Статья 'Государство и гражданское общество в процессе формирования приоритетов государственной научно-технической политики' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Государство и гражданское общество в процессе формирования приоритетов государственной научно-технической политики

Знаменский Дмитрий Юрьевич

кандидат политических наук

доцент, кафедра государственного управления и политических технологий, Государственный университет управления

109542, Россия, г. Москва, Рязанский проспект, 99, оф. 330

Znamenskiy Dmitriy Yurievich

PhD in Politics

Associate professor of the Department of State Management and Political Technologies at State University of Management

109542, Moscow, Ryazansky prospekt 99

belyferz@list.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0158.2013.10.9489

Дата направления статьи в редакцию:

17-09-2013


Дата публикации:

1-10-2013


Аннотация: В статье рассматривается характер участия различных институтов гражданского общества в процессе формирования государственной научно-технической политики в современной России, что является предметом научного исследования автора. В этой связи автор поднимает проблему публичности государственной политики вообще и научно-технической политики в частности.Характеризуя основные подходы к формированию приоритетов государственной политики, автор развивает идею В.В. Лобанова, выделявшего политический, субъективный и объективный подходы. Используемый в настоящее время Минобрнауки России подход в статье обозначен как государственно-административный, представляющий собой синтез объективного подхода и отдельных элементов субъективного.Далее в статье последовательно раскрывается степень участия институтов гражданского общества в процессе формирования государственной научно-технической политики, а также роль государства как модератора данного участия. Анализируя позицию ряда исследователей проблем развития гражданского общества, автор делает закономерный вывод о недостаточной степени открытости и публичности указанного процесса. В частности, отмечается весьма незначительная роль политических партий, слабость и малочисленность специализированных НКО и отсутствие налаженного диалога между государством и научным сообществом по вопросам определения приоритетов государственной научно-технической политики и реформирования отечественной науки.


Ключевые слова: Государство, Гражданское общество, Публичная политика, Государственная научно-техническая политика, Приоритеты государственной политики, Институты политического опосредования, Институты гражданского общества, Политические партии, Научное сообщество, НКО

Abstract: The article is devoted to the nature of participation of various institutions of civil society in formation of the national research and development policy in modern Russia. This is a subject matter of the scientific research conducted by the author. In this regard the author raises a problem of publicity of state policy in general and research and development policy in particular.Describing the main approaches to formation of priorities of national policy, the author develops V. V. Lobanov's idea. Lobanov defined political, subjective and objective approaches to the problem. The current approach used by the Ministry of Education and Science of the Russian Federation is described by the author of the article as a 'national and administrative' approach representing combination of the objective approach with certain elements of the subjective approach. Further the author of the article describes the role of institutions of civil society in formation of the national research and development policy and as well as the role of the government as a moderator of this process. Analyzing views of a number of researchers who studied the problems of development of civil society, the author makes a conclusion about insufficient degree of openness and publicity of the specified process. In particular, the author stresses out very insignificant role of political parties, weakness and small number of specialized NPOs and the lack of a good dialogue between the state institution and academic community concerning definition of priorities of the national research and development policy and reformation of Russian science. 



Keywords:

state institution, civil society, public policy, national research and development policy, priorities of the national policy, Institutions of Political Mediation, Institutions of Civil Society, political parties, academic community, non-profit organizations

Введение

В настоящее время не вызывает сомнений, что проблемы государственной политики в области науки и технологий находятся в фокусе внимания высшего политического руководства страны в течение последних 10 лет. Это видно как из анализа стратегических документов Правительства РФ и Минобрнауки России, так и из публичных выступлений Президента РФ, Председателя Правительства РФ, лидеров думских фракций.

В частности, в «Основах политики Российской Федерации в области развития науки и технологий до 2010 года и на дальнейшую перспективу», утвержденных Президентом РФ 30 марта 2002 года, переход к инновационному развитию страны определен как основная цель государственной политики в области развития науки и технологий. Проект аналогичного документа, рассчитанный до 2020 года и на дальнейшую перспективу в целом сохраняет данные приоритеты.

Однако, как отмечает руководитель Лаборатории инновационного бизнеса и предпринимательства экономического факультета МГУ Г.Д. Лаптев, анализ научно-технической сферы в России и за рубежом показывает, что перевод экономики на инновационный путь развития возможен лишь при условии комплексного ее реформирования – от фундаментальных исследований до производства наукоемкой продукции и выхода с ней на рынок. Специфика российской ситуации состоит в резком расхождении между еще достаточно высоким потенциалом для инноваций, в первую очередь человеческим, и крайне низкими результатами [13].

