Статья 'Налоговое регулирование операций с криптоактивами в России и за рубежом ' - журнал 'Налоги и налогообложение' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Редакция и редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Налоги и налогообложение
Правильная ссылка на статью:

Налоговое регулирование операций с криптоактивами в России и за рубежом

Валова Анна Александровна

ORCID: 0000-0003-2296-8824

Аспирант, Финансовый Университет при Правительстве РФ

125057, Россия, Москва, г. Москва, ул. Ленинградский Проспект, 49/2

Valova Anna Aleksandrovna

Postgraduate student, Financial University

125057, Russia, Moscow, Leningradskii Prospekt, 49/2

valovs@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-065X.2022.4.38285

EDN:

DTHFTV

Дата направления статьи в редакцию:

18-06-2022


Дата публикации:

23-07-2022


Аннотация: Статья посвящена исследованию криптоактивов как специфической категории для целей налогообложения с выделением присущих черт, влияющих на налоговое регулирование. Целью статьи является актуализация основных подходов к налогообложению операций с криптоактивами на основе опыта разных стран, в том числе России. Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи: выделить черты криптоактивов, позволяющие рассматривать криптоактивы как специфическую категорию для целей налогового регулирования, сформулировать теоретические подходы к налогообложению криптоактивов, исследовать практический опыт и тенденции в налогообложении операций с такими цифровыми активами как на международной арене, так и в Российской Федерации; выявить основные проблемы в налоговом регулировании операций с криптоактивами и предложить направления их решения. В результате исследования сделаны выводы о наличии у криптоактивов специфических характеристик (децентрализация, высокая степень анонимности транзакций, международный характер использования, гибридность), которые в совокупности с отставанием регуляторного законодательства из-за быстрого развития криптоотрасли, затрудняют налоговое регулирование операций с данным видом активов. Установлено, что отсутствие правил налогообложения криптоактивов в целом не означает невозможность налогообложения и позволяет применять налоговые правила, установленные для аналогичных категорий активов. Наличие специального налогового регулирования операций с криптоактивами позволяет как влиять на привлекательность ведения деятельности в данной области в отдельных юрисдикциях, так и упрощать регулирование в данной сфере путем предоставления точечных льгот участникам криптоотношений. Автором выявлено, что критически важной проблемой в рассматриваемой сфере является затруднительность налогового администрирования операций с криптоактивами с помощью традиционных методов налогового контроля вследствие сложности выявления и идентификации совершаемых транзакций, в т.ч. из-за международного характера использования криптоактивов, что влечет уклонения от налогообложения субъектов криптовалютных операций.


Ключевые слова:

виртуальные валюты, криптовалюта, блокчейн, майнинг, цифровые финансовые активы, НДС, налог на прибыль, цифровые валюты, токен, распределенный реестр

Abstract: The article is devoted to the study of crypto assets as a specific category for tax purposes with the allocation of inherent features that affect tax regulation. The purpose of the article is to update the main approaches to taxation of transactions with crypto assets based on the experience of different countries, including Russia. To achieve this goal, the following tasks were set: to identify the features of crypto assets that allow considering crypto assets as a specific category for tax regulation purposes, to formulate theoretical approaches to taxation of crypto assets, to investigate practical experience and trends in taxation of transactions with such digital assets both in the international arena and in the Russian Federation; to identify the main problems in tax regulation transactions with crypto assets and suggest ways to solve them. As a result of the study, conclusions were drawn about the presence of specific characteristics of crypto assets (decentralization, a high degree of anonymity of transactions, the international nature of use, hybridity), which, together with the lag of regulatory legislation due to the rapid development of the crypto industry, complicate the tax regulation of transactions with this type of asset. It has been established that the absence of taxation rules for crypto assets in general does not mean that taxation is impossible and allows the application of tax rules established for similar categories of assets. The presence of special tax regulation of transactions with crypto assets allows both to influence the attractiveness of doing business in this area in certain jurisdictions, and to simplify regulation in this area by providing benefits to participants in crypto relations. The author revealed that a critical problem in this area is the difficulty of tax administration of transactions with crypto assets using traditional methods of tax control due to the difficulty of identifying the transactions, including due to the international nature of the use of crypto assets, which entails tax evasion of subjects of cryptocurrency transactions.


Keywords:

virtual currencies, cryptocurrency, blockchain, mining, digital financial assets, VAT, income tax, digital currencies, token, distributed ledger

1. Введение

Тенденцией последнего десятилетия в сфере цифровой экономики является появление новой, не существовавшей ранее криптоэкономики, оперирующей такими категориями как токены, криптовалюты, блокчейн, смарт-контракты, децентрализованные финансовые сервисы. Скорость обработки транзакций, снижение издержек, доступность для широких масс, возможность получения запредельной доходности и совершения операций минуя посредников способствуют стремительному росту операций с криптоактивами по всему миру. По оценкам экспертов из PricewaterhouseCoopers к 2030 году блокчейн-технологии обеспечат рост мировой экономики на 1,7 трлн. долларов и к 2025 году данная технология будет использоваться большинством компаний [1]. Самым известным продуктом на базе блокчейна являются криптовалюты, общая рыночная капитализация которых возросла в течение 2021 года в 4 раза и в отдельные даты превышала 3 трлн. долларов США [2]. В настоящее время ведущая криптовалюта биткоин занимает 16 место по объему рыночной капитализации среди всех торгуемых активов (включая акции публичных компаний, драгоценные металлы), опережая рыночную капитализацию палладия, платины и такие компании как Alibaba, Nestle, Samsung, Mastercard и многие другие мировые гиганты [3].

В то время как относительные показатели объема капитализации криптоактивов по сравнению глобальными финансовыми активами является невысокими и аналогичны 1% совокупной рыночной капитализации последних [4], расширение использования криптоактивов для различных целей – инвестиционных, сохранения капитала, хеджирования рисков, совершения расчетов и операций, в т.ч. в обход санкций, использование в запрещенной и даже преступной деятельности в совокупности с международным характером операций, особыми свойствами криптоактивов и возрастающим влиянием на традиционную финансовую систему вызывает все большую озабоченность у регулирующих органов [5, 6].

Одним из основных вызовов для государственных органов в сфере цифровой экономики являются вопросы налогового регулирования операций с криптоактивами, в том числе вопросы налогообложения и налогового администрирования операций с такими активами. В некоторых странах уже осуществляется регулирование данной сферы в различных формах, в том числе путем внесения изменений в национальное законодательство, другие страны еще только находятся на пути разработки подходов к регулированию операций с криптоактивами. При этом единый подход к налогообложению и администрированию операций с криптоактивами отсутствует. Особые характеристики данного вида активов, затрудняют государственный контроль в данной сфере с помощью традиционных инструментов регулирования и порождают риски уклонения от уплаты налогов. Важность налоговых последствий операций с цифровыми активами, одним из видов которых являются криптоактивы, неоднократно подчёркивалась ОЭСР, начиная с Отчета по Действию 1 Плана BEPS 2015 г. [7, c.143]. Россия является одним из государств, присоединившихся к проекту BEPS, и активно имплементирующим в национальное налоговое законодательство инструменты, направленные на борьбу с уклонением от уплаты налогов. Специальное налоговое регулирование операций с криптоактивами в России пока введено не в полном объеме и актуальность данного вопроса подтверждается как соответствующими законопроектами с поправками в Налоговый кодекс РФ, так и многочисленными запросами налогоплательщиков в ФНС России, Минфин России о регулировании налогообложения операций с данным видом активов.

Целью исследования является актуализация подходов к налоговому регулированию операций с цифровыми активами, основанными на технологии распределенного реестра, в том числе с криптовалютами в разных странах. Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи: выделить черты криптоактивов, позволяющие рассматривать криптоактивы как специфическую категорию для целей налогового регулирования, сформулировать теоретические подходы к налогообложению криптоактивов, исследовать практический опыт и тенденции в налогообложении операций с такими цифровыми активами как на международной арене, так и в Российской Федерации; выявить основные проблемы в налоговом регулировании операций с криптоактивами и предложить направления их решения.

