Статья 'Переопределяя этику: о внутренней этике и этическом поступке' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Переопределяя этику: о внутренней этике и этическом поступке

Крючков Кирилл Сергеевич

Преподаватель, кафедра психотерапии и психологического консультирования, Московский институт психоанализа

107031, Россия, г. Москва, ул. Петровка, 17, с4, оф. 69

Kryuchkov Kirill Sergeevich

Educator, the department of Psychotherapy and Counseling Psychology, Moscow Institute of Psychoanalysis

107031, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Petrovka, 17s4, of. 69

kkryuchkov@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8701.2022.1.36568

Дата направления статьи в редакцию:

02-10-2021


Дата публикации:

17-02-2022


Аннотация: Данная теоретическая статья направлена на конкретизацию и анализ этики, в том числе психологической этики как понятия личностного и собственно психологического. Автор подразделяет этику на категории внутренней и внешней этики. Внешняя этика есть по мысли автора «внешние» по отношению к человеку как субъекту деятельности нормы и правила, обычно закрепленные во «внешних» источниках – законах, кодексах, сводах правил. Внутреннюю этику составляет этическая установка (этическое отношение) и этический поступок. При этом именно поступок есть то, через что этика проявляется «во вне». " Этический поступок есть проявление надситуативной активности (по В.А. Петровскому), так как ставит человека в субъектную позицию, позицию «причины своих действий», не вписывается в рамки здесь-и-сейчас целеполагания или удовлетворения непосредственно данного мотива, выходит за рамки базовых «требований ситуации». Промежуточным, опосредующим звеном между установкой (отношением) и установкой автор полагает переживание, поскольку оно связывает знания об этических правилах, представленность этических правил у человека (внешнюю этику) этические «установки» как компонент внутренней этики, то самое «отношение к себе и миру» и, собственно, этическое действие. В качестве направления дальнейших исследований автор предполагает теоретическую и эмпирическую разработку как концепций внутренней этики и этического поступка (в том числе, их связи с другими этическими и внутриличностными конструктами – моралью, мотивацией и др), так и концепции переживания как опосредования внутреннего во внешнее.


Ключевые слова: этика, психологическая этика, внутренняя этика, этический поступок, надситуативная активность, переживание, неадаптивная активность, отношение к миру, отношение к себе, этическая установка

Работа выполнена в рамках гранта РФФИ "Аспиранты". Проект №: 20-313-90031

Abstract: This theoretical article is aimed at concretization and analysis of ethics, including psychological ethics as a concept of personal and psychological concept. The author subdivides ethics into internal and external. The latter, in the author’s opinion, is the “external” norms and rules in relation to the actor (an individual), which are usually reflected in such external sources as laws, codes, codes of conduct. Internal ethics consists of the ethical attitude and ethical behavior. At the same time, ethics manifests to the “outer world” through the act. Ethical behavior is a manifestation of suprasituative activity (according to V. A. Petrovsky), since it puts a person in a subjective position, i.e "the cause of the own actions", neither fits into the framework of “here-and-now” goal setting nor satisfaction of the motive, goes beyond the boundaries of the basic "criteria of the situation". The experience is viewed as a mediating link between the attitude and the frame of mind, since it connects the knowledge of ethical rules, person’s representation of ethical rules (external ethics), and ethical "attitudes" as a component of internal ethics, the “attitude to oneself and the world" – the ethical behavior. As a vector for further research, the author suggests theoretical and empirical development of the concepts of internal ethics and ethical behavior (including their connection with other ethical and intrapersonal constructs – morality, motivation, etc.), as well as the concept of experience as a mediation of the inner into the outer.



