Статья 'Агрессивный симптомокомплекс (агрессия, агрессивность и агрессивное поведение) в профессиональной деятельности полицейских' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Агрессивный симптомокомплекс (агрессия, агрессивность и агрессивное поведение) в профессиональной деятельности полицейских

Якимова Зоя Владимировна

кандидат психологических наук

доцент, кафедра гуманитарных дисциплин, Владивостокский филиал Дальневосточного юридического института Министерства Внутренних Дел России

690087, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Котельникова, 21

Yakimova Zoya Vladimirovna

PhD in Psychology

Docent, the department of Humanities, Vladivostok branch of Far Eastern Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia

690087, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Kotel'nikova, 21

yakimovazoya@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8701.2021.6.37101

Дата направления статьи в редакцию:

09-12-2021


Дата публикации:

16-12-2021


Аннотация: Предметом исследования является агрессивный симптомокомплекс сотрудников полиции, под которым понимается совокупность показателей, характеризующих психоэмоциональное состояние человека (состояние агрессии), ключевых характерологических черт его личности (агрессивность как интегральное свойство личности) и поведенческих паттернов (привычек применять элементы агрессивного поведения в определённой ситуации). Объектом исследования является уровень допустимого (легитимного) применения агрессии в профессиональной деятельности полицейских. Цель исследования - заключается в выявлении факторов, способствующих превышению (фасилитация) и понижению (ингибиция) допустимого (легитимного) уровня применения агрессии в профессиональной деятельности полицейских. Особое внимание уделено обоснованию агрессии как индивидной основы, агрессивности как личностной основы, агрессивного поведения как субъект-деятельностной основы в структуре человеческой психики. Индивидуальный профиль проявлений агрессивного симптомокомплекса рассматривается на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях. В эмпирической части анализируется взаимосвязь предпочитаемой стратегии поведения в конфликтных ситуациях, уровня коммуникативной агрессии и уровня коммуникативной толерантности сотрудников полиции с учетом поло-возрастных факторов.     В результате проведённого исследования было выявлено, что на сознательном уровне 85 % сотрудников полиции (вне зависимости от пола и возраста) выбирают бесконфликтные, неагрессивные стратегии решения конфликтных ситуаций и лишь 15% предпочитают агрессивную стратегию борьбы и соперничества. Однако попытка «сдержать себя» приводит к накоплению психоэмоционального напряжения, что провоцирует переживание удовольствия от всплесков спонтанной и отраженной агрессии, а в последующем переживание чувства вины и склонность к аутоагрессии. Вероятность проявления / не проявления агрессивного симптомокомплекса будет обусловлена фасилитаторами / ингибиторами агрессии. Так же было установлено, что склонность выставлять себя в качестве эталона и непринятие индивидуальности партнера по взаимодействию связано, прежде всего, со специфичностью контингента общения сотрудников-полиции и может быть рассмотрено как вариант психологической защиты от преждевременного психоэмоционального выгорания.


Ключевые слова: агрессивный симптомокомплекс, агрессия, агрессивность, агрессивное поведение, фасилитаторы агрессии, ингибиторы агрессии, профессиональная деятельность полицейских, психоэмоциональное напряжение, коммуникативная агрессия, коммуникативная толерантность

Abstract: The subject of this research is the aggressive symptom complex of police officers, which implies a totality of indicators that characterize psycho-emotional state of a person (state of aggression), key characterological traits of personality (aggressiveness as an integral quality of personality), and behavioral patterns (a habit to use elements of aggressive behavior in a particular situation). The object of this research is the level of legitimate use of aggression in professional activities of the police officers. The goal lies in determination of factors that contribute to facilitation and inhibition of the legitimate level of aggression in professional activities of the police officers. Special attention is given to interpretation of aggression as an individual basis, aggressiveness as a personal basis, and aggressive behavior as a subject-activity basis within the structure of human psyche. The individual manifestations of aggressive symptom complex is viewed on the cognitive, emotional, and behavioral levels. The empirical part of the article analyzes the interrelation between the behavioral strategy chosen in a conflict situation, level of communicative aggression, and level of communicative tolerance of the police officers, taking into account gender and age factors. It is established that 85% of the police employees (regardless of gender and age) consciously choose peaceful and nonaggressive strategies to settle the conflict situation, and only 15% prefer aggressive strategy of rivalry. However, the attempt to “restrain oneself” leads to accumulation of psychoemotional tension, which provokes the experience of pleasure from bursts of spontaneous and reflected aggression, and subsequently sense of guilt and a proclivity for auto-aggression. The likelihood of manifestation or non-manifestation of the aggressive symptom complex is substantiated by facilitators / inhibitors of aggression. It was also determined the propensity to establish oneself as a reference model and the rejection of the individuality of another party is first and foremost associated with the specificity of communication cohort of the police officers, and can be considered as an option of psychological defense against premature psychoemotional burnout.



Keywords:

professional activity of police officers, aggression inhibitors, aggression facilitators, aggressive behavior, aggressiveness, aggression, aggressive symptom-complex, psycho-emotional tension, communicative aggression, communicative tolerance

Профессиональная деятельность сотрудников полиции во многом сопряжена с необходимостью решения конфликтных ситуаций с различными категориями граждан. В некоторых случаях выполнение служебных обязанностей требует применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия. Так, в частности, согласно результатам опроса (Воробьева Л.А, 2014), сотрудники полиции отмечают, что ряд служебных задач невозможно решить без применения физической силы. К числу таких задач были отнесены: пресечение оказываемого сотруднику полиции сопротивления (58,3% случаев); задержание лица, застигнутого при совершении преступления против жизни, здоровья или собственности и пытающегося скрыться (57,2% случаев); пресечение беспорядков, совершаемых большой группой лиц, (42,8% случаев); доставление задерживаемых лиц в органы внутренних дел, когда они своим поведением дают основания полагать, что могут совершить побег, причинить вред окружающим или себе, оказывают противодействие сотруднику полиции (40,7% случаев).

По мнению самих сотрудников, поводами (провокациями), вызывающими необходимость применения физической силы могут быть: оказание физического сопротивления со стороны задерживаемых (50,3%); оскорбление сотрудника полиции (49,1%); неповиновение законному требованию (38,4%); проявление неуважительного отношения к сотруднику полиции (38,4%).

