Статья 'Личностные ценности российских и американских студентов' - журнал 'Психология и Психотехника' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психология и Психотехника
Правильная ссылка на статью:

Личностные ценности российских и американских студентов

Каширский Дмитрий Валерьевич

ORCID: 0000-0002-8251-2653

доктор психологических наук

профессор кафедры психологии, конфликтологии и бихевиористики факультета политических и социальных наук ФГБОУ ВО "Российский государственный социальный университет"; профессор департамента психологии и развития человеческого капитала ФГБОУ ВО "Финансовый университет при Правительстве РФ"

129226, Россия, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, 4, стр. 1

Kashirsky Dmitry Valerievich

Doctor of Psychology

Professor of the Department of Psychology, Conflictology and Behavior Studies, Faculty of Political and Social Sciences, Russian State Social University; Professor of the Department of Psychology and Human Capital Development, Financial University under the Government of the Russian Federation.

129226, Russia, Moscow, Wilhelm Peak str., 4, p. 1

psymath@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Сабельникова Наталья Викторовна

кандидат психологических наук

доцент, кафедра общей и прикладной психологии, Алтайский государственный университет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61, ауд. 309 Л

Sabelnikova Natalia Viktorovna

PhD in Psychology

Docent, the department of General and Applied Psychology, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 61, aud. 309 L

nsabelni@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0722.2019.2.26936

Дата направления статьи в редакцию:

20-07-2018


Дата публикации:

06-06-2019


Аннотация: В статье представлены результаты сопоставительного анализа личностных ценностей российских и американских студентов. В кросс-культурном исследовании приняли участие студенты Калифорнийского университета в Дейвисе (University of California at Davis, UCD) (192 чел.) и студенты барнаульских вузов (240 чел.). Возраст участников исследования от 17 до 23 лет. Объектом исследования является ценностно-смысловая сфера личности. Предмет исследования - личностные ценности в период поздней юности. Исследование направлено на выявление сходства и различий личностных ценностей американских и российских студентов. Использованы эксплицитные методы, раскрывающие содержание ценностей субъекта на уровне присутствия их в сознании в виде значений и имплицитные методы, позволяющие вскрыть семантическую окраску присвоенных субъектом ценностей. Выявлены сходства и различия в ценностных приоритетах представителей разных культурных групп. Так, к универсальным культурным ценностям могут быть отнесены ценности семейной жизни, любви, наличия хороших и верных друзей, полной самореализации; к числу наименее приоритетных в обеих выборках отнесены: вера в Бога, высокий социальный статус и управление людьми, творчество, патриотизм и любовь к Родине. Специфическими, культурно обусловленными, ценностями для российской молодежи являются аффилятивные и материальные ценности, а для студентов американского вуза - познание нового в мире, природе, человеке, получение высокого образования и ценность времени. Полученные результаты позволяют глубже понять культурную детерминацию психического развития личности и вносят вклад в разработку проблемы ценностей в психологии.


Ключевые слова:

культура, субъект, личностные ценности, кросс-культурные различия, студенческий возраст, развитие, смысл, субъективная реальность, имплицитные методы, эксплицитные методы

Abstract: This article presents the results of comparative analysis of personal values of the Russian and American students. The students from the University of California, Davis (192 persons) and the students from Barnaul universities (240 persons) aged from 17 to 23 took part in the cross-cultural study. The object of this research is the value-semantic aspect of personality. The subject is the personal values during the late youth period. The work is aimed at identification of similarities and differences of personal values of the Russian and American students. The author uses the explicit methods revealing the content of values of a subject on the level of their presence in the consciousness, and implicit methods revealing the semantic hue of the values appropriated by the subject. Similarities and differences in value priorities of the representatives of various cultural groups are determined. Thus, the values of family life, love, good and faithful friends, and full self-realization are attributed as the universal cultural values; belief in God, high social status and people management, creativity, patriotism are attributes as less prioritized values. With regards to the Russian youth, the specific, culturally substantiated values are the affiliative and materialistic values, while for the students of American university – cognition of the new, nature and human, receiving higher education and value of time. The acquired results allow understanding cultural determination of personal mental development on a deeper level, as well as contributing to elaboration of the problem of values in psychology.


