Статья 'Проблема учета психологических конструктов в формировании понятия мотива преступления ' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Проблема учета психологических конструктов в формировании понятия мотива преступления

Устинов Дмитрий Вячеславович

старший преподаватель, кафедра психологии, ГОУ ВПО Донецкий национальный университет

283001, Россия, республика Донецкая Народная Республика, г. Донецк, ул. Университетская, 24

Ustinov Dmitrii

Senior Educator, the department of Psychology, Donetsk National University

283001, Russia, respublika Donetskaya Narodnaya Respublika, g. Donetsk, ul. Universitetskaya, 24

mail.ustinov@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8701.2020.3.32570

Дата направления статьи в редакцию:

07-04-2020


Дата публикации:

18-06-2020


Аннотация: Объектом исследования является консолидированное понятие мотива преступления, а также значимые с точки зрения разносторонних мотивационных концепций психологические компоненты, определяющие его структуру, такие как внутреннее личное побуждение и источник его происхождения, актуализированные потребности и преступный способ их удовлетворения, атрибут осознанного и неосознаваемого в преступном стремлении. Кроме того исследованы система описанных психологических составляющих и их взаимосвязь при формировании определения понятия мотива преступления, предназначенного для содействия в идентификации этого психологического образования, анализе и учете в повседневной деятельности специалистами психологоориентированных прикладных направлений. Планомерное параллельное проведение обзора литературы, существующих теорий и концепций по проблемам мотивации преступного поведения, использование дефиниций и определений, а также проведение теоретического поиска позволили решить задачи проводимого исследования. Обосновано использование таких компонентов как внутриличностное побуждение, потребности, а также их значимых признаков. Аргументировано определяющее значение преступного способа удовлетворения потребностей, позволяющего отнести мотив преступления к специфическому виду мотивов человеческого поведения. Особое внимание уделено факторам, которые являются основанием для дополнения доминантного ряда признаков мотива преступления атрибутом неосознанного. Сформулировано понятие мотива преступления, включающее в себя обширное наполнение побудительными компонентами, при этом имеющее конкретные признаки и четкие границы.


Ключевые слова: понятие мотива преступления, теории мотива преступления, значение мотива преступления, психокомпоненты мотива преступления, преступное побуждение, внутриличностное происхождение преступлениятупления, удовлетворение потребности преступлением, осознание преступного поведения, атрибут неосознанности преступления, теории неосознанности преступления

Abstract: The object of this research is the consolidated concept of the motive of crime, as well as important from the perspective of multifaceted motivational concepts psychological components that determine its structure, such as the personal inner motive and its source, relevant needs and criminal way for their fulfillments, attribute of conscious and subconscious in the criminal motive. The article also examines the system of the described psychological components and their correlation in formation of definition of the concept of motive of crime designated for assistance in identification of such psychological institution, analysis and consideration in everyday activity by the experts of psychologically oriented applied disciplines. Systematic review of literature, existing theories and concepts dedicated to the problems of motivation of criminal behavior, utilization of definitions and concepts allowed solving the tasks set in this research. The author substantiates the use of such components as intrapersonal motive, needs, and important attributes; argues the importance of criminal ways of fulfilling the needs that allows classifying the motive of crime as a specific pattern of human behavior. Special attention is given to the factors that complement the dominant signs of the motive of crime with the attribute of subconscious. The author formulates the definition of the motive of crime that includes broadened motivational components, and simultaneously has specific features and clear boundaries.  



Keywords:

theories of unconsciousness in crime, attribute of unconsciousness in a crime motive, conscious in criminal behavior, intrapersonal origin of the crime, satisfaction of a need by criminal way, criminal motivation, psychological components of a crime motive, meaning of the crime motive, theories of crime motive, the concept of a crime motive

Введение

В условиях современных общественных отношений постоянно расширяется круг специалистов, которые в своей профессиональной деятельности используют понятие мотива преступления. Помимо следователей, прокуроров и судей, которым понятие мотива преступление и его правовые признаки позволяют верно квалифицировать действие и оценить его юридические последствия, к таким специалистам относятся педагоги, воспитатели и психологи образовательных организаций, психологи и специалисты социальных учреждений для несовершеннолетних и взрослых, профилактирующие службы полиции общественной безопасности, сотрудники уголовно-исправительных учреждений, а также частнопрактикующие психологи. Кроме того, современные тенденции все чаще вынуждают управленцев и руководителей всех уровней и организаций в процессе воспитательно-просветительского воздействия на подчиненных использовать родственное понятие – мотив противоправного поведения. Представители этих профессий регулярно задаются вопросом, что движет индивидуумом, нарушающим формально установленные нормы, как формируются и что собой представляют мотивы его неправомерного поведения.

Безусловно, понимание мотива преступления принадлежит к числу важнейших основополагающих конструктов индивидуальной и групповой воспитательной работы, а его определенность играют одну из ключевых ролей в повышении эффективности деятельности по профилактике различного рода правонарушений. Не вызывает сомнений, что естественная сложность понимания мотива преступного поведения обусловлена сокрытием отдельных элементов этого поведения от посторонних. Так, исследование потребностно-мотивационной сферы такой специфической категории преступников, как несовершеннолетние правонарушители, показало, что 56 % подростков, похитивших чужое имущество, не имели явных, легкообъяснимых причин совершения преступлений, и для установления мотивов преступления потребовалось проведение дополнительных мероприятий [1]. Наряду с этим, не менее значимой проблемой является отсутствие сформированного всеобъемлющего понятия мотива преступления.

Несмотря на общее понимание важности и многочисленные научные труды, можно констатировать, что в настоящее время не предложено понятие мотива преступления, которое с необходимой полнотой и целостностью учитывало бы спектр психологических аспектов, получило бы при этом максимально консолидированное признание практикующих специалистов психологического, социального, педагогического, юридического профиля и не подвергалось содержательной критике.

Прикладные отрасли психологической науки на данном этапе своего развития требуют от представителей фундаментальных направлений четких и корректных формулировок, использование которых позволит однозначно идентифицировать мотивы преступления, будет способствовать их качественному анализу и решению проблем, связанных с поведением человека в контексте функционирования его психики. В связи с изложенным, целью данной работы является аргументированное уточнение совокупности психологических аспектов в содержательном наполнении понятия мотива преступления.

Результаты исследования

На протяжении многовекового периода своего развития общество хотело знать почему отдельные его представители нарушают как формально закрепленные, так и неписанные нормы поведения, принятые в человеческой среде [2].

