Статья 'Социально-нормативная концепция И. А. Ильина и современное российское общество' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Социально-нормативная концепция И. А. Ильина и современное российское общество

Федорова Екатерина Владимировна

соискатель, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ), ведущий специалист, ПАО "Ростелеком"

140411, Россия, Московская область, г. Коломна, ул. Дзержинского, 98

Fedorova Ekaterina Vladimirovna

External doctoral candidate, the department of Sociology and Psychology of Politics, M. V. Lomonosov Moscow State University; Leading Specialist at “Rostelecom”

140411, Russia, Moscow Oblast, Kolomna, Dzerzhinskogo Street 98

catherinef@rambler.ru

DOI:

10.7256/2454-0684.2017.8.23925

Дата направления статьи в редакцию:

17-08-2017


Дата публикации:

11-09-2017


Аннотация: Предметом данного исследования является анализ социально-нормативной концепции русского религиозного философа, государствоведа и правоведа И. А. Ильина и оценка возможности применения его идей в современных российских реалиях. Автор рассматривает истоки творчества мыслителя, которые коренятся в его политических и религиозных убеждениях, а также соотносятся с общими тенденциями развития общественно-политической мысли в России конца XIX — начала XX вв. Наиболее подробно проанализированы взгляды И. А. Ильина на сущность и формы таких социолого-юридических категорий как право, правосознание, власть и государство. Особое внимание уделяется характеристике представлений мыслителя о политическом и духовном состоянии российского общества в дореволюционный и советский периоды истории, а также его прогнозам относительно социальных трансформаций в постсоветской России. В качестве методологии используется метод анализа документов, применяемый при обращении к работам самого И. А. Ильина и исследователей его творчества, а также сравнительно-исторический метод, позволивший сопоставить идеи мыслителя с современностью. Основными выводами проведенного исследования являются: 1) подтверждение актуальности социально-политического наследия И. А. Ильина и необходимости его изучения в рамках социологии и других общественных наук; 2) обоснование конструктивности предложенных им решений по реформированию права, правосознания, власти и государства одновременно с возрождением духовности и целесообразности их реализации в современной России.


Ключевые слова:

современное российское общество, социология, Иван Александрович Ильин, социально-нормативная концепция, право, правосознание, власть, государство, духовность, патриотизм

Abstract: The subject of this study is the analysis of social and normative concept of the Russian religious philosopher, legal expert and political scientist I. A. Ilyin, as well as the assessment of possibility of implementation of his ideas in the current Russian realities. The author examines the origins of thinker's creative activity, which take the roots in his political and religious beliefs as well as correlate with the general trends in the development of social and political thought in Russia of the late XIX – early XX century. The article meticulously analyze the views of I. A. Ilyin upon the essence and dorms of such sociological and legal categories, as law, legal consciousness, stat, and authority. Particular attention is paid to characterization of the thinker's views upon the political and spiritual state of the Russian society during the prerevolutionary and Soviet historical periods, as well as his predictions pertaining to social transformations in the post-Soviet Russia. The author applies the method of document analysis with references to the works of I. A. Ilyin and followers of his creative path alongside the comparative historical method that allows comparing the thinker’s ideas with modernity. The main conclusions consists in the following positions: 1) confirmation of relevance of I. A. Ilyin’s social and political  legacy along with the need of its study in the context of sociology and other social sciences; 2) substantiation of constructiveness of the suggested by I. A. Ilyin’s proposals aimed at reforming the law, legal consciousness, power and the state simultaneously with the spiritual revival, as well as purposefulness of its implementation in modern Russia.


