Статья 'Особенности зарубежной налоговой политики в связи с развитием зелёных технологий ' - журнал 'Налоги и налогообложение' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Редакция и редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Налоги и налогообложение
Правильная ссылка на статью:

Особенности зарубежной налоговой политики в связи с развитием зелёных технологий

Юмаев Михаил Мияссярович

ORCID: 0000-0003-2641-7747

доктор экономических наук

доцент, Департамент налогов и налогового администрирования, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

125933, Россия, Московская область, г. Москва, Ленинградский проспект, 49

Yumaev Mikhail

Doctor of Economics

Associate Professor, Department of Taxes and Tax Administration, Financial University under the Government of the Russian Federation

125933, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, Leningradskii prospekt, 49

mmyumaev@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-065X.2022.4.37951

EDN:

WDYJKW

Дата направления статьи в редакцию:

27-04-2022


Дата публикации:

03-09-2022


Аннотация: Предметом исследования в статье выступают теория и методология налогообложения при использовании объектов окружающей среды и осуществлении негативного воздействия на нее, подходы к определению статуса налогов, взимаемых при использовании окружающей среды, и элементов налогообложения, тенденции развития системы налогообложения негативного воздействия на различные природные объекты и направления стимулирования применения ресурсосберегающих и экологически нейтральных технологий в зарубежных странах. Особое внимание в статье обращено на вопросы развития экологических налогов за рубежом на основе подходов к сокращению выбросов, выработанных в рамках Рамочной Конвенции по изменению климата и последующих решений о сокращении выбросов вредных веществ международного уровня. Методы исследования: наблюдение; описание; анализ и синтез; логика; сравнение. Методология исследования: рассмотрение теоретических принципов системы налогообложения при негативном воздействии на окружающую среду; выявление взаимосвязей элементов данной системы и нарушения взаимосвязей; формирование теоретических выводов для национальных интересов на основе изучения практики налогообложения. Основными выводами проведенного исследования являются: 1) все исследуемые страны применяют налоговые инструменты, позволяющие снизить негативное воздействие на природную среду, особенности систем налогообложения определяются спецификой ресурсного потенциала и историческими аспектами; 2) режим трансграничного углеродного регулирования является формой борьбы за конкурентные преимущества европейских компаний. Новизна исследования заключается в следующем: 1) выявлена приоритетная важность системы налогообложения при использовании природных объектов, которая имеет трансграничный и транснациональный характер; 2) доказана необходимость стимулирования внедрения технологий, которые направлены на сокращение выбросов парниковых газов и иных вредных веществ; 3) обозначены особенности реализации механизма трансграничного углеродного регулирования в Российской Федерации в текущих экономических условиях.


Ключевые слова:

зеленые технологии, налогообложение природопользования, экологический налог, углеродное регулирование, негативное воздействие, природный объект, охрана окружающей среды, налоговые стимулы, налоги на энергию, транспортные налоги

Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета

Abstract: The subject of the research is the theory and methodology of taxation in connection with use of environmental objects aimed to reduce the negative impacts on it, approaches to determining the status of taxes levied when using the environment, trends in the development of the taxation system aimed to reduce negative impacts on various natural objects, means to stimulate the use of resource-saving and environmentally neutral technologies in foreign countries. Particular attention is paid to the development of environmental taxes abroad on the basis of approaches to reducing emissions developed within the framework of the Convention on Climate Change and subsequent decisions on reducing emissions of harmful substances at the international level. Research methods: observation; description; analysis and synthesis; logic; comparison. Research methodology: consideration of the theoretical principles of the taxation system with a negative impact on the environment; identification of the interrelationships of the elements of this system and the violation of interrelations; formation of theoretical conclusions for national interests based on the study of taxation practice. The main conclusions of the study are: 1) all the countries under study apply tax instruments aimed to reduce the negative impact on the environment, the specifics of the taxation systems are determined by the specifics of the resource potential and historical aspects; 2) the regime of cross-border carbon regulation is a form of struggle for the competitive advantages of European companies. The novelty of the study is: 1) the priority importance of the taxation system with regard to the environment, which has a cross-border and transnational character, is revealed; 2) the need to stimulate the introduction of technologies aimed at reducing greenhouse gas emissions and other harmful substances is proved; 3) the features of the implementation of the mechanism of cross-border carbon regulation in the Russian Federation in the current economic conditions are outlined.


Keywords:

green technologies, taxation of environmental management, environmental tax, carbon regulation, negative impact, natural object, environmental protection, tax incentives, energy taxes, transport taxes

1. Введение

Последние тридцать лет роль экологической составляющей постоянно возрастает, а в научных исследованиях и программных межгосударственных документах внедрение экологических механизмов в производственные процессы, обеспечение экономического роста за счет рационального и комплексного использования природных ресурсов и снижения уровня негативного воздействия на компоненты окружающей природной среды имеет различные наименования: Зеленая революция, Зеленый рост, Зеленая экономика. [1] [2] [3]

Первая Зеленая революция относится к серии инициатив в области исследований, разработок и передачи технологий, произошедших между 1943 и концом 1970-х годов в Мексике. Целью «зеленой революции» являлось повышение эффективности сельскохозяйственных процессов, их урожайности и помощь развивающимся странам в удовлетворении потребностей растущего населения. [4]

Текущий этап целесообразно рассматривать как вторую Зеленую революцию, он ассоциируется с внедрением технологий, которые направлены на снижение выбросов парниковых газов либо созданием производств, которые исключают воздействие парниковых газов на экосистемы.

Меры, предлагаемые в рамках 2-й Зеленой революции, должны способствовать росту инвестиций и инноваций, которые являются основой устойчивого роста и приводить к возникновению новых экономических возможностей.

Основополагающими инициативами по экологизации экономики на мировом уровне являются: конференция ООН (1992 г.) в Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию («Саммит Земли»), на которой была принята Рамочная Конвенция по изменению климата; Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата 1997 года, принятый с целью развития и уточнения обязательств стран; Парижское соглашение к Рамочной конвенции ООН, вступившее в силу 4 ноября 2016 года.

Главной целью принятой Рамочной конвенции ООН об изменении климатаявляется достижение стабильного уровня концентрации парниковых газов в таких значениях, которые не допускали бы опасного антропогенного воздействия на климатическую систему.

В 2009 году в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) была выработана стратегия Зеленого роста, которая заключается в стимулировании экономического роста на основе обеспечения сохранности природных ресурсов и перманентного рационального их использования.

В рамках европейского сообщества ключевым документом на текущем этапе является так называемая «Зеленая сделка» (The European Green Deal), одобренная Европейским союзом в 2019 г. [5], которая представляет собой углеродонезависимую стратегию экономического развития, направленную на достижение углеродной нейтральности к 2050 г., а 2030 году - снижение эмиссии парниковых газов. Под углеродной нейтральностью мы понимаем отсутствие выбросов углекислого газа и его аналогов в процессе производственной деятельности либо компенсация этих выбросов за счет углеродно-отрицательных проектов (поглощение выбросов, восстановление экосистем и т.п.).

Предпринятые меры в общемировом масштабе позволили обеспечить прирост удельных значений валового внутреннего продукта государств ОЭСР в расчете на единицу СО2 в среднем на 80 процентов за период с 1990 по 2019 год, наибольший рост достигнут в Чехии, Дании, Словакии, Ирландии, Люксембурге [6].

