Статья 'Специфика образа партнера по общению в интернете и в реальной жизни' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Специфика образа партнера по общению в интернете и в реальной жизни

Осин Роман Викторович

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2240-5450

кандидат психологических наук

доцент кафедры "Общая психология", Пензенский государственный университет

440026, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Лермонтова, 37, к. 12, каб. 344

Osin Roman Viktorovich

PhD in Psychology

Docent, the department of General Psychology, Penza State University

440026, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, ul. Lermontova, 37, k. 12, kab. 344

june-89@mail.ru
Баранов Антон Александрович

психолог частной практики

191002, Россия, Ленинградская область, г. Санкт-Петербург, проспект Загородный, 5 Б

Baranov Anton Aleksandrovich

Private Practice Psychologist, Center of Psychological Health "SOVA" (Saint Petersburg)

191002, Russia, Leningradskaya oblast', g. Saint Petersburg, prospekt Zagorodnyi, 5 B

london.vs.e@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8701.2021.6.36563

Дата направления статьи в редакцию:

01-10-2021


Дата публикации:

31-12-2021


Аннотация: Статья посвящена изучению особенностей социальной перцепции человека в интернет-дискурсе. Актуальность проблемы диктуется стремительным развитием интернета и киберпространства, данная тенденция приводит к тому, что уже новое информационное пространство - виртуальную реальность считают новой реальностью. Различные разновидности общения в социуме, сопереживание, сочувствие, проявление и восприятие эмоций начинают переходить в сферу интернета. Авторы данного исследования предполагают, что испытуемые при непосредственном общении более качественно воспринимают социально-психологические особенности личности партнера, чем при интернет-дискурсе. Для подтверждения гипотезы было проведено исследование, в котором приняли участие молодые люди в возрасте от 18 до 27 в количестве 80 человек. Были использованы методики: ценностный опросник Ш. Шварца; ориентировочная анкета Басса-Смекала-Кучера; опросник Цель-Средство-Результат А.А. Карманова; тест на локус контроля Дж. Роттера. В исследовании было принято решение нивелировать фактор аттракции, т.е. общение осуществлялось между людьми в мессенджерах Telegram, WhatsApp. По данным количественного анализа результатов испытуемых можно сказать, что участники группы непосредственного общения характеризуются как личности, имеющие первостепенные ценности власти, удовольствия от личного профессионального успеха. Они стараются избегать глубоких переживаний. По данным количественного анализа результатов испытуемых группы интернет-дискурса можно описать их как личности, имеющие первостепенные ценности власти. По результатам исследования выявлено, что представители группы непосредственного общения более качественно воспринимают социально-психологические особенности личности партнера, чем при интернет-дискурсе, способность воспринимать мотивы и ценности партнера по общению являются статистически значимыми.


Ключевые слова: партнер по общению, образ в интернете, непосредственное общение, интернет-общение, общение, интернет-дискурс, социальная перцепция, интернет, реальная жизнь, виртуальная жизнь

Abstract: This article examines the peculiarities of social perception of a person in the Internet discourse. The relevance of the topic is dictated by the rapid development of the Internet and cyberspace, which leads to the trend that the new information space of virtual reality is considered the new reality. Various types of social communication, including empathy, compassion, manifestation and perception of emotions are shifting to the online sphere. The authors assume that the respondents have clearer perception of socio-psychological peculiarities of personality of the partner in direct communication, rather than in the context of Internet discourse. For proving this hypothesis, the survey was conducted among 80 young people aged 18 to 27, using the following methods:: the value questionnaire of S. Schwartz; orientation of the personality by Bass, Smekal, and Kuchera; Gaol-Means-Result questionnaire by A. A. Karmanov; and Rotter's Locus of Control Scale. A decision was made to balance the attraction factor, i.e. communication was carried out in the messengers Telegram and WhatsApp. The acquired data indicate that the participants of the group of direct communication are characterized with the primary values of power, and satisfaction with personal career success; they try to avoid in-depth emotions. The results quantitative analysis of Internet discourse group indicate that the respondents are characterizes with the primary values of power. It is established that the representatives of the group of direct communication have better perception of the socio-psychological peculiarities of personality of the partner than the respondents of the Internet discourse group; the ability to perceive the motives and values of the communication partner is statistically important.



Keywords:

real life, the Internet, communication partner, image on the internet, direct communication, internet communication, communication, internet discourse, social perception, virtual life

Введение

Актуальность исследования темы социальной перцепции человека в интернет-дискурсе диктуется стремительным развитием интернета и киберпространства, данная тенденция приводит к тому, что уже новое информационное пространство считают виртуальной реальностью. Так же и всяческие разновидности общения в социуме, сопереживание, сочувствие, проявление и восприятие эмоций начинают переходить в сферу интернета. Таким образом, виртуальная реальность повлияла на выше перечисленные аспекты общения, изменив их под новую веху киберпространства.

