Статья 'Изобретение монеты, наставнической литературы и философии: экономизм Осевого времени и социальные проблемы античности' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Изобретение монеты, наставнической литературы и философии: экономизм Осевого времени и социальные проблемы античности

Хаустов Дмитрий Сергеевич

ORCID: 0000-0002-5807-696X

кандидат экономических наук

доцент, кафедра социологии и психологии, Байкальский государственный университет; Иркутский государственный университет путей сообщения

664003, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, оф. 2-111

Khaustov Dmitry Sergeevich

PhD in Economics

Associate Professor, Department of Sociology and Psychology, Baikal State University; Irkutsk State University of Railways

664003, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Lenina, 11, of. 2-111

dmitry.khaustov1982@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2022.3.37748

Дата направления статьи в редакцию:

27-03-2022


Дата публикации:

03-04-2022


Аннотация: Предметом исследования выступает взаимосвязь параллельного развития процессов изобретения античной монеты, наставнической литературы и формирования мировоззрения Осевого времени. Объектом исследования выступают обзорные работы, посвященные разным аспектам социальных проблем античной эпохи: взаимосвязь изготовления монет и военного дела, родство мировых религий и наставнической литературы, экономизма урбанизации полисного типа и генезиса классической философии. Актуальность исследования определяется тем, что появившиеся в интересующую нас эпоху реалии: мировые религии, монетные деньги и наставническая литература – существуют до сих пор. Секрет длительности их существования – актуальная проблема для социальной философии и исторической социологии. Цель исследования – рассмотрение возможных причин, обусловивших зафиксированную в истории Евразии социальную динамику, которую Карл Ясперс назвал «Осевым временем», но во взаимоувязке с развитием денежных систем и наставнической проповеди. В изучении проблемы исследования применялись общенаучные методы: анализ, синтез, сравнение. В качестве исследовательского метода за основу был взят классический (качественный) анализ документа. Проведение сравнительного анализа позволило выявить определенную связь между указанными выше явлениями и ростом социальных проблем античной цивилизации – цивилизации полисного типа на фоне обострения противоречий урбанизации. Результатом исследования стало выдвижение гипотезы создания монетных денег как инструмента снижения уровня насилия внутри античных социумов. Деньги в форме монет стали своеобразной формой социальной защиты античных сообществ, хотя и были изначально предназначены для финансирования организованного насилия. Практическая значимость исследования состоит в формировании основы для практических рекомендаций по адаптации выводов статьи для целей социальной политики модерновых государств.


Ключевые слова: монета, Осевое время, философия античности, драгоценные металлы, жертвенный кризис, наставническая литература, социальная защита, мировые религии, социальные ценности, формирование мировоззрения

Abstract: The subject of the study is the relationship between the parallel development of the processes of the invention of the antique coin, mentoring literature and the formation of the worldview of Axial time. The object of the research are review works devoted to various aspects of the social problems of the ancient era: the relationship of coin making and military affairs, the relationship of world religions and mentoring literature, the economism of urbanisation of the polis type and the genesis of classical philosophy. The relevance of the research is determined by the fact that the realities that appeared in the era of interest to us: world religions, coin money and mentoring literature – still exist. The secret of the duration of their existence is an urgent problem for social philosophy and historical sociology. The purpose of the study is to consider the possible reasons for the social dynamics recorded in the history of Eurasia, which Karl Jaspers called "Axial Time", but in conjunction with the development of monetary systems and mentoring preaching. In the study of the research problem, general scientific methods were used: analysis, synthesis, comparison. As a research method, the classical (qualitative) analysis of the document was taken as a basis. The comparative analysis revealed a certain connection between the above–mentioned phenomena and the growth of social problems of the ancient civilization - a polis-type civilization against the background of the aggravation of the contradictions of urbanization. The result of the study was the hypothesis of the creation of coin money as a tool to reduce the level of violence within ancient societies. Money in the form of coins became a kind of form of social protection of ancient communities, although it was originally intended to finance organized violence. The practical significance of the study is to form the basis for practical recommendations on adapting the conclusions of the article for the purposes of social policy of modern states.