В этой связи на первое место выходит вопрос о публичной политике в области науки и технологий, о методах ее разработки, степени участия различных общественных институтов (в том числе научного и университетского сообщества) в этом процессе.

О публичности государственной политики в России

Как считает канадский профессор С. Брукс, «публичная политика наилучшим образом раскрывается через изучение того, что на самом деле делают правительства и каковы последствия этих действий» [1, с. 9]. Исходя из подобных соображений, многие исследователи склонны отождествлять публичную политику с государственной. По мнению американского политолога Т. Дая, публичная политика – это «все то, что правительства считают для себя необходимым делать или не делать» [3, с. 3].

Является ли государственная научно-техническая политика, проводимая в современной России, публичной? И, что не менее важно, должна ли она быть таковой ? Если да, то какова должна быть степень ее публичности ?

На первый из поставленных вопросов можно ответить словами профессора Ю.А Красина: «…там, где частные интересы (государственно-бюрократические, партийные, социальные, олигархические, конфессиональные) обретают доминирующее влияние, политика государства уже не совпадает с публичной. Непропорциональное или даже преобладающее звучание получают в ней частные корпоративные или партийные мотивы. Нечто подобное происходит и в сегодняшней России» [13, С. 20].

Чем это обусловлено? Не последнюю роль здесь играет исторический фактор. Трудно отрицать тот факт, что в советском марксизме проблематика публичной сферы не была и не могла быть предметом научного анализа. Монополия на разработку политики и принятие политических решений принадлежала одной партии, а точнее – партийной элиты. Власть не нуждалась в публичной форуме и публичных механизмах формирования общественного мнения и политической воли [13, с. 16]. В известной степени указанные тенденции сохраняются в России и в настоящее время, о чем свидетельствует целый ряд исследователей [см. напр.: 5, 7, 9, 10, 12].

Дополнительной сложностью, на наш взгляд, является то, что политические технологии в современной России осваиваются преимущественно утилитарно прагматически. Теория формирования и механизма реализации публичной политики мало кого интересует. Как справедливо заметил Ю.А. Красин, в России политологические исследования концентрируются преимущественно либо на общей теории политики, либо на политических технологиях, востребованных электоральной практикой. Конкретные механизмы формирования и осуществления публичной политики изучаются явно недостаточно [13, с. 17].

Подходы к формированию государственной политики

Очевидно, что характер и основные направления и приоритеты государственной научно-технической политики напрямую связаны со способом ее формирования. В настоящее время федеральным законодательством (в частности, федеральным законом № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике») предусматривается активное участие институтов гражданского общества (в том числе научного сообщества) в процессе формирования государственной научно-технической политики, определения ее приоритетных направлений и т.п. [16.] В то же время, фактически ни в одном документе не содержится конкретных путей и способов реализации такого участия. Для достижения максимально возможной эффективности данного процесса необходимо определить наиболее результативные способы и технологии влияния различных политических институтов на выбор приоритетов государственной политики в области науки и технологий.

Представляется справедливым утверждение о том, что пока в России артикуляция общественных интересов в публичной сфере (касается ли это экономических проблем, социального обеспечения или гражданско-правовых и гражданско-политических вопросов) недостаточно рельефна и сильна. Это объясняется слабой кристаллизацией групповых интересов, аморфностью только еще формирующейся социальной структуры, неразвитостью институтов гражданского общества [13, с. 20].

Еще на 19-м конгрессе Международной Ассоциации политической науки (июль-август 2003 г.) были представлены материалы, в которых рассмотрены две типичные для современных демократий модели интеграции интересов гражданских групп в политический процесс. Одна модель – экспертно-бюрократическая: в самом государственном аппарате действуют структуры, специально занимающиеся анализом кластеров гражданских интересов и транслирующие их в процесс выработки и реализации публичной политики. Вторая модель – демократического участия: гражданские организации сами агрегируют свои предложения и оценки, оказывая давление извне на формирование государственной политики. Первая дает возможность прямого выхода требований общественных групп на государственные механизмы принятия решений, но это таит в себе опасность бюрократического выхолащивания и микширования остроты этих требований. Вторая модель сильна самостоятельным участием гражданских объединений в политическом процессе, но страдает от отсутствия стабильности и ресурсов. Высказывается мысль о том, что «каждая из моделей мола бы выиграть от более интегрированного «экспертно-консультативного» подхода [подробнее см.: 2, с. 408].

К похожим выводам пришел в своих работах В.В. Лобанов (Государственный университет управления) [11, с. 88-89], выделив, в процессе формирования государственной политики несколько основных подходов к определению ее приоритетов – это политический, субъективный и объективный подходы.