Keywords:

Modern Russian society, Sociology, Ivan Alexandrovich Ilyin, Social and normative concept, Law, Legal consciousness, Power, State, Spirituality, Patriotism

Современное российское общество переживает целый комплекс социальных трансформаций, которые, с одной стороны, все еще носят на себе отпечаток системного кризиса 1990-х гг., а с другой стороны, содержат признаки перехода к новой реальности — глобальной и инновационной, где формируются иные очертания социальных институтов, культуры и духовности. В рамках этого процесса вполне очевидны как положительные моменты, связанные с образованием многочисленных форм активности людей, культурного многообразия, высокоинтеллектуальных технологических решений, политико-правовых и экономических достижений, однако, все еще существенны несовершенства и трудности, присутствующие практически во всех сферах общественной жизни. В частности, можно говорить о неэффективном функционировании многих государственных и правовых структур, поскольку, в своевременной России, хоть и высок процент доверия к главе государства и ряду государственных деятелей (по данным ВЦИОМ, на 23.07.2017 свое доверие к В. В. Путину выразили 51.6% опрошенных россиян, к Д. А. Медведеву, С. К. Шойгу и С. В. Лаврову — 15,3%, 14,9%, и 13,4% соответственно) [1], все еще остро стоят вопросы несформированности гражданского общества и правового государства, отсутствия развитого правосознания и зрелой политической культуры¸ высокой степени правового нигилизма и т. п. Все эти проблемы развиваются на фоне общего снижения уровня духовности людей и трансформации их системы ценностей, а также нравственных ориентиров в сторону материализации и практической направленности преимущественно на личную сферу жизни.

Задача отечественной социологии как не просто абстрактной науки об обществе, а, скорее, как некоего поля, где осуществляется научный дискурс и формируются решения социальных проблем, предложить варианты выхода из описанной выше кризисной ситуации, обращаясь не только к современным исследованиям, но и возрождая актуальное наследие выдающихся мыслителей прошлого, главным образом, отечественных специалистов. Особенно плодотворной для России, в этом плане, можно считать эпоху конца XIX — начала XX вв., получившую такое поэтичное название Серебряный век и предложившую немалое количество идей по реформированию государства и права, а также возрождению духовности в российском обществе как в данный исторический период, так и на перспективу. В частности, значительный интерес представляют взгляды и практические рекомендации Ивана Александровича Ильина (1883–1954), одного из выдающихся деятелей данной эпохи, религиозного философа, правоведа и государствоведа, который разработал социально-нормативную концепцию, где объединил в единое органическое целое свои суждения о праве и правосознании, власти и государстве, об их духовных корнях, а также об их особенностях и состоянии в России в дореволюционный и советский периоды истории.

И. А. Ильин не просто констатировал кризис социально-политических институтов российского общества, он попытался определить их национальную специфику, выявить слабые и сильные стороны, что позволило ему достаточно точно спрогнозировать развитие российского государства в постсоветскую эпоху и предложить собственное видение вариантов выхода из предсказанного им системного кризиса, который до сих пор не завершен, а значит, рекомендации мыслителя являются актуальными и своевременными. Именно социально-нормативная концепция И. А. Ильина и определение возможности ее применения для анализа происходящих в современной России социальных процессов, а также поиска путей реформирования политических институтов общества одновременно с возрождением его духовного фундамента выступает предметом данной статьи. В качестве методологии исследования автор использует преимущественно анализ документов, обращаясь к работам самого И. А. Ильина и исследователям его творчества, а также сравнительно-исторический метод, применяемый при сопоставлении взглядов мыслителя с состоянием современного российского общества.

Истоки социально-нормативной концепции И. А. Ильина находятся, с одной стороны, в его политических убеждениях, в его неприятии советской идеологии, что послужило причиной высылки мыслителя заграницу в 1922 г. на знаменитом «Философском пароходе». Находясь в эмиграции и так и не получив возможность вернуться на родину, И. А. Ильин в своих работах и статьях всегда выступал ярым противником большевизма, утверждая, что его принципы и постулаты губительны для государства и права. С другой стороны, огромное влияние на социально-политические взгляды мыслителя оказали его религиозные убеждения, поскольку, будучи философом, он стоял на позициях христианства и полагал, что только вера и традиционное для России Православие способны возродить страну и обеспечить ее успешное развитие. Отсюда в концепции И. А. Ильина прослеживается утверждение духовных корней всех общественных институтов, но, прежде всего, его государственно-правовых основ. И наконец, направленность творчества мыслителя неразрывным образом связана с общей тенденцией развития общественно-политической мысли в России конца XIX — начала XX вв.