Keywords:

social protection, mentoring literature, sacrificial crisis, precious metals, philosophy of antiquity, Axial time, coin, world religions, social values, formation of a worldview

Проблема Осевого времени

Мартин Пачнер в своем исследовании по истории литературы заметил в проповедях Будды, Конфуция, Сократа и Иисуса поразительную общую черту. Они жили в сравнительно коротком по меркам всемирной истории отрезке времени (разброс в несколько сотен лет), по-видимому, не имели представления друг о друге, но вместе занимались революционным обновлением идей. Складывается впечатление, что пять столетий перед наступлением новой эры мир ждал, пока его наставят на путь истинный, стремился освоить новые образы мышления и бытия. Чем это можно объяснить? И при чем тут появление харизматичных проповедников? [1, с. 91]

 Вообще-то эту синхронность в истории идей заметил еще Карл Ясперс, назвав эпоху 800–200 гг. до н. э. «осевым временем» [2]. В своем эссе «Истоки истории и ее цель» Ясперс говорит, что ось мировой истории, если она в принципе существует, может быть обнаружена только эмпирически, как факт, значимый для всего человечества. Эту ось Ясперс предлагает искать там, где возникли предпосылки, позволившие человеку стать таким, каков он есть; где с удивительной плодотворностью шло такое формирование человеческого бытия, которое, независимо от конкретного религиозного содержания, могло стать настолько убедительным для основной части человечества – запада и востока Евразии – «что тем самым для всех народов были бы найдены общие рамки понимания их исторической значимости» [2, с. 32]. Немецкий философ относил Ось истории ко времени около 500 лет до н. э., к тому духовному процессу, который шел между 800 и 200 гг. до н. э. «Тогда произошел самый резкий поворот в истории. Появился человек такого типа, какой сохранился и по сей день. Это время мы вкратце будем называть осевым временем» [2, с. 32].

Можно критиковать Ясперса в духе Льва Гумилева, считавшего, что «тайна» осевого времени проста: она в рефлексии мятущейся персоны, негодующей на устоявшийся быт, и поэтому неизбежно единообразна. Отсюда – определенное сходство мировоззренческих систем Сократа, Заратуштры, Будды и Конфуция: все они стремились упорядочить живую, кипучую действительность внесением того или иного рассудочного начала. Однако принципы упорядочения у всех них были разные [3, с. 552].

Можно определить причину формирования этих идей, как сделал это И. Кувакин: «Резкий рост «нравственного сознания» типичен для периодов «после истории». Посредством него исторические кризисы скрывают свою природу, принимая облик ответа на кризис. Сосредоточенность на нравственном разоблачении, упрекающем мир в деградации, есть важная часть процесса вырождения» [4, с. 206].

С другой стороны, Иэн Моррис утверждает, что ценности человека Осевого времени – ценности аграрных обществ – в нашу эпоху трансформируются, во многом возвращаясь к ценностям охотников и собирателей [5, с. 252–300]. То же самое на разном материале доказывают Джеймс Скотт [6–7] и Александр Павлов [8]. Судя по всему, эти ценности никогда полностью не исчезали, оставаясь на периферии общественного развития: в противном случае, довольно странно (на самом деле, нет) должна выглядеть глава о русской даче как финансовом активе в одном из современных руководств по инвестированию [9, с. 214–218]!

Изобретение монеты и философии

При чтении Ясперса и Гумилева возникает вопрос: почему «единообразная рефлексия мятущейся персоны» была сконцентрирована в рамках этого, сравнительно короткого периода человеческой истории? И тут есть парадоксальный ответ известного антрополога Дэвида Гребера: в это время была изобретена монета. В своей работе, посвященной эволюции долговых отношений, американский антрополог отмечает, что начало Осевого времени Карла Ясперса – время жизни Пифагора, Конфуция и Будды – почти точно соответствует тому периоду, когда было освоено изготовление денег в форме обезличенных стандартизованных кусков металла. Более того, эти пророки жили именно в тех трех частях мира, где впервые появились монеты; действительно, эпицентрами религиозного и философского творчества Осевого времени стали царства и города-государства, расположенные вдоль Желтой реки в Китае, в долине Ганга в Северной Индии и на берегах Эгеиды [10, с. 229–233].