Keywords:

culture, person, personal values, cross-cultural differences, student age, development, sense, subjective reality, implicit methods, Explicit methods

ПРОБЛЕМА

Ценности составляют объективную реальность культуры, ее главные, ядерные образования, знаки культуры, а будучи присвоенными личностью, составляют ее субъективный внутренний мир, неповторимый и индивидуальный. Как в культуре, так и на уровне индивидуальной психики и личности, ценности представляют собой критерии должного. Они выступают в роли своеобразной системы координат, позволяющей дать оценку уровня развития конкретного общества или отдельного индивида. Ценности указывают, что есть добро, а что зло; что красиво, а что безобразно; что истинно, а что ложно. Таким образом, ценности существуют объективно, на уровне общества, отдельных социальных групп, и субъективно, как явления «вторичные», отраженные, представленные на уровне психологии личности, сознания и деятельности (поведения), как субъективная реальность культуры. Культурные ценности и личностные ценности образуют единую взаимообусловленную систему [7]. Являясь относительно стабильными характеристиками общества и психологии личности, ценности выступают в качестве важнейших аспектов при анализе как объективной, так и субъективной реальности [10, с. 73].

В центре психологического анализа лежит, конечно, субъективная реальность ценностного мира личности. Есть в этом мире внешнее, назывное, есть смысловая и эмоциональная, собственно, субъективная составляющая. Поэтому, говоря о психологическом подходе к анализу ценностей, следует различать два плана анализа – внешний, поверхностный, феноменологический и внутренний, смысловой, скрытый, утаенный. Такое различение обусловлено тем, что любая ценность в индивидуальном сознании личности представлена на уровне значений, а также субъективных смыслов и эмоций. Для каждого из этих уровней должен быть подобран свой метод исследования – соответственно, эксплицитный или имплицитный. К методам эксплицитной диагностики ценностей относятся разнообразные опросники, требующие от респондента выразить свое отношение к заранее подготовленному психологом списку жизненных сфер. К методам имплицитной диагностики относятся процедуры, раскрывающие уникальность ценностного мира субъекта и реализуемые, в частности, методами субъективной и экспериментальной психосемантики. Психологический подход к изучению личностных ценностей требует признания двойного бытия ценностей в сознании и реализации обеих исследовательских стратегий в единстве номотетического и идеографического подходов.

Ценности и культура

Понятие «культура» - одно из самых трудно определяемых. По различным оценкам, в науке насчитывается более 400 определений этого понятия [8]. Не ставя перед собой задачи проводить анализ данных определений, отметим, что в соответствии с одной из точек зрения на эту проблему (аксиологический подход), «понятие культуры отдельного конкретного народа и эпохи – суть индивидуальные ценностные понятия» [5, с. 411]. Близкая точка зрения характерна и для П.А. Сорокина, по мнению которого, ценности являются основой, фундаментом всякой культуры, а культура выступает как совокупность достигнутых в процессе освоения мира материальных и духовных ценностей. В этой связи П.А. Сорокин писал: «культура – это система ценностей, с помощью которых общество интегрируется, поддерживает функционирование и взаимосвязь своих институтов» [17, с. 39, с. 429]. Данную точку зрения разделяет Н. Смелзер, определявший культуру как «систему ценностей, представлений о мире и правил поведения, общих для людей, связанных определенным образом жизни» [16, с. 65] и Э. Гидденс, рассматривающий культуру как «систему ценностей, которых придерживается данная группа людей, норм, которым следуют ее члены, и материальных благ, которые они создают» [6, с. 66]. Один из основоположников теории ценностей в философии неокантианец Г. Риккерт отмечал, что «если процесс реализации всеобщих социальных ценностей в течение исторического развития мы назовем культурой, то тогда мы сможем сказать, что главным предметом истории является изображение частей и целого культурной жизни человека, и что всякий с исторической точки зрения важный материал должен стоять в какой-нибудь связи с культурной жизнью человека...» [15, с. 164].

Приведенные выше положения, раскрывающие основания аксиологического подхода к культуре, позволяют сделать вывод о неразрывной связи и взаимообусловленности культуры и ценностей и согласиться с учеными, указывающими на то, что исследование ценностей является наиболее важным и актуальным направлением кросс-культурной психологии и этнопсихологии [12],[20],[21] и др. Ценности представляют собой центральное содержание трансмиссии культуры, одним из ее ключевых элементов, а, следовательно, основным регулятором социотипического поведения [19, с. 205]. По мнению В.С. Собкина, важность кросскультурных исследований заключается также и в том, что эти исследования «позволяют не только оценить сам характер различий в становлении ценностных структур в различных культурах, но и определить возможные траектории их изменений» [18, с. 6].

