Статья 'Электронные государственные услуги в политико-административном управлении' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Электронные государственные услуги в политико-административном управлении

Габуев Сослан Валерьевич

аспирант, Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации

119454, Россия, г. Москва, проспект Вернадского, 76

Gabuev Soslan

Post-graduate student, the department of Political Theory, Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

119454, Russia, Moscow, Prospekt Vernadskogo 76

soslan.gabuew@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2017.8.23023

Дата направления статьи в редакцию:

15-05-2017


Дата публикации:

11-09-2017


Аннотация: Предметом исследования выступает влияние предоставления государственных услуг в электронной форме на эффективность политико-административного управления. Результатами исследования являются: выявление факторов, способствующих повышению качества государственных услуг при их предоставлении в электронной форме; установление ключевых особенностей предоставления электронных государственных услуг в России и Великобритании; выявление рисков и проблем, связанных с оказанием электронных государственных услуг населению; определение причин значимости предоставления электронных государственных услуг в системе взаимодействия власти и общества. Методологию исследования составляют неоинституциональный подход, позволяющий выявить влияние электронных государственных услуг на эффективность государственных институтов, а также сравнительный анализ, используемый при рассмотрении особенностей предоставления электронных государственных услуг в России и Великобритании. Основной вывод исследования заключается в том, что предоставление государственных услуг в электронной форме способствует росту эффективности политико-административного управления посредством формирования атмосферы доверия к власти, способной предоставлять качественные государственные услуги, доступные для всех категорий граждан и ориентированные на удовлетворение их потребностей. Результаты исследования могут быть использованы при разработке концептуальных документов в области развития электронного правительства и становления информационного общества в России.


Ключевые слова:

политико-административное управление, эффективность политического управления, государственные услуги, электронные услуги, электронное правительство, государственное управление, эффективность государственного управления, электронные технологии, информационное общество, информационные технологии

Abstract:  The subject of this research is the impact of providing public services in electronic form upon the efficiency of political and administrative management. The results of the study consist in the following: identification of factors that contribute to improving the quality of public services when provided in electronic form; establishment of the key features of providing f electronic public services in Russia and the United Kingdom; detection of the risks and problems associated with providing electronic public services to population; determination of importance of provision of electronic public services in the system of interaction between government and society. The methodology of the study applies a neo-institutional approach that allows identifying the impact of electronic public services upon the efficiency of public institutions, as well as comparative analysis used in consideration of peculiarities in providing electronic public services in Russia and the United Kingdom. The main conclusion of the study consists in the fact that the provision of public services in electronic form contributes to the rise in efficiency of the political and administrative management by creating an atmosphere of trust in the government that is capable of ensuring quality public services, accessible to all categories of the citizens, as well as oriented towards meeting their needs. The results of the research can be used in formulation of the conceptual documents in the field of development of e-government and the establishment of the information society in Russia.


Keywords:

political and administrative management, efficiency of political management, public services, e-services, e-government, public administration, e-technologies, information society, information technologies, Russia

Согласно классификации функций, представленной Г. Алмондом и Дж. Пауэллом, предоставление услуг и благ является одной из составляющих дистрибутивной функции политической системы [23, с. 119]. Государство как центральный элемент указанной системы осуществляет распределительную и регуляторную функции, в том числе посредством оказания государственных услуг населению и исполнения контрольно-надзорных функций. Согласно Федеральному закону от 27.07.2010 N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» государственная услуга - это деятельность по реализации функций органа исполнительной власти, государственного внебюджетного фонда, которая осуществляется по запросам заявителей в пределах установленных нормативными правовыми актами полномочий органов, предоставляющих государственные услуги [16].

Государственные услуги имеют свою специфику, отличающую их от услуг коммерческих организаций. Основная цель хозяйствующих субъектов это извлечение прибыли. Соответственно, направленность услуг коммерческих организаций, способ их предоставления, определяются экономической целесообразностью. Услуги государственных организаций имеют социальное содержание и, в конечном итоге, предназначены для минимизации издержек социального взаимодействия и обеспечения нормального функционирования общественной системы. Как отмечает В. А. Козбаненко «предоставление услуг государственным учреждением, характер этих услуг, способ их предоставления не находятся в зависимости от диктата рынка, а определяются на основе политической оценки социальных и экономических приоритетов» [3, с. 63].