Но только в середине XIX века с переходом социального развития на новый уровень психологическое явление, которое в настоящее время обобщенно называют мотивом преступления, постепенно входит и обоснованно занимает постоянно место в системе изучения поступков нарушителя и его личности. Развивающиеся общественные отношения нашли свое отражения в понимании преступного поведения и способствовали качественной переоценке уголовного производства и порядка осуждения за совершение правонарушений [3]. Прогрессивное руководство стран, относящих себя к развитым и цивилизованным, осознает зависимость общественной опасности отдельных неправомерных действий от внутриличностных причин поведения нарушителя, что находит закрепленное отражение в нормативных правовых актах, регламентирующих рассмотрение противоправных поступков. В статуты, своды, уложения европейских стран вводится описание причин совершения преступлений и целей, для достижения которых они совершаются [4]. Естественно, что при отсутствии понятия мотива преступления используются заменяющие его не научные, но общедоступные к пониманию на бытовом уровне термины: порочная или злая воля («mens rea», Англия), побуждения («…садистские, корыстные, низменные…», Германия), виды («…по вражде, мщению или иных сим подобных видов», Россия ), цели («.. в целях получения выгоды в отношении лица, желающего усыновить ребенка», Франция), особая упречность («отрицательное поведение человека, который может вести себя правильно», Швейцария), общий и специальный умысел («общее желание совершить преступление и желание навредить конкретным социальным ценностям», Франция). Использование описанных терминов, а также действующий в большинстве стран Европы принцип «безразличия мотивов» привели к тому, что и современное представление о преступлении в этих странах зачастую обходится без понятия мотива преступления.

Второй, не менее значимой, причиной становления понятия мотива преступления является стремительное развитие психологии как науки, которая в последней четверти XIX века сформировала предпосылки к изучению отклоняющегося поведения [2, с. 22]. Так, Э. Ферри, являясь представителем антропометрических теорий возникновения внутриличностных причин преступного поведения, в своих трудах обозначил, что, наряду с биологической основой, в комплекс мотивирующих к преступлению факторов входит социальная природа личности. Криминолог Г. Тард, развивавший социальную психологию как науку, основной причиной преступного поведения людей видел внешние обстоятельства, выделяя влияние социума, условия жизни. В конце XIX - начале XX века З. Фрейд в рамках сформулированной им теории психоанализа называет первоосновой преступного поведения непреодолимый человеческий инстинкт агрессии и разрушения. С другой стороны характеризует преступные мотивы А. Адлер. Он утверждает, что базовой внутренней силой преступного поведения является комплекс превосходства, возникающий из комплекса неполноценности, глубина которого определяет озлобленность индивида в отношении общества и отдельных людей. При этом на антисоциальные поступки нарушителя толкает внутренний протест, собственная неполноценность и зависимое положение. В тридцатых годах XX века Д. Доллард и Н. Миллер, представляя внутренние предпосылки к преступлению, объясняют, что источником внешней агрессии нарушителя является внутренняя фрустрация личности ввиду неудачных попыток воплотить желания. В этот же период совсем иначе подходит к вопросу преступного поведения убежденный психолог бихевиористского течения Дж. Б. Уотсон, который настаивал, что преступления, как и иные формы поведения индивида, обусловлены исключительно внешними для человека стимулами. В свою очередь, приверженец гуманистического направления психологии Э. Фромм называет мотивационной детерминантой делинквентного поведения единство социального и личностного, в частности, каждая конкретная форма преступного действия является результатом внешних обстоятельств, внутренней установки, направленности личности. Характер преступных мотивов зависит от пола, возраста, наследственности, физических свойств, социального положения родителей, воспитания, окружающей среды, уровня образования, профессии, условий жизни. Отметим, что зачастую при изучении мотивов преступного поведения специалисты-психологи игнорировали специальные научные достижения криминалистики, уголовного права, криминологии.

Особое значение мотив преступления приобрел в социалистическом обществе советских республик, где еще в 20-е годы XX века была сформирована специфическая доктрина изучения совершенных преступлений [3, с. 28]. В отличие от дореволюционных положений, которые принимали отдельные мотивы как специальный признак состава преступления, в Советской России при определении степени опасности деяния через мотивы поведения, образ жизни, прошлое, подлежала изучению личность преступника с последующим анализом характера самого деяния. Пристальное внимание к личности преступника предопределило необходимость использования психологических знаний и понятий для формирования адекватных характеристик правонарушителя. Суждения М.П. Чубинского о необходимости раскрытия психологической составляющей противоправного мотива используя в той или иной мере компоненты мотива правомерного [5], спустя полвека находят свою реализацию. В этой связи между специалистами регулярно возникают разногласия о степени использования в одной отрасли науки понятий, заимствованных из другой [6]. Одни специалисты (А.Б. Сахаров, И.Г. Филановский) считали неверным перенос определения мотива «нормального» поведения на специфический мотив преступления, их оппоненты (Б.В. Харазишвили) настаивали на использовании базового понятия мотив, который дает психологическая наука.

В настоящее время актуальные научные знания позволяют определить мотив преступления как отдельный вид социальной деятельности человека и, соответственно, описать взаимосвязь этих понятий, как соотношение частного и общего [7].

Один из выдающихся трудов по вопросам теории и методологии мотива и мотивации, подготовленный Е.П. Ильиным [8], позволяет оценить разнообразие концепций о сущности мотива, его происхождении и влиянии на формирование поведенческих актов личности. Так, среди представленных точек зрения можно выделить следующие:

- мотив – это потребность, которая содержит стремления личности к обеспечению условий, направленных на удовлетворение нужды и раскрывает источник энергии, способствующей активности личности;

- мотив – это цель, которая означает то объективное, в чем потребность конкретизируется в возникающих условиях, что может ее удовлетворить и то, на получение чего направлена деятельность;

- мотив – это намерение, которые рассматриваются в качестве побудителей, когда при влиянии потребности проявляется интеллектуальная активность человека, связанная как с самим процессом принятия решения, так и с осознанием средств достижения отдаленной, отсроченной цели;

- мотив – это устойчивое свойство, каждое из которых является характеристикой личности, обуславливающей, наряду с внешними стимулами, поведение и деятельность;

- мотив – это состояние, которое влияет на готовность личности к началу или продолжению поведенческого акта;

- мотив – это формулировка цели и средств, как процесс;

- мотив – это удовлетворенность, как положительное отношение к выполняемой деятельности.

Однако, несмотря на разнообразие мотивационных концепций, большинство современных психологов [8, с. 56, 9, 10] интерпретируют мотив деятельности человека как побудительную силу поведения, как побуждение, отражающее готовность человека к действию или поступку.

