Статья 'Электронная демократия как тренд современного общественно-политического развития: сущность и основные модели' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Электронная демократия как тренд современного общественно-политического развития: сущность и основные модели

Маневский Евгений Васильевич

аспирант, кафедра государственной политики, Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова

125368, Россия, Москва, г. Москва, ул. 3-Митинский переулок, 1-1, кв. 453

Manevskii Evgenii Vasil'evich

Post-graduate student, the department of Public Policy, M. V. Lomonosov Moscow State University

125368, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. 3-Mitinskii pereulok, 1-1, kv. 453

e.manevskiy@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2019.2.21861

Дата направления статьи в редакцию:

01-02-2017


Дата публикации:

23-03-2019


Аннотация: В этой статье автор подробно рассматривает развитие демократических режимов в условиях внедрения новых информационно-коммуникационных технологий. Предметом исследования являются теоретические модели электронной демократии (э-демократия) и их реализация в мировой практике. Авто рассмотрит сам феномен электронной демократии, структуру понятия и определение. Особое внимание будет уделено анализу моделей электронной демократии, предложенными другими авторами. Автор также рассмотрит классическую систему моделей демократии – прямую, представительную и делиберативную (совещательную) – и попытается предложить свое видение парадигмы моделей электронной демократии. Все предложенные модели будут рассмотрены с точки зрения использования новых информационно-коммуникационных технологий и их влияния на современную демократическую архитектуру. Новизна данной работы состоит в том, что автор структурирует все направления реализации электронной демократии с точки зрения классической системы моделей. Рассмотрев примеры из мировой практики и критические исследования других ученых, автор приходит к выводу о существовании комплекса проблем на пути развития электронной демократии. Автор также предложит свое видение будущего развития э-демократии.


Ключевые слова:

демократия, электронная демократия, э-демократия, информационно-коммуникационные технологии, ИКТ, политическая коммуникация, теледемократия, кибер-демократия, интернет, новые медия

Abstract: This article examines the development of democratic regimes in the conditions of implementation of the new information and communication technologies. The subject of this research is the theoretical models of e-democracy and their implementation in global practice. The phenomenon of e-democracy, its structure and definition are considered. Particular attention is given to the analysis of the models of e-democracy, proposed by other authors. The article also explores the classical system of the models of democracy – direct, representative, deliberative, as well as suggests a new perspective upon paradigm of the models of e-democracy. All of the proposed models are analyzed from the standpoint of implementation of the new information and communication technologies along with their influence on the modern democratic architecture. The scientific novelty consists in structuring of all the vectors of realization of e-democracy from the perspective of classical system of models. Having considered the examples of global practice and critical studies of other scholars, the author concludes on the existence of a set of problems on the path of development of e-democracy. The author presents an original outlook upon the future development of e-democracy.


Keywords:

democracy, electronic democracy, e-democracy, information and communication technologies, ICT, political communication, teledemocracy, cyber-democracy, Internet, new media

Введение

Новые информационные технологии, возникшие вместе с развитие интернета, радикально изменили все сферы коммуникации, политическую систему и демократические процессы. Концепция электронной демократии (Э-демократия) построена на основе применения информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в распространении информации, политической дискуссии, принятии общественно-политический решений[1]. Распространение информации подразумевает медиа-освещение деятельности государственных органов, а также политических партий, движений и лидеров среди широких масс населения; все это сопряжено с открытостью и прозрачностью субъектов политического пространства. ИКТ позволяют вывести общественные дискуссии на новый уровень за счет развития форумов, онлайн петиций, социальных медиа и др. Принятие решений в онлайн сфере возможно в условиях большого числа инструментов: онлайн опросов, референдумов и всех форм электронного голосования (в том числе общегосударственных выборов). Об электронной демократии можно говорить на локальном уровне (например, муниципалитетов и местного самоуправления), национальном и международном (например, программа Э-Европы 2005)

Теоретические работы

Теоретические и эмпирические исследования электронной демократии заложены Ё. Масудой[2], Дж. Нэсбитом и П. Эбурдином[3], Дж. Барбером[4], С. Коулманом и П. Норрис[5], Андерсеном и Хенриксеном[6], Грёнлундом [7] и многими другими исследователями.

В политической науке уже есть труды, посвященные моделям электронной демократии. Например, Ван Дьюк[8] анализирует роли информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в отношении четырех современных моделей демократии Хельда (плюралистической, партиципативной, легалистической и конкурентной демократии)[9]. Он считает, что модель должна в первую очередь характеризоваться следующими критериями:

1. является ли главной целью демократии формирование мнения или принятия решений

2. является ли основным средством демократии использование избранных представителей или прямое голосование народа.