Keywords:

attitudes toward the World, non-adaptive activity, experiencing, oversituational activity, ethical deed, internal ethics, psychological ethics, ethics, attitude toward oneself, ethical attitude

Как справедливо отмечают авторы, пишущие об этике, вопросы психологической этики, несмотря на их безусловную актуальность, получают довольно слабое освещение в отечественной психологической литературе (см, напр.: Крючков, 2018; Захарова, Гаранян, Сорокова, 2020). При этом необходимо отметить то, что как в отечественной, так и в западной литературе, посвященной психологической этике, не так уж часто рефлексируется собственно природа этики. Некоторые авторы (см. Proctor, C, 2018; Proctor G., 2017) проводят философский или социально-политический анализ феномена психологической этики, но все же зачастую этика определяется через систему норм и правил, «кодексов», которым стоит следовать (см. Крючков, 2020).

Схожей является ситуация и в отечественной психологии, где этика чаще всего также определяется как система «этических норм», как «свод правил о приемлемых и неприемлемых формах поведения в профессиональном контексте» (см. Шаболтас, 2012), как механизм регулирования профессиональных отношений (см. Гарбер, 2014). Удивительно, что одна из немногих (чуть ли не единственная) отечественная работа, посвященная эмпирическому исследованию психологической этики собственно определения этики как психологического явления не содержит (см. Захарова, Гаранян, Сорокова, 2020), притом, что предметом изучения являются этические убеждения практиков, собственно понятие этики не раскрывается и не анализируется.

Можно сказать, что этика остается для значительного числа исследователей как бы «вещью в себе», как бы подразумеваемой или заведомо «предданной». Раскрывается это понятие через внешнюю форму его проявления или, если быть точным, фиксации – кодексы и правила. В данной работе мы ставим своей целью проанализировать именно внутреннюю психологическую структуру этики.

Этика «внешняя» и «внутренняя»

Первый водораздел происходит по месту «расположения» этики как системы «норм» или «правил». Как подмечают многие авторы (см., напр.: Alphin, 2005), этическое поведение зачастую основано на следовании некоторому «внешнему» авторитету. В качествен данного «внешнего» авторитета могут выступать «кодексы, нормы, своды правил». Почему мы называем данные нормы «внешними»? Они являются «внешними» по отношению к субъекту деятельности – человеку. Этические нормы как бы «закреплены» на «внешних» носителях/источниках. При этом, разумеется, часть норм как бы «интериоризируются», как это происходит, скажем, с точки зрения классической теории морали Л. Колберга при переходе от уровня конвенциональной морали на уровень пост-конвенциональной морали, от следования социальным установкам и социального контракта вырабатывается собственно личная совесть и мораль (см., напр. Анцыферова, 1999; Hedl et. al., 2005).

Вместе с тем, как показывает исторический опыт, собственно «внешняя этика» является недостаточным условием и ни в коем случае не гарантией собственно этичного поведения людей (см., напр.: Pope, 2016; Крючков, 2018, 2020). Как известно из юриспруденции, нормы представляют собой правила поведения людей, их групп в общественной жизни (см., напр.: Клишас (ред.), 2019), правило или мера должного поведения (Марченко, 2015). А правила, как известно, далеко не всегда соблюдаются, самого существования правил недостаточно для их соблюдения

Итак, важным фактором является этика внутренняя . Как указывают некоторые авторы (см., напр.: Allphin, 2005) «идеальное» этическое решение базируется на следовании внешнему авторитету, однако далеко не всегда случаются ситуации с четким и единственно верным ответом. В таком случае профессионалу требуется некоторый внутренний авторитет, внутреннее качество, которое позволяет ставить под вопрос и сомневаться в правилах, решениях, исходить из уважения к другим и ненанесения вреда. А порою, как в случае с отчетом Хоффмана и само понятие «вреда» неочевидно. То есть для принятия решения необходим некий внутренний этический компонент.

