Статья 'Субсидирование социальных проектов в системе государственной поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций Республики Карелия (2012 - 2015 годы) ' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Субсидирование социальных проектов в системе государственной поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций Республики Карелия (2012 - 2015 годы)

Черненкова Елена Ивановна

кандидат исторических наук

доцент, Петрозаводский государственный университет

185910, Россия, Республика Карелия, г. Петрозаводск, пр. Ленина, 33, каб. 417

Chernenkova Elena Ivanovna

PhD in History

Docent, the department of Foreign History, Political Science, and International Relations, Petrozavodsk State University

185910, Russia, the Republic of Karelia, Prospekt Lenina 33, office #417

chernenkova_lena@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0684.2017.5.20241

Дата направления статьи в редакцию:

29-08-2016


Дата публикации:

14-06-2017


Аннотация: Объектом исследования является система государственной поддержки некоммерческих организаций. Предметом - региональная система распределения средств федерального и регионального бюджета на поддержку проектной деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций (СО НКО). Основное внимание уделяется анализу процедур организации конкурсных отборов, их результатам, проблемам прозрачности и информационного сопровождения как уполномоченных органов исполнительной власти, так и общественных организаций - получателей субсидий. Выявляется влияние общероссийских трендов и региональная специфика функционирования системы государственной поддержки некоммерческого сектора. Методологической основой исследования выступают принципы институционального и функционального анализа. Анализируются нормы федерального и регионального законодательства, ведомственные акты, данные статистики и электронных ресурсов федеральных институтов, органов региональной власти и управления, информационные ресурсы НКО. По ряду позиций приводится сравнение параметров субсидирования СО НКО по линии Министерства экономического развития и грантовой поддержки в рамках Президентских конкурсов. Новизна исследования заключается в обращении к материалу, ранее не включенному в исследовательские практики. Предпринимается попытка определить положительные эффекты и проблемные зоны в конструируемой системе государственной поддержки СО НКО в региональном разрезе. Показываются возможности системы государственного стимулирования активности СО НКО в сфере обеспечения социетальной безопасности, развитии межнационального и межконфессионального диалога, формирования социокультурной среды и развития человеческого капитала. Подчеркивается необходимость более четкого и последовательного воплощения в процедурах конкурсных отборов принципов открытости и прозрачности, в том числе в сфере информационного сопровождения системы государственной поддержки НКО, более тщательной проработки инструментов ее реализации. Небесполезным представляется обновление параметров внутреннего (ведомственного) и внешнего ( публичного) оценивания результатов использования государственных субсидий некоммерческими организациями.


Ключевые слова:

государственная поддержка НКО, субсидирование НКО, грантовая поддержка НКО, виды деятельности НКО, конкурсные отборы НКО, реестр СО НКО, информационная политика, публично-властная коммуникация, социальное партнерство, Республика Карелия

Abstract:   The object of this research is the system of state aid of the nonprofit organizations; the subject is the regional system of allocation of the federal and regional budget for supporting the project activity of the socially oriented nonprofit organizations. Main attention is given to the analysis of procedures of organization of the competitive selection, its results, problems of transparency and information support of the executive authorities and social organizations – recipients of the subsidies. The author determines the impact of the all-Russian trends, as well as the regional specificity of functionality of the system of state aid of nonprofit sector. The article analyzes the norms of federal and regional legislation, departmental acts, statistical data, electronic resources of the federal institutions, regional authorities and administrations, and information resources of the nonprofit organizations. In accordance with a number of positions, the author pursues correlation between the parameters of subsidizing the socially oriented nonprofit organizations through the Ministry of Economic Development and grant financing within the framework of Presidential programs. An attempt is made to define the positive effects and problem zones within the formed system of state aid of the socially oriented nonprofit organizations from the regional perspective. The article demonstrates the capabilities of the system of state stimulation of the work of socially oriented nonprofit organizations in the area of ensuring societal security, development of interethnic and Interconfessional dialogue, establishment of sociocultural environment and development of human capital. The author underlines the need for realization of the principles of openness and transparency in the process of competitive selection and information supports of the system of state aid of the nonprofit organizations, as well as modernization of the departmental and public assessment of results of the use of state subsidies by the nonprofit organizations.  