Социальная перцепция – процесс социального восприятия, опирающийся на имеющийся опыт деятельности субъекта, его целевые ориентиры, осознанное отношение к проблеме и важность ситуации. Изначально считалось, что социальная перцепция является социальной детерминацией перцептивных процессов. Позже социальные психологи придали понятию близкий по значению смысл: социальной перцепцией стали называть процесс восприятия так называемых социальных объектов, под которыми понимались другие люди, социальные группы и большие социальные общности [1, с. 78]. Таким образом, под социальной перцепцией следует понимать механизмы и феномены восприятия, в частности, оно включает процесс восприятия поведения другого человека; интерпретацию воспринятого поведения в терминах причин поведения и ожидаемых последствий; эмоциональную оценку; построение стратегии собственного поведения. Неоценимый вклад в изучения данного феномена внесли Брунер Дж. Андреева Г.М., Войскунский А.Е., Градосельская Г.В., Асмолов А.Г., Абульханова-Славская К.А. Битянова М.Р., Богдан М.С., Бодалев А.А., Визгина А.В., Евдокименко А.С., Федунина Н.Ю., Выготский Л.С., Голышко А., Губанов Д.А., Дедова О.В., Жуков Ю.М., Какорина Е.В., Коломинский Я.Л., Майерс Д., Марковская И.М., Орн Ю.А., Терешкун А., Илюшкин А. и др.

Цель исследования: изучение особенностей социальной перцепции человека в интернет-дискурсе.

Общая гипотеза исследования: при непосредственном общении человек более качественно воспринимает социально-психологические особенности личности партнера, чем при интернет-общении.

Частная гипотеза 1: у испытуемых из группы непосредственного общения коэффициент корреляции между средним и высоким уровнем ценности власти и средним и высоким уровнем направленности на себя выше, чем испытуемых из группы интернет-дискурса.

Частная гипотеза 2: у испытуемых из группы интернет-дискурса коэффициент корреляции между средним и низким уровнем ценности мотива самостоятельности и средним и высоким уровнем направленности на взаимодействие выше, чем у испытуемых из группы непосредственного общения.

Теоретический анализ проблемы

На современном этапе развития общества, коммуникация в интернет-пространстве осуществляется под влиянием разнонаправленных факторов: частично обусловлена усложнением и глобализацией коммуникативных связей; отражает разнообразие конфигураций коммуникационного процесса; отражает разносторонность и уровень психического развития внутреннего мира пользователей Интернет-технологий. Известны факты возникновения чрезмерной увлеченности Интернет-пространством, которую, с одной стороны, можно объяснить своеобразным желанием человека заменить реальный мир образами другого виртуально значимого мира, с другой стороны, недостаточным уровнем развития современной интернет-гуманистики [10]. По нашему мнению, такая позиция представляет повышенную опасность для современной личности и является несколько смещенной в сторону виртуальных детерминант в жизнедеятельности членов общества.

Можно предположить, что интернет-дискурс оказывает некоторое влияние на людей, которые приняли участие в общении посредством интернета. Таким образом, у участников виртуального общения формируются конкретные личностные и социально-психологические особенности. Этот феномен объясняется тем, что интернет-дискурс можно так же рассмотреть с позиции деятельности. Данный факт и обуславливает психологические изменения субъекта деятельности. Важным аспектом нашей научной работы как научной проблемы является особенность социально-психологического влияния на участников электронного общения [7].

Следует отметить что научных и работ и, соответственно, публикаций на смежные темы об коррелируемом воздействии средств виртуального общения и интернет-дискурса на формирование социально-психологических и психологических особенности личности на сегодняшний день существует весьма в малом количестве. Другими словами, за время развития информационной сети интернет в ее современном виде, мы можем ответить о слабой разработанности и недостаточной изученности самого феномена интернета, а в частности интернет-дискурса.

Исследователи во многих областях науки, в частности психологической, еще только приступают к изучению природы и сути интернет-дискурса (А. Байм, В. Барнс, К. Витти, К. Джоинсон, А.Е. Жичкина, А. Карр, Л.Ф. Компанцева, А.М. Орлов, Д. Постемес, Г. Рейпс и др.). По мере того, как большинство коммуникаций, которые являются ключевыми в нашем ежедневном существовании, становятся опосредованными, как в случае с широким распространением и применением интернета, природа этого опосредования должна быть изучена подробно. М. Морис и К. Оген указывают: «С новыми технологиями демаркационная линия между различными контекстами начинает исчезать. И неясно, являются ли модели, основанные на традиционных масс-медиа или контекстах непосредственного общения, до сих пор адекватными» [11].