Так, например, обсуждая проблему лицензирования и регулирования психотерапевтической профессии, ряд авторов отмечают, что протест и сопротивление вызывают не сами нормы как таковые. Для профессионалов важна релевантность данных норм сути профессии и самому сообществу. Проблема не в том, что вводятся кодексы, но то, что мнение сообщества не учитывается, а также то, что нормы не соответствуют принципам самих специалистов (см., напр.: Younger, 2017; Tudor, 2011, 2017). На примере анализа этического кодекса Канадской психологической ассоциации Clark (2012) показывает, насколько важно то, что в кодексе дана возможность выбора с опорой на внутренние ценности, а не только следования списку правил. Однако, как отмечает данный автор, даже канадский кодекс не идеален. Указанный кодекс предлагает ранжирование ценностей (из пяти), на которое следует опираться. Clark также указывает, что предложенное ранжирование (сделанное на основе экспертных оценок) может быть не всегда релевантно представителям разных культур (даже в пределах одной страны). Как пример более удачного кодекса он приводит «Универсальную декларацию этических принципов психолога: культурно-чувствительную модель для создания и оценки этического кодекса» (The Universal Declaration of Ethical Principles for Psychologists: A Culture-Sensitive Model for Creating and Reviewing a Code of Ethics). Данная модель помимо свода правил также приводит перечень «ценностей», с опорой на которые психолог может принять решение. Однако в данном случае модель не предлагает никакого ранжира ценностей, давая большую свободу выбора специалисту (ibid.).

Итак, важны не только сами правила, но и «внутренний компонент» этики. Далее мы рассмотрим составляющие внутренней этики.

Этический поступок и этическая установка

Анализируя собственно психологическую структуру этики, стоит отметить, что это также не единая структура. Многие авторы (см., напр.: Allphin, 2005; Starc, 2017) отмечают, что важным компонентом этики является «этическая установка».

Этическая установка опирается не только и не столько на законы и правила (регуляции), но включает собственный внутренний процесс осознавания, опыта, решения дилемм, включает в себя сознательный и бессознательный уровни (Starc, 2017). По сути своей этическую установку возможно определить как внутреннее позиционирование человека, отношение его к себе и миру в категориях этики. Это «на том стою и не могу иначе» каждого субъекта.

Вместе с тем, принципиально, что этическая установка зачастую не «дана» человеку и тем более не дана наблюдателю. Невозможно непосредственно «увидеть» установку per se. То, что возможно увидеть, есть этическое действие или этический поступок.

Этический поступок как надситуативная активность

Согласно А.Г. Асмолову (2007) поступок включает в себя отношение к себе и к миру. Поступок – это всегда движение в социальной системе координат. Поступок не есть простое действие. Как указывает С.Л. Рубинштейн: Поступок – это действие, которое воспринимается и осознается действующим субъектом как общественный акт, как проявление субъекта, которое выражает отношение человека к другим людям (Рубинштейн, 2000). Отличие поступка от обычного действия по Рубинштейну в том, что действие становится поступком, когда осознается самим действующим субъектом в своем воздействии на других людей, на свои взаимоотношения с ними. Именно в поступке и выражается в наблюдаемой форме этическое отношение, суть, этическая установка «как она есть» (а не как о ней «говорится»). Стоит отметить, что поступок не всегда включает в себя рефлексию, но выражает подлинную этическую установку, осознаваемую человеком или нет. И поскольку этика диалогична, поскольку она существует лишь в системе взаимоотношений Я – Другой (и даже в гипотетических примерах этических отношений к самому себе, скажем, в вопросе о самоубийстве, сам человек выступает в обеих ипостасях как сам-себе-другой), то не просто действие или операция есть этическое действие, но лишь поступок или деяние. В настоящей работе мы не ставим целью строго отделить поступок от деяния. Для наших конкретных целей укажем лишь, что деяние на наш взгляд есть поступок, но воспринимаемый «со стороны». Поступок человека становится «деянием» (и подвергается оценке) в глазах других людей или «Другого» в принципе (само-оценке). Однако говоря про этическое действие, этический поступок в рамках настоящей статьи мы подходим безоценочно (не говоря о «хороших и плохих» поступках). Нас скорее интересует этическое действие per se.

