Статья 'Политика и патриотизм в современной России' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Политика и патриотизм в современной России

Гуляихин Вячеслав Николаевич

доктор философских наук

профессор, кафедра теории права и прав человека, Волгоградская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации

400089, Россия, Волгоградская область, г. Волгоград, ул. Историческая, 130

Gulyaikhin Vyacheslav Nikolaevich

Doctor of Philosophy

Department of the Theory of Law and the Human Rights, Volgograd Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

400089, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volgograd, ul. Istoricheskaya, 130

gulyaich@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0158.2013.9.9121

Дата направления статьи в редакцию:

18-08-2013


Дата публикации:

1-9-2013


Аннотация: Статья посвящена анализу политических факторов, обуславливающих развитие патриотизма в современной России. Автор актуализирует теоретико-методологические положения, сформулированные еще Н.А. Бердяевым в статье «Патриотизм и политика», вышедшей в печать в 1917 году. Исходным тезисом в работе русского философа выступает суждение о необходимости для российского общества национального ренессанса, который может быть вызван только особым патриотическим подъемом. В работе В.Н. Гуляихина данный тезис также является основополагающим. Под патриотизмом он понимает, прежде всего, любовь к Родине, выражающуюся в стремлении служить ее интересам и готовности ее защищать вплоть до самопожертвования. Любовь является ключевым словом в определении этого понятия. Она предполагает действие, а не пассивный аффект, активную заботу о жизни и росте того, что мы любим. Автор констатирует, что любовь большинства россиян к своей Отчизне имеет инфантильный характер. Граждане воспринимают ее как мать, которая должна заботиться о них и принимать активное участие в их судьбе вне зависимости от того хорошие они или плохие. Российский гражданин пытается возложить на государство ответственность за самого себя, и постоянно спрашивает с него за все свои проблемы, будучи постоянно капризно недовольным их решением. Слишком многие из наших граждан приходят к «детскому» выводу, что поскольку Отчизна их не любит, то и ей надо платить той же самой монетой. Российские граждане если и борются за свои «права», то чаще всего за инфантильные права «ребенка», которому необходима помощь и социальная защита. Автор делает вывод, что основная идея статьи Н. Бердяева, написанной им в период революционно-демократических потрясений 1917 года, продолжает оставаться актуальной и для нашего времени: в наше мирное время России необходим патриотический подъем и исключительное напряжение национального духа.


Ключевые слова: патриотизм, патриотическое сознание, воспитание, национальный дух, национализм, национальный проект, Родина, Россия, инфантилизм, космополитизм

Abstract: The article is devoted to the analysis of political factors that contribute to the development of patriotism in modern Russia. The author of the article focuses on theoretical and methodological concepts already developed by Nikolay Berdyaev in his article 'Patriotism and Politics' published in 1917. The initial thesis of a Russian philosopher was the provision aboutthe need of the Russian society in a national renaissance which could be triggered only by a special patriotic mood. V. Gulyakhin's research is based on the same thesis, too. To him, patriotism means, in the first place, love for Russia represented as a willingness to serve Russia's interests and to protect Russia including self-sacrifice. 'Love' is the key word in this definition. Love meas actions but not passive feelings. It is one's active care about life and growth of what we love. The author states that love of most Russians for their homeland is rather infantile. Russians see it as a mother who must care about them no matter whether they are bad or good pepole. Russian citizens try to lay all the responsibility for their own lives on the government. They constantly demand the government to solve all their problems and are quite capricious about the government decisions. Many citizens come to a pretty 'childish' conclusion that if Russia does not love them, they should pay the same in return. Even when Russian citizens fight for their rights, these are usually very 'childish' rights demanding social support and protection. At the end of the article the author concludes that Berdyaev's ideas are still very topical for Russia even thouh they were developed during the Revolution of 1917. Today's Russia also needs a patriotic mood and national spirits to move on. 



Keywords:

patriotism, patriotic conciousness, up-bringing, national spirit, natioalism, national project, homeland, Russia, infantilism, cosmopolitism

В современной России отсутствует идеология патриотизма как развитая форма общественного сознания. Это связано с тем, что, во-первых, идея патриотизма была «обескровлена» пропагандой западного потребительского общества; во-вторых, современные государственные деятели и политические лидеры не могут служить образцом беззаветного служения своей Отчизне; в-третьих, забюрократизированное патриотическое воспитание молодого поколения находится на крайне низком уровне. Подобное положение дел уже стало представлять серьезную угрозу национальной безопасности. Так, министерство обороны официально насчитало уже десятки тысяч «уклонистов» от несения службы в российской армии. А сколько «белых» уклонистов, которые нашли юридические (и не только) лазейки, чтобы избежать наказания? Кроме того, социологические исследования показывают, что значительная часть российской молодежи стремится уехать за «лучшей долей» в более благополучные страны [1, с. 14].