В рамках политического подхода выбор приоритетов происходит в процессе политической борьбы между различными партиями и группами и зависит от таких факторов, как: расстановка политических сил, характер отношений между ними и обществом, глубина конфликта интересов, особенностей политической культуры и т.д. Большое значение имеет характер «политического цикла» в данный период времени. Так, начало избирательной кампании может существенно повлиять на приоритеты политики. Главное при данном подходе состоит в том, чтобы выявить значимость тех или иных политических интересов для развития общества и оценить вес различных социальных групп, которые за ними стоят. Это позволяет провести общее ранжирование приоритетов. Основной «площадкой» согласования интересов различных политических сил в данном случае естественным образом становится парламент. Это серьезным образом влияет на межпартийные отношения, характер лоббистской деятельности и на развитие гражданского общества в целом [см. напр.: 4]. Как правило, такой подход применим в тех государствах, где парламент непосредственно участвует в формировании правительства, а министры несут перед ним политическую ответственность. Иными словами, государственная политика складывается как результат согласования политических интересов разнообразных субъектов, действующих на общественной арене.

При использовании субъективного подхода приоритеты выбираются в результате субъективного решения, в основе которого лежит разрыв между определенными стандартами, нормами, с одной стороны, и восприятием существующей ситуации со стороны определенных социальных слоев, групп и индивидов, которые должны и имеют возможность сделать выбор, - с другой. Речь идет о потребностях, социальных ожиданиях и возможностях их удовлетворения. Чем больше разрыв между этими факторами, тем острее проблема и больше предпосылок сделать ее приоритетной для государства (ожидания граждан и реальность). Здесь на первый план выходят такие показатели, как: а) восприятие и осознание ситуации со стороны граждан и государства; б) содержание стандартов или норм, имеющих отношение к данным проблемам. При использовании данного подхода система представительства интересов различных политических сил также играет важную роль, поскольку успешность политической деятельности той или иной партии, общественной организации или конкретного политического лидера определяется способностью довести ожидания своей группы интересов до сведения лица, принимающего решения. Однако в отличие от политического подхода, центр принятия решений (то есть – определения приоритетов государственной политики) смещается в сторону исполнительной власти – правительства и профильного министерства.

С целью избавления от субъективизма, особенно при решении конкретных общественных вопросов, в рамках объективного подхода применяют набор количественных показателей, позволяющих более объективно подойти к этому вопросу и оценить важность проблем [11, с. 88]. Объективный подход в первую очередь применим в том случае, когда в обществе слабо развита система институтов политического опосредования, вследствие чего исполнительная власть вынуждена определять приоритеты государственной политики самостоятельно. Однако практика последних лет показывает, что без должного взаимодействия с институтами гражданского общества, а также независимым экспертным сообществом применение данного подхода может обернуться весьма неблагоприятными последствиями для отечественной науки.

Политические институты в процессе формирования государственной научно-технической политики

При всем разнообразии подходов к изучению государства и его роли в жизни общества сложно отрицать, что именно этот институт является центральным в политической системе. Именно государственная власть выступает в роли публичной власти – то есть власти, действующей от имени всего общества , а не отдельных социальных групп. Следовательно, государство может «позволить себе» защищать интересы всего общества (т.е. публичные интересы), а не частные интересы тех или иных групп. поэтому результаты проводимой государством политики не стоит измерять по тем же критериям, что и результаты деятельности иных субъектов политики (партий. групп давления и т.д.), и уж тем более коммерческих структур. В первом случае основным приоритетом выступает достижение политических целей достаточно узкой группы людей (например, получение возможности влиять на политику в интересах той или иной корпорации), а во втором главной целью является максимизация собственной прибыли. В отличие от приведенных выше субъектов результат деятельности государства всегда оценивается по произведенному социальному эффекту .

Именно вследствие этой особой роли государства существует целый ряд сфер общественной жизни, о которых в состоянии заботиться только государство. К таким сферам, безусловно, относится общественная безопасность (как внешняя, так и внутренняя), социальная защита граждан (хотя разные государства здесь берут на себя разный объем обязательств), гарантия и защита прав и свобод человека и гражданина и т.д. Следует ли отнести сюда же науку? В случае России, учитывая особенности исторического развития, как нашего общества, так и нашей государственности, полагаем, что ответ должен быть утвердительным. Но значит ли это, что остальные субъекты политики должны стоять в стороне от процесса формирования государственной политики в области науки и технологий? Конечно, нет.

Тем не менее, можно сделать закономерный вывод, что фактор государственной политики в развитии научного потенциала нашей страны представляется особенно значимым, а во многом – определяющим, поскольку именно государство, в конечном итоге, формирует условия функционирования экономики и развития всех сфер жизни общества, в том числе и научной [8, с. 29].