Так, скажем, Л. Паршина полагает, что «золото, как «квинтэссенция» денег, имело возможность постоянно удовлетворять потребность общества в связности, т.е. обеспечивать само его существование, как социального института, и по Земле золото было относительно равномерно распределено, что делало его узнаваемым всеми народами мира» [11, с. 407].

И. Суриков [12, с. 161–172] одним из ключевых моментов начала античной эпохи считает следующий любопытный факт: предметы, содержащие драгоценные металлы, в период перехода от позднемикенской эпохи к началу железного века, можно было обнаружить в индивидуальных могилах. С началом классической эпохи все больше золота и серебра оказывается в святилищах – Дельфах и проч. Вероятно, это и стало материальной предпосылкой появления монет. И накрепко связало деньги с моральными и религиозными проблемами.

В это время накопленные храмами и дворцами драгоценные металлы попали в руки широких народных масс и, разделенные на небольшие стандартизированные кусочки, стали использоваться в повседневных сделках. Скорее всего, большую часть металла просто выкрали из святилищ: например, именно этим объясняется яркий эпизод кратковременного военного превосходства Фив. Это была эпоха постоянных войн, а на войне ценные вещи расхищают: в Осевое время в долинах Хуанхэ и Ганга и на берегах Эгейского моря появилась армия нового типа, которую составляли не воины-аристократы и их вассалы, а вымуштрованные профессионалы. Связано это было с широким распространением железа, что сделало применение металлов в военном деле массовым – иногда этот процесс называют гоплитской революцией [12, с. 80–82].  Д. Гребер ссылается на гипотезу, согласно которой самые первые лидийские монеты были изобретены специально для оплаты наемников. Карфаген, судя по всему, не использовал монеты в торговых операциях, пока у руководства Пунической державы не появилась потребность в оплате греческих наемников. В период между Второй и Третьей Пуническими войнами Карфаген отказался от военно-морской активности, переключившись на торговлю: в соответствующих этому периоду культурных слоях археологи находят очень мало монет, несмотря на проведенные широкомасштабные строительные работы в столице и большое количество престижных изделий, импортированных из эллинских полисов [13, с. 223–228]. Все это свидетельствует о высоком уровне насилия, царившем на начальном этапе Осевого времени. Автор цитируемой работы задается вопросом: какая долгосрочная связь существовала между чеканкой, военной силой и учениями Сократа, Будды и Конфуция? [10, с. 229, 231–233]

Появление рынков и жертвенный кризис

В начале Осевого времени возник особый вид рынков: обезличенные рынки, которые родились из войн и на которых даже с членами своей общины можно было обращаться так же, как с чужаками, что стало и предпосылкой, и следствием долгового рабства [10, с. 244]. «Человек – мера всех вещей», – говорил софист Протагор. И эта фраза наполняется новыми и довольно мрачными смыслами в контексте работорговых отношений.

Именно в Осевое время оформилось новое понимание человеческой природы, радикальная примитивизация мотивов человеческого поведения, которая позволила говорить о таких понятиях, как «выгода» и «преимущество», и дала возможность считать, что именно к этому люди стремятся во всех сферах своей жизни, как если бы жестокость войны или безличность рынка просто избавили их от необходимости делать вид, что их могло заботить что-либо другое. Такой подход породил представление о том, что человеческую жизнь можно свести к расчету целей и средств, т. е. к чему-то такому, что можно изучать, опираясь на те же методы, при помощи которых исследуется притяжение и отталкивание небесных тел – с привлечением математики и некоторых других идей пифагорейцев. Исходная посылка, как видно, сильно напоминает ту, из которой исходят современные экономисты, и это не совпадение: в эпоху, когда деньги, рынки, государства и военное дело были столь сильно переплетены друг с другом, деньги требовались для оплаты армий, которые брали в плен рабов, добывавших золото и серебро, из которых делали деньги. Например, в наше время публикуются работы, посвященные изучению проблемы расширенного воспроизводства ВРП на основе правила «золотого сечения» [14]. Когда «убийственная конкуренция» часто действительно оборачивалась убийствами, вероятно, мало кому думалось, что эгоистичных целей можно добиваться более мирными средствами. Такое представление о человеческом поведении получает невероятно четкие формы в тех местах Евразии, где появляются монеты и философия [10, с. 244–245].