Патриотизм и политика диалектически взаимосвязаны друг с другом. Характер их связи пытались понять многие отечественные мыслители (М.А. Бакунин, Н.А. Бердяев, И.А. Ильин, А.Ф. Лосев, Н.В. Устрялов). Н.А. Бердяев писал с горечью в статье «Патриотизм и политика» (1917 г.) о том, что слова русских людей о Родине так мало действенны, и так незначительны их практические последствия, что скоро никто уже не будет верить в их искренность и серьезность. Русский мыслитель видел выход из этого положения трагического бессилия в проведении внутреннего психического сдвига, в создании иной духовной атмосферы власти, более свободной, более правдолюбивой, воодушевленной не корыстными, классовыми или слишком человеческими идеями, а объективными национальными и государственными идеями, не зависящими от человеческого произвола. По его мнению, Россию может спасти лишь патриотический подъем, лишь исключительное напряжение национального духа, но патриотического порыва в то время не произошло, были лишь призывы к нему и слова о нем.

Бердяев резко критикует политику Временного правительства, которая, как он считает, заражена ложью, допущенной в самой первооснове власти революционной демократии – никакая высшая, объективная и для всего народа обязательная правда не была положена в этой основе. Русский мыслитель пишет о том, что в нашей стране также нет и никакого здорового, творческого демократического движения. В России демократия понимается столь извращенно, что напоминает какой-то пасквиль и карикатуру. Философ совершенно прав, когда говорит, что в основе сильной национальной власти всегда лежит что-то, стоящее выше всех интересов. Власть по природе своей не может быть ни буржуазной, ни пролетарской, ею руководят не интересы классов, не интересы людей, а интересы государства и нации, как великого целого. По мнению русского мыслителя, все, кто дорожат душевным здоровьем российского народа, должны признать, что в патриотизме есть что-то более первичное и более связанное с духовными основами жизни, чем в политике.

Бердяев утверждал, что есть три основные страсти, которые могут быть пробуждены в народе и могут стать двигателями его исторической судьбы. К ним он относит социально-классовую, национальную и религиозную страсти. Использованная в ХХ веке социально-классовая страсть извратила чувство правды в массе российских людей, она исчерпала свою потенцию. О социализме сейчас в России нельзя серьезно разговаривать, его совсем нет, есть лишь втоптанные в грязь социалистические идеи. По Бердяеву, лишь пробуждение страсти национальной и религиозной может спасти русский народ от полного разложения и растления. Возможно, с этой позицией русского патриота следовало бы полностью согласиться в начале ХХ века, но в XXI веке ее можно признать верной лишь отчасти. Поскольку все попытки пробуждения религиозной страсти нашего народа, которые были предприняты в последнее время, так и не привели к нравственно-религиозному возрождению нации. Поэтому для нашего времени осталась лишь одна страсть – страсть национальная, которая уже сильно замутнена различными реакционными черносотенными идеями.

Вслед за Бердяевым, можно повторить, что сейчас не время для политики, оторванной от духовных основ жизни и предоставленной самой себе и своим зыбким и двусмысленным стихиям. В чувстве национальном есть что-то более интимное и более глубокое, чем в государственном сознании. И мотивы политические естественно должны были бы быть подчинены мотивам патриотическим. Тот, кто борется за родину, борется не за свои интересы и не за чужие интересы, а за ценность, стоящую выше всякого блага людского. Выше корыстного блага людского должна быть поставлена правда духовной жизни, без которой нет человека и народа с великой исторической судьбой. Следует согласиться и с И.А. Ильиным, утверждавшим, что народ, потерявший чувство духовного достоинства, лишенный ответственности и государственного смысла, отрекшийся от чести и честности, - неизбежно предаст и погубит свое государство.

С сожалением приходится констатировать, что многие критические суждения Бердяева о русском патриотизме остаются верными и для наших дней. По-прежнему мало действенны наши слова о Родине. Мы много говорим, но мало делаем. Если что и делаем, то при этом исходим, как правило, не из национальных интересов, а из собственных, зачастую эгоистических потребностей. Россия продолжает находиться в кризисном состоянии [2, с. 5]. Ее политическое и экономическое положение напрямую зависит от цен на нефть и газ на мировом рынке. Сейчас нам «везет» – цены продолжают оставаться достаточно высокими во многом благодаря непродуманной внешней политике США, проводимой ими в регионах, богатыми нефтью. Но нам нельзя зависеть от случая. Нашей стране необходим национальный ренессанс, который может быть вызван только особым патриотическим подъемом, когда отсутствует явная внешняя угроза. Без напряжения национального духа этого порыва не произойдет. Но сейчас есть лишь призывы к нему и только слова о нем.