Keywords:

Republic of Karelia, Social partnership, Public-authority communication , Information policy, Register of the socially oriented nonprofit organizations, Competitive selection, Types of activity of nonprofit organizations, Grant financing of nonprofit organizations, Subsidization of nonprofit organizations, State aid of nonprofit organizations

Поставленный в 2011-2012 годах вопрос о «перезагрузке» государственной политики в отношении некоммерческого сектора, помимо его практического воплощения, стал объектом напряженных общественных дискуссий, например, на площадках форумов «Согласие», других мероприятий, организуемых Общественной палатой РФ, предметом экспертно-аналитической и научно–исследовательской рефлексии. Многообразие оценок обновляемых практик государственной, в первую очередь, финансовой поддержки социально ориентированных организаций, фокусирование значительной части исследований на анализе общероссийских трендов обуславливает актуальность обращения к этой тематике на региональном уровне. Необходимость изучения конкретного опыта реализации государственной политики и ее воздействия на среду НКО на локальном уровне обусловлена потребностью в более четкой реконструкции имеющегося опыта социального партнерства и потенциальных возможностей его развития. Кроме того, обновление корпуса источников и расширение его за счет введения в научный оборот данных, отражающих региональную специфику, даст основания внести определенные коррективы в научное осмысление исследований процессов, разворачивающихся на федеральном уровне.

Начало нормативному определению основных форм государственной поддержки некоммерческих организаций, осуществляющих социально значимые виды деятельности, было положено в 2011 году федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций» [1]. В дальнейшем перечень видов деятельности социально ориентированных НКО (далее – СО НКО) был практически вдвое расширен внесением дополнений в статью 31.1 федерального закона «О некоммерческих организациях» [2]. Спектр направлений этой деятельности охватывает разные сферы активности НКО, от охраны окружающей среды и защиты животных до увековечения памяти жертв политических репрессий, что объективно увеличивает количество общественных организаций, которые могут претендовать на получение государственной поддержки.

Оформление нормативно-правовой базы государственной поддержки СО НКО в Республике Карелия (далее – РК), осуществляется путем рецепции федерального законодательства. При этом региональный законодатель учитывает сложившиеся практики участия республиканских НКО в осуществлении социальной политики. В региональном законе «О поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций в Республике Карелия»[3], принятом в 2011 году федеральный список видов деятельности СО НКО дополнен (в ряде случаев – конкретизирован) перечнем, представленным во второй статье регионального закона. В частности, предусмотрено содействие осуществлению мер по возрождению, сохранению и свободному развитию национальной культуры карелов, вепсов и финнов, проживающих на территории Карелии; увековечение памяти граждан РФ, чья жизнь, трудовая, творческая и общественная деятельность была связана с РК.

Опыт законодательного закрепления практик диалога властных и общественных структур в республике получил достаточно высокую оценку в исследовательской литературе. Анализируя законодательную основу взаимодействия НКО и органов государственной власти М.Б. Горный причисляет РК к регионам с элементами партнерской модели взаимоотношений, подчеркивая, что отличительной особенностью подобных регионов является «присутствие норм, регулирующих отношения некоммерческих организаций и власти, как отношения партнеров…».[4, с. 227].

Установление порядка предоставления федеральных субсидий регионам, зафиксированных в Правилах предоставления субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на реализацию программ поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций [5], в актах Министерства экономического развития РФ (Далее – МЭР РФ) [6], стимулировало разработку необходимой нормативной базы и осуществление комплекса мероприятий на региональном уровне.

В 2011 году была разработана региональная программа поддержки СО НКО в Республике Карелия на 2011-2013 годы, были приняты акты, определяющие порядок предоставления из бюджета РК субсидий некоммерческим организациям. Вслед за обновлением в 2011-2015 годах федеральной нормативной базы, регулирующей предоставление субсидий из федерального бюджета, необходимые изменения вносились и в республиканские нормативные акты.

С 2014 года поддержка социально ориентированных некоммерческих организаций в РК осуществляется на основе государственной программы «Развитие институтов гражданского общества и развитие местного самоуправления, защита прав и свобод человека и гражданина» на 2014-2020 годы [7]. В качестве ответственного исполнителя Программы выступает Министерство РК по вопросам национальной политики, связям с общественными и религиозными объединениями, а соисполнителями – региональные министерства и ведомства социального блока, наделенные полномочиями по организации конкурсов на предоставление государственных субсидий СО НКО. В 2014-2015 годах участие органов исполнительной власти в реализации задач, определенных государственной программой, оформлялось межведомственными соглашениями, постановлениями и приказами, содержание которых касалось распределения полномочий по оказанию финансовой поддержки НКО по направлениям деятельности, определенной функционалом министерств социального блока, а также выработки общих принципов организации конкурсных отборов.