Разносторонне направленные аргументированные представления психологов о мотиве человеческой деятельности, безусловно, нашли частное продолжение в понимании специалистами мотива преступления. Так, по мнению В.В. Романова [11], мотивом преступления становится потребность, приобретшая побудительную силу, служащая источником активности, предваряющим преступную деятельность. Относясь к мотиву как цели, А.М. Бандурка [12] называет мотивом преступления объект, который выступает в качестве средства удовлетворения потребности, И.Г. Филановский [13] же мотивом преступления называет осознанный и опредмеченный интерес, побудивший к совершению общественно опасного деяния. Отождествляя мотив с намерениями, С.В. Скляров [14] сводит мотив преступления к выбору пути удовлетворения имеющейся у него потребности, при этом мотив в этом смысле является ориентирующим, так как он побуждает человека произвести выбор между различными вариантами действия, ориентирует его на преступный тип поведения. При этом Ю.М. Антонян и А.Ю. Еркубаева [15] видят в мотиве преступного поведения его смысл, то, ради чего он реализуется. Принимая мотив, как устойчивое свойство, А.Л. Боер [16] считает, что мотив преступления – это вызванное внешними или внутренними стимулами, детерминированное свойство личности, интегрированное психическое образование, побуждающее к поведению, направленному на снятие психического напряжения осознанной актуализированной потребности биологического или социального характера путем нарушения уголовно-правового запрета. Схожее восприятие мотива преступления у Т.Н. Харитоновой [17], которая определяет, что мотив преступления - это интересы, чувства, стремления и другие психические явления, сформированные на основе потребностей и отражающие структуру личности и побуждающие человека к совершению преступления. Как к состоянию личности, к мотиву преступления относятся Н.И. Загородников (мотив преступления - определенного рода психическое состояние человека, которое побудило его к совершению общественного опасного деяния) [18], В.А. Лобанов (внутренне психическое переживание, которое вызывает решимость виновного, толкает его на совершение определенного действия) [19], Б.В. Харазишвили (эмоциональное состояние лица, выражающееся в проявлении воли, связанной с пониманием общей необходимости преступного поведения и хотением его осуществления) [20], В.А. Якушин (такое возбуждение к преступному поведению, о котором в известном смысле можно сказать, что он выступает движущей силой, внутренним источником этого поведения) [21], и Я.М. Брайнин (чувство (переживание) превратившееся в стимул к виновному поведению) [22].

Отдельные ученые, избегая отождествления мотива преступления с каким-либо одним компонентом потребносто-мотивационной сферы, принимая его побудительное воздействие, предлагают обобщенные понятия мотива преступления. Например, Б.С. Волков мотивом преступления называет то, что, отражаясь в сознании человека, побуждает его совершить преступление [7, с. 8], а Л.Д. Гаухман говорит, что мотив преступления это побудительный стимул, источник активности человека [23].

Системный анализ применяемых понятий мотива преступления показал, что, как и при изучении общей мотивации некриминальной деятельности, основная часть ученых и исследователей понимают мотив преступления как определенного вида побуждение . Так, А.В. Наумов считает, что мотив преступления - это осознанное побуждение (потребность, чувство и т.д.) к достижению определенной цели посредством совершения преступления [24]. А.И. Рарог рассматривает мотив преступления как обусловленное определенными потребностями осознанное побуждение, стимулирующее субъект к совершению преступления и проявляющееся в нем [25]. С.А. Тарарухин говорит, что мотив преступления – это осознанное побуждение (стремление) к совершению конкретного целенаправленного поступка (волевого акта), представляющего общественную опасность и предусмотренного уголовным законом в качестве преступления [26]. По мнению Ю.Ф. Чуфаровского осознанное побуждение для преступного действия является мотивом преступления [27]. Г.Г. Шиханцов видит в мотиве преступления то внутреннее побуждение, которое вызывает у лица решимость совершить преступление и руководит им при его осуществлении [28]. Эти побуждения являются формой отношения лица к окружающей среде как к источнику их удовлетворения. Будучи побуждением, мотив всегда направлен на тот или иной объект (лицо, предмет), который выступает в качестве средства его удовлетворения В.Л. Васильев говорит о том, что мотивы преступления – побуждения, которыми руководствовался обвиняемый при его совершении [29]. Бражников Д.А. называет мотивом преступления побуждения, ставшие причиной совершения преступления [30]. В.Д. Гольдинер принимает в виде мотива преступления еще не осознанное влечение, стремление, являющееся исходным побуждением к действию [31]. А.П. Музюкин рассматривает в виде мотива преступления, обусловленные определенными потребностями внутренние побуждения к достижению конкретного результата, вызывающие у лица решимость совершить преступления [32]. О.В. Круть полагает, что интересы, чувства, стремления, которые побуждают человека к совершению преступления, являются его мотивом [33].

В свою очередь, термин «побуждение» в различных психологических глоссариях и иных специализированных словарях понимается как внутренне влечение человека, стимул, заставляющий его совершить какое-либо действие, поступки [34]; стремление индивида к осуществлению чего-либо [35]; желание, намерение действовать [36]. При этом в современном русском языке слово «побуждение» истолковывается как «влечение, стремление к осуществлению чего-либо» [37]. Таким образом, можно полагать, что при изучении мотивов поведения правонарушителей необходимо установление и понимание его стремлений, влечений, желаний, намерений.

Ключевой характеристикой, формирующей представление о побуждении, как о стимуляторе человеческой деятельности, является расположение источника его происхождения. Мотиваторы, как побуждающие факторы, стимулирующие деятельность могут быть сформированы как внутри личности, так и вне ее, становясь одним из важнейших компонентов мотивации. В случаях обусловленности мотивации влиянием внешних для человека обстоятельств ее принято считать внешнеорганизованной или внешней [8, с. 89]. Однако, любой мотиватор, независимо от происхождения, для формирования действия должен быть воспринят личностью и вызвать внутри нее побуждение к этому действию. В полном объеме представленные положения об источнике побуждений соответствуют частному виду мотивов человеческого поведения – мотиву преступной деятельности. Таким образом, представляя собой сложное психологическое образование, построенное самим субъектом, мотив преступления, как побуждение к совершению определенного поведенческого акта, имеет внутренне сформированное происхождение.

Описанные выше определения мотива преступления позволяет раскрыть стратегическую направленность побуждения, установить к чему оно приводит или должно привести. Большая часть ученых при формулировании определения мотива преступления используют для обозначения перспективных результатов его реализации понятие потребности, которые в актуализированном состоянии являются основой, источником побуждений [11, 17], обуславливают побуждения [25, 32], формируют психическое напряжение [16], отражают зависимость от внешнего мира и нужду [28], определяют содержание конечной цели побуждений [14], удовлетворяются при их реализации [12]. Обобщая восприятие специалистами направленности побуждений, описанных в проанализированных определениях мотива преступления, можно сделать вывод, что побуждения правонарушителя, так или иначе, направлены на удовлетворение потребностей.

Множество точек зрения на сущность потребности дает возможность достаточно широко рассматривать изучаемое понятие, включить в него разнообразные составляющие, выделяемые учеными различных психологических течений, и фактически проявляемые нарушителем в процессе преступной деятельности. В тоже время, анализ научных взглядов А. Маслоу [38], Д.Н. Узнадзе [39], В.С. Магуна [40], М.М. Филиппова [41], К. Обуховского [42], Б.И. Додонова [43] и других ученых позволяет рассматривать психологическое явление потребности как:

- дефицит, нехватка чего-либо в организме в психическом состоянии личности;

- избыток чего-либо вредного для нормального функционирования организма;

- спонтанно проявляемая нужда, возникающая в связи с соблазнительностью объекта без предшествующего переживания дефицита;

- нужда, понимаемая как нужность, надобность, желанность, взаимосвязанная с чем-то необходимым, полезным, приятным;

- непременная реализация потенциальных возможностей, способностей;

- состояние отсутствия блага, которыми обозначаются состояния и процессы субъекта и его внешней среды, являющиеся условиями сохранения и развития этого субъекта;

- внешняя объективная необходимость, а также внутренняя субъективная необходимость;

- заложенная в личности природой и обществом программа жизнедеятельности;

- состояние напряжения ввиду переживания нужды (при этом деактуализация потребности происходит при снятии напряжения).