К причинам, способствующим необоснованному применению физической силы, сами сотрудники полиции относят: невысокий уровень саморегуляции и волевых качеств (35,3%); повышенную конфликтность (31,3%); неумение быстро устанавливать контакт с разными категориями граждан, создавать и поддерживать деловые отношения (31,1 %); недостаточную профессиональную мотивацию (30,9%); усталость, переутомление (25,2%); неспособность оказывать различного рода правомерное психологическое воздействие на людей при решении оперативно-служебных задач (24,5%); нежелание проявлять терпимость (17,4%); проблемы в семье (14,5%). [1]. Особо следует отметить исследования, выявляющие влияние агрессивного поведения на проявление пограничных психических расстройств у полицейских [2]. Интересны так же результаты исследований, выявивших зависимость между враждебностью, агрессивностью и социально-психологической адаптацией: чем выше агрессивность и враждебность, тем ниже уровень социально-психологической адаптации [3].

Результаты исследований деструктивного агрессивного поведения у ветеранов боевых действий показывают, что для возникновения данного поведенческого отклонения необходима совокупность нескольких факторов, в том числе развитие посттравматического стрессового расстройства и искажение личностных Я-функций. Сам по себе факт участия в боевых действиях не является достаточным основанием для развития агрессивного поведения в обычной гражданской жизни [4].

Очевидно, что необоснованное применение физической силы сотрудниками органов внутренних дел является следствием недостаточной как профессиональной, так и психологической подготовленности, наличия специфичных профессиональных стрессовых нагрузок. В результате, грань между допустимым (легитимным) уровнем применения агрессии, необходимым для решения профессиональных задач (в том числе для самообороны) и чрезмерным применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия у сотрудников полиции носит очень условный характер.

Важно отметить, что решение сложных профессиональных задач, требующих контакта с правонарушителями и преступниками, осуществляется в ситуации стресса и высокого уровня психоэмоционального напряжения. Как известно, центральная нервная система реагирует на стрессогенную ситуацию одной из трех базовых реакций: борьба, замирание/выжидание или бегство, запуская при этом эмоции страха и/или агрессии. Все это приводит к скачку в крови уровня адреналина и норадреналина, которые отвечают за страх и ярость, повышая тем самым уровень агрессивности. При этом, при выбросе адреналина проявляется реакция «бей или беги», а при выбросе норадреналина - реакция «нападай или защищайся». Соответственно, профессиональная деятельность сотрудников полиции подразумевает доминирования первого типа реакции - борьбы, которая находит своё отражение в форме нападения или защиты.

Необходимость борьбы запускает целостный агрессивный симтомокомплекс, включающий в себя агрессию как психоэмоциональное состояние, агрессивность как интегральное свойство личности и агрессивное поведение как поведенческую реакцию на действие стресс-факторов, в том числе реакцию угрозу и реакцию на фрустрацию потребностей.

Согласно основным постулатам системного подхода, психика человека представляет собой сложную целостную систему, каждый элемент которой привносит в уникальные характеристики индивидуальности нечто конкретное, придающее неповторимость психологическому профилю в разрезе его иерархических уровней «индивида», «личности» и «субъекта деятельности». Обращение к данным уровням видится необходимым при попытке дифференциации в структуре агрессивного симтомокомлекса таких трех психических феноменов как «агрессия», «агрессивность» и «агрессивное поведение», которые, в свою очередь, являются психологическим фундаментом деструкции – деятельности человека, направленной на разрушение/уничтожение чего-либо.

В контексте представленной концепции под агрессивным симтомокомплексом понимается совокупность показателей, характеризующих психоэмоциональное состояние человека (состояние агрессии), ключевых характерологических черт его личности (агрессивность как интегральное свойство личности) и поведенческих паттернов (моделей поведения, привычек применять элементы агрессивного поведения в определённой ситуации).

Агрессивный симптомокомплекс проявляется как форма эмоционально окрашенного деструктивного поведения, которое противоречит социальным нормам и имеет своей целью нанесение морального и/или физического вреда объекту агрессии (вплоть до его полного уничтожения).

Прежде всего, необходимо отметить, что понятия «агрессия», «агрессивность» и «агрессивное поведение» - не синонимичны.

В предлагаемой концепции «агрессия» рассматривается как кратковременное ситуативное психоэмоциональное состояние, возникающее как ответная реакция на действие стресс-факторов, в том числе в ситуации угрозы для безопасности (себя и значимых близких), нарушения личностных границ (территориальных, временных и имущественных), а так же в ситуации фрустрации потребностей.

«Агрессивность» предлагается рассматривать как интегральное личностное качество, черту характера, находящуюся в семантической связке с другими личностными чертами, такими как, например, враждебность, вспыльчивость, раздражительность, гневливость, несдержанность, импульсивность и т.д.

«Агрессивное поведение» предлагается рассматривать как поведенческую реакцию на действие стресс-факторов.

Рассмотрим каждый из перечисленных аспектов более подробно.

Агрессия – это временное, ситуативное психоэмоциональное состояние, находясь в котором человек производит деструктивные действия, причиняющие ущерб или направленные на нанесение вреда себе, другому человеку, группе людей, животному или неодушевленному предмету.

В связи с этим ключевой и единственно бесспорной характеристикой агрессии, её неотъемлемым атрибутом является некое выражение деструкции. Во всех остальных характеристиках, таких как, цель, объект (предмет) агрессии, намеренность, характер вреда (ущерба), формы поведенческих актов - мнения различных авторов расходятся.

Подробный анализ характеристик агрессии как психологического феномена представлен в работах Волконской Е. К., которая подчеркивает отсутствие единства взглядов на природу и суть агрессии [5]. Так, например, различные авторы объектом (предметом) агрессии могут признавать, как другого человека, так и животное, а так же неживой предмет. При этом подчеркивается, что при невозможности прямой разрядки агрессии в отношении человека или животного происходит смещение агрессии на неживой предмет. В некоторых случаях даже бездействие можно считать проявлением агрессии, например, не оказание помощи нуждающемуся в помощи врагу. Вопросы возникают так же относительно намеренности агрессии и её осознанности. Цели агрессии очень вариативны, например причинение вреда как самоцель при садизме, финансовое обогащение при заказном убийстве, восстановление «справедливости» при мести, наказание себя при аутоагрессии и т.д.

Согласно структурному анализу, проведенному Курбатовой Т.Н. [6], индивидный уровень агрессии характеризует человека как природное существо и проявляется в темпераментных и конституциональных особенностях. Это сенсомоторика, энергетика и динамика жизнеобеспечения человека. Природная основа человеческой агрессии заключается в защите себя, потомков, имущества и всего того, что человек считает своим.