Объектом исследования выступают общественные отношения, связанные с налогообложением и налоговым администрированием операций с цифровыми активами, основанными на технологии распределенного реестра, и прежде всего с цифровыми валютами (криптовалютами). Предметом исследования является налоговое регулирование операций с криптоактивами в различных юрисдикциях, в том числе в Российской Федерации.

2. Материал и методы

При проведении исследования использовались информационно-аналитические материалы и руководства международных организаций, в т.ч. Организации экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Co-operation and Development - ОECD), Совета по финансовой стабильности (Financial Stability Board - FSB), Межправительственной комиссии по финансовому мониторингу (Financial Action Task Force on Money Laundering — FATF), информация Центрального Банка Российской Федерации, положения действующего законодательства иностранных государств и Российской Федерации, данные об имеющихся законодательных инициативах в рассматриваемой сфере, разъяснения Минфина России и Федеральной налоговой службы, представленные в справочной-правовой системе «КонсультантПлюс», работы ученых и специалистов по соответствующей тематике. Обработка полученных данных производилась с использованием универсальных (анализ, обобщение) и специально-юридических (сравнительно-правовой, историко-правовой) методов познания.

3. Криптоактивы как специфическая категория для целей налогообложения

Стремительное развитие информационных технологий привело появлению нового специфического вида цифровых активов, широко использующихся в сделках на рынке цифровых товаров и услуг – криптоактивов. Единое общепринятое определение данного термина отсутствует, при этом в России, как отмечают отдельные ученые, чаще употребляется термин «цифровые финансовые активы» [8].

Международный валютный фонд относит к криптоактивам цифровые активы, использующие криптографию для обеспечения безопасности и являющиеся монетами (coins) или токенами, основанными на технологии распределенного реестра и/или блокчейне, включая токены, обеспеченные активами [9]. Банк России определяет криптоактив, как актив, который существует в цифровом виде или является цифровым представлением стоимости другого актива и создан с применением технологии распределенных реестров [4].

В российской и иностранной доктрине единство в определении данного понятия также отсутствует. И.А. Астраханцева, например, указывает, что криптоактив – это общий термин «для обозначения цифровых токенов, которые эмитируются и обращаются в системах распределенных реестров» [10, c.5]. Л.В. Санникова, Ю.С. Харитонова определяют криптоактивы как «токены и криптовалюты» [11]. Отдельные иностранные авторы понимают под криптоактивом цифровой актив, предназначенный для использования в качестве средства обмена и хранилища стоимости, который обычно использует технологию распределенного реестра (часто называемую блокчейном), которая позволяет всем участникам совершать сделки друг с другом без необходимости центральной координирующей организации (такой как банк или клиринговая палата) [12].

Необходимо отметить, что помимо наличия различных определений понятия «криптоактивы», встречаются подходы об отсутствии возможности в точной формулировке данного термина в связи с быстрым развитием технологий и большим разнообразием представленных активов [13].

Полагаем, что целесообразным является установление единой обобщающей терминологии в данной сфере и не сводя определение к детальным техническим описаниям, учитывающим разнообразие видов криптоактивов, предлагаем использовать понятие «криптоактивы» в качестве универсального термина для цифровых активов, основанных на криптографии (использование методов шифрования) и технологии распределенного реестра (Distributed Ledger Technology - DLT), в частности на технологии «блокчейн».

Для целей систематизации подходов к налоговому регулированию криптоактивов представляется важным разделить их на определенные категории, объединенные по каким-либо признакам, от которых могут зависеть налогообложение и администрирование операций с данным видом активов. Существуют различные классификации криптоактивов, при этом, с учетом того, что устоявшаяся терминология в отношении наименования тех или иных видов криптоактивов отсутствует (например, отношении криптовалют могут использоваться термины «цифровая валюта», «виртуальная валюта», «цифровой актив», «коин», «платежный токен»), авторы данных классификаций могут придавать разный смысл одним и тем же терминам, наименованиям криптоактивов.

Так, например, И.Г. Князева, А.В. Никитин делят криптоактивы на криптовалюту (цифровую валюту), токены (цифровые активы, которые инвесторы получают от компании в обмен на инвестиции) и SMART-контракты – саморегулирующиеся алгоритмы, предназначенные для автоматизации процесса исполнения контрактов, функционирующих в системе блокчейн [14]. Л.А. Новоселова среди виртуальных единиц, которыми оперирует блокчейн, выделяет программные токены, платежные токены (виртуальная валюта), кредитные токены, инвестиционные токены и токены, закрепляющие права на другие объекты [15].

Банк России выделяет среди криптоактивов цифровые валюты (стейблкойны и необеспеченные криптовалюты) и токенизированные активы (цифровые финансовые активы и утилитарные цифровые права) [4].

Автор статьи предлагает использовать классификацию криптоактивов в зависимости от их экономической функции и условно разделить все криптоактивы на платежные токены (криптовалюты), инвестиционные (финансовые) токены и утилитарные (служебные) токены. Указанная классификация встречается в иностранной доктрине, в частности, на данную классификацию опираются такие авторы, как P. Chatterjee [16], V. Ferrary [17], P.Hacker и C. Thomale [18]. Аналогичного подхода придерживается Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) [19] и отдельные юрисдикции (например, Швейцария [20]). В российской доктрине к данной классификации обращаются, в частности, И.А. Астраханцева, Р.Г. Астраханцев [10], К.Б. Раздорожный [21]).

Криптовалюты (платежные токены) предназначены для использования аналогично традиционным фиатным валютам, то есть их можно использовать как средство обмена на товары, работы, услуги (например, биткоин, Ethereum, Dogecoin). Инвестиционные или финансовые токены сконструированы как торгуемые активы и предназначены для инвестиционных целей, они аналогичны ценным бумагам и гарантируют получение доли от доходов компании-эмитента (например, DAO, Spice, tZero, BCAP). Утилитарные токены предоставляют владельцу доступ к определенной услуге, могут рассматриваться в качестве сертификата на товар или услугу, даже когда они еще не доступны (например, Storj, Filecoin).

Приведенная классификация является весьма условной, что связано прежде всего с постоянным развитием цифровых технологий и возможностью появления новых, сложно классифицируемых видов криптоактивов. В таких случаях автор статьи согласна с V. Ferrari в том, что должен сохраняться индивидуальный подход к определению статуса криптоактива и необходимо руководствоваться концепцией приоритета «существа над формой», рассматривая фактические функции токена в конкретных обстоятельствах и моменте времени [17].

Подтверждением постоянного появления новых видов токенов, может служить, например, один из главных трендов 2020-2021 годов в блокчейне – токены NFT (Non Fungible Token) – невзаимозаменяемые токены, появившиеся в результате одноименной технологии, реализованной на основе смарт-контрактов Ethereum в 2017 году. Рынок NFT постоянно увеличивается, в частности, объем продаж данного вида токенов за 2021 год вырос в 220 раз и достиг 22 млрд. долларов [22]. Как отмечают эксперты [23], появление данного вида токенов поменяло крипто-парадигму, поскольку каждый такой токен является уникальным и не заменимым (до этого токены были взаимозаменяемыми, эквивалентными друг другу), тем самым невозможно, чтобы один NFT был равен другому.

По сути токен NFT – это цифровой сертификат на какой-либо уникальный объект, например, на произведение искусства в единственном экземпляре, предмет в компьютерной игре или даже на недвижимость. Как и биткойн, NFT содержит данные о его владельце в целях облегчения идентификации и передачи между держателями.