Использование в качестве денег стандартных кусочков драгоценных металлов отчасти стало формой разрешения жертвенного кризиса (термин Р. Жирара), характерного для полисных сообществ: «…священное – это в первую очередь насильственное уничтожение различий, и эта обезразличенность не может проявиться в структуре как таковой. Она может проявиться… …под видом нового различия – быть может, двусмысленного, двойственного, множественного, фантастического, чудовищного, но, несмотря на все это, обладающего значением. <…>

…священное безраздельно господствует везде, где никогда не функционировал, не начал функционировать или перестал функционировать культурный порядок. Оно господствует и над структурой – порождает ее, упорядочивает, охраняет, поддерживает или, напротив, коверкает, разлагает, подвергает метаморфозам и разрушает по малейшей своей прихоти, но оно не присутствует в структуре в том смысле, в каком считается присутствующим во всех прочих местах» [15, с. 319–320, 320].

И далее: «…никакое социальное существование не было бы возможно, если бы не было жертвы отпущения, если бы – по ту сторону пароксизма – насилие не разрешалось в культурный порядок. Тогда порочный круг взаимного насилия, полностью разрушительного, сменяется порочным кругом ритуального насилия, созидательного и защитного» [15, с. 191].

Опыты эволюционных психологов показывают: чем сложнее задача, тем крепче вера в правильность ошибок. Возможный психологический механизм, стоящий за этим, получил название «теория обнаружения сигнала». Когда искомый объект (Истину?) требуется найти среди множества похожих (Осевое время – эпоха многочисленных проповедников истинных учений, от большинства которых дошли только имена), то каждый из перебираемых вариантов добавляет свою нотку информационного «шума». Но если объект все-таки найден, то сознание оценивает отличительные признаки соответствующего инсайта как более выраженные, а само узнавание – как более надежное и достоверное: наблюдается более выраженная конверсия [16, с. 418]. Отсюда появление всяких «зомби-экономик», то есть воззрений на хозяйственную деятельность, очень отдаленно соответствующим действительным экономическим отношениям [17].

Дэвид Гребер также отмечает, что все религии Осевого времени подчеркивают важность милосердия, которое как концепция, по-видимому, прежде фактически не существовало. Чистая жадность и чистая щедрость – взаимодополняемые понятия; одно сложно представить без другого; оба могли появиться лишь в социокультурной среде, насаждавшей такое идеальнотипическое поведение; и оба, судя по всему, появлялись вместе везде, где на сцену также выходили наличные деньги – денежные знаки «без социальной памяти» [10, с. 255–256].

В то же время Пачнер отмечает, что у пророков Осевого времени была еще одна довольно необычная общая черта: никто из них не записывал своих поучений. Они собирали последователей вокруг себя и учили их посредством диалога, разговора лицом к лицу. Решение не использовать письменную речь, уклоняться от создания литературы стало характерном шагом в истории идей Осевого времени. Но вдруг произошло нечто еще более интересное: само уклонение от записей, стремление к личному, живому обучению, было преобразовано в новый литературный жанр. Слова учителей стали текстами – проповедями и сократическими диалогами: так возникла наставническая литература [1, с. 91–92].

Как можно интерпретировать это бегство от письменной фиксации речей великих учителей, о которой они явно не сговаривались между собой?

Наставническая литература, гламур и социальная работа: опыт античности

Джеймс Скотт в своем знаменитом исследовании региона Зомия – самом крупном из доживших до Модерна массиве суши, населенным безгосударственными племенами и народностями – полагает, что «в длительной исторической перспективе многие народы на самом деле не дописьменные, а… …постписьменные» [6, с. 323]. Он полагает, что «отсутствие письменности и текстов обеспечивает свободу маневра в форматировании истории, составлении генеалогий и трактовках происходящего, что грубо нарушает рутину государственной жизни. <…> В этом смысле поддержание устной традиции во многих случаях – сознательное «самопозиционирование» по отношению к государственному строительству и верховной власти» [6, с. 324]. О похожем пишет Освальд Шпенглер в знаменитом первом томе «Заката Европы», сравнивая историческое чувство у античного грека с одной стороны и древнего египтянина и современного европейца – с другой [18, с. 18–27]. Таким образом, можно предположить довольно слабую государственность античности: о ней, например, пишет И. Кувакин, говоря о непреодоленном кризисе античности [4, с. 282–283].    