Необходимо отметить, что в предложенных форматах совокупность компонентов, включаемых в понимание потребности сторонниками одной концепции, не исключает наличия компонентов, выделяемых представителями иного научного направления. Так, преступление, совершенное из соображений личной безопасности (мотив безопасности), с одной стороны, стимулировано побуждениями избавления от напряжения, вызванного страхом, с другой стороны, нарушителем движут побуждения обретения спокойствия.

Кроме того, ряд исследователей (Д.А. Леонтьев [44], А.Н. Леонтьев [45]) предлагает принятие в качестве потребности предмет ее удовлетворения. Не принимая однозначно такую точку зрения [8, с. 21], в рамках нашего исследования возможно принятие предмета удовлетворения преступных побуждений как частной потребности, которая может иметь множество альтернативных частных потребностей, каждая из которых способна в достаточной степени удовлетворить общую для них базовую потребность.

В процессе анализа мотивов человеческой деятельности Е.П. Ильин отмечает, что при восприятии мотива поведения в качестве побуждения не раскрывается его содержательная сторона [8, с. 58]. Однако, необходимо отметить, что исследуя мотивы преступной деятельности как частного вида общей деятельности человека, специалисты выделяют признаки, позволяющие выделить в общей мотивации повседневного поведения мотивацию совершения преступлений. В большинстве своем эти признаки подчеркивают особенности побуждений, конкретизируя способ действия личности, способ реализации побуждений, способ удовлетворения потребностей, обусловивших волевой акт. Так, отмечается, что побуждения достигаются посредством совершения преступлений [24]; стимулируют субъект к совершению преступлений и проявляются в нем [25]; вызывают решимость совершить преступление [28]; являются руководствующими для обвиняемого при совершении преступления [29].

Кроме того, существуют позиции, что мотивами преступления являются побуждения к совершению поступка, представляющего общественную опасность [26] и побуждения к выбору преступного варианта действий при удовлетворении потребностей [14], а также, что потребности нарушителя удовлетворяются путем нарушения уголовно-правового запрета [16]. Действующее законодательство предусматривает, что преступлением, как отдельным вид правонарушения, является виновное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным кодексом под угрозой наказания [46]. Обобщая проанализированные определения мотива преступления, можно полагать, что в мотивационной основе действий нарушителя лежат побуждения к удовлетворению потребностей преступным способом .

Представители советской школы психологии примерно до начала заключительной трети ХХ века игнорировали компонент неосознаваемости при изучении мотивов деятельности человека. Эта же тенденция распространялась на частный вид мотивов – мотив преступления. Определения мотива преступления, сформулированные в середине ХХ века, а также производные от этих определений подразумевают обязательную осознанность побуждений к совершению преступлений [24, 25, 26]. Однако, современное понимание мотива преступления также как мотива деятельности вообще, подразумевает признание наряду с осознанными мотивами наличия побудительного влияния преступных мотивов, не отраженных в сознании субъекта. А.Н. Леонтьев [45] в своих исследованиях отмечает, что неосознанное не отделено от сознаваемого и они не противоречат друг другу. Он указывает, что осознание мотива происходит на определенном этапе становления личности, и что для ребенка, и подростка такой внутренней задачи просто нет. Однозначно принимая позицию автора, можно уточнить, что отсутствие у нарушителя внутренней задачи осмысления своих противоправных стремлений может иметь не только обусловленное возрастным развитием происхождение, но и иметь иные предпосылки.

Е.П. Ильин [8, с. 128], проведя анализ внутриличностных побуждений, среди причин из-за которых они не осознаются субъектом выделяет:

- отсутствие способности к анализу своих действий даже при внешнем содействии

- подмену в сознании человека побуждающих факторов, когда обобщенные по содержанию потребности подменяются частными или предметами, их удовлетворяющими.

- отсутствие стремления выяснить истинные причины своего поведения в связи с нежеланием выглядеть безнравственно в своих глазах.

Несколько иначе определяет виды неосознанных побуждений и действий А.Г. Асмолов [47], который систематизирует их на:

- надындивидуальные надсознательные явления. Представляют собой усвоенные субъектом как членом той или иной группы образцы типичного для данной общности поведения и познания, влияние которых на его деятельность актуально не осознается субъектом и не контролируется им;

- неосознаваемые побудители к деятельности (неосознаваемые мотивы и смысловые установки личности) – побуждения и нереализованные предрасположенности к действиям, детерминированные тем желаемым будущим, ради которого осуществляется деятельность и в свете которого различные поступки и события приобретают личностный смысл;

- неосознаваемые регуляторы способов выполнения деятельности (операционные установки и стереотипы) – возникают в процессе решения различных задач и детерминируются неосознанно предвосхищаемым образом событий и способов действия, опирающимся на прошлый опыт поведения в подобных ситуациях. В ходе процесса автоматизации происходит стирание грани между субъектом и объектом, растворение субъекта в деятельности;

- неосознаваемые резервы органов чувств.

При рассмотрения с точки зрения мотивов преступного поведения результатов исследований, направленных на изучение неосознаваемых компонентов в поведении человека, первоочередной практический интерес вызывают ряд психологических феноменов. Развивая суждения Ю.М. Антоняна [48], А.Ф. Зеленского [49], Д.А. Бражникова [30] о полном или частичном отсутствии осознания отдельных компонентов преступного поведения, к таким феноменам можно отнести действия механизмов психологической защиты, когда понимание собственных преступноориентированных побуждений в сознании нарушителя отрицается или вытесняется, замещается, рационализируется правомерными основаниями, возможно актуальными, но не определяющими. Также психологическими явлениями, формирующими неосознаваемые преступные побуждения, можно назвать своеобразные индивидуальные и социальные автоматизмы.

Вероятно, нецелесообразно говорить об исчезновении мотива преступления в процессе продолжительной преступной деятельности, когда общественная опасность собственных действий со временем перестает осознаваться.

Любопытным представляется и многократный бессистемный переход побуждений из категории осознанных в категорию неосознаваемых и обратно при многократном повторении преступных действий, когда правонарушитель то осознает преступный характер своих побуждений, то не задумывается над этим, совершая привычные и новые противоправные действия под влиянием, например, низменных инстинктивных влечений.

Дополняя рассуждения о неосознаваемости побуждений, необходимо подчеркнуть, что отсутствие у вменяемого правонарушителя способности предварительно и верно проанализировать свои действия, нежелание это делать или проведение такого анализа постфактум не может означать отсутствие мотива преступления, а в отдельных случаях быть фактором, исключающим состав преступления.