Вместе с тем, можно ли сказать, что всякое действие, связанное с этическими нормами или правилами, есть поступок? Нет. В том случае, когда ситуация является условно «простой» и не требует решения , когда не затрагиваются собственно этические установки человека, нет рубинштейновского «соотнесения с взаимоотношениями», а действие является скорее нерефлексивным «автоматизмом» о поступках речь не идет. Однако, как указывали вышеприведенные авторы (и многие другие), далеко не все ситуации являются этически «простыми». Вот именно в таких ситуациях, когда внутренняя этика активируется, хочет того человек или нет, когда возникает необходимость принятия решения , возникает ситуация этического поступка и подлинного соприкосновения с внутренней этикой человека.

Не стоит придумывать какие-либо катастрофические примеры, иллюстрирующие приведенный тезис. Достаточно часто встречаемая на практике ситуация – отсутствие денег у клиента – требует принять решение, редко прописанное в каких-либо кодексах, как продолжать работу или не продолжать. И даже если (представим себе) кодекс эксплицитно запрещает нам работать задаром, в долг или снижать цену, то для принятия личного решения требуется совершить определенное усилие – этический поступок (многие коллеги, например, предоставляют бесплатные сессии или сессии по сниженной цене для успешного завершения терапии, насколько нам известно, кодексы большинства отечественных профессиональных сообществ не регулируют этот вопрос, следовательно можно говорить о «выработке» внутренней этики).

На наш взгляд этический поступок есть надситуативное действие (см. Петровский, 2010). Такой поступок безусловно ставит человека в субъектную позицию, позицию «причины своих действий». Он не вписывается в рамки здесь-и-сейчас целеполагания или удовлетворения непосредственно данного мотива. Более того, такой поступок явно выходит как за рамки базовых «требований ситуации» (если для примера говорить про психотерапевтическую ситуацию) и далеко не всегда соотносится с изначальной целью деятельности.

Важно отметить, что мы не даем оценок этическому поступку. Такой поступок может быть затем оценен наблюдателями как негативный (как в случае с кейсом Хоффмана), так и позитивно. В случае с кейсом Хоффмана (см. Крючков, 2020; Hoffman, 2015, стр. 9) изначальной целью деятельности было улучшение имиджа психологической профессии и укрепление профессиональных связей с военными. Однако, в ходе осуществления деятельности фигуранты данного случая приняли ряд решений, которые можно отнести к этическим поступкам (в данном случае оцениваемым как неэтичные). То есть поднявшись над первоначальной целью приняли решение поступить определенным образом – например, сузить этические рамки и определение «пыток». Это этическое решение. Решение принимать клиента безденежно или не принимать вовсе – также этическое решение. Такие решения неадаптивны в смысле удовлетворения «здесь-и-теперь» потребности, хотя они и сонаправленны цели деятельности, но не тождественны.

Можно возразить, что в случае с кейсом Хоффмана действие соотносится с изначальной мотивацией. Однако, на наш взгляд, изменение этических правил и кодексов, особенно столь кардинальным образом, требует определенного внутреннего отношения, которое, будучи отрефлексированным или нет, проявляется в подобных поступках. Нельзя сказать, что это операция или обыденное действие.

Итак, этический поступок есть социальное действие, в котором проявляется отношение субъекта к себе и миру (то есть, этическая установка), который является единственно-наблюдаемым актом, на основании которого возможно судить собственно о внутренней этики личности и об этической установке личности. Этический поступок всегда надситуативен, так как он никогда не рядоположен ситуации, а выходит за ее пределы и вынуждает человека становиться носителем свободной причинности (см. Петровский, 2010) или, иными словами, становиться субъектом своей деятельности.

Несколько слов о переживании как связующем звене между деятельностью и установкой (или сознанием и бытием)[1]

Л.С. Выготский писал: «В переживании, следовательно, дана, с одной стороны, среда в отношении ко мне, в том, как я переживаю эту среду; с другой – сказываются особенности развития моей личности. В моем переживании сказывается то, в какой мере все мои свойства, как они сложились в ходе развития, участвуют здесь в определенную минуту» (Выготский, 1982).

