по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Проституция как форма социальной девиации в городской среде
Болтаевский Андрей Андреевич

кандидат исторических наук

доцент, Международный славянский институт

129085, Россия, г. Москва, ул. Годовикова, 9, строение 25

Boltaevskii Andrei Andreevich

PhD in History

associate professor of the Department of Philosophical and Socio-Humanitarian Disciplines at Moscow State University of Food Production

129085, Russia, g. Moscow, ul. Godovikova, 9, stroenie 25

boltaev83@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Начавшийся в XIX в. процесс масштабной урбанизации привел не только к бурному росту городов, но и к распространению городского образа жизни. Наряду с положительным эффектом, в этой тенденции можно увидеть и негативные черты в виде увеличения числа социальных девиаций. Проституция как разновидность торговли людьми до сих пор является одной из непременных форм городской культуры. Только изучив ее характер, можно найти методы искоренения этой торговли людьми. Автор рассматривает на основе документов, воспоминаний, публицистически х материалов,как отечественных, так и зарубежных авторов, проституцию в современный период как социальную аномалию городской жизни. В статье показаны истоки изучения проституции, обстоятельства ее зарождения и последующего развития в России. Проституция как торговля людьми заслуживает резкого осуждения не только на уровне общественного мнения, религиозных организаций, но и органов власти. Только совместными усилиями можно спасти «прекрасную половину» от поругания, помня о сотнях тысячах искалеченных судеб в истории человечества.

Ключевые слова: Социальная помощь, Миграция, Санитарный контроль, Экономические факторы, Психологические факторы, Группы рисика, Городская среда, Проституция, Девиантное поведение, Социология

DOI:

10.7256/2310-8673.2013.1.10463

Дата направления в редакцию:

12-12-2013


Дата рецензирования:

13-12-2013


Дата публикации:

19-06-2014


Abstract.

The process of large-scale urbanization, which began in XIX century, resulted in not only to the rapid growth of cities, but also in broad spread of urban lifestyle. Along with positive effects of this process, we can also see negative consequences, like the quantitative growth of social deviation. Prostitution as a form of human trafficking is an indispensable segment of urban culture, even to this day. Only by studying its nature can we find methods of its eradication. The author examines modern period prostitution as an urban social anomaly, basing his research on documents, memoires, published media by both, foreign and domestic authors. The article shows the roots of study on prostitution, as well as the circumstances for its emergence and growth in Russia. Prostitution as a form of human trafficking deserves condemnation not only in public opinion, religious organizations, but within authorities, as well. Only by working together can we save the fairer sex from defilement, as long as we remember the hundreds of thousands of broken lives.

Keywords:

Social aid, Migration, Health control, Economic factors, Psychological factors, Risk groups, Urban environment, Prostitution, Deviant behaviour, Sociology

В настоящее время процесс урбанизации становится необратимым, охватывая все регионы мира. Одновременно именно в городах наблюдается глубокое социальное расслоение, повышенные стрессовые ситуации, социальные аномалии, все чаще звучат фразы о том, что «город не для жизни».

Еще в начале XX в. судебный статистик А. И. Трайнин отмечал: «С течением времени все более будут сглаживаться различия между городом и деревней. Но в чем будет заключаться эта нивелировка? Конечно, не в том, что город вернется к стадии натурального хозяйства. Напротив, деревня все более будет вовлекаться в меновой оборот и постепенно уподобляться городу. В таком случае, не стоим ли мы на пороге еще большего возрастания преступности?» [1]

Сексуальная жизнь – именно «та область, где мы наиболее часто говорим о нормах и отклонениях» [2]. Но что является нормой и отклонением? Для каждой эпохи и даже для конкретного человека это понятия зачастую расходящиеся. Еще в XIX в. было подмечено, что периоды женской эмансипации отличаются сильной развращенностью нравов и резким ослаблением семейных уз [3]. Современный мир отличается разнообразием взглядов на рассматриваемую тему, от резкого неприятия до легализации. Неуверенность в будущем, стрессы, желание во всем быть взрослыми делает людей, на самом деле, еще большими детьми, у которых отсутствует ответственность за свои поступки. Это выражается не только в увеличение числа разводов, но и в статистических данных по абортам: в России только 2 % женщин в возрасте до 40 лет не делали ни одного аборта; в среднем на каждую женщину приходится от 4 до 6 абортов в течение ее жизни [4].

Проституция – вид девиантного поведения, тесно связанный с криминальным миром. В конечном итоге, проституция – это разновидность торговли людьми.

