Статья 'Субсидиарная ответственность членов сельскохозяйственных кооперативов' - журнал 'Сельское хозяйство' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакционный совет > Редакция > AGRIS
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Сельское хозяйство
Правильная ссылка на статью:

Субсидиарная ответственность членов сельскохозяйственных кооперативов

Устюкова Валентина Владимировна

доктор юридических наук

профессор, главный научный сотрудник, Институт государства и права РАН

119019, Россия, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Ustyukova Valentina Vladimirovna

Doctor of Law

Professor, Chief Researcher at the Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

ustyukova.v@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2453-8809.2020.2.33840

Дата направления статьи в редакцию:

03-09-2020


Дата публикации:

10-09-2020


Аннотация: Предметом исследования в настоящей статье являются общественные отношения по установлению и применению мер субсидиарной ответственности в сельскохозяйственных кооперативах. Цели исследования – юридическая оценка норм Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» о субсидиарной ответственности членов кооперативов и их применения судами при рассмотрении споров; анализ доктринальных взглядов юристов и экономистов на проблемы субсидиарной ответственности вообще и такой ответственности в сельскохозяйственных кооперативах, в частности; разработка научно обоснованных предложений по совершенствованию законодательства в этой сфере, что позволит скорректировать и практику правоприменения.На основе проведенного с использованием общенаучных и специально-юридических методов исследования автор приходит к выводу, что предложения о полном отказе от установления в сельскохозяйственных кооперативах субсидиарной ответственности в современных условиях вряд ли могут быть реализованы. В такой ситуации более целесообразным представляется корректировка норм действующего законодательства по следующим основным направлениям: установление в Законе равного размера ответственности для всех членов производственного кооператива, а не в зависимости от величины их пая;четкое указание на то, что субсидиарная ответственность членов производственного кооператива не является солидарной;более детальное урегулирование порядка внесения дополнительных взносов членов потребительских кооперативов для покрытия убытков кооператива;возложение субсидиарной ответственности по долгам кооператива не только на вновь вступающих в него членов, но и на выбывших членов кооператива (по убыткам, образовавшимся в период их членства) в течение двух лет после их выхода из кооператива.Уточнена дополнительная аргументация ранее высказывавшихся в специальной литературе конструктивных идей и формулировании новых выводов и предложений, реализация которых позволит сделать сельскохозяйственные производственные и потребительские кооперативы более привлекательными для сельских тружеников организационно-правовыми формами.


Ключевые слова: сельскохозяйственная кооперация, членство в кооперативе, корпоративная организация, потребительские кооперативы, субсидиарная ответственность, солидарная ответственность, паевой взнос, пай, кредитор, должник

Abstract: The research subject is social relations in the field of establishing and applying the subsidiary responsibility measures in agricultural cooperative societies. The purposes of the research are: legal assessment of the provisions of the Federal law “ On agricultural cooperation” about subsidiary responsibility of members of cooperative societies and their application by courts; analysis of doctrinal views of lawyers and economists on the problems of subsidiary responsibility in general and such responsibility in agricultural cooperative societies in particular; development of scientifically grounded suggestions on the improvement of legislation in this sphere which will allow correcting law-enforcement practice. Using general and specific legal methods of research, the author arrives at the conclusion that the proposals about the cancellation of subsidiary responsibility in agricultural cooperative societies can hardly be implemented in the current conditions. In this situation it seems more reasonable to correct the provisions of the current legislation in the following directions: equal responsibility of all members of a cooperative society should be established in the Law rather than that depending on their share; it should be clearly stated that subsidiary responsibility of the members of the cooperative society is not solidary; the order of making additional contributions for covering losses should be regulated in detail; subsidiary responsibility for the cooperative society’s debts should be imposed not only the newly adopted members, but also on the leaving ones (for losses formed during their membership) during five years upon their withdrawal. The authors substantiate constructive ideas proposed earlier in specific literature, and formulate new suggestions which can make agricultural and consumer cooperative societies more attractive for agricultural workers. 
 