В чем же должен проявиться подъем национального духа? Какие патриотические идеи должны разбудить российское общество и подвигнуть его на позитивные преобразования? Должны ли они иметь радикальный идеологический характер? Можно сказать, что наша политическая элита не так уж и давно предложила в качестве ответа на эти вопросы несколько приоритетных национальных проектов. Эти социальные инициативы должны были открыть курс на инвестиции в человека. Поставленные задачи реально могли быть решены за два-три года при резком повышении эффективности государственного механизма и имеющимся «запасе прочности» по основным макроэкономическим параметрам в среднесрочной перспективе. Но эффективность жёстко выстроенного по вертикали государственного механизма за это время только снизилась. Если подходить к данным социальным инициативам абстрактно, то это был все-таки достойный ответ на вызов времени. Но при реализации этих проектов возникли серьезные проблемы. Можно выделить как минимум три. Во-первых, их воплощению в жизнь стало мешать проявляемое равнодушие и безынициативность к социальным программам российского населения, вызванное, главным образом, инфантильностью русского человека, непробужденностью его патриотических чувств, проблемами становления персональной идентичности и неверием в собственные силы [13, с. 170]. Во-вторых, огромным препятствием стала российская бюрократия, которая видела в приоритетных национальных проектах лишь большой финансовый «пирог», от которого следует отхватить изрядный кусок. В-третьих, по существу отсутствовала разработанная и методически обеспеченная программа, а есть лишь декларированные приоритеты. Эти проблемы так и не были решены, поэтому приоритетные национальные проекты так и не были воплощены в жизнь [3, с. 46]. Подобные провалы национальной политики грозят возрождению оранжевого призрака, который может материализоваться теперь уже и в России. Необходимо использовать патриотические чувства граждан при проведении антикризисной политики.

Патриотизм может стать панацеей от многих социальных болезней. Так, во все времена и во всех культурах человеку приходиться решать проблему своего отчуждения от других людей и от самого себя. Попытки решения ее могут быть самыми разнообразными. Одни уходят в мир грез наркотического или алкогольного опьянения, другие, чтобы избавиться от одиночества, полностью погружаются в работу, многих спасает любовь к богу. Для общества и государства предпочтительным вариантом преодоления отчуждения является патриотическое воспитание, в результате которого у человека появляется не только чувство любви к Родине и стремление быть сопричастным великим государственным деяниям, но и ощущения единения с другими гражданами, которым не безразлична судьба отечества.

В постсоветской России обостряется не только проблема отчуждения, но и кризис форм самоидентификации. Это – прежде всего кризис идентификации себя с такой формой коллективности как государство. Думается, что следует согласиться с оценкой философа А.П. Огурцова, что «кризис прежних форм идентификации личности может быть разрешен не тем, что будет сконструирована и предложена новая коллективность, а тем, что в кризисных ситуациях личность, не взывая к каким-либо анонимным силам, в самой себе, в своих усилиях и ответственных решениях обнаружит исток и тайну коллективного общежития, со-бытия с другими» [11, с. 51]. На наш взгляд, одним из адекватных решений данных проблем должна быть любовь к Родине, которая дает возможность человеку преодолеть свое отчуждение и кризис самоидентификации, найти смысл жизни и систему высоких нравственных ценностей, придерживаясь которых он мог бы оставаться личностью.

Под патриотизмом понимают, прежде всего, любовь к Родине, выражающуюся в стремлении служить ее интересам и в готовности ее защищать вплоть до самопожертвования. Любовь является ключевым словом в определении понятия патриотизм. Но необходимо помнить, что любовь – это действие, а не пассивный аффект [16, с. 93]. Она предполагает активную заботу о жизни и росте того, что мы любим.

К сожалению, любовь большинства россиян к своей Отчизне имеет инфантильный характер. Мы воспринимаем ее как мать, которая должна заботиться о нас и принимать активное позитивное участие в нашей судьбе вне зависимости от того хорошие мы или плохие, только потому, что мы ее дети. Российские граждане если и борются за свои «права», то чаще всего за инфантильные права зародыша, которому необходима по­мощь, а не за права в европейском смысле этого слова. Россиянин возложил на государство ответственность за самого себя, и постоянно спрашивает с него за все свои проблемы, будучи постоянно капризно недовольным их решением. Слишком многие из этих недовольных людей решают, что поскольку Отчизна их не любит, то и ей надо платить той же монетой. Следует также отметить, что государственные образовательные учреждения плохо справляются с ролью агентов социализации, формирующих патриотическое сознание и тем самым защищающих общенациональные интересы. Например, в США перед национальными школами ставилась такая задача с момента их образования [15, с. 49].

Перед нами стоит трудная задача преодоления собственного эгоцентризма и нарциссизма. Одним из опаснейших последствий патологического нарциссизма является потеря здравого смысла в оценке себя и других. Нарциссический человек обладает крайне завышенной самооценкой, осознавая себя центром Вселенной, вокруг которого все должно вертеться. Поэтому он с предубеждением, без всякой объективности, дает заниженную оценку другим. Думается, что нам необходимо воспринимать свою Отчизну не как мать, которая находится в вечном долгу перед нами, а как отца, чью любовь необходимо заслужить.