На текущий момент после ряда налоговых реформ, некоторые страны сформировали зеленые налоговые системы, важнейшими элементами которых являются налоги за пользование природными ресурсами и налоги, направленные на снижение вредного воздействия на экосистемы, например [7]:

в зеленой налоговой системе Дании важную роль играют налог на ресурсы и экологический налог;

в шведской экологической налоговой системе доминируют налог на углекислый газ, диоксид серы и диоксид азота;

Япония использует формат экологической налоговой системы, в которой преимущественное развитие получили экологический налог и налог на ресурсы;

США и Великобритания сформулировали основные положения зеленой политики, направленной на развитие новой энергетики или низкоуглеродный экономический рост;

в Китае, где зеленое развитие было предложено в качестве национальной стратегии в 2015 году в связи со значительным уровнем загрязнения окружающей среды, функции зеленых налогов выполняют плата за сброс загрязняющих веществ, налог на землепользование, налог на городское строительство и техническое обслуживание, налог на ресурсы, налог на покупку транспортных средств, налог на городское обслуживание и строительство, налог на городское землепользование и налог на транспортные средства и суда.

В результате обобщения мировой практики экологического налогообложения можно выделить следующие элементы «зеленого» налогового регулирования: «зеленые» налоги, которые взимаются при использовании природных ресурсов, а также для противодействия, сокращения или компенсации ущерба от негативного воздействия на окружающую среду; «зеленые» налоговые льготы, которые представляют собой элементы «зеленых» налогов либо общих налогов и стимулируют природопользователей к снижению вредного воздействия на окружающую среду.

Типология «зеленых» налогов и «зеленых» налоговых льгот приведена в таблице 1.

Таблица 1. Обобщенный перечень экологических налогов и экологических налоговых льгот (в статье термины «зеленый налог» и «экологический налог» равнозначны)

Зеленые налоги

Зеленые налоговые льготы

1. налоги на энергию

2. налоги на углерод, направленные непосредственно на выбросы CO2

3. налоги на транспортные средства

4. налоги на выбросы неуглеродных парниковых газов

5. налоги за выбросы, сбросы, размещение отходов (за исключением углеродных и неуглеродных газов)

6. налоги на пользование (изъятие) природными ресурсами (недра, вода, лес, животный мир)

1. стимулы для электрических/гибридных транспортных средств

2. стимулы для энергоэффективности

3. стимулы, способствующие использованию общественного транспорта

4. стимулы, поощряющие инвестиции в возобновляемые источники энергии

5. стимулы, поощряющие инвестиции в сокращение выбросов и сбросов загрязняющих веществ

6. стимулы для зеленых НИОКР

Налоги, платежи и сборы, связанные с окружающей средой, увеличивают стоимость загрязняющих продуктов или видов деятельности и, как следствие, препятствуют их потреблению и производству, независимо от того, было ли это целью налога или нет.

В зависимости от государства и вида наносимого вреда зеленое налоговое регулирование предполагает специальные налоговые преференции (вычеты) в случае осуществления инвестиций в предотвращение загрязнения или охрану окружающей среды, при применении зеленых технологий.

Под зелёными (экологически чистыми) технологиями понимаются технологии, производственные процессы, методы изъятия и переработки природных ресурсов, логистические инструменты, использование которых является нейтральным для экосистем и человека, либо когда наносимый такими технологиями вред по сравнению с традиционными технологиями существенно меньше. Налоговые стимулы внедрения зеленых технологий предполагают снижение фискальной нагрузки на экономических агентов, которые используют или намерены использовать такие технологии.

Актуальность налогового стимулирования зеленых технологий возрастает в текущих условиях самого сильного за столетний период экономического кризиса, связанного с пандемией коронавируса: с одной стороны, стимулы должны в конечном итоге привести к улучшению экологической среды, что важно для здоровья человечества, с другой стороны, возможные потери бюджетных доходов в результате стимулов должны быть компенсированы увеличением объемов производства продукции, произведенной с использованием зеленых технологий и последующим ростом налоговых поступлений и объемов ВВП. По данным ООН мировой ВВП в 2020 году сократился на 4,3% [8], даже рост на 4,7% в 2021 году не сможет компенсировать потери 2020 года.

Экономический кризис, связанный с усилением взаимных экономических санкций и введением элементов экономической и политической блокады в 2022 году, может привести к существенному снижению мирового ВВП, изменению формата трансграничного углеродного регулирования в рамках Зеленой сделки и в целом содержания Зеленой революции.

Тем не менее, вопросы налогового регулирования экологической деятельности остаются актуальными.

2. Появление и трансформация экологических налогов

Формирование законодательства о платежах за негативное воздействие на окружающую среды и иных мерах экономического регулирования воздействия на окружающую среду европейских странах, США, Канаде и других странах началось в 70-х годах XX в. В странах – членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) были введены различного рода экологические налоги: налоги на ресурсы, налоги на отходы, мусор, налоги на шум, на загрязнение воды, налог на углекислый газ, налог на серу и другие.

В Рекомендации ЕС от 3 марта 1975 года [9] цель взимания платежей за загрязнение определена как создание стимулов для природопользователей к принятию ими самостоятельно экономически выгодных необходимых и достаточных мер, направленных на уменьшение загрязнения. При несоблюдении такого подхода природопользователь обязан самостоятельно оплатить расходы государства на восстановление нарушенного благоприятного состояния окружающей природной среды. В настоящее время насчитывается более 150 инструментов, которые можно выделить разделить на четыре основные группы: (1) платежи и налоги; (2) продажа разрешений на выбросы и сбросы; (3) залоговые схемы; (4) субсидии.

В страновом разрезе Франция в 1969 году впервые ввела лесной налог, который является своего рода ресурсным налогом на добычу сырья. В 1970 году в США был введен налог на выбросы оксида серы (SO2). В других странах под налогообложение были подведены выбросы и других вредных веществ (кроме CO2), таких как угарный газ (CO), оксиды азота (NОx), вредные вещества, сбрасываемые в водные объекты твердые загрязняющие вещества. Японский налог на авиационное топливо, взимаемый с 1972 года, является примером энергетического налога, который охватывает налог на энергоносители для транспорта и для стационарного использования.

В 1970-х годах в Нидерландах был введен государственный сбор за сброс сточных вод в поверхностные водные объекты. Сбор предназначался для покрытия затрат на мероприятия по поддержанию благоприятного качества водных объектов и взимался при сбросе сточных вод промышленными предприятиями и муниципальными очистными сооружениями. Платеж взимался в зависимости от единиц загрязнения, определяемых исходя из доли содержания химических и биологических загрязняющих веществ.

В 1976 году в Германии также был введен налог на сточные воды при сбросах промышленными предприятиями и муниципальными очистными сооружениями вредных веществ (азот, цинк, фосфор, свинец, кадмий и др.). Платежи за сброс в Германии имеют характер штрафных санкций с системой скидок при сбросах в пределах нормативов, применении наилучших доступных технологий или проведении природоохранных мероприятий.

Отличием введенного в конце 1990-х годов налога за сбросы сточных вод в Дании является то, что плата взимается только за сбросы органических веществ, азота и фосфора.

В отличие от европейских стран, США практически не применяют платежи за сбросы загрязняющих веществ со сточными водами. Федеральный уровень характеризуется исключительно штрафами за нарушение условий выданных разрешений на негативное воздействие. Штаты платежи за загрязнение окружающей среды вводили в форм платы за продаваемые разрешения на выбросы. При этом загрязнитель платит не по факту сброса, а заранее приобретает квоту на сбросы определенного вещества по рыночной цене.

Характерной чертой системы платежей за загрязнение в Китае, введенной в 1979 году, является отсутствие платы за загрязнение в пределах установленных нормативов. Налогообложению при этом подлежат 29 загрязняющих веществ в сбросах и 13 соединений в газовых выбросах.

Система платежей за выбросы вредных веществ в атмосферу в мировой практике, в особенности, в странах Eвросоюза и OECD, является более сложной и многоформатной по сравнению с системой платежей за сбросы в водные объекты в связи с непосредственным воздействием загрязнения атмосферного воздуха на здоровье человека и биосистемы, признанием проблем глобального изменения климата и стремлением к снижению выбросов парниковых газов, ответственностью за трансграничное загрязнение атмосферного воздуха [10].

