Статья 'Пространственная мобильность жителей малых и средних городов Свердловской области' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Пространственная мобильность жителей малых и средних городов Свердловской области

Валеева Марина Владимировна

ORCID: 0000-0003-1623-8067

кандидат социологических наук

доцент, кафедра "Управление персоналом и социология", Уральский государственный университет путей сообщения

620075, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Куйбышева, 48, каб. 607

Valeeva Marina Vladimirovna

PhD in Sociology

Associate Professor, Department of Personnel Management and Sociology, Ural State University of Railway Transport

620075, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Kuibysheva, 48, kab. 607

cherbakova_marina@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2022.7.38332

EDN:

KZTIHG

Дата направления статьи в редакцию:

26-06-2022


Дата публикации:

05-08-2022


Аннотация: Статья посвящена социологическому исследованию пространственной мобильности жителей средних и малых городов на примере Свердловской области. В работе проведен теоретико-методологический анализ категории пространства и пространственной мобильности на основании как классических, так и современных концепций социологов, а также исследователей смежных наук. В статье автор обращается к концепциям «пространственного поворота» и новой парадигмы мобильности. Помимо этого, в работе приведены результаты эмпирического социологического исследования, проведенного в 2021 году, объектом которого выступили участники локальных городских сообществ (городов, у которых есть автобусное сообщение с Южным автовокзалом г. Екатеринбурга) в социальной сети ВКонтакте.   Целью проведения исследования стал анализ пространственной мобильности жителей малых и средних городов Свердловской области. В результате проведенного исследования было выявлено, что в основном жители малых и средних городов Свердловской области посещают г. Екатеринбург с целью покупок или приобретения услуг, для получения образования и для посещения друзей и родственников, проживающих в городе-миллионере. При этом, цели посещения респондентами города коррелируют с возрастом опрошенных. Помимо этого, важным является тот факт, что для поездки в г. Екатеринбург респонденты по большей части пользуются общественным транспортом, даже имея во владении собственный автомобиль.


Ключевые слова:

пространство, мобильность, пространственная мобильность, малые города, средние города, территория, город, социальное пространство, пространственный поворот, социологическое исследование

Abstract: The article is devoted to the sociological study of spatial mobility of residents of medium and small towns on the example of the Sverdlovsk region. The paper presents a theoretical and methodological analysis of the category of mobility based on both classical and modern concepts of sociologists, as well as researchers of related sciences. In the article, the author refers to the concepts of "spatial rotation" and the new paradigm of mobility. In addition, the paper presents the results of an empirical sociological study conducted in 2021, the object of which was the participants of local urban communities (cities that have a bus connection with the Southern Bus Station of Yekaterinburg) in the social network VKontakte. The purpose of the study was to analyze the mobility of residents of small and medium-sized cities of the Sverdlovsk region. As a result of the conducted research, it was revealed that mostly residents of small and medium-sized cities of the Sverdlovsk region visit Yekaterinburg for the purpose of shopping, for education and to visit friends and relatives living in the big city. At the same time, the goals of respondents' visits to the city correlate with the age of the respondents. In addition, it is important that respondents mostly use public transport to travel to Yekaterinburg, even if they own their own car.



Keywords:

space, mobility, spatial mobility, small towns, medium-sized cities, territory, city, social space, spatial rotation, sociological research

Введение

Вопрос внутристрановой пространственной мобильности является одним из наиболее изучаемых в последние годы, причем, важным исследование данного аспекта является как для ученых и экспертов, занимающихся изучением территориальной мобильности, так и на уровне экономической и государственной сфер общества.

Пространственная мобильность относится к способам организации пространства обществом. В более общей интерпретации, под данным термином понимается перемещение индивидов от одного места к другому. Обозначим, что возможность свободного перемещения в пространстве — одна из базовых потребностей индивида, с удовлетворением которой связан его социальный статус.

Уже в XIX веке тема изучения пространства прослеживается в трудах классиков социологической мысли, к примеру в работах Э. Дюркгейма сделан акцент на изучение пространства и территориальных характеристик обществ в социальной морфологии, а исследованию пространства и территориальных характеристик обществ в контексте социологии пространства посвящены работы Г. Зиммеля. Позже, свои концепции в рамках изучения пространства представили Р. Парк (в контексте социальной экологии), М. Хальбвакс (в контексте социальной географии) и Т. Парсонс (введение в оборот понятий «территориальность» и «резидентное размещение»). Также, стоит отметить идеи П. А. Сорокина и П. Бурдье, рассматривающих особую категорию пространства — социальное пространство. Обозначим, что П. Бурдье отделял социальное пространство от физического, но, в то же время указывал и на их взаимосвязь: ученый говорил о том, что социальное пространство ищет способы выражения в физическом пространстве [6].

