Статья 'Механизмы социально-политической мобилизации молодежи на примере российских, белорусских и китайских Телеграм-каналов' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Механизмы социально-политической мобилизации молодежи на примере российских, белорусских и китайских Телеграм-каналов

Косоруков Артем Андреевич

кандидат политических наук

старший преподаватель, факультет государственного управления, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119992, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4, ауд. А814

Kosorukov Artem Andreevich

PhD in Politics

Senior Educator, the faculty of Public Administration, the department of Political Analysis, M. V. Lomonosov Moscow State University

119992, Russia, g. Moscow, Lomonosovskii prospekt, 27k4, aud. A814

kosorukovmsu@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Осипов Владимир Сергеевич

ORCID: 0000-0003-3109-4786

доктор экономических наук

профессор, кафедра управления активами, Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД Российской Федерации

119454, Россия, г. Москва, ул. Проспект Вернадского, 76, оф. 4102

Osipov Vladimir Sergeevich

Doctor of Economics

Professor, the department of Assets Management, Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

119454, Russia, g. Moscow, ul. Prospekt Vernadskogo, 76, of. 4102

vs.ossipov@gmail.com

DOI:

10.7256/2454-0706.2021.9.36442

Дата направления статьи в редакцию:

11-09-2021


Дата публикации:

09-10-2021


Аннотация: Предметом исследования в статье выступают онлайн- и офлайн-механизмы социально-политической мобилизации молодежи, в частности, цифровой группизм и формирование цифровых сообществ, а также оппозиционно-мобилизационная модель информирования Е.В. Бродовской и А.Ю. Домбровской, тестирование которой на основе данных из открытых баз статистики "Telegram Analytics" и "Google Trends" позволило выявить ключевые закономерности и различия в протестных событиях в Москве (14 июля – 29 сентября 2019 года), Минске (9 августа – 19 ноября 2020 года) и Гонконге (12 июня 2019 года - 1 июль 2020 года). Новизна исследования заключается в применении модели информирования Е.В. Бродовской и А.Ю. Домбровской к массиву данных, полученных автором из баз статистики "Telegram Analytics" и "Google Trends" применительно к протестным событиям в Москве, Минске и Гонконге, в составлении понедельных таблиц активности протестных Телеграм-каналов и построении на их основе гистограм с визуализацией их пиковой упоминаемости в других Телеграм-каналах в вышеуказанные периоды. В выводах даны рекомендации по избежанию эскалации конфликта в ходе протестных акций, в основе которых лежат механизмы мобилизации на базе Телеграм-каналов.


Ключевые слова: гражданский активизм, модель информирования Бродовской-Домбровской, Телеграм-канал, цифровой группизм, протестное поведение, молодежь, социально-политическая мобилизация, протесты в Москве, протесты в Минске, протесты в Гонконге

Abstract: The subject of this research is the online and offline mechanisms of sociopolitical mobilization of youth, namely digital grouping and formation of digital communities, as well as the opposition-mobilization model of information distribution developed by E. V. Brodovskaya and A. Y. Dombrovskaya. This model was tested on the open statistical databases provided by “Telegram Analytics” and “Google Trends”, which revealed the key patterns and differences in the protest events that unfolded in Moscow (July 14 – September 29, 2019), Minsk (August 9 – November 19, 2020), and Hong Kong (June 12, 2019 – July 1, 2020). The novelty of this research lies in the following: 1) application of the model of information distribution developed by E. V. Brodovskaya and A. Y. Dombrovskaya to the data array obtained by the author from the statistical database of “Telegram Analytics” and “Google Trends” regarding the protest events in Moscow, Minsk, and Hong Kong; compilation of weekly charts of the activity of protest Telegram channels and building histograms based on them, with visualization of their peak mentioning in other Telegram channels during the indicated periods. The author formulates recommendations on how to avoid the escalation of conflict during protest actions, taking into account mobilization mechanisms on the basis of Telegram channels.



Keywords:

protests in Minsk, protests in Hong Kong, protests in Moscow, civil activism, Brodovskaya-Dombrovskaya information model, Telegram-channel, digital groupism, protest behavior, youth, socio-political mobilization

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и ЭИСИ в рамках научного проекта № 21-011-31277

The reported study was funded by RFBR and EISR according to the research project № 21-011-31277

Введение

В современную эпоху роль и значение информации, а также механизмов, с помощью которых она доходит до конечного потребителя, во многом определяя его мысли и поведение, постоянно возрастает. При этом особую роль в этом отношении приобретает молодежь как приоритетный объект манипулятивного информационного воздействия, который обладает все более разнообразными возможностями доступа к сети Интернет и уже не мыслит свою повседневную жизнь без использования социальных сетей и мессенджеров, подкастов и видеохостингов, электронной почты и новостных агрегаторов. Учитывая, что в отличие от старшего поколения молодые люди придерживаются все менее патерналистских взглядов и более критически оценивают работу органов государственной власти, стремятся активнее отстаивать свои права и интересы в ответ на различные регуляторные инициативы государства (начиная с информационной и заканчивая социальной сферами), изучение современных механизмов социально-политической мобилизации молодежи содержит в себе не только теоретико-концептуальный, но и немалый прикладной аспект. Ведь чем более детально будут изучены подобные механизмы и сопутствующий цифровой инструментарий, тем большими возможностями будет обладать власть в широком смысле слова для предсказуемой и управляемой мобилизации населения в контексте национальных целей развития страны («создания условий для воспитания гармонично развитой и социально ответственной личности на основе духовно-нравственных ценностей народов Российской Федерации, исторических и национально-культурных традиций» [1]), поддержания необходимого уровня стабильности и устойчивости политической системы к внешним и внутренним вызовам, существенно ограничивая возможности внешних и внутренних несистемных акторов по инициированию протестного или даже революционного молодежного вектора социально-политической активности в обществе.

