Статья 'Повышение уровня трудовой занятости женщин с детьми как приоритетное направление социального развития в Республике Башкортостан' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Повышение уровня трудовой занятости женщин с детьми как приоритетное направление социального развития в Республике Башкортостан

Свинухова Юлия Николаевна

научный сотрудник, Институт социально-экономических исследований Федерального государственного бюджетного научного учреждения Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук

450000, Россия, республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Проспект Октября, 71

Svinukhova Yuliya Nikolaevna

Scientific Associate Institute for Social and Economic Research of Ufa Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

450000, Russia, respublika Bashkortostan, g. Ufa, ul. Prospekt Oktyabrya, 71

s.ioulia@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2021.4.35449

Дата направления статьи в редакцию:

07-04-2021


Дата публикации:

10-05-2021


Аннотация: Использование контент-анализа позволило выявить, что одним из ключевых направлений социальных преобразований в Башкирии должно выступить улучшение положения женщин в трудовых отношениях. Прежде всего, повышение уровня трудовой занятости женщин с детьми дошкольного возраста. Занятость данной категории женщин, как части трудовых ресурсов, представляет сегодня важнейшую проблему социальной сферы и социальной политики. Статистический анализ показал, что именно данная группа, в силу своего численного и образовательного преимущества, активных трудовых позиций и установок, является наиболее перспективной с точки зрения трудового потенциала республики. Однако, как показывают исследования, до 30 % женщин из данной группы испытывают трудности при трудоустройстве. Особому социальному риску в данной ситуации подвергаются неполные семьи, когда основная роль в материальном содержании семьи отводится именно женщине-матери. Цель исследования – определить основные барьеры трудоустройства женщин с детьми на региональном рынке труда и предложить механизмы их нивелирования. Объект исследования – трудовые ресурсы региона. Предмет исследования – трудовая занятость женщин. Теоретико-методологическую базу исследования составили теоретические положения и методы отраслевых социологий: социологии труда, социологии семьи, экономической социологии. Эмпирическая база представлена данными Росстата и Башкортостанстата. Применен вторичный анализ данных. В исследовании гендерный подход реализуется нами как стратификационный подход. На основе сравнительного анализа статистических данных, в исследовании показаны основные тенденции в сфере женского труда и занятости на региональном рынке труда, выявлены основные барьеры трудовой занятости женщин с детьми. Предложены механизмы нивелирования ряда институциональных и инфраструктурных барьеров, формируемых в республике, и выступающих основными препятствиями реализации женщин в сфере труда.


Ключевые слова: гендер, трудовые ресурсы, трудовая занятость женщин, барьеры трудоустройства, неравенство по доходам, феминизация бедности, качество жизни, статистическая дискриминация, гендерные стереотипы, неформальная занятость

Abstract: The application of content analysis allowed revealing that the improvement of the status of women in labor relations should become one of the key vectors of social transformation in the Republic of Bashkortostan. First and foremost it pertains to increase in employment rate of women with children of preschool age. The employment of this category of women, as part of human resources, is the crucial problem of the social sphere and social policy. The statistical analysis demonstrated that from the perspective of labor potential, namely this group is most promising due to their size, level of education, active occupational attitudes and values. However, the research indicates that up to 30 % of women in this category face difficulties with employment. In this case, single-parent families, when the main role for financial situation in the family is assigned to a woman, are particularly exposed to risk. The goal of this research is to determine the key barriers in employment of women with children in the regional job market, as well as offer mechanisms for their mitigation. The object of this research is the human resources of the region, while the subject is the employment of women. The theoretical and methodological framework is comprised of the theoretical provisions and methods of the following branches of sociology: sociology of labor, sociology of family, and economic sociology. The empirical base relies on the data from Rosstat and Territorial Federal Service of State Statistics for the Republic of Bashkortostan. In the course of this research, the author employs secondary data analysis and gender approach as a stratification approach. The comparative analysis of statistical data reveals the key trends in the sphere of women’s employment on the regional job market, as well as determines the major barriers in employment of women with children. The article offers mechanisms for alleviating a number of institutional and infrastructural barriers existing in the republic with regards to employment of women.



Keywords:

quality of life, feminization of poverty, income inequality, barriers to employment, women's employment, labor force, gender, statistical discrimination, gender stereotypes, informal employment

Данное исследование выполнено в рамках государственного задания УФИЦ РАН № 075-00504-21-00 на 2021 г.

Актуальность проблемы. Сегодня, Республика Башкортостан, как и многие другие региональные сообщества России вынуждены противостоять, не только новым глобальным вызовам, таким как пандемия и ее последствия, но и еще ряду актуальных проблем, нарастающая динамика которых способна провоцировать различные риски и угрозы в социальной сфере.

Использование контент-анализа позволило выявить, что одним из ключевых направлений социальных преобразований в республике должно выступить улучшение положения женщин в трудовых отношениях. И, прежде всего, повышение уровня трудовой занятости женщин с детьми дошкольного возраста. Занятость данной категории женщин, как части трудовых ресурсов, представляет сегодня в республике важнейшую социальную проблему. Как правило, именно данная группа, в силу своего численного и образовательного преимущества, наиболее активных трудовых позиций и установок, является наиболее перспективной с точки зрения трудового потенциала республики. Однако, как показывают исследования, до 30 % женщин из данной группы испытывают трудности при трудоустройстве. Особому социальному риску в данной ситуации подвергаются неполные семьи, когда основная роль в материальном содержании семьи принадлежит женщине-матери.