Он также добавляет пятую модель (либертарианскую), которая рассматривает «автономное политическое пространство граждан, функционирующее внутри собственных объединений с помощью горизонтальных коммуникационных связей Интернета»[10].

Беллами вводит похожую, но упрощенную структуру четырех моделей э-демократии[11]. В то время как Ван Дьюк видит роль ИКТ в качестве дополнения к традиционным медиа, Беллами добавляет модель кибер-демократии, где интернет больше не представляет собой дополнение к традиционным коммуникационным связям, он выступает в качестве фундамента новой модели демократии. Беллами утверждает, что ее четыре модели (потребительская, демо-элитарная, нео-республиканская, и кибер-демократическая) служат в качестве теоретического базиса для понимания э-демократии, абстрагированного от конкретных политических условий, а значит и от практики.

Потребительская модель С. Беллами принимает ключевые черты демократии, такие как парламентские институты, выборы и партии и, в то же время, фокусируется на роли граждан как потребителей государственных услуг. В данной модели основной демократической ценностью является юридическое право на услуги, демократия фокусируется вокруг эффективного предоставления этих услуг: соотношение цены и качества. Демо-элитарная демократия также принимает традиционные институциональные черты в качестве основы демократии. Предполагается, что основным национальным интересном является не личные потребности членов общества, а экономическое процветание всего общества. Принятие политических решений является обязанностью элиты - специалистов и экспертов, чья задача состоит в том, чтобы быть посредниками между конфликтными интересами и требованиями. Эксперты, представляющие интересы в обществе, действуют во всеохватывающих политических сетях, формируя элиту, которая эффективно участвует в формировании консенсуса, артикуляции политики и определении государственных услуг.

Нео-республиканская демократия фокусируется на качестве участия и вовлечения граждан в политический процесс. Эффективность демократии определяется активностью граждан, особенно на микро и местном уровне. Политическая культура способствует как развитию политической сферы, так и моральному, социальному, и интеллектуальному развитию граждан. Кибер-демократическая модель предполагает самое радикальное развитие традиционных демократических институтов и функций. Традиционные институты теряют власть и влияние в пользу сетевых групп, формирующих личностей с отчужденной индивидуальностью, игнорируя барьеры, определенные обществом, а также национальные государства, культурный фон и социальные классы. Это виртуальное общество сетей зависит от использования самоорганизующихся интернет-сообществ. В этом постмодернистском видении углубляющегося плюрализма общество разрывает пределы культурной гегемонии, но, в то же время, изо всех сил сохраняет социальную сплоченность и коллективную политическую волю; ИКТ больше не являются дополнением к традиционным медиа, а являются условием демократии.

Но системы моделей С. Беллами и В. Дьюка включают в себя неклассические модели демократий, теоретический базис которых достаточно слаб. Чтобы сформулировать собственную позицию по поводу развития феномена электронной демократии, мы считаем необходимым использовать три классические модели демократии: представительную, прямую и делиберативную. Далее мы проиллюстрируем, как современные теории э-демократии соотносятся с этими моделями. На наш взгляд, в современной политологии акцент в исследованиях э-демократии делается на прямой демократии. Тем не менее, в реальной практике прямая демократия в качестве основополагающей функционирования современных государств остается футуристической. Поэтому видим необходимым исследовать развитие электронной демократии также с точки зрения представительной и делиберативной.

Представительная демократия в целом характеризуется наличием избранных представительных институтов, где граждане голосуют, передавая мандаты представителям на локальном и общегосударственном уровнях. Президент, политические партии и другие представители агрегируют интересы и требования электората и транслируют их в политические программы. В итоге, граждане по сути с помощью выборов лишь выбирают своих представителей , которые от лица народа дальше принимают политические решения, выполняют функцию законотворчества. Цель политики состоит в том, чтобы согласовывать конфликтные интересы социальных групп; политики становятся медиаторами этих конфликтов посредством их разрешения. Системы разделения властей и политического баланса позволяют сохранить демократию от угроз захвата власти авторитарными группами. Эффективное политическое управление подкреплено либеральными принципами, такими, как, например, минимальное вмешательство государства в гражданское общество и во все общественные сферы.

Информационно-коммуникационные технологии выводят традиционные механизмы представительной демократии на новый медийный уровень. Благодаря этому снижаются барьеры на пути к участию в избирательном процессе как кандидатов, так и электората. ИКТ упрощают процесс голосования, не требуя более, например, физического посещения избирательных участков. Доступ к информации как о деятельности представительных органов, так и всех субъектов политики может сделать демократические процессы более прозрачными. Электорат может выбирать более достойных. Повышается уровень собственной осведомленности и политической культуры.