Р. Киплинг отнес этот род деятельности, или промысел, как его рекомендуют называть некоторые специалисты, к древнейшей профессии. Это, конечно, не так, однако бесспорна взаимосвязь проституции с развитием товарно-денежных отношений, и, соответственно, отсутствие этого явления среди других живых существ на Земле.

На это обстоятельство обратили внимание еще в эпоху античности. Римский поэт Овидий восклицал:

"Есть за известную плату достаточно женщин продажных. Этим несчастным приходится телом своим торговать; Много проклятий от них должен выслушивать скаредный сводник; Их принуждают к тому, что творишь ты охотно сама. Ты бы примеры брала хоть с зверей, неразумных творений, В них, в посрамленье свое, ты найдешь благороднее дух: Разве коровы, кобылы с быков, с жеребцов просят платы? Кроткие овцы, сходяся с бараном, не ставят цены; Женщина только одна с торжеством обирает мужчину, Целую ночь уступая, ему отдается внаймы" [5].

Отечественный исследователь С. И. Голод усматривает суть проституции в атмосфере непреодолимой личной отчужденности. Обращаясь к психологическим факторам данного явления, он видит в проституции крайнюю зависимость женщины от мужчины. [6].

Понятие «проституция» получило широкое распространение в Древнем Риме, а сама этимология этого слова происходит от латинского «prostare» – продаваться публично.

Четкое определение данного социального явления вряд ли возможно, ведь даже в действующем КоАП РФ в статье 6.11 предусматривается административное наказание за данную деятельность, но отсутствует раскрытие содержания данного противоправного действия. М. Рабюто указывал, что «единственный и всеобщий признак проституции состоит в отсутствии выбора, в отдаче себя безразлично всем и каждому» [7]. А. М. Коллонтай рассматривала этот термин очень широко, определяя проституток как женщин, «которые продают свои ласки, свое тело…мужчине за материальные блага» [8], выделяя проституцию профессиональную и в виде подсобного заработка (в том числе карьерную). В тоже время, как отмечают современные исследователи, стриптиз как демонстрация обнаженного тела, секс по телефону как торговля фантазиями сексуального характера выходят за рамки дефиниции проституции [9]. Еще один нюанс: проститутка любовь не изображает, любовница – изображает [10].