Помимо нормотворческой деятельности, за эти годы проведена определенная работа по формированию системы организационного и информационного сопровождения реализуемых общественными организациями проектов. Этим обусловлено нарастание объемов финансовой поддержки, осуществляемой на конкурсной основе по линии федеральной и региональной программ субсидирования социально ориентированных НКО, кроме того, активизируется участие республиканских НКО в конкурсах Президентских грантов, в том числе и за счет наращивания их компетентности в сфере социального проектирования. Достигнутые результаты дают основание для определения и, безусловно, положительных эффектов, и возникающих проблем, явно проявляющих себя и в том случае, если рассматриваются количественные показатели финансовой поддержки.

Обращение к этим эффектам на примере региона, характеризующегося в научной литературе наличием позитивного опыта диалога властных и общественных структур, представляется вполне оправданным, поскольку он лежит в основе конструирования новых векторов публично–властной коммуникации в сфере реализации социальной политики. К исследованию этого опыта, в частности, обращались Л. И. Никовская и В. Н. Якимец при изучении практик публичной политики в регионах России [8], А.Тарасенко при исследовании роли социального партнерства  в реализации различных моделей социальной политики [9]. Обращение к конкретному опыту регионов имеет значение для объективного осмысления характера и направленности государственной политики в отношении «третьего сектора» в целом, порой достаточно тенденциозно критикуемой в исследованиях общероссийских трендов [10, с.69].

Обрабатывая информацию, размещенную в открытом доступе на Портале единой автоматизированной информационной системы поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций МЭР РФ [11], можно представить общую картину финансовой поддержки некоммерческих организаций региона, определить, каким образом ее объемы и принципы распределения влияют на среду НКО региона.

 Данные об объемах финансовой поддержки НКО по линии Министерства экономического развития РФ в 2012-2015 годах в республике систематизированы в табл.1.

Таблица 1.Субидирование СО НКО Республики Карелия

из средств федерального и регионального бюджета

Год

Федеральный бюджет

(руб.)

Региональный бюджет

(руб.)

Общий объем финансовой поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций (руб.)

Из них на конкурсной основе

2012

6329 000

3250000

10379000

7133023,82

2013

7189000

8124600

15313600

12648455,36

2014

12181000

8330000

55275000

12100494,36

2015

9298 000

10107490

54678100

19405489,92

Всего за период

34997000

29812090

135645700

51287463,46

Анализируя показатели, представленные в таблице, следует отметить существенный рост финансовых средств, предоставляемых на поддержку деятельности СО НКО. В рамках данного исследования рассматриваются процедуры и результаты выделения средств государственной поддержки СО НКО республики на конкурсной основе, которая за четыре года возросла в 2,7 раза. Ее объемы определяются итогами участия Карелии в конкурсах МЭР среди субъектов РФ. Соответствие параметров, достигаемых в политике поддержки СО НКО в регионе, критериям конкурсных отборов позволяет республике достаточно устойчиво занимать достойное место среди других регионов. Так, в конкурсе 2014 года Карелия заняла 16 место из 70 в рейтинге субъектов РФ, в 2015 – 17 место из 74.

Эти данные свидетельствуют и о системности политики, проводимой в республике по поддержке общественных организаций, и о наличии организаций, ориентированных на участие в конкурсных отборах, в том числе и в Президентских конкурсах. Представляется достаточно любопытным сравнение их результатов по параметру привлеченных в республику средств на поддержку социальных проектов НКО (рис.1). Поскольку в открытом доступе на Портале Грантов Государственной поддержки ННО [12], размещена информация за 2013-2016, сопоставление информации с данными, размещенными на Портале единой автоматизированной информационной системы поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций МЭР РФ, касается периода 2013-2015 годов.

Рис.1. Соотношение средств, полученных СО НКО Республики Карелия в форме субсидий

из федерального и регионального бюджета и в форме грантов Президентских конкурсов.

2013-2015 гг.