При определённых обстоятельствах можно говорить о том, что NFT могут выступать в качестве утилитарных (служебных) токенов [24, 25]. При других обстоятельствах NFT могут рассматриваться в качестве ценных бумаг и относиться к инвестиционным токенам. Так, Комиссия по ценным бумагам и биржам США, являющаяся главным регулятором финансового рынка США, уже обратила внимание на сделки с NFT и сделала ряд заявлений о том, что указанные криптоактивы (в особенности «дробные» NFT, позволяющие продавать части NFT и делающие владение ими более доступным) могут подпадать под действие законодательства о ценных бумагах в США, при этом то, как продаются такие активы (предполагается ли инвестирование денежных средств, ожидается ли получение выгоды от сделки, предпринимательская это деятельность), может свидетельствовать об инвестиционном характере сделки [26].

Вышеуказанный анализ понятий и разновидностей криптоактивов показывает, что криптоактивы могут иметь различное экономическое назначение и выступать в сделках в качестве платежного средства, средства обмена, товара, инвестиционного актива, цифрового сертификата на доступ к товару или услуге. Соответственно целесообразным является разделение подходов к налогообложению в зависимости от разновидности криптоактива, при этом необходимо учитывать факт того, что криптоактивы могут обладать гибридными характеристиками и выпускаться, например, как один вид криптоактива, а использоваться как другой вид).

В целом можно отметить, что именно особые свойства криптоактивов, черты, присущие данной категории активов, создают сложности для налогового регулирования и выделяют их в специфическую категорию. Среди таких характерных черт, которые могут повлиять на налоговые последствия операций с данным видом активов, можно выделить:

- существование криптоактивов в нематериальном, цифровом виде;

- основанность на методах криптографии и технологии распределенного реестра, в частности на технологии «блокчейн»;

- гибридный характер, позволяющий зависимости от их назначения, обстоятельств сделок использоваться в инвестиционных целях, как средство платежа либо как право доступа к какому-либо товару, услуге либо удостоверения каких-либо значимых фактов.

Особенности совершения транзакций в блокчейне подразумевают, кроме того, высокую степень анонимности совершаемых транзакций, отсутствие банковских посредников, международный характер операций без привязки к территории какого-либо государства, что создает проблемы при осуществлении налогового администрирования операций с данным видом активов.

4. Основные подходы к налогообложению операций с криптоактивами

Важным вопросом для определения соответствующего налогового регулирования операций с криптоактивами является определение их правового статуса. Однако в ответе на данный вопрос единое мнение у налоговых администраций разных стран отсутствует. Сложность определения соответствующего режима для таких активов связана как с быстрым развитием технологий, эволюционированием и появлением новых видов криптоактивов, так и с самими свойствами таких активов (децентрализованность, гибридность, возможность выступать в качестве разных видов криптоактивов в зависимости от целей использования). Несмотря на разные подходы к определению правового статуса, в целом в большинстве юрисдикций криптоактивы рассматриваются как форма собственности.

Законодательные руководства в отношении регулирования различных видов криптоактивов в основном не приняты, что соответственно влечет за собой отсутствие руководств по налогообложению. Однако данный факт в целом не означает, что государства готовы отказаться от налогообложения при совершении операций с криптоактивами только на том основании, что нет детальных налоговых правил именно для таких активов, поскольку налогообложение может производиться на основании общих положений налогового законодательства в зависимости от природы операции [27].

Необходимо отметить, что регулирование всех указанных выше трех видов криптоактивов находится в настоящее время на начальной стадии своего развития. Относительно небольшое количество юрисдикций выпустили комплексные руководства, учитывающие классификацию токенов. Примером такой юрисдикции является, в частности, Сингапур, налоговое управление которого опубликовало в апреле 2020 г. руководство по налогообложению цифровых токенов, в котором порядок налогообложения зависит от вида токенов и прав, которые они предоставляют [28].

В целом за рубежом существует подход, что оборот инвестиционных токенов должен регулироваться финансовым законодательством, в частности, законодательством о ценных бумагах, а утилитарные токены должны являться предметом регулирования потребительского законодательства [29, c.35].

Соответственно в целях учета и налогообложения инвестиционные токены, которые предоставляют владельцу право на денежные средства или другой финансовый актив, позиционируются в качестве финансовых активов и подлежат налогообложению по правилам, предусмотренным для традиционных инвестиционных инструментов. Утилитарные токены, которые представляют собой право на получение текущих или будущих товаров, услуг, обычно рассматриваются как предоплата за эти товары и услуги, поэтому операции с ними чаще всего вообще не облагаются налогами [30]. В немногочисленных налоговых руководствах, регулирующих операции с утилитарными токенами, возможно наличие условий об отсрочке признания доходов, полученных в результате выпуска утилитарных токенов и размещения их в ходе ICO до момента фактического оказания услуг или предоставления товаров, как, например, в налоговом циркуляре государства Израиль, касающемся последствий цифровых токенов, выпущенных для предоставления услуг или продуктов в стадии разработки [31].

Налоговое регулирование операций с платежными токенами (криптовалютами) является более дифференцированным по странам, которое, в том числе, зависит от различной правовой квалификации данных цифровых активов в конкретной юрисдикции, особенностей налогового законодательства страны и различных подходов к возникновению налоговых событий, которые могут генерировать криптовалюты на различных стадиях своего «жизненного цикла», начиная от получения, в т.ч. в результате майнинга, до их выбытия. Данные обстоятельства в совокупности с существенностью показателей оборота криптовалют вследствие их глобального использования физическими и юридическими лицами во всем мире, прежде всего для целей извлечения дохода, предопределяют необходимость более подробного рассмотрения вопросов налогового регулирования операций с криптовалютами и возникающих при этом проблем.

5. Налоговое регулирование операций с криптовалютами

Платежные токены (криптовалюта, виртуальная валюта, цифровая валюта) являются первым по созданию и наиболее распространенным видом криптоактивов (в настоящее время существует более 17 000 разных криптовалют [32]), предоставляющим владельцу цифровое право на их использование в качестве расчетной единицы для приобретения товаров, работ или услуг. Термин «платежные токены» включает в себя также более поздние формы их разработки, обеспеченные реальными активами (например, фиатными валютами или ценными бумагами), которые являются более стабильной формой криптовалют и поэтому называются «стейблкойны». Кроме того, к платежным токенам относится также еще одна относительно недавняя форма – «цифровая валюта центрального банка», которая поддерживается государственными органами и рассматривается в качестве цифровой формы национальной валюты. В настоящее время ряд стран проводят активные исследования в области необходимости введения данной формы валюты (Китай, Швеция, США, Канада, Великобритания, Южная Корея, Норвегия и др.) [33].

Безусловным лидером по объему рыночной капитализации, занимающим около 41% объема среди всех криптовалют, в настоящее время является самая популярная криптовалюта биткоин. Данные по рыночной капитализации десяти ведущих криптовалют в мире приведены в таблице 1.

Таблица 1 - Ведущие криптовалюты по объему капитализации [34]

Наименование

Обозначение

Цена

Рыночная капитализация

1

Биткоин

BTC

21 355,26 $

407 100 392 813 $

2

Эфириум

ETH

1 189,62 $

142 128 427 215 $

3

Tether

USDT

1,00 $

65 942 542 382 $

4

USD Coin

USDC

1,00 $

55 437 847 776 $

5

Binance Coin

BNB

237,08 $

38 653 045 987 $

6

Binance USD

BUSD

1,00 $

17 859 584 830 $

7

Ripple

XRP

0,340627 $

16 461 224 086 $

8

Кардано

ADA

0,472742 $

15 965 161 498 $

9

Solana

SOL

37,20 $

12 838 785 539 $

10

Dogecoin

DOGE

0,068201 $

9 042 501 298 $

Во многих странах криптовалюты (виртуальные валюты) считаются «законными», поскольку их покупка и продажа не запрещены, также как не запрещено их использование для покупки товаров и услуг. Однако некоторые юрисдикции пошли по пути как полного, так и частичного запрета на виртуальные валюты. Общий запрет на использование виртуальных валют и/или любых транзакций, связанных с виртуальными валютами, введен в Бангладеше, Боливии, Ираке, Марокко, Непале, Северной Македонии, Лесото, Саудовской Аравии. Некоторые юрисдикции, включая Алжир, прямо отмечают, что владение виртуальными валютами является незаконным [35].

