Статья 'Административная ответственность за нарушение законодательства в сфере обращения и утилизации отходов животноводства и биологических отходов' - журнал 'Сельское хозяйство' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакционный совет > Редакция > AGRIS
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Сельское хозяйство
Правильная ссылка на статью:

Административная ответственность за нарушение законодательства в сфере обращения и утилизации отходов животноводства и биологических отходов

Устюкова Валентина Владимировна

доктор юридических наук

профессор, главный научный сотрудник, Институт государства и права РАН

119019, Россия, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Ustyukova Valentina Vladimirovna

Doctor of Law

Professor, Chief Researcher at the Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

ustyukova.v@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2453-8809.2020.4.35337

Дата направления статьи в редакцию:

22-03-2021


Дата публикации:

29-03-2021


Аннотация: Предметом исследования в настоящей статье являются общественные отношения по обеспечению биологической безопасности посредством применения мер административной ответственности за правонарушения в сфере обращения отходов животноводства и биологических отходов.Цели исследования – анализ доктринальных подходов к определению понятий «отходы животноводства» и «биологические отходы», а также юридическая оценка применения статей Кодекса РФ об административных правонарушениях, устанавливающих ответственность за нарушение правил обращения и утилизации названных видов отходов, формулирование предложений по уточнению некоторых норм ветеринарных правил. Исследование проводилось с использованием общенаучных и специально-юридических методов (анализа, обобщения, формально-юридического, сравнительно-правового, исторического). Это позволило автору рассмотреть понятие биологических отходов в развитии, выявить его сильные и слабые стороны в период действия Ветеринарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов 1995 г. в сравнении с действующими правилами 2020 года. Проанализированы спорные вопросы, возникшие в судебной практике при рассмотрении дел, связанных с нарушением ветеринарно-санитарных правил утилизации биологических отходов, высказана авторская позиция по ним, не всегда совпадающая с позицией арбитражных судов и судов общей юрисдикции.Научная новизна состоит в выводе о общих целях правового регулирования ответственности в сфере обращения с животноводческими и биологическими отходами и необходимости регулирования их в рамках одной главы КоАП РФ, а не разных главах, как это сделано сейчас. Утверждается о необходимости уточнения понятий «биологические отходы» и «отходы животноводства» и признании некоторых видов указанных отходов вторичными ресурсами. Сделана попытка отграничения рассматриваемых отходов от других видов отходов (в том числе от пищевых отходов продуктов животного происхождения).


Ключевые слова: сельское хозяйство, ветеринария, биологическая безопасность, отходы животноводства, биологические отходы, ветеринарные правила, административная ответственность, санитарно-эпидемиологическая безопасность, биологически опасная продукция, отходы

Abstract: The subject of research in this article is social relations in the field of ensuring biological safety by means of administrative actions for the violations of legislation in the field of handling and disposing of animal and biological waste. 
The purposes of the research are: analysis of doctrinal approaches to defining the terms “animal waste” and “biological waste”; legal assessment of using the provisions of the Administrative Offences Code of Russia establishing responsibility for the violation of rules of handling and disposing of the above mentioned types of waste; formulation of proposals aimed at the clarification of particular provisions of veterinary rules. 
The research is based on general scientific and specific research methods (analysis, generalization, the formal-legal, comparative-legal and historical methods). They help the author to consider the evolution of the term “biological waste”, and to define its merits and flaws during the operation of the 1995 Veterinary rules for the collection and utilization of biological waste as compared with the current rules of 2020. The author analyzes disputable issues appearing in judicial practice when considering cases of the violation of veterinary and sanitary rules of biological waste disposal, and describes her own opinion which is not always in line with the position of commercial and regular courts. The scientific novelty of the research consists in the conclusion about the common goals of legal regulation of responsibility in the field of handling and disposing of animal and biological waste and the necessity to regulate them in one chapter of the Administrative Offences Code, rather than in different chapters as they are regulated now. The author states the necessity to clarify the terms “biological waste” and “animal waste” and to consider some of it as recyclable materials. The author attempts to differentiate between the types of waste under study and other types of waste (including food waste of animal origin). 
 