Российские граждане должны действовать на основе здравого смысла, который говорит, что без сознательной любви к Родине невозможно ее нормальное существование, а, следовательно, и их достойная жизнь. Еще Аристотель говорил, что человек – это политическое животное. А политический расцвет социума не возможен без такого важного феномена общественной жизни как патриотизм.

Очень важно, чтобы в общественном сознании произошел диалектический скачок от социального инфантилизма к гражданской зрелости и ответственности, когда люди будут гордиться тем, что они патриоты своей страны. И трудно не согласиться с мнением М.К. Мамардашвили, который пишет о том, что в наше сложное и трудное время инфантилизму нет места, поскольку «он ему не соприроден и принципиально чужд. Он удобен, может быть, только для текущих задач близорукой власти, равнодушной к дальним целям культуры, национальной истории и государственности» [9, с. 174]. Патриотизм – это свойство зрелой, творческой личности. Он нужен не только нашей Отчизне, но и нам самим. Ведь это свойство характера человека помогает преодолевать многие его внутренние духовные и психологические проблемы.

Патриотизму нельзя становиться слугой тоталитарных и авторитарных политических режимов. Современное общество должно давать человеку такие необходимые ему качества как самодеятельность и самостоятельность, которые способствуют устранению в процессе познания любых ненужных внешних посредников между личностью и ее объективными общественными потребностями. Если при авторитаризме внешние силы пытаются постоянно ввести таких посредников, выступающих якобы в интересах расы, нации, рода, класса, партии и т.д., то либерализм стремится вывести личность из-под влияния чуждых ему социальных институтов [5, с. 114]. Ведь свои гражданские обязанности может активно исполнять только свободная, независимая и самодеятельная личность, которая ставит свое Я в непосредственное отношение к миру и жизни. Авторитарное вмешательство чужой воли, даже благородной и справедливой, в отношения между Я и Другим не должно иметь решающего значения. Патриотизм человека только тогда сможет приобрести свое подлинное значение и истинную ценность, когда его движущие мотивы в общественной деятельности будут питаться собственными, общественно значимыми влечениями и интересами. Здесь необходима свобода воли, которая дана человеку изначально. Свобода – важнейшее условие познания истины, когда человек узнает истину в истине, ложь во лжи, добро в добре, зло во зле. Только будучи свободным и разумным, человек получает объективные критерии истины, добра и справедливости. Только тогда он сможет приносить пользу своей Родине. Свободное самоопределение и саморазвитие человека является одним из основных антропологических законов и в то же время важнейшим фактором осуществления и развития личности. В нем заключен высший смысл всех форм духовного и социального раскрепощения. Свободное существование человека есть единственная возможность достойной духовной и материальной жизни, право на которую есть у каждого. Это его естественное право, поскольку является коренной потребностью духовной природы человека. Оно имеет непреложное значение для всех времен и народов. Его нельзя отчуждать. Проявление патриотизма – это не только общественная необходимость, но и в определенной степени естественное право человека.

Модные ныне фундаментальные идеи глобализации многими западными политикам интерпретируются как создание равных возможностей для всех людей независимо от их места проживания, этнической принадлежности и социокультурной идентичности. Но поскольку люди из разных регионов имеют неравные стартовые возможности, то ни о каком действительном равенстве, если при этом быть объективным, говорить нельзя. У многих российских ученых подобное развитие событий вызывает серьезные опасения. Например, И.Е. Бельских считает, что такое направление глобализации ведет к разрушению национальных границ и таким образом, представляет угрозу Российской Федерации, распад которой становится все более реальной возможностью [4, с. 19]. Россия вынуждена идти по пути догоняющей модернизации, которая выступает особым типом радикальной перестройки общественно-экономических отношений в нашей стране. В основе этого процесса лежат процедуры переноса элементов развитой западной техногенной культуры на российскую почву. Следствием чего является изменение культурно-генетического кода нации, детерминирующего социальные отношения. Патриотизм становится объективной потребностью российского суперэтноса. Поскольку без любви граждан к своей Родине невозможны фундаментальные позитивные сдвиги в общественном механизме.

Вкусы россиян постепенно стандартизируются с помощью создания определенных моделей поведения, чуждых риску, оригинальности и смелости. Акцентируя внимание на изобилии, достигнутым Западом, нельзя забывать о том, что оно получено потом и кровью многих поколений, которых превратила индустриальная машина в атомарную пыль. Именно эта обезличенная «масса» может послужить основой будущей тоталитарной системы. По мнению Э. Фромма, буржуазная цивилизация создала новый тип человека – homo mechanicus, чувствующего влечение ко всему механическому и испытывающего отвращение ко всему живому. Homo mechanicus является продуктом общества, отличительными свойствами которого являются бюрократизация, овеществление человека, абстрактно-отчужденные социальные связи, интеллектуализация в ущерб духовности, квантификация как количественное выражение измерения качественных признаков жизни. Механический человек равнодушен к жизни и его действия деструктивны по отношению к ней. Он принимает низменные соблазны за радость жизни и уверен, что обладание большим количеством вещей сделает его счастливым. Крайне слабая социальная активность россиян показывает, как далеко мы зашли по пути нашей трансформации в механических холопов. Человек в техногенном обществе все более превращается из субъекта в объект, когда им управляют, как винтиком, в плохо отлаженном государственном механизме.