В.А. Петровский (2010, с. 71-72) пишет: «Есть, согласимся, разница между приписыванием себе причинности (атрибуция субъектности) и проявлением себя как причины, что непосредственно переживается субъектом в момент действования».

Еще раньше Ф.Е. Василюк (1984, с. 30) писал: «Переживание понимается нами как особая деятельность, особая работа по перестройке психологического мира, направленная на установление смыслового соответствия между сознанием и бытием, общей целью которой является повышение осмысленности жизни».

Предположим, мы опросили нескольких человек – «Возвращаете ли вы долги». Значительная часть людей, вероятно, ответит утвердительно. Предположим, мы одолжили некоторую сумму денег в долг нескольким людям. Кто-то долг к обозначенному сроку вернул, кто-то – нет. Если опросить тех, кто вернул долг, спросить «а почему, собственно, вы решили долг вернуть», то, наверняка, помимо «внешних» причин вроде правил «долги надо всегда возвращать», услышим нечто вроде «если не верну, то совесть же заест ». Вот это «совесть заест» по сути и является этическим переживанием.

Как любое переживание оно несводимо ни к когнитивным функциям (ведь совесть именно буквально «заест», на уровне ощущений), ни к чистым ощущениям, ни к чистому эмоциональному компоненту, оно является чем-то феноменологически – схватываемым (буквально, через технику, например, фокусирования, Ю. Джендлина). Именно переживание связывает знания об этических правилах, представленность этических правил у человека (внешнюю этику) этические «установки» как компонент внутренней этики, то самое «отношение к себе и миру» и, собственно, этическое действие. Поступок, а в нашем случае этический поступок он всегда переживается.

Другой иллюстрацией вышесказанного тезиса может являться феномен горькой конфеты. Дети в данном случае именно переживают свой поступок, несовпадение мотивов (присущее, к слову сказать, любой этической ситуации).

При этом, во всех приведенных ситуациях (и у всех выше процитированных авторов) переживание и личностно, и социально. Оно включает в себя и ситуацию, и среду.

Поступок не выражает отношение, установку подобно чтению по бумажке. Отношение, установка, опосредуются переживанием.

Таким образом, переживание, как компонент, опосредующий содержания сознания при их переходе во внешнюю деятельность с одной стороны и конкретно – этическое переживание, являются предметом дальнейшего изучения как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях.

Заключение

В настоящей работе автор развил концепцию внешней и внутренней этики, конкретизировав и углубив понятие внутренней этики.

Внешняя этика определяется автором, как этика, закрепленная во внешних по отношению к человеку источниках – кодексах, сводах правил.

К внутренней этике автор отнес этическую установку или внутреннее этическое отношение человека и этический поступок.

Этический поступок, определяемый автором в соответствии с понятием поступка, введенным А.Г. Асмоловым, как всегда социальное действие, в котором заключено отношение к миру, к другим людям, по мысли автора является единственным «внешне наблюдаемым» проявлением внутренней этики. Вне зависимости от того, рефлексируется ли человеком этическая установка или нет, ее зримые проявления заключаются в этических поступках.

При этом, этический поступок всегда надситуативен, он всегда ставит человека в субъектную позицию как «носителя собственной причинности» и несводим к конкретной цели деятельности и удовлетворению здесь-и-сейчас потребности.

Автор также предпринял начальную попытку анализа переживания как опосредующего звена между собственно ненаблюдаемыми компонентами внутренней этики, этической установкой, внешней этикой, воспринятой человеком (правилами) и собственно этическим действием, поступком. По мысли автора переживание в целом является звеном, связующим сознание и деятельность, опосредующее компоненты сознания при их проявлении в деятельности, и в этических поступках это проявление наиболее очевидно.

Дальнейшими направлениями исследований по данной теме автор видит теоретическую и эмпирическую разработку как концепций внутренней этики и этического поступка (в том числе, их связи с другими этическими и внутриличностными конструктами – моралью, мотивацией и др), так и разработку концепции переживания как опосредования внутреннего во внешнее.