Хотя первым организатором проституции принято считать еще древнегреческого законодателя Солона, скупавшего женщин и предлагавшего их «в общее пользование, готовых к услугам за внесение одного обола» [11], наиболее бурный расцвет этого ремесла наблюдается по мере усиления урбанизации в XIX в. Ряды проституток регулярно пополнялись безработными женщинами, а ночлежки и квартиры для бедняков характеризовались ужасающими развратными ситуациями. Вот как описывает подобные жилища очевидец: «Мне приходилось наблюдать нищету в худших ее видах и в нашей стране и на континенте, но до посещения лабиринтов Глазго мне не верилось, чтобы в цивилизованной стране могло быть столько преступлений, нищеты и болезней. В ночлежках самого низкого сорта спят вперемежку на полу 10, 12, а то и 20 человек, мужчин и женщин всех возрастов, наполовину или совсем раздетых. Эти помещения как правило так грязны, сыры и ветхи, что никто бы не согласился поместить там свою лошадь» [12]. Неслучайно говорят, что проституция – это излюбленная дочь городов [13]. В нашей стране изучение проституции как исторического и социального феномена начинается в 1860-е г. [14], в дальнейшем перерастая в противостояние между сторонниками и противниками легализации данного явления. В конечном итоге, проститутка в глазах интеллигенции стала жертвой общественного устройства (в качестве примера можно привести героиню романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»): «Образ проститутки как бы впитал в себя все несправедливости, все обиды, все насилия, совершенные в течение веков над человеческой личностью, и стал своего рода святыней» [15]. В конечном итоге, если мужчина не несет кары и поругания за безбрачное сожительство с женщиной, то почему должна нести кару и поругание за подобное женщина? [16] Вследствие этого, с 1899 г. в нашей стране постепенно образовался ряд организаций, оказывавших помощь женщинам, вступившим на путь порока: «общество попечения о молодых девицах», «Русское общество охраны здоровья женщин» [17]. Деятельность активистов выявила ужасающие формы нарушений законности: фактически в конце XIX в. сформировались рынки сбыта женщин, в частности в Южную Америку, особенно Аргентину, в столице которой насчитывалось до 3 тыс. проституток из Европы, из которых половина были бывшие русские подданные [18]. Положение усложнялось отсутствием международных соглашений по данному вопросу [19]. Подобная форма социальной девиации постоянно находилась и в поле зрения медиков, ведь, например, только согласно официальным данным, в Российской империи (за исключением Великого княжества Финляндского) в 1889 г. из общего числа проституток 57, 9 % были больны сифилисом и венерическими заболеваниями [20]. Свободные нравы, резко проявившиеся после Февральской революции, привели и к увеличению числа проституток. Некоторые советы по данному вопросу со стороны обывателей носили зачастую саркастический характер. Например, в неопубликованном письме в редакцию «Известий Гельсингфорского совета» говорится, что «честным женщинам нужно одеть опознавательный знак, например, белую ленту». Это было бы полезно не только с точки зрения морали, но и здоровья, так как в городе «проституток развелось очень много» [21]. В 1920-е г. в Советской России проституция в основном рассматривалась с медицинской точки зрения, как активный переносчик сифилиса и других венерических заболеваний. Активно велась борьба с этой девиацией, причем еще в годы Гражданской войны лиц, подобного ремесла, привлекали к обязательной трудовой повинности. В условиях разрушения хозяйственных связей резко выросло число заразившихся венерическими заболеваниями, так например, через детские амбулатории Москвы проходило в 2 раза больше детей больных сифилисом, чем до войны [22]. Предполагалось, что важнейшими предпосылками к искоренению проституции являются равноправие женщин, охрана материнства и полная ликвидация безработицы [23]. Можно отметить интересные лозунги той эпохи, посвященные данной теме, один из которых гласил: «Пользуясь проституцией, ты унижаешь личность женщины, освобожденной революцией». Начиная с 1930-х гг., то есть с момента формирования сталинской модели общества, на активное изучение подобного девиантного поведения был, по сути, наложен запрет, так как считалось, что в стране победившего социализма отсутствуют буржуазные отношения и, следовательно, нет и проституции, как пережитка прежних эпох. Так, например, в Большой Советской энциклопедии четко указывалось: «В Советском Союзе проституция ликвидирована, так как исчезли причины, порождающие и питающие ее» [24]. Исключением, пожалуй, является ленинградская школа социологов, связанная с именами И. С. Кона и С. И. Голода [25] (последний даже защитил кандидатскую диссертацию по весьма табуированной в СССР тематике), которые рассматривали проблемы половой морали. В современной период российской истории исходной точкой в активизации изучения проституции является принятие 29 мая 1987 г. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР о наложении административной ответственности за занятие проституцией. Именно Перестройка не только обнажила существовавшие язвы советского общества [26], но и резко усугубила их падением моральных устоев общества, в том числе и в результате краха официальной коммунистической идеологии, активным внедрением в сознание людей денег, особенно валюты, как фактора успеха, а так же общей криминализацией страны на фоне роста алкогольной мафии и ослабления высших органов государственной власти.

За короткий срок прежде практически запретная тема прошла путь от небольших газетных публикаций до художественной повести В. В. Кунина «Интердевочка» [27], а затем и до массового тиражирования и даже успеха в форме одноименного художественного фильма. Киноэкран не только привлек широкий интерес к данной проблеме, но фактически героизировал так называемых «валютных» проституток, работавших с интуристами в гостиницах. Создатели фильма оказались под лавиной писем от старшеклассниц и студенток: «Спасибо Вам, тов. Тодоровский, за то что Вы подсказали мне, как дальше жить и работать. Я понимаю, как трудно стать высокооплачиваемой «интердевочкой», особенно теперь, когда после Вашей картины конкурс на одно место будет огромным» [28]

В 1990-е г. на фоне «сексуальной революции» произошла почти всеобщая коммерциализация секса [29], что вызвало открытые формы проституции [30]. По сути, произошло установление новой половой морали и Россия бурно переняла западный образ жизни, где для одних секс является своеобразным спортом, а другие «видят в нем форму протеста против общественного конформизма» [31].

Однако круг научных исследований проституции как социального явления достаточно ограничен [32]. Фактически он ограничивается, в основном, трудами И. С. Кона и его учеников [33], а также другими немногочисленными авторами, в основном региональной специфики [34].