Кросс-культурные исследования ценностей

«О культуре с трудом думается», - писал М. Коул. «Как рыбам воду, нам не удается «увидеть» культуру, поскольку она является средой, в которой мы существуем. Встречи с другими культурами позволяют увидеть и нашу собственную как предмет размышлений» [9, с. 22]. Близкая идея выражена М.М. Бахтиным, который указывал, что «культура познает себя на границе». По мысли М.М. Бахтина, культура есть там, где есть как минимум две культуры, и самосознание культуры есть форма её бытия на грани с иной культурой [2, с. 85]. Таким образом, чтобы по-настоящему понять свой Мир, необходимо погрузиться в чужой, незнакомый. Сказанное ориентирует научный поиск на проведение сопоставительных исследований ценностей представителей разных культурных групп.

Приступая к психологическому исследованию ценностей представителей разных культур, следует заметить, что вся психология в некотором смысле является культурной психологией, поскольку изучает Мир человеческой культуры в его отраженной, субъективной форме, как результат взаимодействия человека и Мира. Присвоенные личностью ценности, выступая в качестве предмета психологического анализа, являются отражением в сознании юношей и девушек объективных ценностей культуры и поэтому представляют собой субъективную реальность культуры, то есть именно то, что, собственно, и составляет предмет психологической науки. Поэтому при изучении ценностей как психологических (отраженных, субъективных, личностных) образований особую актуальность приобретают сопоставительные исследования представителей разных культур. Эти исследования важны не только для кросс-культурной психологии, но и для психологии личности, поскольку раскрывают генезис вершинных проявлений человеческой индивидуальности, высших форм направленности личности (идеалов, мировоззрения, ценностей).

Культура и развитие

Особую значимость для психологии имеют исследования, учитывающие культурный и возрастной аспекты анализа в их неразрывной связи и взаимообусловленности. В связи с этим еще В. Вундт отмечал, что культурно-историческая психология, психология народов (Völkerpsychologie) является «генетической психологией в полном смысле этого слова» [9, с. 43]. Между тем, по некоторым оценкам, «в своих попытках понять поведение человека возрастная психология не использовала ни кросс-культурного, ни междисциплинарного подходов, в то время как подход кросс-культурной психологии не принимал во внимание того, что было связано с развитием» [14, с. 177]. Поэтому исследование ценностей не должно игнорировать как «возраст» в «культуре», так и «культуру» в «возрасте». Оба аспекта – «культура» и «развитие» должны приниматься во внимание для получения более объективных данных об особенностях становления и развития ценностных приоритетов субъекта. Учитывая тот факт, что личностные ценности появляются на сцене развития на юношеской стадии жизненного цикла, исследования студенческого возраста как периода интенсивного становления ценностно-нравственной сферы личности имеют особую актуальность.

Очевидно, что культурные факторы должны выступать в качестве важнейших детерминант развития системы ценностей, а, принимая во внимание тот факт, что молодежные субкультуры постоянно меняются, «психологам необходимо постоянно изучать динамику культурных изменений, чтобы понять, какие психологические процессы происходят в среде молодежи, в каком направлении они развиваются» [13, с. 22].

Акцент на изучении человеческой субъективности при анализе ценностей

Заметим, что следует изучать не только то, в чем заключаются различия или сходства между ценностями представителей разных культур, но и то, какой субъективный смысл вкладывается различными людьми в ту или иную ценность. Последнее замечание является принципиальным, так как фокусирует внимание исследователя, собственно, на психологическом аспекте анализа, а именно на субъективной реальности культурных ценностей. Исследования, оставляющие семантическую окраску присвоенных человеком ценностей вне поля рассмотрения, являются, скорее, социологическими, нежели психологическими исследованиями ценностей. На важность учета «золотого запаса» личностных смыслов, лежащих в основе ценностей, указывает Б.С. Братусь. По мнению ученого, личностные цен­ности — это осознанные и принятые человеком общие смыслы его жизни, тем не менее их следует отличать от декларируемых, назывных ценностей, необеспеченных смысловым, эмоционально-переживаемым, задевающим личность отно­шением к жизни [3, с. 89-90]. По мнению К. Вальверде, «недостаточно знать, что является наилучшим само по себе; нужно понять, что это значит для меня»… «необходимо рассматривать ценности не только в их голой объективности, но и в их прямой связи с личностью, с восприятием и оценкой ценности со стороны субъекта» [4, с. 250-251].