Мы предлагаем относить к электронной демократии в рамках представительной демократии следующие направления:

- электронное голосование на всех уровнях выборов;

- предоставление информации о деятельности представительных органов власти и субъектов политики (принятые законы и подзаконные акты и др. на веб-сайтах представительных органов власти);

- инструменты дистанционной коммуникации с избранными представителями, площадки интерактивной коммуникации;

- подача онлайн петиций и открытых обращений к представительным органам и другое.

Однако, такие исследователи как Финн и Детлор[12], Кюллен и Хаугтон[13], Вард и Гибсон[14] и другие в своих исследованиях показали, что ИКТ недостаточно улучшают механизмы представительной демократии, как того бы хотелось.

Прямая демократия

Прямая демократия традиционно рассматривается исследователями в качестве своеобразной «праформы» или прообраза демократии, адаптированной для локальных сообществ и совершенно непригодной в многочисленных обществах, тем более больших государствах. Так, прямая демократия была реализована в Древней Греции и в швейцарских кантонах времен Позднего Средневековья и раннего Ренессанса.

С точки зрения современного представления, эта модель предоставляет гражданам возможность самостоятельно принимать политические решения, которые политические лидеры обязаны воплощать в жизнь. Традиционными механизмами являются всевозможные формы референдумов, плебисцитов и институты местного самоуправления.

Прямая демократия в современном мире развивается за счет убежденности в том, что традиционные институты теряют свои позиции и поддержку, в пользу развивающихся в онлайн пространстве сетевых сообществ. ИКТ начинают играть решающую роль в тех демократических процессах, где интернет является не просто дополнением к традиционным каналам коммуникации, а существенно определяет новое видение прямой демократии[15]. Прямая гражданская инициатива электронной демократии требует, чтобы коммуникационные технологии поддерживали координацию среди большого числа принимающих решения лиц, т.е. географически рассеянных граждан с разными интересами и политическим сознанием.

Прямая (кибер) демократия была предложена в качестве идеальной формы электронной демократии в парадигмах Беллами, Лунне и Ван Дьюка. Несмотря на развитие оптимистических теорий, фактическая реализация прямой электронной демократии на практике слабо прослеживается. Однако на локальном и муниципальном уровне примеры прямой электронной демократии уже работают, например, в Швеции (www.demoex.net и www.knivsta.nu). В Норвегии у каждого муниципалитета реализованы инструменты э-демократии с помощью веб - сайтов, позволяющих обсуждать и голосовать за разные общественно-политические решения. например, https://www.minsak.no).

Мы предлагаем относить к электронной демократии в рамках прямой демократии следующие направления:

- электронные референдумы и плебисциты;

- общественное голосование по вопросам местного управления;

- прямое законотворчество и принятие государственных решений на национальном уровне и другое.

Делиберативная демократия

Основным теоретиком делиберативной (совещательной) демократии является Юрген Хабермас. В качестве альтернативы и версии будущего мироустройства он видел вариант «размышляющей» или «коммуникативной» демократии, условно предполагающей соединение основ представительной и прямой демократии в современных условиях. Хабермас внёс основной вклад в становление и развитие данной теории в рамках парадигмы коммуникативного действия[16].

Делиберативная демократия – это демократия общественной дискуссии на всех уровнях: начиная от гражданских дискуссий, заканчивая дискуссиями в среде политиков. За счет дискуссии формируется повестка дня, принимаются решения, разрешаются политические конфликты. Дискуссия предполагает равенство сторон, умение слышать и находить консенсусы[17]. Политики и граждане в процессе дискуссии и обсуждения формируют консолидированное мнение.

Информационные технологии трансформируют традиционные оффлан форумы как места для общественного диалога и поиска консолидированного решения и перемещают их в онлайн среду интернета.

Некоторые исследования таких политологов, как Станли и Виэр[18] и Гренленд[19], показывают, что внедрение ИКТ в совещательные демократические процессы могут увеличить уровень участия граждан по сравнению с традиционными средствами политической дискуссии между гражданами и лицами, принимающими решения. К примеру, молодежный парламент “Ur’say” в Шотландии поощряет молодых людей участвовать в политических обсуждениях, в которых избранные представители действительно берут во внимание мнение молодежи и впоследствии дают обратную связь о влиянии этих идей на их решения[20]

Мы предлагаем относить к электронной демократии в рамках делиберативной демократии следующие направления:

- интернет форумы;

- электронные опросы;

- площадки для разных форм дискуссии и обсуждений;

- социальные сети и другое.

Другие исследования показывают, что только уже включенные в традиционные демократические дискуссии люди имеют тенденцию участвовать в электронной демократии[21]. Также Клиджин и Копеджан[22] показали сильное сопротивление политиков к вовлечению общественности в процесс обсуждения и принятия ключевых государственных решений и, более того, отсутствие интереса к развитию делиберативной демократии.