Дополнительную актуальность данное направление приобретает в текущий момент, в связи с резким ростом уровня безработицы, проявляющим себя как последствие пандемии, что характерно не только для республики, но и для всего российского пространства. При этом, в данной ситуации особой актуализации должен быть подвержен именно гендерный аспект – как решение вопроса повышения трудовой занятости женщин, в целях создания возможностей формирования, своего рода, «социальной страховки семьи» на случай безработицы супруга или остальных взрослых членов семьи. И это в полной мере соотносится с общемировой динамикой актуализации социальной составляющей в общественном развитии.

Характеристика и ведущие факторы негативных тенденций. Сегодня, женщины составляют большую часть населения республики, о чем свидетельствуют данные Башкортостанстата о распределении населения по полу (см. рисунок 1) [1]. При этом, в их структуре преобладающей и перспективной группой среди трудоспособных категорий является возрастная категория женщин 30-39 лет, как численно наиболее значимая, обладающая более высокими показателями рождаемости и активными установками на трудовую деятельность (см. рисунок 2) [1]. Однако, наличие ряда институциональных и инфраструктурных барьеров, формируемых в республике, зачастую выступает основными препятствиями их реализации в сфере труда.

Женщины в меньшей степени, чем мужчины представлены на рынке труда, чаще дискриминируются в части оплаты труда, оказываются безработными и семейными работниками, не пользуясь возможностями социальной защиты. Потенциально, женщины могли бы составлять те же пропорции в части рабочей силы. При этом, официальный уровень их участия в составе рабочей силы в 2019 г. в Республике Башкортостан составил 49,7%. Для сравнения: в России данный показатель составил 55,4%, в Республике Татарстан – 56,7% (см. рисунок 3) [2].

Рис. 3. Уровень участия женщин в составе рабочей силы в 2019 г., %

При этом, наиболее отчетливо гендерные различия в экономической активности начинают проявляться в зависимости от возрастных категорий. Если у мужчин наивысшие показатели экономической активности достигают в группах 25-44 лет, то у женщин в группах 40-49 лет. Уровень более низкого участия в составе рабочей силы женщин в возрасте 20-39 лет взаимосвязан с необходимостью одновременного выполнения экономических и семейных обязанностей, связанных с деторождением и воспитанием детей. Анализ факторов снижения экономической активности женщин в республике показывает, что одной из реальных причин данной тенденции выступает недостаточное развитие сети более доступных государственных и муниципальных детских образовательных учреждений.

При развитии частного сектора услуг ясельных групп и групп продленного дня (при частных школах, детских клубах и центрах, частных групп продленного дня) существует настоятельная в них потребность при муниципальных бюджетных ДОУ и общеобразовательных учреждениях. Так, например, в г. Уфе на стабильном уровне с тенденцией к увеличению поддерживается численность частных ДОУ (см. рисунок 4). Услугами дошкольного образования в частном порядке охвачено около 3000 детей, из них более 2000 – дети до 3-х лет [3].

Рис. 4. Динамика численности лицензированных частных ДОУ в г. Уфе, ед.

Контент-анализ по вопросам качества услуг, предоставляемых в частных образовательных организациях республики, позволяет констатировать, что при общей удовлетворенности качеством самих предоставляемых в них услуг, высокая стоимость посещения все же остается основной существенной проблемой, что значительно затрудняет их доступность для отдельных категорий населения.

Высока необходимость в качественных услугах по образованию и присмотру за детьми от 1,5 до 3-х лет в государственных ДОУ. Показатель численности воспитанников, приходящихся на 100 мест в государственных ДОУ в республике в 2019 г. составил 115 чел. При этом на 1000 детей возрасте 1-6 лет в 2019 г. приходилось 657 мест. Данные показатели свидетельствуют о переполненности государственных ДОУ и отсутствия в должном объеме мест в них. По показателю обеспеченности детей дошкольного возраста местами в ДОУ республика занимает лишь 60 место в России. Несмотря на то, что показатели охвата детей дошкольным образованием в динамике растут, по данным Башкортостанстата потребность в ДОУ для детей до 3-х лет в предыдущие годы достигала 50,3%.

Данный инфраструктурный барьер выступает реальным препятствием занятости женщин с детьми дошкольного возраста по причине отсутствия возможности обеспечить присмотр и уход за ребенком на время своей трудовой занятости. Как показывают статистические данные, уровень безработицы среди женщин, имеющих детей дошкольного возраста выше, чем в среднем по группе (см. рисунок 5).

Рис. 5. Уровень безработицы женщин в возрасте 20-49 лет, %

При этом, женщины, как трудовой ресурс, характеризуются более высоким образовательным и квалификационным уровнем (см. рисунок 6), отличаются большей терпимостью к условиям труда и меньшими притязаниями к уровню зарплат.

Рис. 6. Распределение выпускников по уровням образования в 2019 г, %

Как показывают исследования [4; 5], в общественном сознании легитимными основаниями неравенства и дифференциации по доходам выступают:

– более высокая результативность труда;

– более высокий уровень образования;

– более высокие доходы при наличии равных возможностей и условий труда.

Однако, сегодня, гендер выступает реальным фактором риска бедности, о чем мы находим достаточно подтверждения в современном научном дискурсе проблемы бедности [6; 7; 8; 9; 10]. Современные исследования в области гендерной социологии все больше заставляют говорить именно о феминизации бедности. И не только как об актуальном направлении теоретических и прикладных изысканий, но и как о вполне реальной сложившейся социальной действительности российского общества [8]. Их данные свидетельствуют о том, что на современным рынке труда женщины сталкиваются с таким явлением, как гендерные различия в оплате труда за равный объем и виды труда при равных уровнях образования [11; 12]. В.К. Левашов говорит о ярко выраженном критическом разрыве в показателях доходов: между мужчинами и женщинами, между бюджетным и частным секторами, отраслями и типами занятости в части структурного диспаритета заработков [10, с.142].