Keywords:

share payment, joint liability, subsidiary liability, consumer cooperatives, corporate organization, membership in a cooperative, agricultural cooperation, share, creditor, debtor

Положения Федерального закона от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (СЗ РФ. 1995. № 50. Ст. 4870) (далее – Закон № 193-ФЗ), регулирующие отношения по применению мер субсидиарной ответственности в сельскохозяйственных кооперативах, постоянно привлекают к себе внимание ученых. Они неоднократно подвергались критике, о чем будет сказано дальше. В условиях, когда происходит реформирование гражданского законодательства и приведение норм ранее принятых законов в соответствие с обновленным Гражданским кодексом РФ, возникает потребность еще раз обсудить вопрос о субсидиарной ответственности членов как производственных, так и потребительских сельскохозяйственных кооперативов, ее закреплении в законодательстве (в том числе в ГК РФ) и отражении в судебной практике (далее для краткости мы будем использовать только термин «кооператив», не добавляя определение «сельскохозяйственный», но оно всегда подразумевается).

Субсидиарная ответственность определяется в ст. 1 Закона № 193-ФЗ как ответственность членов кооператива, дополнительная к ответственности кооператива по его обязательствам и возникающая в случае невозможности кооператива в установленные сроки удовлетворить предъявленные к нему требования кредиторов. Размеры и условия субсидиарной ответственности членов кооператива определяются указанным законом (п. 2 и 3 ст. 37) и уставом кооператива.

Из этого определения следует, что субсидиарная ответственность призвана в первую очередь обеспечить (дополнительно гарантировать) интересы кредиторов кооператива. Эту свою функцию она выполняет. Вместе с тем, такая дополнительная ответственность могла бы стимулировать членов кооператива к надлежащему исполнению обязательств кооператива. Однако подобное «стимулирование» может иметь и обратный эффект. В экономической литературе отмечается, что «теоретически, результатом осознания и принятия субсидиарной ответственности должен быть более ответственный подход членов кооператива к контролю деятельности кооператива и его руководства, что может привести к снижению уровня риска при принятии управленческих решений. Но и это, казалось бы, верное решение членов кооператива делает кооператив менее конкурентоспособным в сравнении с коммерческими организациями. В условиях рынка – предпринимательский риск – одна из основ коммерческого успеха в бизнесе. Соответственно, максимально снижая риск, кооператив лишает себя возможности обогнать конкурентов» [1, с. 47]. Поэтому многие исследователи и практики считают субсидиарную ответственность существенным препятствием для создания и деятельности кооперативов [2, с. 137; 1, с. 47; 3, с. 45].

Для производственных и потребительских сельскохозяйственных кооперативов размеры и условия субсидиарной ответственности определяются по-разному. Рассмотрим сначала отношения в производственном кооперативе. В нем размер ответственности закрепляется в уставе, но при этом он не может быть установлен менее чем в размере 5 процентов пая члена кооператива (п. 2 ст. 37).

Ранее в своих статьях мы уже писали, что в первоначальной редакции Закона № 193-ФЗ предусматривалось, что субсидиарная ответственность членов производственного кооператива по его обязательствам определяется уставом, но она должна быть не менее 0,5% обязательного паевого взноса, т.е. все члены производственного кооператива несли субсидиарную ответственность в одинаковом размере (так как обязательный паевой взнос является равным для всех) [4, с. 46]. Федеральным Законом от 11 июня 2003 г. № 73-ФЗ («О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О сельскохозяйственной кооперации"» // СЗ РФ. 2003. № 24. Ст. 2248) этот минимальный предел был существенно увеличен – по новой редакции этой нормы он должен быть не менее 5% пая. Т.е. не только размер ответственности был увеличен в 10 раз в числовом выражении, он стал также исчисляться не от паевого взноса, а от пая, который, согласно Закону, складывается из паевого взноса члена кооператива и приращенного пая.

Такой подход к определению размера субсидиарной ответственности членов производственного кооператива вызывает возражения, поскольку она ставит их в неравное положение, и, соответственно, члены кооператива, которые работают дольше и эффективнее других и имеют большие паи в имуществе кооператива, несут большую ответственность [5, с. 66; 6, с.67].

В литературе высказывалось «опасение», что поскольку устав утверждается общим собранием членов кооператива, они вряд ли избегут соблазна сделать эту ответственность чисто декларативной [7], т.е. будут устанавливать ее в минимальном размере, чтобы не возлагать на членов кооператива дополнительное бремя. Т.е. формулировка закона «не менее 5 процентов пая» на деле будет означать, что в кооперативах этот размер ответственности будет «не более 5 процентов пая», но в любом случае ответственность члена кооператива ограничена локальными корпоративными актами или законом [8; 7].