Keywords:

sanitary and epidemiological safety, administrative responsibility, veterinary regulations, biological waste, animal hasbandry waste, biological safety, veterinary medicine, agriculture, biologically hazardous products, waste

Указом Президента РФ от 11 марта 2019 г. № 97 утверждены Основы государственной политики Российской Федерации в области обеспечения химической и биологической безопасности на период до 2025 года и дальнейшую перспективу (СЗ РФ. 2019, № 11. Ст. 1106). Согласно этим Основам состояние химической и биологической безопасности определяется состоянием защищенности населения и окружающей среды от негативного воздействия опасных химических и биологических факторов, при котором химический и биологический риск остается на допустимом уровне.

На обеспечение биологической безопасности направлены, среди прочих, и ветеринарно-санитарные меры, так какпродукция животного происхождения может рассматриваться как биологически опасная продукция, и при ее ненадлежащем качестве она может представлять угрозу жизни и здоровью людей и животных, Нельзя также забывать, что при ведении сельского хозяйства (в частности, животноводства) образуются отходы (в том числе биологические), которые требуют захоронения и утилизации, если невозможно их вторичное использование.

Следует сказать, что в Законе РФ от 24 мая 1993 г. № 4979-1 «О ветеринарии» упоминается как о биологических отходах (ст. 2.1 и 4.1), так и о производственных отходах (ст.12) и об отходах животноводства (ст. 18). В частности, в отношении последних устанавливается обязанность владельцев животных и производителей продуктов животноводства не допускать загрязнения окружающей среды отходами животноводства. Вместе с тем, специальная статья об ответственности за несоблюдение требований в области охраны окружающей среды при обращении с отходами животноводства (статья 8.2.3) была введена в Кодекс РФ об административных правонарушениях только Федеральным законом от 17.06.2019 № 141-ФЗ.

Указанная статья имеет шесть частей. Для юридических лиц, например, в результате их деятельности которых такие отходы образуются в значительном количестве, размеры штрафов составляют от двухсот пятидесяти до трехсот пятидесяти тысяч рублей (по части первой) либо от восьмисот до девятисот тысяч рублей (по части шестой). Таким образом, санкции установлены внушительные. Кроме того, каждая из шести частей предусматривает такой вид наказания, как административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток (для юридических лиц и лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица). А этот вид наказания в административном праве является наиболее строгим и назначается только в случаях угрозы жизни или здоровью людей, возникновения эпидемии, эпизоотии, заражения (засорения) подкарантинных объектов карантинными объектами, наступления радиационной аварии или техногенной катастрофы, причинения существенного вреда состоянию или качеству окружающей среды [1].

Еще одно обстоятельство, о котором необходимо сказать: в статье делаются оговорки, что административная ответственность за несоблюдение требований в области охраны окружающей среды при сборе, накоплении, транспортировании, обработке, утилизации или обезвреживании отходов животноводства, а также при размещении отходов животноводства, повлекшие причинение вреда здоровью людей или окружающей среде либо возникновение эпидемии или эпизоотии, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния.

Сложность, однако, заключается в том, что в законодательстве нет четкого определения понятия отходов животноводства. В юридической литературе отмечалось, что комплексное и системное правовое регулирование отношений по обращению с отходами животноводства отсутствует, и возможность вторичного использования указанных отходов предусматривается только государственными стандартами. Тем не менее, такие отходы нередко используются сельскохозяйственными товаропроизводителями в качестве вторичных ресурсов без получения лицензий на обращение с отходами I – IV классов опасности, что приводит к возникновению претензий к указанным хозяйствам со стороны органов государственного надзора и привлечению их к различным видам юридической ответственности [2,c.86-95]. Однако М.В. Пономарев приводит и судебные решения иного рода, когда суды соглашались с доводами сельскохозяйственных товаропроизводителей и подтверждали, что осуществляемая ими деятельность по естественному биологическому обеззараживанию куриного помета и последующее использование его как органического удобрения не может считаться сбором и обезвреживанием отходов в смысле ФЗ «Об отходах производства и потребления», а потому не требует лицензирования [2,c.86-95]. Автор предлагает относить отходы животноводства к биологическим отходам и вместе с тем отмечает, что деятельность по обращению с ними согласно п. 2 ст. 2 Федерального закона от 24.06.1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» (СЗ РФ. 1998. № 26. Ст. 3009) должна регулироваться «соответствующим законодательством Российской Федерации», однако специальное правовое регулирование обращения с биологическими отходами в настоящее время отсутствует [2,c.86-95].