Ход мировой истории во многом определяет взаимодействие двух антагонистических тенденций общественного развития, которые присущи любому социуму: гуманистическая и авторитарная. Патриотизм должен развиваться в русле первой тенденции. Природа социальных отношений такова, что человек по отношению к другому человеку всегда является инобытием. Но, несмотря на это, все люди связаны друг с другом на общечеловеческой духовно-нравственной основе, которая позволяет в многонациональном государстве организовать общественную жизнь на началах свободного и справедливого порядка сосуществования множества людей.

Основное свойство авторитаризма – это узаконенное требование полного подчинения силам, находящимся за пределами личности (государству, религиозной организации, партии, общине, роду и т.п.), когда индивид теряет свою независимость и цельность, становясь безропотным «винтиком» иерархического социального механизма. Здесь правомерным признается только такое поведение, которое основывается на безоговорочном повиновении сильной власти, даже если при этом нарушаются декларированные этой же властью моральные и правовые нормы [12, с. 111]. Авторитаризм требует от людей полного презрения к себе и подчинения ума, который должен быть достаточно скудным для этого. Оно пытается так регламентировать социальные отношения, чтобы властная элита воспринималась как символ верховной силы, внушающей всем благоговение и собственное бессилие.

Патриотическое сознание – одно из основных понятий современной идеологии, обозначающее высший уровень духовной и социально-политической активности человека, движущей силой которой является любовь к Родине. Патриотическое сознание есть качественно особая духовная система, состоящая из двух подсистем: патриотической идеологии и психологии, определяющей чувственно-эмоциональную основу патриотизма. С помощью своих основных функций (познавательной, оценочной и регулятивной) патриотическое сознание формирует гражданскую компоненту мировоззрения человека, тем самым задавая ориентиры его общественной деятельности. Познавательная функция заключается в восприятии и осмыслении социально-политических явлений, значимых для Отчизны, к которым следует отнести также космополитизм и национализм [6, с. 96]. Оценочная функция данной формы сознания выражается в том, что человек дает оценку общественно важных событий через призму имеющихся у него патриотических идеалов. Основная задача регулятивной функции – это не только преодоление деструктивного отношения гражданина к своей Родине, но и управление общественной деятельностью, направленной на ее духовное и материальное благо.

Космополитизм и национализм принадлежат к той группе социально-политических феноменов, крайние формы которых представляют большую опасность для успешного развития российского общества. Культивирование патриотических ценностей позволило бы создать механизмы сдерживания деструктивных политических тенденций, чьим идеологическим основанием выступают ультрарадикальный космополитизм и реакционный национализм, являющимися по сути двумя сторонами одной медали. Космополитизм – идеология мирового гражданства, имеющая как прогрессивные, так и реакционные направления развития. Так, в XIX веке в противоположность идеологии феодально-партикуляристского «патриотизма» мелких немецких правителей прогрессивные идеи мирового гражданства развивали И.В. Гёте, Ф. Шил­лер, И. Кант, И.Г. Фихте в своеобразном единстве с патриотическими идеями, отражающими стремление немцев к национальному единству.

Реакционный космополитизм проповедует отказ от патриотизма, национальных традиций и культурной самобытности народов. В современной системе ценностей все более набирает силу космополитический принцип, сформулированный еще древнегреческими философами киренаиками: «ubi bene, ibi patria» («где хорошо, там и отечество»), отражающий природу капитала, устремляющегося туда, где можно получить наибольшую прибыль. Человек, придерживающийся этого принципа в своей жизни, постепенно становится маргинальной личностью (от позднелат. marginalis – находящийся на краю), оторванной от своих культурных корней и обладающей рядом негативных свойств (эгоцентричностью, агрессивностью, беспокойством и т.д.).

Между прогрессивными направлениями космополитизма и патриотизмом не имеется каких-либо глубоких противоречий [10, с. 87]. Более того, прогрессивный космополитизм и патриотизм имеют общие корни, поскольку в основе этих явлений лежит любовь (у космополитов – это любовь к миру, у патриотов – любовь к Отчизне). Как нельзя любить Родину, не любя мир в целом, так и нельзя быть гражданином мира, не любя свою Отчизну, являющейся важной его составляющей.