Делая небольшой экскурс в эти исследования, мы можем выделить основные направления деятельности ученых, а именно: электронные коммуникации в интернете несут с собой новые возможности общения и новые проблемы. Под проблемами понимаются такие аспекты как: межличностное восприятие и понимание друг друга, изменения ценностных ориентиров в коммуникации, т.е. именно то, что мы привыкли называть социальной перцепцией [3].

В других исследованиях прослеживается реформирование общения между человеком и человеком, можно назвать это отчуждением. Объяснением может послужить тот факт, что сейчас не только общение в электронной среде превалирует над живым общением, но и то, что и получение образования, и большое количество рабочих отношений переводится в виртуальную сферу, в сферу интернета. Значение данной ситуации можно назвать парадоксальной, в тоже время одно может дополнять другое. С одной стороны, технологии коммуницирования посредством интернета влияют на человеческую отчужденность, а с другой, все более функционально расширяется сфера поиска необходимой информации, увеличивается скорость установления контакта с другим человеком, независимо от места нахождения, а так же легче установить контакт человеком в интернете, что благоприятно сказывается на коммуникативной мотивации человека [5].

Мы полностью солидарны с мнением некоторых исследователей, что интернет превращается в социальную среду обитания человека. Выделяя особенности электронного общения в интернет-дискурсе (неопределённость рамок общения, чувство безопасности и невидимость субъекта общения, разнообразие сред общения и деятельности в них), отмечается, что это является непосредственным фактором формирования определенных социально-психологических особенностей пользователей. Это характеризует интернет как среду, где поведение и мысли определяются личностными переменными, нежели ситуационными [2].

На основе имеющихся исследований, мы можем назвать часто встречающиеся личностные особенности, сформировавшиеся под воздействием интернет-дискурса и, в целом, общения через Интернет. Социально-психологические особенности: упорство; некоторая степень эгоцентризма; слабое чувство ответственности; недостаток эмпатии, характеризующийся холодностью и не эмоциональностью в общении; интровертированность и погружение в собственные переживания; достаточно высокий уровень интеллекта и творческих способностей; настойчивы в достижении цели, что выражается в предпочтении процесса работы чем в оценке результата; склонны принимать решение на основе собственных критериев выбора; отличаются независимостью мышления и поведения; часто пренебрегают социальными нормами [4; 8].

В непосредственной реальности человек ограничен в том, как он может себя поднести, поднести свой социальный образ для других людей. Таким образом, при живом общении с собеседником, партнер воспринимает информацию о человеке практически независимо от его желания: национальность, профессия, пол, внешность, возраст, аспекты социального статуса. Тем не менее, в процессе интернет-дискурса такое можно встретить лишь изредка, так как такое восприятие практически в нем отсутствует. Данный факт может говорить о возникновении новой формы общения – компьютерно-опосредованного общения или электронного общения. Такая форма главенствует в сети интернет, как различными интернет-сообществами, так и отдельными пользователями [9].

Интернет-дискурс оказывает непосредственное влияние на формирование таких качеств личности, как настойчивость и концентрация на цели, отдача процессу работы или выполнению какой-либо деятельности, самостоятельность, развитие интеллектуальных способностей и творческих, уменьшение доли влияния стереотипного мышление на поведение субъекта общения, свобода в выборе партнера общения. Так же наравне с этим идет активное развитие в сторону чрезмерной увлеченностью Интернет технологиями, что приводит к обеднению социального окружения, Интернет зависимостям, снижается уровень эмпатии [8].

Таким образом, можно сделать вывод, что коммуникация в Интернет-пространстве – это своеобразный тип взаимодействия между людьми, которое осуществляется в условиях отсутствия непосредственного контакта; оно имеет свою специфическую философию и освобождает от любых форм как внешнего, так и внутреннего принуждения, прагматических артикуляций, имеющихся социальных ролей и социальных стереотипов. Коммуникативные возможности Интернета не только расширяют сферу общения и радикально трансформируют современное социокультурное пространство, но и проявляют феномены человеческого бытия, как в социальной, так и в личностной проекциях.