Существуют юрисдикции, которые ввели запрет на использование виртуальных валют в качестве платежного средства, то есть покупка товаров и услуг с использованием виртуальных валют запрещена. Юрисдикции с такими запретами включают в себя, в частности, Эквадор [36] и Индонезию [37].

Среди налоговых событий, приводящих к необходимости уплаты налогов при совершении операций с криптовалютами, следует выделить получение криптовалют, в т.ч. в результате майнинга, бесплатной раздачи (airdrop), жесткого разветвления в сети в связи с изменением протокола блокчейн-проекта (hard fork), а также выбытие криптовалют в результате обмена на другие криптовалюты, товары, услуги либо фиатные валюты, либо одностороннее выбытие в результате утраты, дарения.

Первым налоговым событием в жизненном цикле криптовалюты в основном считается майнинг криптовалюты (Андорра, Финляндия, Япония, Новая Зеландия, США, Великобритания) [38, с.24]. То есть стоимость полученной единицы виртуальной валюты включается в налогооблагаемый доход при получении токена, подоходный налог применяется по обычной ставке в рамках этой категории доходов либо по ставкам личного или корпоративного подоходного налога. Расходы, связанные с получением этого дохода, подлежат вычету.

В некоторых юрисдикциях получение новой единицы виртуальной валюты не считается налогооблагаемым событием и в качестве такового рассматривается только выбытие (Чехия, Франция, Польша). В этом случае общая стоимость виртуальной валюты на дату ее выбытия включается в налогооблагаемый доход, во многих случаях за вычетом затрат, понесенных на приобретение актива. Эти вычеты, как правило, также включают вычислительные затраты майнинг.

Также существуют юрисдикции, в которых порядок налогообложения различается в зависимости от того происходит майнинг в личных или в коммерческих целях (Австралия, Канада, Германия, Нидерланды).

Налоговые вопросы при получении криптовалют в результате бесплатной раздачи (airdrops), урегулированы лишь в небольшом количестве юрисдикций, в том числе и потому, что такие токены обычно распределяются в минимальных количествах и имеют небольшую рыночную стоимость, т.к. их основная цель – повышение осведомленности о новом проекте. В Великобритании, например, в случае если токены получены без необходимости совершения каких-либо действий взамен и не получены в рамках бизнес-деятельности, связанной с криптоактивами или майнингом при получении таких токенов доход декларировать не нужно. Рыночная стоимость полученных криптоактивов считается стоимостью приобретения и криптоактивы будут облагаться налогом на прирост капитала при их выбытии [39]. В США новые монеты, полученные через airdrops, облагаются налогом как обычный доход на основании их рыночной стоимости, при этом если токены не котируются на бирже и не имеют никакой рыночной цены, доход от их получения не облагается налогом [40].

Также как и в случае раздачи криптовалют, получение новых монет в результате хардфорка (разделения единого блокчейна на два вследствие существенного изменения правил его протокола) остается в основном не урегулированным [41]. В результате хардфорка появляется новая цепочка блоков и все держатели криптовалюты в старой цепочке получают «бесплатные» криптовалюты. Является ли налоговым событием получение новых криптовалют при хардфорке, момент возникновения дохода, подтверждение размера такого дохода при получении монет и их выбытии, ответы на данные вопросы еще предстоит дать в большинстве юрисдикций.

Выбытие виртуальной валюты обычно приводит к возникновению налогооблагаемого события. Выбытие может происходить в обмен на вознаграждение – например, через обмен на фиатную валюту, другую виртуальную валюту, цифровой актив, товар, услугу или в ситуации без взаимного обмена ценностями, или без участия сторон, например, через дарение, наследование, потерю или кражу.

Обычно обмен между виртуальными и фиатными валютами считается налогооблагаемым событием. В ряде стран проводится различие между обменами, осуществляемыми частными лицами, и обменами, осуществляемыми в ходе предпринимательской деятельности. Лица или компании, участвующие в эпизодически приносящей доход деятельности, связанной с криптовалютами, в личных целях, облагаются налогом на прирост капитала, что означает, что к приросту капитала могут применяться льготы и пониженные ставки.

Виртуальные валюты также могут быть обменены в оплату товаров или услуг, или заработной платы. Эти сделки в основном рассматриваются как бартерные сделки для целей налогообложения. Выбытие токена для оплаты товаров и услуг обычно влечет за собой налогооблагаемое событие для владельца виртуальной валюты. Что касается получателя виртуальной валюты в качестве оплаты товара, услуги или заработной платы, то получение виртуальной валюты не меняет базового налогового режима, который применялся бы, если бы покупка была совершена в фиатной валюте.

Вопросы налогообложения при выбытии виртуальных валют в случаях отсутствия встречного предоставления (дарение, наследование, хищение) достаточно редко рассматриваются специально в налоговых руководствах иностранных юрисдикций.

В тех случаях, когда виртуальная валюта подарена, возможны разные варианты регулирования. Во-первых, дарение может рассматриваться как выбытие для целей налогообложения для дарителя и может привести к налогооблагаемому событию, хотя могут существовать исключения для пожертвований зарегистрированным благотворительным организациям (Великобритания) [42]. Во-вторых, подарок может не приводить к налоговым последствиям для любой из сторон. Примером второго подхода может быть США, где дарение стоимостью менее 15 000 долларов США не влечет за собой налоговых обязательств ни для дарителя, ни для одаряемого [43, с.25].

В части обложения налогом на добавленную стоимость в странах Евросоюза с 2015 г. было достигнуто единое понимание о том, что операции с криптовалютой не облагаются НДС (как майнинг, так и обмен). Это связано с тем, что в октябре 2015 г. Европейский суд (European Court of Justice) вынес решение по делу Skatteverket v Hedqvist [44] о том, что услуги обмена виртуальных валют на фиатные валюты и наоборот НДС не облагаются. Европейский суд постановил, что виртуальные валюты сопоставимы с фиатными валютами в том смысле, что их единственной целью является обеспечение обмена. Поэтому суд постановил, что операции, включая обмен фиатной валюты на виртуальную валюту и наоборот, являются операциями, освобожденными от уплаты НДС. Аналогичный подход применяется во многих юрисдикциях за пределами ЕС.

Имущественное налоговое регулирование в части криптовалют осуществляется в небольшом количестве стран, которые выпустили руководящие указания о применении к данным активам налогов на наследство, дарение, богатство и подобных налогов. В частности, в Великобритании виртуальные валюты рассматриваются как собственность для целей закона о налоге на наследство, поэтому они будут засчитываться в общую стоимость имущества, которая будет облагаться налогом, если она превысит 325 000 фунтов стерлингов [42]. В Финляндии виртуальные валюты, полученные по наследству, облагаются налогом по стоимости их приобретения. Последующие доходы от выбытия также облагаются налогом на прирост капитала [45].

6. Проблемы налогового регулирования операций с криптовалютами и пути их решения

Повсеместное использование криптовалют, особые свойства данного вида криптоактивов создают уникальные проблемы для налогового регулирования операций с ними.

Прежде всего, также как отсутствует единое понимание, что представляют собой криптоактивы, отсутствует единый подход к определению правового статуса криптовалют, что влияет на разные правила их налогового регулирования. Криптовалюты могут рассматриваться в разных странах в качестве нематериального актива, товара, имущества, валюты, финансового актива, частных денег и т.д. Отнесение криптовалют к тому или иному виду актива влечет применение соответствующих правил налогообложения.