Подводя промежуточный итог вышесказанному, хотелось бы отметить, что в современной психологии не достает исследований, в которых личностных ценности выступали бы именно со своей субъективной стороны, как явления сугубо личные и глубоко индивидуальные. Психологи изучают ценности преимущественно со стороны их внешней феноменологии, т.е. системы значений, тогда как сущностные пласты ценностного сознания остаются неисследованными.

Разрозненность наблюдается и в отделении друг от друга линий культурного и онтогенетического развития. Для общей психологии, психологии личности, психологии развития считается само собой разумеющимся, что любая форма психики или поведения – результат вращивания социальных отношений людей. При этом действие общего закона развития высших психических функций не конкретизировано и не прояснено в отношении отдельных психических образований, таких как личностные ценности. Остается не выясненным вопрос, что из социального, внешнего становится индивидуальным, внутренним? Или в другой формулировке: как индивидуальное преобразует внешнее и одновременно с этим само себя изменяет?

В кросс-культурных исследованиях наблюдается обратная тенденция – ценности выступают в них как предмет типично социологического анализа, без рассмотрения линии их онтогенетического развития и, кроме этого, без должного внимания к изучению эмоционально-смысловой окрашенности ценностных категорий.

Метод

Переходя к эмпирической части исследования, укажем на его кросскультурный исследовательский дизайн, который, как было показано выше, является крайне важным для проведения исследования в области изучения личностных ценностей. При этом в качестве объекта исследования выбраны студенты российских и американских вузов – юноши и девушки на стадии поздней юности. Выбор данной возрастной категории участников исследования не случаен в силу того, что именно на данном этапе онтогенеза происходит активное развитие потребностно-смысловой сферы личности, формирование новых (высших форм) потребностей и интересов, мировоззрения и ценностной регуляции поведения. Выбор в качестве объекта анализа студентов американского вуза обусловлен стремлением задать более выраженный контраст между сравниваемыми группами для обнаружения наиболее ярких различий в ценностях респондентов.

Целью данного исследования является проведение сравнительно-сопоставительный анализ ценностей российских и американских студентов и выявление: а)насколько те или иные ценности являются универсальными для представителей российской и американской культуры (etic-анализ); б)какие ценности являются специфическими для молодежи, принадлежащей к разным культурам (emic-анализ) и проверить, тем самым, гипотезу о влиянии культуры на развитие потребностно-смысловой сферы личности.

Эмпирическую выборкусоставили студенты американских (n1=192) и российских (n2=240) вузов в возрасте 18-23 гг. В исследовании приняли участие студентыКалифорнийского университета в Дейвисе (University of California at Davis, UCD), Алтайской академии экономики и права (ААЭП) и Алтайского государственного педагогического университета (АлтГПУ) (г. Барнаул).

При выполнении эмпирической части исследования использовались: методика KVS-3 (часть 1) «Значимость жизненных сфер» (Д.В. Каширский), анкетирование, беседа и семантический дифференциал (Ч. Осгуд). Методика KVS‑3 (часть 1) «Значимость жизненных сфер» [7] направлена на выявление личностных ценностей субъекта. Процедура диагностики заключается в следующем. Участникам исследования предъявляется список из 25 жизненных сфер, которые требуется оценить по 9-балльной ликертовской шкале (от -1 до 7)[1]. Психометрический анализ показал высокую чувствительность данной шкалы, ее способность дифференцировать разные оттенки смысла, посредством наличия возможности для респондентов демонстрировать разнообразные варианты отношения к предъявляемой ценности – от ее непринятия или равнодушного к ней отношения, до провозглашения в качестве главнейшего жизненного приоритета. Методы анкетирования, беседы и семантического дифференциала были использованы для выявления субъективных смыслов, приписываемых испытуемыми присвоенным ценностям.

Заметим, что методика KVS-3 представляют собой конкретную реализацию методов эксплицитной диагностики системы ценностей, так как позволяют определить отношение субъекта к заранее подготовленному психологом списку жизненных сфер. Используемые в работе методы анкетирования, беседы и семантического дифференциала представляют собой методы имплицитной диагностики системы ценностей, так как направлены на выявление субъективного измерения ценностей, то есть того личностного смысла, который вкладывают в ценность участники исследования. Совместное использование в одном психологическом исследовании ценностей методов эксплицитной и имплицитной диагностики позволяет выполнять сопоставления различных выборок испытуемых, принимая во внимание значимость для них не только различных жизненных сфер, но также вскрывая различия в семантической (собственно психологической, смысловой, отраженной) окраске той или иной ценности. Данный методический ход позволяет изучать ценность как психологическое образование как на уровне присутствия ее в психике в виде знака или значения (называния), так и на уровне приписываемого ей субъектом смысла.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

