Статья 'Уголовно-правовая политика в отношении обеспечения безопасности здоровья населения от незаконных медицинских и фармацевтических услуг' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Уголовно-правовая политика в отношении обеспечения безопасности здоровья населения от незаконных медицинских и фармацевтических услуг

Воронин Вячеслав Николаевич

кандидат юридических наук

старший преподаватель, кафедра уголовного права, Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

125362, Россия, г. Москва, ул. Свободы, 1, оф. 2

Voronin Viacheslav Nikolaevich

PhD in Law

Senior Educator, the department of Criminal Law, Kutafin Moscow State Law University

125362, Russia, g. Moscow, ul. Svobody, 1, of. 2

v.w.n@ya.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2018.11.27949

Дата направления статьи в редакцию:

08-11-2018


Дата публикации:

01-12-2018


Аннотация: Объектом исследования стала совокупность общественных отношений связанных с обеспечением здоровья населения от оказания незаконных медицинских и фармацевтических услуг. Предмет исследования - это нормы уголовного законодательства, направленные на охрану данных общественных отношений, а именно статья 235 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту - УК РФ, УК), которая предусматривает уголовную ответственность за осуществление медицинской и фармацевтической деятельности без лицензии. Также автор исследует эволюцию данного состава преступления и моделирует перспективы его модернизации. Методологической основой исследования стали следующие методологические принципы: принцип объективности, принцип междисциплинарности, принцип детерминизма, принцип историзма, принцип целостности, принцип системности, принцип структурности, принцип функциональности, принцип иерархичности, принцип плюрализма объяснения и понимания права, принцип компаративистики.Также нашли отражение следующие частно-правовые методы: правовой аналитики, законодательной техники, правовой компаративистики, а также методы правового моделирования и прогнозирования. Автором проанализирован состав преступления, эффективность наличия уголовно-правового запрета, а также качество нормы уголовного закона. На основе исследования сделан вывод, что в действующей редакции норма не может эффективно отражать данный уголовно-правовой запрет на незаконное осуществление фармацевтической и медицинской деятельности, поэтому автор предлагает новую редакцию ст. 235 УК. Работа проводилась в рамках гранта Президента при финансовой поддержке Минобрнауки по соглашению № МК-3608.2017.6.


Ключевые слова:

уголовное право, право на здоровье, здоровье населения, медицинская деятельность, фармацевтическая деятельность, лицензирование, уголовная ответственность, вред здоровью человека, медицинское образование, фармацевтическое образование

Abstract: The object of this research is the combination of social relations associated with ensuring security of public health from rendering illegal medical and pharmaceutical services. The subject of this research is the norms of criminal legislation aimed at preservation of social relations, namely the Article No. 235 of the Criminal Code of the Russian Federation that stipulates criminal responsibility for engaging in illegal private medical practice or private pharmaceutical activity without having a license. The author explores the evolution of such composition of an offence, as well as models the prospects for its modernization. Methodological foundation contains the principles of objectivity, Interdisiplinarity, determinism, historicism, systematicity, structuredness, functionality, hierarchy, pluralism, comparativism, explanation and comprehension of law; as well as the private legal methods of legal analytics, legislative technique, legal comparativism, legal modelling and forecasting. The article also analyzes the composition of an offence, effectiveness of penal prohibition, as well as quality of the norm of criminal law. The conclusion is made that in its current iteration, this norm cannot efficiently reflect such penal prohibition of the illegal realization of pharmaceutical and medical activities; therefore, the author suggest revising the Article No. 235 of the Criminal Code of the Russian Federation.


Keywords:

criminal law, right to health, public health, medical activities, pharmaceutical activity, licensing, criminal liability, harm to human health, medical education, pharmaceutical education

Ст. 235 УК содержит два уголовно-правовых запрета: во-первых, на занятие медицинской деятельностью без лицензии, во-вторых, запрет на занятие фармацевтической деятельностью также без лицензии. Фактически это состав преступления с альтернативно предусмотренной деятельностью: медицинской или фармацевтической.