Отсутствие соответствующего законодательства, в т.ч. специальных изменений в налоговом законодательстве в части операций с криптовалютами, не влечет отсутствие налогообложения, однако создает сложности определения налоговых событий при различных видах операций с криптовалютами. Вопросы, которые возникают не только у налогоплательщиков, но и у налоговых органов:

- возникает ли и в какой момент налогооблагаемый доход при майнинге, при получении монет в результате раздачи (airdrops) или жесткого разветвления сети (hardfork), как подтверждать стоимость новых монет и производить их оценку, в т.ч. в ситуации отсутствия официальных курсов на новые монеты, не торгуемые на криптовалютных биржах?

- следует ли считать событием, влекущим налоговые обязанности у участников криптовалютных операций, обмен одних криптовалют на другие цифровые активы, фиатные валюты или товары?

- какие виды прямых налогов (на доходы, на прирост капитала, имущественные налоги) следует применять к доходам от операций с криптовалютами и хранению криптовалют?

- облагать ли НДС операции с криптовалютами и как рассчитывать налоговую базу в случае обложения?

Ряд ученых, анализируя вопросы регулирования операций с криптовалютами, сходятся во мнении, что особые сложности в данной сфере связаны с затруднением выявления операций с криптовалютами, установления получателя дохода вследствие децентрализации данных активов, высокой степени анонимности транзакций, отсутствия банковских посредников в расчетах, международного характера использования и не подпадания операций с криптоактивами под существующие правила и стандарты обмена информацией, в т.ч. на межгосударственном уровне. На проблему искажений, вызванных отсутствием взаимосвязи между финансовой деятельностью налогоплательщиков в криптосфере и налоговым контролем, обращает внимание, в частности А.В. Тихонова [46]. М.Р. Пинская, К.Н. Цаган-Манджиева отмечают риски размывания налоговой базы в сфере операций с криптовалютой вследствие «отсутствия привязки блокчейн-платформы к географическим границам конкретного государства», «неимения у экономических агентов потребности в делегировании части своих полномочий государству как институту власти», а также независимости от финансовых посредников – банков, от которых обычно в налоговые органы поступает информация о движении капиталов [47].

При этом автор статьи согласна, в частности, с И.Д. Фиалковской, которая, с одной стороны, акцентирует внимание на проблеме уклонения от уплаты налогов в данной сфере, отмечая что в криптовалютной среде возникают аналоги офшоров и нужен стабильный подход к законодательству, контролю и сотрудничеству, при этом, с другой стороны, существует опасность того, что данная сфера может стать излишне зарегулированной, что может помешать цифровому развитию отдельных юрисдикций (а также соответственно снизить налоговые поступления) вследствие оттока инвесторов в другие более лояльные юрисдикции [48].

Решение обозначенных проблем, по мнению автора, сводится к деятельности по нескольким направлениям. Законодательное определение правового статуса криптовалюты на уровне отдельной юрисдикции будет способствовать более точному пониманию своих налоговых обязательств участниками криптовалютных операций, позволит пользоваться в полной мере налоговыми правилами, установленными для определенной категории активов, в т.ч. применять соответствующие льготные положения.

Определение момента возникновения и порядка налогообложения доходов, образующихся в результате совершения операций с криптовалютами, в т.ч. при майнинге, бесплатной раздаче, хардфорке, выбытии в результате обмена на другие цифровые активы, фиатные валюты или в случае одностороннего выбытия, установление понятных правил оценки полученного дохода приведет к возрастанию самостоятельного декларирования дохода добросовестными налогоплательщиками, увеличению налоговых поступлений в бюджет, а также снизит риски споров с налоговыми органами вследствие возможного разного толкования налоговых обязанностей сторон криптовалютных сделок.

Точечная корректировка норм налогового законодательства, направленная на установление преференций в криптовалютной сфере, например, установление отсутствия необходимости обложения НДС операций с криптовалютами, введение пониженных ставок по подоходным налогам либо в целом освобождение от налогообложения (как предлагается, в частности, Д.А. Кочергиным [49], М.Р. Пинской и К.Н. Цаган-Манджиевой [47]) в зависимости от сроков владения, категории налогоплательщика, суммовому порогу, позволит, с одной стороны, сохранить инвестиционную привлекательность работы в отдельной юрисдикции, с другой стороны, снизит затраты на администрирование, выявление доходов мелких инвесторов, обеспечив при этом поступление налоговых платежей в бюджет из-за отсутствия необходимости совершения теневых операций в данной сфере вследствие необременительного регулирования.

Критически важным направлением работы в сфере совершенствования налогового регулирования операций с криптовалютами является повышение прозрачности операций с данным видом активов, поскольку без возможности проверки задекларированных доходов, вероятность их достоверного декларирования невысока. Выполнению данной задачи будет способствовать введение специальных требований к участникам рынка криптоактивов (например, квалификационные требования), финансовым посредникам (обязанность обмена информацией, налоговое агентирование, необходимость соблюдения процедур антиотмывочного законодательства для целей идентификации участников операций).

Кроме того, одних односторонних мер, применяемых в рамках отдельных государств, недостаточно, в этой связи автор безусловно согласна с А.В. Тихоновой [46], М.Р. Пинской [47] о необходимости расширения международного сотрудничества в сфере обмена информацией в отношении сделок с виртуальными валютами и создания соответствующих каналов обмена информацией. Важным шагом в данном направлении является работа ОЭСР над стандартом в сфере оборота криптоактивов, аналогичным тому, который применяется в традиционной экономике для борьбы с уклонением от уплаты налогов [50], имплементация которого в национальное законодательство отдельных юрисдикций значительно усилит вклад в международную борьбу с уклонением от уплаты налогов в криптосфере.

7. Налоговое регулирование операций с криптоактивами в Российской Федерации

Развитие регулирования цифровых активов, в том числе вопросы налогообложения их оборота, является одним из приоритетных направлений реализации государственной политики в России. В рамках национального проекта «Национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации» [51], установлены сроки реализации нормативного регулирования цифровой среды с 01.11.2018 по 31.12.2024, в соответствии с которыми происходит последовательное принятие правовых актов, регламентирующих отношения, связанные с цифровыми активами.

В 2019 году были приняты поправки в Гражданский кодекс РФ, которые ввели в гражданский оборот конструкцию «цифровые права» (ст. 141.1 Гражданского кодекса РФ), под которыми понимаются «обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам». Как указывают специалисты, принятие данных поправок по сути означает регламентацию токенов, что безусловно шире такой категории, как криптовалюты [52]. Далее последовало принятие закона о краудфандинге (Федеральный закон от 02.08.2019 № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»), вступившего в силу с 1 января 2020 г. Указанным законом было введено регулирование утилитарных цифровых прав (цифровых прав по требованию передачи вещи, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, выполнения работ или оказания услуг), по сути являющихся имущественными правами.

С 1 января 2021 г. вступил в силу Федеральный закон от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – закон о ЦФО). В рамках данного закона были даны определения цифровых финансовых активов и цифровой валюты, установлены особенности регулирования их выпуска и оборота. Появление в России закона о ЦФО было призвано урегулировать рынок привлечения капитала с использованием новых технологий, а также определить правовой статус размещаемых инструментов и требования к инфраструктуре, где происходит их размещение и оборот. В зависимости от прав, которые предоставляют своему обладателю цифровые финансовые активы, они могут быть близки по своей сути к существующим инструментам финансового рынка, например, к акциям, облигациям, производным финансовым инструментам. Регулятором в данной сфере выступает Банк России, которой контролирует инфраструктуру выпуска и обмена цифровых финансовых активов, включает соответствующие нормативным требованиям юридические лица в реестр операторов информационных систем, в которых осуществляется выпуск цифровых финансовых активов.