Об опасности биологических отходов для окружающей среды и здоровья человека, необходимости решения проблемы их утилизации, а также о том, что неурегулированность этих вопросов снижает уровень биологической и ветеринарной безопасности неоднократно обращалось внимание и в иных публикациях [3, с. 14, 22; 4, с.28-31; 5, с. 202]. С этими суждениями, безусловно, следует согласиться.

Вместе с тем, необходимо заметить, что предложение М.В. Пономарева об отнесении отходов животноводства к биологическим отходам требует конкретизации, так как сам автор ставит вопрос о соотношении таких понятий, как «отходы животноводства», «биологические отходы» и «органические отходы», из чего следует, что полного тождества между этими понятиями нет. На наш взгляд, они действительно совпадают лишь частично, т.е. отходы животноводства могут быть биологическими отходами, но не все из них. В то же время биологические отходы могут относиться и к отходам животноводства как такового, но могут быть и разновидностью отходов перерабатывающей промышленности или даже медицинскими отходами. Но заслуживает внимания суждение автора о том, что некоторые отходы животноводства (такие, как навоз, куриный помет и т.п.), для которых имеется технологическая возможность и экономическая целесообразность их повторного использования для различных целей, следует считать не отходом, а вторичным ресурсом [2,c.86-95].

Если говорить конкретно о биологических отходах, то они являются наиболее опасными и могут оказывать наиболее серьезное негативное воздействие на здоровье человека и состояние окружающей среды. Ответственность за нарушение ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов установлена частью 3 статьи 10.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Санкция этой части статьи также предусматривает высокий размер штрафа для юридических лиц – от 500 до 700 тыс.рублей. Для граждан, должностных лиц, индивидуальных предпринимателей размеры штрафов существенно ниже. И здесь также предусмотрен такой вид наказания как административное приостановление деятельности правонарушителя на срок до 90 суток.

Формулировка диспозиции данной статьи носит бланкетный характер и отсылает к ветеринарно-санитарным правилам сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов. Такие правила утверждены Приказом Минсельхоза России от 26 октября 2020 № 626 и вступили в силу с 1 января 2021 г. В п. 1 названных Правил указано, что они устанавливают обязательные для исполнения физическими и юридическими лицами требования при перемещении, хранении, переработке и утилизации биологических отходов, за исключением биологических отходов, которые относятся к радиоактивным. Как видно из этой формулировки, речь любых лицах , в результате деятельности которых могут образовываться биологические отходы, или специально занимающиеся деятельностью по их перемещению, хранению, переработке и утилизации.

Для сравнения отметим, что в ранее действовавших одноименных Правилах, утвержденных приказом Минсельхозпрода РФ от 04 декабря 1995 № 13-7-2/469 (далее – Правила 1995 г.), круг лиц, на которых распространяются эти Правила, определялся иначе. Пунктом 1.1 Правил 1995 г. было предусмотрено, что они являются обязательными для исполнения владельцами животных независимо от способа ведения хозяйства, а также организациями, предприятиями (в дальнейшем организациями) всех форм собственности, занимающимися производством, транспортировкой, заготовкой и переработкой продуктов и сырья животного происхождения.

Обратим внимание, что в данном пункте не указаны организации, осуществляющие реализацию продуктов и сырья животного происхождения типа магазинов розничной торговли, продовольственных рынков и других подобных организаций, однако они неоднократно привлекались к ответственности по ч. 3 ст. 10.8 КоАП РФ органами Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору России (далее - Россельхознадзор). И в ряде случаев суды, вслед за органами Россельхознадзора, толковали пункт 1.1 Правил расширительно, применяя его к любым организациям, при осуществлении деятельности которых возникают биологические отходы (либо отходы, которые Россельхознадзор относил к биологическим, например, продукцию животного происхождения с истекшим сроком годности).

Например, при привлечении к ответственности по части 3 статьи 10.8 КоАП РФ ООО «Центральный» Арбитражного суда г. Москвы указал, что общество (рынок) нарушил указанные Правила. Кроме того, рынку также вменялось в вину и нарушение Инструкции о порядке браковки, направления на химическую утилизацию и уничтожение непригодных в пищу мяса и мясных продуктов на мясоперерабатывающих предприятиях , утвержденных Минсельхозпродом России 10 июля 1996 № 13-7-2/681. (Решение Арбитражного суда г.Москвы от 29 марта 2019 г. по делу № А40-308559/2018 // СПС «КонсультантПлюс»). Такая «аргументация» (ссылки в обоснование своих решений на нормативные акты, не имеющие отношения к делу) не укрепляет доверие к судебной власти. По нашему мнению, когда речь идет об ответственности, то расширительное толкование норм, применение их по аналогии недопустимо.