Вместе с тем, в судебной практике встречаются довольно странные решения, где указанная норма Закона формально цитируется, а фактически игнорируется. Так, по одному из дел Определением Арбитражного суда Волгоградской области по заявлению конкурсного управляющего в рамках дела о банкротстве сельскохозяйственного производственного кооператива к субсидиарной ответственности в виде возмещения убытков в размере 1,5 млн.руб., причиненных кооперативом индивидуальному предпринимателю, было привлечено 6 членов кооператива. Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда это определение суда первой инстанции оставлено без изменения, однако Арбитражный суд Поволжского округа это постановление отменил. Дело было передано на новое рассмотрение, поскольку судом не дана оценка доводам пятерых из шести привлеченных к ответственности членов кооператива о прекращении ими членства в кооперативе, следовательно, достоверно не установлен круг лиц, подлежащих к привлечению к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

При новом рассмотрении дела Двенадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 20 июня 2017 г. по делу № А12-35307/2014 (СПС «КонсультантПлюс») привлек к субсидиарной ответственности по обязательствам кооператива-должника в сумме 1 500 000 руб. единственного члена кооператива В.

Повторим еще раз: в решении есть ссылки на нормы пунктов 2 и зачем-то 3 (хотя там речь в этом пункте идет о потребительских кооперативах) статьи 37 Закона № 193-ФЗ и на нормы устава кооператива. Но суд не выяснял размер пая члена кооператива В. и, соответственно, не высчитывал 5 процентов от этого пая, а возложил на члена кооператива ответственность в полном объеме. Не возник у суда и вопрос о том, как кооператив может состоять из одного члена, если согласно и Закону № 193-ФЗ (ст. 3), и Гражданскому кодексу РФ (ст.106.2) число членов производственного кооператива должно быть не менее пяти. Досадно, что и Верховный Суд РФ не усмотрел здесь никаких нарушений и определением от 16 января 2018 г. № 306-17-17814(2) отказал в передаче кассационной жалобы В. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Рассматриваемое дело интересно не только тем, что суды, как было сказано, фактически не применили положения п. 2 ст. 37 Закона № 193-ФЗ, так как не только апелляционный суд, но и суд первой инстанции не устанавливал конкретный размер каждого из шести членов кооператива в зависимости от размера его пая, возложив на них всех вместе убытки в размере 1,5 млн.руб. (видимо, в равных долях?). Еще один неоднозначный момент в этом деле – это требование конкурсного управляющего о привлечении субсидиарных должников к солидарной ответственности.

Но ни Закон № 193-ФЗ, ни ГК РФ не предусматривают в производственных кооперативах солидарную ответственность их членов. В литературе, правда, были попытки обосновать вывод о солидарной ответственности членов производственного кооператива по его обязательствам, связанным с предпринимательской деятельностью, ссылками на общие нормы ГК РФ. В частности, А. А. Байтенова приводила в качестве аргумента ст. 322 ГК РФ, согласно которой солидарная обязанность (ответственность) возникает, если она «предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства. Обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, равно как и требования нескольких кредиторов в таком обязательстве, являются солидарными, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное» [9]. Однако с такой трактовкой, на наш взгляд, согласиться нельзя. Членов кооператива нельзя считать должниками по обязательствам кооператива. Предпринимательскую деятельность ведет сам кооператив, поэтому и должником является только он, т.е. здесь нет «нескольких должников» по обязательству, есть основной должник (кооператив) и лица, на которых законом возложена субсидиарная ответственность в тех случаях, когда основной должник не может удовлетворить требования кредиторов.

Следует сказать, что в постановлении апелляционного суда имеется ссылка на устав кооператива, где предусмотрено, что члены кооператива обязаны в течение трех месяцев после утверждения годового бухгалтерского баланса покрыть образовавшиеся убытки за счет резервного фонда кооператива либо путем внесения дополнительных взносов. А в случае невнесения дополнительного взноса члены Кооператива солидарно несут субсидиарную (дополнительную) ответственность по обязательствам Кооператива в пределах невнесенной части дополнительного взноса каждого из членов кооператива. Эти положения устава почти дословно воспроизводят норму п. 3 ст. 37 Закона № 193-ФЗ. Однако в ней речь идет не о производственном, а о потребительском кооперативе . И зачем производственному кооперативу нужно было вносить в свой устав положения, не имеющие к нему никакого отношения, совершенно неясно. Отметим также, что и в постановлении апелляционного суда приводятся нормы Закона № 193-ФЗ и ГК РФ, касающиеся как производственных, так и потребительских кооперативов, что, по нашему мнению, только запутывает дело.