Национализм – идеологический, политический и социально-психологический феномен общественной жизни, являющийся своеобразным «ответом» определенной этнической группы на решение национального вопроса в обществе. Национализм, возникнув в результате роста национального самосознания, имеет как прогрессивные, так и реакционные формы. Так, в XIX в. национализм имел прогрессивное содержание в Европе и США, когда наряду с лозунгами демократии был идейным знаменем восходящих новых политических сил в борьбе против феодализма и национального гнета, поднимая народные массы на битву с ними [8, с. 39]. Национализм в своих прогрессивных проявлениях не противоречит патриотическим ценностям. Более того, идеи патриотизма исходят из коренных национальных интересов. Поэтому во всех национальных школах одной из важнейших задач является задача формирования патриотического сознания учащихся [7, с. 122].

Реакционный национализм проповедует идеи национального превосходства и исключи­тельности, сеет рознь между народами, подготавливает идеологическую основу для порабощения других наций. Шовинистический национализм становится орудием реакционных политических сил, сближаясь с расизмом, нацистскими и фашистскими идейными течениями. Одной из самых крайних форм реакционного национализма является ксенофобия (от греч. xenos – чужой и phobos – боязнь, нетерпимость), проявляющаяся как иррациональный страх по отношению к чужим (посторонним, иностранцам), вызывающий большую неприязнь к ним. Причиной появления этого негативного явления выступает совокупность множества факторов: физиологических, психологических, культурологических (проблема совместимости ценностей), социально-политических и экономических. Так, нейрофизиологи пришли к выводу, что в ситуации отсутствия врагов у современного человека его физиологические системы агрессивно-оборонительного поведения, лишённые притока адекватных раздражителей, оказываются в состоянии своеобразного «голодания», вследствие чего возникает неадекватная реакция на мнимую опасность, якобы исходящую от чужих [14]. Психолог А. Маслоу рассматривает ксенофобию, подобно неврозам в целом, как нарушение роста личности и крах возможностей реализации человеческого потенциала. Условиями роста межэтнической напряженности и ксенофобии являются также использование реакционными политическими силами культурных различий между национальностями в своих корыстных целях; применение в отношениях между нациями принципа «разделяй и властвуй»; узурпация в ущерб другим одной этнической группы разного рода привилегированных социально-экономических ниш.

Российское общество является многонациональным образованием. Поэтому необходимо крайне осторожно соблюдать баланс социально-политических и экономических интересов различных этнических групп. Наша сила – в нашем единстве. Для России реакционные формы космополитизма и национализма являются деструктивными факторами, несущую большую угрозу ее целостности. На нынешнем этапе общественного развития необходимо вести непримиримую идеологическую борьбу с проводниками этих идей, при этом культивируя прогрессивные идеи национализма и космополитизма.

Как это ни парадоксально звучит, но основной тезис статьи Н. Бердяева, написанной им в период революционных потрясений 1917 года, продолжает оставаться весьма актуальным для нашего времени торжества глобализации: Россию может спасти лишь патриотический подъем и исключительное напряжение национального духа.