Сравнение данных, представленных в диаграмме, позволяет утверждать, что общая сумма средств грантовой поддержки, привлеченных в республику за счет участия НКО в Президентских конкурсах (21723194 руб.) вполне сопоставима с субсидиями, распределяемыми на конкурсной основе из федерального (28668000 руб.) и из республиканского (26562090 руб.) бюджета. Достаточно показательными являются данные о субсидиях по основным видам деятельности СО НКО, по которым можно определить приоритетные направления государственной поддержки социальных проектов в регионе. Интерес для последующего анализа представляют те виды деятельности республиканских общественных организаций, на которые в рассматриваемый период было выделено более 1 млн. руб. В графическом виде они представлены в диаграмме Приоритетные направления деятельности СО НКО Республики Карелия, обеспеченные государственными субсидиями в 2012-2015 гг. (рис.2)

Рис.2. Приоритетные направления деятельности СО НКО Республики Карелия,

обеспеченные государственными субсидиями в 2012-2015 гг.

Как следует из данных, приведенных в диаграмме, приоритетными направлениями при субсидировании СО НКО являются проекты, реализуемые в сфере межнационального и межконфессионального сотрудничества, социальной поддержки лиц с ограниченными возможностями и в сфере молодежной политики и массового спорта.

Если обратиться к приоритетным направлениям поддержки проектов Президентскими грантами (за основу также берутся направления, по которым было выделено в совокупности более 1 млн.руб.), то можно выявить и определенные закономерности, и некоторую специфику по сравнению с направлениями деятельности, поддерживаемыми в форме государственных субсидий (рис.3).

Рис.3. Направления деятельности СО НКО Республики Карелия,

поддержанные грантами операторов Президентских конкурсов в 2013-2015 гг.

Одна из отличительных особенностей заключается в отсутствии среди победителей заявок на проекты, реализуемые в сфере межнациональных отношений. На первые позиции с финансированием более 8 млн. рублей выходит поддержка проектов в сфере молодежной, экологической политики и массового спорта. Размеры поддержки проектов в области патриотического воспитания, поисковой деятельности по своим объемам сопоставимы с субсидированием этой деятельности по линии МЭР РФ, гораздо более внушительно выглядит грантовая поддержка развития системы бесплатной юридической помощи, деятельности по защите прав и свобод человека и гражданина. Еще одно направление, поддержанное грантами, превышающими 1 млн. руб., касается аналитической деятельности – социологических исследований состояния гражданского общества в Республике Карелия.

Распределение финансовой поддержки на конкурсной основе в качестве положительных эффектов имеет оживление контактов министерств и ведомств социального блока с некоммерческим сектором, конструирование сетевого взаимодействия ресурсно обеспеченных СО НКО, реализующих инфраструктурные проекты.

Одним из основных инструментов предъявления государственного интереса в субсидировании социальных проектов является определение перечня номинаций, по которым осуществляются конкурсные отборы НКО. Размеры субсидий по каждой номинации устанавливаются на основе ежегодно заключаемых соглашений между МЭР РФ и республиканским правительством, а также на основе Постановления Правительства РК «О порядке определения объема и предоставления из бюджета Республики Карелия субсидий некоммерческим организациям, не являющимся государственными учреждениями Республики Карелия» [13]. Перечень номинаций конкурсов на сегодняшний день является достаточно устойчивым, он предполагает поддержку проектов СО НКО, в контексте основных направлений реализации социальной политики в республике. Вместе с тем, следует отметить и тот факт, что в нем отражено и наличие в республике организаций, способных реализовывать проекты по определенным направлениям.

Одним из важнейших направлений является политика в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений. Этот вектор социальной политики в регионе обеспечен сложившимися практиками публично-властного диалога, наличием опыта взаимодействия органов власти и общественных организаций, который формировался на протяжении достаточно длительного времени. На данном этапе это взаимодействие достаточно четко структурировано по ряду ключевых направлений, поддерживаемых, в том числе, и за счет субсидирования СО НКО, осуществляющих проекты в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений по широкому спектру номинаций.

Ежегодно в конкурсных отборах номинируются проекты, направленные на сохранение и развитие языка и традиционной культуры финно-угорских народов Карелии, традиционной русской культуры , культурных традиций других народов, проживающих на территории республики, проекты, направленные на формирование толерантного сознания, профилактику этнического и религиозного экстремизма. Существенное значение имеет также поощрение деятельности СО НКО по правовой, социальной и культурной адаптации мигрантов. Условиями конкурсов предусмотрена поддержка СО НКО, ориентированных на развитие сетевого взаимодействия национальных общественных организаций и национально-культурных автономий Республики Карелия, а также других некоммерческих организаций, занимающихся вопросами гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений.