Отрадно отметить, что ФАС Московского округа указанное решение отменил и признал Постановление территориального управления Россельхознадзора о привлечении рынка к ответственности по части 3 статьи 10.8 незаконным. Суд указал, что общество осуществляет деятельность по хранению и реализации пищевой продукции, в том числе мяса. При этом оно не имеет статуса сельхозпроизводителя, не является владельцем животных и не осуществляет производство, транспортировку, заготовку и переработку продуктов и сырья животного происхождения. Мясо и мясная продукция с истекшим сроком годности (т.е. продукты питания, утратившие полностью или частично свои первоначальные потребительские свойства в процессе хранения) являются пищевыми отходами и не относятся к числу биологических отходов (трупов) в понимании, придаваемом Ветеринарно-санитарными правилами и ГОСТом 30772-2001 «Межгосударственный стандарт. Ресурсосбережение. Обращение с отходами. Термины и определения». Ветеринарно-санитарная экспертиза в отношении спорного мяса кем-либо не проводилась, ветеринарным конфискатом продукция не признана. Таким образом, суд пришел к выводу, что общество (рынок) не является субъектом, к деятельности которого могут быть применимы Ветеринарно-санитарные правила (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.09.2019 № Ф05-11901/2019 по делу № А40-308559/2018 // СПС «КонсультантПлюс»). Подобные решения принимали и иные арбитражные суды (См., напр.: постановление ФАС Центрального округа от 23 марта 2018 г. по делу № А54-3863/2017 // СПС «КонсультантПлюс»).

Вместе с тем даже на уровне высших судебных инстанций существует позиция, что решения о привлечении магазинов, рынков или их должностных лиц (директоров) к ответственности за «неправильную» утилизацию продукции животного происхождения с истекшим сроком годности по части 3 статьи 10.8 КоАП РФ являются законными и обоснованными (См.: Постановление Верховного суда РФ от 8 ноября 2019 г. № 35-АД 19-4), а некоторые авторы положительно оценивают подобную практику [6, c.174].

Единственно возможное объяснение расширительного толкования органами Россельхознадзора и некоторыми судами Правил 1995 г. состоит в том, что в пункте 1.2 этих Правил, где давалось определение биологических отходов, магазины и рынки упоминаются. Так, к биологическим отходам наряду с трупами животных и птиц, в т.ч. лабораторных; абортированными и мертворожденными плодами, относились также ветеринарные конфискаты (мясо, рыба, другая продукция животного происхождения), выявленные после ветеринарно-санитарной экспертизы на убойных пунктах, хладобойнях, в мясо-, рыбоперерабатывающих организациях, рынках , организациях торговли и др. объектах; другие отходы, получаемые при переработке пищевого и непищевого сырья животного происхождения. Правда, суды на этот пункт ссылались не всегда.

Нетрудно заметить, что пункт 1.2 Правил 1995 г. явно противоречит пункту 1.1 тех же Правил, что, видимо, и порождало противоречивую судебную практику. Не совсем ясно, как будет при применении новых Правил 2020 года, так как, с одной стороны, круг субъектов ответственности определен более «абстрактно» - как физические и юридические лица, т.е. формально это могут быть и магазины, и рынки. С другой стороны, остается неясность, как разграничивать биологические отходы от иных отходов (в частности, пищевых отходов животного происхождения). В новых Правилах воспроизводится понятие биологических отходов, содержащееся в статье 2.1 Закона РФ «О ветеринарии»: это трупы животных и птиц, абортированные и мертворожденные плоды, ветеринарные конфискаты, другие отходы, непригодные в пищу людям и на корм животным. Т.е. теперь не конкретизируется (как было в прежних Правилах) термин «ветеринарные конфискаты» (а часто именно к ним и относили просроченную продукцию), а под неопределенный термин «другие отходы» можно в принципе подвести все, что угодно. Так что можно ожидать новых судебных споров.