Индивидный уровень агрессии возникает при фрустрации инстинктивных, базовых потребностей человека и, прежде всего, при угрозе безопасности. При изучении агрессивного симптомокомплекса как психологического феномена с «индивидной» точки зрения, рассматриваются функциональные возможности человека в области психофизиологической активности и саморегуляции. Прежде всего, необходимо учесть свойства нервной системы (сила, уравновешенность, подвижность, динамичность, лабильность, активированность), которые находят своё проявление в типе темперамента.

Результаты исследований ряда авторов (Агаркова Е.В., Губарева Л.И., Колодийчук Е.В., Ермолаева Л.С.) показывают, что наиболее высокие показатели склонности к агрессии выявлены у холериков. Сни­жение индекса агрессии наблюдается в следующей последовательности: холерики→ меланхолики → сангвиники → флег­матики [7].

Личностный уровень агрессии связан с потребностно-мотивационной сферой, самосознанием, моральной и нравственной зрелостью личности и проявляется в предпочтении насильственных методов для достижения своих целей. Личностный уровень агрессии проявляется при фрустрации социальных потребностей в принятии социальной группой, дружбе, любви, выстраивании межличностных отношений, причастности к социальной группе, потребности в общении, в уважении, в заботе, внимании, поддержке.

На субъект-деятельностном уровне агрессия связана со стремлением добиться признания, уважения, успеха в достижении цели или же в ответной реакции на угрозу, насмешку с учетом использования имеющихся у человека знаний, умений, навыков, владения технологиями и инструментами. На субъект-деятельностном уровне агрессия проявляется в индивидуальном стиле деятельности и привычных паттернах поведения. На данном уровне агрессия возникает при фрустрации потребностей к творчеству, познанию, созиданию, открытию чего-то нового (в том числе новых ощущений и эмоций). Агрессию может вызвать запрет на экспериментирование (в том числе экспериментирование со своей внешностью), запрет на установление собственного порядка, выстраивание своей собственной системы упорядочивания мира.

На интегративном уровне индивидуальности агрессия будет проявляться в тех случаях, когда возникают помехи на пути к самореализации, фрустрации экзистенциальных потребностей и реализации своей жизненной миссии.

При этом важно отметить, что агрессия как психоэмоциональное состояние, может иметь вектор направленности как вовне в виде раздражения, дисфории, враждебности, гнева, ярости, так и на самого себя (аутоагрессия) в виде переживания чувства вины, греховности, стремления к самонаказанию, самоповреждению, саморазрушению вплоть до крайней формы – суицидальных намерений.

В 1970 г. основатель Берлинской школы психодинамической психиатрии Гюнтер Аммон изложил идею о том, что при нормальном развитии психики и благополучном выстраивании детско-родительских отношений в раннем детстве формируется и развивается конструктивная агрессия , понимаемая как активность, любознательность, возможность устанавливать продуктивные межличностные контакты и поддерживать их. Конструктивная агрессия связана с возможностью открыто проявлять свои эмоциональные переживания, конструктивно преодолевать межличностные конфликты, достигать компромиссных решений без ущерба для личностно-значимых целей.

В случае формирования неблагоприятных детско-родительских отношений, непринятия в первичных социальных группах – изначально конструктивная агрессия трансформируется в деструктивную агрессию . В поведении деструктивная агрессия проявляется склонностью к разрушению контактов и отношений, в деструктивных поступках вплоть до неожиданных прорывов насилия, тенденцией к вербальному выражению гнева и ярости, разрушительными действиями или фантазиями, стремлением к силовому решению проблем. Деструктивная агрессия может проявляться как в открытых вспышках гнева, импульсивности и вспыльчивости, так и выражаться в чрезмерной требовательности, ироничности или сарказме.

В тех случаях, когда деструктивная агрессия не находит внешний объект для своего выражения, она может направляться на собственную личность, проявляясь аутоагрессией, суицидальными тенденциями, тенденциями к самоповреждению или предрасположенностью к несчастным случаям. Особая актуальность исследования аутоагрессии у сотрудников полиции связана с тем, что, как правило, с этой проблемой люди самостоятельно не обращаются за психологической помощью, а коллеги, родственники и друзья, не испытывая на себе прямого негативного воздействия, как например было бы при агрессивном поведении, не замечают саморазрушение личности страдающего аутоагрессией человека. Результатом такого беспечного отношения может стать крайняя форма аутоагрессии – завершённый суицид. Каждый случай самоубийства среди сотрудников органов внутренних дел, помимо значительного морального и материального ущерба, негативно влияет на престиж системы органов внутренних дел в целом, поэтому требует формирования эффективной системы профилактики суицидального риска среди сотрудников органов внутренних дел [8].

В случае же «недоиспользования» изначально заданной конструктивной агрессии формируется дефицитарная агрессия. В поведении дефицитарная агрессия проявляется в неспособности к установлению межличностных контактов, в снижении предметной активности, в избегании каких-либо конфронтации, конфликтов, дискуссий и ситуаций «соперничества», в склонности жертвовать собственными интересами, целями и планами, а также в неспособности брать на себя какую-либо ответственность и принимать решения. При выраженной дефицитарной агрессии существенно затруднена возможность открыто проявлять свои эмоции, чувства и переживания, претензии и предпочтения [9].

Разделяя взгляды Г.Аммона на дифференциацию видов агрессии на конструктивную, деструктивную и дифицитарную, со своей стороны видится необходимым добавить, что агрессия как психоэмоциональное состояние - представляет собой эмоционально окрашенный энергетический фон, возникающий в тех или иных ситуациях, необходимый для разрешения межличностных конфликтов и преодоления препятствий на пути к достижению целей, удовлетворению своих потребностей.

Таким образом, конструктивная агрессия как психоэмоциональное состояние возникает в ситуации переговоров, сотрудничества и компромисса, когда обычного (нормального) уровня затрачиваемой энергии достаточно для решения спорного вопроса, урегулирования конфликта и удовлетворения потребностей. Конструктивная агрессия не требует дополнительного задействования гормонов, сопровождается переживанием бодрости и ясности ума, самодостаточности, уверенности в себе, своей правоте и в своих силах.

