Статья 'Выявление потенциальных фискальных эффектов от создания специальных административных районов на территориях Калининградской области и Приморского края' - журнал 'Налоги и налогообложение' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Редакция и редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Налоги и налогообложение
Правильная ссылка на статью:

Выявление потенциальных фискальных эффектов от создания специальных административных районов на территориях Калининградской области и Приморского края

Донченко Владислав Олегович

аспирант, департамент налоговой политики и таможенно-тарифного регулирования, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

125993, Россия, Московская область, г. Москва, ул. Ленинградский пр-Т, д. 5​1​/1, оф. -

Donchenko Vladislav Olegovich

Postgraduate student, the department of Tax Policy and Customs-Tariff Regulation, Financial University under the Government of the Russian Federation

125993, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, ul. Leningradskii pr-T, d. 5​1​/1, of. -

vladdonchenko@gmail.com
Цаган-Манджиева Кермен Николаевна

кандидат экономических наук

научный сотрудник, НИФИ Минфина России

127006, Россия, г. Москва, Настасьинский пер., 3/2

Tsagan-Mandzhieva Kermen

PhD in Economics

Senior Researcher of the Tax Policy Center under the Financial Research Institute

127006, Russia, g. Moscow, ul. Nastas'inskii Per., 3/2, of. -

Tserenova.k@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-065X.2019.10.31177

Дата направления статьи в редакцию:

28-10-2019


Дата публикации:

05-11-2019


Аннотация: Предметом исследования являются факторы, которые определяют потенциал прироста налоговых поступлений государственного бюджета вследствие введения в 2018 году режима международных холдинговых компаний в двух специальных административных районах (САР). Целью статьи является количественная оценка фискального эффекта, который будет иметь место, если компании россиян, зарегистрированные сегодня в зарубежных юрисдикциях, популярных с точки зрения структурирования бизнеса, пройдут процедуру редомициляции в САР. Расчет учитывает результаты социологических опросов о готовности предпринимателей вернуть капиталы в Россию. Методология проведения работы основана на системном подходе, позволяющем оценить влияние совокупности различных экономических факторов на уровень налоговых поступлений, а также задействует принципы поведенческой экономики и финансовой социологии. Сделан вывод, что при допущении о ставке доходности перемещаемого капитала на уровне 6,2%, что соответствует средней доходности капитала в развитых странах за 1980-2010 гг., потенциальный фискальный эффект от функционирования САР может быть оценен в диапазоне от 17 до 30 млрд рублей. Результаты могут применяться в ходе анализа эффективности САР и политики деофшоризации в целом и при дальнейшем совершенствовании законодательства о международных холдинговых компаниях.


Ключевые слова:

офшорная зона, прямые иностранные инвестиции, налоговая амнистия, налогообложение международных компаний, налоговые поступления, бюджетная эффективность, налогообложение дивидендов, План BEPS, деофшоризация, налоговая политика

Abstract: The subject of this research is the factors that define the potential increase of tax revenue due to introduction in 2018 of the regime of international holding companies in the two special administrative districts. The goal of this article lies in quantitative assessment of fiscal effect that would take place if the companies of the Russians registered in foreign jurisdictions, popular from the perspective of business structuring, would undergo the procedure of redomiciliation in the special administrative districts. The analysis considers the results of sociological surveys on the readiness of entrepreneurs to bring capital back to Russia. The research methodology is based on systemic approach that allows assessing the impact of a set of various economic factors upon the level of tax revenue, as well as involves the principles of behavioral economics and financial sociology. The conclusion is made that in terms of the rate of return of capital transfer at 6.2%, which corresponds with the average return on capital in the developed countries in 1980-2010, the potential fiscal effect from operation of the special administrative district may be estimated in the range from 17 to 30 billions of rubles. The results may be applies in the course of analysis of the efficiency of special administrative districts and deoffshorization policy overall, as well as future improvement of legislation on the international holding companies.