Во второй половине XX века возникает так называемый «пространственный поворот», к которому относятся труды таких авторов как Э. Содж, Д. Харви и конечно М.Фуко [15]. Суть «пространственного поворота» заключается в трансформации подхода к пониманию пространства и переопределением той роли, которая отводится пространству в науке. Отметим, что в настоящее время у исследователей в области социальных наук также есть интерес к изучению вопросов пространственного поворота [3],[4],[10].

Помимо пространственного поворота во второй половине XX века возникает новая парадигма мобильности, в рамках которой пространственная мобильность раскрывается в работах В. Кауфманна, в которых он определяет социальную обусловленность различных процессов, связанных с перемещениями [16], а также А. Келлермана, который выделял повседневный (подразумевающий возвратность, например, туризм) и неповседневный (подразумевающий изменения социальной структуры, например, изменение места жительства) типы мобильности [17].

В то же время в отечественной литературе существует достаточно большой круг определений термина «пространственная мобильность», так, к примеру, российские исследователи Л.Б. Карачурина и Н. В. Мкртчян относят к пространственной мобильности исключительно миграционную активность [9]. Еще один автор — П. В. Василенко также рассматривает пространственную мобильность через процесс миграции [7]. В свою очередь по мнению А. Филиппова, в настоящее время присутствует сложность в понимании, идентификации и интерпретации процессов мобильности в физическом пространстве и мобильности в социальном пространстве [12]. Также, как отмечает тот же А. Филиппов, социология пространства пока остается «маргинальной областью» для общей социологической теории, и ее изучению уделяется недостаточно внимания [13]. Таким образом, можно говорить о том, что проблемное поле изучения пространства и мобильности в настоящий момент является дискуссионным.

Методология и методика исследования

В целом, хотелось бы подчеркнуть, что возникновение понятия «мобильность» в социологической науке связано с пространственным подходом, «городскими» исследованиями, с движением населения внутри города и социальным взаимодействием. В нашей работе мы рассматриваем пространственную мобильность жителей малых и средних городов в контексте возможности свободного перемещения, также мы анализируем возможности города-миллионера для привлечения индивидов и социальных групп, за счет предоставления наиболее привлекательных условий для проживания, отдыха и развлечений, а также построения карьеры и ведения бизнеса.

Отметим, что перемещения любого индивида индивидуально и социально обусловлены, то есть, они связаны с выполнением ряда обязательств — институциональных, межличностных, а также с поддержанием социальных отношений (причем, как непосредственных, так и опосредованных). То есть, все перемещения обладают социальными причинами. По Дж. Урри: «Перемещение — это социальный процесс, в основе которого — социально заданная необходимость присутствия в определенном месте и в определенное время» [14]. В рамках нашего исследования мы в большей степени опирались на идеи Дж.Урри о том, что процесс перемещения индивидов включает в себя повседневные социальные практики индивидов. Важной идеей ученого, имеющей значение для нашего исследования, стала разработка системы мобильности, которая дает основу для понимая повседневных взаимодействий и социальных практик индивидов, а также позволяет проанализировать текущее состояние социальной жизни конкретных территорий и сформировать прогноз по ее дальнейшему развитию.

Основной целью проведенного нами исследования стал анализ пространственной мобильности жителей малых и средних городов Свердловской области в город-миллионер — Екатеринбург. Для реализации поставленной цели нами были сформулированы следующие исследовательские задачи: во-первых, определение целей посещения г. Екатеринбурга жителями малых и средних городов; во-вторых, анализ частоты посещения г. Екатеринбурга жителями населенных пунктов Свердловской области; в-третьих, изучение способов перемещения индивидов между территориями.

Представленное в данной статье исследование проводилось в 2021 году методом стандартизированного опроса (онлайн-анкетирование, квотный вид отбора по городам проживания) среди участников локальных городских сообществ Свердловской области, тех городов, с которыми у Екатеринбурга есть прямое автобусное сообщение. Опрос проводился в социальной сети ВКонтакте, всего в исследовании приняли участие 222 человека. Данные, полученные в ходе проведенного исследования, были обработаны при помощи программы для обработки и анализа социологической информации Vortex (версия 10).