Большинство исследователей того периода времени стояли на позициях либерального консерватизма, полагая, что в стране должна быть сохранена монархия, поскольку она является наиболее соответствующей российскому менталитету формой правления, но ее необходимо преобразовать в конституционную, или, по определению социолога М. М. Ковалевского, в народную, «соединяя демократию с принципом монархизма» [2, с. 230]. По убеждению представителя государственной школы права Б. Н. Чичерина, «самодержавная власть русских царей превратилась в игралище личных интересов самого низменного свойства. Выйти из этого положения она может только преобразовавшись сама, после всех тех преобразований, которые она совершила в стране. Установив всеобщую свободу, поставив общество на ноги, она должна довершить свое дело, ограничив сама себя. Это и составляет настоящую ее задачу. Только этим она может вырваться из той растлевающей среды, которою она окружена; только этим путем возможно водворение в России законного порядка и обуздание всюду давящего нас произвола» [3, с. 731]. Аналогичных взглядов придерживался и И. А. Ильин, соглашаясь с необходимостью сохранения в стране монархии, но предлагая одновременное развитие в обществе правового порядка, здорового правосознания, а также сильной власти, обладающей духовной правотой в глазах российских граждан.

В своей социально-нормативной концепции И. А. Ильин давал комплексную характеристику сущности и форм основных политических институтов — права и правосознания, власти и государства. Право мыслитель понимал как инструмент формирования общественных отношений, выступающий в качестве силы и призванный создавать в обществе ту духовную среду, где бы происходило справедливое и нравственное взаимодействие людей. Рассматриваемое И. А. Ильиным в двух формах, как естественное право (морально-верное) и положительное право (установленное действующей властью и подлежащие применению), оно должно представлять собой целостное единство норм морали и собственно норм права. По мнению мыслителя, эти две правовые разновидности нельзя противопоставлять друг другу, поэтому социальный прогресс может осуществляться только при условии сближения положительного права и естественного; «идеал состоит здесь в том, чтобы все положительное право стало естественным (т. е. морально-верным), а все естественное право стало положительным (т. е. получило признание и применение со стороны власти)» [4, с. 101]. Чем ближе общество к этой цели, тем совершеннее его гражданско-правовой порядок, а также, в целом, уровень развития духовной культуры.

Большое значение И. А. Ильин придавал категории правосознание. Разработав целостное учение о данном феномене и посвятив ему свой фундаментальный труд «О сущности правосознания» (1956), мыслитель подчеркивал его определяющую роль в осмыслении права и государства, политики и власти, проблем личности и общества, их взаимодействия и взаимного развития. Более того, по мнению современного российского правоведа, В. А. Томсинова, он рассматривал правосознание как «”духовную основу государственного бытия”. Разрушение в той или иной стране правосознания Ильин считал фактором, который неизбежно ведет ее к политической катастрофе — к гибели существующего в ней государства» [5, с. 197]. От того, какое в обществе правосознание и духовны ли его корни, во многом зависит и возможность прогресса, и даже сам факт выживания людей.

Для характеристики зрелого состояния данного феномена И. А. Ильин ввел категорию «нормальное правосознание» и сформулировал три его аксиомы, которые должны присутствовать в любом обществе, в противном случае, его ждет неминуемая деградация и упадок. Поскольку «нормальное правосознание», по убеждению мыслителя, характеризуется как способность правильно почувствовать и воспринять духовный смысл естественного права, то его аксиомами являются: 1) чувство собственного духовного достоинства, при этом, если политический режим не сумеет воспитать его в народе, то он «обречен на то, чтобы разложиться однажды от торжества частной корысти над общим интересом и пошлости над духом» [6, с. 329]; 2) способность к волевому самоуправлению, при отсутствии которой человек «привыкает жить на иждивении своей родины и желает получать все в готовом виде; он умеет брать, но не умеет нести служение» [6, с. 351]; 3) взаимное духовное признание, которое заключается в уважении и доверии как человека к человеку, так и граждан по отношении к власти и наоборот. Только опираясь на данные аксиомы, в обществе, в том числе и в российском, может осуществляться социальный прогресс и развитие.