Рассматривая молодежь как особую социально-возрастную группу, состоящую из людей условно от 18 до 30 лет [2], первичная социализация которых происходила в условиях активного развития сети Интернет эпохи сетевой нейтральности и доминирования западных интернет-корпораций (конец 1990-х - 2000-е гг.), следует учитывать их большую открытость и восприимчивость к Интернет-среде и ее цифровым продуктам, которые значительно определяют их коммуникативные практики и навыки, социально-политический опыт и механизмы политического участия. Соглашаясь с рядом исследователей (К.Моссбергер [3], Р.В.Пырма [4]), можно рассматривать механизмы социально-политической мобилизации молодежи в рамках концепции «цифрового гражданства», согласно которой в современном обществе все большую роль играют цифровые коммуникации между властью и человеком (гражданином цифрового мира), в рамках которых инициируется, распространяется и координируется социально-политическая активность людей, начиная от пассивного наблюдения и слактивизма и заканчивая участием в насильственном уличном протесте. Минимизируя затраты на коммуникацию и объединяя людей в сложную систему онлайн-сообществ, сеть Интернет способствует формированию в цифровой среде «умной толпы» или совокупности сетевых сообществ (Г.Рейнгольда [5]), управление которыми становится нелинейной и неординарной задачей как для сетевых организаторов и модераторов данных «толп», так и для сотрудников профильных государственных ведомств и учреждений, стремящихся их контролировать или хотя бы сдерживать.

При этом более глубокое понимание механизмов социально-политической мобилизации молодежи может быть дано в рамках теории «управляемого хаоса» («контролируемой нестабильности») С.Манн [6], согласно которой процессы общественной самоорганизации имеют открытую и разнонаправленную природу и государство не может управлять или программировать данный процесс, стремясь разве что снижать остроту скачкообразных социальных конфликтов и направлять базовый вектор общественного развития в конструктивное социально-эволюционное русло. Так, практически каждое поколение граждан на определенном этапе формулирует свой сознательный или стихийный протест-реакцию на общественно-политические процессы своего времени, в ответ на которые государство либо формулирует идейную и организационную матрицу приемлемой социальной активности, либо подавляет подобные процессы, стремясь полностью контролировать социальную жизнь. При этом само государство продолжает быть заинтересованным в существовании хотя бы незначительного уровня «управляемого хаоса» в рамках социальной структуры, чтобы время-от-времени выступать ключевой и решающей силой, легитимно снижающей энтропию до приемлемого состояния.

Несмотря на появление в эпоху сети Интернет новых форм социальной организации общества, основанных на масштабном распространении цифровых технологий, значительно определяющих молодежный вектор социально-политической мобилизации, можно по-прежнему говорить о двух основных группах механизмов социально-политической мобилизации, каждое из которых неразрывно связано с другим:

1) офлайн-мобилизационные механизмы,

2) онлайн-мобилизационные механизмы.

Офлайн- или традиционные механизмы мобилизации действуют на базе институциональных и неинституциональных практик, существующих уже длительное историческое время и отражающих сложную композицию политико-правовых и социально-структурных детерминант общественного развития в конкретной стране: к институциональным практикам можно отнести законодательное регулирование и фактические условия функционирования политических партий и движений, организации политических выборов всех уровней, проведения санкционированных и несанкционированных митингов, шествий и демонстраций; к неинституциональным практикам следует отнести деятельность неформальных политических кружков или групп гражданских активистов, социальные движения в целом, отличающиеся различным уровнем социальной востребованности и масштаба. Важно отметить, что дорогостоящие и организационно неповоротливые офлайн механизмы мобилизации в настоящее время становятся формально-легальным дополнением онлайн-мобилизационных практик в сети Интернет и не могут использоваться с той же эффективностью в масштабах всей страны или в отношении молодежной аудитории в целом.

Онлайн- или цифровая мобилизация основывается на функционировании как институционализированных и нормативно-определенных государственных информационных систем подготовки и проведения политических выборов (ГАС «Выборы»), в том числе порталов партийных праймериз («Предварительное голосование»), сервисов онлайн-голосований и опросов граждан (система «Активный гражданин»), порталов общественных обсуждений и инициатив (Российская общественная инициатива), так и на основе неинституционализированных и постоянно развивающихся мобилизационных практик с использованием видеохостингов (каналы «Соловьев LIVE», «Дневник депутата Бондаренко», «Телеканал Дождь»), мессенджеров (телеграм-каналы Навальный LIVE, Сталингулаг, NEXTA Live), социальных сетей (твиттер-аккаунты @SobolLubov, @gudkov_g, @VRSoloviev) и других др.

Важно отметить, что механизмы социально-политической мобилизации, будучи неотъемлемой частью конкурентного пространства борьбы за власть, время от времени используются многочисленными субъектами, наделенными различным ресурсным потенциалом, как в поддержку действующей власти (провластная мобилизация), так и против нее (контрвластная мобилизация). Мобилизация, инициированная одним политическим субъектом, может происходить в солидаризационном формате, поддерживая союзных ему политических субъектов и реализуя схожие цели и задачи в публичной политике, а также в конфронтационном формате, направленном на борьбу и ослабление политических конкурентов. Однако в эпоху медиакратии и развития цифровых технологий, ряд политических субъектов прибегают к мобилизационным социально-политическим механизмам не столько в тактических целях борьбы за власть, сколько для осуществления социального перформанса (Дж. Александер [7]) и переформатирования социально-политического порядка согласно своим ценностям и идеалам, демонстрируя иным субъектам и публике в целом смысл своей социокультурной матрицы, воздействуя на них в символическом пространстве и навязывая свою культурную прагматику и ритуал, образы политического будущего.

Следует отметить, что в отличие от институционализированных механизмов мобилизации, которые поддаются регулированию и достаточно управляемы, неинституционализированные механизмы мобилизации несут в себе инновационный и непредсказуемый драйв цифровой эпохи, в связи с чем обладают наибольшим потенциалом социально-политической активизации и организации населения, в авангарде которого все чаще выступают молодежные группы «цифровых граждан», выражающие протест в качестве вербальной или деятельной/бездеятельной демонстрации несогласия, обращенного как к власти, так и друг к другу.