На основе их опыта некоторые исследователи приходят к заключению, что коммуникационная инфраструктура, например, интернет, по сути, не способствует развитию совещательной демократии, если нет достаточной политической воли у народа и элиты[23]

Каждая из рассмотренных моделей фокусируется на определенном поле демократических процессов. Параллельное существование всех моделей является необходимым для обеспечения динамического равновесия между демократическим процессом развития и практическим управлением государством. Например, без каких-либо оперативных решений со стороны политиков и должностных лиц (представительная э-демократия) эффективное управление не будет достигнуто, поскольку все граждане не могут на практике выразить свое мнение по каждому вопросу или проанализировать последствия своих решений. Повышенное внимание к совещательной э-демократии привело бы к тому, что представители стали бы более ответственными за свои решения между периодами выборов, касающихся вопросов широкой общественности. И, наконец, благодаря новым технологиям для каждого гражданина должно стать возможным участие в фактическом принятии решений (прямая демократия). Однако, граждане не всегда способны принять решение касательно их же собственного блага.

Выводы

Наша структура трех моделей демократии представляет из себя взаимозависимую и динамическую систему информационно-коммуникационных технологий и современных демократических режимов. Далее, мы считаем необходимым обсуждать в научных кругах цели и амбиции, связанные с развитием и использованием информационно-коммуникационных технологии в рамках системы моделей электронной демократии, не выпуская из научного внимания ни одну из моделей. Некоторые из исследователей э-демократии, таких как Шойфеле и Нисбет[24] фокусируются лишь на отдельных направлениях реализации э-демократии, в первую очередь, в рамках модели представительной демократии, выпуская из внимания «точки роста» электронной демократии в парадигмах прямой и делиберативной демократии.

Также важным является то, что реализация э-демократии должна быть целостно рассмотрена с точки зрения политического контекста и в рамках более серьезного вопроса о демократизации в обществе. Традиционные каналы коммуникации и э-демократия будут продолжать существовать бок о бок. До сих пор невероятно большое количество предложений по развитию э-демократии были заморожены, так как они не предлагали видение интеграции с традиционными демократическими механизмами и процессами принятия решений.

Политики также должны помнить, что различные заинтересованные стороны э-демократии могут, на самом деле, иметь различные представления о целях развития демократии. При данной структуре, эти различия могут быть приняты во внимание, если политологи и политики будут развивать знания моделей электронной демократии и понимать различие парадигм.

Наша структура трех моделей демократии представляет из себя взаимозависимую и динамическую систему информационно-коммуникационных технологий и современных демократических режимов.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная для рецензирования статья «Электронная демократия как тренд современного общественно-политического развития: сущность и основные модели» вместе со статьей «Факторы развития электронной демократии в современном обществе: политологический анализ», судя по всему, представляет собой часть какого-то единого общего целого. Отсюда, возможно, и возникают недостатки исследования. Название статьи соответствует ее содержанию, достаточно полно и внятно отражает содержание статьи.
И в аннотации и в статье отсутствуют четкие и внятные определения и обоснования предмета, методологии исследования, его актуальности и научной новизны. Таким образом можно констатировать, что аннотация не соответствует предъявляемым требованиям.
В общем и целом структура, стиль и содержание работы соответствуют основным научным требованиям. Статья написана в основном хорошим научным языком. Автор хорошо разбирается в существе вопроса, знает содержание предыдущих исследований, относящихся к данной проблематике. Библиография оформлена, в основном, в соответствии с требованиями, цитируются актуальные источники в необходимом объеме. Однако в оформлении библиографического списка присутствуют ошибки.
Кроме вышеуказанного, необходимо отметить и другие недостатки работы. Статья содержит довольно обширное количество ошибок. Так уже в аннотации предложение, начинающееся со слова «Этой» - несогласовано. Автор путает термины «сформировать» и «сформулировать». Инициалы авторов должны писаться отдельно от фамилий. Кстати автор не придерживается единообразия в оформлении, что является существенным недостатком. Далее, слова «медиа-освещение», «веб-сайт», «онлайн-голосование», «интернет-сообщество» и т.п. пишутся по-русски через дефис. В первом выводном предложении явно пропущено слово и т.д.
В целом статья представляет несомненный читательский интерес, но в представленном виде не соответствует научному уровню, должна быть серьезнейшим образом переделана и, после доработки и правки, направлена на повторное рецензирование.
Аннотация не соответствует требованиям издательства. В первой части отсутствует определение предмета и объекта исследования. Убедительная просьба начинать все фразы первой части аннотации со слов "Предметом (объектом) исследования является ...", "Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как ...", "Особое внимание в статье уделяется ...." и т.п. Замечания главного редактора от 05.02.2017: "Автор доработал статью в соответствии с замечаниями рецензента".

04.02.2017 12 час. 20 мин.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.