Библиография
1.
Анипкин М.А., Антонов Г.В. Источники информации о социально-политической жизни в регионе: социологический анализ // Альманах современной науки и образования. 2013. № 3. С. 13-16.
2.
Бельских И.Е. Влияние бюджетной и структурной политики на деформацию экономики как источник национального экономического кризиса // Экономический анализ: теория и практика. 2011. № 27. С. 2-7.
3.
Бельских И.Е. Стратегия развития потребительского патриотизма в России на основе деловой этики предпринимателей // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2013. № 19. С. 46-51.
4.
Бельских И.Е. Факторы экономического роста: стратегия национального развития России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2011. № 30. С. 15-20.
5.
Бельских И.Е. Экономические и политические особенности проведения PR-кампаний в современной России // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7: Философия. Социология и социальные технологии. 2007. №
6.
С. 114-116 6. Бельских И.Е., Бельских О.Е. Экономические реалии образования // ЭКО. 2002. № 1. С. 93-96.
7.
Гуляихина Е.С. Развитие американской школы в первой трети XIX в.: реализация демократических идеалов Дж. Нифа в учебно-воспитательном процессе // NB: Педагогика и просвещение. 2012. № 1. С. 121-146.
8.
Гуляихина Е.С., Линченко С.А. Американское просвещение в начале XIX века: концепция школьного образования Джозефа Нифа и проблемы ее реализации // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2012. № 2. С. 38-44.
9.
Мамардашвили М.К. Если осмелиться быть… // Как я понимаю философию. М., 1992. С. 174.
10.
Овсянникова О.А., Кузнецова А.А. Исторические и современные социально-политические основы российского патриотизма // NB: Международные отношения. 2013. №3. C. 87-114. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_9083.html.
11.
Огурцов А.П. Трудности анализа ментальности // Вопросы философии. 1994. № 1. С. 51.
12.
Попандопуло О.А. Проблема правовой социализации человека: опыт социально-философского анализа // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7: Философия. Социология и социальные технологии. 2012. № 2. С. 109-112.
13.
Попандопуло О.А. Роль правовой социализации в процессе становления персональной идентичности // Право и образование. 2012. № 10. С. 170-176.
14.
Репьева А.М. Особенности формирования национальной идентичности в США и России. // NB: Международные отношения. 2013. №1. C. 145-161. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_777.html.
15.
Садовников Е.С., Гуляихина Е.С. Философия школьного образования Джозефа Нифа // Экономические и гуманитарные исследования регионов. 2012. № 2. С. 45-49.
16.
Фромм Э. Искусство любить. СПб., 2001. 224 с.
17.
Гуляихин В.Н. Функциональное значение правового надсознательного//Право и политика, №4-2010 В.Н. Гуляихин. Правовая ресоциализация человека: от авторитарной стратегии к гуманистической // Право и политика. – 2012. – № 12. – С. 104-107.
18.
Гуляихин В.Н. Нормальное и измененное правосознание человека//Право и политика, №5-2010
19.
Гуляихин В. Н. Вторичная правовая социализация человека//Право и политика, №9-2011
20.
Гуляихин В.Н. Психосоциальные формы правового нигилизма человека // NB: Вопросы права и политики.-2012.-3.-C. 108-148. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.3.240. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_240.html
21.
Гуляихин В.Н. Правовой менталитет российских граждан // NB: Вопросы права и политики.-2012.-4.-C. 108-133. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.4.310. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_310.html
22.
В. Н. Гуляихин. Агенты правовой социализации человека // Право и политика. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
23.
В. Н. Гуляихин. Ранняя правовая социализация российских граждан // Право и политика. – 2011. – № 5.
24.
В. Н. Гуляихин, А. П. Галкин. Политические и правовые ценности граждан в трансформирующемся российском обществе: опыт регионального исследования. // Политика и Общество. – 2010. – № 12.
25.
В.Н. Гуляихин. Диалектическая взаимосвязь естественного и позитивного права как фактор правовой социализации человека // Право и политика. – 2010. – № 8.
26.
В.Н. Гуляихин. Политическое и правовое бессознательное российского общества: “смысложизненные” архетипы русского этноса. // Политика и Общество. – 2008. – № 7
27.
Гуляихин В.Н. Структурно-функциональные особенности различных состояний правосознания человека // NB: Вопросы права и политики.-2012.-2.-C. 90-116. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_153.html
28.
Гуляихин В.Н. Психосоциальные формы правового нигилизма человека // NB: Вопросы права и политики.-2012.-3.-C. 108-148. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_240.html
29.
Гуляихин В.Н. Правовой менталитет российских граждан // NB: Вопросы права и политики.-2012.-4.-C. 108-133. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_310.html
30.
Гуляихин В.Н. Правовая культура как объект научного исследования: методологические подходы, структура и критерии оценки // NB: Вопросы права и политики.-2013.-4.-C. 135-158. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.635. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_635.html
31.
В.Н. Гуляихин Правовая ресоциализация человека: от авторитарной стратегии к гуманистической // Право и политика.-2012.-12.-C. 2090-2097
32.
Л. А. Петручак Правовая социализация студентов юридических вузов // Право и политика.-2011.-9.-C. 1591-1597
References (transliterated)
1.
Anipkin M.A., Antonov G.V. Istochniki informatsii o sotsial'no-politicheskoi zhizni v regione: sotsiologicheskii analiz // Al'manakh sovremennoi nauki i obrazovaniya. 2013. № 3. S. 13-16.
2.