В коммерческом секторе услуги должны быть качественными для того, чтобы потребители за них платили, в государственной сфере услуги должны быть качественными для того, чтобы общество эффективно функционировало. Снижение качества государственных услуг ведет к росту временных, финансовых, социальных издержек, связанных с их получением, и отражается на степени легитимности власти, не способной обеспечить их адекватное предоставление. Необходимо также упомянуть концепцию нового государственного управления (New Public Management), в которой коммерческие организации конкурируют с государственными за потребителя при предоставлении делегированных государством услуг [2, с. 4]. В данном случае основной целью коммерческих организаций является также извлечение прибыли, но противоречия социальному контексту государственных услуг это не имеет. Социальный характер государственных услуг заключается в том, что организация их предоставления, в том числе коммерческими организациями, и контроль за данным процессом все еще осуществляются государством.

Одним из основных направлений реформирования оказания государственных услуг населению является законодательное закрепление обязательности их предоставления в электронной форме, в случае, если это не запрещено законом (исключение могут составлять услуги, специфика предоставления которых требует личного обращения заявителя). Значимость электронных государственных услуг для модернизации системы взаимодействия государственного аппарата с населением сложно переоценить. Необходимость обеспечения предоставления государственных услуг в электронной форме предусмотрена целым рядом нормативных и программных документов, утвержденных Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации.

Представляется, что электронные государственные услуги имеют ключевое значение в концепте электронного правительства. В качестве подтверждения этого предположения, можно привести несколько примеров определений электронного правительства в официальных российских и международных документах правового и аналитического характера. Концепция использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года и плане мероприятий по ее реализации, утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 27.09.2004 N 1244-р [9], Концепция формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 года, утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 06.05.2008 N 632-р [10], Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 N 1662-р [8], - эти документы при определении содержания концепта электронного правительства указывают на «предоставление государственных услуг в электронной форме» как его ключевую характеристику. В Докладе ООН о глобальной готовности к электронном правительству 2004 г. «Global E-Government Readiness Report 2004: Towards Access and Opportunity» электронное правительство определяется как «использование и применение государством информационных и коммуникационных технологий для предоставления населению информации и государственных услуг» [33, с. 15]. Впоследствии формулировки стали шире, однако электронные государственные услуги по-прежнему занимают центральное место в содержании мероприятий внедрения электронного правительства.

Рейтинг развития электронного правительства ООН (E-Government Development Index (EGDI)) формируется на основе расчета трех основных показателей: Индекса развития телекоммуникационной инфраструктуры (Telecommunications Infrastructure Index (TII)), Индекас развития человеческого капитала (Human Capital Index (HCI)) и Индекса предоставления электронных услуг (Online Service Index (OSI)) [37, с. 157]. Таким образом, наряду с человеческим капиталом и инфраструктурным обеспечением вопросы предоставления государственных услуг в электронном виде образуют базис построения электронного правительства, согласно методике формирования рейтинга ООН по развитию электронного правительства.

Электронные технологии позволяют сделать государственные услуги не только более доступными и быстрыми для заявителей, но и персонифицированными, адресными, учитывающими потребности граждан и бизнеса. Учет потребностей заявителей обеспечивается за счет использования больших массивов данных о заявителях, накопленных органами государственной власти. Эти возможности предоставляются властным органам в рамках использования технологий «больших данных» (Big Data), ключевой особенностью которых является применение автоматизированных способов анализа больших объемов информации для более качественного взаимодействия с пользователями (заявителями в случае государственных услуг) [13]. Технологии персонифицированного взаимодействия с гражданами используются в рамках нового этапа развития механизмов предоставления государственных услуг, - так называемых «преддоставленных услуг», суть которых состоит в инициативном предложении заявителю государственных услуг, сформированных на основе анализа имеющейся у государственных органов информации о нем. Следует отметить, что в данном случае, присутствует риск незаконного использования сведений о гражданах, заключающийся в возможности нарушения прав граждан на защиту их персональных данных, которая предусмотрена Федеральным законом от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» [20].