В Европейских странах впервые налог на выбросы вредных веществ в Европе был введен в 1990 году в Финляндии, в 1991 году в Норвегии и Швеции, в 1994 году - в Дании. В этих странах также первые в Европе были введены налоги и сборы при осуществлении выбросов иных вредных веществ в частности на выбросы диоксида серы и оксидов азота.

Первым налогом на выбросы углерода в Северной Америке стал введенный в 2008 году в штате Британская Колумбия в Канаде налог на выбросы углерода, который применялся ко всем видам ископаемого топлива. В 2012 году схема налогообложения выбросов была заменена поэтапным снижением корпоративного и подоходного налогов.

Наиболее актуальное на современном этапе направление развития экологического налогообложения связано с признанным мировым сообществом влиянием выбросов углерода на климат: к экономическим инструментам, воздействующим на стимулы в отношении выбросов, относятся углеродные налоги (в научной литературе и государственных исследованиях на эту тему такие налоги признаются формирующими цену на углерод, что позволяет включить в стоимость продукции потенциальные внешние издержки экономики и общества, необходимые для преодоления последствий выбросов, «монетизируя» негативное воздействие на окружающую среду); к инструментам, воздействующим на стимулы в отношении производства или потребления продукции с углеродным следом, – налог на продукцию, производство которой сопряжено выбросами углерода.

По данным Всемирного банка сформулировано 64 действующих инициативы по углеродному ценообразованию [11]. Инициативы покрывают 46 национальных и 35 субнациональных юрисдикций и применяются в отношении 22 процентов глобальных выбросов газа (22 гигатонн СО2 эквивалента).

Однако фактическая цена на углерод остается очень низкой, для более половины всех выбросов она не превышает 10 долл. США за тонну СО2 эквивалента. По оценкам экспертов [12], реализация целей Парижского соглашения, цена должна достигать не менее 75 долл. США за тонну, однако в настоящее время как такой уровень цен установлен только для 5% выбросов, покрытых углеродным регулированием. В результате распространения пандемии COVID-19 было отложено принятие решения о повышении ставок углеродного налога в ряде юрисдикций, кроме того, имело место снижение рыночных цен в рамках систем торговли квотами из-за изменения структуры спроса.

3. Методология углеродного налогообложения

По данным исследования систем налогообложения, направленных на снижение выбросов парниковых газов, проведенного Еврокомиссией в отношении членов Европейского Союза, Канады, Исландии, Израиля, Норвегии и Швейцарии [13], в 33 исследуемых странах действует 142 налога, которые в той или иной форме связаны с выбросами парниковых газов, которые включают три основные категории: налоги на выбросы углерода, налоги на транспортные средства и налоги на энергию. Некоторые страны также применяют налоги на выбросы неуглеродных парниковых газов. Кроме того, в ходе настоящего исследования проанализированы методологические подходы в экологическом налогообложении США, ряда стран Латинской Америки и Азии.

Углеродное налогообложение в Европе

Налоги на выбросы углерода

Применяемые налоговые ставки в европейских странах варьируются от менее чем 1 евро за тонну выбросов углерода в Польше до 110 евро в Швеции. В Финляндии, Швеции, Дании, Норвегии, Польше налоги на выбросы углерода существуют уже почти 30 лет, ряд стран ввел эту меру недавно (Португалия, Франция, Испания) либо только рассматривает возможность введения ее в будущем (Нидерланды и Австрия). Тем не менее, половина европейских стран, включая Германию, Италию, Бельгию и другие не имеют такого специального налога, в целях сдерживания выбросов углерода в этих странах используются косвенные инструменты, такие как налоги на энергию (акцизы на топливо), транспортные налоги.

Объем или налоговая база налога на выбросы углерода в каждой стране также различаются, что приводит к различной доле выбросов парниковых газов, облагаемых налогом (от 3% в Испании (облагается только выброс фторированных газов) и Эстонии до 62% в Норвегии) [14]. Операторы, подпадающие под действие европейской системы торговли выбросами [15], полностью или частично освобождаются от налогов на выбросы углерода. Налоговой базой налогов на выбросы углерода редко является содержание углерода или CO2.

Большинство стран администрирует налоги на выбросы углерода таким же образом, как и акцизы на топливо, и рассчитывают соответствующую ставку в общих коммерческих единицах на основе официальных коэффициентов выбросов различных видов топлива, например, за количество топлива (исходя из веса для твердого топлива, объема для жидкого и газообразного топлива).

Несколько стран применяет налог на выбросы углерода непосредственно на выбросы (а не на топливо): Польша, Латвия и Эстония. В соответствии с этим подходом административные расходы и расходы на соблюдение требований, как правило, несколько выше, чем при применении подходов, основанных на топливе, и налоги на выбросы углерода применяются только в случае превышения определенного уровня выбросов, или к оборудованию, которое отвечает определенным технологическим критериям. Это, возможно, объясняет, почему страны, применяющие такой подход, характеризуются самой низкой долей охваченных выбросов парниковых газов.

Налоги на выбросы углерода часто имеют важные распределительные эффекты, которые, в свою очередь, влияют на их жизнеспособность. Чтобы смягчить нежелательные последствия распределения, существующие налоги на выбросы углерода часто включаются в меры по так называемой «рециркуляции» доходов, возвращая доходы от налога на выбросы углерода для компенсации домашним хозяйствам и фирмам. Налоги на выбросы углерода также могут быть нейтральными с точки зрения доходов: введение или увеличение налогообложения углерода в рамках реформ экологического налога приведет к сокращению других налогов.

Налоги на транспортные средства. Налоги, связанные с приобретением и использованием автомобилей, являются широко используемой мерой, направленной на сокращение объемов выбросов углекислого газа и иных вредных веществ. Существует три варианта периодичности обложения транспортных средств: налогообложение при приобретении и регистрации транспортного средства (регистрационный налог); ежегодный налог (налог на использование транспортного средства); комбинированный вариант. В большинстве стран взимается оба налога. Только две страны ЕС (Польша, Норвегия), а также Израиль облагают налогом только регистрацию транспортных средств и восемь, которые применяют исключительно налог на использование транспортных средств. Два государства-члена ЕС (Эстония и Литва) не применяют ни один из таких налогов.

Страны используют разные налоговые базы для расчета ставок налогов на использование автомобилей: все чаще налоги основываются на выбросах транспортных средств или особенностях автомобилей, которые коррелируют с выбросами парниковых газов в качестве косвенных показателей. Так, некоторые страны действительно используют выбросы CO2 в качестве налоговой базы или объединяют выбросы CO2 с другими косвенными параметрами. Такими косвенными параметрами могут быть расход топлива, топливная эффективность и евронормы по выбросам газов.

Кроме того, расчет налоговых ставок может быть основан на показателях, которые не связаны с выбросами парниковых газов, таких как, тип топлива транспортного средства, вес, размер транспортного средства, количество посадочных мест, цена и мощность двигателя, объем цилиндра.

Страны выбирают разные налоговые базы и, как правило, объединяют различные критерии для расчета ставок налога на транспортные средства. Налоги на использование транспортных средств чаще всего основываются исключительно на критериях, которые не связаны с выбросами газов. Только несколько стран базовые налоги на транспортные средства взимает исключительно в связи с выбросами транспортными средствами CO2: три для регистрационных налогов (Испания, Великобритания и Франция) и только один для налога на использование (Кипр). Большинство стран выбирают сочетание компонента CO2 с компонентами, не связанными с выбросами, такими как возраст транспортного средства, тип топлива, объем цилиндра.