Все это свидетельствует о том, что ни сам кооператив, ни конкурсный управляющий, ни даже суды всех инстанций (включая Верховный суд) не до конца понимают разницу между производственными и потребительскими кооперативами (в том числе в части определения условий и порядка привлечения их членов к субсидиарной ответственности).

Что касается субсидиарной ответственности членов сельскохозяйственных потребительских кооперативов, то основные ее черты были приведены выше. К сказанному можно только добавить, что установленный Законом № 193-ФЗ и Гражданским кодексом РФ солидарный характер ответственности в таких кооперативах совсем не характерен для некоммерческих организаций . К недостаткам Закона следует отнести то, что он не конкретизирует нормы ГК РФ: не определяет порядок установления размеров дополнительных взносов членов кооперативов на покрытие убытков (являются ли они одинаковыми для всех членов или разными, а если разными, то от чего это зависит)? А это очень важный вопрос, так как при солидарной ответственности требования кредитора могут быть обращены к любому из солидарных должников. А должник, полностью выполнивший обязательства перед кредитором, имеет право регресса к другим членам кооператива, поэтому он должен точно знать, какие требования он может предъявить каждому из них. Законодатель «переложил» обязанность определения субсидиарной ответственности в кооперативе на сам кооператив, обязав его предусмотреть соответствующие нормы в уставе. Однако на практике они включаются в устав далеко не всегда. Представляется, что регулирование данного вопроса заслуживает большей четкости и определенности, причем именно на уровне Закона [4, с. 47].

В заключение приведем еще несколько общих соображений. Кооперативы (как производственные, так и потребительские) отнесены законом к корпоративным организациям. О. В. Гутников отмечает, что в таких организациях, даже если субсидиарный должник привлекается к субсидиарной ответственности перед кредиторами не за свои неправомерные действия, а за неправомерные действия юридического лица, есть определенные основания считать, что он несет ответственность за собственные упущения, имевшие место при осуществлении им права корпоративного управления юридическим лицом [10].

Однако неясно, почему в таком случае подобную ответственность по общему правилу несут участники не всех корпоративных организаций, а только участники хозяйственных товариществ, крестьянских (фермерских) хозяйств и кооперативов? Кроме того, применительно к сельскохозяйственным производственным кооперативам складывается парадоксальная ситуация: размер пая при принятии решений на общем собрании кооператива не учитывается (решения в кооперативе принимаются на основе принципа «один член кооператива – один голос»), а размер ответственности почему-то устанавливается в процентах от размера пая? При таких условиях, если уж устанавливать субсидиарную ответственность в кооперативе, то в равном для всех размере (как это было в первоначальной редакции Закона № 193-ФЗ), поскольку те или иные хозяйственные решения члены кооператива принимают сообща.

В п. 4 ст. 37 Закона № 193-ФЗ закреплена также возможность возложения на вновь вступающего в кооператив члена обязанности нести субсидиарную ответственность по тем обязательствам, которые возникли до его вступления в кооператив, если это предусмотрено уставом и при условии подтверждения в письменной форме данным лицом, что оно ознакомлено с имеющимися на момент его вступления обязательствами кооператива. Вместе с тем в Законе нет условия об ответственности вышедшего из кооператива члена по обязательствам, которые возникли в период его членства, хотя в некоторых других корпоративных организациях подобные правила закреплены. Например, участник, выбывший из хозяйственного товарищества, отвечает по его обязательствам, возникшим до момента его выбытия, в течение двух лет со дня утверждения отчета о деятельности товарищества за год, в котором он выбыл из товарищества (абз.2 п. 2 ст. 75). Аналогичная норма установлена и для гражданина, вышедшего из фермерского хозяйства, который в течение двух лет после выхода несет субсидиарную ответственность в пределах стоимости своей доли в имуществе хозяйства по обязательствам хозяйства, возникшим до его выхода (п. 3 ст. 9 Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» // СЗ РФ. 2003. № 24. Ст. 2249). С учетом этих обстоятельств возложение субсидиарной ответственности на новых членов кооператива и «освобождение» от нее бывших членов выглядит по крайней мере нелогично.