Несмотря на представленный спектр офлайн- и онлайн-механизмов групповой мобилизации, важно рассмотреть мотивацию протестного поведения на индивидуальном уровне. Опираясь на работы ряда европейских исследователей, в частности, Х. Бек и Б. Дайкан [8], Э. Коэн и Дж. Валенсиа [9], исследующих мотивацию индивидуального протестного поведения, вызванного ощущением несправедливости в обществе или дискриминацией своей/чужой группы, можно выделить три направляющих в мотивации протестного поведения:

1) рациональная мобилизация (краткосрочная, возникает в начале протеста), когда индивид защищает свои личные интересы через массовое участие, полагая, что демонстрация масштаба протеста и состава его участников более эффективны, чем индивидуальные акции,

2) мобилизация на основе социальной идентичности (среднесрочная, возникает в середине протеста): участие от имени группы (демографическая, профессиональная, этническая и др. группы) как в результате эмоционального вовлечения, реакции на внешние раздражители, так и по причине внутренней убежденности в то, что именно в составе данной группы что-то можно и нужно изменить,

3) мобилизация через социальные движения (долгосрочная мобилизация, возникает и длится неопределенное время): индивиды, объединенные общей социальной идентичностью, стремятся к сотрудничеству в целях долгосрочных и программных изменений,

4) мобилизация на основе идеологических взглядов, когда участник придерживается либеральной, националистической, коммунистической и др. идеологии (например, либеральный, националистический и леворадикальный протест на Болотной в 2011-2012 гг.) и воспринимает несправедливость или дискриминацию через ее призму. Однако в настоящее время идеологический протест смещается в сторону экономической мобилизации, проблематике коррупционных расследований, привлекая в свои ряды рассерженных горожан - преимущественно молодежь.

Учитывая цифровую природу коммуникации в сети Интернет, особую роль социальных сетей и мессенджеров в процессе социально-политической мобилизации молодежи в ходе «арабской весны» и «цветных революций» по всему миру, можно рассматривать мобилизацию в рамках теории цифрового группизма и политической мобилизации А.В. Михалева [10], в соответствии с которой существует тенденция осуществлять политические действия в соответствии с представлением или чувством принадлежности к группе и ее ценностям, сформированным в онлайн-пространстве коммуникации. Если посмотреть шире, то выяснится, что теория цифрового группизма, согласно Михалеву, связана с:

- теорией представительства: модель доверенного лица Э.Берка [11] – избиратели (в нашем случае - цифровые граждане) выбирают тех, чьей способности суждения они доверяют, а те действуют от их лица, как считают нужным; модель делегата – представитель группы выражает мнения граждан; модель мандата – избиратели голосуют за партию, мандат которой уполномочивает ее действовать согласно предвыборным обещаниям;

- теорией политического действия: согласно М. Дюверже [12] субъекты политического действия (как лидеры, так и рядовые граждане) могут объединяться на основе классовых, территориальных и корпоративных критериев, причем корпоративные группы могут объединять не только людей одной профессии, работников одной отрасли, но и выпускников одних вузов, людей, обладающих чувством принадлежности к одному кружку, онлайн-сообществу.

Вместе с тем, наряду с реально существующими цифровыми гражданами и их объединениями в сети могут формироваться воображаемые цифровые сообщества, от имени которых могут выступать лидеры протеста (когда количество подписчиков выдается за число реальных участников и сторонников), более того, накрутка лайков и просмотров, внедрение ботов, технологии киберхакинга могут использоваться в целях создания ложного представления о значимости того или иного политического активиста и его группы. Более того, воображаемые цифровые сообщества становятся важным элементом разворачивающихся в современном мире информационных войн как «процесса противоборства человеческих общностей, направленного на достижение политических, экономических, военных или иных целей стратегического уровня, путём воздействия на гражданское население, власти и вооружённые силы противостоящей стороны посредством распространения специально отобранной и подготовленной информации, информационных материалов, и, противодействия таким воздействиям на собственную сторону» [13]. Здесь следует отметить, что информационные войны все больше смещаются в пространство Интернет-коммуникаций и ведутся с применением цифровых технологий. Многочисленные информационные войны или их отдельные операции приводят к пассивному вовлечению граждан в сетевые взаимодействия с последующей активизацией их участия, при этом внедрение заранее срежессированных информационных продуктов привлекает широкие слои населения к обсуждению публичных проблем под запрограммированным углом зрения и с расставленными акцентами, радикализируют и углубляют существующие в обществе социально-политические трещины и разломы по линии «свой-чужой», позволяя мгновенно мобилизовывать граждан на конфликтные инфоповоды как в режиме онлайн, так и в уличном режиме, причем цифровая доступность получения информации и эффект большинства оказывают не меньший мобилизующий эффект, чем содержание и качество «информационных снарядов».

На стыке теории цифрового группизма и формирования цифровых сообществ А.В.Михалева, а также оппозиционно-мобилизационной модели информирования Е.В. Бродовской и А.Ю. Домбровской [14, с. 18], согласно которой между количеством информационного материала или количеством сообщений в социальных сетях/мессенджерах и волнами протеста существует прямая связь, рассмотрим три кейса протестной социально-политической мобилизации молодежи:

1) протесты в Москве 14 июля – 29 сентября 2019 года,

2) протесты в Минске 9 августа – 19 ноября 2020 года,

3) протесты в Гонконге 12 июня 2019 года - 1 июль 2020 года.

Кейсы выбраны с учетом того, что мессенджер Телеграм в ходе вышеприведенных кейсов играл одну из ключевых ролей, создавая для читателей телеграм-каналов эффект массовости, обеспечивая «умным толпам» протеста коммуникацию и координацию в процессе уличной активности. Источником информации выступают открытая база статистики «Telegram Analytics» [15], сервис «Google Trends» [16] и открытые Интернет-источники, использование которых позволяет на длительном временном отрезке сопоставлять количество публикаций протестного телеграм-канала с количеством его упоминаний в других телеграм-каналах и чатах, поисковых запросах Google, сопоставлять волны и пики публикаций в телеграм-канале с событиями уличного протеста.