В отношении развития рынка цифровых финансовых активов в России эксперты настроены позитивно и отмечают, что данные инструменты имеют большой потенциал, поскольку в настоящее время в условиях внешнего санкционного воздействия, когда традиционный финансовый рынок подвергся серьезным испытаниям, вопросы привлечения финансирования со сниженными издержками для бизнеса (данную задачу способны решить цифровые финансовые активы) выходят на первый план [53].

В целях обеспечения более эффективного функционирования данных инструментов, повышения конкурентоспособности цифровых прав в России в развитие положений закона о цифровых финансовых активах 14.07.2022 Президентом РФ был подписан закон о налогообложении операций с цифровыми финансовыми активами [54]. Данным документом вносятся изменения в Налоговый кодекс РФ в части освобождения от обложения НДС выпуска финансовых активов, услуг операторов информационных систем, операторов обмена, а также услуг по обеспечению доступа пользователей к указанным информационным системам. При реализации цифровых активов налоговой базой по НДС будет являться разница между ценой реализации такого актива и ценой его приобретения.

Прибыль или убыток от сделок с рассматриваемыми активами будет определяться совокупно с операциями с необращающимися ценными бумагами и необращающимися производными финансовыми инструментами и отдельно от общей налоговой базы. По отдельным видам доходов российских организаций - обладателей цифровых финансовых активов будет применяться пониженная ставка налога на прибыль в размере 13 процентов, для аналогичных доходов иностранных организаций - ставка 15 процентов. Исчисление и уплата НДФЛ будет производиться налоговыми агентами, которыми могут быть в том числе операторы информационных систем или обмена.

Таким образом, в отношении оборота цифровых финансовых активов вопрос их налогообложения урегулирован на законодательном уровне. Более сложной представляется ситуация с оборотом криптовалюты (цифровой валюты в более часто встречающейся в России терминологии).

Дискуссии о легализации криптовалюты ведутся в России на протяжении последних пяти лет, официально цифровая валюта не запрещена. При этом законом о ЦФО помимо того, что было введено определение цифровой валюты, также был установлен запрет на прием цифровой валюты в качестве оплаты товаров, работ и услуг. Появилась норма о том, что требования указанных лиц, связанные с обладанием цифровой валютой, подлежат судебной защите только при условии информирования ими о фактах обладания цифровой валютой и совершения гражданско-правовых сделок и (или) операций с цифровой валютой в порядке, установленном налоговым законодательством РФ. Со стороны Банка России неоднократно высказывалась позиция о необходимости ограничения обращения данного актива на территории России, в т.ч. запрета майнинга криптовалют из-за негативного влияния данных криптоактивов на показатели инфляции, использования их в незаконной деятельности и высоких рисков потери благосостояния граждан [4]. С критикой данной позиции выступают как представители бизнес-сообщества, так и некоторые государственные органы. В частности, Министерство экономического развития, Минфин России, многие государственные деятели считают необходимым легализовать криптовалюты, введя их регулирование, поскольку запретить данное явление невозможно. Согласно исследованиям Кембриджского университета, Россия находится на 3 месте в мире по объему майнинга криптовалют [55]. В феврале 2022 соответствующий законопроект «О цифровой валюте» был внесен Минфином России на рассмотрение в Правительство РФ [56], в мае 2022 законопроект «О майнинге в Российской Федерации» поступил в Государственную Думу и планируется к рассмотрению в осеннюю сессию 2022 [57]. Полагаем, что регулирование данной сферы, в том числе законодательное определение майнинга, регламентация порядка оплаты цифровой валюты, установление требований к участникам криптовалютных операций, операторам обмена цифровых валют повысит прозрачность сделок и соответственно позволит повысить показатели собираемости налогов.

В настоящее время крипторынок в России оценивают в 16,5 млрд. руб. (показатель, сопоставимый по объему с суммой всех депозитов российских граждан на счетах в банках), криптокошельки есть у 12% населения страны, а потенциал дополнительных налоговых поступлений в бюджет вследствие законодательного урегулирования оборота криптовалют оценивается в размере примерно 1 трлн. руб. [58].

Примером продолжения планов государства по усилению налогового контроля криптовалютных операций является внесение 1 декабря 2020 Правительством РФ для рассмотрения в Государственную Думу проекта поправок в Налоговый кодекс РФ, связанных с цифровой валютой [59]. В настоящее время по состоянию на 16.07.2022 года законопроект принят в первом чтении и дорабатывается с учетом замечаний от профильных комитетов, правового управления для рассмотрения во втором чтении.

Предлагаемые законопроектом изменения касаются двух направлений. Во-первых, вводятся содержательные изменения непосредственно в части налогообложения операций с криптовалютами. Цифровая валюта признается имуществом, не подлежащим амортизации, операции с такой валютой не должны облагаться НДС. Во-вторых, изменения касаются порядка администрирования операций с криптовалютами. Владельцы криптовалют обязаны будут ежегодно отчитываться в налоговые органы о наличии криптовалют, их обороте и остатке, в случае если сумма поступлений или списаний цифровой валюты за год составила более 600 тыс. руб. За нарушения налоговых обязанностей вводятся существенные штрафы: 10% за непредставление отчетности от суммы поступлений или списаний цифровой валюты; 40% от суммы неуплаченного налога при осуществлении расчетов с использованием цифровой валюты.

Несмотря на то, что в законопроекте не отражены такие спорные вопросы как налогообложение дохода при получении криптовалюты в результате майнинга, дата признания такого дохода, в качестве положительного момента следует отметить урегулирование вопроса о правовом статусе криптовалют. Закрепление правового статуса криптовалюты в качестве имущества для налоговых целей позволит урегулировать спорные вопросы применения освобождения от обложения НДФЛ дохода от продажи криптовалюты, находившейся в собственности более трех лет, на основании положений п. 17.1 ст. 217 Налогового кодекса РФ, а также использовать имущественный налоговый вычет, предусмотренный пп. 1 п. 1 ст. 220 Налогового кодекса РФ.

В настоящее время, в ответ на многочисленные запросы налогоплательщиков (в справочно-правовой системе «КонсультантПлюс» содержится более 30 запросов) о порядке обложения налогом на прибыль, НДФЛ дохода от криптовалют, Минфин РФ разъясняет, что поскольку правовой статус криптовалют в России не определен, доход, полученный от операций с криптовалютами, должен облагаться налогами в общем порядке. При этом в части обложения НДФЛ, поскольку криптовалюта не отнесена к имуществу в налоговых целях, право на имущественный вычет у физических лиц отсутствует до введения специального регулирования (например, Письма Минфина России от 04.09.2018 № 03-04-05/63144, от 08.11.2018 № 03-04-07/80764, от 26.09.2019 № 03-04-05/74126).

8. Выводы

Анализ подходов к регулированию операций с криптоактивами в различных юрисдикциях, отчетов международных организаций в данной сфере показывает, что, во-первых, расширение криптоотрасли как специфической отрасли цифровой экономики, ее растущее влияние на традиционные финансовые рынки и во многом теневой характер операций вызывает озабоченность государственных регуляторов в отношении налоговых последствий совершения операций с криптоактивами.

Во-вторых, криптоактивы являются специфической категорией в целях налогообложения и налогового администрирования в силу наличия уникальных характеристик, в том числе децентрализации, высокой степени анонимности, возможности выступать разными видами криптоактивов в зависимости от целей использования, что в совокупности с международным характером использования и устранением банковских посредников затрудняет налоговое регулирование операций с данным видом активов, создает ряд проблем, не свойственных при совершении операций с традиционными инструментами и требует донастройки налогового законодательства;

В-третьих, единое определение понятия «криптоактивы» и общепринятая классификация отсутствуют, в целом под таковыми следует понимать цифровые активы, основанные на технологии распределенного реестра и методах криптографии. В зависимости от назначения использования для целей налогового регулирования возможно условное разделение криптоактивов на платежные токены (криптовалюты), инвестиционные токены и утилитарные токены.