Статистические данные, свидетельствуют о наличии существенного разрыва в оплате женского и мужского труда во всех отраслях экономики. Так, анализируя Индикаторы достойного труда по блоку показателей равных возможностей и отношений на работе (МОТ), мы видим, что за период 2001-2019 гг. гендерный разрыв в оплате труда характеризуется тенденцией к снижению, хотя и остается на уровне 24,8% [13]. При этом, величина разрыва варьируется в зависимости от отрасли и можно сказать, что относительно региональной действительности существует некая тенденция, при которой чем выше уровень феминизации отрасли, тем гендерный разрыв в зарплате ниже и наоборот. Или гендерный разрыв в оплате труда выше, если высока внутриотраслевая дифференциация оплаты труда. Отсюда, сравнительный анализ статистических данных показывает, что гендерный разрыв в оплате труда носит не только яркую межотраслевую направленность, но и существует внутри отрасли.

Таким образом, официальная статистика подтверждает тенденции проявления гендерной сегрегации и по видам деятельности, и по размерам вознаграждения за труд. Анализ ситуации на основе показателя доли занятых с низким уровнем заработной платы показывает, что доля женщин с низким уровнем зарплат достигает 30% и значительно превышает данный показатель в группе мужчин (см. рисунок 7) [13].

Рис. 7. Динамика показателя доли занятых с низким уровнем заработной платы, %

Следовательно, уровень заработной платы женщин, несмотря на их более высокий образовательный уровень, существенным образом уступает уровню зарплат мужчин. Как правило, тенденция практики более низкой оплаты труда женщин, не зависимо от его интенсивности и уровня квалификации – это один из дискриминирующих факторов на региональном рынке труда. А более высокая интенсивность женского труда зачастую оправдывается ими с целью сохранения за собой рабочего места.

Статистически подтверждается преимущественная занятость женщин в наиболее низкодоходных, по сравнению с мужчинами, видах деятельности. Огромные различия в заработной плате по секторам и отраслям экономики (например, между частным и бюджетным секторами, добывающей, нефтеперерабатывающей и нефтехимической отраслями и отраслями бюджетного сектора) закрепляют «женское лицо» социальной дифференциации населения и формируют аспект «феминизации» бедности.

В совокупности занятых, основной сферой приложения труда женщин, как правило, выступают малодоходные бюджетные отрасли экономики – здравоохранение, образование, социальное обеспечение и обслуживание, культура и искусство. Эти отрасли представлены более 66% женщин [2]. Следует отметить, что существующая универсальная сегрегация женщин не только по отраслевому, но и должностному признаку выступает основным фактором дифференциации социально-экономических статусов женщин и мужчин в социальной структуре, закрепляя их более низкое материальное положение.

Именно гендерный фактор, выступает одним из основных источников, способствующих повышению социального неравенства и дифференциации, в текущих условиях регионального развития. А, отраслевая специфика Республики Башкортостан (на ее территории и территории ее агломераций сосредоточен один из крупнейших топливно-энергетических, нефтеперерабатывающих и машиностроительных комплексов) усиливает влияние гендерного фактора на формирование уровня социального неравенства в регионе. Оплата труда в этих отраслях существенно разнится от оплаты труда в иных отраслях бюджетного сектора. В данном аспекте, проблема гендерного фактора дифференциации состоит именно в том, что большинство из вовлеченных в трудовую деятельность женщин, работают в низкооплачиваемых секторах экономики. То есть, глубина социального расслоения населения в регионе формируется здесь за счет дифференциации оплаты труда в зависимости от отраслевой принадлежности.

Кроме того, проблема трудоустройства женщин до 30 лет выступает одним из немаловажных факторов, усиливающих уровень социальной дифференциации населения на территории Республики Башкортостан. Особенно это касается категорий женщин с детьми. Анализ показателей, по методологии, рекомендованной МОТ позволяет констатировать наличие на территории Республики Башкортостан аналогичных общероссийским тенденций. Так, например, устойчиво растет показатель неформальной занятости среди женщин. В 2001 г. в секторе неформальной занятости находилось 14,0 % женщин, а в 2019 г. – 18,9 % [13]. Таким образом, анализируя такие аспекты достойного труда (по методологии МОТ), как возможности найти работу и показатели адекватного заработка и продуктивной занятости, можно предположить, что в сфере труда существуют объективные препятствия трудоустройству женщин. Это выталкивает их в сферы неформальной занятости и лишает возможности социальных гарантий.

Кроме того, в исследованиях, посвященных проблемам бедности и неформальной занятости, например [14], в качестве основных причин ухода женщин в сферу неформальной занятости выделяются не только отсутствие возможности устроиться на договорной основе вследствие высокой конкуренции или недостатка вакансий, но и недостижимость гибкого графика работы, особенно подходящего женщинам с семейными обязанностями. Так же, сфера неформальной занятости остается привлекательной в качестве дополнительного источника доходов для неполных семей, семейный бюджет которых формируется за счет заработка женщины-матери в низкодоходной бюджетной отраслях экономики.

На сегодняшний день сохраняется тенденция, согласно которой, выходя на рынок труда, для женщины присутствует возможность столкнуться с различными невидимыми барьерами и формами дискриминационных практик. Практически все, проводимые по данной проблематике социологические исследования, указывают на усиление со стороны работодателей дискриминационной практики найма и увольнения женщин, доступа к должности и профессии. И, наиболее интенсивно данная тенденция проявляется в частном секторе экономики. При этом, исследования занятости женщин на российском и региональном рынке труда так же показывают, что, как это не парадоксально, именно репродуктивная функция женщин зачастую выступает дискриминирующим фактором в сфере труда женщин.