По мысли М.М. Бахтина, - культура познает себя на границе. Поэтому для лучшего понимания специфики ценностей той или иной культуры, а также субъективной реальности культурных ценностей, необходимы кросскультурные исследования. На рис. 1 представлены результаты исследования личностных ценностей российских и американских студентов. Визуальный анализ рис. 1 позволяет сделать вывод о внешнем сходстве ценностных приоритетов молодежи сравниваемых групп. Сказанное подтверждает высоко значимая положительная корреляционная связь между иерархиями ценностных ориентаций российской и американской молодежи (rs=0,81, p≤10-6). Качественный анализ результатов указывает на то, что студенты обеих стран отдают предпочтение семейным ценностям, любви, наличию хороших и верных друзей, полной самореализации. Наименее приоритетными ценностями в обеих выборках являются: вера в Бога, высокий социальный статус и управление людьми, творчество, патриотизм и любовь к Родине.

Между тем, сходство в ранжировании жизненных сфер по их субъективной значимости не означает полного совпадения ценностных приоритетов представителей разных культур. Так, проведенный статистический анализ с помощью t-критерия Стьюдента, показывает разную степень присвоения жизненных ценностей американскими и российскими студентами. Например, для американцев более приоритетными являются активность для достижения позитивных изменений в обществе (t=3,0, p≤0,01), познание нового в мире, природе, человеке (t=6,29, p≤0,01), получение высокого образования (t=2,13, p≤0,05), приятное времяпрепровождение, отдых (t=2,61, p≤0,01), эстетические ценности (t=3,47, p≤0,001), свобода как независимость в поступках и действиях (t=1,65, p≤0,10), ценности творчества (t=2,42, p≤0,01), времени (t=5,44, p≤0,001) и ответственности (t=1,93, p≤0,10). Для российских студентов более значимы общение (t=3,74, p≤0,001), семья (t=1,83, p≤0,10), высокое материальное благосостояние (t=5,61, p≤0,001), интересная работа (t=2,72, p≤0,01), патриотизм и любовь к Родине (t=3,95, p≤0,001).

Рис. 1. Субъективные ценности российских и американских студентов

Наиболее существенные различия (в 8 и более рангов) между российскими и американскими студентами касаются таких ценностей, как общение, высокий материальный достаток (ценности, более значимые для россиян) и познание нового, получение высокого образования, время (ценности, более значимые в выборке американцев).

Так, исследование показало существенно большую значимость ценности «Время» в американской выборке. Действительно, в развитых индустриальных обществах время особо ценится и рассматривается личностью как ресурс, который имеет определенные ограничения и поэтому должен рационально расходоваться. Наши наблюдения за жизнью российских и американских студентов показывают, что американская молодежь относится к свободному времени более осознанно и бережливо, расходуя его не только на общение с друзьями, но и на получение образования и познание окружающего мира (чтение, путешествия и пр.). Результаты эмпирического исследования также позволяют утверждать, что для студентов американского вуза в сравнении с российскими студентами наиболее важным является правильно и по назначению расходовать свое время, не растрачивать его по пустякам и, конечно, ценить время других людей.

По мнению Дж. Лакоффа и М. Джонсона [11], в западноевропейской и североамериканской культуре время особенно ценится, и люди считают его ресурсы ограниченными. Всем известная метафора «Время – деньги» («Time is Money») буквально пронизывает любое постиндустриальное общество и проявляется в жизни человека на Западе весьма разнообразно. Так, понятие труда обычно связывается со временем, затрачиваемым на его выполнение и обычно оплачивается также согласно затраченному времени - по часам, неделям или годам. Человек производит повременную оплату телефонных разговоров, тарифы за пользование гостиницей; живет в мире годовых бюджетов и процентов по банковским вкладам, выполняет определенные общественные обязанности в соответствии с выделенным на них временем. Таким образом, американец относится ко времени как к очень ценной вещи, как к ограниченным ресурсам и даже как к деньгам или материальным предметам (сигарете, чашке кофе и др.) и осмысливает его соответствующим образом.