Keywords:

offshore jurisdiction, foreign direct investments, tax amnesty, tax treatment of international companies, tax revenues, budget efficiency, dividend taxation, BEPS Plan, preventing and countering tax base erosion and profit shifting, tax policy

Введение

В августе 2018 г. в России на островах Русский (Приморский край) и Октябрьский (Калининградская область) созданы специальные административные районы (САР), призванные стать заменой зарубежных офшорных юрисдикций и вернуть капиталы в Россию. Резидентами могут стать контролируемые россиянами компании, зарегистрированные за рубежом; после редомициляции в САР они будут обязаны осуществить инвестиции в российские регионы в размере не менее 50 млн рублей. Взамен такие международные компании могут воспользоваться налоговыми преимуществами.

В пояснительной записке к проекту федерального закона, которым вносились положения о благоприятном налоговом режиме для резидентов САР [1], не оцениваются последствия реализации этих мер для государственного бюджета. При этом в 2014 году при объявлении о проведении политики деофшоризации экономики государство намерено было увеличить доходы бюджета на 20 млрд долл. за счет поступления налоговых платежей [8]. Поэтому представляет интерес вопрос количественной оценки возможного фискального эффекта от функционирования налогового режима для международных холдинговых компаний на территории САР.

Такую оценку следует провести в двух направлениях: оценка прямого эффекта, выражающегося в непосредственном увеличении доходов государственного бюджета за счет налоговых платежей новых резидентов по дивидендам, и оценка косвенного эффекта, учитывающего мультипликативный эффект от реализации инвестиционных проектов за счет средств новых резидентов.

1. Оценка прямого эффекта с учетом субъективного восприятия привлекательности САР деловым сообществом

Измерение потенциального фискального эффекта может строиться на показателях масштаба оттока капитала из России в офшоры. Несмотря на противоречия относительно методологии измерения в научной литературе, имеются оценки разных экспертных сообществ, которые могут служить ориентиром для дальнейшего расчета.

Так, по данным исследования международной некоммерческой организации Tax Justice Network (TJN), за период 1990-2010 гг. накопленный объем российского капитала в офшорных юрисдикциях составлял 798 млрд долл [6]. Организация Global Financial Integrity, занимающаяся вопросами нелегального международного движения капитала, оценивает отток капитала из России за период 1994-2011 гг. в 782,5 млрд долл [3].

Интерес также представляют недавние оценки Национального бюро экономических исследований США (NBER), опубликованные в докладе «Кто владеет богатством в налоговых гаванях?» в 2018 году [2]. По этим данным, сегодня в офшорах хранится 10% мирового ВВП, или 8% финансовых активов богатейших людей мира. Лидером рейтинга по размеру финансовых активов, хранящихся в офшорах, относительно национального ВВП являются ОАЭ: их богатейшие граждане держат за рубежом активы, равные 75% экономики государства, что эквивалентно 261,5 млрд долл. исходя из оценки Всемирного банка. Далее следуют Венесуэла (65% от ВВП), Саудовская Аравия (57% от ВВП, или 368,5 млрд долл.) и Россия (46% от ВВП, или 590 млрд долл.). Для России в исследовании также дается и вторая, скорректированная оценка, в которой не учитываются финансовые активы тех, кто сменил налоговое резидентство. Она существенно ниже основной и составляет около 14% от ВВП России, или 179,6 млрд долл.

Стоит также упомянуть и оценки Центрального экономико-математического института РАН 2014 года, согласно которым установлено: а) удельный вес неофшоризированных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) не превышает 15%; б) лидерами по доле ПИИ являются Кипр, Нидерланды, Люксембург, Британские Виргинские острова, Бермуды и Багамы; в) сальдо накопленных ПИИ в Россию без учета утечки капитала составляет 89 млрд долл., а с ее учетом – минус 394 млрд, или 80% ввоза ПИИ; г) суммарная величина вывоза ПИИ в офшоры вдвое превышает весь их ввоз из офшоризированных стран в Россию [10].

Иными словами, вышеперечисленные источники позволяют говорить о разбросе оценки бегства капитала из России от 394 млрд долл. до 798 млрд долл.

В качестве следующего шага необходимо оценить готовность предпринимателей отозваться на предложенные меры по возвращению капиталов в САР. Заметим, что в России ранее проведены два этапа амнистии капиталов (с 01.07.2015 г. по 30.06.2016 г. и с 01.03.2018 по 28.02.2019 г.), в ходе которых предприниматели не были обязаны переводить активы в Россию. В отличие от предыдущих третий этап, реализуемый в настоящее время (с 01.06.2019 г. по 01.03.2020 г.), распространяется только на тех, кто вернет деньги в Россию и перерегистрирует контролируемые иностранные компании в САР.