Отдельного внимания требуют факты преступной действий, совершенных в состоянии тяжелого опьянения, когда наличие осознанности побуждений и характера их удовлетворения опровергается результатами медицинского освидетельствования.

Неоправданно исключать в действиях субъекта противоправного деяния состав преступления, когда его побуждения внешне понятны, но по какой-либо причине не прошли процесс внутриличностного осознания.

Анализ феномена мотива преступления исключительно в контексте его осознанности позволяет в полной мере оправдать правонарушителей отдельных категорий. Такое оправдание по своей сути не соответствует отечественной системе оценки преступного поведения.

Перечисленные и, возможно, иные формы и особенности неосознаваемых побуждений к удовлетворению своих потребностей преступным способом не позволяют относиться к противоправным действиям как к немотивированным поступкам. Таким образом, можно заключить, что мотивом преступления могут являться как осознанные, так и неосознанные побуждения.

Выводы

В ходе проведенного исследования были обобщены принципиальные роли значимых компонентов внутриличностных побуждений, потребностей, а также способов их восприятия и удовлетворения в содержательном наполнении понятия мотива преступления. В итоге, учитывая практикоориентированные задачи по формулированию максимально наполненного побудительными компонентами понятия мотива преступления, имеющего конкретные признаки и четкие границы, можно предложить его следующее уточненное определение: «Мотив преступления – это внутреннее осознанное или неосознанное побуждение к удовлетворению потребности преступным способом».