[1] Данный параграф обязан своим появлением зафиксированному лишь в социальных сетях диалогу между В.А. Петровским и И.М. Шмелевым, поэтому невозможно поставить формальную ссылку, но идеей автор обязан данным коллегам.

Библиография
1.
Анцыферова Л. И. Связь морального сознания с нравственным поведением человека (по материалам исследований Лоуренса Колберга и его школы) // Психологический журнал. 1999. Т. 20. No3. С.5-17.
2.
Асмолов А.Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека. М.: Смысл. 2007-526 с.
3.
Василюк Ф.Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций. М.: Издательство Московского университета, 1984.
4.
Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. 1. Вопросы теории и истории психологии. М.: Педагогика, 1982. 488 с.
5.
Гаранян Н.Г., Захарова Ю.В., Сорокова М.Г. Этические установки российских психологов-консультантов: область разногласий и потенциальных конфликтов // Консультативная психология и психотерапия. 2020. Том 28. № 1. С. 87–112. doi:10.17759/cpp.2020280106
6.
Гарбер И. Этика психотерапии и психологического консультирования в России: постановка проблемы // Теория и практика психотерапии. 2014. Т. 1. № 1. С. 96—100.
7.
Клишас А.А. (ред.) Теория государства и права : учебник / Российский университет дружбы народов, Юридический институт; под ред. д.ю.н., проф. А.А. Клишаса. – М.: Статут, 2019.
8.
Крючков К.С. Как же сделать практическую психологию этичной? Или об этике внешней и этике внутренней // Психология и психотехника. 2018. № 3. С. 49—57. doi:10.7256/2454-0722.2018.3.26603
9.
Крючков К.С. Отчет Хоффмана: психологи и пытки. Этический урок для психологов // Консультативная психология и психотерапия. 2020. Том 28. № 1. С. 148–165. doi:10.17759/cpp.2020280109
10.
Марченко М.Н. Теория государства и права. Учебник. 2-е изд. М.: Издательство «Проспект», 2015. 765 с.
11.
Петровский В.А. Человек над ситуацией. – М.: Смысл, 2010. – 559 с.
12.
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии СПб: Издательство "Питер", 2000
13.
Шаболтас А.В. К обсуждению проекта этического кодекса российского психологического общества // Вестник СПбГУ. Серия 16: Психология. Педагогика. 2012. №2.
14.
Allphin, C. (2005). An ethical attitude in the analytic relationship. Journal of Analytical Psychology, 50(4), 451-468.
15.
Clark, C. M. (2012). Individual moralities and institutional ethics: Implications for the Canadian Code of Ethics for Psychologists. Psychotherapy and Politics International, 10(3), 187-204.
16.
Hedl J. et. al. (2005). «Improving the Moral Reasoning of Allied Health Students». Journal of Allied Health 34 (2): 121—122.
17.
Hoffman, D. H. et. al. (2015). Report to the special committee of the Board of Directors of the American Psychological Association: Independent review relating to APA ethics guidelines, national security interrogations, and torture. Sidley Austin LLP.
18.
Pope, K. S. (2016). The code not taken: The path from guild ethics to torture and our continuing choices. Canadian Psychology/Psychologie canadienne, 57(1), 51.
19.
Proctor, C. Virtue Ethics in Psychotherapy: A Systematic Review of the Literature // International Journal of Existential Psychology and Psychotherapy. 2018. Vol. 8. №1. P. 1-22.
20.
Proctor, G. The dynamics of power in counselling and psychotherapy: Ethics, politics and practice. London: PCCS books, 2017. 240 p.
21.
Starc, M. (2017). Ethics and the ethical attitude. Jung Journal, 11(1), 47-52.
22.
Tudor, K. (Ed.). (2017). Pluralism in Psychotherapy: Critical Reflections from a Post-regulation Landscape. Resource Books.
23.
Tudor, K. (2011). The question of regulation and registration. The turning tide: Pluralism and partnership in psychotherapy in Aotearoa New Zealand, 129-158.
24.
Younger G. (2017) The baby and the bathwater: psychodynamic psychotherapy and regulation in: Tudor, K. (Ed.). (2017). Pluralism in Psychotherapy: Critical Reflections from a Post-regulation Landscape. Resource Books.
References