Такую оценку можно извлечь из результатов опроса крупных и средних предпринимателей, проведенного юридической компанией «Нортия ГКС» [5]. Опрос показал, что по состоянию на май 2019 года 22% респондентов были намерены принять участие в третьей волне амнистии. Для сравнения, возможностями первого и второго этапов амнистии капиталов воспользовались треть опрошенных (30%). Также 10% опрошенных заявили, что не нуждаются в амнистии, поскольку все их активы изначально находились в РФ, 38% сообщили, что не видят для себя выгод от проводимой государством акции и поэтому не планируют в ней участвовать. Оценивая условия третьего этапа амнистии, 12% респондентов заявили, что они излишни: «надо было оставить все как было и просто продлить», 61% указали, что эти требования подходят только для крупного или потенциально «подсанкционного» бизнеса, 18% отметили разумность условий, 9% сообщили о том, что не видят необходимости в третьем этапе. Отвечая на вопрос о том, почему амнистия оказалась интересна части бизнеса, 51% респондентов отметили, что такая мера помогает предпринимателю «закрыть» исторические риски, 23% считают ее эффективной защитой от санкционного давления, 25% отметили наличие у предпринимателей желания вернуть владение активами в российскую юрисдикцию.

Имеются также и результаты исследования международного брокера зарубежной недвижимости компании Tranio на основе опроса специалистов персонального банковского обслуживания, юристов и налоговых консультантов, работающих с владельцами крупных капиталов в 2019 году [13]. Опрос проводился совместно с организатором экономических форумов Adam Smith Conferences. С одной стороны, по данным опроса, доля уведомляющих налоговые органы о состоянии своих активов богатых россиян выросла с 42% в 2017 г. до 58% в 2018 г. В группе россиян с состоянием от 1 до 30 млн долл. этот показатель еще выше и достигает 65%. С другой стороны, более состоятельные лица отметили, что скорее готовы поменять резидентство, чем раскрыть информацию о счетах. Также распространена практика, когда состоятельные россияне массово закрывают прежние зарубежные счета и компании и открывают новые – с чистой историей транзакций, о которых отчитываются налоговым органам. При этом чем богаче россияне, тем более они склонны принимать участие в безналоговой ликвидации иностранных компаний (73% респондентов) и тем менее – подавать декларации в рамках амнистии капитала (71%). В целом сокращать зарубежные активы и переводить капитал в Россию – самая непопулярная стратегия среди отечественных «хайнетов»: в 2017 г. так поступали 33% респондентов, в 2018 – 29% (Рисунок 1).

Какие действия по легализации зарубежных активов предпринимают состоятельные россияне в 2018 году

Рисунок 1. Действия россиян по легализации зарубежных активов, доля респондентов, %.

Источник: опрос Tranio, 2018.

Таким образом, результаты двух опросов позволяют сделать вывод, что САР могут быть востребованы для от 22% до 29% россиян, имеющих зарубежные активы. Отметим, что эта оценка актуальна на начало 2019 года и не учитывает события в течение года, которые могли бы повлиять на мотивацию бизнеса. Между тем, вышеуказанный опрос «Нортия ГКС» показывает, что государству еще предстоит укреплять доверие делового сообщества к САР, так как среди тех, кто заявил об отсутствии интереса в возврате капиталов, 68% сообщили об отсутствии уверенности в использовании информации в надлежащих целях, 20% посчитали, что бизнес решил свои проблемы иным способом, 12% не увидели необходимости в амнистии.

Оценка масштаба оттока капитала и результаты опроса могут дать основу для оценки итоговой суммы подлежащих возврату средств (за неимением детальных данных необходимо принять допущение о том, что суммы активов респондентов распределены одинаково, тогда на основе такого подхода долю респондентов, готовых перевести зарубежные активы в Россию, можно применить к сумме средств в офшорах).