Цель исследования состоит в том, чтобы протестировать модель информирования Бродовской и Е.В., Домбровской А.Ю., доказав, что в рамках каждого из трех кейсов протестной социально-политической мобилизации молодежи пиковые значения публикаций телеграм-каналов или их упоминаемости в других телеграм-каналах и чатах в значительной степени совпадали со значимыми офлайн-событиями данного протеста, дать авторскую интерпретацию прямой или обратной зависимости.

1. Протесты в Москве (14 июля – 29 сентября 2019 года).

Протестные акции в Москве, активная фаза которых продолжалась с 14 июля 2019 года по 29 сентября 2019 года на фоне выборов в Мосгордуму, характеризовались активным использованием телеграм-каналов, позволяющих мобилизовывать «умные толпы» цифровых граждан и призывать их к участию в массовых митингах. С помощью данных «Telegram Analytics» была проанализирована активность телеграм-каналов «Навальный» и «Навальный Live», активно задействованных в процессе организации протестных акций в Москве, при этом было выявлено, что несмотря на их активность и призывы участвовать в массовых митингах, в 2 из 3 случаев максимальный охват аудитории телеграм-каналов «Навальный» и «Навальный Live» достигался не в результате публикации большего количества постов и сообщений, а в результате упоминаний данных каналов в контексте той или иной активности государства в отношении протеста. Так, 29 июля пик упоминаний каналов «Навальный» и «Навальный Live» в других телеграм-каналах и чатах России пришелся на вынесение судебных решений в отношении арестованных двумя днями ранее протестующих, 6-8 сентября пик упоминаний был связан с недопуском кандидатов от внесистемной оппозиции на выборы в Мосгордуму, 12 сентября пик упоминаний оказался связанным с обысками в штабах ФБК по всей России (см. таблицу 1).

Недели протестной ситуации

Дата максимального в течение данной недели упоминания телеграм-каналов "Навальный/Навальный Live" в других телеграм-каналах и чатах России

Количество упоминаний телеграм-каналов "Навальный/Навальный Live" в других телеграм-каналах и чатах России

Количество публикаций телеграм-канала "Навальный"

Количество публикаций телеграм-канала "Навальный Live"

Суммарное количество публикаций телеграм-каналов "Навальный" и "Навальный Live"

События, соответствующие датам максимального упоминания телеграм-каналов "Навальный" и "Навальный Live" в других телеграм-каналах и чатах России

Динамика популярности поискового запроса «Навальный» по данным GoogleTrends (в процентах)

1

14 июля 2019

364

14

4

18

Массовый митинг в поддержку оппозиционных кандидатов «Я не пыль» (1000-2000 участников)

16

2

20 июля 2019

612

3

3

6

Митинг на проспекте Сахарова 20 июля (22000-30000 участников)

24

3

27-28 июля 2019

1163

5

26

31

Акция у мэрии Москвы, анонсированная как встреча с избирателями (35000-100000 участников)

65

4

29 июля 2019

1634

5

4

9

Сообщения о судебных решениях в отношении арестованных 27-28 июля протестующих

78

5

10 августа 2019

915

2

16

18

Митинг на проспекте Сахаровапосле публикации «Совместного заявления демократических сил по 10 августа» (30000-90000 участников)

26

6

14 августа 2019

519

1

2

3

Заседание ЦИК по ситуации с выборами

17

7

22 августа 2019

769

1

1

2

Группа из 54 ученых опубликовала заявление с требованием немедленно прекратить уголовное преследование и освободить участников акции 27 июля

14

8

28 августа 2019

656

3

3

6

Мосгорсуд восстановил запрет мэрии на отказ в проведении акции 31 августа

25

9

6-8 сентября 2019

3036

28

64

92

Серия скандалов с недопуском кандидатов от внесистемной оппозиции из-за отбракованных подписных листов к выборам в Мосгордуму

41

10

12 сентября 2019

2492

14

2

16

В 40 городах России были проведены обыски в штабах ФБК и изъята техника

22

11

16 сентября 2019

584

4

1

5

Актёры запустили флешмоб в поддержку осужденного на 3,5 года актёра Павла Устинова, записывая видео и оставляя посты с требованием его освобождения

20

12

29 сентября 2019

660

1

15

16

Митинг оппозиционных сил на проспекте Сахарова (20000-34000 участников)

20

Таблица 1. Протесты в Москве (14 июля – 29 сентября 2019 года) по данным «Telegram Analytics» и «Google Trends».

Нижеприведенные гистограммы, построенные на основе данных об упоминании телеграм-каналов «Навальный/Навальный Live» в других телеграм-каналах и чатах, а также на основе данных об их собственных публикациях в течение 12 недель протестных событий, позволяют наглядно продемонстрировать, что два наиболее массовых офлайн-события кейса «Протесты в Москве», которые пришлись на 29 июля и 6-12 сентября, нашли свое отражение в пиковом количестве упоминаний данных телеграм-каналов в других телеграм-каналах и чатах. С одной стороны, это противоречит ранее выбранной модели информирования Бродовской и Е.В., Домбровской А.Ю, с другой стороны, вне двух наиболее массовых офлайн-событий, вызванных действиями государственных институтов и вызвавших радикальный всплеск упоминания телеграм-каналов «Навальный/Навальный Live», прямая зависимость сохраняется: чем большее количество публикаций и упоминаний телеграм-каналов происходит онлайн, тем более массовые события происходят офлайн. Более того, данные Google Trends подтверждают, что два наиболее массовых офлайн-события 29 июля и 6-12 сентября были отмечены всплесками популярности таких поисковых запросов как «Навальный».

Гистограмма 1. Недельные пики упоминаний телеграм-каналов «Навальный/Навальный Live» в других каналах и чатах России.