Так, участники симпозиума, организованного в 2004 году совместно Университетом Калгари (Канада) и Горбачев-фондом, сошлись во мнении, что в российском обществе постановка вопросов публичной политики существенно отличается от западных стран, где у государственной власти есть противовес в лице гражданского общества. В ходе симпозиума отмечалось, что западное общество уподобляется при этом волчку, устойчивость которого зависит от горизонтальных связей, в то время как российское – это «пирамида», и его стабильность определяется иерархической структурой властных отношений.

В частности, главный научный сотрудник Центра сравнительных социально-политических исследований ИМЭМО РАН К.Г Холодковский утверждал, застарелой болезнью российского общества является его слабая структурированность [подробнее см.: 15]. При этом структурированность общества как целого резко уступает структурированности элиты. Отсюда и олигархический характер российского общества. Причем этот корпоративный, узкогрупповой характер структурирования верхов выражается не только в том, что частный интерес, преобразуясь в публичный, все же остается во многих случаях частным, сохраняя узкогрупповой, корпоративный характер, но и в том, что коммуникации в элите носят преимущественно закрытый, теневой характер, резко искажающий соотношение между частным и публичным интересами.

Участники дискуссии видели ключ к решению данной проблемы в развитии гражданского общества в становлении самостоятельных гражданских субъектов политики. Так, по мнению К.Г Холодковского, отношения внутри элиты в значительной мере носят не институционализированный характер и строятся на личностной основе. Зачастую это отношения патрон-клиентного, а не универсализированного правового типа. Государство в связи с этим тоже корпоратизируется и приватизируется [цит. по: 13, с. 101].

Старший научный сотрудник сектора истории политической философии Института философии РАН А.Г. Глинчикова утверждает, что государство в условиях рыночных отношений и представительной демократии, как оно сложилось на Западе, действительно может рассматриваться как инструмент выявления и реализации публичного (общественного) интереса и, следовательно, как субъект публичной сферы. Что же касается государства, которое сложилось в Советском Союзе в условиях распределительной экономики, то оно не только не является субъектом публичной (общественной) сферы, но прямо противостоит ей, разрушает ее, разрастается за счет нее, нанося колоссальный ущерб развитию гражданского общества. Для того, чтобы государство было инструментом реализации публичного интереса, необходимо. Чтобы в обществе существовали механизмы для выявления этого интереса, которые и складываются на основе столкновения частных интересов в рамках гражданского общества, многопартийной системы, представительной демократии [цит. по: 13, с. 101].

Следует согласиться с мнением профессора кафедры публичной политики НИУ-ВШЭ, С.П. Перегудова о том, что нынешнее российское государство не стало еще ни генератором подлинно общественной политики, ни институтом открытой политики [цит. по: 13, с. 101-102].

В то же время необходимо отметить тенденцию последних лет, в соответствии с которой в поведении граждан России стала прослеживаться тенденция к усилению политической активности. С ростом же уровня политического плюрализма в стране в политическую борьбу вступает все большее число субъектов политического процесса, в связи с чем усиливается конкуренция среди политиков. Именно поэтому политические лидеры, политические партии и их политические программы являются сегодня «товаром», который необходимо «продать» избирателю. При этом основной задачей стремящихся к власти становится преподнесение себя и своих политических взглядов как максимально совпадающих, если не идентичных чаяниям населения России, отвечающих интересам и потребностям определенных групп граждан, одобрением и поддержкой которых необходимо заручиться, особенно в предвыборной гонке [подробнее см.: 14].

В свете указанной тенденции стоит согласиться с позицией Д.С. Гудкова, утверждающего, что Кремль в лице администрации Президента и премьер-министра должны быть не «дирижерами» партийной системы, а иметь партнерские отношения с партиями (в т.ч. и оппозиционными). Тогда можно будет говорить о стабильности, политическом диалоге и зрелости партийной системы, развитости институтов демократии в нашей стране [7, с. 14]. Именно в этих условиях институт политических партий будет способен приобрести большее влияние на процесс формирования государственной политики, в том числе в сфере науки и технологий.

Особого внимания в исследовании процесса формирования государственной научно-технической политики, на наш взгляд, заслуживает научное сообщество. Как уже отмечалось выше, федеральное законодательство предполагает его активное участие в обсуждении приоритетов государственной политики, однако реальных механизмов такого участия нигде не установлено.