Наконец, исследователи отмечают связь современной мотивационной литературы и житий христианских мучеников, «хотя учат они в основном достижению успеха не в этой жизни, а в загробной» [19]. Последнее является довольно любопытной точкой пересечения современной массовой психологии и психологии Осевого времени. Странным образом психология гламура имеет загадочное избирательное сродство с психологией гламура. Гламур – это не только «безыдейная идеология, которую отличает огромное влияние на мышление и поведение все большего числа людей и при этом абсолютное безразличие к ценностям, вовлекающим людей в общество, цивилизацию, историю» [20, с. 8], но и стремление к идеальной красоте, достичь которой невозможно. В исследовании умонастроений современной эпохи И. Кувакин пишет, что гламур воплощает внемирность, вневременность, являясь идеальной ирреальной красивостью. Гламур – это не просто запредельная роскошь, но способ помыслить мир, настолько совершенный, перед которым любая реальность является ничтожной [4, с. 39–40]. Впрочем, «эру никчемности» также можно назвать и «эрой милосердия» – речь не только об известном детективном произведении, но и о росте «гуманизации» современной преступности, предполагающую виртуализацию соответствующей активности [21]. Или же – «неофеодализмом», где цифровая революция привела к трансформации самой реальности: «реально то, что производит ответную реакцию» [22, с. 6].

В целом можно говорить о проблеме построения целостной картины мира, особенно – в контексте ее человекоразмерности [23].

Вероятные причины роста потребности в развитии протоформ социальной работы – урбанизация полисного типа. Как правило, в городах всегда возникает потребность в развитии систем социального обеспечения. С этим, возможно, связана своеобразная система ценностей античных полисов, выделяющая их из массы обществ железного века [5, с. 136–143]. Например, к числу такой формы социального обеспечения являются бесплатная раздача хлеба плебсу в Риме и устройство для него цирковых представлений – знаменитое «хлеба и зрелищ».