Гистограмма 2. Понедельная динамика публикаций телеграм-каналов «Навальный» и «Навальный Live».

2. Протесты в Минске (9 августа – 19 ноября 2020 года).

Протестные события в Беларуси 9 августа – 19 ноября 2020 года, во многом инициированные телеграм-каналами «NEXTA/NEXTA Live», стали возможны благодаря формированию в стране широкой социальной прослойки цифровых граждан (около 85% граждан Беларуси являются интернет-пользователями, причем более 96% заходят в социальные сети через телефон), для которых телеграм-каналы стали одним из альтернативных и доверительных источников информации о политических событиях в стране. Анализ активности наиболее популярных в Беларуси протестных телеграм-каналов «NEXTA» и «NEXTA Live» показывает, чтонесмотря на их высокую активность и мобилизационный потенциал, призывы участвовать в массовых митингах, в обоих случаях максимальный охват аудитории телеграм-каналов «NEXTA/NEXTA Live» был достигнут не в результате наращивания большего количества постов и сообщений, а в результате упоминаний данных каналов в контексте той или иной активности белорусского государства. Так, 10-12 августа пик упоминаний телеграм-каналов «NEXTA/NEXTA Live» в других телеграм-каналах и чатах Беларуси был достигнут как результат резонанса от массовых задержаний участников протеста, а 19-20 октября – как результат тиражирования сообщений о признании Судом Центрального района Минска телеграм-каналов «NEXTA Live» и логотипа «NEXTA» экстремистскими материалами. Следует отметить, что 10-12 августа суммарное количество публикаций телеграм-каналов "NEXTA" и "NEXTA Live" достигло отметки в 1480 сообщений, но их содержание было посвящено в основном информации о задержаниях и задержанных.

Недели протестной ситуации

Дата максимального в течение данной недели упоминания телеграм-канала "NEXTA/NEXTA Live" в других телеграм-каналах и чатах Беларуси

Количество упоминаний телеграм-канала "NEXTA/NEXTA Live " в других телеграм-каналах и чатах Беларуси

Количество публикаций телеграм-канала "NEXTA"

Количество публикаций телеграм-канала "NEXTA Live"

Суммарное количество публикаций телеграм-каналов "NEXTA" и "NEXTA Live"

События, соответствующие датам максимального упоминания телеграм-каналов "NEXTA" и "NEXTA Live" в других телеграм-каналах и чатах Беларуси

Динамика популярности поискового запроса «NEXTA» по данным GoogleTrends (в %)

1

9 августа

288

15

316

331

День выборов Президента Беларуси (около 5000 протестующих).

4

2

10-12 августа

1066

80

1400

1480

Массовые задержания участников протеста и журналистов в Беларуси

65

3

17 августа

326

1

163

164

Общенациональная забастовка в Беларуси на предприятиях БелАЗ, МТЗ, "Гродно Азот", МАЗ, "Белшина", БМЗ, "Беларуськалий" и др.

7

4

29 августа

400

2

66

68

"Женский марш солидарности" в Минске в составе нескольких десятков тысяч человек.

4

5

6 сентября

172

1

218

219

Общенациональный "Марш единства", в Минске на улицы вышло около 100 тысяч человек.

3

6

13 сентября

164

79

41

120

В Минске прошел "Марш героев" с общим количеством участников от 100 до 150 тысяч человек.

5

7

18 сентября

384

63

17

80

Максим Знак, член президиума Координационного совета белорусской оппозиции, объявил голодовку в СИЗО после обвинения в призывах к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности.

8

8

23 сентября

369

201

45

246

А.Г. Лукашенко вступил в должность президента Беларуси. После инаугурации на акцию протеста на улицы Минска и других городов Беларуси вышли тысячи людей.

5

9

28 сентября

269

35

8

43

Белорусская писательница Светлана Алексиевич выехала из Беларуси на лечение в Германию на фоне уголовного дела против членов Координационного совета белорусской оппозиции.

4

10

11 октября

385

129

8

137

В Беларуси прошел на "Марш гордости". В Минске десятки тысяч человек смогли пройти колонной по улице Кальварийской до станции метро «Пушкинская».

2

11

12 октября

341

124

17

141

В Минске, Гомеле, Витебске, Гродно и Бресте прошли Марши пенсионеров, в ходе которых силовые органы применили перцовый газ.

1

12

19-20 октября

1391

129

18

147

Суд Центрального района Минска признал телеграм-канал Nexta Live и логотип Nexta экстремистскими материалами.

3

13

26 октября

264

218

36

254

В стране началась национальная забастовка крупных предприятий, к которой ранее призвала экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская.

3

14

2 ноября

190

84

26

110

В Минске задержали Николая Лысенкова, главу штаба Сергея Черечня на президентских выборах.

2

15

15 ноября

144

117

12

129

По всей Беларуси проходят акции протеста или "Марши смелых", посвященные памяти Романа Бондаренко.

5

16

19 ноября

391

72

13

85

Власти Беларуси пообещали навести порядок во дворах, «подверженных влиянию деструктивно настроенных граждан».

1

Таблица 2. Протесты в Минске (9 августа – 19 ноября 2020 года) по данным «Telegram Analytics» и «Google Trends».