Исследуемая норма уголовного закона в ее предыдущей редакции подвергалась серьезному анализу со стороны представителей науки уголовного права. В частности, М.М. Малахова под основным объектом состава преступления, предусмотренного статьей 235 УК, понимает общественное отношение, устанавливающее порядок лицензирования частной медицинской практики и частной фармацевтической деятельности в целях обеспечения абсолютного естественного права человека на здоровье [4]. Указанная позиция критиковалась А.Ю. Сичкаренко, который утверждает, что возникающие в данной области отношения должны касаться не установленного порядка лицензирования, а установленной необходимости и обязательности лицензирования. Иначе высказывание М.М. Малаховой можно толковать неоднозначно. Так, может сложиться мнение, что нарушается не сама обязанность лицензирования, а всего лишь установленный порядок, то есть установленная поэтапность получения в конечном итоге лицензии на осуществление частной медицинской практики либо фармацевтической деятельности [20]. Названный автор представляет собственное видение непосредственного объекта состава преступления, предусмотренного статьей 235 УК, коим являются общественные отношения, связанные с получением неопределенным кругом лиц доброкачественных и квалифицированных медицинских и фармацевтических услуг, предоставляемых частной системой здравоохранения, а в качестве дополнительного объекта выступают общественные отношения в сфере установленного порядка организации и оказания медицинской и фармацевтической помощи населению в частной системе здравоохранения, а также здоровье конкретного человека [20].

Поскольку редакция нормы претерпела существенное изменение в части наименования статьи и содержания диспозиции, сегодня рассмотренное выше понимание объекта данного преступления неприменимо. Законодатель пересмотрел подход к набору криминообразующих признаков: ранее диспозиция содержала указание на незаконность осуществления медицинской или фармацевтической деятельности, теперь речь идет об осуществлении названных видов деятельности без лицензии. Объем преступного деяния стал несколько у/же, поскольку осуществление деятельности без лицензии является частным случаем незаконности такой деятельности. Помимо отсутствия лицензии к незаконным действиям в соответствии с предыдущей редакцией статьи можно было отнести, например, осуществление фармацевтической деятельности лицом, не имеющим необходимого фармацевтического образования и квалификации, теперь же подобное поведение является наказуемым только в случае аннулирования лицензии в связи с несоблюдением лицензионных требований по причине отсутствия необходимой квалификации у сотрудников фармацевтической организации. Следовательно, основой криминализации подобного поведения в настоящее является отсутствие лицензии, а также последствия в виде причинения вреда здоровью.

Бланкетный вид диспозиции нормы уголовного права, содержащейся в статье 235 УК, позволяет начать анализ признаков объективной стороны данного состава с обращения к позитивному законодательству, регулирующему основания и порядок лицензирования медицинской и фармацевтической деятельности. И.В. Ершова утверждает, что лицензирование представляет собой прямое, административное воздействие на экономическую деятельность, осуществляемое с применением императивных правил. И его принято рассматривать в числе основных требований, предъявляемых к экономической, в том числе предпринимательской медицинской или фармацевтической деятельности, а лицензионный контроль — в качестве одного из направлений контроля предпринимательской и иной экономической деятельности. Лицензионный (разрешительный) режим является традиционным для рассматриваемой сферы общественных отношений [3]. Специалисты отмечают, что система лицензирования дает единственно эффективную возможность воздействия на фармацевтическую организацию. Деятельность органов лицензирования оказывает не только стимулирующее и дисциплинирующее влияние на работу лицензиатов, но и нацеливает их на постоянное повышение уровня профессиональной деятельности как государственных, так и частных фарморганизаций [1]. Генеральной целью лицензирования как формы административно-правового регулирования выступает упорядочивание и контроль деятельности в сфере оптовой и розничной торговли лекарственными средствами, их хранения, перевозки и изготовления лекарственных препаратов, обеспечивающие эффективное функционирование фармацевтического бизнеса в соответствии с установленными государством требованиями, недопущение проникновения на фармацевтический рынок структур, осуществляющих незаконную неквалифицированную и опасную для граждан деятельность [2].

