Статья 'Факторы развития электронной демократии в современном обществе. ' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Факторы развития электронной демократии в современном обществе

Маневский Евгений Васильевич

аспирант, кафедра государственной политики, Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова

125368, Россия, Москва, г. Москва, ул. 3-Митинский переулок, 1-1, кв. 453

Manevskii Evgenii Vasil'evich

Post-graduate student, the department of Public Policy, M. V. Lomonosov Moscow State University

125368, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. 3-Mitinskii pereulok, 1-1, kv. 453

e.manevskiy@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2019.2.21852

Дата направления статьи в редакцию:

31-01-2017


Дата публикации:

23-03-2019


Аннотация: В этой статье автор подробно рассматривает развитие демократических режимов в условиях внедрения новых информационно-коммуникационных технологий. Предметом исследования являются факторы и причины формирования в политическом пространстве нового феномена – электронной демократии (э-демократия). Автор обращается к существующим в научной среде теориям, объясняющим трансформацию современных режимов в сторону электронной демократии. Особое внимание в статье уделяется трудам Пиппы Норрис, которая теоретически и опытным путем внесла большой вклад в построение своей научной модели и систематизирована теории возникновения э-демократии. Также в этой статье уделяется внимание другим теориям зарубежных исследователей. В данной статье будут проанализированы все концепции развития э-демократии, которые далее будут проверены на базе эмпирических данных, взятых в Швеции. В статье будут сделаны выводы об обоснованности научной парадигмы П. Норриса. Автор рассмотрит, какая из парадигм - теория индустриального общества, технологического детерминизма, демократическая теория или иные - имеет большую эмпирическую значимость и на практике оказывает влияние на становление и развитие э-демократии. Результаты будут полезны для дальнейших исследований электронной демократии, так как это статья охватывает все ключевые теории зарубежных ученых и дает их эмпирическую апробацию.


Ключевые слова:

демократия, электронная демократия, э-демократия, информационно-коммуникационные технологии, ИКТ, политическая коммуникация, теледемократия, кибер-демократия, интернет, новые медия

Abstract: This article examines the development of democratic regimes in the conditions of implementation of the new information and communication technologies. The subject of this research is the factors and causes of emergence of the new phenomenon of e-democracy within the political space. The author refers to the existing in scientific environment theories that explain the transformation of modern regimes towards e-democracy. Special attention is given to the works of Pippa Norris, who made a theoretical and empirical contribution to the establishment of an original scientific model, as well as systematizes the theories of genesis of e-democracy. Other theories of foreign researchers are also considered in the course of this study. The author analyzes all concepts of the development of e-democracy, verified on the basis of empirical data received from Sweden. The conclusion is made on feasibility of the scientific paradigm of P. Norris. The author examines which of the paradigms – the theory of industrial society, technological determinism, democratic theory, or others – presents empirical significance  and affects the establishment and development of e-democracy in practice. The results may be valuable for further research on e-democracy, as this article covers and empirically tests all of the key theories of foreign scholars.


Keywords:

democracy, electronic democracy, e-democracy, information and communication technologies, ICT, political communication, teledemocracy, cyber-democracy, Internet, new media

Введение

Электронная демократия является следствием использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), прежде всего в интернет технологий, в государственно-гражданских отношений в целях стимулирования прямого и более активного участия граждан в демократических процессах. ИКТ в условиях демократии применяются в распространении информации, политической дискуссии, принятии общественно-политический решений.

Пиппа Норрис - англо-американский политолог, профессор сравнительной политологии в Школе управления им. Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета. Основным ее трудом является книга «Цифровое неравенство?: гражданская активность, информационная бедность и интернет во всем мире» [1]. В этой работе П.Норрис определяет три категории теорий, которые определяют причины развития электронной демократии: теория развития, теория технического детерминизма и теория демократизации. Все эти теории обращаются к многим исследователям и по сути являются условным объединением многих трудов. Все теории будут апробированы на примере Швеции, так как в этой стране, с одной стороны, прослеживается много успешных внедрений технологий э-демократии и также собрано много эмпирических данных с результатами.