Построенные на основе открытых данных «Telegram Analytics» гистограммы наглядно подтверждают, что оба пика упоминаний телеграм-каналов «NEXTA/NEXTA Live» в других телеграм-каналах и чатах Беларуси пришлись на 10-12 августа и 19-20 октября 2020 года, совпадая с двумя наиболее масштабными офлайн-действиями государства в отношении протестных событий и их участников: в первом случае, массовые задержания сотрудниками силовых органов участников протеста, во втором случае, признание телеграм-канала «NEXTA Live» и логотипа «NEXTA» экстремистскими материалами, затруднившее в дальнейшем их легальную работу. В данном случае, также заметно противоречие полученных данных ранее обозначенной модели информирования Бродовской и Е.В., Домбровской А.Ю., когда вне двух наиболее массовых офлайн-событий, вызванных действиями силовых и судебных органов Беларуси и вызвавших радикальный всплеск упоминания телеграм-каналов «NEXTA/NEXTA Live», прямая зависимость между количеством сообщений телеграм-каналов «NEXTA/NEXTA Live» и количеством вышедших на улицу людей не фиксируется: увеличение количества публикаций и упоминаний телеграм-каналов онлайн не всегда влияло на массовость событий офлайн. Так, данные Google Trends подтверждают, что первое из двух наиболее массовых офлайн-событий (10-12 августа) было отмечено всплеском популярности поисковых запросов «NEXTA/NEXTA Live», а второе событие (19-120 октября) не вызвало никакого всплеска популярности поисковых запросов «NEXTA/NEXTA Live», отражая усталовсть и падение интереса интернет-аудитории Беларуси к обозначенным телеграм-каналам после двух месяцев протестных акций.

Гистограмма 3. Недельные пики упоминаний телеграм-каналов «NEXTA/NEXTA Live» в других каналах и чатах Беларуси.

Гистограмма 4. Понедельная динамика публикаций телеграм-каналов «NEXTA» и «NEXTA Live».

3. Протесты в Гонконге (12 июня 2019 года – 1 июлю 2020 года).

Третий кейс, посвященный протестным событиям в Гонконге 12 июня 2019 года – 1 июлю 2020 года, демонстрирует мобилизационные возможности протестных телеграм-каналов в условиях развитой сети гражданских активистов, способных активно действовать без какого-либо централизованного руководства в условиях государственных Интернет-ограничений. С помощью данных «Telegram Analytics» была проанализирована активность телеграм-каналов «Civil Human Rights Front» и «Demosisto», которые непосредственно были задействованы в процессе организации протестных акций в Гонконге, при этом удалось установить, что несмотря на их активность и призывы участвовать в массовых митингах, лишь в 1 из 3 случаев им удалось масштабные протестные акции в офлайн (3 и 31 августа 2019 года – не удалось в связи с активным противодействием правоохранительных органов, а 1 января 2020 года – удалось, так как их собственные публикации были растиражированы в других телеграм-каналах и чатах Гонконга), при этом в данном кейсе, в отличие от кейсов по Москве и Минску, не была выявлена зависимость между какими-либо действиями китайского государства по реагированию на протест (аресты, судебные решения, недопуск к выборам) и резким всплеском протестной активности в телеграм-каналах (властям КНР удалось избежать эскалации конфликта, в частности, благодаря приостановке Законопроекта об экстрадиции и отзыва в Пекин непопулярного главы Гонконга Кэрри Лэма).

Недели протестной ситуации

Дата максимального в течение данной недели упоминания телеграм-каналов «Civil Human Rights Front/Demosisto» в других телеграм-каналах и чатах Китая

Количество упоминаний телеграм-каналов «Civil Human Rights Front» и «Demosisto» в других телеграм-каналах и чатах Китая

Количество публикаций телеграм-канала «Civil Human Rights Front»

Количество публикаций телеграм-канала «Demosisto»

Суммарное количество публикаций телеграм-каналов «Civil Human Rights Front» и «Demosisto»

События, соответствующие датам максимального упоминания телеграм-каналов «Civil Human Rights Front» и «Demosisto» в других телеграм-каналах и чатах Китая

1

12 июня 2019

3

10

22

32

Митинги численностью до 1 млн человек против поправок в Закон об экстрадиции подозреваемых из Гонконга на территорию континентального Китая

9

3 августа 2019

15

164

27

191

Десятки тысяч протестующих против Закона об экстрадиции вышли на улицы городов, построили баррикады перед тоннелем Кросс-Харбор в Хун Хом.

11

18 августа 2019

14

29

4

33

Митинги численностью 1,7 млн человек с осуждением жестокости полиции и повторением пяти основных требований.

13

31 августа 2019

15

153

4

157

Задержание активистов партии «Демосисто», обвиняемых в организации, участии и призывах к участию в нелегальных собраниях (осаде отдела полиции 21 июня многотысячной толпой).

15

15 сентября 2019

23

40

14

54

Митинги в Гонконге общей численностью в десятки тысяч протестующих, применение насилия в отношении полицейских и последующий силовой разгон толпы.

20

16 октября 2019

20

6

1

7

Срыв выступления главы Гонконга Кэрри Лэм в законодательном собрании вследствие протеста членов оппозиционных фракций.

27

8 декабря 2019

27

31

20

51

Мирные митинги в Гонконге численностью в несколько сотен тысяч протестующих, организованные правозащитным движением Civil Human Rights Front.

31

01 января 2020

37

55

3

58

Марш «Стоять спиной к спине» численностью до 1,5 млн протестующих с целью усилить давление на администрацию Гонконга во главе с Кэрри Лам и убедить ее пойти навстречу протестующим, столкновения с полицией.

42

18 апреля 2020

10

3

1

4

Массовые акции против Закона об экстрадиции, задержание лидеров оппозиции - основателя Демократической партии Мартин Ли и медиамагната Джимми Лайна на фоне эпидемии коронавируса и ослабления уличных протестов в стране.

47

23 мая 2020

7

2

1

3

Массовые акции протеста после выступления Премьера Госсовета КНР, где он представил Законопроект о защите национальной безопасности - возможности направлять центральные органы государственной безопасности в Гонконг.

53

01 июля 2020

6

15

1

16

Массовая демонстрация против принятого накануне Китаем Закона о национальной безопасности в Гонконге в 23-ю годовщину передачи Гонконга Великобританией Китаю в 1997 году.

Таблица 3. Протесты в Гонконге (12 июня 2019 года – 1 июлю 2020 года) по данным «Telegram Analytics» и «Google Trends».