В перечне номинаций других министерств социального блока также можно увидеть наличие позиций, по которым сложились системные отношения властных институтов с общественными организациями. Помимо направлений социальной политики, связанных с функционалом органов исполнительной власти, в перечне номинаций учитываются задачи, определенные стратегическими линиями реализации административной реформы. Так, начиная с 2011 года, в республике проводятся социологические исследования определения уровня оценки населением результатов деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов. Общественные организации, специализирующиеся на проведении социологических опросов, привлекаются к исследованиям на основе конкурсных отборов. Еще один пример подобного плана - появление с 2014 года в конкурсных отборах Министерства здравоохранения и Министерства культуры номинаций проектных заявок, предусматривающих проведение независимой оценки качества работы организаций социального обслуживания, а также организаций, оказывающих услуги в сфере культуры и образования.

В конкурсных отборах, организуемых Министерством образования в 2012-2013 годах, была обозначена поддержка проектов, нацеленных на формирование механизмов государственно–общественного управления в сфере образования и независимой оценки качества образования. В 2015 году Министерством была заявлена еще одна номинация, предусматривающая поддержку проектов, разрабатывающих инструменты методического сопровождения дополнительного образования с использованием информационно-коммуникационных технологий.

С 2014 года в конкурсных отборах Министерства по вопросам национальной политики, связям с общественными и религиозными объединениями предусмотрена поддержка проектов, направленных на изучение и развитие институтов гражданского общества. В конкурсных отборах участвуют проекты, нацеленные на исследование уровня удовлетворенности населения деятельностью СО НКО, на проведение независимой оценки качества работы СО НКО. В повестку дня поставлена задача по разработке критериев оценивания результативности проектов СО НКО в сфере реализации государственной национальной политики и развития государственно-конфессиональных отношений [14].

Роль социально ориентированных организаций в конкурсных отборах не ограничивается участием в подготовке и представлении проектных заявок. Представители общественных организаций в обязательном порядке должны быть включены в состав конкурсных комиссий, причем их численность должна быть преобладающей над числом представителей органов государственной власти. Нормативно определенные принципы деятельности конкурсных комиссий, созданных при министерствах социального блока, предполагают соблюдение баланса государственных и общественных интересов при оценке поступающих заявок, прозрачности подведения итогов их работы, связанной с распределением государственных средств, т.е. деятельности, по определению вызывающей повышенный общественный интерес. Поэтому безусловным требованием здесь является соблюдение информационной открытости.

Однако к порядку формирования и информационного сопровождения деятельности конкурсных комиссий возникает немало вопросов. Так, например, конкурсная комиссия Министерства по вопросам национальной политики, связям с общественными и религиозными объединениями сформирована в полном соответствии с нормативно закрепленными требованиями. В состав комиссии включены 17 человек, из них – два представителя Общественной палаты, пять работников министерства, восемь представителей общественных, в том числе религиозных организаций, два представителя научного академического сообщества [15], кроме того, не представляет особого труда в открытом доступе найти информацию о процедурах и итогах конкурсных отборов. Столь же полно отражена информация о деятельности конкурсной комиссии Министерства здравоохранения. Она состоит из одиннадцати человек, пять из которых являются работниками министерства, шесть – представляют общественные организации и общественные советы, созданные при Минздраве [16]. Состав конкурсной комиссии Государственного комитета РК по обеспечению жизнедеятельности и безопасности населения также сформирован в соответствии с необходимыми требованиями. В комиссию входит девять человек, три представителя ведомства, один – член Общественной палаты, один – академического сообщества, четверо представляют общественные организации. Однако, в открытом доступе размещены только объявления о конкурсах.

В конкурсную комиссию Министерства по делам молодежи, физической культуре и спорту Республики Карелия, состоящую из 11 человек, входят 6 государственных служащих, а также директор бюджетного учреждения, находящегося под ведомственным контролем министерства, депутат Законодательного собрания, два представителя Общественной палаты РК и всего лишь один представитель молодежной общественной организации. На сайте министерства представлена информация об объявлении конкурсов за 2015-2016 годы, при этом нет официальной информации об их результатах. Состав комиссий Министерства культуры и Министерства образования в открытом доступе не представлен, отсутствуют сведения о подведении итогов их работы.