Налоги на использование тяжелых грузовых автомобилей обычно основаны на других по сравнению с легковыми автомобилями компонентах: в большинстве стран налоги на обращение взимаются на основе веса транспортных средств и других косвенных признаков, не связанных с выбросами газов, таких как количество осей и тип подвески. Только в нескольких странах – в Бельгии, Норвегии, на Кипре и Мальте налог на обращение основан на выбросах CO2, в то время как в Дании он взимается с косвенного показателя - потребления топлива.

Налоги на энергию (акцизы). Директива 2003/96/EC (Директива о налогообложении энергии, или ETD) устанавливает минимальные ставки акцизов, которые государства-члены ЕС должны применять к энергетическим продуктам для моторных топлив, отопительного топлива и электроэнергии. Государства-члены могут свободно применять ставки акцизов выше этих минимальных уровней налогообложения в соответствии со своими национальными потребностями и экологическими целями.

Налоги на энергию напрямую не направлены на сокращение выбросов парниковых газов, однако они могут оказывать косвенное влияние на выбросы, во-первых, за счет повышения энергоэффективности (использование меньшего количества топлива на единицу продукции и меньшего количества топлива на единицу выручки) и, во-вторых, за счет повышения эффективности, если используется топливо с более низким содержанием углерода (налог на ископаемое топливо повышает привлекательность альтернативных видов энергии).

В энергетике налоги и сборы на энергию применяются к энергетическим продуктам, используемым для транспортных перевозок, главным образом в отношении бензина и дизельного топлива, а также для стационарных объектов в отношении таких продуктов, как мазут, природный газ, уголь и электроэнергию. Директива устанавливает минимальные ставки акцизов на керосин, однако все государства-члены ЕС применяют исключения для авиаперевозок. Применяемая ставка налогообложения значительно отличается в зависимости от различных энергетических продуктов, секторов и стран. Большинство государств-членов ЕС применяют ставки, которые значительно превышают минимальные для большинства моторных топлив. В частности, те страны, которые в дополнение к акцизному налогу применяют также налог на выбросы углерода или CO2 к топливу, характеризуются выше средней общей ставкой акцизного налога, уплачиваемого на моторные топлива (Финляндия, Дания, Швеция, Ирландия, Словения и Португалия). С другой стороны, несколько стран используют Статью 15(1) ETD78, которая позволяет государствам-членам применять сокращение или полное освобождение природного газа и СПГ при их использовании в качестве топлива.

Что касается использования топлива для целей отопления, то большинство государств - членов ЕС применяют ставки, которые значительно превышают минимальные сниженные ставки.

Минимальные ставки для коммерческого и некоммерческого использования топлива равны для газойля, тяжелого мазута, керосина и сжиженного природного газа (СПГ), и государства-члены применяют одну и ту же ставку налога для этих четырех видов топлива, используемых в отоплении, независимо от их назначения, за исключением Италии (для СПГ и тяжелой нефти), Германии (для СПГ, газойля и керосина), Швеции (для керосина, тяжелой нефти и газойля), где несколько более высокие ставки применяются для некоммерческих целей. Как и в случае с моторным топливом, страны, которые в дополнение к акцизному налогу также применяют налог на CO2, характеризуются выше средней общей ставки акциза на топливо для отопления (Финляндия, Дания, Швеция, Ирландия, Словения и Португалия).

Минимальные ставки налогообложения для природного газа, кокса и угля, используемых в качестве топлива для отопления для некоммерческого использования, выше, чем минимальные ставки для коммерческого использования (0,3 евро за гигаджоуль в отличие от 0,15 евро за гигаджоуль в коммерческом использовании). 22% государств-членов применяют минимальную ставку для природного газа для некоммерческого использования, а 52% применяют минимальную ставку (или ставку, которая менее чем на 10% выше минимальной) для кокса и угля для некоммерческого использования. Отсутствие повышения минимальных ставок в течение более десяти лет и низкие фактические ставки приводят к отсутствию заинтересованности в инвестициях в энергоэффективные и экологически чистые технологии, что особенно актуально в отношении кокса и угля, которые имеют относительно высокое содержание углерода по сравнению с другими видами топлива, часто используются для отопления в некоторых государствах-членах ЕС (например, в Польше, Чехии), но в отношении которых минимальные ставки налога не способствуют снижению выбросов газа.

Что касается налогообложения потребленной электроэнергии, то несколько государств-членов ЕС применяют номинальные тарифы выше минимумов, установленных директивой (1 евро/Мвт*ч для некоммерческих организаций и 0,5 евро/МВт*ч для коммерческого использования). Самый высокий тариф, примененный к электроэнергии в 2020 году, составил 125 евро/МВт*ч в Нидерландах. Однако экологические аргументы в пользу налогообложения электроэнергии слабее, чем для налогообложения моторного или отопительного топлива. Во-первых, большинство налогов на электроэнергию не дифференцированы по источникам энергии и, следовательно, делают все источники энергии более дорогими, независимо от содержания углерода. Во-вторых, они могут препятствовать электрификации и декарбонизации таких секторов, как автомобильный транспорт, что делает переход на электричество (на электрические или гибридные автомобили) менее выгодным для конечных пользователей при прочих равных условиях.

Экологическое налогообложение в США

Налог на выбросы углерода в США неоднократно предлагался, но так и не был принят. В настоящее время в стране рассматриваются две региональные углеродные инициативы, а именно программы ограничения и торговли квотами в Калифорнии и Массачусетсе. Тем не менее, на локальном уровне введено несколько налогов, учитывающих необходимость влияния на сокращение выбросов углеродных газов:

зона побережья Сан-Франциско в размере 4,4 цента за тонну СО2;

на территории муниципалитета Боулдер в штате Колорадо взимается налог при потреблении электроэнергии за вычетом произведенной возобновляемыми источниками энергии – в зависимости от типа потребителей ставка налога в год составляет от 21 до 9600 долларов США;

в графстве Монтгомери штата Мэриленд введен первый муниципальный углеродный налог в размере 5 долларов за 1 тонну СО2.

Налоги на энергию в США представляют собой налоги на топливо, которые впервые были введены в 1919 году в форме акцизов, устанавливаемых и взимаемых на уровне штатов по специфическим ставкам в центах за галлон. Ставки варьируются от 14,40 центов на Аляске до 93,08 цента за галлон дизельного топлива в Калифорнии, по бензину – от 14,66 на Аляске до 66,98 цента за 1 галлон в Калифорнии (на октябрь 2021 г.).

В результате неоднократных реформ девятнадцать штатов перешли на налогообложение, которое учитывает изменение цен на соответствующие виды топлива, уровень инфляции, углеродную составляющую, в частности, экономичность транспортного средства.

Федеральный акциз на бензин был введен в 1932 году и в настоящее время составляет 18,4 цента за 1 галлон. В настоящее время в связи с ростом цен на энергоносители рассматривается вопрос об отмене федерального акциза.

В США действует также специальный налог на авиационный бензин в размере 19,4 цента за 1 галлон и керосин в размере 24,4 цента за 1 галлон на федеральном уровне. Правительствами штатов также устанавливаются ставки акцизов на указанные виды авиационного топлива.

Налоги на транспорт. В штатах нет прямого налога на использование автомобили, он подлежит уплате при приобретении топлива (включается в его стоимость). Ставка определяется на уровне штатов, средняя ставка составляет 45 центов за 1 галлон и не зависит от степени влияния автомобиля на окружающую среду. Кроме того, также, как и в европейских странах, взимаются регистрационные налоги.

Экологическое налогообложение в Азии

Совершенствование экологического законодательства Китая происходит с учетом практики в этой области других стран, в первую очередь стран Организации экономического сотрудничества и развития. Для Китайской народной республики вопрос негативного загрязнения окружающей среды чрезвычайно важен, учитывая, что самые загрязняющие предприятия и производства расположены на территории этого государства.