Вплоть до настоящего времени остается негласная традиция замалчивания этого явления, однако еще в XIX в. было подмечено, что «отрицание существующего порока, огульное игнорирование его содействовало только усиленному его развитию» [35]. Как же развивалось подобное явление в нашей стране? [36]

Хотя определенные формы сексуального самовыражения существовали с глубокой древности, понятие о проституции как о ремесле стало широко распространяться на Руси только с петровских времен, по мере установления торговых связей с Западной Европой. Петербург стал исходной точкой проституции, вследствие наибольшего количества иностранцев в нем. Несмотря на отдельные меры, принимаемые для искоренения этого явления, к середине XIX в. власти были вынуждены смириться с ним, осуществив с 1843 г. его регламентацию с организацией специальных надзорных врачебно-полицейских комиссий. Впрочем, ряд специалистов указывали, что «предупреждение проституции, как с санитарной, так и с общественной стороны, для нас должно быть так же важно, как и надзор за проституцией признанной» [37]. Больше того, если в середине XIX в. медицинская наука убеждала государственные власти в необходимости разрешения публичных домов, то позднее стало ясно, что они не только способствуют заражению сифилисом, но и увеличивают число жертв проституции [38].

Однако общественное мнение считало, что необходимо осуществлять и реабилитацию подобных лиц. Особый интерес представляет деятельность Учреждения св. Марии Магдалины в Москве. Ранее подобные заведения на территории Российской империи были открыты в Киеве в 1860-е г. при поддержке княгини А. А. Васильчиковой, супруги тогдашнего киевского генерал-губернатора, а с 1862 г. в Санкт-Петербурге при Калинкинской больнице действовал приют, устроенной графиней Е. К. Ламберт на средства московского купечества [39].

26 июня 1866 г. в Москве на Полянке в наемном доме было открыто убежище св. Марии Магдалины, где находились преимущественно несовершеннолетние молодые девушки [40]. К основным целям данного заведения относилось не только улучшение нравственного облика девушек, но и обучение ремеслам, которые позволили бы им к моменту выхода из него вернуться к нормальной жизни: обучение грамоте, шитью, вязанию, стирка осуществлялось под руководством надзирательницы. О важности подобных мер свидетельствует крик души одной из девушек, вступившей на путь проституции и не знающей как вырваться из него: «Я не знаю никакого ремесла, я не видала ни одного порядочного человека» [41].

Среди первых учредителей убежища были княгиня О. А. Голицына, сестра А. А. Васильчиковой, епископ Дмитровский Леонид и баронесса Е. К. Цейлерт. Крупные пожертвования сделали К. Т. Солдатенков, И. В. Щукин, С. М. Третьяков [42].

Здание убежища представляло собой отдельно стоящий дом, в котором располагалось 6 комнат, где имелось место для 13 девушек. Однако специфика деятельности учреждения вызывала необходимость в собственном здании, что и было осуществлено в 1873 г., когда приют переехал в свой собственный дом на Долгоруковской улице напротив церкви св. Николая Чудотворца. Это было значительно более просторное двухэтажное здание, первый этаж которого был каменный, а второй – деревянный. В доме имелись рабочие залы, приемная, столовая и т.д. [43]

В приют принимались девушки преимущественно до двадцатипятилетнего возраста, а минимальный срок пребывания составлял 3 года. Как и во всех подобных случаях девиаций (алкоголизм, наркомания), первый год пребывания был самым тяжелым и отмечался случаями побегов из учреждения. Спустя три года пребывания в приюте, девушка получала небольшую награду в размере от 15 до 25 рублей. Многим удавалось вернуться к нормальной жизни, некоторым удалось устроиться сиделками в московские больницы [44].

Распорядок дня в приюте был организован следующим образом: подъем осуществлялся в 7 утра, далее следовала молитва, в 8 часов следовали чай и затем работа, прерывавшаяся в полдень на обед. Вечерние занятия проходили с 17 до 21 часа, а за ними следовали ужин и в 22 часа осуществлялся отбой.

Способствовала ли деятельность данных убежищ возвращению женщин к нормальной жизни? И. И. Приклонский указывает, что из 539 женщин, попавших в приют, 387 оказались готовы в дальнейшем к жизни в здоровой среде [45].

Но разве уж так важен точный процент в данном случае? Общество, ушедшее из эпохи каменного века и славящееся своим гуманизмом, не должно жалеть средств и воспитательных мер для нормализации жизни своих граждан: по данным МВД, в России насчитывается около 1 млн. лиц, занимающихся проституцией, при этом число несовершеннолетних колеблется от 150 до 500 тыс. [46]