Между тем потенциал научного сообщества в решении данных вопросов значителен. С.Ю. Глазьев, в частности, справедливо отмечает, что в отличие от бизнес-сообщества научное сообщество ориентировано на создание и использование новых знаний и технологий, а не на максимизацию прибыли. Как свидетельствует вся история РАН, это сообщество ученых и специалистов способно выдвигать и реализовывать крупнейшие инновационные проекты [5, с. 58]. Однако серьезным препятствием здесь выступают те непростые отношения, которые еще в 1990-е гг. сложились у политического руководства с главным научным учреждением страны – Российской Академией Наук.

В той же статье С.Ю. Глазьев комментирует указанную проблему следующим образом: «Критическое отношение академического сообщества к разрушительным реформам 1990-х годов, сопровождавшимся многократным сокращением ряда высокопоставленных чиновников, отвечающих за научно-техническое и социально-экономическое развитие страны, сохраняется до сих пор, что снижает качество государственного управления и наносит непоправимый ущерб стране». Вовлечение РАН в подготовку важных государственных решений обеспечило бы, по мнению С.Ю. Глазьева, их объективную экспертизу исходя из национальных интересов, позволило бы избежать ошибок и выработать оптимальные пути развития России [5, с. 57-58].

Думается, что участие научного сообщества в процессе формирования государственной научно-технической политики возможно также через посредство специальных некоммерческих организаций, к которым сейчас можно отнести, в частности, Российский союз молодых ученых и ряд других. Однако, несмотря на то, что действующее в России законодательство предусматривает большое разнообразие в области прямой и косвенной государственной поддержки, на практике такой поддержкой НКО воспользоваться непросто.

В целом, углубленное исследование отечественной практики взаимодействия государственного и некоммерческого секторов показало, что применяющийся на сегодняшний день механизм партнерства на практике зачастую оказывается «неработающим». Это, безусловно, снижает эффективность использования потенциала и ресурсов НКО для решения социально значимых проблем, создает условия для спекуляции как общественными, так и государственными интересами, препятствует консолидации российского гражданского общества [6, с. 23].

Заключение

Таким образом, можно констатировать, что фактически в настоящее время формирование государственной научно-технической политики почти полностью осуществляется Министерством образования и науки Российской Федерации без активного участия гражданского общества либо профессионального сообщества. Данный подход можно условно именовать государственно-административным (в отличие от политического). Основное внимание при его использовании уделяется позиции министерства, основанной на результатах анализа ситуации в сфере науки. Этот (условно объективный) элемент дополняется субъективным восприятием проблем в сфере науки со стороны всевозможных групп интересов (что открывает значительный простор для лоббирования), а также не менее субъективной точкой зрения политического руководства страны.

Поскольку в настоящее время политическая борьба в России носит не ярко выраженный, непубличный, «приглушенный» характер, говорить о полноценном применении политического подхода не представляется целесообразным. Кроме того, это связано как с отсутствием у правящей элиты политической воли к равноправному диалогу с гражданским обществом, так и с недостаточной развитостью институтов гражданского общества в современной России.

Иными словами, применение государственно-административного подхода во многом обусловлено объективной необходимостью. Однако фактически данный подход имеет ряд серьезных недостатков, главный из которых – слабая степень привлечения научного сообщества к процессу разработки и корректировки государственной научно-технической политики, непроработанность механизмов такого участия. В этой ситуации Министерство образования и науки Российской Федерации вынуждено самостоятельно определять методологию взаимодействия с научным сообществом [подробнее см.: 9, 10].