Социально-психологический анализ процесса коммуникации в современном интернет-пространстве показал, что особое внимание ученые уделяют вопросам повышения коммуникативной активности личности в виртуальной среде. Профессиональная и личностная коммуникация в сети все чаще становится прогнозируемой и деловой. Современная интернет-среда, образованная в результате интернет-коммуникации различных субъектов, должна основываться на концепции развития современной модели бытия человека в интернет-пространстве; на изменении старых норм использования информационно-коммуникационных технологий. В то же время, коммуникативные возможности интернет-пространства должны способствовать выявлению феноменов человеческого бытия как в социальной, так и в личностной проекциях. Современное бытие человека в интернет-пространстве предполагает преобразование и саморазвитие личности, то есть, сочетание рационального и эмоционального, систематизированного и бессистемного в системе отношений «человек - интернет-пространство - общество». Ведущими факторами и условиями развития концептуальной модели бытия человека в интернет-пространстве являются: личностные ценностные ориентации субъектов коммуникации в интернет-пространстве; направленность на сконцентрированное бытие человека в интернет-пространстве; направленность на гуманное взаимодействие человека с информацией в интернет-среде.

Интернет создал новые конфигурации классических измерений коммуникационного процесса. По мере того, как Интернет стал пониматься как средство массового общения, стало очевидным, что ни массовость, ни категория общения не могут быть определены для всех ситуаций и контекстов, но взамен должны постоянно переосмысливаться в связи с конкретностью настоящего момента. Интернет - это мультикластерное средство массовой коммуникации, что означает множественность различных конфигураций общения. Интернет меняет свойства традиционной модели массовых коммуникаций «источник - сообщение - получатель», иногда меняя их классический паттерн, но в других случаях формируя совершенно новые сочетания. Информационная сфера в эпоху постмодернизма является системообразующим фактором жизни современного человека. Специфическими признаками виртуального коммуникативного пространства и опосредованного компьютером межличностного взаимодействия в научном сообществе признаются: социальность, анонимность, «карнавализация» взаимодействия, эмоциональная насыщенность, доступность, отсутствие телесности, трансформация пространственных и временных координат [6].

Выборка, методики и методы исследования

Если социальная перцепция основывается на визуальном и информационном компонентах, то, как преображается, или полностью изменяется этот механизм при отсутствии одного компонента? Перед нами встал вопрос - каким образом изменяется социальный и психологический образ человека при условии отсутствия одного компонента, а именно визуального или как еще его называют фактор аттракции?

В исследовании было принято решение нивелировать фактор аттракции, т.е. общение осуществлялось между людьми в мессенджерах (Telegram, WhatsApp). Выборка составила: 80 респондентов (40 мужчин и 40 женщин), разделенная нами в случайном порядке на 2 группы по 40 человек, соответственно 20 мужчин и 20 женщин в возрасте от 18-27 лет. Далее респонденты внутри группы разделялись на пары случайным образом. В итоге, получилось 20 пар, которые общались через мессенджеры в сети интернет, и 20 пар, которые общались при непосредственной встречи друг с другом.

Исследование проводилось на базе ФГБОУ ВО «Пензенский государственный университет» г. Пенза и ФГБОУ ВО «Российский государственный гуманитарный университет» г. Москва.

Нами были установлены обязательные условия проведения исследования:

1. Респонденты в паре не были знакомы друг с другом, они не состоят на учете в психиатрической больнице;

2. Контакт между участниками исследования был категорически запрещен;

3. Длительность диалога составляла 60 минут, тема – пандемия COVID-19.

4.

Психодиагностический блок материалов был подобран таким образом, чтобы можно было составить представление об испытуемом в исследовательской паре на основе его ценностных ориентаций и направленности личности; ориентации деятельности на цель, средства или результат; и на кого испытуемый привык возлагать ответственность в различных жизненных ситуациях. Таким образом, такие и схожие характеристики может отследить у партнера человек в процессе общения.

Каждый испытуемый проходил диагностический блок дважды. Первый раз, давая ответы за себя, второй – давая ответы так, как бы отвечал бы его партнер по диалогу. Так была получена информация о том, насколько испытуемые смогли составить для себя образ партнера по средствам социальной перцепции. Статистическая разница между тем насколько совпадали ответы испытуемых с ответами их партнеров непосредственного и интернет-общения в рамках диагностического блока методик является нашим ориентиром в проведении психологического исследования.

В рамках данного исследования, нами было принято решение, что социальная перцепция будет рассматриваться через факторы ценностей личности, направленности личности, структуру деятельности и локус контроля.

Психодиагностические методики:

1. Тест ценностей Шварца. Методика направлена на выявление динамики и соотношения 10 типов ценностей. Типы ценностей был определены как основополагающие мотивы в жизни и деятельности человека. Они затрагивают все области от профессиональной до досуга.