Теория развития является первой, которую рассматривает П. Норрис. Теория имеет экономический фокус и заявляет, что структурные изменения в экономических системах приводят к социальным и политическим трансформациям.

Носителями этой теории, по сути, являются исследователи постиндустриального и информационного общества. Дэниел Белл[2] подчеркивает долгосрочные изменения в экономической структуре, которые ведут к социальным и политическим трансформациям. Развитие экономики знаний связано с развитием компьютерных технологий и глобальных коммуникационных связей, что интенсивно приникает в первую очередь в экономически развитые страны как Швеция, Австралия и Соединенные Штаты. Использование цифровых технологий постепенно распространяется от офисов до домов и становится повседневным атрибутом каждого человека. Кроме того, развитие экономики знаний зависит от широко распространенной компьютерной грамотности и хорошо образованного профессионального и организаторского среднего класса в широком спектре рынка труда. Развитие навыков и обучение происходят в основном через высшее образование. Поскольку население в целом интенсивно использует новейшие технологии, это стимулирует государственный сектор интегрироваться в новые информационно-коммуникационные технологии.

Суммируя, социально-экономическое развитие, по сути, создает причины, формирующее сетевой мир, частью которого становится политическая система.

Теория развития была также подтверждена Медаглией[3], который показал наличие устойчивой связи между развитием электронной демократии и богатством общества. На наш взгляд эта теория требуется конкретизации, так как парадигма постиндустриального общества скорее является философской концепцией, нежели конкретизированной и структурированной моделью.

С точки зрения второй теории технического детерминизма, электронная демократия зависит от технологического развития и что техно инфраструктура - единственный наиболее важный фактор[4]. Однако эта теория не может правдоподобно объяснить определенные очевидные аномалии: почему, например, относительно схожие постиндустриальные общества в настоящее время показывают поразительно разные уровни доступа к интернету между Финляндией и Францией, или Грецией и Швецией, или Японией и Соединенными Штатами? И тем более, почему некоторые развивающиеся страны такие, как Индия, Тайвань и Бразилия, продвинулись вперед в электронной демократии, догнав постиндустриальные страны. Альтернативная интерпретация утверждает, что политические и общественные организации находятся в зависимости от цифровых связей и информационных технологий, которые, по крайней мере, в некоторой степени, автономны от уровня социально-экономического развития. Эта идея укладывается в парадигму, что скорее технологии формируют общество больше, а не наоборот. Цифровая политика может эффективно проникать в странах с высоким уровнем технологической инфраструктуры на любом уровне социально-экономического развития. В рамках этого уровень электронной демократии должен предсказываться технологическими индикаторами, такими как распределение интернет-пользователей и хостов.

Технологическая теория были проверена Ван Дер Грэфтом и Свенсоном[5], которые утверждают, что наличие необходимой технологической инфраструктуры положительно влияет на развитие электронной демократии.

Мы не можем не согласиться, что проникновение технологий и интернета определяют саму возможность существования новых медиа, а вместе с ней и электронной демократии. Однако, одна эта теория очень узко может объяснить успех э-демократии, так как этот феном предполагает значительно больший спектр вопросов, а не только технологии и интернет.

Наконец, Норрис рассматривает теории демократизации как альтернативный способ понимания электронной демократии. Теория утверждает, что виртуальная политика отражает традиционную политическую систему и открывает намного больше возможностей для гражданской активности и общественных дебатов, для мобилизации группы и для партийной деятельности в интернете в существующих демократических государствах (открытых обществах с устоявшейся традицией гражданской активности и плюралистических принципов), чем в авторитарных режимах, которые подавляют диссидентские голоса, оппозиционные движения, независимую прессу, группы протеста и др. Как итог, распространение и эффективность цифровой политики в каждой стране могут быть предсказаны уровнем демократизации.

