 s.
3.
Akopov G. V., Ivanova T. V. Mental'nost' provintsial'naya mental'nost' sovremennoi Rossii (opyt mezhdistsiplinarnykh issledovanii) // Mir psikhologii. 2002. № 1. S. 224-237.
4.
Akhiezer A. S. Dezorganizatsiya kak kategoriya obshchestvennoi zhizni // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. 1995. №6. S. 89-100.
5.
Borisova Yu. V. Obraz goroda kak strategiya razvitiya (na primere Irkutska) // Urbanistika. 2017. № 3. S. 81-92.
6.
Borisova Yu. V., Popova M. V. Vvedenie v marketing territorii. Uchebnoe posobie. Irkutsk: Izd-vo IGU, 2017. 146 s.
7.
Dilligenskii G. G. Rossiiskie arkhetipy i sovremennost' // Kuda idet Rossiya? Obshchee i osobennoe v sovremennom razvitii / Pod red. T. I. Zaslavskoi. M.: MVShSEN, 1997. S. 273-279.
8.
Zaslavskaya T. I. Povedenie massovykh obshchestvennykh grupp kak faktor transformatsii obshchestva // Monitoring obshchestvennogo mneniya. Ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny. 2000. № 6. S. 14-19.
9.
Zimmel' G. Bol'shie goroda i dukhovnaya zhizn' [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa http// www ruthenia ru/logos/number/34/02 pdf
10.
Kaganskii V. L. Kul'turnyi landshaft i sovetskoe obitaemoe prostranstvo. M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2001. 576 s.
11.
Nemirovskii V. G. Massovoe soznanie i bessoznatel'noe kak ob''ekt postneklassicheskoi sotsiologii //Sotsiologicheskie issledovaniya. 2000. № 2. S. 13-19.
12.
Panarin A. S. «Vtoraya Evropa» ili «Tretii Rim» (Paradoksy evropeizma v sovremennoi Rossii) // Voprosy filosofii. 1996. № 10. S. 20-32.
13.
Pantin V. I. Problema samoopredeleniya Rossii – istoricheskoe izmerenie // Voprosy filosofii. 1999. № 10. S. 45-67.
14.
Polyushkevich O. A. Solidarnost' pokolenii: monografiya. Irkutsk, Izd-vo IGU, 2014. 160 s.
15.
Polyushkevich O. A., Popova M. V. Simvolicheskoe konstruirovanie territorial'noi identichnosti (na primere toponimiki Irkutska) // Urbanistika. 2017. № 3. S. 117-134.
16.
Popova M. V. Brend v strukture territorial'noi identichnosti // Transformatsiya chelovecheskogo potentsiala v kontekste stoletiya: materialy Mezhdunarod. nauch.-prakt. konf. Nizhnii Novgorod: Izd-vo N-NGU, 2017. S. 150-158.
17.
Popova M. V. Sozdanie territorial'nogo brendinga v sibirskikh gorodakh // Aktual'nye problemy sotsial'no-ekonomicheskikh issledovanii: sb. materialov 14-i mezhdun. nauch.-prakt. konf. Makhachkala: OOO «Aprobatsiya», 2017. S. 32-35.
18.
Skudenkov V. A. Vliyanie gorodskogo prostranstva na ekonomicheskie prityazaniya (na primere Irkutskoi oblasti) // Kul'tura i vzryv: sotsial'nye smysly v epokhu peremen: materialy Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi internet-konferentsii. Irkutsk, Izd-vo IGU, 2017. S. 177-185.
19.
Skudenkov V. A. Ekonomicheskie prityazaniya gorodskikh zhitelei Irkutskoi oblasti // Urbanistika. 2017. № 3. S. 93-105.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"