Понятие власти И. А. Ильин определял как «объективировавшуюся и застывшую правовую силу» [7, с. 40]. По его мнению, она характеризуется не столько физическим воздействием, сколько волей и духовной правотой того, кому она принадлежит. В обществе всегда существуют те, кто обладает большей потребностью властвовать, и те, у кого эта потребность развита слабо, поэтому истинный процесс властвования, по убеждению И. А. Ильина, похож на бережно организованное общение между властвующими и подвластными на основе бессознательного переживания жизни других и способности ее воспитывать и ею руководить. Так же, как и при анализе феномена правосознания, мыслитель сформулировал аксиомы власти, которые должны соответствовать политической организации любого общества: 1) власть не может принадлежать никому, помимо правового полномочия; 2) в пределах всякого государственного союза она должна быть едина; 3) ее призваны осуществлять только лучшие люди; 4) она может реализовывать только те меры, которые преследуют общий интерес; 5) программа власти должна включать лишь осуществимые реформы; 6) ее главной целью служит распределяющая справедливость, от которой власть может отступить только тогда, «когда этого требует поддержание национально-духовного и государственного бытия народа» [6, с. 305].

И наконец, в своей социально-нормативной концепции И. А. Ильин предложил собственное видение сущности и форм института государства. Он определял его как общность людей, жизнедеятельность которых организована посредством права, которые проживают на единой принадлежащей им территории и подчинены единой власти. Основными функциями государства мыслитель считал создание объективного права, его применение и управление им. Соответственно, каждая из ветвей власти, сохраняя преимущественную ориентацию на одну из функций (законодательная власть — создание права, судебная власть — применение права, исполнительная власть — управление правом), имеет полномочия и обязанности осуществления всех трех функций. И. А. Ильин выделял и в своих работах подробно рассматривал две основные формы государственного устройства — корпорацию (строится снизу вверх равноправными членами) и учреждение (выстраивается сверху вниз учредителем и немногочисленной группой его подчиненных), а также две формы правления — монархию и республику. Кроме того, в каждом государстве у народа формируется определенный тип правосознания, монархический в монархиях и республиканский в демократических обществах. Мыслитель приводил множество примеров того, что на протяжении всей истории развития человечества данные формы встречались преимущественно в смешанном виде. Успех функционирования той или иной государственной формы зависит от того, насколько органично она вписывается в конкретное общество, насколько грамотно при ее установлении были учтены все его многообразные особенности. И. А. Ильин был убежден, что «каждому народу причитается поэтому своя, особая, индивидуальная государственная форма и конституция, соответствующая ему и только ему» [8, с. 73].

Основываясь на всех рассмотренных выше теоретических заключениях, И. А. Ильин выстраивал собственное видение состояния государства и права, а также власти и правосознания в дореволюционной и советской России. По его глубокому убеждению, монархический строй перестал быть эффективным и был уничтожен, потому что в народе иссякло и деградировало истинное монархическое правосознание, хотя именно оно веками формировалось и составляло неотъемлемую сущность национального менталитета. По мнению мыслителя, накануне революции 1917 года, монархическое правосознание отсутствовало как в рядах русской интеллигенции, так и среди представителей государственной власти и армии, оно фактически было заменено «анархо-демократическими иллюзиями и республиканским образом мыслей, насаждавшимися и распространявшимися мировою закулисою с самой французской революции. Оно имело в простонародной душе своего вечного конкурента — тягу к анархии и к самочинному устроению» [9, с. 95]. В результате, подавляющая часть общества, в том числе и интеллигенция, впала в состояние, которое мыслитель охарактеризовал как «чернь», перестав уважать право и его предписания, почувствовав свободу от религиозных ограничений. Все это, по оценке И. А. Ильина, привело к перевороту всех традиционных основ общества, к установлению атеистического и тоталитарного советского режима, а также к уничтожению только зарождавшихся истоков «нормального» правосознания и правового государства.