Именно поэтому в сегодняшних условиях так важно обращение к опыту столетней давности. Так, в Иркутске местная организация Красного Креста с 2003 г. осуществляла программу "Повышение экономической устойчивости женщин через получение навыков трудоустройства", реализуемой в рамках проекта «Предотвращение торговли женщинами». Сегодня к группе риска специалисты относят девушек и женщин в возрасте от 15 до 30 лет (молодых безработных, выпускниц техникумов и университетов), жертв насилия (домашнего, сексуального, физического или психологического), выпускниц детских домов: «У этих девушек недостаточно навыков, чтобы конкурировать на рынке труда. У них отсутствуют семейные связи, которые могли бы повлиять на их стремление уехать за границу. Они становятся легкими жертвами торговцев людьми» [47]. Отметим и тот факт, что чем беднее население какого-либо региона, тем больший процент миграции женщин и тем большее количество из них пополняют ряды проституток [48]. Поэтому значительная доля риска не только среди россиянок, но и среди мигрантов из стран СНГ, особенно Средней Азии. Покинувшие свои страны ради заработка, но зачастую не имея элементарного специализированного образования, они становятся вынужденными проститутками, процент которых в наш казалось бы благополучный век остается весьма значительным [49; 50].

Проституция как торговля людьми заслуживает резкого осуждения не только на уровне общественного мнения, православной церкви, но и органов власти. Только совместными усилиями можно спасти «прекрасную половину» от поругания, помня о сотнях тысячах искалеченных судеб в истории человечества.