Библиография
1.
Устинов Д. В. Содержание потребности как критерий классификации мотивов противоправного имущественного поведения детей.[Электронный ресурс] // Психология и право. 2018(8). №1. С. 63-76. doi: 10.17759 / psylaw.2018080105 – URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2018/n1/91728.shtml (дата обращения 02.05.2020).
2.
Думанская Е.И. Мотив преступления как итог мотивационного процесса; его значение при квалификации убийств: дис. … канд. юр. наук: 12.00.08. – Екатеринбург, 2005 – 163 с.
3.
Велиев Ф. З. Мотив ненависти или вражды и его уголовно-правовое значение: дис. … канд. юр. наук: 12.00.08. – Москва, 2015 – 232 с.
4.
Музюкин А. П. Мотив преступления и его уголовно-правовое значение: дис. … канд. юр. наук: 12.00.08. – Рязань, 2010 – 180 с.
5.
Чубинский М.П. Очерки уголовной политики: понятие, история и основные проблемы уголовной политики как составного элемента науки уголовного права. – М.: ИНФРА-М, 2008. – 435 с.
6.
Оганесян Б. Л. Понятие мотива преступления в теории уголовного права // Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2012. – № 6(89). – С. 153-158.
7.
Волков Б. С. Мотивы преступлений. – Казань: Изд-во Казанского университета, 1982. – 152 с.
8.
Ильин Е. П. Мотивация и мотивы. – Санкт-Петербург: Питер, 2002. – 512 с.
9.
Ковалев В.И. Мотивы поведения и деятельности. – М.: Наука, 1988. – 192 с.
10.
Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. – Спб.: Питер; М.: Смысл, 2003. – 860 с.
11.
Романов В. В. Юридическая психология. – Москва: Юристъ, 1998. – 488 с.
12.
Бандурка А. М., Бочарова С. П., Землянская Е.В. Юридическая психология: Учебник. – Харьков: Изд-во Национального университета внутренних дел, 2002. – 596 с.
13.
Филановский И. Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. – Л.: Издательство ЛГУ, 1970. – 176 с.
14.
Скляров С. В. Вина и мотивы преступного поведения как основание дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности: автореф. дис…докт. юр. наук : 12.00.08. – М, 2004. – 45 с.
15.
Антонян Ю. М., Еркубаева А. Ю. Преступления из хулиганских побуждений: объяснения и мотивы // Общество и право. – 2014. – № 2(48). – С. 129-132
16.
Боер А. Л. Месть в мотивационной структуре преступного поведения: криминологический и уголовно-правовой аспекты: дис. … канд. юр. наук: 12.00.08. – Санкт-Петербург, 2002 – 228 с.
17.
Харитонова Т.Н. Мотив ревности и его значение при умышленном убийстве по советскому уголовному праву: дис. …канд. юр. наук: 12.00.08. – Казань, 1983. – 194 с.
18.
Загородников Н. И. Советское уголовное право. Общая и особенная части.-М.: Юридическая литература, 1975. – 568 с .
19.
Лобанов В. А. Мотив и цель при хищении социалистического имущества // Вопросы советского права и законности на современном этапе. – 1965. – №1. – С. 247 – 252
20.
Харазишвили Б. В. Вопросы мотива поведения преступника в советском уголовном праве. – Тбилиси: Цодна, 1963. – 288 с.
21.
Якушин В. А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. – Тольятти: Изд-во ТолПИ, 1998. – 296 с.
22.
Брайнин Я. М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. – М.: Юридическая литература, 1963. – 273 с
23.
Гаухман Л. Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. – М.: АО «ЦентрЮрИнфоР», 2001. – 316 с.
24.
Наумов А. В. Мотивы убийств: учебное пособие. – Волгоград: НИ и РИО ВСШМВД СССР, 1969 . – 136 с.
25.
Рарог А. И. Субъективная сторона и квалификация преступления. – М.: ООО «Профобразование», 2001. – 133 с.
26.
Тарарухин С. А. Установление мотива и квалификация преступления. – Киев: Выща школа, 1977. – 149 с.
27.
Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология. Учебное пособие. – М.: Право и Закон, 1997. – 320 с.
28.
Шиханцов Г. Г. Юридическая психология. – М.: Зерцало, 1998. – 352 с.
29.
Васильев В. Л. Юридическая психология: учебник для вузов. – Санкт-Петербург: Питер, 2009. – 608 с.
30.
Бражников Д. А. Шиян В. И. Выявление мотивов преступного поведения // Юридическая наука и правоохранительная практика. – 2016. – № 3(37). – С. 89 – 94.
31.
Гольдинер В. Д. Мотив преступления и его значение в советском уголовном праве // Советское государство и право. – 1958. – С. 43-52.
32.
Музюкин А. П. К вопросу о понятии мотива преступления // Человек: преступление и наказание. – 2009. – №3(66). – С. 104-106.
33.
Круть О. В. Мотивация, мотив и цель преступления: соотношение понятий // Вестник института экономических исследований. – 2017. – №3(7). – С. 172-177.
34.
Энциклопедический словарь по психологии и педагогике [Электронный ресурс]. – URL: https://psychology_pedagogy.academic.ru/12814 (дата обращения 02.04.2020).
35.
Глоссарий. Психологический словарь [Электронный ресурс]. – URL: http://www.psychologies.ru/glossary/15/pobujdenie/ (дата обращения 02.04.2020).
36.
Головин С.Ю. Словарь практического психолога. – Минск: Харвест, 1998. – 301 с.
37.
Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный [Электронный ресурс]. – URL: https://www.efremova.info/word/pobuzhdenie.html#.XoWojhln2h8 (дата обращения 02.04.2020).
38.
Маслоу А. Мотивация и личность / перевод Татлыбеевой А. М.. – Санкт-Петербург: Евразия, 1999. – 478 с.
39.
Узнадзе Д. Н. Психология установки. – Санкт-Петербург: Питер, 2001. – 416 с.
40.
Магун В. С. Потребности и психология социальной деятельности личности. – Л.: Наука, 1983. – 176 с.
41.
Филиппов М. М. Психофизиология функциональных состояний: Учебное пособие. – Киев: МАУП, 2006. – 240 с.
42.
Обуховский К. Психология влечений человека / перевод с польского А. А. Могилева.-М.: Прогресс, 1972. – 248 с.
43.
Додонов Б. И. В мире эмоций. – Киев: Политиздат, 1987. – 140 с.
44.
Леонтьев Д. А. Психология смысла. Природа, строение и динамика смысловой реальности, 2-е изд. испр.-М.: Смысл, 2003. – 488 с.
45.
Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы, эмоции. – М.: МГУ, 1971. – 40 с.
46.
Уголовный кодекс Российской Федерации [федер. закон: принят Гос. Думой 24 мая 1996 г.: по состоянию на 1 ноября 2019 г.]. – М.: Омега-Л. – 2019. – 248 с.
47.
Асмолов А. Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. – М.: Смысл, 2002. – 480 с.
48.
Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. – М.: Юристъ, 1996. – 203 с.
49.
Зеленский А.Ф.Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении. – Харьков : Издательское объединение Вища школа Изд-во при Харьковском государственном университете, 1986. – 169 с.
References
1.
Ustinov D. V. Soderzhanie potrebnosti kak kriterii klassifikatsii motivov protivopravnogo imushchestvennogo povedeniya detei.[Elektronnyi resurs] // Psikhologiya i pravo. 2018(8). №1. S. 63-76. doi: 10.17759 / psylaw.2018080105 – URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2018/n1/91728.shtml (data obrashcheniya 02.05.2020).