В-четвертых, в отношении инвестиционных токенов применимым является законодательство о финансовых инструментах, ценных бумагах с соответствующим режимом налогообложения. Приобретение утилитарных токенов можно рассматривать в качестве предоплаты за будущие товар, услугу, поэтому размещение данных токенов зачастую не вызывает налоговые последствия до момента реализации товара или услуги.

В-пятых, подходы к прямому налогообложению операций с криптовалютами на разных стадиях их оборота дифференцированы в разных юрисдикциях, понимание вопросов косвенного налогообложения отличается большим единообразием и в основном заключается в отсутствии необходимости обложения НДС.

В-шестых, отсутствие специальных норм налогового регулирования операций с криптоактивами не означает невозможность налогообложения. Операции обычно облагаются в соответствии с нормами законодательства, регулирующими налогообложение аналогичных активов, однако порождают множество частных вопросов, связанных со спецификой оборота криптоактивов, могут приводить к различному пониманию налоговыми органами и участниками сделок налоговых последствий таких сделок, занижению уплаты налогов в бюджет.

В-седьмых, точечные корректировки налогового законодательства в части закрепления правового статуса криптоактивов для целей налогообложения, формирования налоговой базы и момента признания дохода при совершении отдельных операций с криптоактивами, освобождение операций от НДС по аналогии с правилами для финансовых инструментов, позволят повысить инвестиционную привлекательность отдельных видов криптоактивов и будут способствовать дальнейшему развитию цифровизации экономики и получению преимуществ от использования передовых информационных технологий.

В-восьмых, критически важным вопросом в сфере совершенствования налогового регулирования операций с криптоактивами является повышение прозрачности совершаемых операций, что достигается введением специальных требований к участникам рынка криптоактивов (реестры участников, квалификационные требования), финансовым посредникам (обязанность обмена информацией, налоговое агентирование), необходимостью соблюдения процедур антиотмывочного законодательства для целей идентификации участников операций, введением специализированной отчетности, предоставляемой в налоговые органы. В случае совершения операций без участия каких-либо посредников важным является использование не «метода кнута» (вводя, например, уголовное наказание за действия, которые сложно проконтролировать), а методом «пряника», стимулируя самостоятельное декларирование гражданами доходов от операций с криптоактивами (например, вводя пониженные налоговые ставки, упрощая процедуру отчетности, предоставляя правовую защиту официально задекларировавшим криптовалюты лицам). Данные меры будут способствовать совершенствованию налогового администрирования криптоиндустрии, что должно привести к повышению собираемости налогов и сокращению теневого сектора экономики.

В целом необходимо отметить, что, учитывая международный характер операций с криптоактивами, односторонние меры, принимаемые в рамках отдельных юрисдикций в сфере налогового регулирования данных операций, должны быть усилены повышением международного сотрудничества и синхронизацией действий государств по выявлению операций с криптоактивами и обмену информацией о таких операциях. К концу 2022 г. ОЭСР планирует завершить работу над стандартом в сфере оборота криптоактивов, аналогичным тому, который применяется в традиционной экономике для борьбы с уклонением от уплаты налогов. После выпуска ОЭСР соответствующего документа международная борьба с уклонением от налогообложения в криптосфере получит новый импульс, а ряд положений нового стандарта будет целесообразно имплементировать в национальное законодательство отдельных юрисдикций.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в рецензируемой статье выступает налоговое регулирование операций с криптовалютами, этот вопрос рассматривается авторами на примере российской и зарубежных практик.
Актуальность исследования обусловлена тем, что в настоящее время общая рыночная капитализация рынка криптовалют составляла уже более 2 трлн. долларов США. необходимостью обобщения опыта налогового регулирования операций с криптоактивами.
К элементам приращения научного знания можно отнести систематизацию ключевых налоговых вопросов, поднимаемых налоговыми администрациями в разных странах, в контексте налогового регулирования операций с криптоактивами.
В статье анализируются налоговые вызовы, возникающим из цифровизации экономики; отмечается важность рисков уклонения от уплаты налогов, связанных с виртуальными валютами; рассматриваются вопросы законности и налоговых последствий операций с криптовалютами в различных юрисдикциях. Авторы статьи отмечают, что в настоящее время у государственных администраций нет единого понимания правовой сущности криптовалют, поэтому и порядок налогового регулирования операций с криптоактивами также различен. В статье приводятся примеры стран, в которых введен запрет на использование виртуальных валют (Бангладеш, Боливия, Ирак, Марокко, Непал, Северная Македония, Лесото, Саудовская Аравия), запрет на использование виртуальных валют в качестве платежного средства (Эквадор и Индонезия), а также отмечается, что в большинстве юрисдикций криптовалюты являются активом, генерирующим прирост капитала, который облагается налогом типичным для этой формы дохода способом. Авторами отражен также подход, согласно которому налогооблагаемым событием считается выбытие криптовалюты (Чехия, Франция, Польша) – в налогооблагаемый доход уменьшается на сумму затрат, понесенных на приобретение актива или вычислительные затраты на майнинг. Рассматриваются юрисдикции, в которых порядок налогообложения различается в зависимости от того происходит майнинг в личных целях или в коммерческих (Австралия, Канада, Германия, Нидерланды), осуществляется юридическими или физическими лицами (Швейцария). Авторы статьи отмечают, что в РФ, как во многих странах, доход от операций с криптоактивами облагается типичными налогами, применяемыми к тому виду активов, к которому могут быть отнесены криптоактивы в конкретной юрисдикции. Далее в статье рассмотрены изменения в части налогового администрирования обложения операций с криптоактивами, отмечена затруднительность налогового администрирования и выявления операций с криптоактивами в силу их особых свойств (децентрализация, анонимность операций, международный характер операций).
Библиографический список включает 20 наименований источников – интернет-ресурсы, законодательные и нормативные акты, письма Федеральной налоговой службы и Министерства финансов Российской Федерации, на каждый из источников в тексте имеется адресная ссылка, что свидетельствует о наличии в публикации апелляции к оппонентам.
Рецензируемая статья не лишена недоработок. Во-первых, материал статьи не структурирован надлежащим образом – в тексте не выделены общепринятые в современных научных публикация разделы, такие как Введение, Материал и методы, Результаты и их обсуждение, Выводы (или заключение). Во-вторых, в списке использованных источников не приведена ни одна научная статья отечественных авторов по рассматриваемой проблеме из периодического рецензируемого научного журнала – авторы почему-то решили ограничиться обобщением интернет-источников, правовых и нормативных актов. В-третьих, в статье не указы методы научных исследований, с помощью которых исходные материалы были преобразованы в результаты.
Тема статьи актуальна, материал соответствует тематике журнала «Налоги и налогообложение», может вызвать интерес у потенциальных читателей и рекомендуется к опубликованию после его доработки в соответствии с высказанными замечаниями.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования. Статья посвящена налоговому регулированию операций с криптоактивами в России и за рубежом. Содержание статьи соответствует заявленной теме, но крайне слабо сформулирована авторская позиция по рассматриваемым вопросам.

Методология исследования. Автор опираясь на информационно-аналитические материалы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Центрального Банка Российской Федерации, а также законопроекты излагает особенности налогового регулирования операций с криптовалютами. При этом, в тексте статьи недостаточно уделено внимание изучению числового материала, отсутствие которого значительно снижает впечатление от рецензируемой статьи. В то же время его использование позволило бы повысить качество научного аппарата и усилить аргументацию авторских суждений.

Актуальность выбранной темы исследования не вызывает сомнения. Данные вопросы находятся в поле активного обсуждения не только в научной среде, но и среди высших должностных лиц большинства стран мира, специалистов финансовых (в т.ч. налоговых) органов и центральных банков, финансовых аналитиков и экономических экспертов. В связи с этим чёткое определение проблемных областей и разработка практических рекомендаций по управлению ими полностью соответствуют современной финансовой повестки, а также целям по снижению теневого сектора экономик (в т.ч. российской).