Результаты исследования

Для начала обратимся к социально-демографическим характеристикам опрошенных. В исследовании приняли участие 65% женщин и 35% мужчин. Больше половины респондентов (54%) молодые люди в возрасте от 18 до 34 лет, что обусловлено выбранной площадкой для проведения исследования — как показывает статистика пользователей данной социальной сети, большая часть пользователей платформы — молодые люди в возрасте от 25 до 34 лет (24,8%) [2]. Говоря о географии проживания респондентов, отметим, что в опросе приняли участие респонденты из 31 населенного пункта Свердловской области (всего в Свердловской области 43 населенных пункта относятся к средним и малым городам, в соответствии с критериями разделения городов Российской Федерации по количеству жителей [8]). Большая часть респондентов проживает в городах Богданович (15%), Сысерть (11%), Реж (10%), Асбест (9%), Красноуфимск (9%), Арамиль (9%), Алапаевск (6%), Талица (3%), Заречный (3%), Полевской (3%).

В результате проведенного исследования мы выявили частоту посещения жителями малых и средних городов города-миллионера — Екатеринбурга: большая часть респондентов (23%) посещают г. Екатеринбург один раз в два-три месяца, в то же время, 10% посещают г. Екатеринбург каждый день, 14% — несколько раз в неделю, 11% — один раз в две-три недели, 13% один раз в месяц, 14% — один раз в полгода, 6% — раз в год, 7% - реже, чем раз в год и 1% ни разу не посещали г. Екатеринбург. Таким образом мы видим, что значительная часть жителей городов Свердловской области достаточно часто совершает перемещения в г. Екатеринбург.

Говоря об основных целях посещения респондентами г. Екатеринбурга отметим, что 29% опрошенных посещают город-миллионер с целью покупок или для приобретения услуг, 18% респондентов приезжают с целью посещения друзей и родственников, проживающих в городе, 17% обучаются в колледжах и университетах г. Екатеринбурга, 12% посещают Екатеринбург с туристическо-развлекательными целями, 9% — периодически ездят по работе, а 6% — постоянно работают в г. Екатеринбурге. Также, 9% респондентов называли и другие цели посещения г. Екатеринбурга, среди которых, в основном, посещение медицинских учреждений и другие личные дела. Если говорить о зависимости целей посещения Екатеринбурга от возраста респондентов, то обозначим, что основными целями молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет является обучение в г. Екатеринбурге, люди в возрасте от 25 до 45 лет посещают Екатеринбург для совершения покупок или для приобретения услуг, а люди более старшего возраста совершают поездки с целью посещения друзей и родственников, проживающих в г. Екатеринбурге и для визита в медицинские учреждения. Такие результаты свидетельствуют о том, что г. Екатеринбург для молодежи является центром реализации образовательных возможностей, а также, для молодых людей важным фактором привлекательности города-миллионщика является наличие широкого спектра услуг. Кроме того, как отмечают исследователи Маркин В. В., Малышев М.Л. и Землянский Д.Ю, в малых городах России есть ряд проблем, непосредственно влияющих на их социальное развитие и воспроизводство человеческого капитала, среди которых инфраструктура образования, здравоохранения, а также качество городской среды [11].