Властные органы уделяют пристальное внимание вопросу роста количества и качества государственных услуг, предоставляемых в электронной форме. В частности такой показатель зафиксирован в одном из «майских» указов Президента Российской Федерации. Согласно Указу Президента Российской Федерации от 07.05.2012 N 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» значения показателя «доля граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме» должны к 2018 году составлять – «не менее 70 процентов» [17]. В соответствии с данными Росстата по итогам 2016 г. доля населения, использовавшего сеть Интернет для получения государственных и муниципальных услуг, в процентах от общей численности обследуемого населения составила - 28,8 проц., а указанная доля населения, но уже от общей численности населения, получившего государственные и муниципальные услуги составила - 51,3 проц. [7]. При этом, полностью удовлетворенными качеством предоставленных государственных и муниципальных услуг в электронной форме назвали себя - 66,1 проц., частично удовлетворенными - 32,4 проц., а не удовлетворенными качеством услуг - 1,4 проц. опрошенных [31]. Таким образом, необходимость выполнения Указа № 601, потребует от органов власти в течение двух лет обеспечить рост показателя получения электронных услуг, примерно на 20 процентных пунктов.

Основным информационным ресурсом, обеспечивающим возможность получения государственных (федеральных и региональных) и муниципальных услуг в электронной форме в России является Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций) - https://www.gosuslugi.ru/. Минкомсвязь России сообщает о том, что на данном портале зарегистрирован каждый второй пользователь Интернета в России, при этом только в 2016 г. у портала появилось почти 18 млн. новых пользователей (общее количество пользователей портала на 15 февраля 2017 г. - 40 млн.) [14]. Значительными выглядят также данные посещаемости этого информационного ресурса - 33,5 млн. раз пользователи посетили портал в 2016 г., заказав «380 млн. услуг на сумму 7,9 млрд. рублей, что почти в три раза превысило объем платежей в 2015 году» [6].

Необходимо отметить, что положительная динамика России по Индексу предоставления электронных услуг (Online Service Index (OSI) в 2010 г. (68 место), 2012 г. (37 место), 2014 г. (27 место) сменилась откатом согласно рейтингу 2016 г., в котором Россия опустилась с 27 на 38 место [37, с. 157]. Разработчики Системного проекта развития электронного правительства в Российской Федерации до 2020 года связывают начальный рост показателей России по данному индексу с созданием Единого портала государственных и муниципальных услуг, раскрытием информации о деятельности государственных органов на ведомственных сайтах, переводом государственных услуг в электронную форму, а падение в рейтинге объясняют отсутствием существенных подвижек у России по новым параметрам, применяемым ООН при подсчете данного индекса (в частности изменилась методика учета электронных услуг) [27, с. 13].

В соответствии с Федеральным законом № 210-ФЗ субъекты Российской Федерации также вправе создавать региональные порталы государственных услуг. Портал государственных и муниципальных услуг (функций) города Москвы является одним из наиболее посещаемых региональных ресурсов - https://www.mos.ru/services/catalog/popular/. Согласно отчету Департамента информационных технологий города Москвы по итогам 2016 г. через данный портал оказано 196 млн. услуг и сервисов, при этом совокупная посещаемость порталов домена mos.ru составила - 367 млн., количество зарегистрированных на портале пользователей (физических и юридических лиц) - 5,8 млн., при этом 55 услуг оказываются исключительно в электронном виде (без возможности подачи запроса традиционным бумажным способом) [15]. На наш взгляд, такая существенная положительная динамика объясняется не только умелым менеджментом, но и существенными финансовыми возможностями бюджета города Москвы.