Проведенный анализ показывает снижение трудовых гарантий на рынке труда для женщин с детьми дошкольного и младшего школьного возраста. В последнее время отмечается тенденция роста процента женщин, имеющих детей дошкольного возраста, испытывающих трудности при трудоустройстве или получающих отказ при приеме на работу, что дискриминирует данную социальную группу, уменьшает значимость достигнутой квалификации и личных достижений, ограничивает в правах и возможностях. Действительно, если обратиться к официальной статистике, то можно увидеть, что в целом уровень экономической активности женщин в репродуктивном возрасте ниже, и прежде всего, это касается группы женщин с детьми 0-6 лет (см. рисунок 8).

Рис. 8. Участие в составе рабочей силы женщин в возрасте 20-49 лет, имеющих и не имеющих детей до 18 лет, % в 2019 г.

Данная группа женщин является наиболее перспективной, с точки зрения реализации человеческого капитала, поскольку обладает наиболее высоким образовательным и квалификационным уровнем. Однако, именно данная группа женщин в возрасте 20-49 лет наиболее дискриминирована при приеме на работу и увольнениях [15].

Прерывистый характер труда, связанный с рождением и воспитанием детей – становится здесь основным фактором, снижающим конкурентоспособность женщин с детьми дошкольного возраста. Причем, в наиболее уязвимом положении оказываются женщины, работающие в негосударственном секторе [16]. Таким образом, на уровне руководителей предприятий или работодателя на российском рынке труда существуют статистические предубеждения и различные виды издержек, связанные с «выпадением» данной группы женщин из трудового процесса, которые заставляют работодателей считать труд женщин менее производительным и поддерживать свои гендерные предпочтения относительно рабочих мест. Вторичный анализ данных прикладных исследований [15; 17] подтверждает, что сложившаяся на российском рынке труда система гендерных предпочтений и стереотипов, а также необходимость совмещения женщинами профессиональной деятельности с семейными обязанностями и воспитанием детей являются основными факторами как поддержания эффекта «стеклянного потолка», так и снижения конкурентоспособности женщин на рынке труда по сравнению с мужчинами, снижения уровня их заработной платы.

С учетом выявленных тенденций, очевидно, что работодателю невыгодно иметь в штате беременных и женщин с маленькими детьми, что дискриминирует данные группы женщин и указывает на отсутствие должного уровня защиты интересов матери и ребенка.

Меры и механизмы повышения трудовой занятости женщин с детьми. Несмотря на то, что существуют отдельные положения Трудового кодекса РФ, которые запрещают ограничение прав в сфере труда по признаку пола, вторичный анализ социологических данных все же показывает, что более 30% женщин с детьми дошкольного возраста испытывают статистическую дискриминацию и влияние гендерных стереотипов в сфере трудовой занятости и трудоустройства, что отражается на снижении их материально-профессионального статуса. При этом выявлено, что мер чисто нормативного регулирования, исходящего из понимания того, что сохранение гендерных стереотипов и существующей статистической дискриминации в сфере труда (особенно в сфере найма и увольнения) ведет к росту дифференциации и усилению процесса феминизации бедности недостаточно. Следовательно, необходимо внедрение таких механизмов, которые, с одной стороны, воздействуя на мотивацию работодателей, нивелировали бы гендерные предубеждения и издержки при найме женщин, с другой – механизмов, нивелирующих институциональные и экономические барьеры занятости женщин и повышающих стимулы их занятости.

Реализуемые в Республике Башкортостан меры

Сегодня в Республике Башкортостан реализуемые меры управленческого воздействия с целью улучшения социального положения женщин концентрируются в основном в рамках двух основных направлений:

– прямого компенсирования их неблагоприятного положения в виде социальных трансфертов;

– повышения их конкурентоспособности на рынке труда путем организации переобучения и повышения квалификации в период их отпуска по уходу за ребенком в возрасте до трех лет (в рамках реализации федерального проекта «Содействие занятости женщин – создание условий дошкольного образования для детей в возрасте до трех лет» национального проекта «Демография» [18]).

Мероприятиями данного направления в рамках регионального проекта «Содействие занятости женщин – создание условий дошкольного образования для детей возрасте до трех лет» планируется реализовать в Башкортостане потребности в повышении квалификации и переподготовке не менее 7342 женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до трех лет за период 2020-2024 гг [19]. Мероприятия данного направления являются инструментом профессионального развития и освоения дополнительных профессиональных навыков, что позволит женщинам в случае необходимости сменить сферу профессиональной деятельности или даже профессию для возможности совмещения трудовой деятельности с семейными обязанностями. Все это способствует повышению профессиональной мобильности и конкурентоспособности женщин с детьми на региональном рынке труда.

Поскольку развитие системы дошкольного образования является важнейшим фактором повышения трудовой активности женщин, то осознание важности инвестирования в дошкольное образование, присмотр и уход за детьми раннего возраста подкрепляется предпринимаемыми в республике мерами поддержки негосударственного сектора данных услуг. Считается, что именно он, в ближайшую перспективу, может сыграть ключевую роль в обеспечении доступности услуг дошкольного образования и раннего развития для детей с 1,5 до 3 лет.

В республике реализуется предоставление сертификатов на получение места для детей до 3-х лет в частных ДОУ и субсидий на финансирование расходов, возникающих при получении сертификатов. Субсидия на данную образовательную услугу, предоставляемая из бюджета республики, позволяет снизить размер родительской платы. Реализуется поддержка частных ДОУ и индивидуальных предпринимателей в виде льгот на аренду соответствующих помещений. Очевидно, что в условиях дефицита мест в государственных ДОУ за счет таких инвестиций повышается уровень социальной справедливости в обществе, создаются условия для повышения трудовой занятости женщин с детьми.