Библиография
1.
Brooks S. Public policy in Canada. An Introduction. Toronto: Oxford University Press. 1998.
2.
Donaghy T. Applications of Mainstreaming in Australia and Northern Ireland // International Political Science Review, Vol.25, № 4, October 2004.
3.
Dye T. Understanding Public Policy. Englewood Cliffs, N.Y.: Prentice-Hall. 1978.
4.
Бронников И.А. Метаморфозы гражданского общества // PolitBook. 2012. № 2. С. 77-99.
5.
Глазьев С.Ю. База для рывка // Эксперт № 9. 4-10 марта 2013. С. 57-59
6.
Гимазова Ю.В., Омельченко Н.А. Российский опыт взаимодействия органов государственной власти с негосударственными некоммерческими организациями // Вестник университета. М.: ГУУ. 2011. № 11. С. 22-36
7.
Гудков Д.С. Изменит ли партийную систему модернизация России? // Власть. М.: 2011. № 1. С. 12-14
8.
Знаменский Д.Ю. Государственная политика Российской Федерации в области образования, науки и инноваций: проблемы комплексного подхода к формированию и реализации // Вестник университета. 2012, № 4. С. 29-34
9.
Знаменский Д.Ю. Проблемы взаимодействия власти и общества в процессе формирования и реализации государственной научно-технической политики // Вестник университета. 2012, № 17.
10.
Знаменский Д.Ю. Политические партии и их роль в формировании государственной научно-технической политики в современной России // Теория и практика общественного развития. 2013, № 6. С. 146-151.
11.
Лобанов В.В. основы государственной политики. Учебное пособие. М.: ГУУ. 2011.
12.
Омельченко Н.А., Гимазова Ю.В. О демократическом идолопоклонничестве, химерах русского политического либерализма и демократии в России // NB: Проблемы общества и политики. 2013. № 9. С. 153-182.
13.
Публичная политика в России: По итогам проекта «Университет Калгари – Горбачев-фонд». М.: Альпина Бизнес Букс. 2005.
14.
Татаринова Ю.Н., Харичкин И.К. Политический имидж политической элиты сквозь призму электоральных предпочтений // Вестник университета. М.: ГУУ. 2012. № 4. С. 89-94
15.
Холодковский К.Г. Идейно-политическая дифференциация российского общества: история и современность // «Полития», 1998, № 2.
16.
Федеральный закон от 23 августа 1996 г. №127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике
17.
Щупленков О.В., Щупленков Н.О. Проблемы взаимодействия гражданского общества и государства в современной России // NB: Вопросы права и политики.-2013.-4.-C. 1-55. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_585.html
18.
Зайцев А.В. ПРИНЦИП ОБРАТНОЙ СВЯЗИ И ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ДИАЛОГА ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-2.-C. 1-21. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.125. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_125.html
19.
Зайцев А.В. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ В СФЕРЕ КОММУНИКАЦИИ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-1.-C. 21-54. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.1.110. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_110.html
20.
Щупленков О.В., Щупленков Н.О. Идеи солидаризма в концепции построения гражданского общества в России // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-8.-C. 72-137. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_8750.html
21.
Щупленков О.В., Щупленков Н.О. Трансформация власти в процессе построения гражданского общества в России // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-9.-C. 20-88. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_9053.html
22.
Борисенков А.А. О политике, её сущности и видах // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-4.-C. 82-110. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_566.html
23.
Грудцына Л.Ю., Петров С.М. Власть и гражданское общество в России: взаимодействие и противо-стояние // Административное и муниципальное право.-2012.-1.-C. 19-29.
24.
Г. Л. Акопов Политические элиты России и интернет-сообщество: вопросы взаимодействия // Политика и общество.-2011.-7.-C. 12-21.
25.
И. Д. Короева Философия взаимодействия власти и народа // Политика и общество.-2012.-4.-C. 18-24.
26.
Волох В.А. Практика работы институтов гражданского общества в сфере миграции населения // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-6.-C. 105-136. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_598.html
27.
Трофимов В.В. Участие структур гражданского общества в правообразующих правоотношениях как форма выражения народовластия // NB: Вопросы права и политики.-2012.-5.-C. 147-170. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.5.364. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_364.html
28.
Попов Е.А. Влияние постмодернизма на социоюридическую интерпретацию феномена современного гражданского общества // NB: Вопросы права и политики.-2013.-1.-C. 190-222. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_461.html
29.
Попов Е.А. Региональная специфика совершенствования человеческого потенциала и социального благополучия населения // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-2.-C. 118-164. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.234. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_234.html
30.
Зайцев А.В. Делиберативная демократия как институциональный диалог власти и гражданского общества // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-5.-C. 29-44. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_689.html