Что касается «других отходов», то, например, в предписании органа Россельхознадзора по итогам проверки ветеринарной лаборатории вменялось в обязанности оформлять ветеринарные сопроводительные документы на обеззараженные биологические отходы, а сами эти отходы утилизировать в соответствии с Ветеринарно-санитарными правилами сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов. Лаборатория обжаловала эти пункты предписания в суд, указав, что биологические отходы после проведения лабораторных исследований, а также трупы лабораторных животных обеззараживаются путем автоклавирования, т.е., являются безопасными в санитарном и ветеринарном отношении. После обеззараживания они относятся к отходам производства и потребления. Поэтому на них оформлять ветеринарно-сопроводительные документы не требуется. Также было указано, что лаборатория не занимается производством, транспортировкой, заготовкой и переработкой продуктов и сырья животного происхождения, в связи с чем указанные Ветеринарно-санитарные правила на нее не распространяются. Суд согласился с аргументами лаборатории и признал соответствующие пункты предписания незаконными (См.: Решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 3 мая 2018 г. по делу № А71-1611/2018 // СПС «Гарант»).

Справедливости ради надо сказать, что к ответственности по рассматриваемой статье привлекаются и непосредственно сельскохозяйственные товаропроизводители. Например, на основании поступившего в районную прокуратуру обращения гражданина А. прокуратурой с участием представителя комитета ветеринарии области и заявителя жалобы был произведен выезд на место нахождения трупов сельскохозяйственных животных с целью проверки фактов, изложенных в обращении. При осмотре территории вблизи д. Волчий хутор в ручье напротив животноводческих помещений фермера М. обнаружены биологические отходы животного (труп теленка). Вблизи д. Георгиевское среди лесных деревьев обнаружены биологические отходы (кости, трупы) сельскохозяйственных животных, вблизи Сеженского леса также обнаружены останки крупного рогатого скота. По имевшимся ушным биркам на трупах КРС и иным документам (описям) установлено, что павшие животные принадлежали фермеру М., в отношении которого заместителем председателя комитета ветеринарии вынесено постановление о привлечении М. к административной ответственности по части 3 статьи 10.8 КоАП РФ в виде штрафа в размере 40 000 руб., поскольку в нарушение требований ветеринарного законодательства эти биологические отходы не были доставлены для утилизации на скотомогильниках, биотермических ямах и иных специально отведенных местах утилизации (Постановление ФАС Центрального округа от 23 января 2020 г. по делу № А68-13595/2018 // СПС «КонсультантПлюс»).

Согласно п.13 упоминавшихся выше Основ государственной политики Российской Федерации в области обеспечения химической и биологической безопасности на период до 2025 года и дальнейшую перспективу к числу основных задач государственной политики в области химической и биологической безопасности в части, касающейся осуществления мониторинга химических и биологических рисков, является, в частности, формирование и ведение федерального реестра скотомогильников, биотермических ям, организаций по сбору, утилизации и уничтожению биологических отходов.

Вместе с тем в специалисты в сфере ветеринарии отмечают, что более половины скотомогильников (в том числе сибиреязвенных) не соответствуют ветеринарно-санитарным требованиям, значительная их часть не имеет собственника (балансодержателя), в результате чего сами эти объекты утилизации биологических отходов являются источниками загрязнения окружающей среды, способствуют сохранению очагов инфекционных заболеваний животных, что создает реальные угрозы здоровью человека и животных [7, с. 60]. И получается, что органы Россельхознадзора привлекают физических и юридических лиц за нарушение правил утилизации биологических отходов, но и соблюдение этих правил не гарантирует биологическую безопасность ввиду плачевного состояния мест утилизации и уничтожения отходов.

В итоге можно констатировать, что, несмотря на наличие в КоАП РФ целых двух статей, посвященных обращению животноводческих и биологических отходов (ст. 8.2.3 и ч. 3 ст.10.8), при применении каждой из них возникает ряд проблем, требующих своего разрешения с учетом тех недостатков действующих нормативных актов и особенностей их толкования на практике, о которых говорилось выше. Вызывает также недоумение то обстоятельство, что эти две статьи, близкие по смыслу и по целям (обеспечение биологической безопасности, охрана окружающей среды и здоровья животных и человека), находятся в разных главах Кодекса – статья 8.2.3 – в разделе об административной ответственности за правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования, а статья 10.8 – в разделе о правонарушениях в сельском хозяйстве, ветеринарии и мелиорации земель. Соответственно, к ответственности за их нарушение привлекают разные специально уполномоченные органы: в первом случае - Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Росприроднадзор), во втором, как уже говорилось, Россельхознадзор. На наш взгляд, это также не способствует обеспечению биологической безопасности.