Третьим шагом в оценке фискального эффекта является оценка будущей доходности возвращаемых капиталов. На наш взгляд, для этого мы можем воспользоваться выводами Томаса Пикетти, опубликованными в его недавнем труде «Капитал и идеология» [4]. На основе анализа доходности капитала в развитых странах за 1980–2010 гг. экономист установил, что капитал свыше 1 млрд долл. в среднем давал годовую доходность в 8,8%, менее 100 млн долл. – 6,2%. Этот шаг позволит рассчитать потенциальную налоговую базу в части налога на дивиденды (с предположением о 100% распределении прибыли).

Ставку налога на дивиденды следует принять за 5%, так как согласно Налоговому кодексу Российской Федерации, дивиденды, которые международная холдинговая компания выплатила иностранным лицам, облагаются налогом на прибыль по ставке 5%, для физических лиц – нерезидентов РФ ставка НДФЛ составляет также 5%.

Таким образом, четыре компонента расчета при перемножении (с учетом также обменного курса 64 руб./долл.) дают разброс ожидаемого фискального эффекта от 17,2 до 65,17 млрд руб. в год в текущих ценах (Таблица 1).

Таблица 1 – Расчет потенциального фискального эффекта от САР с учетом результатов опроса предпринимателей о готовности принять участие в третьей волне амнистии

Наименьшая оценка

Наибольшая оценка

Общая сумма активов за рубежом

394 млрд долл.

798 млрд долл.

Намерены вернуть капитал в Россию

22%

29%

Итого

87 млрд долл.

231 млрд долл.

Оценка доходности капитала

6,2%

8,8%

Прибыль (дивиденды)

5,37 млрд долл.

20,36 млрд долл.

Налог на прибыль (НДФЛ), 5%

17,20 млрд руб.

65,17 млрд руб.

Источник: ЦЭМИ РАН, NBER, Нортия ГКС, Tranio, Piketty T., расчеты авторов.

2. Оценка прямого эффекта на основе статистики ПИИ

Некоторые представители экономического сообщества в России придерживаются мнения о том, что вывоз капитала является переоцененной проблемой российской экономики, то есть фактические масштабы оттока значительно ниже официальной статистики. Подробный анализ расхождений содержится в исследовании РФПИ, Центра национального интеллектуального резерва при МГУ им. М. В. Ломоносова и E&Y, опубликованном в 2012 г. [9]. Его авторы отмечают, что показатель оттока капитала Банка России является бухгалтерским, «при его расчете не учитывается экономическая сущность транзакций». Отмечается, что «существующая в России методика расчета не используется ни в одной из ведущих и развивающихся экономик», а в качестве более корректного индикатора предлагается показатель «Private capital flows» Всемирного банка.

Специалисты также опровергают тезис о том, что «структурирование прямых инвестиций через офшоры представляет собой исключительно вывоз капитала из России». Отмечается, что в среднесрочном периоде средства, выводимые в форме ПИИ в офшоры, возвращаются в Россию (см. Таблицу 2).

Таблица 2 – Динамика ПИИ, направленных из России в офшорные финансовые центры и поступивших из них в Россию, 2007-2016 гг.

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

Всего

ПИИ из РФ в ОФЦ

35,2

31,7

26,4

35,3

45,2

35,0

77,6

37,3

10,5

15,5

349,7

ПИИ в РФ из ОФЦ

34,2

49,2

16,2

26,3

38,5

29,4

57,6

15,7

-0,8

28,4

294,7

Источник: Буневич, Бродунов, 2017 [8].

Такая позиция наталкивает на необходимость изучения второго подхода к измерению фискального эффекта САР, когда «отечественные офшоры» будут востребованы для структурирования сделок и будут конкурировать с налоговыми режимами, популярными для целей учреждения в них холдингов. Режимы, представляющие схожий набор налоговых льгот, благоприятных для налогообложения мобильных пассивных доходов [12], действуют сегодня в Европе – на Кипре, Мальте, в Нидерландах, Сингапуре и Гонконге. Эти государства входят в число юрисдикций с высоким соотношением ПИИ к ВВП, что является одним из индикаторов размывания налоговой базы [13]. Для целей расчета сделаем следующие предположения:

· международные компании, зарегистрированные на Кипре, в Нидерландах, Сингапуре, Гонконге и на Мальте осуществляют редомициляцию в российскую юрисдикцию и становятся участниками САР;

· данные компании используются в качестве холдинговых компаний, владеющих активами как в России, так и за рубежом;

· данные компании аккумулируют на себе прибыль от владения своими активами и перечисляют дивиденды далее своим акционерам, сумма данных дивидендов рассчитана на основе сделанных ранее предположений о доходности накопленных входящих и исходящих инвестиций, осуществленных резидентами указанных выше юрисдикций в Россию и резидентами России в указанные выше юрисдикции (от 6,2% до 8,8%);

· дивиденды облагаются в рамках льготного режима САР либо по льготной ставке в соответствии с соглашениями об избежании двойного налогообложения в размере 5%.