Подобная ситуация, безусловно, вызывает вопросы о степени прозрачности и о реальном характере деятельности конкурсных комиссий. Очевидно, что для ряда органов исполнительной власти, несущих ответственность за реализацию социальной политики в регионе, взаимодействие с СО НКО является чисто формальным, обусловленным скорее внешними факторами, требованиями федерального и регионального законодателя, нежели сформировавшимися ведомственными установками на расширение использования инструментов социального партнерства в решении функциональных задач министерств. Существующая ситуация требует серьезной корректировки, поскольку и в сфере интереса государственного, и в сфере интереса общественного выявляется задача достижения кумулятивного эффекта в решении социальных проблем, решение которой лежит в плоскости внедрения во взаимодействия властных и общественных структур принципов социального партнерства.

Насколько оптимально инструмент финансовой поддержки используется в этом отношении, можно судить по общим итогам распределения субсидий по организациям республики. В обобщенном виде информация об организациях, получивших субсидии, представлена в открытом доступе в первую очередь в республиканском реестре СО НКО – получателей государственных субсидий [17]. При этом следует отметить, что реестр пополняется перечнем организаций по итогам каждого из проведенных конкурсов, по сути своей это скорее не реестр организаций, а реестр выделенных субсидий. Если организация является получателем субсидий неоднократно, она заносится в список ровно столько раз, сколько побеждает в конкурсах. В итоге, определение количества организаций, которых можно причислить к СО НКО, становится достаточно затруднительным. Вместе с тем, информация, представленная в реестре, дает основания сделать определенные выводы и по поводу позитивных тенденций,  и по поводу имеющихся проблем в системе государственного субсидирования СО НКО в республике, ограничивающих возможности позитивного влияния финансовой поддержки на состояние среды «третьего сектора» региона в целом.

Результаты распределения субсидий между организациями республики показывают, что интенсивность проектной деятельности предоставляет преимущества потенциально сильным, обладающим сложившейся репутацией и имеющимся предшествующим опытом реализации социальных проектов. Так, среди 146 организаций, получателей государственной поддержки в 2012-2015 годах, 15 организаций за счет многократного утверждения их заявок в 2012-2015 году получили более миллиона рублей каждая. Масштабностью выделяется субсидирование нескольких организаций. За рассматриваемый период было поддержано 10 проектов КРОО «Союз поисковых отрядов» на общую сумму 2264447 рублей и 9 заявок на общую сумму 2068019 руб. республиканской общественной организации «Союз карельского народа». Более полутора млн. рублей получили КРОО «Молодежный информационно-правовой центр коренных народов «Невонд» (10 проектов), Общество дружбы «Карелия – Финляндия» (11 проектов), Некоммерческое партнерство «Карельский ресурсный Центр общественных организаций» (8 проектов), КРОО «Содружество народов Карелии» (7 проектов). На этом фоне семь организаций стали получателями субсидий размером в 50000 рублей и меньше.

Приведенные данные можно интерпретировать по-разному. В частности, они свидетельствуют об определенной селективности в отборе заявок НКО, подаваемых на конкурс, о проблемах с нормативно определенными критериями отбора, предусматривающими наличие предшествующего опыта реализации проектной деятельности и партнерских отношений с органами власти и местного самоуправления, что предоставляет преимущество уже сложившимся и обладающим серьезным социальным капиталом организациям.

Вместе с тем следует отметить проблемы качества значительного числа заявок, подаваемых на конкурс, известные автору исследования по личному опыту двухлетнего участия в одной из конкурсных комиссий. Кроме того, объемы предоставляемых субсидий (при этом в каждом конкурсе определены предельные максимальные значения субсидирования проектов) обусловлены и такими факторами, как софинансирование, способность организаций вкладывать собственные средства в реализацию проекта, как наличие ресурсов для реализации проекта в нескольких муниципальных образованиях, от их количества также зависит максимально возможное финансирование. Серьезным ограничением для организаций, не имеющих большого опыта реализации проектов, является также и то, что их исполнение ограничено достаточно сжатыми сроками, от времени подведения итогов конкурсных отборов и заключения соответствующих соглашений с министерствами до завершения финансового года.