Bel'skikh I.E. Vliyanie byudzhetnoi i strukturnoi politiki na deformatsiyu ekonomiki kak istochnik natsional'nogo ekonomicheskogo krizisa // Ekonomicheskii analiz: teoriya i praktika. 2011. № 27. S. 2-7.
3.
Bel'skikh I.E. Strategiya razvitiya potrebitel'skogo patriotizma v Rossii na osnove delovoi etiki predprinimatelei // Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. 2013. № 19. S. 46-51.
4.
Bel'skikh I.E. Faktory ekonomicheskogo rosta: strategiya natsional'nogo razvitiya Rossii // Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. 2011. № 30. S. 15-20.
5.
Bel'skikh I.E. Ekonomicheskie i politicheskie osobennosti provedeniya PR-kampanii v sovremennoi Rossii // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 7: Filosofiya. Sotsiologiya i sotsial'nye tekhnologii. 2007. №
6.
S. 114-116 6. Bel'skikh I.E., Bel'skikh O.E. Ekonomicheskie realii obrazovaniya // EKO. 2002. № 1. S. 93-96.
7.
Gulyaikhina E.S. Razvitie amerikanskoi shkoly v pervoi treti XIX v.: realizatsiya demokraticheskikh idealov Dzh. Nifa v uchebno-vospitatel'nom protsesse // NB: Pedagogika i prosveshchenie. 2012. № 1. S. 121-146.
8.
Gulyaikhina E.S., Linchenko S.A. Amerikanskoe prosveshchenie v nachale XIX veka: kontseptsiya shkol'nogo obrazovaniya Dzhozefa Nifa i problemy ee realizatsii // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 4: Istoriya. Regionovedenie. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2012. № 2. S. 38-44.
9.
Mamardashvili M.K. Esli osmelit'sya byt'… // Kak ya ponimayu filosofiyu. M., 1992. S. 174.
10.
Ovsyannikova O.A., Kuznetsova A.A. Istoricheskie i sovremennye sotsial'no-politicheskie osnovy rossiiskogo patriotizma // NB: Mezhdunarodnye otnosheniya. 2013. №3. C. 87-114. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_9083.html.
11.
Ogurtsov A.P. Trudnosti analiza mental'nosti // Voprosy filosofii. 1994. № 1. S. 51.
12.
Popandopulo O.A. Problema pravovoi sotsializatsii cheloveka: opyt sotsial'no-filosofskogo analiza // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 7: Filosofiya. Sotsiologiya i sotsial'nye tekhnologii. 2012. № 2. S. 109-112.
13.
Popandopulo O.A. Rol' pravovoi sotsializatsii v protsesse stanovleniya personal'noi identichnosti // Pravo i obrazovanie. 2012. № 10. S. 170-176.
14.
Rep'eva A.M. Osobennosti formirovaniya natsional'noi identichnosti v SShA i Rossii. // NB: Mezhdunarodnye otnosheniya. 2013. №1. C. 145-161. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_777.html.
15.
Sadovnikov E.S., Gulyaikhina E.S. Filosofiya shkol'nogo obrazovaniya Dzhozefa Nifa // Ekonomicheskie i gumanitarnye issledovaniya regionov. 2012. № 2. S. 45-49.
16.
Fromm E. Iskusstvo lyubit'. SPb., 2001. 224 s.
17.
Gulyaikhin V.N. Funktsional'noe znachenie pravovogo nadsoznatel'nogo//Pravo i politika, №4-2010 V.N. Gulyaikhin. Pravovaya resotsializatsiya cheloveka: ot avtoritarnoi strategii k gumanisticheskoi // Pravo i politika. – 2012. – № 12. – S. 104-107.
18.
Gulyaikhin V.N. Normal'noe i izmenennoe pravosoznanie cheloveka//Pravo i politika, №5-2010
19.
Gulyaikhin V. N. Vtorichnaya pravovaya sotsializatsiya cheloveka//Pravo i politika, №9-2011
20.
Gulyaikhin V.N. Psikhosotsial'nye formy pravovogo nigilizma cheloveka // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-3.-C. 108-148. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.3.240. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_240.html
21.
Gulyaikhin V.N. Pravovoi mentalitet rossiiskikh grazhdan // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-4.-C. 108-133. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.4.310. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_310.html
22.
V. N. Gulyaikhin. Agenty pravovoi sotsializatsii cheloveka // Pravo i politika. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
23.
V. N. Gulyaikhin. Rannyaya pravovaya sotsializatsiya rossiiskikh grazhdan // Pravo i politika. – 2011. – № 5.
24.
V. N. Gulyaikhin, A. P. Galkin. Politicheskie i pravovye tsennosti grazhdan v transformiruyushchemsya rossiiskom obshchestve: opyt regional'nogo issledovaniya. // Politika i Obshchestvo. – 2010. – № 12.
25.
V.N. Gulyaikhin. Dialekticheskaya vzaimosvyaz' estestvennogo i pozitivnogo prava kak faktor pravovoi sotsializatsii cheloveka // Pravo i politika. – 2010. – № 8.
26.
V.N. Gulyaikhin. Politicheskoe i pravovoe bessoznatel'noe rossiiskogo obshchestva: “smyslozhiznennye” arkhetipy russkogo etnosa. // Politika i Obshchestvo. – 2008. – № 7
27.
Gulyaikhin V.N. Strukturno-funktsional'nye osobennosti razlichnykh sostoyanii pravosoznaniya cheloveka // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-2.-C. 90-116. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_153.html
28.
Gulyaikhin V.N. Psikhosotsial'nye formy pravovogo nigilizma cheloveka // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-3.-C. 108-148. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_240.html
29.
Gulyaikhin V.N. Pravovoi mentalitet rossiiskikh grazhdan // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-4.-C. 108-133. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_310.html
30.
Gulyaikhin V.N. Pravovaya kul'tura kak ob''ekt nauchnogo issledovaniya: metodologicheskie podkhody, struktura i kriterii otsenki // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-4.-C. 135-158. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.635. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_635.html
31.
V.N. Gulyaikhin Pravovaya resotsializatsiya cheloveka: ot avtoritarnoi strategii k gumanisticheskoi // Pravo i politika.-2012.-12.-C. 2090-2097
32.
L. A. Petruchak Pravovaya sotsializatsiya studentov yuridicheskikh vuzov // Pravo i politika.-2011.-9.-C. 1591-1597
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"