Соответствующие данные по перечисленным странам публикуются Банком России в составе статистики ПИИ. В приведенных в Таблицах 3 и 4 расчетах оценены потенциальные налоговые доходы российского бюджета от налогообложения дивидендов, которые будут распределять данные холдинги, будучи уже участниками САР, своим акционерам.

Таблица 3 – Расчет потенциального фискального эффекта САР на основе статистики ПИИ по импорту капитала (инвестиции в Россию) из стран с сопоставимыми режимами

Кипр

Нидерланды

Сингапур

Гонконг

Мальта

Всего

Импорт капитала, млрд долл.

133,37

45,31

4,65

1,05

0,25

184,64

Импорт капитала, % от накопленных ПИИ

51%

14%

1%

0%

0%

66%

Дивиденды (мин., доходность 6,2%), млрд долл.

8,27

2,81

0,29

0,07

0,02

11,45

Дивиденды (макс., доходность 8,8%), млрд долл.

11,74

3,99

0,41

0,09

0,02

16,25

Налог (5%) (мин., доходность 6,2%), млрд руб.

26,46

8,99

0,92

0,21

0,05

36,63

Налог (5%) (макс., доходность 8,8%), млрд руб.

37,56

12,76

1,31

0,30

0,07

51,99

Источник: Банк России. Прямые иностранные инвестиции. Остатки по инструментам и странам-партнерам (по принципу направленности) 05.09.2019. URL: https://www.cbr.ru/statistics/macro_itm/svs/, расчеты авторов

Таблица 4 – Расчет потенциального фискального эффекта САР на основе статистики ПИИ по экспорту капитала (инвестиции из России) в страны с сопоставимыми режимами

Кипр

Нидерланды

Сингапур

Гонконг

Мальта

Всего

Экспорт капитала, млрд долл.

176,11

46,90

3,51

220,00

116,00

226,85

Экспорт капитала, % от накопленных ПИИ

51%

14%

1%

0%

0%

66%

Дивиденды (мин., доходность 6,2%), млрд долл.

10,92

2,91

0,22

0,01

0,01

14,07

Дивиденды (макс., доходность 8,8%), млрд долл.

15,50

4,13

0,31

0,02

0,01

19,96

Налог (5%) (мин., доходность 6,2%), млрд руб.

34,94

9,30

0,70

0,04

0,02

45,01

Налог (5%) (макс., доходность 8,8%), млрд руб.

49,59

13,21

0,99

0,06

0,03

63,88

Источник: Банк России. Прямые инвестиции из Российской Федерации за рубеж. Остатки по инструментам и странам-партнерам (по принципу направленности) 05.09.2019. URL: https://www.cbr.ru/statistics/macro_itm/svs/, расчеты авторов

Данный расчет говорит о том, что рост налоговых поступлений, суммирующий потоки входящих и исходящих прямых иностранных инвестиций, может составлять от 81 млрд руб. до 116 млрд руб. Однако к этой оценке следует относиться с осторожностью по двум причинам.

Во-первых, расчет чувствителен к ставке доходности капитала, и за основу принято предположение о достаточно высокой ставке (от 6,2% до 8,8% за период 1980-2010 гг.), при этом в настоящее время процентная ставка Европейского центрального банка рекордно низкая, а инфляция ожидается на уровне ниже 2% в пределах горизонта прогнозирования. Для сравнения, если ставка доходности капитала составит лишь 2%, то рост налоговых поступлений будет оцениваться в 26 млрд руб.