В Китае в 2017 году неналоговый платеж за загрязнение окружающей среды (существовавший с 2003 года, зачислявшийся в целевые фонды) был заменен налогом на загрязнение окружающей среды, который в соответствии с постановлением Государственного Совета КНР уплачивается за выбросы и сбросы загрязняющих веществ, размещение твердых отходов, шум (по примеру ряда других стран-членов ОЭСР).

Концептуально экологический налог подобен российской плате за негативное воздействие на окружающую среду, но в отличие от платы китайский налог понижается в зависимости от соблюдения государственных и местных стандартов по загрязнению: на 75 процентов в случае загрязнения окружающей среды в объеме менее 30 процентов от предусмотренных государственными и местными стандартами; на 70 процентов - при осуществлении загрязнения в объеме менее 50 процентов от предусмотренных государственными и местными стандартами.

В 2010-2012 гг. в КНР также планировалось введение налога на выбросы углерода году, но с 2011 года в пилотном режиме стала развиваться система неналогового регулирования - продажа квот на выбросы углерода, которая с 2021 года применяется в целом в энергетическом секторе.

Инструменты косвенного экологического налогообложения в Китае используются в форме потребительского налога, которым, в частности, облагается реализация произведенных налогоплательщиком нефтепродуктов в интервале от 0,8 до 1,4 юаней за литр, а также автомобилей и мотоциклов.

Налогообложение транспорта в Китае осуществляется с использованием традиционных в мировой практике налогов: налога с владельцев транспортных средств и налога на приобретение транспортных средств и налога при регистрации транспортного средства, причем величина транспортного налога зависит от категории транспорта, по некоторым видам – от их массы.

В Японии выбросы углерода непосредственно не облагаются, тем не менее, с 2012 года взимается налог на смягчение последствий изменения климата на нефть, уголь и природный газ в размере 289 иен (2,65 доллара США) за номинальную тонну углерода, который они выделяют при сжигании. Кроме того, с 2010 года в Токио действует местная система торговли выбросами углерода, в которой разрешения на выбросы углерода оцениваются примерно в 50 долларов США.

В странах Евразийского экономического союза применяются общие подходы к налогообложению природопользования посредством взимания платежей за выбросы и сбросы вредных веществ, взимание транспортного налога, акцизов, платежей за использование (изъятие) природных ресурсов. Что касается углеродного регулирования, то только в Республике Казахстан из всех стран ЕЭАС функционирует 31 система торговли углеродными квотами, однако аукционная цена углеродной единицы (около 1 доллара США) является одной из самых низких в мире.

В Казахстане акцизами облагаются реализация бензина, дизельного топлива, газохола, бензанола, нефраса, смеси легких углеводородов, экологического топлива, сырой нефти, газового конденсата, а также транспортных средств; транспортный налог взимается в зависимости от вида транспортного средства, его мощности, по отдельным видам – от грузоподъемности, количества посадочных мест. Следует отметить, что транспортным налогом облагаются и железнодорожные тяговые составы и городской рельсовый транспорт исходя из общей мощности.

Неналоговая плата за негативное воздействие на окружающую среду, установленная Кодексом Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет», взимается за выбросы, сбросы загрязняющих веществ, захоронение отходов, размещение серы, образующейся при проведении операций по разведке и (или) добыче углеводородов, причем обложению подлежат и выбросы от передвижных источников загрязнения. В льготном порядке (с применением понижающих коэффициентов) облагаются субъекты естественных монополий, энергопроизводящие организации, а также операторы полигонов, осуществляющие захоронение коммунальных отходов. Освобождаются от платы также плательщики, которым выдано комплексное экологическое разрешение (в рамках реализации программы внедрения наилучших доступных технологий).

Следует отметить, что платежи за пользование водными объектами, животным миром и за лесопользование относятся в Республике Казахстан к неналоговым платежам.

4. Налоговые стимулы сокращения негативного воздействия на окружающую среду

Экологические налоговые льготы, несмотря на то, что они признаются государственными расходами, поскольку государства недополучают существенные средства в результате их применения, имеют целью сокращение уровня негативного воздействия на окружающую среду так же, как и зеленые налоги.

Налоговые льготы, связанные с охраной окружающей среды (зеленые налоговые льготы), можно разделить на две категории: 1) направленные на сокращение вредного воздействия отраслей или объектов в целом на окружающую среду, не связанные с применяемыми экологически нейтральными технологиями, и 2) стимулирующие применение зеленых технологий.

В составе первой категории льгот выделяются льготы, способствующие снижению негативного воздействия на окружающую среду (стимулирующие льготы), и льготы, приводящие к противоположному эффекту (дестимулирующие льготы).

К первой группе относятся льготы для стимулирования использования электромобилей, льготы для повышения энергоэффективности и связанных с этим инноваций и льготы для поддержки общественного транспорта.

Льготы, направленные на сокращение вредного воздействия отраслей на окружающую среду в целом

Стимулирующие налоговые льготы

Из исследуемых 33 стран 25 освобождают электромобили от налогов на транспортные средства (регистрационных налогов, налогов на использование или обоих). Наиболее распространено полное освобождение, тем не менее ряд стран, например, Финляндия и Ирландия, применяют самую низкую возможную ставку налога к электромобилям. В ряде стран исключения являются временными (например, 10 лет полного освобождения и 50% от обычной ставки после этого в Германии). Австрия, Чехия освобождают электромобили также от других налогов, таких как НДС для служебных автомобилей. Только две страны из исследуемых – Франция и Италия - имеют налоговые льготы для стимулирования установки зарядных станций.

В части стимулирования энергоэффективности распространены льготы по подоходному или корпоративному налогу в случае ремонта основных средств в соответствии с более строгими правилами энергоэффективности, установки экологически чистого или энергоэффективного оборудования и машин, проведения НИОКР в области энергоэффективности. Франция, Литва, Польша и Великобритания также используют льготы по НДС.

Льготы для поддержки общественного транспорта применяются в 11 странах, среди которых снижение НДС (Германия, Австрия), налоговые льготы по подоходному налогу для физических лиц и организаций при приобретении абонементов, в Финляндии и Германии компании общественного транспорта пользуются налоговыми льготами, при использовании энергии в соответствии с Директивой ETD.

Несмотря на положительное воздействие льгот как стимулов сокращения негативного воздействия на окружающую среду, выделяются категории льгот, которые не являются выгодными для применения. Это субсидии, которые являются результатом действий правительства, обеспечивающих преимущества для потребителей или производителей за счет увеличения их доходов или снижения их производственных издержек. По определению ОЭСР экологически вредные субсидии это «... все виды финансовой поддержки и правил, которые вводятся в действие для повышения конкурентоспособности определенных продуктов, процессов или регионов и которые вместе с преобладающим режимом налогообложения (непреднамеренно) дискриминируют разумную природоохранную практику». Налоговые льготы считаются вредными, когда положения, которые они предусматривают в налоговой системе, благоприятствуют загрязняющему поведению (например, за счет использования технологий, потребления и т.д.). Они обычно приводят к негативному воздействию на окружающую среду, такому как увеличение выбросов и поддерживают поведение с интенсивным использованием выбросов.

Дестимулирующие налоговые льготы

В Европейском союзе выделяются следующие налоговые льготы, связанные с транспортным и энергетическим секторами, которые признаются дестимулирующими в связи с тем, что их применение приводит к увеличению вредных выбросов в атмосферу:

- пригородные надбавки;

- преимущества использования служебного автомобиля;

- благоприятные налоговые режимы для конкретных секторов бизнеса;

- сниженные акцизы на топливо, электроэнергию и тому подобное для конкретных секторов (авиация, морское судоходство, энергоемкий бизнес);

- освобождение от углеродного налога компаний, интенсивно использующих парниковые газы.