В соответствии с п. 46 – 47 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» осуществление медицинской и фармацевтической деятельности требует получения лицензии. Применительно к медицинской деятельности основным подзаконным нормативным актом, определяющим порядок ее лицензирования, является Положение о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково») [7] (далее по тексту – Положение о лицензировании медицинской деятельности). Содержание медицинской деятельности определяется перечнем работ и услуг, которые могут выполняться при оказании таких видов медицинской помощи, как:

первичная медико-санитарная – основа системы оказания медицинской помощи, которая включает в себя мероприятия по профилактике, диагностике, лечению заболеваний и состояний, медицинской реабилитации, наблюдению за течением беременности, формированию здорового образа жизни и санитарно-гигиеническому просвещению населения и оказывается по территориальному принципу в амбулаторных условиях и в условиях дневного стационара в виде доврачебной помощи – фельдшерами, акушерами и иными медицинскими работниками со средним медицинским образованием; в виде врачебной помощи врачами-терапевтами, врачами-терапевтами участковыми, врачами-педиатрами, врачами-педиатрами участковыми и врачами общей практики (семейными врачами), а также в специализированном виде врачами-специалистами, включая врачей-специалистов медицинских организаций, оказывающих специализированную, в том числе высокотехнологичную, медицинскую помощь;

специализированная (в том числе высокотехнологичная) – вид медицинской помощи, который заключается в применении новых сложных и (или) уникальных методов лечения, а также ресурсоемких методов лечения с научно доказанной эффективностью, в том числе клеточных технологий, роботизированной техники, информационных технологий и методов генной инженерии, разработанных на основе достижений медицинской науки и смежных отраслей науки и техники, оказываемый в дневном стационаре или стационарно [9];

скорая (в том числе скорая специализированная) – это вид медицинской помощи, которая оказывается медицинскими работниками выездных бригад скорой медицинской помощи при заболеваниях, несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства по месту вызова бригады скорой, а также в транспортном средстве при медицинской эвакуации, амбулаторно или стационарно в экстренной форме – при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента, а также неотложной – при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний без явных признаков угрозы жизни пациента [14];

паллиативная – вид медицинской помощи, который представляет собой комплекс медицинских вмешательств, направленных на избавление от боли и облегчение других тяжелых проявлений заболевания, в целях улучшения качества жизни неизлечимо больных граждан, оказываемый в амбулаторных или стационарных условиях медицинскими работниками, прошедшими обучение по оказанию такой помощи [13].

Помимо перечисленного получение лицензии на осуществление медицинской деятельности необходимо для оказания медицинской помощи при санаторно-курортном лечении; проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи; трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях [10].

Не лицензируется деятельность, которую осуществляют медицинские и иные организации, входящие в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково». Такая медицинская деятельность осуществляется на основании разрешений, выдаваемых управляющей компанией (Федеральный закон от 28.09.2010 № 244-ФЗ «Об инновационном центре «Сколково»).

Основным подзаконным нормативным актом, регулирующим вопросы лицензирования фармацевтической деятельности, является Положение о лицензировании фармацевтической деятельности (далее по тексту – Положение о лицензировании). Оно устанавливает порядок лицензирования фармацевти­ческой деятельности, осуществляемой юридическими лицами, включая орга­низации оптовой торговли лекарственными средствами, аптечные организа­ции, ветеринарные аптечные организации, а также медицинские организации и их обособленные подразделения (центры, отделения) общей врачебной (семейной) практики, амбулатории, фельдшерские и фельдшерско-акушерские пункты), расположенные в сельских населенных пунктах, в которых отсутствуют аптечные организации, ветеринарные организации, и индивидуальными предпринимателями.

