Статья ' Административная ответственность в сфере гражданской авиации' - журнал 'Транспортный вестник' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакционный совет
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Транспортный вестник
Правильная ссылка на статью:

Административная ответственность в сфере гражданской авиации

Братановский Сергей Николаевич

доктор юридических наук

профессор, ФБГОУ ВО "Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова"

410017, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Серова, 3337

Bratanovskii Sergei Nikolaevich

Doctor of Law

Professor at the Plekhanov Russian University of Economics, Department of Administrative and Financial Law

410017, Russia, Saratov, ul. Serova, 3337, kv. 77

bratfoot@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Шустова Мария Владимировна

аспирант, кафедра административного права, Автономная некоммерческая организация высшего профессионального образования «Московский гуманитарно-экономический институт»

410017, Россия, г. Саратов, ул. Серова, 3337, оф. 77

Shustova Mariya Vladimirovna

Adjunct Professor, the department of Administrative Law, Moscow Humanitarian Economic Institute

410017, Russia, Saratov, Serova Street 3377, office #77

bratfoot@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2453-8906.2016.1.19975

Дата направления статьи в редакцию:

03-08-2016


Дата публикации:

12-08-2016


Аннотация.

Предметом исследования настоящей статьи являются нормативные правовые акты, регулирующие отношения, связанные с применением административной ответственности в сфере гражданской авиации. Авторы подробно рассматривают такие вопросы, как сущностные признаки административной ответственности и возможности их проявления в исследуемой сфере, наличие пробелов в законодательстве, определяющем правовой статус лиц, являющихся субъектами исследуемых отношений. Значительное внимание уделено раскрытию понятия «должностное лицо».Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. . При написании работы использованы методы системного анализа, сравнительно-правовой, формально-юридический и иные апробированные современной юриспруденцией методы. Основным выводом является то, что в каждом случае при определении особенностей административно-правового регулирования отношений в сфере гражданской авиации следует исходить из наличия в них как элементов публичного права, так и частных элементов. Новизна состоит в раскрытии различных точек зрения ученых на административную ответственность и обоснования необходимость законодательного закрепления данного понятия.

Ключевые слова: гражданская авиация, транспорт, законодательство, административное право, субъекты правоотношений, научные позиции, альтернатива, совершенствование, должностное лицо, распорядительные функции

Abstract.

The subject of this research is the normative legal acts that regulate the relations associated with the application of administrative responsibility in the area of civil aviation. The authors carefully examine such questions, as the essential features of administrative responsibility and possibilities of their manifestation within the researched area; presence of gaps in the legislation, which defines the legal status of individuals that are the subject of the studied relations. Peculiar attention is given to the articulation of the concept of “official”. The establishment of the fact of exercising the organizational-regulatory and administrative-economic functions in commission of the administrative offence serves as the substantial grounds for holding individuals responsible for administrative violations. The scientific novelty lies in elucidation of the various scientific points of view upon the administrative responsibility, as well as justification of the necessity of legislative consolidation of the aforementioned concept.

Keywords:

official, improvement, alternative, scientific positions, subjects of legal relations, administrative law, legislation, transport, civil aviation, administrative functions

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере[1,C.15-22].

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии[2,C.11].

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли»[3,C.22]. В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций[4,C.105]. В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций[5,C.31].

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ»[6,C.174].

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ[7,C.68-69]. Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности[8,C.190].

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил[9,C.117]. Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев[10,C.66-67].

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции[11,C.65-69]. Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми[12,C65].

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории[13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков[14,C.172].

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества[16,C.57]. Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере[1,C.15-22].

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии[2,C.11].

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли»[3,C.22]. В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций[4,C.105]. В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций[5,C.31].

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ»[6,C.174].

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ[7,C.68-69]. Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности[8,C.190].

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил[9,C.117]. Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев[10,C.66-67].

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции[11,C.65-69]. Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми[12,C65].

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории[13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков[14,C.172].

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества[16,C.57]. Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере[1,C.15-22].

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии[2,C.11].

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли»[3,C.22]. В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций[4,C.105]. В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций[5,C.31].

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ»[6,C.174].

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ[7,C.68-69]. Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности[8,C.190].

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил[9,C.117]. Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев[10,C.66-67].