Далее мы выявили частоту посещения респондентами объектов культуры (музеев, театров и пр.) и массовых мероприятий (выставок, концертов, спортивных соревнований, религиозных праздников и пр.) в г. Екатеринбурге. Отметим, что практически треть респондентов (31%) не приезжают в г. Екатеринбург с целью посещения подобных мероприятий, 19% приезжают в г. Екатеринбург с этой целью реже, чем раз в год, 14% —раз в год, 13% — один раз в полгода, 8% — один-два раза в три месяца, 8% — один раз в месяц, 4% — раз в две-три недели, 4% — несколько раз в неделю и чаще. Допускаем, что недостаточно высокая частота посещения респондентами объектов культуры и особенно массовых мероприятий в г. Екатеринбурге связана с тем, что опрос был проведен в период пандемии и многие мероприятия не проводились или были проведены дистанционно. В свою очередь, говоря о частоте посещения респондентами торговых центров в г. Екатеринбурге обозначим, что 42% опрошенных ответили, что посещают их как минимум раз в месяц. Как отмечают в своем исследовании Антонова Н. Л., Абрамова С. Б. и Аникиева А. В., «продвинутость» города в различных сферах является его значимым конкурентным преимуществом. По результатам исследования, проведенного авторами среди студентов г. Екатеринбурга, выяснилось, что в качестве показателей активного города молодежь отмечает его насыщенность культурными событиями и возможностями для саморазвития (проведение мастер-классов, вебинаров, спортивных сооружений и проч.), а также развитость торговой инфраструктуры. Оценивая с этой точки зрения Екатеринбург, студенты в качестве сфер, которые являются лидирующих по развитию, указали предприятия общественного питания (75%), доступность товаров и услуг (58 %), а также сферу культурного досуга (46 %) [1]. На основании этого мы можем делать вывод о том, что Екатеринбург является центром привлечения жителей соседних малых и средних городов в первую очередь из-за развитости сферы торговли и оказания различных услуг, а в меньшей степени — как центр культурно-досуговой деятельности. В то же время жители г. Екатеринбурга в большей степени ориентированы на посещение культурно-массовых мероприятий, нежели приезжающие из соседних городов.

Далее мы проанализировали основные виды транспорта, с помощью которых респонденты чаще всего добираются до г. Екатеринбурга. Безусловно, это важный момент в рамках исследования пространственной мобильности, так как использование различных видов транспорта является возможностью для каждого человека добраться до пункта назначения комфортно и быстро. Как отмечает Бондарь С. Г., транспортная мобильность населения — это «обеспечение передвижения потребителей — к продавцам товаров и услуг, трудовых ресурсов — к месту работы, обучающихся — к месту учебы, а также это доставка населения на различные мероприятия (в том числе культурные и спортивные). В связи с этим, увеличение транспортной мобильности является необходимым условием развития городов и агломераций, и соответственно, роста экономики отдельных регионов и страны в целом [5]. По результатам нашего исследования выяснилось, что для поездки в г. Екатеринбург респонденты примерно в равной степени пользуются поездом/электричкой (33%), собственным автомобилем 29%, автобусом — 29%, в меньшей степени опрошенные используют карпулинг: только 6% отметили, что пользуются услугами онлайн-сервисов по поиску попутчиков, 2% отметили, что до г. Екатеринбурга их подвозят знакомые, а 1% назвали другие способы (такси). При этом 42% опрошенных имеют во владении собственный автомобиль. Таким образом, можем заметить, что использование общественного транспорта для перемещения между городами является приоритетным для респондентов. Это является важным показателем транспортной доступности, комфортности и удобства общественного транспорта, что безусловно оказывает влияние и на рост пространственной мобильности.

Заключение

В результате проведенного анализа можно сделать некоторые выводы.

Основными целями пространственной мобильности жителей малых и средних городов Свердловской области в г. Екатеринбург являются покупки или приобретение услуг, поездки с целью обучения, а также посещение знакомых и родственников, проживающих в городе-миллионере. Таким образом, пространственная мобильность тесно связана с получением доступа к различным ресурсам, которые недостаточно представлены в малых и средних городах. В свою очередь, культурно-досуговые практики реже выступают основной целью пространственных перемещений для жителей малых и средних городов Свердловской области в г. Екатеринбург.

Еще один важный момент касается развития транспортной инфраструктуры для повышения пространственной мобильности, так как было выявлено, что жители малых и средних городов преимущественно пользуются общественным транспортом для поездок в г. Екатеринбург, даже несмотря на наличие личного автомобиля. Соответственно, развитие транспортной инфраструктуры позволит повысить транспортную мобильность жителей малых и средних городов Свердловской области.

Таким образом, пространственные мобильности жителей малых и средних городов в город-миллионер имеют содержательно-целевое назначение (реализацию определенной потребности социальной системы), которые чаще всего основано на восполнении определенных ресурсов (образовательных, экономических, а также потребности в определенных благах), в свою очередь, культурно-досуговые практики в меньшей степени реализуются приезжающими из малых и средних городов.