Следовательно, лицензии могут получать следующие лица:

организация оптовой торговли лекарственными средствами – организация, осуществляющая оптовую торговлю лекарственными средствами, их хранение и перевозку в соответствии с требованиями закона;

аптечная организация – это организация или структурное подразделение медицинской организации, осуществляющие розничную торговлю лекарственными препаратами, хранение, перевозку, изготовление и отпуск лекарственных препаратов для медицинского применения в соответствии с требованиями закона;

ветеринарная аптечная организация – организация либо структурное подразделение ветеринарной организации, осуществляющие розничную торговлю лекарственными препаратами, хранение, изготовление и отпуск лекарственных средств для ветеринарного применения в соответствии с требованиями закона;

медицинские организации и их обособленные подразделения, расположенные в сельских населенных пунктах, в которых отсутствуют аптечные организации (здесь под медицинской организацией понимается юридическое лицо любой организационно-правовой формы, осуществляющее в качестве основной (уставной) медицинскую деятельность на основании лицензии (п. 11 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»); также получить лицензию могут ветеринарные организации.

Деяние в анализируемом составе преступления выражено в форме действия, которое определяется как осуществление фармацевтической детальности без лицензии. В соответствии с Федеральным законом от 12.04.2010 № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» фармацевтическая деятельность – это деятельность, включающая в себя оптовую торговлю лекарственными средствами, их хранение, перевозку и (или) розничную торговлю лекарственными препаратами, их отпуск, хранение, перевозку, изготовление лекарственных препаратов.

Упомянутое выше Положение о лицензировании содержит в себе исчерпывающий перечень действий, из которых складывается сама фармацевтическая деятельность. Данный перечень применим и в уголовно-правовой плоскости: если действия из перечня осуществляются лицом, имеющим лицензию, эта деятельность находится в рамках закона, если же лицо без лицензии действует в соответствии с перечнем услуг, установленным Положением о лицензировании, оно выходит за рамки урегулированных административным законодательством отношений и может стать субъектам уголовного правоотношения.

Фармацевтическая деятельность, на занятие которой требуется получение лицензии, определяется через перечисление оказываемых организацией услуг или выполняемых работ. В сфере обращения лекарственных средств для медицинского применения и ветеринарного применения к фармацевтической деятельности относятся:

1) оптовая торговля лекарственными средствами – вид фармацевтической деятельности, связанный с систематическим выполнением поставки лекарственных средств организациям оптовой торговли лекарственными средствами, производителям лекарственных средств для целей производства, аптечным организациям, научно-исследовательским организациям для научно-исследовательской работы, индивидуальным предпринимателям, имеющим лицензию на фармацевтическую деятельность, или медицинским организациям для дальнейшего осуществления применения, а также розничной торговли [17];

2) хранение лекарственных средств и лекарственных препаратов – вид фармацевтической деятельности, связанный с надлежащим обеспечением сохранности различных лекарственных средств субъектами обращения лекарственных средств с целью поддержания их должного качества [16];

3) перевозка лекарственных средств и лекарственных препаратов – перемещение данных средств в пространстве между субъектами обращения лекарственных средств при должном обеспечении качества, подлинности, эффективности, безопасности и целостности;

4) розничная торговля лекарственными препаратами – вид фармацевтической деятельности, осуществляемый аптечными организациями, либо структурными подразделениями медицинской организации (ветеринарной организации), а также амбулаториями, фельдшерскими и фельдшерско-акушерскими пунктами, центрами (отделениями) общей врачебной (семейной) практики, расположенными в сельских поселениях, в которых отсутствуют аптечные организации, который связан с распространением лекарственных средств среди населения;

5) отпуск лекарственных препаратов для медицинского применения –вид фармацевтической деятельности, осуществляемый аптечными организациями и связанный с передачей лекарственных средств потребителю по рецепту и без рецепта [11];

6) изготовление лекарственных препаратов для медицинского применения – вид фармацевтической деятельности, осуществляемый аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность с правом изготовления лекарственных препаратов для медицинского применения, заключающийся в создании лекарственного препарата с использованием фармацевтических субстанции, включенных в государственный реестр лекарственных средств для медицинского применения [15].