Предлагаемые меры по повышению уровня трудовой занятости и качества жизни женщин с детьми в Республике Башкортостан

Как показали результаты исследований по проблемам занятости женщин с детьми и положения работающих матерей, в республике сохраняется ряд экономических, инфраструктурных и институциональных барьеров, провоцирующих трудности трудоустройства и риск потери работы среди которых, наиболее актуальными выступают:

– отсутствие возможности отдать ребенка в детский сад или ясли по причине дефицита мест в МБ ДОУ;

– отсутствие материальной возможности чтобы воспользоваться спектром услуг по присмотру и уходу за детьми в частном секторе сферы образования;

– отсутствие возможности дистанционной работы и гибкого графика;

– отсутствие возможности брать больничные листы по уходу за ребенком,

– отсутствие подходящих рабочих мест.

Наличие обозначенных выше барьеров, действительно лишает женщин возможности выхода на рынок труда.

В соответствии с выявленными барьерами, препятствующими эффективной занятости и трудоустройству данной целевой группы женщин предложена система дополнительных стимулов или направлений управленческого воздействия, нацеленных на повышение занятости и самореализации женщин с детьми в сфере труда.

Во-первых. Следует отметить, что одно из основных направлений – стимулирование предприятий, имеющих в штате женщин с детьми дошкольного возраста целевыми региональными субсидиями на адаптацию данной категории женщин и компенсацию, связанную с издержками их трудоустройства, на данном этапе уже имеет проработку в республике. Однако, кроме этого, важно создание системы дополнительного обучения женщин-домохозяек , самостоятельно воспитывающих детей дошкольного возраста, которая позволяла бы им повысить уровень своей квалификации для осуществления трудовой деятельности на дому , или приобрести новую профессию, используя навыки которой можно было бы выполнять различную работу в пределах домашнего хозяйства, например, работая за компьютером.

Во-вторых. Следующим важнейшим направлением, нацеленным на повышение занятости, эффективности и самореализации женщин с детьми в сфере труда должно стать стимулирование или поощрение работодателей к применению таких альтернативных форм занятости женщин, обремененных семейными и материнскими обязанностями, как гибкая занятость в форматах удаленной или дистанционной формы, гибкий график рабочего дня или неполный рабочий день. Гибкий режим труда и возможность удаленной работы является одной из необходимых и важных компонент в стратегии баланса успешной женской карьеры и совмещения воспитания детей и работы.

Анализ мер и механизмов повышения экономической активности женщин, предпринимаемых в мировой практике, показывает, что в странах, традиционно отличавшихся низкой экономической активностью женщин, ее рост во многом связан с политикой, обеспечивающей более гибкие условия занятости женщин. Социально-экономический эффект данной меры направлен не только на повышение уровня благосостояния семьи за счет дополнительного дохода женщины, но и на нивелирование такого барьера как невозможность брать больничные листы, в большей степени позволит совмещать семейные обязанности с профессиональными, не выпадая при этом из производственного процесса. Преимущества данной меры связаны с возможностью наилучшего сочетания рабочих и семейных обязанностей женщин с детьми, возможностью повысить гибкость рабочего времени, а, следовательно, повысить мотивацию и производительность труда.

В-третьих. Важнейшим элементом повышения трудовой занятости женщин с детьми должна выступить реализация механизмов снятия институциональных и инфраструктурных барьеров путем совершенствования видов и повышения доступности услуг по присмотру и уходу за детьми.

Здесь основные усилия должны быть сконцентрированы в основном в рамках таких направлений как:

– создание развитой сети яслей,

– реализация востребованности групп продленного дня для учащихся начального звена общеобразовательных школ,

– развитие института сертифицированных нянь.

Создание развитой сети яслей отвечает одной из основных задач в рамках федерального и соответствующего регионального проекта «Содействие занятости женщин – создание условий дошкольного образования для детей в возрасте до трех лет» – созданию потенциальной возможности для выхода на работу экономически активных родителей, имеющих детей в возрасте от полутора до трёх лет, и возможности совмещать трудовую деятельность с семейными обязанностями, в том числе за счет повышения доступности дошкольного образования для детей в возрасте до трех лет [18; 20].

Очевидно, что все мероприятия по ликвидации дефицита и созданию дополнительных мест в государственных ДОУ для детей до 3-х лет должны концентрироваться в рамках заключенного Соглашения для предоставления межбюджетного трансферта на их финансовое обеспечение в Республике Башкортостан.

Так, например, воздействуя на институциональные и инфраструктурные факторы, в частности – через систему образования путем создания и развития сети яслей и групп продленного дня, развитие системы ухода сертифицированными нянями на дому (юридические основы данного проекта закреплены в распоряжении Правительства РФ от 23.02.2018 г. № 306-р [21], Башкортостан вошел в число пилотных регионов по данному Проекту) возможно провести повышение занятости женщин из данной целевой группы. Расширение доступа к услугам по присмотру и уходу за детьми в категории от 1,5 лет и до среднего общего образовательного звена позволит значительной части женщин из данной целевой группы вернуться к выполнению своих трудовых функций и, соответственно, повысить уровень жизни семьи за счет прибавления дополнительного заработка в домохозяйстве.

Необходимо в первую очередь, проведение мер по повышению экономической активности женщин в возрасте 26-49 лет через систему общего образования. Это возможно путем введения соответствующих мер и механизмов, совершенствующих виды и повышающих доступность услуг по присмотру и уходу за детьми. Основная формируемая проблема здесь состоит в том, что во многих муниципальных бюджетных общеобразовательных учреждениях проблема отсутствия групп продленного дня (ГПД) обусловлена существенной нехваткой и повышенной нагрузкой на преподавателей начальной школы. Соответственно существующая потребность в ГПД не подкрепляется кадровым составом на достаточном уровне для реализации услуги ГПД.