Пригородные пособия (надбавки) создают стимулы для использования личного автотранспорта для поездок на работу. В этом случае доходы целях корпоративного или подоходного налога могут быть уменьшены на определенную сумму, но стимулирование использования личного автотранспорта увеличивает объемы использования топлива, следствием чего происходит рост объемов углеродных и других вредных выбросов по сравнению с использованием общественного транспорта (Германия, Австрия). Величина пособия может зависеть от расстояния до места работы и наличия маршрутов общественного транспорта).

Такие же последствия для вредных выбросов создает и снижение налоговой нагрузки наслужебные автомобили в том случае, если они используются для личных целей. В зависимости от страны такие преференции применяются в форме вычетов в личном или корпоративном подоходном налоге (например, Австрия, Бельгия), налоге на добавленную стоимость (например, Бельгия, Чехия), где могут зависеть от уровня выбросов углекислого газа.

Для отраслей, использующихтранспортные средства (услуги такси, предоставление автотранспорта в аренду, услуги по охране или курьерские услуги), в большом числе стран используется либо полное освобождение от НДС (Франция, Нидерланды) либо в форме налоговых вычетов (Дания, Финляндия). Также на 25 процентов может быть снижен дорожных налог для сельскохозяйственных транспортных средств в Чехии, а в Испании такой транспорт освобождается от специального дорожного налога.

Наиболее дестимулирующими являются льготы – сниженные ставки и освобождения от налогообложения для отдельных транспортных отраслей, таких какавиаперевозки и морской транспорт, которые в настоящее время полностью освобождены от налогообложения, а также других секторов, таких как энергоемкие отрасли и обрабатывающая промышленность или сельское хозяйство, в результате чего налоговые ставки снижаются либо компаниям возвращается часть налога (отрицательный налог). Обоснованием таких льгот, как правило, является сохранение конкурентоспособности и общественной значимости таких секторов, что разрешено в рамках Директивой ETD. Такие льготы действуют в отношении газойля, керосина, мазута, природного газа, сжиженного нефтяного газа, тяжелого мазута, кокса, угля и электричества.

Например, газойль, используемый в сельскохозяйственных отраслях, в 20 европейских облагается по пониженным ставкам (например, Чехия, Дания) либо по нулевой ставке (Бельгия, Хорватия, Люксембург), тот же продукт, используемый в качестве топлива для отопления, также в 20 странах облагается по пониженным ставкам.

В то же время данная льгота не соответствует целям Европейского зеленого соглашения (European Green Deal), что предполагает пересмотр Директивы ETD и проведение Европейской комиссией анализа действующих льгот на предмет скрытого стимулирования увеличения вредных выбросов.

Освобождение от налога на выбросы углерода для компаний, использующих парниковые газы, освобождает их и от налога на выбросы углерода при использовании ископаемого топлива. Это применимо к твердому, жидкому и газообразному ископаемому топливу при использовании в целях отопления и к заправочным станциям. международная конкурентоспособность предприятий в этих отраслях. Обычно это освобождение применяется, когда высокая налоговая нагрузка на CO2 может поставить конкурентоспособность отрасли под угрозу.

Налоговые стимулы для зеленых технологий (низкоуглеродных технологий) в общей системе налогообложения

Помимо льгот, которые направлены на сокращение вредных выбросов за счет пониженных налоговых ставок, вычетов и освобождений в отношении объектов обложения или деятельности в целом, следует выделить группу стимулов, условием которых является расширение применения «зеленых» технологий в промышленных отраслях, в частности низкоуглеродных технологий.

Согласно классификации Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), «зеленые» технологии охватывают следующие сферы:

общее экологическое управление (управление отходами, борьба с загрязнением воды, воздуха, восстановление земель и пр.);

производство энергии из возобновляемых источников (солнечная энергия, биотопливо и пр.), смягчение последствий изменения климата, снижение вредных выбросов в атмосферу, повышение эффективности использования топлива, а также энергоэффективности в зданиях и осветительных приборах.

Такие налоговые льготы предоставляются при следующих условиях:

- приобретение энергоэффективного оборудования;

- реализация проектов улавливания, захоронения и дальнейшего использования парниковых газов;

- использование возобновляемых источников энергии в производстве товаров;

- использование экологически чистых транспортных средств и общественного транспорта (возможно, это выше уже раскрыто в других разделах);

- оснащение зданий установками, использующими и производящими возобновляемую энергию.

Льготы при приобретении энергоэффективного оборудования по налогам на прибыль и подоходному налогу представляют собой возможность ускоренной амортизации при приобретении указанного оборудования и при наличии сертификата, подтверждающего достижение первоначальных целей повышения энергоэффективности: в Великобритании при принятии к учету принимается 100 процентов стоимости оборудования, в Нидерландах – 45,5%, в Колумбии – 50%, в Венгрии - 30-35%.

Кроме того, в Нидерландах по налогу на прибыль применяются так называемая произвольная амортизация экологических инвестиций, когда в момент, определяемый инвестором, списывается до 75 процентов расходов на приобретение, производство и модификацию энергоэффективной инфраструктуры, а также экологический инвестиционный вычет в форме уменьшения налоговой базы на 27%, 36% или 45% капиталовложений (в зависимости от вида актива) в дополнение к обычной амортизации.

В ЮАР производится уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль на 95 центов за каждый кВт*ч экономии энергии, которая подтверждается аккредитованными организациями.

В США через подоходный налог для физических лиц стимулируется установление энергоэффективных наружных окон, дверей и люков, кровли и кровельных изделий, изоляции: налог уменьшается на 10% от расходов на указанные цели, кроме того, предоставляется вычет расходов (до $500) на энергоэффективные системы отопления и кондиционирования, водонагреватели (природный газ, пропан или масло), печи на биомассе.

Юридические лица в США, реализующие проекты по улавливанию и хранению углерода вправе уменьшить налог на прибыль на сумму $20,22 - $31,77 (к 2026 году: $35 - $50) за метрическую тонну уловленного и захороненного СО2 (льгота применяется в течение 12 лет с момента ввода в эксплуатацию оборудования для улавливания углерода). Также предоставляется инвестиционный налоговый вычет: уменьшение налога на 26% (22% при начале строительства в 2023 году) от расходов на имущество, целью использования которого является производство электроэнергии из тепла, генерируемого зданием или сооружением, не предназначенным для производства электроэнергии.

Кроме того, в США предоставляется и инвестиционный налоговый вычет в размере 10% от расходов на создание комплекса технических средств (КТС), который использует одно и то же топливо для производства электрической, механической энергии в сочетании с генерированием пара или других форм полезной тепловой энергии, производит не менее 20% ее общей полезной энергии в виде тепловой энергии, которая не используется для производства электрической или механической энергии, и производит не менее 20% ее общей полезной энергии в виде электрической или механической энергии.

Широко в мире применяются льготы при использовании гибридных и электромобилей.

В Германии физические лица, использующие в личных нуждах служебные электромобили/гибридные автомобили, для целей подоходного налога включают в налоговую базу пониженные суммы материальной выгоды:

- при использовании в личных целях служебного полностью электрического автомобиля стоимостью ниже 60000 евро в налоговую базу включается 0,25 процента от стоимости автомобиля в месяц;

- при использовании гибридного автомобиля или полностью электрического автомобиля стоимостью свыше 60000 евро в налоговую базу включается 0,5 процента от стоимости автомобиля в месяц.