31.
Попов Е.А., Максимова С.Г. Современное гражданское общество в России: проблемы становления и регионального развития // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-1.-C. 1-20. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.1.38. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_38.html
32.
Борисенков А.А. О демократической политической культуре и политическом прогрессе // NB: Философские исследования.-2012.-2.-C. 53-74. DOI: 10.7256/2306-0174.2012.2.81. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_81.html
33.
Гуляихин В.Н. Архетипы политической культуры российских граждан // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-1.-C. 153-170. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_332.html
34.
Токарь Н.О.. Политическая социализация молодёжи в условиях демократизации российского общества // Политика и Общество. – 2013. – № 8. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.8.8792.
35.
Б.Ф. Усманов. Механизмы интеграции российской молодёжи в процесс политической модернизации // Политика и Общество. – 2012. – № 12. – С. 104-107.
36.
В.Н. Гуляихин. Правовая ресоциализация человека: от авторитарной стратегии к гуманистической // Право и политика. – 2012. – № 12. – С. 104-107.
37.
А. И. Бучкова. Специфика влияния Интернета на политическую социализацию молодежи в современной России // Национальная безопасность / nota bene. – 2012. – № 4. – С. 104-107.
38.
В. Н. Гуляихин. Агенты правовой социализации человека // Право и политика. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
39.
В. Н. Гуляихин. Ранняя правовая социализация российских граждан // Право и политика. – 2011. – № 5.
40.
З. Ф. Меметова. Проблема политического участия молодежи в современной российской политике. // Право и политика. – 2011. – № 3.
41.
Зайцев А.В. Делиберативная демократия в контексте диалога государства и гражданского общества // Политика и Общество.-2013.-10.-C. 1231-1236. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.10.7708.
42.
Петров Д.Е., Полтораков А.Ю. Гражданский контроль над вооруженными силами: теория и практика западных государств // NB: Национальная безопасность.-2013.-3.-C. 158-188. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.3.770. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_770.html
References (transliterated)
1.
Brooks S. Public policy in Canada. An Introduction. Toronto: Oxford University Press. 1998.
2.
Donaghy T. Applications of Mainstreaming in Australia and Northern Ireland // International Political Science Review, Vol.25, № 4, October 2004.
3.
Dye T. Understanding Public Policy. Englewood Cliffs, N.Y.: Prentice-Hall. 1978.
4.
Bronnikov I.A. Metamorfozy grazhdanskogo obshchestva // PolitBook. 2012. № 2. S. 77-99.
5.
Glaz'ev S.Yu. Baza dlya ryvka // Ekspert № 9. 4-10 marta 2013. S. 57-59
6.
Gimazova Yu.V., Omel'chenko N.A. Rossiiskii opyt vzaimodeistviya organov gosudarstvennoi vlasti s negosudarstvennymi nekommercheskimi organizatsiyami // Vestnik universiteta. M.: GUU. 2011. № 11. S. 22-36
7.
Gudkov D.S. Izmenit li partiinuyu sistemu modernizatsiya Rossii? // Vlast'. M.: 2011. № 1. S. 12-14
8.
Znamenskii D.Yu. Gosudarstvennaya politika Rossiiskoi Federatsii v oblasti obrazovaniya, nauki i innovatsii: problemy kompleksnogo podkhoda k formirovaniyu i realizatsii // Vestnik universiteta. 2012, № 4. S. 29-34
9.
Znamenskii D.Yu. Problemy vzaimodeistviya vlasti i obshchestva v protsesse formirovaniya i realizatsii gosudarstvennoi nauchno-tekhnicheskoi politiki // Vestnik universiteta. 2012, № 17.
10.
Znamenskii D.Yu. Politicheskie partii i ikh rol' v formirovanii gosudarstvennoi nauchno-tekhnicheskoi politiki v sovremennoi Rossii // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2013, № 6. S. 146-151.
11.
Lobanov V.V. osnovy gosudarstvennoi politiki. Uchebnoe posobie. M.: GUU. 2011.
12.
Omel'chenko N.A., Gimazova Yu.V. O demokraticheskom idolopoklonnichestve, khimerakh russkogo politicheskogo liberalizma i demokratii v Rossii // NB: Problemy obshchestva i politiki. 2013. № 9. S. 153-182.
13.
Publichnaya politika v Rossii: Po itogam proekta «Universitet Kalgari – Gorbachev-fond». M.: Al'pina Biznes Buks. 2005.
14.
Tatarinova Yu.N., Kharichkin I.K. Politicheskii imidzh politicheskoi elity skvoz' prizmu elektoral'nykh predpochtenii // Vestnik universiteta. M.: GUU. 2012. № 4. S. 89-94
15.
Kholodkovskii K.G. Ideino-politicheskaya differentsiatsiya rossiiskogo obshchestva: istoriya i sovremennost' // «Politiya», 1998, № 2.
16.
Federal'nyi zakon ot 23 avgusta 1996 g. №127-FZ «O nauke i gosudarstvennoi nauchno-tekhnicheskoi politike
17.
Shchuplenkov O.V., Shchuplenkov N.O. Problemy vzaimodeistviya grazhdanskogo obshchestva i gosudarstva v sovremennoi Rossii // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-4.-C. 1-55. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_585.html
18.
Zaitsev A.V. PRINTsIP OBRATNOI SVYaZI I INSTITUTsIONALIZATsIYa DIALOGA GOSUDARSTVA I GRAZhDANSKOGO OBShchESTVA // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-2.-C. 1-21. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.125. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_125.html
19.