Библиография
1.
Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (постатейный) / Под ред. Н.Г. Салищевой. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект. 2009 // СПС «КонсультантПлюс»
2.
Пономарев М.В. Правовое регулирование экологически безопасного обращения с отходами животноводства и его роль в создании продовольственной основы для производства органической продукции в Российской Федерации и Республике Казахстан // Правовые проблемы аграрного предпринимательства в условиях современной земельной реформы в РК: опыт, инновации и перспективы»: материалы Международной научно-практической конференции – Талдыкорган, ЖГУ им. И.Жансугурова, 2020. – С. 86-95.
3.
Пономарев М.В. Правовое регулирование охраны окружающей среды при обращении с отходами производства и потреблении Автореф. дисс … канд.юрид.наук. М., 2019.
4.
Владимиров И.А. Проблемы совершенствования государственного надзора в сфере животноводства // Экологическое право. 2018. № 3. С.28-31.
5.
Батова В.Н. Дисбаланс ветеринарного законодательства: вопросы теории и практики // Правовая политика и правовая жизнь. 2020. № 2. С. 198-204.
6.
Сабирьянов А.Ф. Правовое регулирование оборота биологических отходов в гипермаркетах // Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины им. Н.Э. Баумана. 2019. Т. 240. № 4. С. 172-174.
7.
Бельчихина А.В., Шибаев М.А., Клиновицкая И.М., Караулов А.К. Состояние системы утилизации и уничтожения биологических отходов животного происхождения в субъектах Российской Федерации // Ветеринария сегодня. 2019. № 4. С. 54-60.
References (transliterated)
1.
Kommentarii k Kodeksu Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh (postateinyi) / Pod red. N.G. Salishchevoi. 6-e izd., pererab. i dop. M.: Prospekt. 2009 // SPS «Konsul'tantPlyus»
2.
Ponomarev M.V. Pravovoe regulirovanie ekologicheski bezopasnogo obrashcheniya s otkhodami zhivotnovodstva i ego rol' v sozdanii prodovol'stvennoi osnovy dlya proizvodstva organicheskoi produktsii v Rossiiskoi Federatsii i Respublike Kazakhstan // Pravovye problemy agrarnogo predprinimatel'stva v usloviyakh sovremennoi zemel'noi reformy v RK: opyt, innovatsii i perspektivy»: materialy Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii – Taldykorgan, ZhGU im. I.Zhansugurova, 2020. – S. 86-95.
3.
Ponomarev M.V. Pravovoe regulirovanie okhrany okruzhayushchei sredy pri obrashchenii s otkhodami proizvodstva i potreblenii Avtoref. diss … kand.yurid.nauk. M., 2019.
4.
Vladimirov I.A. Problemy sovershenstvovaniya gosudarstvennogo nadzora v sfere zhivotnovodstva // Ekologicheskoe pravo. 2018. № 3. S.28-31.
5.
Batova V.N. Disbalans veterinarnogo zakonodatel'stva: voprosy teorii i praktiki // Pravovaya politika i pravovaya zhizn'. 2020. № 2. S. 198-204.
6.
Sabir'yanov A.F. Pravovoe regulirovanie oborota biologicheskikh otkhodov v gipermarketakh // Uchenye zapiski Kazanskoi gosudarstvennoi akademii veterinarnoi meditsiny im. N.E. Baumana. 2019. T. 240. № 4. S. 172-174.
7.
Bel'chikhina A.V., Shibaev M.A., Klinovitskaya I.M., Karaulov A.K. Sostoyanie sistemy utilizatsii i unichtozheniya biologicheskikh otkhodov zhivotnogo proiskhozhdeniya v sub''ektakh Rossiiskoi Federatsii // Veterinariya segodnya. 2019. № 4. S. 54-60.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования довольно обширный и посвящен административной ответственности «за нарушение законодательства в сфере обращения и утилизации отходов животноводства и биологических отходов».
Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: формально-юридический, анализ и синтез, логика и др.
Актуальность обоснована автором во введении к статье и выражается в следующем: «На обеспечение биологической безопасности направлены, среди прочих, и ветеринарно-санитарные меры, так как продукция животного происхождения может рассматриваться как биологически опасная продукция, и при ее ненадлежащем качестве она может представлять угрозу жизни и здоровью людей и животных». Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, предмет, научная новизна, методология и выводы. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «…специальная статья об ответственности за несоблюдение требований в области охраны окружающей среды при обращении с отходами животноводства (статья 8.2.3) была введена в Кодекс РФ об административных правонарушениях только Федеральным законом от 17.06.2019 № 141-ФЗ». Автор отмечает, что «административная ответственность» применяется «если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния» и перечисляет их.