Материальная выгода при использовании автомобилей с двигателем внутреннего сгорания определяется одним из двух способов: по пробегу транспортного средства, что является доказательством фактически понесённых расходов, облагаемых подоходным налогом; при использовании правила 1% налогообложению подлежит 1 процент от справочной цены автомобиля (данный метод выгоден при использовании автомобиля в личных целях более 50 процентов общего времени использования автомобиля

Также материальная налоговая выгода освобождается от налогообложения в случае зарядки электромобиля или гибридного автомобиля на станции работодателя.

Компании, осуществляющие железнодорожные пассажироперевозки дальнего следования, при реализации билетов облагаются пониженной ставке 7% (обычная – 19%).

В Нидерландах владельцы электрических автомобилей освобождаются от налога на владение автотранспортным средством, в 2025 году ставка понижается на 25%, с 2026 года льгота отменяется.

В Польше от акциза освобождаются электромобили, автомобили на водородном топливе, гибридные автомобили с объемом двигателя не более 2 000 см3.

В Великобритании налоговая база по налогу на прибыль для компаний, владеющих электрическими автомобилями и пунктами зарядки, уменьшается на 100 процентов расходов на покупку электромобиля в год покупки, а также на 130 процентов стоимости точек подзарядки для автомобилей и фургонов.

В США при расчете федерального подоходного налога доход уменьшается на сумму до 7500 долларов США при приобретении новых полностью электрических или гибридных автомобилей.

В различных формах производится и налоговое стимулирование производства и использования низкоуглеродной и возобновляемой энергии.

В Колумбии налогоплательщики, которые производят возобновляемую энергию и ядерную энергию, освобождаются от НДС при приобретении товаров, работ, услуг, от таможенных пошлин при импорте оборудования. По налогу на прибыль применяется ускоренная амортизация по 20% ежегодно в течение 5 лет.

Аналогичный подход при налогообложении прибыли используется и в Перу и в ЮАР. Кроме того, в ЮАР компании, осуществляющие вложения в производство возобновляемой энергии, также вправе уменьшать налоговую базу в течение трех лет на 50, 30 и 20 процентов от расходов, связанных с приобретением и установкой машин, оборудования, инвентаря, инструментов и предметов, используемых в производстве возобновляемой энергии.

В Польше физические лица, осуществляющие термомодернизацию (утепление) семейного жилья, вправе воспользоваться вычетом из налоговой базы расходов на строительные материалы, оборудование или услуги, связанные с реализацией проекта термомодернизации (включая замену источников энергии на возобновляемые).

В Китае производители установок, использующих солнечную энергию, имеют право на возмещение 50%, уплаченного при реализации установок, использующих солнечную энергию.

В США компании, осуществляющие расходы на производство возобновляемой энергии, имеют право на инвестиционный налоговый вычет по налогу на прибыль - уменьшение налога на долю расходов на оборудование, используемое для производства возобновляемой энергии в зависимости от типа оборудования: 26 процентов – при использовании солнечных батарей, топливных элементов, систем преобразования ветровой энергии малой мощности; 10 процентов – при использовании геотермальных систем, микротурбин и станций с комбинированным производством электроэнергии и тепла; 30 процентов – при использовании систем, использующих энергию прибрежного ветра.

5. Трансграничное углеродное регулирование в Европе (Green Deal): налоговый аспект

Налоговые механизмы мирового углеродного регулирования являются одним из условий экономического роста в условиях зеленой экономики.

К таким механизмам относится и формат трансграничного европейского регулирования, который был разработан в 2019 году в рамках европейского «Зеленого курса» по экологизации и декарбонизации экономики Евросоюза (сокращение углеродных выбросов на 55 процентов к 2030 году).

Основной целью опубликованного 14 июля 2021 года проекта Постановления Европейского Парламента и Совета об утверждении механизма трансграничного углеродного регулирования (CBAM (carbon border adjustment mechanism)) определяется предотвращение утечки углерода, то есть перемещение производства за пределы ЕС в страны, где нет жесткой политики в отношении климата, а также восстановления экономики ЕС после пандемии, цифровой и «зеленой» трансформации под общим названием NextGenerationEU.

На первом этапе введения (2023-2025 годы) предполагалось ограничение применения данной системы ежеквартальными отчетами о выбросах. Не подпадают под действие механизма ТУР те страны1 , которые участвуют в СТВ ЕС или имеют собственную систему торговли квотами на выбросы, связанную с системой ЕС. Например, Норвегия, Исландия и Лихтенштейн присоединились к СТВ ЕС (статья 25 Директивы 2003/87/EC) в рамках соглашения о Европейской экономической зоне.

Размер платежа (в форме пошлины, акциза или НДС) предполагается равным плате, взимаемой с европейских производителей в рамках европейской системы торговли квотами.

Данный платеж носит квазиналоговый характер, поскольку представляет собой по сути сделку по приобретению квоты на выбросы углерода в атмосферный воздух, массы которого являются экстерриториальным. Взимание данного платежа (либо в форме специальной пошлины либо квоты) означает зачисление в бюджет Евросоюза сумм, которые будут использованы на европейские проекты по снижению углеродной зависимости экономики.

Таким образом, национальные компании государств, которые не имеют национальной системы углеродного налогообложения, будут финансировать европейские проекты по сокращению выбросов парниковых газов.

Главной задачей государств – импортеров продукции в ЕС в связи с вводимым европейским механизмом является разработка национальных законов о налогах на выбросы углерода с установлением платежей в размерах, сопоставимых с европейскими стандартами, что может создать конкурентные преимущества при продвижении этих товаров на европейские рынки. Как показывает анализ зеленых налогов, результаты которого приведены ранее, небольшое число государств применяет специальные налоги на выбросы углерода. Следовательно, европейский механизм углеродного регулирования потребует существенных временных и финансовых затрат, возможно, пересмотра всего национального налогового и экономического законодательства.

При этом продукция производителей стран-экспортеров, с одной стороны, может быть не востребована на европейском рынке по причине отягощения дополнительным платежом и соответствующей неконкурентоспособности, с другой стороны, может привести к удорожанию соответствующей продукции на европейских рынках для европейских потребителей и спровоцировать рост цен в сопредельных отраслях. По нашему мнению, влияние механизма трансграничного регулирования на сокращение выбросов углерода и замещение энергии ископаемого топлива альтернативными источниками неочевидно. Тем более, что при взимании страной-экспортером прямых или косвенных налогов за выбросы парниковых газов, фискальная нагрузка на них существенно увеличивается по сравнению с компаниями внутри Европейского Союза. Такой подход усиливает конкурентные преимущества европейских производителей.

С другой стороны, освобождение от европейского платежа в случае применения специальных налогов по национальному законодательству приведет к существенным издержкам, связанным с администрированием систем национальных углеродных платежей, определением их уровня и сопоставления с европейскими стандартами.

Выброс парниковых газов влияет на общемировой климатический фон, тем не менее, большее влияние он оказывает на окружающую природную среду того государства, внутри которого осуществляется производство. Однако предлагаемая система европейского углеродного регулирования приводит к оттоку средств на улучшение климатической обстановки в бюджет Евросоюза. При этом Евросоюз получает и продукцию с более низким углеродным следом, что приводит к двойным для него выгодам.

Механизм трансграничного углеродного регулирования может негативным образом влиять и на применяемые национальными юрисдикциями вне ЕС режимы наибольшего благоприятствования, в том числе налоговые стимулы при осуществлении «зеленых инвестиций», а также приводить к обратному эффекту - демпинг со стороны корпораций внутри ЕС. В настоящее время принципы европейского регулирования предполагают бесплатное распределение углеродных квот между рядом товаров, в том числе стали и цемента. При введении на них трансграничного налога он будет являться не методом климатического регулирования, а инструментом осуществления протекционистской политики, что противоречит принципам Всемирной торговой организации.