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции[11,C.65-69]. Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми[12,C65].

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории[13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков[14,C.172].

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества[16,C.57]. Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере[1,C.15-22].

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии[2,C.11].

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли»[3,C.22]. В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций[4,C.105]. В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций[5,C.31].

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ»[6,C.174].

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ[7,C.68-69]. Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности[8,C.190].

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил[9,C.117]. Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев[10,C.66-67].

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции[11,C.65-69]. Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми[12,C65].

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории[13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков[14,C.172].

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества[16,C.57]. Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере[1,C.15-22].

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии[2,C.11].

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли»[3,C.22]. В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций[4,C.105]. В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций[5,C.31].

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ»[6,C.174].

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ[7,C.68-69]. Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности[8,C.190].

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил[9,C.117]. Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев[10,C.66-67].

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции[11,C.65-69]. Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми[12,C65].

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории[13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков[14,C.172].

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества[16,C.57]. Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.

Библиография
1.
Братановская М.С., Галицкая Н.В. Юридическая характеристика целей, задач и способов государственного управления обеспечением безопасности в России //Гражданин и право. 2013. № 7. С. 15-22.
2.
Алексеев С. В. Предпринимательство и маркетинг: административно-правовые аспекты // Закон и право. 2004.№1. С. 11.
3.
Куншина Л.В. Состояние и перспективы развития института административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства (Шестые «Лазаревские чтения») // Государство и право. 2002. № 11. С. 22.
4.
Юсупов В.А. Теория административного права. М., 1985. С. 109.
5.
Сорокин В.Д. К вопросу об административной ответственности юридических лиц // Юридическая мысль. 2005. № 5 (30). С. 31.
6.
Манохин В.М., Адушкин Ю.С. Российское административное право.М.: Юристъ,1996.С.174.
7.
Морозов С.Ю. Транспортное право. 3-е изд., пер. и доп. Учебник для академического бакалавриата. М., Юрайт. С. 68-69
8.
Лимонов Э.Л. Внешнеторговые операции морского транспорта и мультимодальные перевозки. СПб., 2014. С. 190
9.
Кондратьев А.В. Управление воздушным транспортом: правовые аспекты и организационные модели. М., Транспорт, 2015. С. 117.
10.
Уткин Д. В. Административно-правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 66-67.
11.
Дудин Н.М. Инновационные факторы устойчивости промышленных предприятий малого и среднего предпринимательства: Монография. М.: ИМСГС, 2010. С. 65-69.
12.
Братановский С.Н.,Братановская. Административное право. Практикум / С.Н.Братновский,М.С.Братановская.Москва,2015.С.65.
13.
Братановский С.Н., Остапец О.Г. Правовая организация управления транспортным комплексом Российской Федерации.Монография.Саратов,2012.С.116.
14.
Манохин В.М., Адушкин Ю.С. Российское административное право.М.: Юристъ,1996.С.172.
15.
Братановский С.Н.Административное право России. Учебное пособие для студентов средних специальных учебных заведений // Москва, 2003. Сер. Учебник для вузов. С.123.
16.
Горячев А. Административная ответственность руководителя // Право и экономика. 2005. № 6. С. 57.