Благодаря открытым данным «Telegram Analytics» были построены гистограммы, которые наглядно подтверждают, что пик упоминаний телеграм-каналов «Civil Human Rights Front» и «Demosisto» в других телеграм-каналах и чатах Гонконга пришелся на 1 января 2020 года, когда состоялся марш «Стоять спиной к спине» численностью до 1,5 млн участников. В данном кейсе, также заметно противоречие полученных данных модели информирования Бродовской и Е.В., Домбровской А.Ю., когда два наиболее массовых офлайн-события (18 августа 2019 года и 1 января 2020 года) не были напрямую связаны с какими-либо значимыми всплесками количества публикаций или упоминаний телеграм-каналов «Civil Human Rights Front» и «Demosisto», а стали выражением офлайн-организационного потенциала протестных групп и применения технологий прямой передачи сообщений между мобильными телефонами по типу AirDrop. К сожалению, подтвердить пик упоминаний телеграм-каналов с помощью данных поисковых запросов Google Trends невозможно в связи с блокировкой поисковика Google в Китае (отдельной опции для поисковых запросов по Гонконгу не существует).

Гистограмма 5. Недельные пики упоминаний телеграм-каналов «Civil Human Rights Front» и «Demosisto» в других телеграм-каналах и чатах Китая

Гистограмма 6. Понедельная динамика публикаций телеграм-каналов «Civil Human Rights Front» и «Demosisto».

Выводы.

В процессе исследования удалось достичь поставленную цель – протестировать и подтвердить достоверность модели информирования Бродовской и Е.В., Домбровской А.Ю. Так, на базе трех кейсов было выявлено, что несмотря на высокую активность и мобилизационный потенциал протестных телеграм-каналов, в 2/3 случаев максимальный охват аудитории данных каналов был достигнут не в результате наращивания количества постов и сообщений, а в результате упоминания данных каналов в контексте той или иной активности государства, умения так освещать деятельность государства по противодействию протестным акциям, чтобы донести свою позицию до более широкой аудитории телеграм-каналов и чатов. При этом во всех трех кейсах не было выявлено прямой или обратной связи между количеством сообщений протестных телеграм-каналов и количеством людей, принимавших участие в уличных протестах, единственное исключение – кейс протестов в Москве, где вне двух наиболее массовых офлайн-событий, вызванных действиями государства и вызвавших всплеск упоминания телеграм-каналов «Навальный/Навальный Live», зафиксирована прямая зависимость между количеством публикаций и упоминаний телеграм-каналов онлайн и количеством участников уличных протестов. Кейс по протестам в Гонконге также показал, что государство способно избежать эскалации конфликта как результата резкого увеличения количества протестных сообщений в телеграм-каналах и чатах, снимая или откладывая принятие решения по тому или иному законопроекту или назначению должностного лица, тем самым получая «передышку» и возможность более эффективно противодействовать офлайн-организационному потенциалу протестных групп.