Недостатком данной системы является также вероятность того, что в случае резкого повышения цены на углерод производства с высокой долей выбросов углерода могут быть перенесены в страны, в которых отсутствует жесткое экологическое регулирование. Таким образом результат применения механизма будет противоречить изначально поставленной цели снижения объема парниковых газов, когда объем выбросов не только не уменьшается, а может возрасти и привести как к негативным экологическим последствиям, так и к ухудшению экономического положения страны, в которой проводится углеродное регулирование (безработица, падение экспортной выручки).

Причиной критики и недостатков разработанного ЕС механизма углеродного регулирования является его непредсказуемое влияние на экономику отдельных стран и регионов, предполагаемых, но не до конца проработанных экологических последствий.

Очевидна и экономическая цель данного механизма - защита интересов европейских производителей, осуществляющих выпуск продукции с отсутствием либо низким уровнем углеродной составляющей при ее производстве, в первую очередь, металлов, удобрений, цемента, электроэнергии посредством установления платы при импорте данной продукции на территорию Евросоюза.

Внедрение углеродного регулирования в Европе потребует создания новых органов управления для администрирования продаж, перепродаж, аннулирования и надзора за управлением сертификатами, а, соответственно, увеличения расходов на администрирование новой системы с неочевидными для экологии, но ощутимым для мировой экономик последствиями.

Введение беспрецедентных экономических санкций в отношении Российской Федерации начиная с февраля 2022 года, ожидаемый отказ США, стран Евросоюза и от поставок российских энергоресурсов, иных видов российских товаров и товаров иных юрисдикций, а также перспективы ответных санкций, возможно, приведут к ускорению запуска трансграничного механизма углеродного регулирования и ужесточению подходов к экологической политике по отношению к неевропейским товарам. В этих условиях для большинства стран мирового сообщества европейский рынок может стать невыгодным и малоперспективным.

На основании изложенного можно сделать вывод, что механизм трансграничного регулирования, который в любом случае будет реализован в форме налогового или неналогового платежа, не может быть эффективным, если он внедрен вне рамок международного сотрудничества.

Поскольку климатические последствия углеродных выбросов ощутимы для всего человечества, а не отдельно взятых стран и регионов, разработка региональных проектов экономического регулирования вредных выбросов в атмосферный воздух не только препятствует свободному перемещению товаров, но и направлена на поддержку регионального финансирования чистого воздуха с неочевидными последствиями для стран-импортеров, которые вынуждены под влиянием региональных интересов проводить реформу национального законодательства, в том числе в сфере налогообложения.

Мировая практика налогообложения характеризуется широким применением налогов и платежей, которые связаны с негативным воздействием на окружающую среду. Зеленые налоги призваны обеспечить экономический рост государств за счет формирования качественно новых принципов регулирования взаимодействия с окружающей средой.

6. Выводы

В Российской Федерации создание системы экономического регулирования выбросов парниковых газов находится на начальном этапе. Основным документом в этой области является Федеральный закон «Об ограничении выбросов парниковых газов», который был принят в 2021 году и предусматривает введение углеродных единиц как верифицированного результата реализации климатического проекта.

Данный закон основывается на потенциальном введении государственного учета выбросов парниковых газов, а также формировании соответствующего реестра выбросов парниковых газов: с 30 декабря 2021 года формировать отчетность об объемах выбросов парниковых газов обязаны организации, которые соответствуют определенным критериям: хозяйственная и иная деятельность которых сопровождается выбросами парниковых газов, масса которых эквивалентна 150 и более тыс. тонн углекислого газа в год и соответствует производственным процессам, перечень которых утвержден постановлением Правительства РФ от 14.03.2022 № 355, в том числе стационарное сжигание жидкого и газообразного топлива, сжигание попутного нефтяного газа на факельных установках, технологические операции при разведке, добыче, транспортировке, хранении нефти, газа угля, проведение металлургических операций и другие виды деятельности.

В Российской Федерации отсутствуют налоги, взимаемые за выбросы парниковых газов, и налоговое углеродное регулирование находится на начальной стадии. Вместе с тем, для достижения успеха формирования климатически нейтральной системы налогообложения необходимо предоставление льгот и стимулов для создания и обслуживания основных средств в рамках реализации климатических проектов, а также реализации углеродных единиц.

Введение указанного закона в большой степени направлено на сохранение конкурентоспособности российских производителей на европейских рынках, что в текущих условиях межстрановой реструктуризации товарных потоков, в том числе российских энергоносителей, увеличивает значение углеродного регулирования для обеспечения формирования национальной зеленой налоговой политики.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья посвящена изучению зарубежного опыта налогообложения применительно в связи с развитием зелёных технологий.
Методология исследования базируется на обобщении литературных источников по теме работы, систематизации подходов к налоговому обложению зеленой экономики в разных странах мира.
Актуальность исследования обусловлена возрастающей ролью экологической составляющей, значительным вниманием в научных исследованиях и программных межгосударственных документах вопросам внедрения экологических механизмов в производственные процессы, обеспечение экономического роста за счет рационального и комплексного использования природных ресурсов и снижения уровня негативного воздействия на компоненты окружающей природной среды.
Научная новизна представленного исследования, по мнению рецензента, заключается в обобщении мирового опыта налоговой политики в связи с развитием зелёных технологий, а также выводах о том, что механизм трансграничного регулирования, реализованный в форме налогового или неналогового платежа, не может быть эффективным, если он внедрен вне рамок международного сотрудничества.
В статье структурно выделены следующие разделы: Появление и трансформация экологических налогов; Методология углеродного налогообложения (этот раздел включает подразделы: Углеродное налогообложение в Европе, Налоги на выбросы углерода, Налоги на транспортные средства, Налоги на энергию (акцизы), Экологическое налогообложение в США, Экологическое налогообложение в Азии); Налоговые стимулы сокращения негативного воздействия на окружающую среду (подразделы: Льготы, направленные на сокращение вредного воздействия отраслей на окружающую среду в целом, Стимулирующие налоговые льготы, Дестимулирующие налоговые льготы, Налоговые стимулы для зеленых технологий (низкоуглеродных технологий) в общей системе налогообложения), Трансграничное углеродное регулирование в Европе (Green Deal): налоговый аспект, Выводы, Библиография.
Представляет интерес предпринятая авторами статьи попытка систематизации экологических налогов: налоги на энергию; налоги на углерод, направленные непосредственно на выбросы углекислого газа; налоги на транспортные средства; налоги на выбросы неуглеродных парниковых газов; налоги за выбросы, сбросы, размещение отходов (за исключением углеродных и неуглеродных газов; налоги на пользование (изъятие) природными ресурсами (недра, вода, лес, животный мир), а также экологических налоговых льгот: стимулы для электрических/гибридных транспортных средств; стимулы для энергоэффективности; стимулы, способствующие использованию общественного транспорта; стимулы, поощряющие инвестиции в возобновляемые источники энергии; стимулы, поощряющие инвестиции в сокращение выбросов и сбросов загрязняющих веществ; стимулы для зеленых НИОКР.
Выводы по статье содержат отражение основных результатов проведенного исследования применительно к российской практике создания системы экономического регулирования выбросов парниковых газов и налогообложения в зеленой экономике.
Библиографический список включает 15 наименований источников, представленных ресурсами сети интернет, научными статьями, научными монографиями, на которые в тексте приведены адресные ссылки, свидетельствующие о наличии в публикации апелляции к оппонентам.
По рецензируемому материалу можно высказать пожелание использования наглядных методов подачи информации в виде схем, иллюстрирующих результаты авторских научных обобщений.
Материал соответствует направлению журнала «Налоги и налогообложение», содержит элементы научной новизны и практической значимости, рекомендуется к опубликованию.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.