17.
Клепиков С.Н., Клепикова О.С. Административно-деликтная политика Российской Федерации и принципы установления административной ответственности // Административное и муниципальное право. - 2014. - 8. - C. 801 - 806. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.8.11432.
18.
Чепурных Д.А. Праворегулирующая деятельность по административным правонарушениям в области обеспечения безопасности дорожного движения // Финансовое право и управление. - 2015. - 2. - C. 246 - 253. DOI: 10.7256/2310-0508.2015.2.15816.
19.
Терюков Е.О. Некоторые особенности административного расследования при производстве по делам об административных правонарушениях в области градостроительной деятельности // Административное и муниципальное право. - 2015. - 8. - C. 806 - 810. DOI: 10.7256/1999-2807.2015.8.15407.
20.
Кожевников О.А. Дискуссионные вопросы правоприменительной практики положений Кодекса РФ об административных правонарушениях. // Административное и муниципальное право. - 2015. - 7. - C. 714 - 718. DOI: 10.7256/1999-2807.2015.7.15744.
References (transliterated)
1.
Bratanovskaya M.S., Galitskaya N.V. Yuridicheskaya kharakteristika tselei, zadach i sposobov gosudarstvennogo upravleniya obespecheniem bezopasnosti v Rossii //Grazhdanin i pravo. 2013. № 7. S. 15-22.
2.
Alekseev S. V. Predprinimatel'stvo i marketing: administrativno-pravovye aspekty // Zakon i pravo. 2004.№1. S. 11.
3.
Kunshina L.V. Sostoyanie i perspektivy razvitiya instituta administrativnoi otvetstvennosti za narushenie antimonopol'nogo zakonodatel'stva (Shestye «Lazarevskie chteniya») // Gosudarstvo i pravo. 2002. № 11. S. 22.
4.
Yusupov V.A. Teoriya administrativnogo prava. M., 1985. S. 109.
5.
Sorokin V.D. K voprosu ob administrativnoi otvetstvennosti yuridicheskikh lits // Yuridicheskaya mysl'. 2005. № 5 (30). S. 31.
6.
Manokhin V.M., Adushkin Yu.S. Rossiiskoe administrativnoe pravo.M.: Yurist'',1996.S.174.
7.
Morozov S.Yu. Transportnoe pravo. 3-e izd., per. i dop. Uchebnik dlya akademicheskogo bakalavriata. M., Yurait. S. 68-69
8.
Limonov E.L. Vneshnetorgovye operatsii morskogo transporta i mul'timodal'nye perevozki. SPb., 2014. S. 190
9.
Kondrat'ev A.V. Upravlenie vozdushnym transportom: pravovye aspekty i organizatsionnye modeli. M., Transport, 2015. S. 117.
10.
Utkin D. V. Administrativno-pravovoe regulirovanie predprinimatel'skoi deyatel'nosti v Rossii: Diss. ... kand. yurid. nauk. M., 2001. S. 66-67.
11.
Dudin N.M. Innovatsionnye faktory ustoichivosti promyshlennykh predpriyatii malogo i srednego predprinimatel'stva: Monografiya. M.: IMSGS, 2010. S. 65-69.
12.
Bratanovskii S.N.,Bratanovskaya. Administrativnoe pravo. Praktikum / S.N.Bratnovskii,M.S.Bratanovskaya.Moskva,2015.S.65.
13.
Bratanovskii S.N., Ostapets O.G. Pravovaya organizatsiya upravleniya transportnym kompleksom Rossiiskoi Federatsii.Monografiya.Saratov,2012.S.116.
14.
Manokhin V.M., Adushkin Yu.S. Rossiiskoe administrativnoe pravo.M.: Yurist'',1996.S.172.
15.
Bratanovskii S.N.Administrativnoe pravo Rossii. Uchebnoe posobie dlya studentov srednikh spetsial'nykh uchebnykh zavedenii // Moskva, 2003. Ser. Uchebnik dlya vuzov. S.123.
16.
Goryachev A. Administrativnaya otvetstvennost' rukovoditelya // Pravo i ekonomika. 2005. № 6. S. 57.
17.
Klepikov S.N., Klepikova O.S. Administrativno-deliktnaya politika Rossiiskoi Federatsii i printsipy ustanovleniya administrativnoi otvetstvennosti // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2014. - 8. - C. 801 - 806. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.8.11432.
18.
Chepurnykh D.A. Pravoreguliruyushchaya deyatel'nost' po administrativnym pravonarusheniyam v oblasti obespecheniya bezopasnosti dorozhnogo dvizheniya // Finansovoe pravo i upravlenie. - 2015. - 2. - C. 246 - 253. DOI: 10.7256/2310-0508.2015.2.15816.
19.
Teryukov E.O. Nekotorye osobennosti administrativnogo rassledovaniya pri proizvodstve po delam ob administrativnykh pravonarusheniyakh v oblasti gradostroitel'noi deyatel'nosti // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2015. - 8. - C. 806 - 810. DOI: 10.7256/1999-2807.2015.8.15407.
20.
Kozhevnikov O.A. Diskussionnye voprosy pravoprimenitel'noi praktiki polozhenii Kodeksa RF ob administrativnykh pravonarusheniyakh. // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2015. - 7. - C. 714 - 718. DOI: 10.7256/1999-2807.2015.7.15744.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"