В связи с этим, предложенные нами меры и механизмы, способствующие повышению трудовой занятости женщин с детьми на основе реализации программно-целевого подхода по направлению: Реализация востребованности групп продленного дня для учащихся 1-4 классов состоят в следующем:

– Внести в соответствующие нормативные правовые акты РБ право на бесплатное получение государственной услуги ГПД как одной из форм социальной поддержки населения;

– Предусмотреть возможность софинансирования в целях развития ГПД за счет внебюджетных источников (на условиях благотворительности);

– Стимулировать деятельность образовательных учреждений по оказанию услуг ГПД средствами местного и регионального бюджета на организацию ГПД соответственно СанПиН 2.4.2.2821–10;

– Расширить перечень субсидий на получение образовательных услуг за счет введения субсидий на финансирование расходов, связанных с получением услуг ГПД в частных образовательных организациях;

– Организовать мониторинг востребованности и стоимости услуг по присмотру и уходу за детьми в ГПД;

– Организовать и актуализировать оценку удовлетворённости родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся качеством услуг в ГПД;

– Обеспечить активизацию СМИ в освещение порядка применения норм ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» в части создания условий для осуществления присмотра и ухода за детьми в ГПД, освящение вопросов организации досуга и внеурочной деятельности по ФГОС НОО, ООО во второй половине дня;

– На региональном уровне – Минобрнауки РБ активизировать специальный сервис обратной связи для обращений граждан по вопросам осуществления присмотра и ухода за детьми в ГПД.

Дополнить систему существующих мер в области кадрового обеспечения системы образования следующими:

– Внедрение целевого обучения с выплатой утвержденной стипендии в ведущем пед. вузе Республики Башкортостан с последующим трудоустройством в образовательной организации и обязательным условием отработки в ней в течение 5 лет;

– Организация проведения мониторинга закрепления пед. кадров в муниципальных бюджетных образовательных учреждениях;

– Привлечение методистов и специалистов по научно-методической деятельности и по повышению квалификации педагогов для участия в качестве преподавателей-воспитателей в ГПД за счет материального стимулирования из средств местного бюджета;

– Развитие образовательного волонтерства (студенты вузов, специалисты в области образования и науки) в целях оказания услуг в ГПД в муниципальных бюджетных образовательных учреждениях;

– Активизация практики занятий с привлечением студентов и специалистов вузов по типу проектов «Продленка с вузом» для старших дошкольников, школьников и преподавателей.

Соответственно данному направлению, для более точной и оперативной оценки качества образовательных услуг в республике предлагается дополнить существующий перечень целевых индикаторов и показателей государственной программы «Развитие образования в Республике Башкортостан», подпрограммы 1. «Развитие систем дошкольного и общего образования в Республике Башкортостан» следующими:

– Доля граждан, положительно оценивших качество услуг в ГПД, от общего числа получающих данную услугу;

– Доля государственных (муниципальных) образовательных организаций, оказывающих услуги ГПД, в общей численности государственных (муниципальных) образовательных организаций;

– Удельный вес численности детей, получающих услуги ГПД в государственных (муниципальных) образовательных организациях, в общей численности детей, получающих образование в государственных (муниципальных) образовательных организациях;

– Привлекаемые специалисты или образовательные волонтеры, %.

При этом, реализация востребованности групп продленного дня для учащихся 1-4 классов позволит достичь не только повышения экономической активности женщин в возрасте 26-49 лет, но и таких дополнительных социальных эффектов как:

– реализация дифференцированной социальной поддержки населения;

– профилактика детской безнадзорности, обеспечение качественной и доступной социальной инфраструктуры дополнительного образования и досуга детей, создание необходимых условий для достижения личностных и метапредметных результатов учащихся;

– обеспечение профессиональной ориентации, начиная с младшего школьного возраста, непрерывность образования.

Взаимосвязь показателей. Реализация выше предложенных мероприятий оказывает влияние на достижение целевых показателей государственной программы «Развитие образования в Республике Башкортостан» и регионального проекта «Содействие занятости женщин - создание условий дошкольного образования для детей в возрасте до трех лет» [19; 20; 22]. Взаимосвязь целей и показателей от реализации предлагаемых мероприятий с соответствующей госпрограммой и федеральным и региональным проектом отражена в таблице 1.

Таблица 1

Взаимосвязь показателей с госпрограммами и региональными проектами

Цели:

1. Обеспечить качество и доступность образовательных услуг на всех уровнях образования для разных категорий воспитанников и учащихся

2. Обеспечить возможность женщинам, имеющих детей, совмещать трудовую деятельность с семейными обязанностями, в том числе за счет повышения доступности дошкольного образования для детей в возрасте до трех лет

№ п/п

Показатель

Базовое значение

Итоговое значение

2017 г.

2024 г.

1

Уровень занятости женщин, имеющих детей дошкольного возраста, %

64,1

68,0

2

Доступность дошкольного образования для детей в возрасте от полутора до трех лет, %

79,9

100,0

3

Доступность дошкольного образования для детей в возрасте от двух месяцев до трех лет, %

82,0

100,0

4

Численность воспитанников в возрасте до трех лет, посещающих государственные и муниципальные ДОУ, чел.

35197,0

42996,0

5

Численность воспитанников в возрасте до трех лет, посещающих частные образовательные организации, чел.

255,0

555,0

6

Доля детей в возрасте от трех до семи лет, получающих услуги дошкольного образования в общем количестве детей этого возраста, нуждающихся в данных услугах, %

Базовое значение

Итоговое значение

2013 г.

2025 г.