Анализируя советский период истории страны, И. А. Ильин предсказывал неминуемый крах чуждого для российского менталитета большевизма. В своей статье «Очертания будущей России» (1951) он достаточно точно охарактеризовал переходный период, в котором страна будет пребывать после отказа от коммунистической идеологии и перехода к новой государственной форме. Повсюду будет наблюдаться «нищета граждан и государственное оскудение: классическое последствие всех длительных революций и войн… Национальные обиды и племенные претензии будут разжигаться снаружи — и иноземными врагами и “своими” предателями, давно уже мечтающими ликвидировать Россию. И ко всему этому прибавится разноголосица интеллигентски-эмигрантских “политических партий”, заручившихся выдуманными “программами” и закулисными субсидиями» [10, с. 464]. В результате, в стране распространится правовой нигилизм, будет налицо отсутствие законности и бесправие граждан, возрастет пропасть между богатыми и бедными, между народом и представителями государственной власти. Все эти тенденции, характерные для 1990-х гг., хоть и в гораздо меньшей степени, сохранились в настоящее время, поэтому целесообразно обратить внимание на практические рекомендации И. А. Ильина, которые он сформулировал еще в середине прошлого века с целью помочь будущим поколениям избежать ошибок прошлого и осознать подлинные основы русской государственности и духовной культуры.

Прежде всего, мыслитель призывал осуществить реформу правовой сферы и правосознания. Для этого, во-первых, необходимо обратиться к особенностям российского политико-правового менталитета, которые проявляются сквозь призму общих фундаментальных мировоззренческих основ сознания россиян, формировавшихся веками и, в конечном итоге, оформившихся в уникальный национальный характер и образ жизни. Именно эти глубинные основы мировосприятия, такие как «внутренняя ширь, осязание неизведанных, небывалых возможностей» [11, с. 8], приоритет нравственного поведения над формально-рациональным, высокая степень религиозности и влияния Православия, а также склонность к беззаконию и безвластию, слабохарактерность и тяга к анархии, должны быть переосмыслены, исправлены и положены в основу «русской идеи», которая, в свою очередь, станет фундаментом обновленной национальной идеологии. Во-вторых, важно установить в обществе социальную справедливость, понимаемую И. А. Ильиным не просто как формальное равенство, а, скорее, как «предметное индивидуализированное неравенство неравных людей. Чем больше в общественной жизни социальной справедливости и чем глубже в душах людей уверенность, что все или, по крайней мере, все властвующие искренно хотят и ищут ее, тем совершеннее строй, тем прочнее государство» [12, с. 495]. И в-третьих, реформа права и правосознания немыслима без возрождения национально-патриотической идеи, поскольку именно национализм, которому И. А. Ильин придавал положительный смысл, и патриотизм как высшее проявление любви к родине призваны стать главными источниками восстановления и трансформации российского общества в постсоветскую эпоху, а также возрождения чувства собственного духовного достоинства. Кроме того, по убеждению мыслителя, в стране важно утвердить упомянутые выше три аксиомы правосознания и возродить слой интеллигенции.

И наконец, наибольший интерес, а также полемику в научном сообществе вызвали предложения И. А. Ильина по трансформации государственного устройства и структуры власти в постсоветской России. Мыслитель полагал, что в силу ряда исторических особенностей (размер территории, численность населения, его многонациональный состав и др.) и специфики менталитета в стране наиболее эффективной может быть только сильная власть. По его убеждению, «России нужна власть сильная, но дифференцированная. Сильная, но выдержанно-правовая. Сильная, но не просто и не только бюрократическая. Сильная, но децентрализованная. Воински закрепленная, но лишь в виде последнего аргумента. Полицейски огражденная, но не преувеличивающая компетенцию полиции» [12, с. 498]. Только такая власть способна вывести общество из кризиса и создать в нем справедливый правовой порядок.