2. Ориентировочная анкета Басса (Bass Orientation Inventory), так же известная как ЦОЛ (Ценностые Ориентации Личности) – это методика определения направленности личности человека: личностной (на себя); деловой (на задачу); коллективистской (на взаимодействие).

3. Опросник «Цель-Средство-Результат», предложенный А.А, Кармановым, рассчитан на исследование особенностей структуры деятельности.

4. «Локус контроля» Дж. Роттера. Мы используем данную методику для определения на кого люди возлагают ответственность за происходящее с ними.

Результаты и их обсуждение

По результатам обработки полученных данных с помощью t-критерия Стьюдента были выявлены значимые различия между реальным представлением себя испытуемым и сведениями, полученными от другого испытуемого в паре в группе интернет-дискурса.

Математический анализ результатов исследования показал, что в группе интернет-дискурса: по результатам методики ценностного опросника Ш. Шварца t-критерий = 0,547 (р=0,005); по результатам методики ориентировочной анкете Басса-Смекала-Кучера t-критерий = 3,014 (р=0,004); по результатам методики опросника Цель-Средство-Результат t-критерий = 4,345 (р=0,000); по результатам методики опросника уровня субъективного контроля Дж. Роттера t-критерий = 0,749 (р=0,0457). Это говорит о том, что между результатами диагностики испытуемых и ответами партнера существуют различия. О величине различий может говорить сравнение дисперсий и значения средних.

Согласно полученному значению p в группе интернет-дискурса по результатам методики ценностного опросника Ш. Шварца (p=0.005), средние значения ценностных ориентаций личностей статистически значимо различаются. Отвергая нулевую гипотезу о равенстве этих средних значений, мы рискуем ошибиться с вероятностью лишь около 0.9%. Далее рассматривая полученные значения p в группе Интернет-дискурса по результатам методики ориентировочной анкете Басса-Смекала-Кучера (p=0.004), средние значения ориентаций личности в процессе деятельности и взаимодействия статистически значимо различаются. Отвергая нулевую гипотезу о равенстве этих средних значений, мы рискуем ошибиться с вероятностью лишь около 1.7%. Обращая внимание на полученные значения p в группе интернет-дискурса по результатам методики опросника Цель-Средство-Результат (p=0.000), средние значения направленности личности в процессе непосредственной деятельности статистически значимо различаются. Отвергая нулевую гипотезу о равенстве этих средних значений, мы рискуем ошибиться с вероятностью лишь около 1.5%. Теперь мы опишем полученные значения p в группе интернет-дискурса по результатам методики опросника уровня субъективного контроля Дж. Роттера (p=0.0457), средние значения направленности личности в рамках локуса контроля статистически значимо различаются. Отвергая нулевую гипотезу о равенстве этих средних значений, мы рискуем ошибиться с вероятностью лишь около 0.2%.

Таким образом, мы можем сказать, что между эмпирическими значениями, полученными в ходе исследования в парах, существуют статистически значимые различия. Данный факт говорит нам о том, что при интернет-общении человек не может воспринимать некоторый целостный образ своего партнера по общению, что говорит об его менее качественной социальной перцепцией в интернет-дискурсе.

В группе непосредственного общения было получено: по результатам методики ценностного опросника Ш. Шварца t-критерий = 2,955 (р=0,0578); по результатам методики ориентировочной анкете Басса-Смекала-Кучера t-критерий = 3,096 (р=0,061); по результатам методики опросника Цель-Средство-Результат t-критерий = 0,555 (р=0,581); по результатам методики опросника уровня субъективного контроля Дж. Роттера t-критерий = 0,655 (р=0,515). В данном случае можно утверждать о том, что различий нет.

Согласно полученному значению p в группе живого общения по результатам методики ценностного опросника Ш. Шварца (p=0.0578), средние значения ценностных ориентаций личностей статистически значимо различаются. Отвергая нулевую гипотезу о равенстве этих средних значений, мы рискуем ошибиться с вероятностью лишь около 1%. Далее рассматривая полученные значения p в группе живого общения по результатам методики ориентировочной анкете Басса-Смекала-Кучера (p=0.061), средние значения ориентаций личности в процессе деятельности и взаимодействия статистически значимо различаются. Отвергая нулевую гипотезу о равенстве этих средних значений, мы рискуем ошибиться с вероятностью лишь около 2.1%. Обращая внимание на полученные значения p в группе живого общения по результатам методики опросника Цель-Средство-Результат (p=0.581), средние значения направленности личности в процессе непосредственной деятельности статистически значимо различаются. Отвергая нулевую гипотезу о равенстве этих средних значений, мы рискуем ошибиться с вероятностью лишь около 2.3%. Теперь мы опишем полученные значения p в группе непосредственного общения по результатам методики опросника уровня субъективного контроля Дж. Роттера (p=0.0515), средние значения направленности личности в рамках локуса контроля статистически значимо различаются. Отвергая нулевую гипотезу о равенстве этих средних значений, мы рискуем ошибиться с вероятностью лишь около 0.2%.