Ведущие страны мира рассматривают преобразования в сфере оказания государственных услуг важным направлением повышения эффективности политико-административного управления. Примечателен в этой связи опыт Великобритании, занимающей лидирующие позиции в мире по уровню развития электронного правительства и предоставления электронных государственных услуг [37, с. 81]. В реформировании системы предоставления государственных услуг Великобритании, включая вопросы внедрения в механизмы их оказания электронных технологий, существенное значение имеет принятие в 1991 г. Белой книги «Хартия граждан» (The White Paper The Citizen's Charter: Raising the Standard) и в 1999 г. Белой книги «Модернизация правительства» (Modernising Government White Paper) [34].

Хартия граждан представляла собой десятилетнюю программу, конечной целью которой было повышение стандартов предоставления государственных услуг и обеспечение их соответствия потребностям и пожеланиям заявителей [35, с. 7]. Принятие Хартии граждан было политическим, программным решением премьер-министра Великобритании 1990-­­1997 гг. Джона Мейджора, который заявлял, что хотел бы видеть Хартию граждан одной из центральных социально-политических тем в стране в 1990-е гг., а также называл ее «радикальной реформой» [36].

Основу Хартии граждан составили шесть ключевых принципов: стандарты; информация и открытость; выбор и консультация; вежливость и готовность помочь; исправление ошибок и совершенствование; оптимальное соотношение затрат и результата. На основе Хартии граждан были разработаны ведомственные хартии конкретных министерств и других правительственных структур, предоставляющих государственные услуги. Эти хартии закрепляли «стандарты услуг, которые потребитель может получить от конкретных госучреждений» [26]. В данном случае можно провести параллели с административными регламентами предоставления государственных услуг в России, центральным элементом которых также является стандарт оказания услуг. Критики отмечают, что, несмотря на активное и дорогостоящее продвижение правительством, Хартия граждан является сложной для понимания среднестатистического гражданина программой, ее стандарты зачастую не имели юридической силы, их нарушение не приводило к ответственности должностных лиц [36].

В принятой в 1999 г. Белой книге «Модернизация правительства» в контексте пяти приоритетных направлений реформирования государственного управления предусмотрено использование электронных технологий при оказании государственных услуг в Великобритании [34]. Указанными направлениями являются соответственно: обеспечение комплексного подхода к разработке государственной политики; повышение целеориентированности и ответственности при предоставлении государственных услуг; улучшение качества государственных услуг; использование информационных технологий; модернизация государственной службы [26]. Данный документ предусматривает в качестве ориентира достижение доступности государственных услуг «24 часа в сутки, семь дней в неделю, там где это потребуется гражданину» [34]. Примечательно, что такой же принцип появился в недавно опубликованном Минкомсвязью России Системном проекте развития электронного правительства в Российской Федерации до 2020 года, в котором указано, что «государственные и муниципальные услуги будут реализовываться по принципу: «любой гражданин», «любое ведомство», «любое время», «любое место» [27, с. 10].

Каких результатов достигла Великобритания в сфере предоставления электронных государственных услуг и в целом в развитии электронного правительства? Согласно последнему Рейтингу развития электронного правительства ООН (E-Government Development Index (EGDI)) Великобритания заняла первое место в мире по общему индексу развития электронного правительства и первое место по субиндексу предоставления электронных услуг (Online Service Index (OSI) [37, с. 81]. Такие впечатляющие результаты объясняют функционированием развитой телекоммуникационной инфраструктуры, переходом к транзакционной форме оказания большинства услуг, наличием развитой институциональной среды. Государственные услуги Великобритании предоставляются на централизованном портале - https://www.gov.uk/. На указанном портале доступны различные услуги, распределенные по тематике: социальные выплаты, образование и спорт, услуги для бизнеса, налоги, занятость населения и пенсионное обеспечение, услуги записи актов гражданского состояния и др. Организация интерактивных форм запросов на получение государственных услуг, размещенных на данном портале, отличается простотой и понятностью для среднестатистического пользователя. Это подтверждает один из ключевых тезисов подхода Великобритании к проектированию электронных услуг – «процесс разработки должен начинаться с определения и представления нужд реального пользователя. Проектирование необходимо осуществлять с ориентацией на это, а не на то, как в настоящий момент осуществляется “официальная процедура”» [32, с. 8].