Научная новизна. Ввиду того, что рецензируемый текст представляет собой качественно сформированный набор фактов из различных источников, без какой-либо авторской оценки, научная новизна отсутствует. Доработка статьи посредством дополнения обоснованными перечнями проблем и предложений по их решению позволит сформировать отдельные элементы научной новизны.

Стиль, структура, содержание. Стиль изложения частично научный, в отдельных случаях текст статьи содержит просторечные выражения из разговорного стиля (например, использование слова «можно»: «Кроме того, к изменениям в части налогового администрирования можно отнести…»). Структура статьи чётко обозначена, но представляется недостаточной: по мнению рецензента, её необходимо дополнить блоками «Проблемы налогового регулирования операций с криптовалютами» и «Рекомендации по решению проблем налогового регулирования операций с криптовалютами»). Особенно обращает на себя внимание отсутствие анализа числовых данных по рассматриваемым вопросам. В частности, представляет особый интерес: какой объём средств можно привлечь в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации при усилении налогового регулирования операций с криптовалютами? Сколько средств необходимо потратить на его осуществление? Каков будет реальный экономический эффект (прямой и косвенный) от усиления налогового регулирования?

Библиография. Подавляющая часть библиографического списка состоит из нормативных правовых актов и информационно-аналитических материалов ОЭСР. При этом, многочисленные публикации отечественных и зарубежных исследователей поднимаемых в статье вопросов не рассмотрены автором.

Апелляция к оппонентам. Учитывая отсутствие качественной проработки научных публикаций по рассматриваемым вопросам, какая-либо научная дискуссия в статье отсутствует. Автору рекомендуется осуществить обсуждение полученных при доработке статьи проблем и путей их решения с идеями, отражёнными в изданиях других учёных.

Выводы, интерес читательской аудитории. С учётом вышеизложенного, статья может быть рекомендована к опубликованию только после качественной доработки и проведения повторного рецензирования. При её полном осуществлении с учётом повышенной актуальности темы в современных социально-экономических условиях статья рекомендуется к оперативному опубликованию ввиду огромного интереса широкого круга читателей.


Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Налоговое регулирование операций с криптоактивами в России и за рубежом
Криптоактивы все больше проникают в экономические отношения, становясь их неотъемлемой составляющей. В отдельных странах объем криптоактивов сопоставим с объемом средств на счетах граждан и организаций. Столь стремительное развитие рынка криптоактивов еще не подкреплено теоретико-методологической платформой, как и регуляторной базой. Представленная статья посвящена проблемам регулирования и налогообложения криптоактивов и операций с ними. Заголовок статьи соответствует содержанию.
В статье выделены разделы с подзаголовками, что соответствует представленным требованиям журнала «Налоги и налогообложение». Во «Введении» автор характеризует актуальность и значимость выбранного направления исследования, ставит цель и задачи исследования, приводит основные отечественные исследования в обозначенной области последних лет. В разделе «Материал и методы» автор описывает используемые источники информации. Среди которых информационно-аналитические материалы ОЭСР, ФАТФ, Банка России, ФНС РФ и Министерства финансов. В третьем разделе «Криптоактивы как специфическая категория для целей налогообложения» автор рассматривает подходы к определению криптоактивов, различные их классификации, приводит обзор современной литературы по изучаемой проблематике. Автор предлагает классифицировать криптоактивы в зависимости от их экономических функций. На основании обобщения подходов автор приходит к выводу, что отдельные черты, присущие только криптоактивам, приводят к необходимости их обособленного регулирования и налогообложения по отношению к иным финансовым активам. В четвертом разделе «Основные подходы к налогообложению операций с криптоактивами» автор рассматривает ключевые подходы к налогообложению криптоактивов, выделяя их по видам операций. Раздел «Налоговое регулирование операций с криптовалютами» посвящен описанию вариантов налогообложения криптоактивов – подоходному, имущественному и косвенному в различных странах. Автор рассматривает преимущества и недостатки видов налогов на основе критического анализа результатов предыдущих исследований в рассматриваемой области. В шестом разделе «Проблемы налогового регулирования операций с криптовалютами и пути их решения» описаны проблемные дискуссионные вопросы государственного регулирования криптоактивов. Седьмой раздел «Налоговое регулирование операций с криптоактивами в Российской Федерации» посвящен описанию развития налогообложения и государственного регулирования цифровых финансовых активов в России. Примечательно, что автором проанализирован принятый в июле 2022 г. федеральный закон по налогообложению цифровых финансовых активов. В заключении автором сформулированы выводы по результатам исследования.
В исследовании использованы известные общенаучные методы: анализ, синтез, сравнение, восхождение от абстрактного к конкретному, логический метод и т.д. Среди специфических методов исследования автором применен сравнительно-правовой анализ.
Выбранная тема исследования чрезвычайно актуальна. Развитие цифровой экономики требует соответствующего, а теперь уже, опережающего формирования и совершенствования процессов и механизмов ее государственного регулирования. На финансовом рынке цифровизация проявляется наиболее ярко. Не зря выделяют отдельный сектор, называя его финтех. Появление цифровых валют, цифровых активов, цифровых финансовых продуктов и услуг, предоставляемых кредитными и страховыми организациями, побуждают правительства и органы финансового надзора стран по всему миру разрабатывать инновационные подходы к регулированию соответствующих сфер. В России в 2017 г. принята Программа «Цифровая экономика Российской Федерации», направленная на повышение конкурентоспособности российской экономики. Развитые страны и страны БРИКС опередили Россию в утверждении программ цифровой трансформации экономики в целом на 2-3 года и более. В настоящее время также реализуется национальный проект «Цифровая экономика». В июле 2022 г. принят закон о налогообложении цифровых финансовых активов, что подтверждает своевременность представленной статьи.
Статья обладает практической значимостью в части определения проблем налогообложения цифровых финансовых активов и перспектив его развития. Сформированные предложения автора представляют интерес в части оценки возможности их практической реализации.
Автором не сформулированы пункты научной новизны исследования. Вместе с тем, полагаем, что сформированные авторские подходы к определению сущности и классификаций криптоактивов могут претендовать на приращение научного знания в исследуемой области.
Стиль статьи является научным и соответствует требованиям журнала. Обращает на себя внимание отсутствие иллюстративного материала (за исключением одной таблицы). Его наличие будет способствовать повышению уровня восприятия результатов исследования читателями.
Библиография представлена 59 источниками, что соответствует требованиям журнала. Библиография сформирована, в первую очередь, сайтами и ресурсами с документами по налогообложению криптоактивов в зарубежных странах, источниками статистической информации, а также отечественными и зарубежными исследованиями. Библиографический аппарат в настоящей статье позволил развернуть полноценную научную полемику. Вместе с тем, не на все источники имеются ссылки по тексту статьи.
К преимуществам статьи следует отнести следующее. Во-первых, актуальность и значимость выбранного направления исследования. Во-вторых, широта взгляда на рассматриваемую проблематику и оценка и использование современных подходов к решению проблем налогообложения криптоактивов. В-третьих, обилие используемых источников и наличие наиболее актуальных источников, как научных, так и законодательных. К недостаткам отнесем следующее. Во-первых, отсутствие иллюстративного материала (за исключением одной таблицы), что не способствует повышению уровня восприятия результатов исследования читателями. Во-вторых, необходимость дополнения статьи сформулированной в явном виде оценкой элементов научной новизны проведенного исследования.
Заключение. Представленная статья посвящена проблемам регулирования и налогообложения криптоактивов и операций с ними. Статья отражает результаты авторского исследования и может вызвать интерес читательской аудитории. Статья может быть принята к публикации в журнале «Налоги и налогообложение».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.