79,0

100,0

7

Доля получателей государственной услуги в сфере образования, удовлетворенных полнотой и качеством этой услуги, в общем количестве опрошенных, %

93,0

95,7

В целом, реализация предложенных мер по направлению устранения институциональных и экономических барьеров и повышения стимулов трудовой занятости женщин после рождения детей, будет содействовать повышению занятости женщин с детьми и, соответственно, стимулировать повышение уровня благосостояния за счет их дополнительного заработка соответствующего числа домохозяйств.

Библиография
1.
Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Башкортостан. URL: https://bashstat.gks.ru/
2.
Регионы России. Социально-экономические показатели. 2020: Стат. сб. / Росстат. – М., 2020. – 1242 с.
3.
Официальный сайт Администрации ГО г. Уфа РБ. URL: https://ufacity.info/
4.
Мареева С.В., Тихонова Н.Е. Бедность и социальные неравенства в России в общественном сознании // Мир России. – 2016. – № 2. – С. 37-67.
5.
Социальное неравенство в социологическом измерении: аналитический доклад. – М., 2006. URL: http://www.isras.ru/analytical_report_Social_inequality.html.
6.
Каримов А.Г. Особенности и динамика ресурсного потенциала «работающих бедных» (на примере социологического исследования в Республике Башкортостан) // Социодинамика. – 2020. – № 12. – С. 59-69. URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34690
7.
Лежнева Ю.П. Социально-демографические факторы бедности в современной России. Бедность и бедные в современной России / Под ред. М.К. Горшкова и Н.Е. Тихоновой. – М.: Весь мир, 2014. – 304 с.
8.
Силласте Г.Г. Гендерная социология: состояние, противоречия, перспективы // Социологические исследования. – 2004. – № 9 – С. 77-84.
9.
Денисова И. А., Карцева М. А. Гендерные аспекты бедности в России: абсолютный и многокритериальный подход // Женщина в российском обществе. – 2020. – № 2. – С. 138-155.
10.
Левашов В.К. Российское государство и общество в период либеральных реформ: научное издание / В.К. Левашов. – М.: ЦСПиМ, 2013. – 456 с.
11.
Щербакова Е. Оплата женского труда остается более низкой, чем мужского // ДемоскопWeekly. – 2015. – № 659 – 66019. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2015/0659/barom05.php
12.
ВЦИОМ. Гендерное равенство в России: миф или реальность? URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/gendernoe-ravenstvo-v-rossii-mif-ili-realnost-
13.
Индикаторы достойного труда. Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru
14.
Каримов А.Г., Фаткуллина Г.Р. Неформальная занятость как фактор бедности работающего населения // Фундаментальные исследования. – 2021. – № 1. – С.61-65.
15.
Пишняк А.И., Надеждина Е.В. Занятость российских женщин после рождения детей: стимулы и барьеры // Журнал исследований социальной политики. – 2020. – Т. 18. – № 2. – С. 221-238.
16.
Котоманова О.В. Феминизация бедности как результат гендерного разделения труда // Вестник бурятского государственного университета. – № 1. – 2012. – С. 186-191
17.
Рогачева М.В. Профессиональная сегрегация по признаку пола // Системное управление. – 2011. – № 4 (13). URL: http://sisupr.mrsu.ru/
18.
Федеральный проект «Содействие занятости женщин – создание условий дошкольного образования для детей в возрасте до трех лет» Национального проекта «Демография». URL: http://www.consultant.ru/
19.
Паспорт регионального проекта «Содействие занятости женщин-создание условий дошкольного образования для детей в возрасте до трех лет» (Республика Башкортостан). URL: https://mintrud.bashkortostan.ru/activity/16916/
20.
Региональный проект «Содействие занятости женщин — создание условий дошкольного образования для детей в возрасте до трех лет». URL: https://mintrud.bashkortostan.ru/upload/uf/0bb/Sodeystvie-15092020.pdf
21.
Распоряжение Правительства РФ от 23.02.2018 № 306-р (ред. от 23.11.2019) «Об утверждении распределения иных межбюджетных трансфертов на финансовое обеспечение мероприятий по созданию в субъектах РФ дополнительных мест для детей в образовательных организациях, предоставляемых в 2018 и 2019 годах». URL: https://www.zakonrf.info/rasporiazhenie-pravitelstvo-rf-306-r-23022018/#:~:text= Распоряжение%20Правительства%20РФ%20от%2023.02.2018,в%202018%20и%202019%20годах%3E
22.
Постановление Правительства РБ от 21.02.2013 N 54 (ред. от 27.07.2016) «О государственной программе «Развитие образования в Республике Башкортостан». URL: http://www.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req=doc;base=RLAW140;n=83896#026292606011272057
References (transliterated)
1.
Territorial'nyi organ Federal'noi sluzhby gosudarstvennoi statistiki po Respublike Bashkortostan. URL: https://bashstat.gks.ru/
2.
Regiony Rossii. Sotsial'no-ekonomicheskie pokazateli. 2020: Stat. sb. / Rosstat. – M., 2020. – 1242 s.
3.
Ofitsial'nyi sait Administratsii GO g. Ufa RB. URL: https://ufacity.info/
4.
Mareeva S.V., Tikhonova N.E. Bednost' i sotsial'nye neravenstva v Rossii v obshchestvennom soznanii // Mir Rossii. – 2016. – № 2. – S. 37-67.
5.
Sotsial'noe neravenstvo v sotsiologicheskom izmerenii: analiticheskii doklad. – M., 2006. URL: http://www.isras.ru/analytical_report_Social_inequality.html.
6.
Karimov A.G. Osobennosti i dinamika resursnogo potentsiala «rabotayushchikh bednykh» (na primere sotsiologicheskogo issledovaniya v Respublike Bashkortostan) // Sotsiodinamika. – 2020. – № 12. – S. 59-69. URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34690
7.
Lezhneva Yu.P. Sotsial'no-demograficheskie faktory bednosti v sovremennoi Rossii. Bednost' i bednye v sovremennoi Rossii / Pod red. M.K. Gorshkova i N.E. Tikhonovoi. – M.: Ves' mir, 2014. – 304 s.
8.
Sillaste G.G. Gendernaya sotsiologiya: sostoyanie, protivorechiya, perspektivy // Sotsiologicheskie issledovaniya. – 2004. – № 9 – S. 77-84.
9.
Denisova I. A., Kartseva M. A. Gendernye aspekty bednosti v Rossii: absolyutnyi i mnogokriterial'nyi podkhod // Zhenshchina v rossiiskom obshchestve. – 2020. – № 2. – S. 138-155.
10.
Levashov V.K. Rossiiskoe gosudarstvo i obshchestvo v period liberal'nykh reform: nauchnoe izdanie / V.K. Levashov. – M.: TsSPiM, 2013. – 456 s.
11.
Shcherbakova E. Oplata zhenskogo truda ostaetsya bolee nizkoi, chem muzhskogo // DemoskopWeekly. – 2015. – № 659 – 66019. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2015/0659/barom05.php
12.
VTsIOM. Gendernoe ravenstvo v Rossii: mif ili real'nost'? URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/gendernoe-ravenstvo-v-rossii-mif-ili-realnost-
13.
Indikatory dostoinogo truda. Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki. URL: http://www.gks.ru
14.
Karimov A.G., Fatkullina G.R. Neformal'naya zanyatost' kak faktor bednosti rabotayushchego naseleniya // Fundamental'nye issledovaniya. – 2021. – № 1. – S.61-65.
15.
Pishnyak A.I., Nadezhdina E.V. Zanyatost' rossiiskikh zhenshchin posle rozhdeniya detei: stimuly i bar'ery // Zhurnal issledovanii sotsial'noi politiki. – 2020. – T. 18. – № 2. – S. 221-238.
16.
Kotomanova O.V. Feminizatsiya bednosti kak rezul'tat gendernogo razdeleniya truda // Vestnik buryatskogo gosudarstvennogo universiteta. – № 1. – 2012. – S. 186-191
17.
Rogacheva M.V. Professional'naya segregatsiya po priznaku pola // Sistemnoe upravlenie. – 2011. – № 4 (13). URL: http://sisupr.mrsu.ru/
18.
Federal'nyi proekt «Sodeistvie zanyatosti zhenshchin – sozdanie uslovii doshkol'nogo obrazovaniya dlya detei v vozraste do trekh let» Natsional'nogo proekta «Demografiya». URL: http://www.consultant.ru/
19.
Pasport regional'nogo proekta «Sodeistvie zanyatosti zhenshchin-sozdanie uslovii doshkol'nogo obrazovaniya dlya detei v vozraste do trekh let» (Respublika Bashkortostan). URL: https://mintrud.bashkortostan.ru/activity/16916/
20.
Regional'nyi proekt «Sodeistvie zanyatosti zhenshchin — sozdanie uslovii doshkol'nogo obrazovaniya dlya detei v vozraste do trekh let». URL: https://mintrud.bashkortostan.ru/upload/uf/0bb/Sodeystvie-15092020.pdf
21.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 23.02.2018 № 306-r (red. ot 23.11.2019) «Ob utverzhdenii raspredeleniya inykh mezhbyudzhetnykh transfertov na finansovoe obespechenie meropriyatii po sozdaniyu v sub''ektakh RF dopolnitel'nykh mest dlya detei v obrazovatel'nykh organizatsiyakh, predostavlyaemykh v 2018 i 2019 godakh». URL: https://www.zakonrf.info/rasporiazhenie-pravitelstvo-rf-306-r-23022018/#:~:text= Rasporyazhenie%20Pravitel'stva%20RF%20ot%2023.02.2018,v%202018%20i%202019%20godakh%3E
22.
Postanovlenie Pravitel'stva RB ot 21.02.2013 N 54 (red. ot 27.07.2016) «O gosudarstvennoi programme «Razvitie obrazovaniya v Respublike Bashkortostan». URL: http://www.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req=doc;base=RLAW140;n=83896#026292606011272057