И. А. Ильин также предлагал переосмыслить идею государства и смоделировать такую его форму, которая бы органически подходила именно России и именно в данный момент ее истории. В переходный период, с его точки зрения, необходимо установить режим диктаториальной власти, поскольку «сократить период самочинной мести, бесчинной расправы и соответствующего нового разрушения сможет только национальная диктатура, опирающаяся на верные войсковые части и быстро выделяющая из народа наверх кадры трезвых и честных патриотов России» [13, с. 149]. Одновременно с этим нужно реформировать избирательную систему и организовать всеобщее и многоступенчатое голосование, которое бы позволило произвести качественный отбор в органы власти лучших, прежде всего, с нравственной точки зрения, представителей народа. При выборе формы правления и модели государственного устройства после переходного периода И. А. Ильин призывал найти оригинальную комбинацию корпорации и учреждения, а также монархии и республики. Являясь сторонником монархической власти и критикуя формальную демократию, мыслитель полагал, что в России должна быть установлена «творческая демократия», возможная лишь после развития в обществе «нормального правосознания» и утверждения трех его аксиом, после возрождения основ русской духовной культуры, после возведения в ранг высших ценностей социальной справедливости и патриотизма, а также качественно нового восприятия таких базовых принципов демократии как гражданская ответственность и служение.

Основы органически подходящей для постсоветской России «творческой демократии» И. А. Ильин рассмотрел в своей работе «Проект основного закона российской империи» (1938), которая выступает своеобразной конституцией грядущего общественного устройства. В ней мыслитель подробно описал права и обязанности российских граждан, определил взаимоотношения государства и церкви, подчеркнул особую роль верховного правителя в управлении всеми социальными сферами, а также охарактеризовал функции таких специально созданных органов власти, как Государственный Совет, Земский Собор, Совет Старейшин, Сенат, Высший Церковно-Исповедный Суд, Дума Национального Единения и др. В итоге, мыслитель, представил будущую Россию как «правовое единство — священное, исторически преемственное, властное и действенное. Оно покоится на братском единении русских людей, на их верности Богу, Отечеству, государственной власти и закону» [14, с. 510]. Но достигнуть этого можно только благодаря многолетней, плодотворной и всенародной работе по поэтапному совершенствованию общественных основ, начиная, прежде всего, с возрождения их духовного фундамента.

Таким образом, социально-нормативная концепция И. А. Ильина обладает большим теоретико-прикладным потенциалом как для исследований в социологии и других общественных науках, так и для непосредственной практики реформирования политико-правовой сферы российского общества. По оценке отечественного политолога Н. И. Изергиной, «актуальность творческого наследия великого русского философа обусловлена тем, что оно помогает разобраться в непростых обстоятельствах нашей жизни, определить критерии современных трансформаций, осмыслить и осознать собственное место в процессах новой России» [15, с. 81]. Взгляды и идеи мыслителя, ставшие предметом анализа в данной статье, позволили автору привнести такие положения научной новизны, как необходимость преобразования политических институтов одновременно с возрождением духовности, а также требование переосмысления основ права, правосознания, власти и государства в сторону поиска их органических форм, учитывающих как особенности исторического развития России, так и специфику ее национального менталитета. Поскольку фигура И. А. Ильина получила признание не только в научном сообществе, но и в высших эшелонах власти (его цитируют В. В. Путин, С. В. Лавров и др.), социально-политическое наследие мыслителя не должно быть забыто, его следует не только изучать и популяризировать, но и попытаться применить на практике для улучшения качества жизни граждан современной России.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.