Этот же самый факт является в определенной мере препятствием для реализации масштабных инфраструктурных проектов потенциально сильных организаций. Они вынуждены постоянно включаться в конкурсные отборы для подтверждения своего права на продолжение проектной деятельности в выбранном направлении. Наличие определенного, хотя и не слишком большого числа результативных и качественно функционирующих организаций, включенных в реализацию проектов в социальной сфере, дает основание предположить реальные шансы на открываемую для них в перспективе возможность получить статус исполнителей общественно-полезных услуг. Проблема при этом заключается в том, что акценты на поддержку организаций с развитым потенциалом (а их перечень никоим образом не исчерпывается указанными выше СО НКО), объективно оборачиваются диспропорциями в территориальной структуре «третьего сектора», растущим разрывом ресурсной обеспеченности и превалированием конкуренции над практиками солидарного взаимодействия. Что касается итогов распределения государственных субсидий социально ориентированным НКО муниципальных образований Республики Карелия, то их специфика показана в отдельной статье [18.с.40–41]. В контексте данного исследования достаточно представить данные (рис.2), свидетельствующие о том, что вовлеченность СО НКО муниципальных образований в реализацию социальных проектов даже локального уровня за счет гораздо более скромной поддержки значительно уступает деятельности петрозаводских организаций, в проектах которых предусмотрено обязательное осуществление ряда мероприятий в муниципальных районах.

Рис.4. Соотношение предоставленной государственной поддержки СО НКО

Петрозаводского городского округа и муниципальных районов Республики Карелия

При этом районные организации в лучшем случае выступают в качестве партнеров в реализуемых проектах, в худшем – постепенно превращаются в реципиентов потенциально сильных организаций. Но именно местные организации обладают преимущественными возможностями в консолидации усилий муниципальных сообществ в решении проблем территорий. Достаточно очевидна необходимость участия в конкурсных отборах и для наращивания потенциала самих организаций. Поддержка организаций муниципальных образований по линии предоставления субсидий требует корректировки сложившейся системы, внедрения форматов, которые придадут этому механизму функции стимулирования развития среды НКО на локальном уровне.

Помимо явных диспропорций с субсидированием муниципальных проектов, проблемной зоной является недостаточно развитая система публичной отчетности организаций об итогах реализации проектов. В публичную среду фрагментарно транслируется информация о конкретных событиях и мероприятиях, предусмотренных проектами. Она представляется в средства массовой информации, публикуется в новостных лентах на официальном интернет – портале республики. Но это не восполняет отсутствие отчетов по значительной части проектов. Более подробно проблемы с информационным обеспечением показаны в отдельной статье [19].

И именно в связи с отчетностью по субсидированным проектам высвечивается одна из существенных проблем республиканских НКО – их недостаточное присутствие в виртуальном пространстве, без которого невозможно обеспечить прозрачность собственной деятельности, выстроить взаимодействие с заинтересованными группами, вовлечь их в орбиту своего влияния. По результатам поиска в сети Интернет информационных ресурсов организаций – получателей субсидий, этот вывод можно подтвердить данными, представленными в диаграмме, отражающей представленность СО НКО Республики Карелия в виртуальном пространстве (рис.6). Из 146 организаций лишь 79 имеют возможность вести самостоятельную информационную политику и используют имеющиеся ресурсы для публичного представления результатов своей деятельности по проектам.

Рис.5 Представленность СО НКО Республики Карелия в сети Интернет

Таким образом, проблемы с информационной открытостью существуют не только в зоне ответственности органов исполнительной власти – распорядителей бюджета, но и у значительной части НКО и на стадиях реализации проектов и отчетов по ним.

Пытаясь определить спектр проблем, возникающих при организации деятельности по финансовой поддержке СО НКО и реализации субсидированных проектов, все же следует иметь в виду немаловажное обстоятельство. Современные формы государственной поддержки «третьего сектора» существуют пять лет, для реализации масштабного проекта это слишком небольшой срок, чтобы признать систему устоявшейся и определять ее в дихотомии состоятельная/несостоятельная. Безусловно, ряд ее элементов требует корректировки, более четкого и последовательного воплощения заложенных в ее основаниях принципов, в том числе принципов открытости и прозрачности, более тщательной проработки инструментов ее реализации. Небесполезным представляется обновление параметров внутреннего (ведомственного) и внешнего ( публичного) оценивания результатов ее воздействия на социум, и на эффективность системы государственного управления. Однако предшествующий период показывает потенциальные возможности финансовых инструментов государственной поддержки социально-ориентированных НКО в конструировании системы социального партнерства как одного из принципов осуществления социальной политики.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.