Деструктивная агрессия как психоэмоциональное состояние возникает в ситуации соперничества, борьбы, конкуренции, конфликтности, когда обычного (нормального) уровня затрачиваемой энергии не достаточно для решения спорного вопроса и удовлетворения потребностей. Заряд дополнительной энергия при деструктивной агрессии обеспечивается выбросом в кровь норадреналина и сопровождается переживанием злости, враждебности, ярости, ненависти, «бешенства».

Дефицитарная агрессия как психоэмоциональное состояние возникает в ситуации избегания, ухода от конфликта, конформизма, жертвенности, наличия внутреннего запрета на использование имеющегося потенциала. Энергетические ресурсы истощены либо не задействованы. Повышенный уровень кортизола (гормона стресса) приводит к повышению уровня тревожности, раздражительности, паническим атакам. Дефицитарная агрессия энергетически и эмоционально истощает человека и переживается как апатия, безразличие, скука, депрессия.

Агрессивность – это относительно устойчивая черта характера (свойство личности), выражающаяся в готовности к агрессии, а также в склонности воспринимать и интерпретировать чужое поведение как враждебное.

Как и всякое свойство, агрессивность имеет различную степень выраженности: от почти полного отсутствия до ее предельного развития. Именно количество и сила агрессивных проявлений на единицу времени позволяет дифференцировать людей на агрессивных и неагрессивных. Агрессивность, трансформировавшаяся в устойчивую характерологическую черту находит свое проявление как на вербальном, так и на невербальном уровне.

На развитие агрессивности как черты характера, определяющей общую склонность к агрессивному поведению, могут влиять особенности нервной системы, способствующие формированию таких черт характера, как, например, вспыльчивость, раздражительность, несдержанность, импульсивность, злопамятность. Как известно, сознательная регуляция и контроль биологически обусловленных черт характера затруднена.

Кроме того, на формирование агрессивности как черты характера, могут повлиять особенности социальной ситуации развития и социальное окружение, провоцирующие развитие таких черт характера, как например, конфликтность, гневливость, враждебность, жестокость, недоброжелательность, грубость.

Социально обусловленные черты характера, не обязательно предполагают открытое проявление агрессии, они могут быть скрытыми. Так, например, враждебность может быть нейтрализована либо ожиданием общественных осуждений, либо опасением расплаты. Таким образом, приходим к выводу, что степень агрессивности человека имеет обратную корреляцию с социализированностью: чем ниже уровень социализированности, тем выше уровень демонстрируемой (декларируемой, открыто проявляемой) агрессивности. Иначе говоря, нельзя отождествлять воспитанного, хорошо социализировано человека с неагрессивным. Его агрессивность может быть замаскирована этикетом и вежливостью. Именно поэтому в истории криминологии так много примеров серийных убийц, которые вели «двойную жизнь»: совершая кровавые убийства, оставались при этом примерными семьянинами, добропорядочными соседями, трудолюбивыми и приветливыми сотрудниками.

Агрессивное поведение – является формой реагирования на физический и психический дискомфорт, вызванный влиянием стрессов и фрустраций. Агрессивное поведение так же может выступать в качестве средства достижения какой-либо значимой цели, в том числе повышения собственного статуса за счет самоутверждения.

Причина немотивированного агрессивного поведения может заключаться в стремлении избавиться от раздражителя, которым может быть, как одушевленный, так и неодушевленный объект [10].

Мотивированное агрессивное поведение можно разделить на три вида реакций:

- реакция на вторжение в личное пространство , нарушение территориальных границ, посягательство на собственность, угрозу для жизни, здоровья или целостности (физической и психологической) себя и значимых других, любое воздействие, приносящее физический или психологический дискомфорт;

- реакция враждебности по отношению к препятствию (фрустратору), возникающему на пути к достижению желаемой цели;

- реакция насилия как психоэмоциональная разрядка - реакция насилия является крайней формой проявления агрессивного поведения и приносит агрессору психоэмоциональную разрядку, удовольствие от процесса насилия и удовлетворенность от результата насилия.

Агрессивное поведение можно считать не выходящим за рамки нормального (легитимного) только в том случае, если оно носит оборонительный характер и является необходимым для самообороны и выживания при нападении агрессора.

Придерживаясь ключевых принципов системного подхода, агрессивный симтомокомплекс предлагается рассматривать как целостную систему, включающую в себя когнитивную компоненту (враждебность, мнительность, подозрительность, злопамятность), эмоциональную компоненту (гнев, ярость) и поведенческую компоненту (психофизическая агрессия, импульсивное поведение).

Фасилитаторы и ингибиторы агрессии. Для более детального понимания специфики функционирования агрессивного симптомокомплекса необходимо рассмотреть такие понятия как «фасилитаторы агрессии» и «ингибиторы агрессии».

Фасилитаторы агрессии – факторы, способствующие усилению, эскалации агрессии – действие толпы, эмоциональная заражаемость, позиция жертвы объекта агрессии, чувство азарта.

Ингибиторы агрессии - факторы, способствующие торможению агрессии, подавлению агрессивных импульсов – ценностные установки, нравственность, совесть, сентиментальность, эмпатия.

Ингибиторы агрессии, или тормозящие агрессию структуры, отражают способность сотрудника правоохранительных органов разграничить необходимое в ходе исполнения служебного долга легитимное применение агрессии и противоправное криминально-агрессивное поведение.

Эмпирическое исследование проводилось автором на базе Владивостокского Филиала Дальневосточного юридического института МВД России (далее ВФ ДВЮИ МВД России).

Для исследования агрессии, агрессивности и агрессивного поведения действующих сотрудников полиции автором статьи были применены три психодиагностические методики: тест на поведение в конфликтной ситуации Томаса-Килманна, методика диагностики коммуникативной агрессивности В.Бойко, методика диагностики коммуникативной толерантности В. Бойко.

Тест на поведение в конфликтной ситуации (Thomas-Kilmann Conflict Mode Instrument, TKI). Авторы: Кеннет Томас, Ральф Килманн (Kenneth W. Thomas, Ralph H. Kilmann, 1974). Адаптация: Н. В. Гришина. Тест предназначен для изучения личностной предрасположенности к конфликтному поведению, выявления определенных стилей разрешения конфликтной ситуации. Структурно тест состоит из 30 пар утверждений. В каждой паре утверждений нужно выбрать наиболее точно описывающее типичное поведение респондента в конфликтной ситуации. Количество баллов, набранных по каждой из пяти шкал (соперничество, сотрудничество, компромисс, избегание (или уход от решения проблемы), приспособление (или уступка)) дает представление о выраженности тенденции к проявлению соответствующих форм поведения в конфликтных ситуациях. Доминирующим считается тип (типы) набравшие максимальное количество баллов.