1.
Antsyferova L. I. Svyaz' moral'nogo soznaniya s nravstvennym povedeniem cheloveka (po materialam issledovanii Lourensa Kolberga i ego shkoly) // Psikhologicheskii zhurnal. 1999. T. 20. No3. S.5-17.
2.
Asmolov A.G. Psikhologiya lichnosti: kul'turno-istoricheskoe ponimanie razvitiya cheloveka. M.: Smysl. 2007-526 s.
3.
Vasilyuk F.E. Psikhologiya perezhivaniya: analiz preodoleniya kriticheskikh situatsii. M.: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 1984.
4.
Vygotskii L.S. Sobranie sochinenii v 6-ti tomakh. T. 1. Voprosy teorii i istorii psikhologii. M.: Pedagogika, 1982. 488 s.
5.
Garanyan N.G., Zakharova Yu.V., Sorokova M.G. Eticheskie ustanovki rossiiskikh psikhologov-konsul'tantov: oblast' raznoglasii i potentsial'nykh konfliktov // Konsul'tativnaya psikhologiya i psikhoterapiya. 2020. Tom 28. № 1. S. 87–112. doi:10.17759/cpp.2020280106
6.
Garber I. Etika psikhoterapii i psikhologicheskogo konsul'tirovaniya v Rossii: postanovka problemy // Teoriya i praktika psikhoterapii. 2014. T. 1. № 1. S. 96—100.
7.
Klishas A.A. (red.) Teoriya gosudarstva i prava : uchebnik / Rossiiskii universitet druzhby narodov, Yuridicheskii institut; pod red. d.yu.n., prof. A.A. Klishasa. – M.: Statut, 2019.
8.
Kryuchkov K.S. Kak zhe sdelat' prakticheskuyu psikhologiyu etichnoi? Ili ob etike vneshnei i etike vnutrennei // Psikhologiya i psikhotekhnika. 2018. № 3. S. 49—57. doi:10.7256/2454-0722.2018.3.26603
9.
Kryuchkov K.S. Otchet Khoffmana: psikhologi i pytki. Eticheskii urok dlya psikhologov // Konsul'tativnaya psikhologiya i psikhoterapiya. 2020. Tom 28. № 1. S. 148–165. doi:10.17759/cpp.2020280109
10.
Marchenko M.N. Teoriya gosudarstva i prava. Uchebnik. 2-e izd. M.: Izdatel'stvo «Prospekt», 2015. 765 s.
11.
Petrovskii V.A. Chelovek nad situatsiei. – M.: Smysl, 2010. – 559 s.
12.
Rubinshtein S.L. Osnovy obshchei psikhologii SPb: Izdatel'stvo "Piter", 2000
13.
Shaboltas A.V. K obsuzhdeniyu proekta eticheskogo kodeksa rossiiskogo psikhologicheskogo obshchestva // Vestnik SPbGU. Seriya 16: Psikhologiya. Pedagogika. 2012. №2.
14.
Allphin, C. (2005). An ethical attitude in the analytic relationship. Journal of Analytical Psychology, 50(4), 451-468.
15.
Clark, C. M. (2012). Individual moralities and institutional ethics: Implications for the Canadian Code of Ethics for Psychologists. Psychotherapy and Politics International, 10(3), 187-204.
16.
Hedl J. et. al. (2005). «Improving the Moral Reasoning of Allied Health Students». Journal of Allied Health 34 (2): 121—122.
17.
Hoffman, D. H. et. al. (2015). Report to the special committee of the Board of Directors of the American Psychological Association: Independent review relating to APA ethics guidelines, national security interrogations, and torture. Sidley Austin LLP.
18.
Pope, K. S. (2016). The code not taken: The path from guild ethics to torture and our continuing choices. Canadian Psychology/Psychologie canadienne, 57(1), 51.
19.
Proctor, C. Virtue Ethics in Psychotherapy: A Systematic Review of the Literature // International Journal of Existential Psychology and Psychotherapy. 2018. Vol. 8. №1. P. 1-22.
20.
Proctor, G. The dynamics of power in counselling and psychotherapy: Ethics, politics and practice. London: PCCS books, 2017. 240 p.
21.
Starc, M. (2017). Ethics and the ethical attitude. Jung Journal, 11(1), 47-52.
22.
Tudor, K. (Ed.). (2017). Pluralism in Psychotherapy: Critical Reflections from a Post-regulation Landscape. Resource Books.
23.
Tudor, K. (2011). The question of regulation and registration. The turning tide: Pluralism and partnership in psychotherapy in Aotearoa New Zealand, 129-158.
24.
Younger G. (2017) The baby and the bathwater: psychodynamic psychotherapy and regulation in: Tudor, K. (Ed.). (2017). Pluralism in Psychotherapy: Critical Reflections from a Post-regulation Landscape. Resource Books.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
«Переопределяя этику: о внутренней этике и этическом поступке»