На основании ч. 4 ст. 9 Закона о лицензировании лицензия, выданная на осуществление фармацевтической деятельности, действует бессрочно.

При совершении деяния, предусмотренного ст. 235 УК, в части осуществления одного из составляющих фармацевтической деятельности без лицензии лицо взаимодействует с лекарственными средствами и лекарственными препаратами для медицинского или ветеринарного применения. Если под объектом данного состава преступления понимать урегулированные законом общественные отношения по осуществлению фармацевтической деятельности и обеспечению фармацевтической безопасности населения, то в механизме нарушения этих общественных отношений при посягательстве на них присутствует вещи материального мира – лекарственные средства и препараты, которые, таким образом, можно считать предметом исследуемого состава преступления. В частности, при помощи предмета преступления происходит разграничение ст. 235 УК со смежными нормами, поскольку не все лекарственные средства и препараты составляют предмет данного состава: из него исключены наркотические лекарственные средства – лекарственные препараты и фармацевтические субстанции, содержащие наркотические средства и включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года. Любые действия с данными препаратами без лицензии квалифицируются в зависимости от совершенных деяний по статьям 228-2281 УК, поскольку организации необходимо иметь иной вид лицензии на осуществление деятельности по обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров [8].

Следующая форма осуществления фармацевтической деятельности без лицензии связана с фактическим наличием лицензии, на получение которой у организации не возникло права. Положение о лицензировании содержит определенные лицензионные требования, которые предъявляются к соискателю лицензии на этапе подачи заявления на ее получение. Так, соискатель лицензии для осуществления фармацевтической деятельности, согласно статье 4 Положения, должен соответствовать следующим лицензионным требованиям: а) наличие помещений и оборудования, принадлежащих ему на праве собственности или на ином законном основании (за исключением медицинских организаций и обособленных подразделений медицинских организаций); б) наличие у медицинской организации-соискателя лицензии на осуществление фармацевтической деятельности лицензии на осуществление медицинской деятельности.

У руководителя организации для осуществления фармацевтической деятельности

– в сфере обращения лекарственных средств для медицинского применения (за исключением медицинских организаций) нужно установить наличие: во-первых, высшего фармацевтического образования и стажа работы по специальности не менее 3 лет либо среднего фармацевтического образования и стажа работы по специальности не менее 5 лет; во-вторых, сертификата специалиста;

– в сфере ветеринарных лекарственных средств – наличие высшего или среднего фармацевтического либо высшего или среднего ветеринарного образования, стажа работы по специальности не менее 3 лет, сертификата специалиста.

Если лицензию получает индивидуальный предприниматель, то для него предъявляются такие же требования, как указаны выше для руководителя организации.

Помимо указанного у соискателя лицензии должны быть работники, которые заключили с ним трудовые договоры, деятельность которых непосредственно связана с оптовой торговлей лекарственными средствами, их хранением и (или) розничной торговлей лекарственными препаратами, их отпуском, хранением и изготовлением. Работники должны иметь:

для осуществления фармацевтической деятельности в сфере обращения лекарственных средств для медицинского применения (за исключением обособленных подразделений медицинских организаций) – высшее или среднее фармацевтическое образование, сертификат специалиста;

для осуществления фармацевтической деятельности в сфере обращения лекарственных средств для медицинского применения в обособленных подразделениях медицинских организаций – дополнительное профессиональное образование в части розничной торговли лекарственными препаратами для медицинского применения при наличии права на осуществление медицинской деятельности;

для осуществления фармацевтической деятельности в сфере обращения лекарственных средств для ветеринарного применения – высшее или среднее фармацевтическое либо высшее или среднее ветеринарное образование, сертификат специалиста.