Диагностика коммуникативной агрессивности (В. Бойко). Методика позволяет вывести «индекс агрессии» с учетом одиннадцати параметров (спонтанная агрессия, неспособность тормозить агрессию, неумение переключать агрессию, анонимная агрессия, провокация агрессии у окружающих, склонность к отраженной агрессии, аутоагрессия, ритуализация агрессии, склонность заражаться агрессией толпы, удовольствие от агрессии, расплата за агрессию), каждый из которых оценивается отдельно. Помимо тонких форм проявлений агрессивности, методика выделяет потребность в ней, степень агрессивного заражения, способность к торможению, способы переключения агрессивности. Структурно тест состоит из 55 вопросов, требующих ответа «да» или «нет». Перед началом тестирования, респонденту необходимо указать свой пол.

Методика диагностики коммуникативной толерантности (В. Бойко) позволяет определить, в какой мере респондент способен проявлять терпимость к другим людям в деловом и межличностном общении. Тест позволяет выделить девять особенностей поведения, свидетельствующих о низком уровне коммуникативнной толерантности (неприятие индивидуальности, использование себя как эталона,категоричность и консервативность, неумение скрывать чувства, стремление переделать партнера, желание сделать партнера удобным, неумение прощать ошибки, нетерпимость к дискомфорту, плохое приспособление. Структурно тест состоит из 45 вопросов, требующих выбора ответа из следующих альтернатив: «совсем не верно»; «верно в некоторой степени», «верно в значительной степени», «верно в высшей степени». Перед началом тестирования, респонденту необходимо указать свой пол. Чем больше баллов по конкретному признаку, тем менее респондент терпим к людям в данном аспекте отношений с ними.

Все методики были пройдены респондентами в режиме on-line с помощью интерактивной платформы psytests.org (психологические тесты онлайн), обработка результатов тестирования произведена автоматически.

Выборку составили 140 сотрудников полиции Приморского края, на момент проведения исследовании (2020-2021 г.), проходящих обучение на базе ВФ ДВЮИ МВД России. Распределение респондентов по выборке следующие: курсанты 4-5 курсов очной формы обучения (40.05.01 «Правовое обеспечение национальной безопасности», 40.05.02 «Правоохранительная деятельность») составили 65 человек (46,43% выборки); слушатели заочной формы обучения (40.05.02 «Правоохранительная деятельность»; 40.03.01 «Юриспруденция», а так же слушатели курсов повышения квалификации) составили 75 человек, в том числе: сотрудники подразделений миграции 31 чел. (22,14% выборки); инспектора по делам несовершеннолетних (ПДН) – 13 чел. (9,29% выборки); участковые 13 чел. (9,29% выборки); сотрудники Патрульно-постовой службы полиции (ППСП) – 8 чел. (5,71% выборки); оперуполномоченные 7 чел. (5,00% выборки); сотрудники Государственной инспекции безопасности дорожного движения (ГИБДД) – 2 чел. (1,43% выборки); сотрудники изолятора временного содержания (ИВС) – 1 чел. (0,71% выборки).

Распределение выборки по возрасту и полу было проведено с учетом возрастных диапазонов: 18–24 года: мужчины – 34 чел. (24,29% выборки), женщины – 31 чел. (22,14% выборки); 25–30 лет: мужчины – 11 чел. (7,86% выборки), женщины – 6 чел. (4,29% выборки); 31–35 лет: мужчины – 7 чел. (5,0% выборки), женщины – 7 чел. (5% выборки); 36–40 лет: мужчины – 7 чел. (5,0%), женщины – 12 чел. (8,57%); 41–45 лет: мужчины – 7 чел. (5,0%), женщины – 13 чел. (9,29%); 46–50 лет: мужчины – 4 чел. (2,86% выборки), женщины – 1 чел. (0,71% выборки). В целом распределение по выборке составило 70 респондентов мужского пола (50% выборки) и 70 респондентов женского пола (50% выборки).

Уровень статистической значимости различий между выборками определялся с помощью t критерия Стьюдента (Т-Тест). Результаты статистической обработки по методике Томаса-Килманна (Тест на поведение в конфликтной ситуации) не обнаружили статистически значимых различий (α = 0,05) между выборками мужчин (n=70) и женщин (n=70), а так же между выборкой обучающихся (курсантов) (n=65) и действующих сотрудников (n=75). Результаты сравнительного анализа доминирующих типов поведения в конфликтной ситуации отражены на рисунках 1 и 2.

Результаты статистической обработки показали, что доминирующей стратегией поведения в конфликте и у мужчин-полицейских и у женщин-полицейских является стратегия компромисса. Однако у женщин она выражена незначительно больше чем у мужчин (разница в 0,35 балла в пользу женщин-полицейских).

На втором месте по степени выраженности, так же и у женщин-полицейских и у мужчин-полицейских оказалась стратегия сотрудничества. Опять, же результаты показали, что женщины-полицейские в незначительной степени (0,46 балла) склонны применять стратегию сотрудничества чаще, чем мужчины-полицейские.

На третьем месте по степени выраженности оказалась стратегия избегания, и опять же у женщин-полицейских она в незначительной степени превышает (0,21 балла) степень выраженности избегания у мужчин-полицейских.

На четвертом месте по частоте встречаемости стратегий поведения в конфликтной ситуации оказалась стратегия приспособления (уступка). При этом мужчины-полицейские в небольшой степени (0,10 балла) склонны чаще уступать в конфликтной ситуации, нежели женщины-полицейские.

Стратегия соперничества заняла последнее место по частоте встречаемости, при этом у мужчин-полицейских соперничество выражено значительнее сильнее (1,01 балла) чем у женщин-полицейских.

Рисунок 1. Сравнительный анализ доминирующих типов поведения в конфликтной ситуации у мужчин-полицейских и женщин-полицейских

Статистически значимых различий в стратегиях женщин-полицейских и мужчин-полицейских установлено не было.

Кроме того, при разделении выборки на обучающихся (курсанты и слушатели 4-5 курса очной формы обучения) (n=65) и действующих сотрудников полиции (n=75) статистически значимых различий так же не было установлено, а стратегии поведения в конфликте выражены в той же последовательности: стратегия компромисса => стратегия сотрудничества => стратегия избегания => стратегия приспособления => стратегия соперничества. При этом, важно отметить, что курсанты и слушатели очной формы обучения в незначительной степени склонны чаще применять стратегию соперничества (0,32 балла), по сравнению с действующими сотрудниками полиции. А вот сотрудники склонны чаще применять стратегию компромисса (0,82 балла).