Таким образом, для Великобритании одним из ключевых направлений повышения эффективности системы политико-административного управления было реформирование процессов предоставления государственных услуг, ключевым элементом которого является внедрение в указанные процессы электронных технологий взаимодействия с обществом. Достигнутые Великобританией результаты, отраженные в международных рейтингах развития электронного правительства, свидетельствуют об успешности проведенных в данной сфере мероприятий и позволяют предположить корреляцию между наличием долгосрочной политической воли в сфере построения электронного правительства и эффективностью реализуемых мероприятий.

Исследователи, признавая значимость внедрения электронных технологий в сферу оказания государственных услуг для обеспечения качественного административного управления, в то же время обращают внимание на имеющиеся трудности, связанные как с процессом внедрения данных технологий, так и с его последствиями. Так, А. Г. Кравченко рассматривая возможные проблемы, связанные с «внедрением электронных механизмов предоставления населению публичных услуг», обращает внимание на вероятное падение популярности государственной службы, поскольку использование электронных технологий, по его мнению, «с одной стороны, исключит коррупционную составляющую, а с другой – не обеспечит само по себе адекватных трудозатратам чиновникам прибылей» [11, с. 20]. Однако, далее он делает противоположный вывод о том, что так как развитие электронного правительства формирует высокие требования к государственным служащим по владению информационными и коммуникационными технологиями, это потребует повышения оплаты труда чиновников на величины, сопоставимые с вознаграждением специалистов схожей квалификации в коммерческом секторе.

Е. М. Гришанова и А. А. Антипов выделяют ряд трудностей в развитии системы предоставления государственных услуг в России, включая значительное неравенство между государственными организациями в оснащении и использовании информационных и коммуникационных технологий при предоставлении государственных услуг, а также недостаточность нормативной базы, регламентов оказания государственных услуг и проблемы обеспечения информационной безопасности в этой сфере [5]. На наш взгляд цифровое неравенство является одной из существенных преград развития электронного правительства не только в России, но и в мире. Для нашей страны данная проблема обусловлена диспропорциями в бюджетной обеспеченности различных субъектов Российской Федерации, что приводит к неравномерному инфраструктурному обеспечению процессов перевода государственных услуг в электронную форму. Общемировое значение имеет также проблема информационной безопасности, связанная с ростом киберпреступности и повышением значимости электронных технологий для различных систем жизнеобеспечения государственного значения. Что касается нормативной базы и регламентации государственных услуг, то, на наш взгляд, в России созданы необходимые правовые механизмы, обеспечивающие поэтапный перевод государственных услуг в электронную форму. Проблема видится не в отсутствии нормативной базы, а в неполной реализации чиновниками требований, содержащихся в соответствующих правовых актах.

Н. В. Лукашов обращает внимание на возможности властных органов использовать административный ресурс для повышения показателей использования электронных государственных услуг населением путем принуждения граждан к их получению [12, с. 87]. Такие возможности, безусловно, есть, но на наш взгляд, их значение для оценки эффективности мероприятий по переводу государственных услуг на предоставление в электронной форме, несколько преувеличено. Во-первых, использование административного ресурса возможно для принуждения к получению не только электронных государственных услуг, но и к получению услуг в традиционной форме. Во-вторых, есть более эффективный способ применения административного ресурса, - стимулирование предоставлением дополнительных преимуществ при получении услуг в электронной форме. Примером второго подхода является, в частности, применение понижающего коэффициента при оплате штрафов и государственной пошлины в электронной форме [1, 25].

Интересным направлением повышения эффективности внедрения электронных технологий в сферу предоставления государственных услуг является привлечение коммерческих организаций к данным проектам. Реализация механизма государственно-частного партнерства предусмотрена разделом 4.8 Системного проекта развития электронного правительства в Российской Федерации до 2020 года [27, с. 57]. Согласно положениям данного раздела привлечение коммерческих организаций к проектам в сфере электронного правительства позволит сократить бюджетные расходы и ускорить развитие электронного правительства, благодаря активности экономически заинтересованных организаций. Исследователи отмечают, что преимуществами государственно-частного партнерства в сфере электронного правительства являются «увеличение темпов распространения услуг электронного правительства, использование более совершенных технологий, улучшение качества оказания услуг и повышение удовлетворенности клиентов» [19, с. 114]. Привлечение частных организаций к предоставлению государственных услуг также отвечает идеям нового государственного управления (New Public Management), в рамках которого коммерческие структуры выполняют часть государственных функций.