Библиография
1.
Пачнер М. От литеры до литературы : Как письменное слово формирует мир, личность, историю. – М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2019. – 448 с.
2.
Ясперс К. Истоки истории и ее цель. – М.: Республика, 1991. С. 32–50. URL: http://ec-dejavu.ru/j/Jaspers_axis.html (Дата обращения: 27 марта 2022)
3.
Гумилев Л. Этногенез и биосфера Земли. – СПб.: Кристалл, 2001. – 639 с.
4.
Кувакин И. Эра никчемности и ее закат. Исследование современного мышления. – М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2016. – 352 с.
5.
Моррис И. Собиратели, земледельцы и ископаемое топливо. Как изменяются человеческие ценности / Под ред. и с введением С. Мэсидо; с коммент. Р. Сифорда, Дж. Д. Спенса, К.М. Корсгаард, М. Этвуд. – М.: Изд-во Института Гайдара, 2017. – 488 с.
6.
Скотт Дж. Искусство быть неподвластным: Анархическая история высокогорий Юго-Восточной Азии. – М.: Новое издательство, 2017. – 568 с.
7.
Скотт Дж. Против зерна: глубинная история древнейших государств. – М.: ИД «Дело» РАНХиГС, 2020. – 328 с.
8.
Павлов А. Демон перемен. Введение в оперативную алхимию российской жизни. – Ульяновск: ИП Павлов А.Б., 2016. – 55 с.
9.
Миркин Я. Правила бессмысленного финансового поведения. – М.: АСТ, 2019. – 272 с.
10.
Гребер Д. Долг: первые 5000 лет истории. – М.: Ад Маргинем Пресс, 2015. – 528 с.
11.
Паршина Л. Золото – базовый элемент финансовой системы // Историко-экономические исследования. 2020. Т. 21. № 3. С. 405–426.
12.
Суриков И. «Молчат гробницы?» Археология античной Греции. – М.: ИД ЯСК: Языки славянской культуры, 2017. – 216 с.
13.
Дриди Э. Карфаген и Пунический мир. – М.: Вече, 2008. – 400 с.
14.
Вертакова Ю., Плотников В. Управление воспроизводственным процессом региона на основе гармонической пропорции // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2010. №5 (73). С. 89–93.
15.
Жирар Р. Насилие и священное – М.: Новое литературное обозрение, 2010. – 448 с.
16.
Марков А. Эволюция человека. В 2 кн. Кн. 2. Обезьяны, нейроны и душа. – М.: АСТ: Corpus, 2013. – 512 с.
17.
Куиггин Дж. Зомби-экономика: Как мертвые идеи продолжают блуждать среди нас. – М.: Изд. Дом Высшей школы экономики, 2016. – 272 с.
18.
Шпенглер О. Закат Западного мира; Очерки морфологии мировой истории. – М.: АЛЬФА-КНИГА, 2014. – 1085 с.
19.
Мартов И. Любовь к смерти. Как перестать бояться мук и полюбить смерть – отвечает раннехристианская литература. – Сетевое издание «Горький» (Gorky media). URL: https://gorky.media/context/lyubov-k-smerti/ (Дата обращения: 27 марта 2022)
20.
Иванов Д. Глэм-капитализм (Мир брендов, трендов и трэша). – СПб.: Страта, 2015. – 138 с.
21.
Жмуров Д. Эра милосердия. Пути развития преступности / Д. Жмуров, А. Протасевич, А. Костромина // Baikal Research Journal. – 2019. Т. 10, № 2. С. 18–18. URL: http://brj-bguep.ru/reader/article.aspx?id=23010 (Дата обращения: 27 марта 2022)
22.
Деменок С. Неофеодализм (Ренессанс символизма). – СПб.: Страта, 2014. – 216 с.
23.
Богодельникова Л. Проблема построения целостной картины мира: человекоразмерность научного и ненаучного знания // Известия Байкальского государственного университета. 2020. Т. 30, № 4. С. 566–574.
References
1.
Puchner M. (2019). The Written World. The Power of Stories to Shape People, History, Civilization. M.: CoLibri, Azbooka-Atticus. 448 p.
2.
Jaspers K. The Origin and Goal of History (1991). M.: Respublika. 32–50 pp. URL: http://ec-dejavu.ru/j/Jaspers_axis.html (date accessed: 27.03.2022)
3.
Gumilev L. Ethnogenesis and the Biosphere of Earth (2001). St. Petersburg: Kristall. 639 p.
4.
Kuvakin I. The Era of Worthlessness and Its Decline. A Study of Contemporary Thinking (2016). M.: Kanon+, Reabilitatsia. 352 p.
5.
Morris I. Foragers, Farmers, and Fossil Fuels. How Human Values Evolve (2017). M.: Gaidar Institute Press. 488 p.
6.
Scott J. The Art of Not Being Governed. An Anarchist History of Upland Southeast Asia (2017). M: Novoye Izdatel’stvo. 568 p.
7.
Scott J. Against the Grain. A Deep History of the Earliest States (2020). M.: Delo Press. 328 p.
8.
Pavlov A. Demon of Change. Introduction to Operational Alchemy of Russian Life (2016). Ulyanovsk: Sole Proprietorship Pavlov, A.B. 55 p.
9.
Mirkin Ya. Rules of Meaningless Financial Behavior (2019). M.: AST. 272 p.
10.
Graeber D. Debt. The First 5000 Years (2015). M.: Ad Marginem Press. 528 p.
11.
Parshina L. Gold – the Basic Element of the Financial System (2020) // Journal of Economic History and History of Economics. Vol. 21, no 3. 405–426 pp.
12.
Surikov I. “The Tombs Are Silent?” Archeology of Ancient Greece (2017). M.: Languages of Slavic Culture. 216 p.
13.