Ряд ученых задается вопросом: почему для участников юридических лиц, занимающихся менее рисковой деятельностью, законом не предусмотрена субсидиарная ответственность по обязательствам юридического лица, а для членов сельскохозяйственных кооперативов, равно как и для членов крестьянских (фермерских) хозяйств, она предусматривается [11]. Этот вопрос поставлен не совсем корректно, хотя он и продиктован заботой о членах кооперативов. Слишком резким и также некорректным является утверждение, что возложение на сельскохозяйственных товаропроизводителей субсидиарной ответственности «означает демонстрацию заведомого недоверия публичной власти к сельскому труженику и предпринимателю, который в случае неурожая и так понесет убытки, а при субсидиарной ответственности размер этих убытков будет больше» [11].

Дело в том, что если рисковой деятельностью по производству сельскохозяйственной продукции занимается такой сельскохозяйственный товаропроизводитель , как аграрное хозяйственное общество, то его участники не несут субсидиарной ответственности , значит, дело не столько в характере самой деятельности, сколько в организационно-правовой форме юридического лица. Тем не менее, не секрет, что кооперативы (как производственные, так и потребительские) наиболее распространены именно в сельском хозяйстве, поэтому предложения об отказе от субсидиарной ответственности в кооперативах [11], конечно, подкупает и нашло бы поддержку у части ученых и практиков кооперативного движения.

Вместе с тем для этого не обойтись без внесения изменений в Гражданский кодекс РФ (ст.106.1 и 123.3), что весьма проблематично. Кроме того, тенденции развития современного законодательства и правоприменительной практики говорят о том, что сегодня даже в обществах с ограниченной ответственностью и акционерных обществах стало возможным привлечение их участников (контролирующих лиц, бенефициаров) к субсидиарной ответственности. Имеется в виду так называемая концепция (доктрина) «снятия (срывания) корпоративной вуали», целью которой выступает защита интересов кредиторов при злоупотреблении должником конструкцией ограниченной ответственности юридического лица [12, с. 8].

В таких условиях вряд ли стоит ожидать, что указанное предложение будет воспринято и реализовано в законодательстве. Но если полный отказ от субсидиарной ответственности в кооперативах невозможен, то тогда необходимо урегулировать субсидиарную ответственность членов сельскохозяйственных кооперативов надлежащим образом, устранить названные выше неясности, противоречия, неудачные нормы, чтобы субсидиарная ответственность не была препятствием для развития кооперации.

С. Н. Скоморохов указывает, что «положение о субсидиарной ответственности членов кооператива заслуживает точной формулировки, исключающей какие-либо варианты при ее трактовке. Однозначность должна быть обеспечена как для членов и потенциальных членов кооператива, так и для всех участников хозяйственных отношений, включая кредитные организации, суды» [13, с. 20]. Мы полностью разделяем это мнение. Однако трудно согласиться с предложенным автором определением: «Субсидиарная ответственность члена кооператива – это ответственность члена кооператива в размере невнесенной части паевого взноса. Для каждого члена кооператива она является заранее рассчитанной и ограниченной предельным размером платежа» [13, с. 20]. При таком подходе получается, что субсидиарную ответственность несут только члены кооператива, не полностью внесшие паевой взнос. Кроме того, не совсем понятна формулировка «заранее рассчитанная часть паевого взноса». Если устав кооператива предусматривает внесение паевого взноса в рассрочку, то невнесенная часть такого взноса члена кооператива в каждый конкретный момент известна, а не «заранее рассчитана», а «предельный размер платежа» - это и есть «невнесенная часть паевого взноса», и она есть не у «каждого члена кооператива».

Таким образом, предложенная С.Н. Скомороховым формулировка не отвечает установленным самим же автором требованиям четкости и определенности. По нашему мнению, как раз к определению субсидиарной ответственности, содержащемуся в ст. 1 Закона № 193-ФЗ, никаких претензий нет. Основные недостатки, как было показано, кроются в установлении условий и порядка субсидиарной ответственности членов как производственных, так и потребительских кооперативов.