Таким образом, мы можем сказать, что между эмпирическими значениями, полученными в ходе исследования в парах, не существуют статистически значимых различий. Данный факт говорит нам о том, что при непосредственном общении человек с большей вероятностью может воспринимать некоторый целостный образ своего партнера по общению, что говорит о более качественной социальной перцепцией при условиях непосредственного общения.

Для подтверждения частных гипотез был применен r–корреляции Спирмена.

Согласно полученному значению p в рамках проверки первой частной гипотезы в группе непосредственного общения (p=0.000), мы можем говорить о статистически значимой связи между высокими и средними значениями ценности мотива власти и высокими и средними значениями направленности на себя. Значение r–корреляции (r=0,734) говорит нам, что существует сильная корреляция между этими признаками. Это показывает нам, как влияет способ живого общения на личность.

Согласно полученному значению p в рамках проверки первой частной гипотезы в группе интернет-дискурса (p=0.0005), мы можем говорить о статистически значимой связи между высокими и средними значениями ценности мотива власти и высокими и средними значениями направленности на себя. Значение r–корреляции (r=0,502) говорит нам, что существует средняя корреляция между этими признаками. Это показывает нам, как влияет способ общения на личность. Полученные данные свидетельствуют о подтверждении первой частной гипотезы. Здесь мы можем говорить о факте психологического влияния способа на личностные особенности человека в процессе общения.

Далее опираясь на полученные значения p в рамках проверки второй частной гипотезы в группе непосредственного общения (p=0.000), мы можем говорить о статистически значимой связи между низкими и средними значениями ценности мотива самостоятельности и высокими и средними значениями направленности на взаимодействие. Значение r–корреляции (r=0,613) говорит нам, что существует средняя корреляция между этими признаками. Это показывает нам, как влияет способ живого общения на личность.

Согласно полученному значению p в рамках проверки второй частной гипотезы в группе интернет-дискурса (p=0.000), мы можем говорить о статистически значимой связи между низкими и средними значениями ценности мотива самостоятельности и высокими и средними значениями направленности на взаимодействие. Значение r–корреляции (r=0,876) говорит нам, что существует сильная корреляция между этими признаками. Это показывает нам, как влияет способ общения на личность. Полученные данные свидетельствуют о подтверждении второй частной гипотезы. Здесь мы можем говорить о факте психологического влияния способа на личностные особенности человека в процессе общения. Таким образом можно предположить о том, что интернет-дискурс имеет психологическое влияние на некоторые личностные особенности и на личность в целом. Другими словами, человек может менять свои характеристики или социальные стратегии поведения с учетом способа коммуникации, т.е. интернет-дискурс оказывает прямое влияние на личность человека, что и показали статистически значимые данные критерия корреляции Спирмена.

Заключение

По данным количественного анализа результатов диагностической батареи тестов испытуемых можно сказать, что в группе непосредственного общения преобладают: как мужчины, так и женщины с высоким уровнем ценности к власти. Ценности власти и достижения фокусируются на социальном уважении, однако ценности достижения подчеркивают активное проявление компетентности в непосредственном взаимодействии, в то время как ценности власти (авторитет, богатство) подчеркивают достижение или сохранение доминантной позиции в рамках целой социальной системы. И у мужчин и женщин чаще встречается мотив к умеренному наслаждению или чувственному удовольствию и наслаждению жизнью. У большинства мужчин и женщин встречаются ощущения личного успеха через проявление компетентности, но не всегда в соответствии с социальными стандартами. Подавляющее большинство мужчин и женщин чувствуют свое стремление к новизне и зачастую стараются избегать глубоких переживаний. Мужчины и женщины в равной пропорции имеют интернальную направленность личности и экстернальную.