Интересно, что речь американца поразительным образом окрашивают субъективные эквиваленты времени. Например, спустя определенный момент после расставания с кем-то или звонка кому-то, в речи англоязычного субъекта можно встретить: «I spoke with him two cigarettes ago» (букв. – «Я говорил с ним две сигареты назад») или «I called her two cups of coffee ago» (букв. – «Я звонил ей две чашки кофе назад»), в то время как для русскоязычного синтаксиса данные конструкции невозможны в силу того, что нарушают языковой узус. По нашим данным время в меньшей мере понимается и переживается российским студентом как нечто такое, что может быть истрачено, израсходовано, рассчитано, вложено разумно или безрассудно, сэкономлено или потрачено напрасно. Однако, установленные культурные различия, на наш взгляд, постепенно будут стираться в силу процесса вестернизации ценностей [7], заключающегося (в своем более обобщенном виде) в превращении ценностей западной цивилизации в современные общечеловеческие ценности. Вполне вероятно, что через некоторый промежуток времени объективно заданные постиндустриальные культурные образцы должного составят субъективную реальность ценностей и российской молодежи. В то же время трудно себе представить, чтобы соответствующую культурную трансформацию претерпит и русский язык.

Исследование показало, что материальные ценности являются более значимыми для российских студентов, однако, материальное благосостояние весьма значимо и для американского студента, но в его случае данная ценность «диалектически снята» (Г.В.Ф. Гегель), выступая для него, с нашей точки зрения, скорее, средством, чем целью или ценностью, не занимая, при этом высокого рангового места в системе ценностей. В том числе и поэтому в американском обществе не придается большого значения внешним признакам богатства, и миллиардер может выглядеть как обычный гражданин, в то время как в современном российском обществе материальный достаток – важнейший маркер успешности самореализации, и поэтому внешние атрибуты материальной обеспеченности (одежда модных брендов, дорогая машина, квартира в элитном районе, дом за городом и пр.) принято «выпячивать наружу», демонстрируя тем самым личное и социальное превосходство.

Материалы проведенного исследования также показали, что для американских студентов субъективно более значима ответственность, которая рассматривается американцами как ответственность за себя, за свою жизнь, за свои поступки. Ответственность – это и следование моральным нормам, принципам, соблюдение Закона, и проявление самоконтроля над поведением, прогнозирование возможных последствий своих действий. Для российского же студента ответственность – это тоже соблюдение норм и правил, но это «тяжело нагруженная категория», имеющая нередко нейтральную или отрицательную оценку, примерно такую же как «долг» или «мораль». Поэтому ответственность и следование нормам в большей степени тяготит именно российского, а не американского студента.

В ходе исследования удалось установить, что отдых как приятное времяпрепровождение, обладает разной семантической окраской у представителей американской и российской культур. Для российских студентов отдых заключается преимущественно в восстановлении сил после «трудной учебы или работы», в то время как американцы понимают под отдыхом, скорее, эстетическое удовольствие и получение новых впечатлений от посещения театра, отдыха на природе, общения с близкими или от дегустации вин в долинах Напа или Сонома с последующим обсуждением впечатлений в социальной сети Facebook со своими друзьями. Заметим, что эстетические ценности оказались более значимыми в выборке именно американских студентов.

Различия между выборками российских и американских студентов затронули и отношение к сферам «Познание нового в мире, природе, человеке» и «Получение высокого образования». Анализ показывает, что среднестатистический российский студент – участник проведенного нами исследования – не причисляет познание к своим высокоприоритетным ценностям, а смысл образования видит главным образом в получении аттестата или диплома. Среднестатистический американский студент, напротив, ориентирован на обе названные ценности, причем не только на уровне их провозглашения, называния, но и на уровне присвоения их истинного содержания. Показательно, что в коридорах Калифорнийского университета вряд ли можно услышать смех или громкие выкрики. Вероятно, потому что люди приходят в эти стены за знанием, за «Живым знанием» (Г.Г. Шпет, В.П. Зинченко). Американский студент в большей мере ориентирован на будущее, он строит планы, конструирует дальние и ближние перспективы. Планирование будущего для него – пример «мягкого» [1], свободного моделирования, когда задано лишь направление, совпадающее с профилем получаемого образования, и имеется множество возможных вариантов выбора для продолжения жизни и карьеры. Российский же студент живет нередко настоящим, его будущее чаще всего предрешено, (даже когда оно совершенно размыто), а планируемая профессиональная деятельность, как правило, не связана с профилем получаемого образования. К сожалению, данная тенденция, свойственная для России, практически тотальна для жизни в провинции.