Библиография
1.
Трайнин А. И. Преступность города и деревни в России // Русская мысль. 1909. № 7. С. 26 – 27.
2.
Кон И. С. Половая мораль в свете социологии // Советская педагогика. 1966. № 12. С. 65.
3.
См.: Шашков С. Проституция // Дело. 1869. № 4-6.
4.
Осипова Л. Б. Семья в современном российском обществе: проблемы и тенденции развития. Тюмень, 2013. С. 56.
5.
Овидий. Избранное. М., 2009. С. 58.
6.
См.: Голод С. И. Сексуальная эмансипация женщин и проблема другого // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. II. № 2.
7.
Рабюто М. О проституции в Европе с древнейших времен до конца XVI века // Проституция и ее жертвы. М., 1873. С. 98.
8.
Коллонтай А. М. Проституция и меры борьбы с ней. М., 1921. С. 4.
9.
Селезнев М. А. Проституция как антисоциальное явление. Учебно-методическое пособие. М., 2002. С. 8.
10.
Проституция в Москве. Репортаж со дна Москвы Константина Борового. М., 2007. С. 245.
11.
Цит. по: Блох И. История проституции. СПб., 1994. С. 14.
12.
Цит. по: Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 20. М., 1958. С. 276.
13.
Чарыхов Х. М. Учение о факторах преступности. Социологическая школа в науке уголовного права. М., 1910. С. 37.
14.
См.: Шашков С. Указ. соч.
15.
Воронский В. В. Литературно-критические статьи. М., 1956. С. 283.
16.
Шперк Э. О мерах к прекращению распространения сифилиса у проституток // Архив судебной медицины и общественной гигиены. 1869. № 3. Сентябрь. Отд. III. С. 74.
17.
Голосенко И. А., Голод С. И. Социологическое исследование проституции в России. СПб., 1998. С. 53.
18.
Обозненко П. Е. Вопрос об упорядочении проституции и о борьбе с нею на двух международных совещаниях 1899 года. СПб., 1900. С. 13.
19.
В конце XX – начале XXI в. ситуация практически не изменилась: «Торговля женщинами является современной формой торговли рабами», в оборот которой входят большое количество граждан из республик бывшего СССР. См.: Торговля «Наташами» – транснациональный теневой рынок торговли женщинами. URL: http://www.owl.ru/win/research/natasha.htm. Дата обращения: 10.12.2013.
20.
Статистика Российской империи. Т. XIII. Проституция по обследованию 1 августа 1889 г. СПб., 1890. С. XXXVI.
21.
Бажанов Д. А. «Свободу нам проповедуя»: свобода как категория мировоззрения балтийских моряков весной – летом 1917 г. (на материалах периодической печати Гельсингфорса) // Революция 1917 г.ода в России: новые подходы и взгляды. СПб., 2013. С. 165.
22.
Проституция и меры борьбы с ней. Смоленск, 1925. С. 9.
23.
Там же. С. 6 – 7.
24.
Проституция // Большая Советская энциклопедия. Второе издание. Т. 35. М., 1955. С. 101.
25.
Голод С. И. Город меняет моральные нормы (Первое в СССР социологическое исследование проблем сексуальной жизни) // Наука и техника. 1968. № 11; Голод С. И. О так называемой сексуальной революции (Заметки социолога) // Наука и техника. 1976. № 1 (примечательно, что обе статьи изданы в журнале, выходящем в Риге; Прибалтика и в составе СССР отличалась известной близостью к Западу и определенными послаблениями в рамках дозволенного); Кон И. С. Половая мораль в свете социологии // Советская педагогика. 1966. № 12; Кон И. С. Секс, общество и культура // Иностранная литература. 1968. № 9.
26.
О том, что и ранее образы женщин «легкого поведения» появлялись в искусстве свидетельствует, в том числе, и ставший классикой фильм «Место встречи изменить нельзя» в виде персонажа Маньки-Облигации.
27.
См: Кунин В. В. Интердевочка // Аврора. 1988. № 2 – 3.
28.
Цит. по: Вилкс А. Я. Миф и реальность // Проституция и преступность. М., 1991. С. 58 – 59.
29.
См.: Кон И. С. Человеческие сексуальности на рубеже XXI в. // В поисках сексуальности. Сборник статей. СПб., 2002. С. 24 – 44.
30.
Появились даже ужасающие рекомендации: «Как определить, занимается ли ваша дочь проституцией?». См.: Проститутки Москвы. М., 1997.
31.
Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1988. С. 167.
32.
Хотя делались попытки разработки данной проблемы. См., например: Селезнев М. А. Проституция как антисоциальное явление. Учебно-методическое пособие. М., 2002.
33.
Голосенко И. А., Голод С. И. Указ. соч. ; Кон И. С. Клубничка на березке. Сексуальная культура в России. М.,2010.
34.