Библиография
1.
Указ Президента РФ от 21.07.2020 № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации до 2030 года» // http://www.kremlin.ru/catalog/keywords/80/events/63728 (дата обращения: 11.09.2021).
2.
Селезнева А.В. Молодежь в современной России. Политические ценности и предпочтения. – М.: Аргамак-Медиа, 2015. – 274 с.
3.
Mossberger K., Tolbert C., Mc.Neal R. Digital citizenship: The Internet, society and participation. – Cambridge: The MIT Press, 2008. – 221 p.
4.
Пырма Р.В. Политические грани цифрового гражданства // Власть, 2019.-№ 27(4).-с. 69-78.
5.
Rheingold H. Smart Mobs: The Next Social Revolution.-NY: Basic Books.-288 p.
6.
Mann S.R. Chaos Theory in Strategic Thought // Parametes. Autum 1992.-p. 54-68.
7.
Alexander J. Cultural pragmatics: social performance between ritual and strategy // Social Performance: Symbolic Action, Cultural Pragmatics and Ritual / Alexander J., Giesen B., Mast J. London and New York: Cambridge University Press, 2006.-p. 29-90.
8.
Bäck H., Dayican, B. Protest Behavior in European Societies: The Role of Individual Incentives and the Political Context. Paper presented at Politicologenetmaal 2008, Berg en Dal, Netherlands.
9.
Cohen E., Valencia J. Political Protest and Power Distance // Bulletin of sociological methodology, 2008.-№ 99. – p. 54-72.
10.
Михалев А.В. Цифровой группизм и политическая мобилизация в Азии / Доклад на международной научно-практической конференции «Юристы и политологи в сфере информационных технологий: компетенции будущего», Москва-Санкт-Петербург-Иркутск, 2020 // https://www.youtube.com/watch?v=-iAAS7-4Mj8 (дата обращения: 11.09.2021).
11.
Чудинов А.В. Размышления англичан о Французской революции: Э.Берк, Дж. Макинтош, У. Годвин. М.: Памятники исторической мысли, 1996. – 304 с.
12.
Дюверже М. Политические партии / Пер. с франц. Академический Проект. – 2002. – 560 с.
13.
Манойло А.В. Информационно-психологическая война: факторы, определяющие формат современного вооруженного конфликта. — Киев: Материалы V Международной научно-практической конференции «Информационные технологии и безопасность», 2005.-№ 8.-с. 73-80.
14.
Бродовская Е. В., Домбровская А. Ю. Большие данные в исследовании политических процессов: учебное пособие. М.: МПГУ, 2018. – с. 18.
15.
Открытая база статистики Телеграм-каналов «Telegram Analytics» // https://tgstat.ru/ (дата обращения: 11.09.2021).
16.
Открытая база статистики интернет-запросов «Google Trends» // https://trends.google.ru/trends/?geo=RU (дата обращения: 11.09.2021).
References (transliterated)
1.
Ukaz Prezidenta RF ot 21.07.2020 № 474 «O natsional'nykh tselyakh razvitiya Rossiiskoi Federatsii do 2030 goda» // http://www.kremlin.ru/catalog/keywords/80/events/63728 (data obrashcheniya: 11.09.2021).
2.
Selezneva A.V. Molodezh' v sovremennoi Rossii. Politicheskie tsennosti i predpochteniya. – M.: Argamak-Media, 2015. – 274 s.
3.
Mossberger K., Tolbert C., Mc.Neal R. Digital citizenship: The Internet, society and participation. – Cambridge: The MIT Press, 2008. – 221 p.
4.
Pyrma R.V. Politicheskie grani tsifrovogo grazhdanstva // Vlast', 2019.-№ 27(4).-s. 69-78.
5.
Rheingold H. Smart Mobs: The Next Social Revolution.-NY: Basic Books.-288 p.
6.
Mann S.R. Chaos Theory in Strategic Thought // Parametes. Autum 1992.-p. 54-68.
7.
Alexander J. Cultural pragmatics: social performance between ritual and strategy // Social Performance: Symbolic Action, Cultural Pragmatics and Ritual / Alexander J., Giesen B., Mast J. London and New York: Cambridge University Press, 2006.-p. 29-90.
8.
Bäck H., Dayican, B. Protest Behavior in European Societies: The Role of Individual Incentives and the Political Context. Paper presented at Politicologenetmaal 2008, Berg en Dal, Netherlands.
9.
Cohen E., Valencia J. Political Protest and Power Distance // Bulletin of sociological methodology, 2008.-№ 99. – p. 54-72.
10.
Mikhalev A.V. Tsifrovoi gruppizm i politicheskaya mobilizatsiya v Azii / Doklad na mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Yuristy i politologi v sfere informatsionnykh tekhnologii: kompetentsii budushchego», Moskva-Sankt-Peterburg-Irkutsk, 2020 // https://www.youtube.com/watch?v=-iAAS7-4Mj8 (data obrashcheniya: 11.09.2021).
11.
Chudinov A.V. Razmyshleniya anglichan o Frantsuzskoi revolyutsii: E.Berk, Dzh. Makintosh, U. Godvin. M.: Pamyatniki istoricheskoi mysli, 1996. – 304 s.
12.
Dyuverzhe M. Politicheskie partii / Per. s frants. Akademicheskii Proekt. – 2002. – 560 s.
13.
Manoilo A.V. Informatsionno-psikhologicheskaya voina: faktory, opredelyayushchie format sovremennogo vooruzhennogo konflikta. — Kiev: Materialy V Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Informatsionnye tekhnologii i bezopasnost'», 2005.-№ 8.-s. 73-80.
14.
Brodovskaya E. V., Dombrovskaya A. Yu. Bol'shie dannye v issledovanii politicheskikh protsessov: uchebnoe posobie. M.: MPGU, 2018. – s. 18.
15.
Otkrytaya baza statistiki Telegram-kanalov «Telegram Analytics» // https://tgstat.ru/ (data obrashcheniya: 11.09.2021).
16.
Otkrytaya baza statistiki internet-zaprosov «Google Trends» // https://trends.google.ru/trends/?geo=RU (data obrashcheniya: 11.09.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рост протестных настроений в авторитарных режимах или так называемых управляемых демократиях на постсоветском пространстве привлекает все большее внимание исследователей в области политических наук. Использование современных интернет-технологий, мессенджеров формирует особый срез инструментов политической мобилизации в онлайн пространстве, которые во многом дополняют ее традиционные (офлайн) формы. Данное исследование посвящено сравнительному анализу протестов, происходивших в России и Беларуси после 2018 года. все они так или иначе связаны с электоральными процессами, которые вызывают все меньшее доверие у населения обеих стран на фоне значительных административных барьеров и действий власти по аннигиляции политических оппонентов. Актуальность исследования автором обосновывается посредством необходимости глубинного изучения средств и форм коммуникаций в онлайн-пространстве, которые связаны с текущей политической повесткой, а также важностью понимания современной структуры политической идентификации и как следствие возможностей мобилизации со стороны как государственных (партийных), так и гражданских и общественных структур. Исследование выполнено на высоком научном уровне, оно содержит четкую и последовательную логическую структуру, присутствуют вводная, основная и заключительная части. Автор артикулирует теоретико-методологическую часть, используя современные концепции социально-политической мобилизации и определяя основные понятия, используемые в статье: гражданская активность, молодежь как социальная группа, офлайн и онлайн мобилизационные механизмы и т.д. Среди несомненных достоинств данного исследования следует подчеркнуть многообразие источников и ресурсов, используемых автором: перечисляются крупные информационные системы, сервисы онлайн-голосований, порталы общественных обсуждений, различные телеграм-каналы политической направленности. Методологической основой исследования выступает метод культур-социологии, разработанный Дж. Александером, которые сосредотачивается на исследовании социального перформанса как практики репрезентации политической власти в данном случае в цифровом медийном пространстве. Основная теоретическая значимость исследования и его научная новизна обусловлена сопоставлением традиционных институционализированных механизмов мобилизации и виртуальных средств групповой мобилизации в онлайн пространстве, их обстоятельный сравнительный анализ. Автор использует современную научную литературу, работы таких видных политических социологов как Х. Бек, Б. Дайкан, Э. Коэн и др. Цифровые сообщества в политическом пространстве также исследуются через призму концепций отечественных акторов, например, модели информирования Е.В. Бродовской и А.Ю. Домбровской. Исследование содержит два крупных кейса: протесты в Москве в 2019 году и недавние протесты в Минске, происходившие после президентских выборов. Автор использует метод визуализации количественных данных в виде таблиц, что делает доступным восприятие исследовательского материала читателем. Сама статья написана на хорошем научном языке и представляет значительные интерес для читательской аудитории журнала "Право и политика". Единственным недостатком технического плана является отсутствие четко сформулированной цели и задач исследования, но они явствуют из самой логики изложения исследовательского материала. Особую ценность с точки зрения методологии исследования публичных онлайн пространств представляет анализ пиков активности пользователей телеграм-каналов и корреляции с протестными событиями, имевшими место в России и Белоруссии. Статья может быть рекомендована к публикации, также выражаем надежду на то, что автор продолжит выполнение исследований в данном методологическом фокусе и исследовательском ключе.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"