Рисунок 2. Сравнительный анализ доминирующих типов поведения в конфликтной ситуации у обучающихся (курсантов) и действующих сотрудников полиции

Корреляционный анализ шкал между собой, а так же расчет корреляции между результатами по шкалам теста на определение типа поведения в конфликтной ситуации и результатами методик на коммуникативную агрессию и коммуникативную толерантность показал:

- слабую обратную корреляцию между стратегией соперничества и стратегией сотрудничества (- 0,20);

- умеренную обратную корреляцию со стратегией избегания (-0,33) и стратегией сотрудничества (-0,43);

- среднюю обратную корреляцию со стратегией приспособления (-0,60).

Так же была выявлена умеренная корреляция между стратегией соперничества и использованием себя как эталона (0,32).

Таким образом, можно сделать вывод, что в выборе доминирующей стратегии поведения в конфликте у сотрудников полиции ни фактор пола, ни фактор возраста не оказывают статистически значимое влияние. Приоритеты отданы неагрессивным стратегиям: компромисс (27% совокупной выборки); сотрудничество (22% совокупной выборки); избегание (20% совокупной выборки); приспособление (16% совокупной выборки). И только 15% от совокупной выборки респондентов в качестве доминирующей стратегии выбрали агрессивную стратегию соперничества (борьбы). При этом найденная корреляция стратегии соперничества с тенденцией использования себя как «эталона» определенным образом характеризует сотрудников-полиции, предпочитающих агрессивную стратегию в решении конфликтных ситуаций.

Корреляционный анализ факторов коммуникативной агрессивности выявил сильную корреляцию (0,77) с провокацией агрессии у окружающих. В зону средней корреляции попали факторы удовольствия от агрессии (0,67), спонтанная агрессия (0,61), расплата за агрессию (0,60), склонность к отраженной агрессии (0,55) и аутоагрессия (0,50).

В совокупности с приоритетным выбором «неагрессивных» стратегий поведения в конфликте, полученные результаты могут предположительно свидетельствовать о накоплении у сотрудников полиции психо-эмоционального напряжения (сдерживание агрессии). Соответственно, как только происходит малейший инцидент, провокация, то скопившаяся энергия прорывается наружу в форме спонтанной агрессии. В пользу этого предположения свидетельствует так же выявленная склонность к отраженной агрессии. Снятие психоэмоционального напряжения через агрессивный выплеск, психоэмоцональную разрядку приводит к получению удовольствия от агрессии, но в последствии сменяется переживаниями расплаты за агрессию (чаще всего чувством вины), а в случае невозможности своевременной разрядки психоэмоционального напряжения – скопившаяся энергия трансформируется в аутоагрессию. Этот же вывод подтверждается наличием умеренной отрицательной корреляционной связи (-0,30) между аутоагрессией и неспособностью переключать агрессию, а так же умеренной положительной корреляцией (0,34) между аутоагрессией и расплатой за агрессию. Умеренная отрицательная корреляция (-0,34) наблюдается так же между неспособностью тормозить агрессию и расплатой за агрессию. Иначе говоря, тяжелые переживания, связанные с пониманием необходимости расплаты за проявленную агрессию будут тем сильнее выражены, чем меньше способность затормозить вспышку агрессивного поведения. Соответственно, можно предположить, что неконтролируемое проявления агрессии будут так же связаны с расстройством волевого поведения, а конкретно с ослаблением тормозящей функции воли, в норме, отвечающей за самоконтроль.

Детального анализа заслуживает выявленная умеренная корреляция такого фактора как «неумение прощать ошибки» с двенадцатью из двадцати анализируемых параметров, а с двумя параметрами (желание сделать партнера удобным (0,51) и плохая приспособляемость (0,58)) выявлен средний уровень корреляции. Так, в частности, неумение прощать ошибки коррелирует с коммуникативной агрессивностью (0,49) и неумением скрывать свои чувства (0,49). Такие показатели как: категоричность и консервативность (0,44), непринятие чужой индивидуальности (0,38), стремление переделать партнера по общению (0,38), нетерпимость к дискомфорту в общении (0,36) в совокупности сигнализирует о достаточно низком уровне коммуникативной толерантности к партнеру по общению. Неспособность прощать ошибки так же коррелирует у сотрудников полиции со склонностью к спонтанной агрессии (0,33), провокацией агрессии (0,36) и отраженной агрессией (0,35). Данные результаты могут свидетельствовать о том, что сотрудники полиции достаточно легко могут быть вовлечены провокаторами в конфликтное взаимодействие, испытывая при этом вначале удовольствие от проявления агрессии, а потом чувство вины за проявленную агрессию.

Особо следует отметить выявленные корреляционные связи между плохой приспосабливаемостью к особенностям партнера по взаимодействию и принятием себя за эталон (0,41); желанием сделать партнера по общению удобным (0,45). Наличие корреляция между непринятием чужой индивидуальности и использованием себя как эталона (0,47) может объясняться специфичностью контингента, с которым приходится общаться сотрудникам полиции.

Так же следует отметить, что при анализе результатов был учтен уровень статистической значимости различий между выборками, который определялся с помощью t критерия Стьюдента (Т-Тест).

Статистически значимые различия (α = 0,05) между женщинами-полицейскими и мужчинами полицейскими были зафиксированы только по следующим аспектам: мужчины-полицейские в большей степени склонны заражаться агрессией толпы, и в меньшей степени переживают расплату за агрессию, нежели женщины-полицейские. Кроме того, мужчины-полицейские в большей степени категоричны и консервативны, а женщины-полицейскии в большей степени стремятся сделать партнера по общению «удобным». По всем остальным параметрам статистически значимых различий обнаружено не было.

В итоге можно сделать вывод, что проявление легитимной агрессии является неотъемлемой частью ежедневной служебной деятельности сотрудников полиции. Легитимная агрессия обусловливает обеспечение возможности осуществления правоохранительной деятельности в ситуациях угрозы безопасности граждан при постоянном взаимодействии с агрессивной антисоциальной и криминальной средой. Кроме того, проявление агрессии объясняется обязанностью применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в установленном законом порядке, а также необходимостью постоянной оперативной мобилизации и поддержания готовности к активным действиям в особых условиях служебной деятельности [11].