Во-вторых, в случае перерегистрации в САР холдингов, являющихся промежуточными для инвестиций в Россию, произойдет одновременное сокращение потока дивидендов из России в адрес тех юрисдикций, в которых в настоящее время зарегистрированы и резидентами которых в настоящее время являются данные холдинги. Так, по итогам 2018 года суммы налоговых доходов от налогообложения дивидендов, выплачиваемых иностранным организациям, являющимися резидентами Республики Кипр и Королевства Нидерландов, составили 50,3 млрд рублей, на которые необходимо уменьшить полученную сумму фискального эффекта.

Таким образом, с учетом указанных обстоятельств и при более консервативном допущении о ставке доходности капитала в 6,2% чистый фискальный эффект от деофшоризации в российские САР будет менее значимым – около 31 млрд руб., поскольку будут потеряны налоговые доходы от налогообложения дивидендов в адрес иностранных компаний.

3. Оценка косвенного эффекта

В оценке последствий создания САР для бюджета необходимо учитывать, что новые резиденты обязаны инвестировать не менее 50 млн рублей в России, которые могут служить импульсом для развития региональной инфраструктуры и национальной экономики в целом. Соответствующие инвестиционные проекты с макроэкономической точки зрения будут выступать не замкнутой изолированной экономической системой, а компонентом макроэкономической среды, находящейся в тесной зависимости и взаимосвязи с сопутствующими отраслями народного хозяйства [11]. В дальнейшем они будут обеспечивать поступление дополнительных доходов в бюджеты различных уровней, что отражает мультипликативный экономический эффект инвестиций.

В научной литературе разработаны методики, позволяющие оценить такой мультипликативный эффект как для ВВП в целом, так и с точки зрения прироста налоговых поступлений. В соответствии с такими методиками, оценка общественно значимого инвестиционного проекта должна осуществляться с учетом структурных особенностей региональной воспроизводственной системы. Так, на основе матрицы финансовых потоков в Свердловской области на примере строительства платной автомобильной дороги установлены значения годовых мультипликаторов для федерального бюджета 0,094 и для регионального бюджета 0,136, суммарно 0,23 [14]. Предлагается для расчета величины мультипликативного эффекта умножать сумму инвестиционных расходов, осуществляемую в каждом году, на соответствующий коэффициент.

Законодатель не ограничил резидентов САР в выборе региона и отрасли инвестирования, поэтому оценка мультипликаторов без учета региональной или отраслевой специфики затруднена. Имеющиеся вышеприведенные мультипликаторы означают, что если 50 млн рублей резидента будут потрачены на создание инфраструктурных проектов, к примеру, в Свердловской области, то в бюджет государства в качестве налоговых платежей поступят 11,5 млн рублей (50 млн рублей * 0,23).