Dridi H. Carthage and the Punic World (2008). M.: Veche. 400 p.
14.
Vertakova Yu., Plotnikov V. Management of the Region’s Reproductive Process on Basis of Harmonic Proportion (2010) // Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, no. 5 (73). 89–93 pp.
15.
Girard R. Violence and the Sacred (2010). M.: New Literary Review. 448 p.
16.
Markov A. Human Evolution. In 2 Books. Book 2. Monkeys, Neurons and the Soul (2013). M.: AST: Corpus. 512 p.
17.
Quiggin J. Zombie Economics. How Dead Ideas Still Walk among Us (2016). M.: Higher Scool of Economics Publishing. 272 p.
18.
Spengler O. Decline of the Western World. Essays on the Morphology of World History (2014). M.: Alpha-Book. 1085 p.
19.
Martov I. Love for Death. How to Stop Being Afraid of Torment and Love Death – Answers the Early Christian Literature (2017). Gorky Media. URL: https://gorky.media/context/lyubov-k-smerti/ (date accessed: 27.03.2022)
20.
Ivanov D. Glam Capitalism (World of Brands, Trends and Trash) (2015). St. Petersburg: Strata. 138 p.
21.
Zhmurov D. Era of Mercy. Ways of Criminality Development (2019) // Baikal Research Journal. Vol. 10, no. 2. pp. 18–18. URL: http://brj-bguep.ru/reader/article.aspx?id=23010 (date accessed: 27.03.2022)
22.
Demenok S. Neo-feudalism (Renaissance of Symbolism) (2014). St. Petersburg: Strata. 216 p.
23.
Bogodelnikova L. Towards a Holistic Worldview: Human-Sizedness of Scientific and Non-Scientific Cognition (2020) // Bulletin of Baikal State University. Vol. 30, no. 4. 566–574 pp.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования статьи выступает взаимосвязь между историческими процессами, протекавшими в так называемое Осевое время, и становлением экономических отношений, символом которых выступает изобретение монеты. При всей специфики экономики как научной дисциплины, которая имеет собственный предмет и метод, ее невозможно полностью отделить от таких дисциплин, как история, социология, политика. Не случайно Карл Маркс, как автор классического политэкономического труда «Капитал», неоднократно совершал исторические экскурсы в историю Европы и всего человечества, дабы выявить движущую силу общественного развития. Об этом же говорит и фундаментальный труд по истории капитализма, изданный в Кембридже, где истоки рыночной экономики обнаруживаются даже во времена Вавилона.
Методология исследования заключается в анализе корпуса источников, посвященных философии, истории, религии и экономики Осевого времени, сопоставлении исторических свидетельств с религиозными доктринами и на этой основе обоснование экономической подоплеке того влияния, которое оказали цивилизации тех периодов на всю историю человечества.
Следует отметить, что загадка происхождения денег пока не получила общепризнанного решения, ее пытались решит и Маркс, и Менгер, и многие другие экономисты и историки. И это не случайно – изобретение денег совершило настоящий переворот в экономической системе человечества.
Очевидно, что нельзя для весьма сложного явления, каким является изобретение денег и последующая экономизация общественных отношений, указать на единственную причину его возникновения. Это как правило целый комплекс причин и следствий, и предложенная автором гипотеза о роли монеты в формировании целого ряда религиозных течений может представлять особый интерес.
Научная новизна работы определяется в исследовании взаимосвязей между экономическими процессами и духовной эволюцией общества, как реакцией на распространение экономизма, рыночных отношений.
К недостаткам статьи, по нашему мнению, следует отнести не очень высокую структурированность материала, причем автор редко формулирует свои тезисы в ясной форме, предпочитая скрывать их за обилием цитат, что усложняет понимание авторских идей. Автор не формулирует выводов на основании изложенного материала, делает, как нам кажется, исторические экскурсы, которые отвлекают от основного содержания статьи.
Библиография включает 23 источника, включающие исторические, культурологические труды, среди которых редкими вкраплениями смотрятся экономические труды, что на наш взгляд недостаточно для заявленной темы. В последние годы опубликованы фундаментальные труды по экономической истории, в том числе и того периода, которое именуется Осевым временем, и содержащиеся в них результаты могли бы обогатить концепцию автора.
Несмотря на высказанные замечания, статья достойна публикации. Тематика статьи представляет междисциплинарный интерес, позволяет шире взглянуть на взаимосвязи между экономикой и обществом, о влиянии экономики на духовный прогресс человечества.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"