Проведенный анализ позволил установить наличие разной семантической окраски ценности «Здоровье» у представителей сравниваемых культурных групп. Так, здоровье для американского студента обретает подлинный смысл в ведении здорового образа жизни, что находит свое выражение в посещении бассейна, стадиона, спортивной секции и пр. И смысл этот возникает, конечно, не в момент утраты этой объективной ценности. Здоровье для российского студента традиционно одна из высокоприоритетных ценностей, однако, семантическая окраска этого понятия совсем иная, чем для американца. Здоровье в данном случае предстает перед нами как необходимый ресурс, объективно данная реальность, его следует сохранить, о нем нужно заботиться, но свой истинный личностный смысл рассматриваемая ценность приобретает в ситуации ее утраты, то есть в момент болезни. В этом смысле здоровье является, скорее, категорией объективной диалектики и, поэтому, к миру потребностно-смысловых образований отнесено быть не может. Так же, как и кислород, в котором организм нуждается объективно, однако не может быть назван потребностью (А.Н. Леонтьев). По нашим последним данным (2013 г.), здоровье приобретает свою субъективную ценность для россиянина в более зрелом возрасте, наделяясь личностными смыслами и обеспечиваясь эмоционально-переживаемым, потребностно-пристрастным отношением субъекта.

В отношении ценностей «Патриотизм и любовь к Родине» и «Активность для достижения позитивных изменений в обществе» было установлено, что первая из представленных ценностей более значима для российских студентов, а вторая – для студентов американского вуза. Таким образом российские студенты выше ценят патриотизм и в то же время приписывают более низкие рейтинги активности, направленной на достижения позитивных изменений в обществе. При этом американские студенты, наоборот, придают социальной активности статистически достоверно более высокую значимость, но статистически значимо ниже оценивают для себя категорию «Патриотизм и любовь к Родине». В этой связи возникает вопрос о том, как согласуются результаты нашего исследования с хорошо известными фактами, указывающими на бесспорно существующие патриотические настроения в американском обществе, в том числе (и особенно) среди студентов? Ответ на данный вопрос позволяет дать семантический анализ. По всей видимости, патриотизм в американском понимании выражается в чувстве единства, сплоченности нации, гордости за себя, как части американского народа и связан с возможностью активного участия в жизни общества. Российский патриотизм, вероятно, носит форму социальной установки, являясь отчасти результатом программы патриотического воспитания в российских школах. И он не носит активного характера, а наше школьное патриотическое воспитание, скорее, военное, чем собственно патриотическое. Быть патриотом для американца, по-видимому, сродни образу жизни, а патриотизм для россиянина – цель, к которой надо стремиться или императив, которому надлежит следовать («каждый должен быть патриотом своей страны»).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Любая проблема психологии не может быть глубоко и разносторонне осмыслена вне обращения к той или иной культурной среде, в которой происходит развитие личности. Не является исключением и проблема ценностей, которая является для современной психологии относительно молодой и на данный момент детально не разработанной.

Рассмотрение проблемы ценностей в кросс-культурном аспекте позволило нам выявить не только общие и специфические черты личностных приоритетов той или иной из сравниваемых в исследовании групп. Оно дало возможность расширить наши представления о ценностном мире личности, за счет введения в исследовательский дизайн такой дополнительной переменной, как культура. В то же время культура не рассматривается нами как независимая переменная в классическом смысле этого слова, как это обычно понимается в экспериментальной психологии, то есть как фактор, влияющий на зависимую переменную. Культура должна рассматриваться не как фактор, а как источник развития, из которого субъектом черпается (строится, созидается и творится) его ценностный мир. Личностные ценности есть результат взаимодействия субъекта с той социальной средой, в которую он погружен и которую воспринимает своей. Поэтому вне культурного контекста проблема ценностей в психологии не может быть даже поставлена, не говоря уже о ее полном и исчерпывающем решении.

Проведенное исследование не претендует на полные и исчерпывающие ответы, оно показывает пример совместного рассмотрения линий культурного и онтогенетического развития, когда становление личностных ценностей в поздней юности рассматривается через призму культурной обусловленности развития, а также пример сопряжения стратегий социологического и психологического подходов к изучению системы ценностей субъекта, когда наряду с анализом внешней, назывной стороны той или иной ценностной категории, рассматривается и ее внутренняя, смысловая, «страдательная» сторона, лежащая за каждой человеческой ценностью.

Таким образом, полученные в исследовании результаты позволяют глубже понять культурную детерминацию психического развития личности и вносят вклад в понимание проблемы ценностей в психологии.