Библиография
1.
Антонова Н.Л., Абрамова С.Б., Аникиева А.В. Пространственная мобильность студенческой молодежи крупного города // Logos et Praxis. 2019. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/prostranstvennaya-mobilnost-studencheskoy-molodezhi-krupnogo-goroda (дата обращения: 15.06.2022).
2.
Аудитория социальных сетей и мессенджеров в 2021 году / Блог школы SkillFactory. URL: https://blog.skillfactory.ru/auditoriya-soczialnyh-setej-i-messendzherov-v-2021-godu/ (дата обращения 17.06.2022)
3.
Бляхер Л.Е. Пространственный поворот в социологии: новые инструменты и новые проблемы // Ойкумена. Регионоведческие исследования. 2022. №1 (60). С. 10-18
4.
Бляхер Л.Е., Демьяненко А.Н., Киреев А.А., Клиценко М.В., Ламашева Ю.А., Лебедева М.М., Леонтьева Э.О., Малкова Н.Ю., Украинский В.Н., Ярулин И.Ф., Ячин С.Е. «Пространственный поворот» и его интерпретация в российской науке и институциональной практике // Ойкумена. Регионоведческие исследования. 2021. №2 (57). С. 46-59
5.
Бондарь С.Г. Анализ взаимосвязи уровня мобильности и транспортных расходов населения // Транспортные системы и технологии. 2019. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/analiz-vzaimosvyazi-urovnya-mobilnosti-i-transportnyh-rashodov-naseleniya (дата обращения: 22.06.2022).
6.
Бурдье П. Социология социального пространства. СПб.: Алетейя, 2007. 288 с.
7.
Василенко П. В. Применение гравитационной модели для анализа внутриобластных миграций на примере Новгородской и Псковской областей // Псковский регионологический журнал. 2013. №15. С. 83–90.
8.
Города России // Города-Россия.рф. URL: https://xn----7sbiew6aadnema7p.xn--p1ai/ (дата обращения: 18.06.2022)
9.
Карачурина Л.Б., Мкртчян Н.В. Потенциал пространственной мобильности безработных в России // Социологические исследования. 2012. № 2. С. 40–53
10.
Ним Е.Г. «Пространственный поворот» в современных медиаисследованиях / Журналистика социального действия: сборник научных трудов / Под ред. И.В. Фотиевой. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2012. С. 146–165.
11.
Маркин В. В., Малышев М. Л., Землянский Д. Ю.ч Малые города России: комплексный мониторинг развития. Часть 1 // Мониторинг правоприменения. 2019. №4 (33). С.46-55.
12.
Филиппов А. Парадоксальная мобильность // Отечественные записки. 2012. № 5 (50). С. 8–23.
13.
Филиппов А. Ф. социология пространства: общий замысел и классическая разработка проблемы. URL: https://www.ruthenia.ru/logos/number/2000_2/09.html (дата обращения: 20.06.2022)
14.
Харламов Н.А. Новое общество или новая наука об обществе? Социология мобильностей Джона Урри // Мобильности. М.: Праксис, 2012. 576 с.
15.
Foucault M. Fragen an Michel Foucault zur Geographie // Schriften in vier Bänden. Dits et Eskrits. Bd. III.-Frankfurt am Main: Hrsg. von D. Denfert, F. Ewald, J. Lagrange, 2003. S. 38-54.
16.
Kaufmann V., Widmer E.D. Motility and family dynamics: Current issues and research agendas // Zeitschrift für Familienforschung. 2006. Iss. 1. P. 111-130.
17.
Kellerman А. Daily spatial mobilities: physical and virtual. Farnham; Burlington: Ashgate, 2012.
References
1.
Antonova N.L., Abramova S.B., Anikieva A.V. (2019) Spatial mobility of students in a large city // Logos et Praxis. 2019. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/prostranstvennaya-mobilnost-studencheskoy-molodezhi-krupnogo-goroda (date of access: 06/15/2022).
2.
The audience of social networks and instant messengers in 2021 SkillFactory school blog. URL: https://blog.skillfactory.ru/auditoriya-socialnyh-setej-i-messendzherov-v-2021-godu/ (Accessed 06/17/2022)
3.
Blyakher L.E. (2022) Spatial Turn in Sociology: New Tools and New Problems // Oikumena. Regional studies. 2022. No. 1 (60). pp. 10-18
4.
L. E. Blyakher, A. N. Demyanenko, A. A. Kireev, M. V. Klitsenko, Yu. A. Lamasheva, M. M. Lebedeva, E. O. Leont’eva, and N. Yu. Ukrainskiy V.N., Yarulin I.F., Yachin S.E. (2021) "Spatial turn" and its interpretation in Russian science and institutional practice // Oikumena. Regional studies. 2021. No. 2 (57). pp. 46-59
5.
Bondar S.G. (2019) Analysis of the relationship between the level of mobility and transport costs of the population // Transport systems and technologies. 2019. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/analiz-vzaimosvyazi-urovnya-mobilnosti-i-transportnyh-rashodov-naseleniya (date of access: 06/22/2022).
6.
Bourdieu P. (2007) Sociology of social space. St. Petersburg: Aleteyya, 2007. 288 p.
7.
Vasilenko P. V. (2013) Application of the gravity model for the analysis of intra-regional migrations on the example of the Novgorod and Pskov regions // Pskov regional journal. 2013. No. 15. pp. 83–90.
8.
Cities of Russia // Cities-Russia.rf. URL: https://xn----7sbiew6aadnema7p.xn--p1ai/ (date of access: 06/18/2022)
9.
Karachurina L.B., Mkrtchyan N.V. (2012) Potential of spatial mobility of the unemployed in Russia // Sociological research. 2012. No. 2. P. 40–53
10.
Nim E.G. (2012) "Spatial turn" in modern media studies / Journalism of social action: a collection of scientific papers / Ed. I.V. Fotieva. Barnaul: Alt. un-ta, 2012, pp. 146–165.