Однако, уже вышеупомянутые Ван Дер Грэфт и Свенсон[6] провели исследование эффекта явки избирателей на электронную демократию и получили противоречащие результаты по отношению к теории, а именно, чем выше традиционная явка избирателей, тем ниже успех э-демократии и наоборот.

В то время как каждая модель выделяет отдельные факторы электронной демократии, кажется трудным проверить эти теории из-за прочных отношений между уровнями экономического, политического и технологического развития. Так Сеймур Мартин Липсет[7], наравне с другими исследователями, утверждал, есть много причин, почему растущее богатство общества обычно связывается с растущей силой демократических сил. Экономическое развитие связано с ростом грамотности и образования, которые усиливают гражданскую активность; ростом среднего класса, который буферизует между крайностями богатых и бедных; распространением средств массовой информации, предоставляющих информацию, независимую от правительства; развитием гражданского общества как сети профессиональных и торговых ассоциаций; и переход к государству всеобщего благосостояния .

П. Норрис проверила связь между теориями и выявила, что несмотря на исключения стран Африки и Азии, простая корреляция в 179 странах демонстрирует относительно сильные, значительные и последовательные отношения между уровнями демократизации и реального дохода на душу населения ( R=0.462 Sig.p.001), и еще более сильные отношения между демократизацией и развитием человеческого потенциала ( R=0.757 Sig.p.001)[8].

Микро теории

Стоит также проанализировать альтернативные теории, объясняющие развитие электронной демократии. Многие из теорийфокусируются на индивидуумах, то есть они основаны на определенных качествах, особенностях, отношениях или предпочтениях, которыми обладают люди.

В примечательной статье Беста и Крюгера[9] интернет-навыки выделяются как единственный самый важный детерминант участия в онлайн-политике, так как они создают предварительные условия для вовлечения людей и облегчают политическое онлайн участие. Дальнейшее исследование из США было продолжено в этом тренде, даже при том, что результаты несколько отличаются. Нам[10] подчеркивает, что развитие интернета действительно увеличивает возможности электронной демократической деятельности, но опыт традиционного участия в политической жизни еще более важен. Несмотря на это, кажется разумным предположить что, рост технологических навыков приводит к развитию использования электронных демократических функций.

Исследования Западной Европы дают немного иную картину. Традиционные второстепенные переменные, такие как пол и возраст, показывают значение в нескольких исследованиях[11]. Относительно возраста тенденция состоит в том, что вероятность участия в электронной демократии уменьшается с возрастом, в то время как пол показывает противоречащие результаты. Этот поразительный паттерн относительно молодежи противоречит политическому поведению в традиционных формах политики. Также выделяют важность уровня образования и социального класса. В одной из своих работ П. Норрис[12], исследуя целевую аудиторию электронной демократии EU-15 (Группа стран: Австрия, Бельгия, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Испания, Швеция и Великобритания), описала типичного актора е-демократии: мужской пол младшего возраста с хорошим образованием из среднего класса в северных частях Европы. П. Норрис делает вывод: чем больше субъект относится к сегментам этой аудитории, тем вероятнее его участие электронных демократических процессах.

Исследования на примере Швеции

Для проверки теорий П.Норрим и дополнительных «микро» теорий, предложенных в этой статье, возьмем эмпирическое исследование, проведенное Густавом Лиденом[13] на примере Швеции. Исследование включает все 290 шведских муниципалитетов. Были получены следующие результаты.

10-процентное увеличение доли людей с высшим образованием ведет к увеличению качества электронной демократии на 1 пункт. Уровень образованности является основополагающим параметром постиндустриального общества. Это указывает, что у постиндустриальных обществ с высоким уровнем образованности отмечается более высокий запрос электронной демократии. У явки избирателей в Швеции есть значительное, но отрицательное отношение с электронной демократией. Гипотеза, что традиционная гражданская активность положительно сказывается на развитии электронной демократии, оказалась опровергнута в рамках исследования Густава Лидена. Также это исследование не показало, что технологическое развитие влияет на эффективность электронной демократии. Удивительным образом сильное влияние на развитие электронной демократии в Швеции оказывает численность населения муниципалитета.