Вместе с тем государственно-частное партнерство в рассматриваемом контексте при неадекватных формах его реализации может привести к негативным социально-политическим последствиям. Необходимо обратить внимание на два аспекта участия частных организаций в данных мероприятиях. Во-первых, приоритетной целью предоставления государственных услуг должно оставаться удовлетворение потребностей заявителей с учетом интересов всего общества, а не извлечение максимальной прибыли предоставляющей услугу организации. Во-вторых, необходимо детально отслеживать последствия участия коммерческих организаций в оказании услуг электронного правительства с тем, чтобы окончательная финансовая нагрузка (в том числе в виде прибыли этих организаций) не «ложилась на плечи» получателей государственных услуг. Такой сценарий возможен в случае, если коммерческие организации будут допущены, прямо или косвенно, к участию в установлении платы за оказание государственных услуг.

Таким образом, среди условий, необходимых для развития электронных государственных услуг, по нашему мнению, можно назвать следующие. Во-первых, предоставление государственных услуг в электронной форме предполагает наличие соответствующей информационно-телекоммуникационной инфраструктуры (власть и общество должны обладать техническими средствами информационного обмена) и скоростного доступа к сети Интернет. Во-вторых, необходимо обеспечить достаточный уровень компьютерной грамотности, как государственных служащих, так и населения. В-третьих, информирование и популяризация электронных услуг должны стать обязательными атрибутами государственной политики в данной сфере. В-четвертых, необходимо сформировать адекватную институциональную среду, включая нормативную базу и структуры государственных органов, обеспечивающих управление развитием сферы электронных государственных услуг. В-пятых, перевод государственных услуг в электронную форму должен стать частью целостного процесса реформирования государственного аппарата, предусматривающую, в том числе не информатизацию существующих процедур предоставления государственных услуг, а их оптимизацию, исключение избыточных требований и дублирующих процессов, то есть электронные государственные услуги необходимо рассматривать в контексте демократизации власти.

Причиной акцентирования электронных государственных услугах при определении содержания электронного правительства, на наш взгляд, является существенное значение государственных услуг в системе взаимодействия власти и общества. Граждане и организации чаще всего обращаются в государственные структуры именно для получения различного рода государственных услуг, сфера оказания услуг населению является одним из ключевых индикаторов отношения власти к обществу и формирует у социума представление о легитимности и эффективности государственной власти. Целью построения электронного правительства, особенно на начальных этапах его становления, являлось использование информационных и коммуникационных технологий для минимизации издержек взаимодействия граждан с бюрократическим аппаратом. Указанное взаимодействие в значительной степени сводится к сфере оказания государственных услуг.

О значимости качества государственных услуг в системе взаимоотношений власти и общества свидетельствует то, что одним из индикаторов «эффективности административно-государственного управления» исследователи считают уровень «удовлетворения граждан предоставляемыми услугами» [4, с. 231]. Также, показатель «уровень удовлетворенности граждан Российской Федерации (далее - граждане) качеством предоставления государственных и муниципальных услуг к 2018 году - не менее 90 процентов» закреплен в Указе Президента Российской Федерации от 07.05.2012 N 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления».

Одной из главных задач в области повышения эффективности государственного управления согласно Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации (утв. 07.02.2008 N Пр-212) [29], является «увеличение объемов и качества государственных услуг, предоставляемых организациям и гражданам в электронном виде», при этом доля электронных государственных услуг в общем объеме государственных услуг в Российской Федерации, должна была составить - 100% к 2015 г. (приложение к данной Стратегии). В Прогнозе научно-технологического развития Российской Федерации на период до 2030 года, утвержденном Правительством Российской Федерации [24], «электронные государственные и социально значимые услуги» обозначены как одно из составляющих «окон возможностей» информационно-коммуникационного направления научно-технологического развития России. «Переход на предоставление государственных услуг в электронном виде» определен одним из направлений реализации Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации от 08.12.2011 N 2227-р и включен в раздел «Инновационное государство» [28].