Быкова А. Г. Социальная аномалия в истории больших городов Западной Сибири 1880-е – 1914 г. Омск, 2004. (Несмотря на такое несколько завуалированное название, работа посвящена именно проституции в заявленном регионе, а так же краткий экскурс в историю изучения и объяснения данной проблемы); Лебина Н. Б. Повседневная жизнь советского города: нормы и аномалии 1920 – 1930 годов. СПб., 1999; Лебина Н. Б., Шкаровский М. В. Проституция в Петербурге (40-е годы XIX века – 40-е годы XX века). М., 1994.; Шумов А. В., Стародубов В. И., Киселев А. С., Федотов А. В., Тараскин О. В. Проституция: медико-социальные аспекты. Саратов, 2001.
35.
Проституция и ее жертвы. М., 1873. С. VII.
36.
О развитии проституции в других странах, см., например: Prostitution: de la tolerance a la prohibition // L’Histoire. 2013. № 383. Janvier.
37.
Обозненко П. Е. По поводу нового проекта контроля за проституцией в Петербурге, выработанного Комиссией Русского Сифилидологического общества. СПб., 1899. С. 10.
38.
Матвеев В. Первый Всероссийский съезд для борьбы с торгом женщинами и его причинами // Трудовая помощь. 1910. № 6. С. 50 – 51.
39.
Приклонский И. И. Возвращение падших девушек к честной трудовой жизни и деятельность приюта св. Марии Магдалины в Москве. М., 1900. С. 14 – 15.
40.
Учреждение св. Марии Магдалины в Москве // Проституция и ее жертвы. М., 1873. С. 166.
41.
Приклонский И. И. Указ. соч. С. 34.
42.
Там же. С. 17.
43.
Там же. С. 20.
44.
Там же. С. 22.
45.
Там же. С. 64.
46.
МВД пересчитало российских проституток. URL: http://www.ntv.ru/novosti/452258. Дата обращения: 11.12.2013.
47.
Краснов И. И. Вывоз женщин за границу с целью сексуальной эксплуатации. URL: http://www.tam-zap.ru/n_1_23_2005/Krasnov.htm. Дата обращения: 10.12.2013.
48.
Быкова А. Г. Указ. соч. С. 36.
49.
Ахатов А. К. Социологические подходы к анализу миграционной политики // Тренды и управление.-2013.-1.-C. 41-48. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.01.5.
50.
Попов Е.А. Культура, общество и человек в объектно-предметном поле современной социальной культурологии и социологии культуры // NB: Философские исследования.-2013.-3.-C. 170-204. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_415.html.
References (transliterated)
1.
Trainin A. I. Prestupnost' goroda i derevni v Rossii // Russkaya mysl'. 1909. № 7. S. 26 – 27.
2.
Kon I. S. Polovaya moral' v svete sotsiologii // Sovetskaya pedagogika. 1966. № 12. S. 65.
3.
Sm.: Shashkov S. Prostitutsiya // Delo. 1869. № 4-6.
4.
Osipova L. B. Sem'ya v sovremennom rossiiskom obshchestve: problemy i tendentsii razvitiya. Tyumen', 2013. S. 56.
5.
Ovidii. Izbrannoe. M., 2009. S. 58.
6.
Sm.: Golod S. I. Seksual'naya emansipatsiya zhenshchin i problema drugogo // Zhurnal sotsiologii i sotsial'noi antropologii. 1999. T. II. № 2.
7.
Rabyuto M. O prostitutsii v Evrope s drevneishikh vremen do kontsa XVI veka // Prostitutsiya i ee zhertvy. M., 1873. S. 98.
8.
Kollontai A. M. Prostitutsiya i mery bor'by s nei. M., 1921. S. 4.
9.
Seleznev M. A. Prostitutsiya kak antisotsial'noe yavlenie. Uchebno-metodicheskoe posobie. M., 2002. S. 8.
10.
Prostitutsiya v Moskve. Reportazh so dna Moskvy Konstantina Borovogo. M., 2007. S. 245.
11.
Tsit. po: Blokh I. Istoriya prostitutsii. SPb., 1994. S. 14.
12.
Tsit. po: Engel's F. Polozhenie rabochego klassa v Anglii // Marks K., Engel's F. Sochineniya. 2-e izd. T. 20. M., 1958. S. 276.
13.
Charykhov Kh. M. Uchenie o faktorakh prestupnosti. Sotsiologicheskaya shkola v nauke ugolovnogo prava. M., 1910. S. 37.
14.
Sm.: Shashkov S. Ukaz. soch.
15.
Voronskii V. V. Literaturno-kriticheskie stat'i. M., 1956. S. 283.
16.
Shperk E. O merakh k prekrashcheniyu rasprostraneniya sifilisa u prostitutok // Arkhiv sudebnoi meditsiny i obshchestvennoi gigieny. 1869. № 3. Sentyabr'. Otd. III. S. 74.
17.
Golosenko I. A., Golod S. I. Sotsiologicheskoe issledovanie prostitutsii v Rossii. SPb., 1998. S. 53.
18.
Oboznenko P. E. Vopros ob uporyadochenii prostitutsii i o bor'be s neyu na dvukh mezhdunarodnykh soveshchaniyakh 1899 goda. SPb., 1900. S. 13.
19.
V kontse XX – nachale XXI v. situatsiya prakticheski ne izmenilas': «Torgovlya zhenshchinami yavlyaetsya sovremennoi formoi torgovli rabami», v oborot kotoroi vkhodyat bol'shoe kolichestvo grazhdan iz respublik byvshego SSSR. Sm.: Torgovlya «Natashami» – transnatsional'nyi tenevoi rynok torgovli zhenshchinami. URL: http://www.owl.ru/win/research/natasha.htm. Data obrashcheniya: 10.12.2013.
20.
Statistika Rossiiskoi imperii. T. XIII. Prostitutsiya po obsledovaniyu 1 avgusta 1889 g. SPb., 1890. S. XXXVI.
21.