Библиография
1.
Антонова М.П., Скоморохов С.Н. Выгоды и отличительные черты кооперации как организационно-правовой формы // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. 2018. № 1. С. 42-49.
2.
Овчинцева Л.А. Сельские кооперативы: цели прежние, проблемы новые // Крестьяноведение. 2017. Т. 2. № 2. С. 121-141
3.
Антонова М.П., Гатаулина Е.А. Законодательные предпосылки ограничения потенциала сельскохозяйственной потребительской кооперации в российском законодательстве // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. 2019. № 5. С. 41-49.
4.
Беляева З.С., Устюкова В.В. Сельскохозяйственные кооперативы в системе юридических лиц // Аграрное и земельное право. 2006. № 3. С. 39-47.
5.
Беляева З.С. Правовое обеспечение сельскохозяйственной кооперации // Правовое обеспечение развития сельского хозяйства в России. М., 2005.
6.
Чаркин С.А. Правовой статус сельскохозяйственных кооперативов // Современное право. 2008. № 5. С. 64-68.
7.
Ломакин Д.В. Коммерческие корпорации как субъекты корпоративных правоотношений: учебное пособие. М.: Статут, 2020. 146 с. // СПС «КонсультантПлюс».
8.
Лаптев В.А. Корпоративное право: правовая организация корпоративных систем: монография. М.: Проспект, 2019. 384 с. // СПС «КонсультантПлюс».
9.
Байтенова А.А. Комментарий к Федеральному закону от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (постатейный). М.: Юстицинформ, 2010. 432 с. // СПС «КонсультантПлюс».
10.
Гутников О.В. Субсидиарная ответственность в законодательстве о юридических лицах: вопросы правового регулирования и юридическая природа // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2018. № 1. С. 45–77.
11.
Ручкина Г.Ф., Матвеева Н.А. О некоторых проблемах правового регулирования предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве Российской Федерации (опыт сопредельных государств) // Международное публичное и частное право. 2013. № 5. С. 38-43.
12.
Филатова У.Б., Горбач О.В. Доктрина «снятия корпоративной вуали»: некоторые аспекты применения // Гражданское право. 2019. № 1. С. 7-10.
13.
Скоморохов С.Н. Законодательство как фактор обеспечения устойчивости сельскохозяйственных потребительских кооперативов // Московский экономический журнал. 2018. № 1. С. 20-21.
References (transliterated)
1.
Antonova M.P., Skomorokhov S.N. Vygody i otlichitel'nye cherty kooperatsii kak organizatsionno-pravovoi formy // Fundamental'nye i prikladnye issledovaniya kooperativnogo sektora ekonomiki. 2018. № 1. S. 42-49.
2.
Ovchintseva L.A. Sel'skie kooperativy: tseli prezhnie, problemy novye // Krest'yanovedenie. 2017. T. 2. № 2. S. 121-141
3.
Antonova M.P., Gataulina E.A. Zakonodatel'nye predposylki ogranicheniya potentsiala sel'skokhozyaistvennoi potrebitel'skoi kooperatsii v rossiiskom zakonodatel'stve // Fundamental'nye i prikladnye issledovaniya kooperativnogo sektora ekonomiki. 2019. № 5. S. 41-49.
4.
Belyaeva Z.S., Ustyukova V.V. Sel'skokhozyaistvennye kooperativy v sisteme yuridicheskikh lits // Agrarnoe i zemel'noe pravo. 2006. № 3. S. 39-47.
5.
Belyaeva Z.S. Pravovoe obespechenie sel'skokhozyaistvennoi kooperatsii // Pravovoe obespechenie razvitiya sel'skogo khozyaistva v Rossii. M., 2005.
6.
Charkin S.A. Pravovoi status sel'skokhozyaistvennykh kooperativov // Sovremennoe pravo. 2008. № 5. S. 64-68.
7.
Lomakin D.V. Kommercheskie korporatsii kak sub''ekty korporativnykh pravootnoshenii: uchebnoe posobie. M.: Statut, 2020. 146 s. // SPS «Konsul'tantPlyus».
8.
Laptev V.A. Korporativnoe pravo: pravovaya organizatsiya korporativnykh sistem: monografiya. M.: Prospekt, 2019. 384 s. // SPS «Konsul'tantPlyus».
9.
Baitenova A.A. Kommentarii k Federal'nomu zakonu ot 8 dekabrya 1995 g. № 193-FZ «O sel'skokhozyaistvennoi kooperatsii» (postateinyi). M.: Yustitsinform, 2010. 432 s. // SPS «Konsul'tantPlyus».
10.
Gutnikov O.V. Subsidiarnaya otvetstvennost' v zakonodatel'stve o yuridicheskikh litsakh: voprosy pravovogo regulirovaniya i yuridicheskaya priroda // Pravo. Zhurnal Vysshei shkoly ekonomiki. 2018. № 1. S. 45–77.
11.
Ruchkina G.F., Matveeva N.A. O nekotorykh problemakh pravovogo regulirovaniya predprinimatel'skoi deyatel'nosti v sel'skom khozyaistve Rossiiskoi Federatsii (opyt sopredel'nykh gosudarstv) // Mezhdunarodnoe publichnoe i chastnoe pravo. 2013. № 5. S. 38-43.
12.
Filatova U.B., Gorbach O.V. Doktrina «snyatiya korporativnoi vuali»: nekotorye aspekty primeneniya // Grazhdanskoe pravo. 2019. № 1. S. 7-10.