Важным фактором повышения эффективности политико-административного управления при внедрении механизмов электронного правительства в процессы предоставления государственных услуг, является также сокращение расходов на административный аппарат. Так, согласно «Отчету об эффективности цифрового правительства» (Digital Efficiency Report), изданному правительством Великобритании «цифровые транзакции в 20 раз дешевле, чем транзакции по телефону, в 30 раз дешевле, чем по почте и в 50 раз дешевле, чем в очном режиме» [32, с. 8]. Такая экономия позволяет перераспределить бюджетные средства на иные государственные функции, в том числе социальные, и формирует у населения представление о качестве государственных институтов.

Вместе с тем, несмотря на существенную долгосрочную экономию финансовых затрат общества и государственных структур, связанную с переводом государственных услуг в электронную форму, целесообразность данного направления электронного правительства имеет не только денежное выражение. В исследовательских работах справедливо отмечается социальный характер предоставления электронных правительственных услуг и подчеркивается, что «оценить достигнутые результаты только с точки зрения финансовой эффективности практически невозможно» [30].

В качестве фактора, способствующего повышению эффективности политико-административного управления, выступает также механизм учета мнения граждан о доступности и удобстве государственных услуг, применяемый при их оказании в электронной форме. В Системном проекте развития электронного правительства в Российской Федерации до 2020 года механизмы обратной связи от пользователей электронных государственных услуг предусмотрены как один из основополагающих принципов человеко-ориентированного подхода, который должен применяться при проектировании электронных услуг [27, с. 35]. Такая вовлеченность граждан в процессы совершенствования административных процедур, обеспечиваемая при использовании электронных технологий обратной связи при оказании государственных услуг, создает атмосферу демократичности власти, ее готовности соответствовать потребность граждан.

Возможность оценки гражданами качества электронных государственных услуг в России закреплена на уровне нормативных правовых актов Правительства России. Согласно пункту 2 Требований к предоставлению в электронной форме государственных и муниципальных услуг (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.03.2016 N 236) при предоставлении услуг в электронной форме заявителю обеспечивается осуществление оценки качества предоставления услуги [21]. Правила оценки гражданами эффективности деятельности руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти (их структурных подразделений) и территориальных органов государственных внебюджетных фондов (их региональных отделений) с учетом качества предоставления ими государственных услуг, а также применения результатов указанной оценки как основания для принятия решений о досрочном прекращении исполнения соответствующими руководителями своих должностных обязанностей, утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.12.2012 N 1284 [18]. Как видно из названия руководящего документа, результаты оценки качества предоставления государственных услуг используются для принятия решений о досрочном прекращении исполнения соответствующими руководителями своих должностных обязанностей. Следовательно, в данном случае, механизмы электронного правительства обеспечивают «соблюдение установленных требований к качеству услуг и отношений в политико-административной сфере», которое, по мнению В. С. Комаровского и Л. В. Сморгунова, является одним из объектов общественно-политического контроля [22, с. 324].

Таким образом, механизмы электронного правительства позволяют повысить качество предоставления государственных услуг посредством повышения скорости информационного обмена и автоматизации процессов обработки информации, что приводит к сокращению сроков оказания услуг, исключению избыточных административных процедур, снижению финансовых издержек граждан и государственных структур. Предоставление государственных услуг в электронной форме способствует росту эффективности политико-административного управления благодаря формированию атмосферы доверия к власти, способной предоставлять качественные государственные услуги, доступные для всех категорий граждан и ориентированные на удовлетворение их потребностей. Электронные государственные услуги являются атрибутом современного и эффективного государства, при их оказании снижаются возможности коррупционных действий государственных служащих, гражданам предоставляется возможность оценивать деятельность властных органов, что формирует у общества представление о качестве государственных институтов и создает образ демократичности власти.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.