Возможно, в более многочисленных городах доступ до местных органов власти является самым сложным, что неизбежно стимулирует развитие электронной демократии. Аналогично, у государства должны быть достаточные экономичные возможности развивать электронную демократию, то есть развитие электронной демократии также связано с поступательным ростом национальной экономики[14]. Однако очень удивительно, что технологическое развитие не имеет столь значительного влияния. Например, у Швеции, в течение исследованных лет, был один из максимальных уровней проникновения интернета в мире. Следовательно, технологическая инфраструктура более или менее развита везде по целой стране, что сделало роль этого фактора, видимо, незначительным. То есть технология скорее является не отдельным объяснительным фактором развития э-демократии, а скорее базовым условием. В технологически развитых странах тем более не является решающим фактором. Наконец, факт, что явка избирателей отрицательно влияет на развитие электронной демократии, более удивителен. Возможно, муниципалитеты, имеющие проблемы с уровнем гражданского вовлечения, пытаются превентивно мотивировать граждан инструментами э-демократии.

Доход и образование сильно влияют на склонность к электронной демократической активности в исследовании Густава Лидена. Очевидно, что Швеция - достаточно социально равное общество в области дохода и образования. Кроме того, не выявлено никакой разницы между полами или между возрастными группами в области активности в э-демократии в Швеции; особенно гендерное различие в политике менее частое среди молодых людей.

Выводы

В заключении стоит сделать несколько выводов. Во-первых, стоит более глубоко рассмотреть теории постиндустриального общества, попытаться вывести больше переменных, которые могут повлиять на развитие э-демократии помимо уровня образования и дохода на душу населения. Концепция постиндустриального общества – слишком общая и широкая парадигма. Во-вторых, стоит признать, что проникновение интернета и технологий скорее не определяют уровень развития э-демократии, а является необходимым фактором. Вероятно, можно выявить долю проникновения, которая является критической точкой, с момента которой начинает развиваться э-демократия. В третьих, стоит больше исследовать взаимосвязь демократии и э-демократии. Без первой невозможно вообще любое развитие э-демократии, но видимо также только в случае определенного угасания демократии, снижения уровня оффлайн участия, росте абсентеизма начинает свой бурный рост электронная демократия.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная для рецензирования статья «Факторы развития электронной демократии в современном обществе: политологический анализ» является проблемно-аналитическим исследованием. Название статьи не полностью соответствует ее содержанию, т.к статья представляет собой более аналитический обзор нежели обзорный анализ.
Автор неверно указал предмет исследования, он не совпадает с содержанием статьи. В самом тексте (кроме выводов) ничего не говорится о «трансформации современных демократических режимов». Актуальность исследования не определена и не обоснована. О научной новизне исследования необходимо догадываться.
В общем и целом структура, стиль и содержание работы соответствуют основным научным требованиям. Статья написана в основном хорошим научным языком. Автор хорошо разбирается в существе вопроса, знает содержание предыдущих исследований, относящихся к данной проблематике. Библиография оформлена, в основном, в соответствии с требованиями, цитируются актуальные источники в необходимом объеме. Однако в оформлении библиографического списка присутствуют ошибки.
Кроме того, использованные автором специальные термины не определены (автор так и не объяснил, что он имеет в виду под термином «электронная демократия»), что затрудняет восприятие содержания статьи. Кроме вышеуказанного работа имеет и другие недостатки. В статье присутствуют опечатки («в» вместо «к»), просторечные обороты («как» вместо «такие как»), смысловые неточности (внимание в статье уделяется не субъекту (П. Норрис), а результатам ее труда), не «социальный класс», а «социальная принадлежность» в данном контексте и т.п.
В целом статья представляет несомненный читательский интерес, в основе своей соответствует научному уровню, и может быть опубликована при условии серьезной доработки и правки.

04.02.2017 11 час. 25 мин.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.