13.
Skomorokhov S.N. Zakonodatel'stvo kak faktor obespecheniya ustoichivosti sel'skokhozyaistvennykh potrebitel'skikh kooperativov // Moskovskii ekonomicheskii zhurnal. 2018. № 1. S. 20-21.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование работа «Субсидиарная ответственность членов сельскохозяйственных кооперативов» посвящена актуальной в настоящее время теме привлечения участников коммерческих корпоративных организаций, в частности, сельскохозяйственных кооперативов, к субсидиарной ответственности по обязательствам кооператива.
Актуальность изучения этого вопроса связана не только с теоретической неопределенностью как природы, так и порядка несения субсидиарной ответственности участниками сельхозкооперативов, но и непоследовательностью судебной практике в этой сфере, о чем справедливо указывает автор в своей работе.
Новизна работы проявляется в том, что автор один из первых на высоком теоретическом уровне анализирует субсидиарную ответственность членов сельскохозяйственных кооперативов, сравнивает с ответственностью в иных юридических лицах.
Методология исследования представлена методами анализа, синтеза, индукции, дедукции, историческим, а также сравнительным методом и достаточная для проведения соответствующего исследования.
Стиль работы отвечают требованиям жанра научной работы, а структура соответствует целям исследования, логична и выдержана.
В содержании работы хочется отметить положительные стороны, в частности, автор не ограничивается изучением ответственность членов сельхозкооператива, но сравнивает её с ответственностью членов производственного кооператива. Достоинством работы также можно назвать критическую оценку субсидиарной ответственности в сфере производственной кооперации в целом.
Автор подвергает обоснованной критике одно из судебных решений, в которых должника привлекли к субсидиарной ответственности в полном размере – это судебное решение вызвало недоумение и ряд вопросов и у рецензента. Однако, справедливости ради, хотелось бы отметить, что речь идет о рассмотрении дела о банкротстве, и речь могла идти о «снятии корпоративной вуали», о чем рецензент, к сожалению, не отметил в своей работе. Представляется также не совсем удачным построение предложения касательно привлечения к субсидиарной ответственности единственного члена кооператива В. – изначально создается впечатление, что он был единственным участником кооператива в целом (что невозможно) и лишь потом становится очевидно, что он единственный из шести, кто был привлечен к ответственности.
В рамках дискуссии хотелось бы отметить ряд спорных сторон работы, наличие которых никак не умаляет её значимость и качество:
1.Автор задается вопросом «неясно, почему в таком случае подобную ответственность по общему правилу несут участники не всех корпоративных организаций, а только участники хозяйственных товариществ, крестьянских (фермерских) хозяйств и кооперативов», а также утверждает о необходимости регулирования субсидиарной ответственности в сельхозкооперативах. Следует согласиться с тем, что в этой сфере действительно существуют пробелы и проблемы и эти вопросы необходимо урегулировать. Однако, хотелось бы на страницах работы увидеть мнение автора о том, как это необходимо сделать.
2.Также существенным упущением работы представляется отсутствие исследования добросовестности при установлении размера субсидиарной ответственности членов сельхозкооператива по долгам кооператива. К примеру, если речь идет о производственных кооперативах, размер установлен минимальной планкой – не менее 5% от пая. Не будет ли являться злоупотреблением правом со стороны членов кооператива предусмотреть минимально возможный размер паевого фонда и паевого взноса, тем самым попытаться избежать ответственности?
Вместе с тем, представленные замечания не влияют на общее положительное впечатление от работы и направлены скорее на развитие дальнейшей мысли автора, нежели на критику действующей работы.
Библиография, с учетом того, что научных работа по предмету исследования непозволительно мало, достойная. Автор умело апеллирует к оппонентам, вступает в ними в дискуссии либо использует их точку зрения для подтверждения своей позиции.
Работа безусловно может быть рекомендована к публикации и представляет интерес для широкой аудитории читателей – как для теоретиков, так и для практиков.


Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"