[1] Заметим, что при обработке эмпирических данных используемая в процессе диагностического исследования шкала от -1 до 7 конвертировалась в шкалу от 1 до 9, поэтому распределения выборочных средних, представленных ниже, расположились на отрезке от 1 до 9.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
«Личностные ценности российских и американских студентов»

Предмет исследования – обозначен автором четко. Это «личностные ценности в период поздней юности». Целесообразно расширить рамку предмета до «личностные ценности в период поздней юности на примере американских и российских студентов».
Методология исследования построена на кросс-культурном исследовательском дизайне. Вполне обоснованным выглядит выбор возрастной категории для проведения исследования – это молодежь в возрасте 18-23 лет. Именно в данном возрасте происходит кристаллизация ценностей.
В исследовании приняли участие студенты двух стран:
А) студенты США из Калифорнийского университета в Дейвисе в количестве 192 человека;
Б) студенты барнаульских вузов в количестве 240 чел.
Автору следует обратить внимание, что в аннотации к статье и в тексте статьи различается нижняя рамка возраста – всё-таки респонденты от 17 ли от 18 лет?
Использованы две группы методов, традиционно применяющиеся для проведения исследования ценностей:
1) эксплицитные методы - для раскрытия содержания ценностей субъекта на уровне присутствия их в сознании в виде конкретных значений
2) имплицитные методы, которые раскрывают вскрыть семантику присвоенных ценностей конкретной личности.
В диагностических целях применен пакет методик: методика KVS-3 «Значимость жизненных сфер» Д.В. Каширского, анкетирование студентов, беседа, а также семантический дифференциал Ч. Осгуда. По ходу описания результатов в статье автор также ссылается на частные наблюдения за студентами.
С учетом кросс-культурного дизайна представленного исследования целесообразно указать временной период, в который проводилась работа – год и временные рамки.
Актуальность представленной работы весьма высока. Во-первых, в условиях смены поколений вопрос ценностей является центральным для установления социальных связей. Во-вторых, анализ ценностей молодежи в разрезе межкультурного исследования с учетом геополитической ситуации имеет серьезный прикладной характер.
Важно, что автор подчёркивает ведущую роль культурных факторов в становлении системы ценностей.
Новизна исследования прослеживается и проявляется в концептуальном подходе к рассмотрению личностных ценностей в кросс-культурном формате.
Стиль, структура, содержание. Статья имеет традиционную структуру – введение, основная часть и заключение. Само содержание статьи структурировано на смысловые блоки, что облегчает восприятие материала читателю.
Во вводной части работы представлено короткое обоснование выбранной темы. Автор приводит обоснование понимания ценностей с точки зрения психологического подхода, раскрывает связь понятий «культура» и «ценности», а также характеризует кросс-культурные исследования ценностей.
В основной части подробно и качественно описано эмпирическое исследование.
Выявлены сходства и различия в ценностных приоритетах американских и российских студентов. Определены универсальные ценности, например, ценности семейной жизни, любви, наличия хороших и верных друзей, полной самореализации. Также выделены ценности с наименьшими приоритетами - вера в Бога, высокий социальный статус и управление людьми, творчество, патриотизм и любовь к Родине.
Для российских студентов наиболее значимы аффилятивные и материальные ценности, а для американцев в приоритете - познание нового, а также получение высокого образования и ценность времени.
Следует отметить, что автор содержательно и логично описывает особенности ценностей (например, материальные ценности, отдых, ответственность и пр.), а также качественно интерпретирует их. Отличительные особенности субъективных ценностей российских и американских студентов проиллюстрированы с помощью наглядных и удобных графиков.
В качестве выводов автор описывает общие и специфические личностные приоритеты в ценностях у молодежи разных стран и культур.
Библиография насчитывает 21 литературный источник, среди которых статьи из печатных и авторефераты диссертаций по сходной тематике, работы зарубежных и отечественных авторов. Источники датированы разными периодами (до 2014 года), что вполне соотносится с выбранной автором методологией, но хотелось бы видеть и более современные литературные данные.
В целом представленного библиографического списка достаточно для полного раскрытия темы. Список оформлен в соответствии с требованиями, отвечает критериям научных статей.
Апелляция к оппонентам: основные положения работы в полном объеме отражают содержание заявленной темы исследования.
Выводы, интерес читательской аудитории: Статья актуальна. Она представляет интерес для специалистов в области психологии, педагогики, социологии. Ее материалы могут применяться как в процессе преподавания соответствующих дисциплин в вузах, так и в ходе практической работы с молодёжью.
Полученные результаты имеют теоретическую и практическую значимость, статья соответствует требованном, предъявляемым к научным публикациям.
Некоторые замечания по ходу статьи не умаляют значимость полученных результатов и качество представленного материала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.