2.
Dumanskaya E.I. Motiv prestupleniya kak itog motivatsionnogo protsessa; ego znachenie pri kvalifikatsii ubiistv: dis. … kand. yur. nauk: 12.00.08. – Ekaterinburg, 2005 – 163 s.
3.
Veliev F. Z. Motiv nenavisti ili vrazhdy i ego ugolovno-pravovoe znachenie: dis. … kand. yur. nauk: 12.00.08. – Moskva, 2015 – 232 s.
4.
Muzyukin A. P. Motiv prestupleniya i ego ugolovno-pravovoe znachenie: dis. … kand. yur. nauk: 12.00.08. – Ryazan', 2010 – 180 s.
5.
Chubinskii M.P. Ocherki ugolovnoi politiki: ponyatie, istoriya i osnovnye problemy ugolovnoi politiki kak sostavnogo elementa nauki ugolovnogo prava. – M.: INFRA-M, 2008. – 435 s.
6.
Oganesyan B. L. Ponyatie motiva prestupleniya v teorii ugolovnogo prava // Vestnik Saratovskoi gosudarstvennoi yuridicheskoi akademii. – 2012. – № 6(89). – S. 153-158.
7.
Volkov B. S. Motivy prestuplenii. – Kazan': Izd-vo Kazanskogo universiteta, 1982. – 152 s.
8.
Il'in E. P. Motivatsiya i motivy. – Sankt-Peterburg: Piter, 2002. – 512 s.
9.
Kovalev V.I. Motivy povedeniya i deyatel'nosti. – M.: Nauka, 1988. – 192 s.
10.
Khekkhauzen Kh. Motivatsiya i deyatel'nost'. – Spb.: Piter; M.: Smysl, 2003. – 860 s.
11.
Romanov V. V. Yuridicheskaya psikhologiya. – Moskva: Yurist'', 1998. – 488 s.
12.
Bandurka A. M., Bocharova S. P., Zemlyanskaya E.V. Yuridicheskaya psikhologiya: Uchebnik. – Khar'kov: Izd-vo Natsional'nogo universiteta vnutrennikh del, 2002. – 596 s.
13.
Filanovskii I. G. Sotsial'no-psikhologicheskoe otnoshenie sub''ekta k prestupleniyu. – L.: Izdatel'stvo LGU, 1970. – 176 s.
14.
Sklyarov S. V. Vina i motivy prestupnogo povedeniya kak osnovanie differentsiatsii i individualizatsii ugolovnoi otvetstvennosti: avtoref. dis…dokt. yur. nauk : 12.00.08. – M, 2004. – 45 s.
15.
Antonyan Yu. M., Erkubaeva A. Yu. Prestupleniya iz khuliganskikh pobuzhdenii: ob''yasneniya i motivy // Obshchestvo i pravo. – 2014. – № 2(48). – S. 129-132
16.
Boer A. L. Mest' v motivatsionnoi strukture prestupnogo povedeniya: kriminologicheskii i ugolovno-pravovoi aspekty: dis. … kand. yur. nauk: 12.00.08. – Sankt-Peterburg, 2002 – 228 s.
17.
Kharitonova T.N. Motiv revnosti i ego znachenie pri umyshlennom ubiistve po sovetskomu ugolovnomu pravu: dis. …kand. yur. nauk: 12.00.08. – Kazan', 1983. – 194 s.
18.
Zagorodnikov N. I. Sovetskoe ugolovnoe pravo. Obshchaya i osobennaya chasti.-M.: Yuridicheskaya literatura, 1975. – 568 s .
19.
Lobanov V. A. Motiv i tsel' pri khishchenii sotsialisticheskogo imushchestva // Voprosy sovetskogo prava i zakonnosti na sovremennom etape. – 1965. – №1. – S. 247 – 252
20.
Kharazishvili B. V. Voprosy motiva povedeniya prestupnika v sovetskom ugolovnom prave. – Tbilisi: Tsodna, 1963. – 288 s.
21.
Yakushin V. A. Sub''ektivnoe vmenenie i ego znachenie v ugolovnom prave. – Tol'yatti: Izd-vo TolPI, 1998. – 296 s.
22.
Brainin Ya. M. Ugolovnaya otvetstvennost' i ee osnovanie v sovetskom ugolovnom prave. – M.: Yuridicheskaya literatura, 1963. – 273 s
23.
Gaukhman L. D. Kvalifikatsiya prestuplenii: zakon, teoriya, praktika. – M.: AO «TsentrYurInfoR», 2001. – 316 s.
24.
Naumov A. V. Motivy ubiistv: uchebnoe posobie. – Volgograd: NI i RIO VSShMVD SSSR, 1969 . – 136 s.
25.
Rarog A. I. Sub''ektivnaya storona i kvalifikatsiya prestupleniya. – M.: OOO «Profobrazovanie», 2001. – 133 s.
26.
Tararukhin S. A. Ustanovlenie motiva i kvalifikatsiya prestupleniya. – Kiev: Vyshcha shkola, 1977. – 149 s.
27.
Chufarovskii Yu. V. Yuridicheskaya psikhologiya. Uchebnoe posobie. – M.: Pravo i Zakon, 1997. – 320 s.
28.
Shikhantsov G. G. Yuridicheskaya psikhologiya. – M.: Zertsalo, 1998. – 352 s.
29.
Vasil'ev V. L. Yuridicheskaya psikhologiya: uchebnik dlya vuzov. – Sankt-Peterburg: Piter, 2009. – 608 s.
30.
Brazhnikov D. A. Shiyan V. I. Vyyavlenie motivov prestupnogo povedeniya // Yuridicheskaya nauka i pravookhranitel'naya praktika. – 2016. – № 3(37). – S. 89 – 94.
31.
Gol'diner V. D. Motiv prestupleniya i ego znachenie v sovetskom ugolovnom prave // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. – 1958. – S. 43-52.
32.
Muzyukin A. P. K voprosu o ponyatii motiva prestupleniya // Chelovek: prestuplenie i nakazanie. – 2009. – №3(66). – S. 104-106.
33.
Krut' O. V. Motivatsiya, motiv i tsel' prestupleniya: sootnoshenie ponyatii // Vestnik instituta ekonomicheskikh issledovanii. – 2017. – №3(7). – S. 172-177.
34.
Entsiklopedicheskii slovar' po psikhologii i pedagogike [Elektronnyi resurs]. – URL: https://psychology_pedagogy.academic.ru/12814 (data obrashcheniya 02.04.2020).
35.
Glossarii. Psikhologicheskii slovar' [Elektronnyi resurs]. – URL: http://www.psychologies.ru/glossary/15/pobujdenie/ (data obrashcheniya 02.04.2020).
36.
Golovin S.Yu. Slovar' prakticheskogo psikhologa. – Minsk: Kharvest, 1998. – 301 s.
37.
Efremova T.F. Novyi slovar' russkogo yazyka. Tolkovo-slovoobrazovatel'nyi [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.efremova.info/word/pobuzhdenie.html#.XoWojhln2h8 (data obrashcheniya 02.04.2020).
38.
Maslou A. Motivatsiya i lichnost' / perevod Tatlybeevoi A. M.. – Sankt-Peterburg: Evraziya, 1999. – 478 s.
39.
Uznadze D. N. Psikhologiya ustanovki. – Sankt-Peterburg: Piter, 2001. – 416 s.
40.
Magun V. S. Potrebnosti i psikhologiya sotsial'noi deyatel'nosti lichnosti. – L.: Nauka, 1983. – 176 s.
41.
Filippov M. M. Psikhofiziologiya funktsional'nykh sostoyanii: Uchebnoe posobie. – Kiev: MAUP, 2006. – 240 s.
42.
Obukhovskii K. Psikhologiya vlechenii cheloveka / perevod s pol'skogo A. A. Mogileva.-M.: Progress, 1972. – 248 s.
43.
Dodonov B. I. V mire emotsii. – Kiev: Politizdat, 1987. – 140 s.
44.
Leont'ev D. A. Psikhologiya smysla. Priroda, stroenie i dinamika smyslovoi real'nosti, 2-e izd. ispr.-M.: Smysl, 2003. – 488 s.
45.
Leont'ev A. N. Potrebnosti, motivy, emotsii. – M.: MGU, 1971. – 40 s.
46.
Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii [feder. zakon: prinyat Gos. Dumoi 24 maya 1996 g.: po sostoyaniyu na 1 noyabrya 2019 g.]. – M.: Omega-L. – 2019. – 248 s.
47.
Asmolov A. G. Po tu storonu soznaniya: metodologicheskie problemy neklassicheskoi psikhologii. – M.: Smysl, 2002. – 480 s.
48.
Antonyan Yu.M., Enikeev M.I., Eminov V.E. Psikhologiya prestupnika i rassledovaniya prestuplenii. – M.: Yurist'', 1996. – 203 s.
49.
Zelenskii A.F.Osoznavaemoe i neosoznavaemoe v prestupnom povedenii. – Khar'kov : Izdatel'skoe ob''edinenie Vishcha shkola Izd-vo pri Khar'kovskom gosudarstvennom universitete, 1986. – 169 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
«Проблема учета психологических конструктов в формировании понятия мотива преступления»