Результаты проведенного исследования показали, что на сознательном уровне сотрудники полиции, вне зависимости от пола и возраста (различия не достигают статистически значимого уровня различий) стремятся выбирать бесконфликтные стратегии поведения в конфликтных ситуациях (компромисс, сотрудничество, избегание, приспособление) и лишь 15% выбирают в качестве доминирующей стратегии – соперничество, борьбу, предполагающие повышенный уровень агрессии. Однако на уровне психоэмоционального состояния и внутренних переживаний сотрудники полиции ощущают себя «пружинной», вынужденной постоянно сдерживать сильнейшее психо-эмоциональное напряжение. В связи с этим, малейшего повода, малейшей провокации, в т.ч. за счет отражения агрессии, может стать достаточно для вспышки ярости и проявления спонтанной агрессии, от которой сотрудники полиции получают удовольствие, так как спонтанная агрессия позволяет выплеснуть переизбыток психоэмоционального напряжения. При этом важно понимать, что выплескивание спонтанное агрессии может произойти не только на объект, вызвавший эту агрессию, а и на тех, кто окажется «в зоне доступа», в том числе коллеги, родственники, друзья. Однако после этого, в большинстве случаев, происходит переживание ожидания расплаты за агрессию, в некоторых случаях чувство вины и / или аутоагрессия.

Категоричность, непринятие индивидуальности другого и выставление себя в качестве эталона может быть объяснено спецификой контингента общения (маргиналы, преступники, девианты) и выступать в качестве психологической защиты от преждевременного психоэмоционального выгорания.

Таким образом, агрессивный симтомокомплекс, понимаемый как совокупность показателей, характеризующих психо-эмоциональное состояние человека (состояние агрессии), ключевых характерологических черт его личности (агрессивность как интегральное свойство личности) и поведенческих паттернов (привычек применять элементы агрессивного поведения в определённой ситуации) является характеристикой человека как целостной системы. В связи с этим вопрос исследования уровня легитимности применения сотрудниками полиции физической силы, огнестрельного оружия и специальных средств может быть рассмотрен только в триединстве анализа конкретной ситуации (в т.ч. учета факторов, способных спровоцировать (фасилитаторы) и сдержать (ингибиторы) проявление агрессии), психоэмоционального состояния сотрудника полиции, а так же его личностных характеристик, обуславливающих особенности взаимодействия со специфическим контингентом.

Библиография
1.
Воробъева Л. А. Психологические факторы незаконного применения физической силы сотрудниками ОВД /Л. А. Воробъева// Психопедагогика в правоохранительных органах.2014. №2 (57). С. 27-29.
2.
Ичитовкина Е. Г. Прогнозирование риска формирования пограничных психических расстройств у полицейских / Е. Г. Ичитовкина, М. В. Злоказова, А. Г. Соловьев, М. М. Эпштейн // Вестник современной клинической медицины. – 2018. – Т. 11, вып. 4. – С.38–43.
3.
Карабанова О. Р. Влияние агрессивности и враждебности на социально-психологическую адаптацию курсантов военного вуза / О. Р. Карабанова, М. В. Повираева, М. Б. Нурумбетова // Военный научно-практический вестник. 2016. № 2 (5). С. 155-159.
4.
Колов С. А. Многофакторная модель деструктивного агрессивного поведения у ветеранов боевых действий / С.А. Колов // Вестник Санкт-Петербургского университета. Медицина. 2009. № 3. С. 72-77.
5.
Волконская Е. К. Агрессия: криминологические аспекты / Е. К. Волконская // Вестник Воронежского института МВД России. 2012. № 4. С. 52-59.
6.
Курбатова Т. Н. Структурный анализ агрессии / Т. Н. Курбатова //Б. Ананьев и ленинградская школа в развитии современной психологии.-СПб, 1995.-С. 27-28.
7.
Агаркова Е. В. Зависимость уровня агрессии и враждебности от типа темперамента и свойств нервной системы / Е.В. Агаркова, Л. И. Губарева, Е. В. Колодийчук, Л. С. Ермолаева // Медицинский вестник Северного Кавказа. 2014. Т.9. № 1. С. 38-42.
8.
Черепанова М. И. Профилактика аутоагрессии и суицидального риска у сотрудников ОВД / М.И. Черепанова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. 2014. № 14-2. С. 149-151
9.
Аммон Г. Динамическая психиатрия в ракурсах времени. К столетию со дня рождения. Перевод с немецкого Вида В.Д., под общей редакцией Н. Г. Незнанова, А. В. Васильевой. СПб. — М.: ИД «Городец», 2018. — 568 с.
10.
Антропова А. В. Немотвированная агрессия: норма или эксцесс / А. В. Антропова // Российская наука и образование сегодня: проблемы и перспективы. 2015. № 4 (7). С. 177-181.
11.
Василенко Т. Г. Сравнительный̆ анализ личностных особенностей̆ действующих и бывших сотрудников правоохранительных органов, совершивших криминально-агрессивные деяния / Т. Г. Василенко // Прикладная юридическая психология. 2018. – № 3 (44). – С. 123–132.
References
1.
Vorob''eva L. A. Psikhologicheskie faktory nezakonnogo primeneniya fizicheskoi sily sotrudnikami OVD /L. A. Vorob''eva// Psikhopedagogika v pravookhranitel'nykh organakh.2014. №2 (57). S. 27-29.
2.
Ichitovkina E. G. Prognozirovanie riska formirovaniya pogranichnykh psikhicheskikh rasstroistv u politseiskikh / E. G. Ichitovkina, M. V. Zlokazova, A. G. Solov'ev, M. M. Epshtein // Vestnik sovremennoi klinicheskoi meditsiny. – 2018. – T. 11, vyp. 4. – S.38–43.
3.
Karabanova O. R. Vliyanie agressivnosti i vrazhdebnosti na sotsial'no-psikhologicheskuyu adaptatsiyu kursantov voennogo vuza / O. R. Karabanova, M. V. Poviraeva, M. B. Nurumbetova // Voennyi nauchno-prakticheskii vestnik. 2016. № 2 (5). S. 155-159.
4.
Kolov S. A. Mnogofaktornaya model' destruktivnogo agressivnogo povedeniya u veteranov boevykh deistvii / S.A. Kolov // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Meditsina. 2009. № 3. S. 72-77.
5.
Volkonskaya E. K. Agressiya: kriminologicheskie aspekty / E. K. Volkonskaya // Vestnik Voronezhskogo instituta MVD Rossii. 2012. № 4. S. 52-59.
6.
Kurbatova T. N. Strukturnyi analiz agressii / T. N. Kurbatova //B. Anan'ev i leningradskaya shkola v razvitii sovremennoi psikhologii.-SPb, 1995.-S. 27-28.
7.
Agarkova E. V. Zavisimost' urovnya agressii i vrazhdebnosti ot tipa temperamenta i svoistv nervnoi sistemy / E.V. Agarkova, L. I. Gubareva, E. V. Kolodiichuk, L. S. Ermolaeva // Meditsinskii vestnik Severnogo Kavkaza. 2014. T.9. № 1. S. 38-42.
8.
Cherepanova M. I. Profilaktika autoagressii i suitsidal'nogo riska u sotrudnikov OVD / M.I. Cherepanova // Aktual'nye problemy bor'by s prestupleniyami i inymi pravonarusheniyami. 2014. № 14-2. S. 149-151
9.
Ammon G. Dinamicheskaya psikhiatriya v rakursakh vremeni. K stoletiyu so dnya rozhdeniya. Perevod s nemetskogo Vida V.D., pod obshchei redaktsiei N. G. Neznanova, A. V. Vasil'evoi. SPb. — M.: ID «Gorodets», 2018. — 568 s.
10.
Antropova A. V. Nemotvirovannaya agressiya: norma ili ekstsess / A. V. Antropova // Rossiiskaya nauka i obrazovanie segodnya: problemy i perspektivy. 2015. № 4 (7). S. 177-181.
11.
Vasilenko T. G. Sravnitel'nyĭ analiz lichnostnykh osobennosteĭ deistvuyushchikh i byvshikh sotrudnikov pravookhranitel'nykh organov, sovershivshikh kriminal'no-agressivnye deyaniya / T. G. Vasilenko // Prikladnaya yuridicheskaya psikhologiya. 2018. – № 3 (44). – S. 123–132.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