Предмет исследования – внутренняя этика и этический поступок.
Заявленный предмет отражен и в цели, которую заявляет автор - целью проанализировать именно внутреннюю психологическую структуру этики.
Но рекомендуется название статьи заменить на более конкретное, отражающее проблемное поле исследования. После прочтения статьи остаётся вопрос – какую проблему освещает автор и какие пути решения предлагает?
Методология исследования – построена на традиционном подходе и на основе аналитического подхода, характерном для исследований в теоретическом поле.
Автор применяет обзор литературы, методы исследования различных источников данных, а также анализ и синтез, и интерпретацию данных.
Эмпирическое исследование в работе не предусмотрено. Между тем оно могло бы стать качественным подкреплением предмета исследования.
Таким образом, методология представленного исследования вызывает вопросы. Непонятно, над какой проблемой работает автор – представление собственной концепции, сравнение подходов разных научных школ, ретроспективный анализ изменения представлений об этике и этическом поступке?
Актуальность представленной статьи не взывает сомнения. Во-первых, увеличение деятельности человека в условиях неопределенности и принятие им решений на основе субъективных данных требует основы в виде этических конструктов. Во-во-вторых, в связи с повышением интереса к роли личности в деятельности всё чаще возникает вопрос о том, что должно быть ключевым при принятии решений – этика или результат в обход этических смыслов.
Научная новизна исследования не обозначена автором и не прослеживается в статье. По сути она является обзором различных точек зрения на проблемы этики.
Стиль, структура, содержание
Работа имеет традиционную структуру – введение, основная часть с обзором литературы и представлением выводов.
В основной части рекомендуется представить наглядные материалы. Это можно сделать в виде сравнительных таблиц с описанием разных подходов, в виде рисунков, отражающих хронология в изменении представлений об этике и т.д.
В заключении статьи представлены выводы о результатах исследования. И здесь появляется конструкт, который не описан в основной части статьи – переживания человека.
Стиль работы соответствует требованиям, предъявляемым к научным публикациям.
Библиография насчитывает 24 литературных источников, в том числе на английском языке. Это статьи в журналах по близкой и смежной тематике, материалы конференций, монографии. Материалы очень обширные и отражают тему исследования.
Апелляция к оппонентам – статья может вызвать интерес и с прикладной, и с теоретической точки зрения при устранении замечаний. Во-первых, необходимо описать проблемное поле исследования и авторскую точку зрения по вопросы решения данной проблемы. Во-вторых, важно добавить эмпирический блок. В-третьих, методологию статьи необходимо выстроить в русле исследовательского подхода – сравнение, ретроспектива, представление авторского конструкта или иное?
Выводы, интерес читательской аудитории. Статья в данной тематике в перспективе может быть интересна для разного круга читателей – от психологов и педагогов, до преподавателей психологии, философии и социологии.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"