Предмет исследования – содержательное наполнение понятия «мотив преступления» через аргументированное уточнение совокупности психологических аспектов.
Название работы недостаточно точно отражает содержание статьи.
Методология исследования соответствует содержанию исследования по заявленной теме. Автор применяет обзор анализ литературы, обобщения научных и методических данных.
С методологической точки зрения статья не соответствует требованиям, которые предъявляются к научным публикациям. В ней есть теоретический обзор, который односторонне рассматривает заявленную тему – с точки зрения отечественных авторов и в плоскости анализа понятий «мотив», «потребности», «побуждение».
Эмпирическое исследование в работе отсутствует. Хотя в рамках темы можно было применить анализ семантического поля, повторяющихся слов в психологических исследованиях.
Рекомендуется применить 2 вида дополнительных методов:
1. ретроспективное исследование – обобщение исследований по заявленной теме в исторической ретроспективе
2. сравнительный анализ – анализ подходов к феномену «мотив преступления» в зарубежной и в отечественной психологии.
В результате будет продемонстрирован полноценный научный подход и выявлены закономерности.
Актуальность работы связана с повышенным вниманием в науке и практике к мотивации преступного поведения. В условиях, когда государство много внимания уделяет превентивным мерам, т.е. мерам профилактик преступного поведения, важно рассмотрение данного вопроса на научном уровне, с точки зрения современных тенденций в моделях поведения граждан.
Актуальность выбранной темы автором во введении не доказана. Требуются данные современных исследований, статистические данные по динамике преступлений, ссылки на известных ученных о текущей ситуации с моделями преступного поведения и мотивации.
Новизна представленной статьи не прослеживается. С одной стороны, автор утверждает, что в качестве результата исследования, содержащего новизну, можно рассматривать определение, которое сформулировано по результатам исследования: «Мотив преступления – это внутреннее осознанное или неосознанное побуждение к удовлетворению потребности преступным способом». С другой стоны, отсутствуют научные основания для позиционирования такого термина. Исследование не проводилось, анализ конструкта отсутствует.
Стиль, структура, содержание.
Статья структурирована. Открывает статью введение с обоснованием темы. Во вводной части автор раскрывает актуальность темы, но не вполне аргументированно ее обосновывает.
Автор четко раскрывает основные термины – мотивация и побуждения. Приводит в качестве примеров подходы разных авторов (Ильин, Наумов, Леонтьев и др.)
В основной части автор раскрывает тему через характеристику основных терминов – мотивы, побуждения, потребности, преступный способ. Собственно, исследование сводится к описанию этих категорий. Непонятно, почему в качестве базовых подходов взяты и именно эти. Остается вопрос о то, почему рассмотрены только отечественные подходы к мотивам преступления. И главное – вызывает сомнение целесообразность рассмотрения данной темы без привязки к конкретным психологическим, социально-демографическим, культурным факторам. Совершенно очевидно, что мотивы преступления различны в зависимости от возраста, пола и пр. Предложение – переформатировать содержание основной части статьи в полном объёме.
Выводы не отражают основные положения работы. Но вызывают сомнения с учетом информативности данных в статье.
Логика изложения не удобная для восприятия, приводятся в качестве примеров мнения различных отечественных ученых-фундаменталистов в области, но фразы крайне сложные и громоздкие. Например, фраза, которая не читается: В итоге, учитывая практикоориентированные задачи по формулированию максимально наполненного побудительными компонентами, но имеющего конкретные признаки и четкие границы определения мотива преступления, обобщая соображения о принципиальной роли атрибутов осознаваемого и неосознанного восприятия, компонентов внутриличностного побуждения, потребностей и способа их удовлетворения, а также признанную большинством исследователей необходимость учета этих компонентов в содержательном наполнении понятия мотива преступления, можно предложить его следующее уточненное определение: «Мотив преступления – это внутреннее осознанное или неосознанное побуждение к удовлетворению потребности преступным способом».
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к научным статьям. По тексту статьи присутствуют ссылки на библиографию.
Библиография представлена списком из43 литературного источника. Среди них - статьи в периодических изданиях, монографии, методические рекомендации. Следует отметить достаточно качественную проработку литературной базы. Оформление списка соответствует требованиям ГОСТа, ссылки на источники корректно представлены по тексту статьи.
Апелляция к оппонентам:
Название статьи недостаточно соответствует содержанию. Основные положения работы не отражают содержание заявленной темы исследования.
Понятийный уровень работы соответствует научному исследованию. Н на методологическом уровне статья не соответствует требованиям, предъявляемым к публикациям в журналах федерального уровня. Она содержит компиляцию базовых определения психологических терминов.
Выводы, интерес читательской аудитории: интерес читательской аудитории данная статья вряд ли вызовет. В ней отсутствует научная новизна, теоретическая и практическая ценность.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Актуальность темы исследования обусловлена изменением облика «преступного мира». В частности, появляются новые виды преступлений в киберсреде, деструктивные молодёжные онлайн группы, такие как «синий кит», нацеленные на доведение подростков до суицида, онлайн сообщества, пропагандирующие наркотики и т.п. Отдельную опасность представляют преступления экстремистской и террористической направленности, совершаемые в большинстве случаев молодыми людьми в возрасте до 30 лет. Причём пропаганда экстремистской идеологии и призывы к насильственным действиям сегодня происходит и посредством Сети интернет, что также карается законом. Соответственно, новые социальные реалии порождают новые риски и требуют иного психологического осмысления, в частности, это относится и к содержанию понятия «мотив преступления». Результаты исследования, как справедливо замечает автор, важны для развития системы социально-воспитательных и предупредительно-профилактических мер. В этой связи представляется важным содержательная интерпретация понятия « мотив преступления», так как до сих пор отсутствует общепринятая трактовка, также как разделяемая всеми специалистами-практиками и учёными концепция, объясняющая внутренние, психологические предпосылки отклоняющегося, противоправного поведения.
Оснвной метод исследования - это метаанализ данных, обобщающий результаты исследований, посвящённых проблеме учёта психологических конструктов в формировании понятия мотива преступления. Цель - «аргументированное уточнение совокупности психологических аспектов в содержательном наполнении понятия мотива преступления». В этой связи автор анализирует нормативно- правовые акты, регламентирующие рассмотрение противоправных поступков в развитых странах и делает интересное наблюдение, что в большинстве стран Европы действует принцип «безразличия мотивов» и «современное представление о преступлении в этих странах зачастую обходится без понятия мотива преступления». Вместе с тем автор делает краткий обзорный анализ научных трудов авторитетных психологов, объясняющих, что человека побуждает совершать преступления. С одной стороны, показываются точки зрения, согласно которым причины этого нужно искать в социальных условиях (например, Г. Тард), а также приводятся мнения, согласно которым мотивы кроются во внутреннем мире личности (например, Э. Ферри, З. Фрейд и др. ). В то же время приводится точка зрения Э. Фромма, сближающая эти позиции. Учёный называл «мотивационной детерминантой делинквентного поведения единство социального и личностного, в частности, каждая конкретная форма преступного действия является результатом внешних обстоятельств, внутренней установки, направленности личности». В статье также приводятся позиции советских учёных, которые обращали пристальное внимание на личность преступника и то, что спровоцировало его на противоправные деяния. В этой связи автор обращает пристальное внимание на работы Е. П. Ильина.
Обращая внимание читателей на широкий спектр трактовок исследуемого феномена и в современных психологических исследованиях, автор обобщает группы суждений и интерпретационных подходов. Как обосновано выделяется в работе, существует подход к трактовке «мотива преступления», исходя из того, что «побуждения правонарушителя, так или иначе, направлены на удовлетворение потребностей». Вместе с тем, «в мотивационной основе действий нарушителя лежат побуждения к удовлетворению потребностей преступным способом» .
Наряду с этим, в статье рассматривается вопрос о неосознанных побуждениях человека и их влиянии на совершение противоправных действий, в том числе затрагивается вопрос о роли механизмов психологической защиты личности в регулировании поведения, в частности, преступного. Автор приходит к логичному выводу, что разнообразные «формы и особенности неосознаваемых побуждений к удовлетворению своих потребностей преступным способом не позволяют относиться к противоправным действиям как к немотивированным поступкам». Соответственно, «мотивом преступления могут являться как осознанные, так и неосознанные побуждения». На основе проведённого метаанализа, автор предлагает уточнить определение: «мотив преступления – это внутреннее осознанное или неосознанное побуждение к удовлетворению потребности преступным способом».
Статья отличается последовательностью изложения, структура логична, выводы обоснованы. Список литературы обширный и составляет 49 источников, в числе которых труды классических психологов, специалистов в области юридической психологии, криминологии и других узких тем.
Таким образом, данная работа актуальна и имеет научную новизну. Результаты исследования имеют важное прикладное значение в плане совершенствования методов анализа преступного поведения, его мотивационной составляющей, а также в плане совершенствования мер профилактического и воспитательного характера, направленных на предупреждение развития форм деструктивного и противоправного поведения, в том числе и в молодёжной среде.
Считаю, что данная работа представляет интерес как для специалистов практиков, так и для представителей научно-образовательного сообщества и широкого круга читателей.
В качестве пожелания автору хочется порекомендовать несколько скорректировать название статьи. Предлагаю «Особенности учета психологических конструктов в формировании понятия мотива преступления», или «Перспективы учета психологических конструктов в формировании понятия мотива преступления». Замечу, что слово «проблема» в русском языке имеет значение - «неразрешимое противоречие» и поэтому зачастую психологически (не всегда осознанно) воспринимается как «непреодолимый барьер». После прочтения статьи создалось впечатление, что речь идёт не о «проблеме», а о способах «решения» и возможных перспективах и особенностях «учёта психологичеких конструктов в формировании понятия мотива преступления».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"