Bazhanov D. A. «Svobodu nam propoveduya»: svoboda kak kategoriya mirovozzreniya baltiiskikh moryakov vesnoi – letom 1917 g. (na materialakh periodicheskoi pechati Gel'singforsa) // Revolyutsiya 1917 g.oda v Rossii: novye podkhody i vzglyady. SPb., 2013. S. 165.
22.
Prostitutsiya i mery bor'by s nei. Smolensk, 1925. S. 9.
23.
Tam zhe. S. 6 – 7.
24.
Prostitutsiya // Bol'shaya Sovetskaya entsiklopediya. Vtoroe izdanie. T. 35. M., 1955. S. 101.
25.
Golod S. I. Gorod menyaet moral'nye normy (Pervoe v SSSR sotsiologicheskoe issledovanie problem seksual'noi zhizni) // Nauka i tekhnika. 1968. № 11; Golod S. I. O tak nazyvaemoi seksual'noi revolyutsii (Zametki sotsiologa) // Nauka i tekhnika. 1976. № 1 (primechatel'no, chto obe stat'i izdany v zhurnale, vykhodyashchem v Rige; Pribaltika i v sostave SSSR otlichalas' izvestnoi blizost'yu k Zapadu i opredelennymi poslableniyami v ramkakh dozvolennogo); Kon I. S. Polovaya moral' v svete sotsiologii // Sovetskaya pedagogika. 1966. № 12; Kon I. S. Seks, obshchestvo i kul'tura // Inostrannaya literatura. 1968. № 9.
26.
O tom, chto i ranee obrazy zhenshchin «legkogo povedeniya» poyavlyalis' v iskusstve svidetel'stvuet, v tom chisle, i stavshii klassikoi fil'm «Mesto vstrechi izmenit' nel'zya» v vide personazha Man'ki-Obligatsii.
27.
Sm: Kunin V. V. Interdevochka // Avrora. 1988. № 2 – 3.
28.
Tsit. po: Vilks A. Ya. Mif i real'nost' // Prostitutsiya i prestupnost'. M., 1991. S. 58 – 59.
29.
Sm.: Kon I. S. Chelovecheskie seksual'nosti na rubezhe XXI v. // V poiskakh seksual'nosti. Sbornik statei. SPb., 2002. S. 24 – 44.
30.
Poyavilis' dazhe uzhasayushchie rekomendatsii: «Kak opredelit', zanimaetsya li vasha doch' prostitutsiei?». Sm.: Prostitutki Moskvy. M., 1997.
31.
Kon I. S. Vvedenie v seksologiyu. M., 1988. S. 167.
32.
Khotya delalis' popytki razrabotki dannoi problemy. Sm., naprimer: Seleznev M. A. Prostitutsiya kak antisotsial'noe yavlenie. Uchebno-metodicheskoe posobie. M., 2002.
33.
Golosenko I. A., Golod S. I. Ukaz. soch. ; Kon I. S. Klubnichka na berezke. Seksual'naya kul'tura v Rossii. M.,2010.
34.
Bykova A. G. Sotsial'naya anomaliya v istorii bol'shikh gorodov Zapadnoi Sibiri 1880-e – 1914 g. Omsk, 2004. (Nesmotrya na takoe neskol'ko zavualirovannoe nazvanie, rabota posvyashchena imenno prostitutsii v zayavlennom regione, a tak zhe kratkii ekskurs v istoriyu izucheniya i ob''yasneniya dannoi problemy); Lebina N. B. Povsednevnaya zhizn' sovetskogo goroda: normy i anomalii 1920 – 1930 godov. SPb., 1999; Lebina N. B., Shkarovskii M. V. Prostitutsiya v Peterburge (40-e gody XIX veka – 40-e gody XX veka). M., 1994.; Shumov A. V., Starodubov V. I., Kiselev A. S., Fedotov A. V., Taraskin O. V. Prostitutsiya: mediko-sotsial'nye aspekty. Saratov, 2001.
35.
Prostitutsiya i ee zhertvy. M., 1873. S. VII.
36.
O razvitii prostitutsii v drugikh stranakh, sm., naprimer: Prostitution: de la tolerance a la prohibition // L’Histoire. 2013. № 383. Janvier.
37.
Oboznenko P. E. Po povodu novogo proekta kontrolya za prostitutsiei v Peterburge, vyrabotannogo Komissiei Russkogo Sifilidologicheskogo obshchestva. SPb., 1899. S. 10.
38.
Matveev V. Pervyi Vserossiiskii s''ezd dlya bor'by s torgom zhenshchinami i ego prichinami // Trudovaya pomoshch'. 1910. № 6. S. 50 – 51.
39.
Priklonskii I. I. Vozvrashchenie padshikh devushek k chestnoi trudovoi zhizni i deyatel'nost' priyuta sv. Marii Magdaliny v Moskve. M., 1900. S. 14 – 15.
40.
Uchrezhdenie sv. Marii Magdaliny v Moskve // Prostitutsiya i ee zhertvy. M., 1873. S. 166.
41.
Priklonskii I. I. Ukaz. soch. S. 34.
42.
Tam zhe. S. 17.
43.
Tam zhe. S. 20.
44.
Tam zhe. S. 22.
45.
Tam zhe. S. 64.
46.
MVD pereschitalo rossiiskikh prostitutok. URL: http://www.ntv.ru/novosti/452258. Data obrashcheniya: 11.12.2013.
47.
Krasnov I. I. Vyvoz zhenshchin za granitsu s tsel'yu seksual'noi ekspluatatsii. URL: http://www.tam-zap.ru/n_1_23_2005/Krasnov.htm. Data obrashcheniya: 10.12.2013.
48.
Bykova A. G. Ukaz. soch. S. 36.
49.
Akhatov A. K. Sotsiologicheskie podkhody k analizu migratsionnoi politiki // Trendy i upravlenie.-2013.-1.-C. 41-48. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.01.5.
50.
Popov E.A. Kul'tura, obshchestvo i chelovek v ob''ektno-predmetnom pole sovremennoi sotsial'noi kul'turologii i sotsiologii kul'tury // NB: Filosofskie issledovaniya.-2013.-3.-C. 170-204. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_415.html.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"