На рецензирование представлена работа на тему: «Агрессивный симптомокомплекс (агрессия, агрессивность и агрессивное поведение) в профессиональной деятельности полицейских»
Авторы исследования, актуализируя рассматриваемую проблему, отмечают, что по результатам опросов сотрудники полиции считают, некоторые служебные задачи невозможности решать без применения физической силы. В научной статье тщательно ранжируются такие задачи, к которым авторы относят, прежде всего: пресечение оказываемого сотруднику полиции сопротивления (58,3% случаев); задержание лица, застигнутого при совершении преступления против жизни, здоровья или собственности и пытающегося скрыться (57,2% случаев); пресечение беспорядков, совершаемых большой группой лиц, (42,8% случаев); доставление задерживаемых лиц в органы внутренних дел, когда они своим поведением дают основания полагать, что могут совершить побег, причинить вред окружающим или себе, оказывают противодействие сотруднику полиции (40,7% случаев).
Интересным моментом в социологической «архитектуре» статьи является перечисление причин необоснованного применения физической силы сотрудниками: невысокий уровень саморегуляции и волевых качеств (35,3%); повышенную конфликтность (31,3%); неумение быстро устанавливать контакт с разными категориями граждан, создавать и поддерживать деловые отношения (31,1 %); недостаточную профессиональную мотивацию (30,9%); усталость, переутомление (25,2%); неспособность оказывать различного рода правомерное психологическое воздействие на людей при решении оперативно-служебных задач (24,5%); нежелание проявлять терпимость (17,4%); проблемы в семье (14,5%).
Таким образом, авторы вскрывают на основе рефлексии и самонаблюдения сотрудников объективные причины, обуславливающие агрессивный паттерн поведения. В своем исследовании авторы затрагивают проблему развития патологической агрессии у сотрудников полиции из-за перенесенных травм, жизненных обстоятельств, заболеваний.
Предметом исследования является изучение так называемого «агрессивного симптомокомплекса», в который включаются психоэмоциональное состояние, агрессивность как свойство и агрессивное поведение. Авторы вводят в научный оборот понятие агрессивного симптомокомплекса и подразумевают под ним совокупность показателей, характеризующих психоэмоциональное состояние человека (состояние агрессии), ключевых характерологических черт его личности (агрессивность как интегральное свойство личности) и поведенческих паттернов (моделей поведения, привычек применять элементы агрессивного поведения в определённой ситуации). В своей концепции авторы разграничивают понятия «агрессивности», «агрессивного поведения» и «агрессии». Осуществляя подробный анализ указанных категорий, авторы апеллируют к мнению как отечественных, так и зарубежных исследователей проблем агрессии.
Таким образом, в статье достаточно широко представлена теоретическая разработанность проблемы. Экспериментальной базой исследования стал Владивостокский Филиал Дальневосточного юридического института МВД России. В выборку вошли 140 сотрудников полиции с различной половой принадлежностью и возрастной группой, что является важным репрезентативным критерием. Основная задача, которая ставилась авторами – изучение уровня агрессии, агрессивности и агрессивного поведения действующих сотрудников на определенной выборке.
Основной методологической платформой стали следующие методы исследования: тест на поведение в конфликтной ситуации Томаса-Килманна; методика диагностики коммуникативной агрессивности В.Бойко и методика диагностики коммуникативной толерантности В. Бойко. В качестве математического критерия обработки результатов проведенного исследования использовался Т-критерий Стюдента и методика Томаса-Килманна. Результаты статистической обработки показали, что доминирующей стратегией поведения в конфликте и у мужчин-полицейских и у женщин-полицейских является стратегия компромисса. Однако у женщин она выражена незначительно больше, чем у мужчин. На втором месте по степени выраженности, так же и у женщин-полицейских и у мужчин-полицейских оказалась стратегия сотрудничества. На третьем месте по степени выраженности оказалась стратегия избегания, и опять же у женщин-полицейских она в незначительной степени превышает. На четвертом месте по частоте встречаемости стратегий поведения в конфликтной ситуации оказалась стратегия приспособления. Стратегия соперничества заняла последнее место по частоте встречаемости.
Вывод исследования, адекватен замыслу, методикам и задачам. Выбор литературных источников соответствует содержанию работы. Работа будет интересна психологам органов внутренних дел в целях построения дальнейшей работы и стратегии на снижение побочных эффектов от необоснованного применения физической силы и огнестрельного оружия сотрудниками полиции.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"