По данным количественного анализа результатов диагностической батареи испытуемых можно сказать, что в группе интернет-дискурса преобладают: как мужчины, так и женщины с высоким уровнем ценности к власти. Ценности власти и достижения фокусируются на социальном уважении, однако ценности достижения подчеркивают активное проявление компетентности в непосредственном взаимодействии, в то время как ценности власти (авторитет, богатство) подчеркивают достижение или сохранение доминантной позиции в рамках целой социальной системы. Женщины чаще, чем мужчины проявляют себя в самостоятельности мышления и выбора способов действия, в творчестве и исследовательской активности. Защита благополучия всех людей и себя, так же и мотив самопожертвования, чаще исходит от женщин. Традиции, обычаи и ритуалы, так же и к конформизму в обществе поведения имеют большую устойчивость в сознании у женщин, в отличии мужчин. Женщины в равной степени в своей работе направлены на себя и на взаимодействие с коллегой, а мужчины предпочтение отдают кооперации. Женщины ставят цели, которые не всегда обоснованны и неустойчивы, достаточно хороши в выборе средств достижения результата, и довольно трезво оценивают свои результаты деятельности. Мужчины в свою очередь имеют мотивы целеобразования и деятельности в целом систематичны, достаточно умело себя чувствуют при выборе средств, не переоценивают свою итоги. Женщин, имеющих экстернальный локус контроля больше, чем мужчин.

Для проверки гипотезы мы использовали t–критерий Стьюдента, направленный на оценку различий величин средних значений двух выборок. Опираясь на результаты математической обработки данных и описательную статистику, мы установили: в группе непосредственного общения уровень социальной перцепции между участника значительно выше, чем в группе интернет-дискурса. Также мы установили, что у испытуемых из группы непосредственного общения коэффициент корреляции между средним и высоким уровнем ценности власти и средним и высоким уровнем направленности на себя выше, чем испытуемых из группы интернет-дискурса; у испытуемых из группы интернет-дискурса коэффициент корреляции между средним и низким уровнем ценности мотива самостоятельности и средним и высоким уровнем направленности на взаимодействие выше, чем у испытуемых из группы непосредственного общения.

Библиография
1.
Андреева Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. – М.: Аспект-пресс, 2019. – 376 с.
2.
Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов / О.С. Ахманова. – 1-е изд. – М.: Советская энциклопедия, 1966. – 231 с.
3.
Битянова М.Р. Социальная психология: наука, практика и образ мыслей / М.Р. Битянова. – М.: Эскмо-Пресс, 2011. – 576 с.
4.
Вариативность cоциализации личности в условиях современного информационного общества: монография / Н. М. Токарева, А. В. Шамне, А. А. Халик [и др.] / под ред. Н.М. Токаревой. – Киев: ООО НПП «Интерсервис», 2017. – 220 с.
5.
Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. / гл. ред. А. В. Запорожец. – М.: Педагогика, 1982–1984. Т. 2: Проблемы общей психологии / под. ред. В. В. Давыдова. — 1982. — 504 с.
6.
Войскунский А.Е. Социальная перцепция в социальных сетях / А.Е. Войскунский // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2014. – №2. – С. 90-104.
7.
Гаврилов С.Н. Информационная (цифровая) экосистема адвокатуры в контексте экосистемы цифровой экономики России / С.Н. Гаврилов, С.И. Володина // Актуальные проблемы российского права. – 2019. – № 6(103). – С. 156-166.
8.
Голышко А.В. Феномен социальных сетей / А.В. Голышко // Радио. – 2011.-№1. – С. 5-7.
9.
Градосельская Г.В. Сетевые измерения в социологии / Г.В. Градосельская. – М.: Феникс, 2014. – 184 с.
10.
Психологическое консультирование: учебно-методическое пособие / Т.А. Гонохова. – Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2010. – 241 с
11.
Социальная психология: хрестоматия. – М.: Аспект Пресс, 2011. – 242 с.
References
1.
Andreeva G.M. Sotsial'naya psikhologiya / G.M. Andreeva. – M.: Aspekt-press, 2019. – 376 s.
2.
Akhmanova O.S. Slovar' lingvisticheskikh terminov / O.S. Akhmanova. – 1-e izd. – M.: Sovetskaya entsiklopediya, 1966. – 231 s.
3.
Bityanova M.R. Sotsial'naya psikhologiya: nauka, praktika i obraz myslei / M.R. Bityanova. – M.: Eskmo-Press, 2011. – 576 s.
4.
Variativnost' cotsializatsii lichnosti v usloviyakh sovremennogo informatsionnogo obshchestva: monografiya / N. M. Tokareva, A. V. Shamne, A. A. Khalik [i dr.] / pod red. N.M. Tokarevoi. – Kiev: OOO NPP «Interservis», 2017. – 220 s.
5.
Vygotskii L.S. Sobranie sochinenii: v 6 t. / gl. red. A. V. Zaporozhets. – M.: Pedagogika, 1982–1984. T. 2: Problemy obshchei psikhologii / pod. red. V. V. Davydova. — 1982. — 504 s.
6.
Voiskunskii A.E. Sotsial'naya pertseptsiya v sotsial'nykh setyakh / A.E. Voiskunskii // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 14. Psikhologiya. – 2014. – №2. – S. 90-104.
7.
Gavrilov S.N. Informatsionnaya (tsifrovaya) ekosistema advokatury v kontekste ekosistemy tsifrovoi ekonomiki Rossii / S.N. Gavrilov, S.I. Volodina // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2019. – № 6(103). – S. 156-166.
8.
Golyshko A.V. Fenomen sotsial'nykh setei / A.V. Golyshko // Radio. – 2011.-№1. – S. 5-7.
9.
Gradosel'skaya G.V. Setevye izmereniya v sotsiologii / G.V. Gradosel'skaya. – M.: Feniks, 2014. – 184 s.
10.
Psikhologicheskoe konsul'tirovanie: uchebno-metodicheskoe posobie / T.A. Gonokhova. – Gorno-Altaisk: RIO GAGU, 2010. – 241 s
11.
Sotsial'naya psikhologiya: khrestomatiya. – M.: Aspekt Press, 2011. – 242 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
«Специфика образа партнера по общению в интернете и в реальной жизни»