Итак, в тех случаях, когда соискатель не отвечает указанным требованиям, но получает лицензию, к примеру, посредствам дачи взятки соответствующему должностному лицу Росздравнадзора, чтобы тот «закрыл глаза» на несоответствие соискателя названным требованиям, содеянное также подлежит квалификации по ст. 235 УК при наличии в деянии лица остальных конструктивных признаков состава преступления.

По конструкции объективной стороны состав преступления, предусмотренный ст. 235 УК, сконструирован как материальный. В качестве обязательного признака предусмотрены общественно опасные последствия, которые выражаются в причинении вреда здоровью человека, а также необходимо устанавливать причинно-следственную связь между деянием и названным последствием. Не утратило актуальности следующее разъяснение, данное в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве»: действия лица, занимающегося частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью без соответствующего специального разрешения (лицензии), если они повлекли по неосторожности причинение вреда здоровью или смерть человека, надлежит квалифицировать по соответствующей части статьи 235 УК РФ. В том случае, когда осуществление частной медицинской практики или частной фармацевтической деятельности без соответствующего специального разрешения (лицензии) не повлекло последствий, указанных в статье 235 УК РФ, но при этом был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо извлечен доход в крупном размере или в особо крупном размере, действия лица следует квалифицировать по соответствующей части статьи 171 УК РФ [6]. Данное разъяснение, во-первых, говорит в пользу тезиса о том, что ст. 235 УК является частным случаем незаконного предпринимательства (ст. 171 УК), однако разграничение между ними помимо объекта посягательства, проводится по характеру последствий. Подобное разграничение исходит все же из свойств объекта как элемента состава преступления. Фармацевтическая деятельность – несомненно, одна из разновидностей деятельности предпринимательской, однако посягательства в сфере фармацевтической деятельности выведены из главы 22 УК «Преступления в сфере предпринимательской деятельности», поскольку по своей природе оно не является экономическим преступлением, свойства фармации вывели на первый план ее гуманистическое содержание, в том числе и как объекта уголовно-правовой охраны. Такой программный документ, как Стратегия лекарственного обеспечения населения Российской Федерации на период до 2025 года, основной своей целью ставит повышение доступности качественных, эффективных и безопасных лекарственных препаратов для медицинского применения для удовлетворения потребностей населения и системы здравоохранения на основе формирования рациональной и сбалансированной с имеющимися ресурсами системы лекарственного обеспечения населения Российской Федерации [12]. Стратегическая важность лекарственного обеспечения населения подчеркивается не зря, поскольку индикаторами реализации мероприятий приведенной Стратегии являются показатели смертности, продолжительности жизни, частота госпитализации и др., следовательно, соизмерять последствия незаконного осуществления фармацевтической деятельности только лишь с экономическими показателями – величиной преступного дохода или же прямого действительного экономического ущерба – недопустимо. Вероятно, поэтому законодатель и предусмотрел в качестве конструктивного признака состава преступления причинение вреда здоровью человека как негативный результат осуществления фармацевтической деятельности без лицензии.

Проблемой является отсутствие конкретизированного описания последствий в диспозиции. Буквальное ее толкование позволяет думать, что наступить может любой вред здоровью, от легкого до тяжкого. Однако толковать эту норму нужно системно: в соотношении с другими нормами УК РФ, а они не предусматривают уголовную ответственность за причинение по неосторожности легкого вреда здоровью. Более того, неосторожное причинение средней тяжести вреда здоровью также не наказуемо по общему правилу (исключение составляет ч.1 ст. 124 УК РФ). Значит, под вредом здоровью в ст. 235 УК РФ нужно понимать только тяжкий вред здоровью. Если же законодатель подразумевал и вред средней тяжести, то на это следовало прямо указать, как это сделано в ч. 1 ст. 124 УК РФ. Впрочем, тяжесть вреда здоровью в исследуемом составе преступления законодателю следовало бы определить в любом случае.