11.
Markin V. V., Malyshev M. L., Zemlyansky D. Yu. (2019) Part 1 // Law enforcement monitoring. 2019. No. 4 (33). pp.46-55.
12.
Filippov A. (2012) Paradoxical mobility // Otechestvennye zapiski. 2012. No. 5 (50). pp. 8–23.
13.
Filippov A.F. sociology of space: general idea and classical development of the problem. URL: https://www.ruthenia.ru/logos/number/2000_2/09.html (date of access: 06/20/2022)
14.
Kharlamov N.A. (2012) A new society or a new science of society? Sociology of mobility by John Urry // Mobility. Moscow: Praxis, 2012. 576 p.
15.
Foucault M. (2003) Fragen an Michel Foucault zur Geographie // Schriften in vier Bänden. Dits et Eskrits. Bd. III.-Frankfurt am Main: Hrsg. von D. Denfert, F. Ewald, J. Lagrange, 2003. S. 38-54.
16.
Kaufmann V., Widmer E.D. (2006) Motility and family dynamics: Current issues and research agendas // Zeitschrift für Familienforschung. 2006. Iss. 1. P. 111-130.
17.
Kellerman А. (2012) Daily spatial mobilities: physical and virtual. Farnham; Burlington: Ashgate, 2012.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Тема, затронутая автором в предложенной статье, бесспорно, является актуальной, и значимость ее возрастает в случае акцента на полученных результатах эмпирического исследования. В данном случае дело обстоит именно так, поскольку автор не просто теоретизирует по проблематике пространственной мобильности, но и опирается на конкретные данные, полученные в ходе соответствующего прикладного исследования. Вместе с тем при такой постановке вопроса объем статьи крайне небольшой, что сразу же вызывает сомнения относительности надежности представленных итоговых выводов. Очевидно, что даже обозначенный в статье локус исследования – Свердловская область, а также предмет изучения – мобильность – во многом определяют специфику репрезентации результатов, а следовательно, и объем материала, явно больше того, что сумел предложить автор в своей работе. Кроме того, название статьи явно нуждается в уточнении, т.к. речь в ней идет о мобильности из городов области во вполне определенный город – Екатеринбург, и это серьезно меняет расстановку «сил» во всем исследовании, не учитывать этого обстоятельства никак нельзя.
Между тем статья имеет четкую структуру, позволяющую проследить логику научного поиска и в целом эвристический потенциал всего исследования. Здесь прежде всего обращает на себя внимание довольно слабая проработка научного дискурса по теме во введении к статье: автор просто констатирует факт наличия тех или иных работ, однако не указывает, в каком направлении развивается исследовательский интерес по обозначенной проблеме, а также не спешит вписать свое направление в уже имеющиеся наработки. В этой части статья явно нуждается в доработке: автору следует серьезным образом отнестись к необходимости более полного и всестороннего анализа научного дискурса.
Раздел «Методология и методика исследования» фактически посвящен только методике, а о методологии не сказано ни слова. Кроме того, описание самой методики выглядит очень скромно: автор не указывает характеристики выборки, специфику отбора респондентов, не приводит данные о том, какие же «локальные городские сообщества» имеются в виду, и собственно, что вкладывается автором в данное понятие, не приводятся также данные о количестве и качестве вопросов в анкете и т.д. Также следует указать вклад лично автора в проведение исследование и обработку результатов, а также базу, на которой проводилось анкетирование (вероятно, это вуз). Без указанных данных трудно верифицировать результаты и признать в целом состоятельность итоговых обобщений в статье.
Что касается описания результатов исследования, то они настолько скромны, что трудно представить себе, как можно на их основе сделать далеко идущие выводы. Все результаты уложились буквально в четыре абзаца. Не совсем понятно, сколько же всего малых и средних городов в локусе исследования и что обозначает цифра «31 населенный пункт» от этого неизвестного общего числа? Из-за отсутствия определения пространственной мобильности трудно понять, что конкретно хотел сказать автор, приводя цифровые показатели своего исследования? Нужно учитывать, вероятно, расстояние между городами, однако у автора об этом ничего не говорится, что вызывает недоумение и сомнение по поводу верификации результатов.
В целом трудно или даже невозможно оценить потенциал представленных обобщений в статье. Интересно спросить у автора: так о чем же свидетельствует пространственная мобильность, например, может ли она говорить в пользу того, что возникает социальная напряженность, а потому мобильность увеличивается или, напротив, уменьшается и т.д. По сути, автор отставил свои краткие результаты без какой-либо интерпретации, что привело к недостаточно высокой оценке статьи в целом. Из-за отсутствия методологической проработанности подходов и ключевых понятий, а также из-за избирательности в подаче материалов статья не выглядит цельной и убедительной.




Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В рецензируемой статье «Пространственная мобильность жителей малых и средних городов Свердловской области» предмет исследования внутристрановая пространственная мобильность. Основной целью проведенного исследования стал анализ пространственной мобильности жителей малых и средних городов Свердловской области в город-миллионер — Екатеринбург.
Методология исследования социального пространства выводится из трудов классиков и современников социологии, которые занимались проблемами пространственных перемещений. Эмпирической базой исследования стал опроса, проведённый в 2021 году методом стандартизированного онлайн-анкетирование среди участников локальных городских сообществ Свердловской области, тех городов, с которыми у Екатеринбурга есть прямое автобусное сообщение. Опрос проводился в социальной сети Вконтакте. Применялся квотный вид отбора по городам проживания. всего в исследовании приняли участие 222 человека. Следует заметить, что такая выборка не позволяет признать исследование в полной мере репрезентативным, оно в большей мере носит разведывательный, пилотажный характер.
Внимание науки и широкой публики привлекают в основном потоки мигрантов и связанные с ними проблемы, что не должно заслонять интереса к исследованиям пространственной мобильности внутри регионов. В силу развития транспортной доступности именно пространственная мобильность населения оказывает все возрастающее влияние на процессы социально-экономического развития региона. Такое исследование имеет как большой теоретический интерес, так и практический характер, поскольку правильные ответы на них могут стать важным вкладом в эффективное развитие территорий.
Научная новизна работы связана с определением причин внутристрановой пространственной мобильности на примере Свердловской области. В частности, установлено, что пространственная мобильность тесно связана с получением доступа к различным ресурсам, которые недостаточно представлены в малых и средних городах. В свою очередь, культурно-досуговые практики реже выступают основной целью пространственных перемещений для жителей малых и средних городов. Кроме того, заслуживает внимание вывод о том, что развитие транспортной инфраструктуры позволит повысить транспортную мобильность жителей малых и средних городов Свердловской области.
Выводы, сформулированные в статье, в целом обоснованы. Содержание соответствует требованиям научного текста. Данная публикация характеризуется общей структурированностью, последовательностью изложения.
В работе даются ссылки на 17 источник. Но надо констатировать, что библиография представлена не полно: на часть авторов, упомянутых в работе, нет ссылок. Таким образом, апелляция к основным оппонентам из рассматриваемой области присутствует, но без отсылки к их работам.
Вывод: Статья «Пространственная мобильность жителей малых и средних городов Свердловской области» имеет научно-практическую значимость. Она будет представлять интерес для специалистов в области социологии управления, социологии пространств, социологии регионов. Работа может быть опубликована после доработки, а именно необходимо указать 1) работы авторов, упомянутых в тексте; 2) разведывательный, пилотажный характер исследования.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.