Предмет исследования – специфика образа партнера по общению в интернете и в реальной жизни.
Заявленный предмет отражен и в названии статьи, и в ее содержании. Данный предмет качественно представлен в статье в описании цели исследования - изучение особенностей социальной перцепции человека в интернет-дискурсе.
Методология исследования – построена на традиционном подходе и на основе аналитического подхода, характерном для исследований на стыке психологических феноменов и моделей поведения личности в связи с глобальными изменениями внешней среды. Автор применяет обзор литературы отечественных и зарубежных авторов, методы исследования различных источников данных, а также анализ и синтез, и интерпретацию данных.
Прикладная часть исследования представлена эмпирической частью, где проводится сравнительное исследования 2 групп испытуемых в количестве 80 человек. 20 пар – общались при непосредственной встрече, а 20 пар – через мессенджеры. Выборка испытуемых вполне репрезентативная. Т.к. формировалась по критериям, отвечающим цели исслдлевания.
Психодиагностические методики представлены следующим пакетом:
1. Тест ценностей Шварца. Методика направлена на выявление динамики и соотношения 10 типов ценностей.
2. Ориентировочная анкета Басса (Bass Orientation Inventory).
3. Опросник «Цель-Средство-Результат», предложенный А.А, Кармановым, рассчитан на исследование особенностей структуры деятельности.
4. «Локус контроля» Дж. Роттера - для определения на кого люди возлагают ответственность за происходящее с ними.
Авторами применены методы статистического анализа, например, Т-критерий Стьюдента.
Таким образом, методология представленного исследования соответствует заявленной цели.
Актуальность представленной статьи не взывает сомнения. Во-первых, в последние годы увеличилось количество людей, которые общаются посредством мессенджеров. Во-вторых, с научной точки зрения важно понимать специфику восприятия партнера через разные каналы восприятия.
Научная новизна исследования прослеживается в попытке научного исследования и обоснования гипотезы о том, что при непосредственном общении человек более качественно воспринимает социально-психологические особенности личности партнера, чем при интернет-общении.
Стиль, структура, содержание . Работа имеет традиционную структуру – введение, основная часть с обзором литературы и представлением эмпирических данных.
В основной части статьи описаны результаты работы о фактах психологического влияния способа на личностные особенности человека в процессе общения. К сожалению, авторы не представляют данные в табличных, наглядных вариантах. В данной статье требуется отразить полученные результаты с демонстрацией конкретных цифр, инфографики. Простая констатация факта не является обоснованием полученных результатов работы.
В заключении статьи представлены выводы о результатах исследования.
Стиль работы соответствует требованиям, предъявляемым к научным публикациям. В работе есть незначительные опечатки, которые рекомендуется исправить. Так, при описании условий исследования автор заявляет 4 позиции, но при этом описывает только 3, а пункт 4 остается пустым.
Библиография насчитывает 11 литературных источников. Это статьи в журналах по близкой и смежной тематике, учебники. Рекомендуется расширить список литературы, представив более целевые источники, например, статьи и результаты исследований отечественных и зарубежных психологов по теме, близкой авторской позиции.
Апелляция к оппонентам – статья вызовет интерес и с прикладной, и с теоретической точки зрения. В ней представлен хороший обзор литературы, отражена авторская позиция, подробно представлены полученные результаты. Рекомендуется к публикации после исправления замечаний: представить результаты в таблицах и риснука, исправить опечатки, обогатить список литературы.
Выводы, интерес читательской аудитории. Статья в данной тематике будет интересна для разного круга читателей – психологам (клиническим и семейным), психотерапевтам, а также специалистам, работающим в области семейного консультирования.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"