Субъектом преступления является физическое лицо, которое осуществляет любое из названных составляющих фармацевтической деятельности при отсутствии лицензии. Если речь идет об организации, то привлекать к уголовной ответственности необходимо лицо, которое осуществляет функции ее руководителя и в обязанности которого входит получение всех необходимых лицензий, а также поддержание и соблюдение возложенных лицензионных требований. Однако сам руководитель, как правило, не осуществляет, к примеру, отпуск лекарственных препаратов, этим занимается лицо, которое состоит в трудовых отношениях с организацией и, возможно, имеет соответствующее образование провизора или фармацевта. Именно действия фармацевта, отпустившего лекарственный препарат, состоят в таких случаях в прямой причинно-следственной связи с последствиями в виде причинения вреда здоровью человека. В связи с приведенной ситуацией интересен следующее судебное постановление: суд разъяснил, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, может быть либо лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, либо иное лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Если при этом лицо находится в трудовых отношениях с организацией или индивидуальным предпринимателем, которые осуществляют свою деятельность без регистрации, с нарушением правил регистрации, без специального разрешения (лицензии) либо с нарушением лицензионных требований и условий или с предоставлением заведомо подложных документов, то выполнение этим лицом обязанностей, вытекающих из трудового договора, не содержит состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ [5]. Следовательно, работники организации не подлежат ответственности и по ст. 235 УК. В силу того, что преступление совершается по неосторожности, исключается уголовная ответственность работников организации и руководителя одновременно за неосторожное причинение вреда, если работник осознает, что работает в организации, у которой нет лицензии. Наиболее характерно субъективная сторона выражается в форме легкомыслия, однако возможна и небрежность, в случае если лицо не осознает, что подобная деятельность без лицензии может причинять вред здоровью.

Все вышеперечисленные проблемы порождают трудности в применении названной нормы. А.И. Рарог последовательно критикует как нынешнюю редакцию рассмотренной статьи [19], так и прошлую: в оценке общественной опасности деяния законодатель неосновательно переместил акцент с неквалифицированного характера медицинской помощи на нелегальный (нелицензированный) характер этой помощи. Занятие врачеванием как профессией (ст. 180 УК 1926 г., ст. 221 УК 1960 г.), а также занятие медицинским работником такого рода медицинской практикой, на которую он не имел права (ст. 180 УК 1926 г.), признавались преступлениями на том основании, что лечением людей занимались лица, не имеющие никакого либо профильного медицинского образования необходимого уровня (например, фельдшер вторгается в сферу, обслуживаемую врачом; окулист лечит зубы; врач второй категории осуществляет операцию, на которую имеет право лишь врач высшей категории) [18].

Решить все названные проблемы поможет новая редакция статьи 235 УК РФ, с составом преступления, который будет сконструирован по типу формального с умышленной формой вины и специальным субъектом – лицом, которое не имеет высшего либо среднего медицинского или фармацевтического образования. При этом уголовная ответственность за осуществление такой деятельности без лицензии будет всегда наступать по статье 171 УК РФ. При реформировании исследуемой нормы в любом случае ее необходимо привесит в соответствие с Конвенцией Медикрим, в том числе и в части квалифицирующих признаков.

Новая редакция нормы может выглядеть следующим образом:

Статья 235. Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности

1. Осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности лицом, не имеющим высшего или среднего образования соответствующего профиля, а равно лицом, лишенным права заниматься такой деятельностью на основании приговора суда, -

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности тяжкий вред здоровью человека или смерть, -

...

Работа проводилась в рамках гранта Президента при финансовой поддержке Минобрнауки по соглашению № МК-3608.2017.6.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.