Далее автор переходит к анализ темы, используя ссылки на работы оппонентов и НПА: «в законодательстве нет четкого определения понятия отходов животноводства …», «комплексное и системное правовое регулирование отношений по обращению с отходами животноводства отсутствует, и возможность вторичного использования указанных отходов предусматривается только государственными стандартами» и отмечает: «такие отходы нередко используются сельскохозяйственными товаропроизводителями в качестве вторичных ресурсов без получения лицензий на обращение с отходами…».
Далее автор замечает «Об опасности биологических отходов для окружающей среды и здоровья человека, необходимости решения проблемы их утилизации, а также о том, что неурегулированность этих вопросов снижает уровень биологической и ветеринарной безопасности неоднократно обращалось внимание и в иных публикациях [3, с. 14, 22; 4, с.28-31; 5, с. 202]. С этими суждениями, безусловно, следует согласиться».
Переходя к анализу вопроса «об отнесении отходов животноводства к биологическим отходам», автор правильно показывает, что «…Вместе с тем, необходимо заметить, что предложение М.В. Пономарева …требует конкретизации…». При этом автор отмечает: «…заслуживает внимания суждение автора о том, что некоторые отходы животноводства (такие, как навоз, куриный помет и т.п.), для которых имеется технологическая возможность и экономическая целесообразность их повторного использования для различных целей, следует считать не отходом, а вторичным ресурсом [2,c.86-95]». Автор замечает, что новые «правила утверждены Приказом Минсельхоза России от 26 октября 2020 № 626 и вступили в силу с 1 января 2021 г.», и, анализируя предыдущие правила, делает правильный вывод: «они устанавливают обязательные для исполнения физическими и юридическими лицами требования при перемещении, хранении, переработке и утилизации биологических отходов, за исключением биологических отходов, которые относятся к радиоактивным. Как видно из этой формулировки, речь любых лицах, в результате деятельности которых могут образовываться биологические отходы, или специально занимающиеся деятельностью по их перемещению, хранению, переработке и утилизации». Примеры подкрепляются ссылками на источники, судебную практику и оппонентов. Автор правильно замечает, при анализе судебных решений и позиции ВС РФ: «Единственно возможное объяснение расширительного толкования органами Россельхознадзора и некоторыми судами Правил 1995 г. состоит в том, что в пункте 1.2 этих Правил, где давалось определение биологических отходов, магазины и рынки упоминаются. … Правда, суды на этот пункт ссылались не всегда». В заключение автор подводит итог: «… можно констатировать, что, несмотря на наличие в КоАП РФ целых двух статей, посвященных обращению животноводческих и биологических отходов (ст. 8.2.3 и ч. 3 ст.10.8), при применении каждой из них возникает ряд проблем, требующих своего разрешения с учетом тех недостатков действующих нормативных актов и особенностей их толкования на практике» и приводит свои доводы об этих направлениях, в частности «Вызывает также недоумение то обстоятельство, что эти две статьи, близкие по смыслу и по целям (обеспечение биологической безопасности, охрана окружающей среды и здоровья животных и человека), находятся в разных главах Кодекса …», «Соответственно, к ответственности за их нарушение привлекают разные специально уполномоченные органы: в первом случае -… (Росприроднадзор), во втором… Россельхознадзор…» и «…это также не способствует обеспечению биологической безопасности». Как нам кажется, приведены конкретные, однозначные и дающие для практики и теории выводы. Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам научных статей оппонентов. Библиография не достаточно полная, не содержит нормативные акты и судебные решения, определенное количество современных научных исследований (6), к которым автор обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. К замечаниям можно отнести орфографические ошибки («какпродукция», «речь любых лицах » и др.), отсутствие в библиографии указания на НПА и судебные решения. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей.
Выводы – работа заслуживает опубликования с учетом замечаний, интерес читательской аудитории будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"