Количество потенциальных резидентов оценить проблематично: с одной стороны, по итогам первого этапа сообщалось о 7,2 тыс. поданных деклараций (суммы заявленных активов не раскрывались), по итогам второго – о 11,7 тыс. и о декларировании только остатков по счетам более чем на 10 млрд евро. С другой стороны, за год функционирования в двух САР зарегистрировано лишь 12 компаний. Если резидентами станут 100 компаний, то суммарный косвенный эффект можно будет оценить в 1,15 млрд рублей в год.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Необходимость исследования эффектов от создания специальных административных районов – острова Русский и Октябрьский обуславливают актуальность выбранной автором темы статьи.
Предметом исследования выступают экономические отношения, возникающие в процессе создания специальных административных районов Методология, использованная автором, основана на следующих методах научного познания: сравнение, анализ, синтез теоретического и практического материала. Анализ библиографии позволяет сделать вывод о том, что автор в достаточном объеме изучил отечественные и зарубежные источники по исследуемой проблематике.
Научная новизна исследования заключается в теоретическом обосновании методологии оценки фискальной эффективности создания специальных административных районов.
Автор на хорошем теоретическом и методологическом уровне проводит оценку прямого эффекта с учетом субъективного восприятия привлекательности созданных административных районов. Особое внимание уделено оценке косвенного эффекта. Исследование интересное, выводы автора обоснованы.
В качестве замечаний хотелось бы отметить следующее. В статье отсутствует заключение (или раздел выводы), следует обобщить полученные результаты. Необходимо поправить нумерацию таблиц (таблица 3 представлена дважды, в том числе с двойной ссылкой в тексте статьи).
Статья соответствует требованиям, предъявляемым к такого рода работам, представляет собой интересный материал для широкого круга лиц и может быть рекомендована к публикации после доработки.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – бюджетный эффект от деофшоризации российской экономики путем создания специальных административных районов в России.
Актуальность темы исследования высока в связи с большим масштабом бюджетных потерь от вывода капитала за пределы РФ, а также по причине крайней закрытости официальных данных результатов налоговой амнистии и практического отсутствия аналогичных исследований, посвященных оценке потенциального фискального эффекта в отечественной научной литературе.
Научная новизна. Исследование носит аналитический характер и не содержит элементов научной новизны. При этом высока практическая значимость представленных расчетов для должностных лиц экономических ведомств государства, участвующих в реализации мер по деофшоризации.
Стиль, структура, содержание
Статья написана грамотным языком в соответствии с требованиями научного стиля. Изложение логично выстроено, содержит необходимые пояснения к расчетам. Используемые в расчетах статистические данные подтверждены достоверными источниками в виде публикаций в высоко рейтинговых российских журналах и некоторых зарубежных источников. Использованы действующие ставки налогообложения дивидендов. Достоинством исследования является его комплексность: проведены расчеты как прямого эффекта в соответствии с разными оценками масштаба вывоза капитала, так и сделана попытка оценить косвенный эффект в условиях ограниченности открытых данных. Снижает уровень достоверности полученных результатов оценки фискального эффекта от специальных административных районов использование результатов опроса, проведенного юридической компанией «Нортия ГКС», представленного в публикации газеты Коммерсантъ. Однако это является вынужденным решением из-за отсутствия более достоверной информации о заинтересованности налогоплательщиков в регистрации бизнеса на территориях специальных административных районов.
Безусловно результаты расчетов имеют высокую степень вероятности отклонения от фактических результатов реализации третьего этапа налоговой амнистии, но тем не менее они могут приниматься во внимание на данном этапе его реализации.
В названии статьи автор указывает на территории Калининградской области и Приморского края. Однако расчеты в статье проводятся в общем (без детализации по указанным территориям или привлечения каких-то данных по ним), с использованием оценок в целом по России. Поэтому название можно сократить: «Выявление потенциальных фискальных эффектов от создания специальных административных районов в России» (как известно оптимальное название должно включать 8-9 слов).
По нашему мнению, рисунок 1 является излишним, так как он довольно примитивный и полностью повторяет изложенные в тексте данные, а также утяжеляет и без того насыщенную таблицами статью.
Недостатком рецензируемой статьи является некоторые нарушения структуры научной публикации.
Во введении необходимо определить задачу исследования и сделать краткий обзор мнений представителей государственной власти, возможно политиков (ведущих аналитиков) и ученых относительно оценки рациональности создания в России специальных административных районов в целях возврата капиталов, а также ранее проведенных исследований, касающихся создания специальных административных районов, в том числе в зарубежного опыта. Это позволит более четко определить роль и значимость данного исследования.
В конце статьи необходимо сформулировать заключительные выводы, содержащие оценочные суждения автора относительно рассчитанных показателей эффекта как эксперта в исследуемой теме. В связи с этим при прочтении складывается впечатление незаконченности статьи. Выводы должны содержать, перечень предположений, на которых основаны расчеты; обобщение рассчитанных прямых и косвенных эффектов, а также основанные на них оценочные суждения автора относительно рациональности реализуемого этапа возврата капитала посредством создания специальных административных районов в России. Было бы крайне интересным мнение автора относительно факторов, способствующих варьированию эффекта в рассчитанном диапазоне, на которые государственная власть может оказывать влияние в интересах максимизации эффекта.
Библиография содержит использованные автором в статье источники исходных данных для расчетов. Возможно пополнить библиографический список за счет доработки во введении статьи обзора ранее проведенных исследований.
Апелляция к оппонентам
Выводы, интерес читательской аудитории
Статья безусловно вызовет интерес читательской аудитории. Для расширения аудитории, на наш взгляд, необходимо в аннотации или в ключевых словах использовать термин «иностранные инвестиции», так как специальные административные районы рассматриваются, в том числе, и как механизм привлечения иностранных инвестиций.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.