Zaitsev A.V. INSTITUTsIONAL''NYI DIALOG V SFERE KOMMUNIKATsII GOSUDARSTVA I GRAZhDANSKOGO OBShchESTVA: TEORETIKO-METODOLOGIChESKII PODKhOD // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-1.-C. 21-54. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.1.110. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_110.html
20.
Shchuplenkov O.V., Shchuplenkov N.O. Idei solidarizma v kontseptsii postroeniya grazhdanskogo obshchestva v Rossii // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-8.-C. 72-137. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_8750.html
21.
Shchuplenkov O.V., Shchuplenkov N.O. Transformatsiya vlasti v protsesse postroeniya grazhdanskogo obshchestva v Rossii // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-9.-C. 20-88. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_9053.html
22.
Borisenkov A.A. O politike, ee sushchnosti i vidakh // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-4.-C. 82-110. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_566.html
23.
Grudtsyna L.Yu., Petrov S.M. Vlast' i grazhdanskoe obshchestvo v Rossii: vzaimodeistvie i protivo-stoyanie // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo.-2012.-1.-C. 19-29.
24.
G. L. Akopov Politicheskie elity Rossii i internet-soobshchestvo: voprosy vzaimodeistviya // Politika i obshchestvo.-2011.-7.-C. 12-21.
25.
I. D. Koroeva Filosofiya vzaimodeistviya vlasti i naroda // Politika i obshchestvo.-2012.-4.-C. 18-24.
26.
Volokh V.A. Praktika raboty institutov grazhdanskogo obshchestva v sfere migratsii naseleniya // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-6.-C. 105-136. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_598.html
27.
Trofimov V.V. Uchastie struktur grazhdanskogo obshchestva v pravoobrazuyushchikh pravootnosheniyakh kak forma vyrazheniya narodovlastiya // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-5.-C. 147-170. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.5.364. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_364.html
28.
Popov E.A. Vliyanie postmodernizma na sotsioyuridicheskuyu interpretatsiyu fenomena sovremennogo grazhdanskogo obshchestva // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-1.-C. 190-222. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_461.html
29.
Popov E.A. Regional'naya spetsifika sovershenstvovaniya chelovecheskogo potentsiala i sotsial'nogo blagopoluchiya naseleniya // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-2.-C. 118-164. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.234. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_234.html
30.
Zaitsev A.V. Deliberativnaya demokratiya kak institutsional'nyi dialog vlasti i grazhdanskogo obshchestva // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-5.-C. 29-44. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_689.html
31.
Popov E.A., Maksimova S.G. Sovremennoe grazhdanskoe obshchestvo v Rossii: problemy stanovleniya i regional'nogo razvitiya // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-1.-C. 1-20. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.1.38. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_38.html
32.
Borisenkov A.A. O demokraticheskoi politicheskoi kul'ture i politicheskom progresse // NB: Filosofskie issledovaniya.-2012.-2.-C. 53-74. DOI: 10.7256/2306-0174.2012.2.81. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_81.html
33.
Gulyaikhin V.N. Arkhetipy politicheskoi kul'tury rossiiskikh grazhdan // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-1.-C. 153-170. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_332.html
34.
Tokar' N.O.. Politicheskaya sotsializatsiya molodezhi v usloviyakh demokratizatsii rossiiskogo obshchestva // Politika i Obshchestvo. – 2013. – № 8. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.8.8792.
35.
B.F. Usmanov. Mekhanizmy integratsii rossiiskoi molodezhi v protsess politicheskoi modernizatsii // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 12. – S. 104-107.
36.
V.N. Gulyaikhin. Pravovaya resotsializatsiya cheloveka: ot avtoritarnoi strategii k gumanisticheskoi // Pravo i politika. – 2012. – № 12. – S. 104-107.
37.
A. I. Buchkova. Spetsifika vliyaniya Interneta na politicheskuyu sotsializatsiyu molodezhi v sovremennoi Rossii // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2012. – № 4. – S. 104-107.
38.
V. N. Gulyaikhin. Agenty pravovoi sotsializatsii cheloveka // Pravo i politika. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
39.
V. N. Gulyaikhin. Rannyaya pravovaya sotsializatsiya rossiiskikh grazhdan // Pravo i politika. – 2011. – № 5.
40.
Z. F. Memetova. Problema politicheskogo uchastiya molodezhi v sovremennoi rossiiskoi politike. // Pravo i politika. – 2011. – № 3.
41.
Zaitsev A.V. Deliberativnaya demokratiya v kontekste dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva // Politika i Obshchestvo.-2013.-10.-C. 1231-1236. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.10.7708.
42.
Petrov D.E., Poltorakov A.Yu. Grazhdanskii kontrol' nad vooruzhennymi silami: teoriya i praktika zapadnykh gosudarstv // NB: Natsional'naya bezopasnost'.-2013.-3.-C. 158-188. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.3.770. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_770.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"