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная к публикации статья «Повышение уровня трудовой занятости женщин с детьми как приоритетное направление социального развития в Республике Башкортостан» подготовлена в рамках государственного задания УФИЦ РАН № 075-00504-21-00 на 2021 г. и посвящена актуальной теме обеспечения занятости женщин с детьми.
Эмпирические данные получены на примере Республики Башкортостан, что отражает региональную специфику и придает практическую направленность и востребованность публикуемого материала.
Авторы справедливо отмечают, что «одним из ключевых направлений социальных преобразований в республике должно выступить улучшение положения женщин в трудовых отношениях. И, прежде всего, повышение уровня трудовой занятости женщин с детьми дошкольного возраста».
Авторы доказывают, что «именно данная группа является наиболее перспективной с точки зрения трудового потенциала республики. Однако, как показывают исследования, до 30 % женщин из данной группы испытывают трудности при трудоустройстве. Особому социальному риску в данной ситуации подвергаются неполные семьи, когда основная роль в материальном содержании семьи принадлежит женщине-матери».

Авторы подробно анализируют инфраструктурные и институциональные барьеры, провоцирующие трудности трудоустройства и риск потери работы. Наиболее актуальными, по результатам исследования, выступают: отсутствие возможности отдать ребенка в детский сад или ясли по причине дефицита мест в МБ ДОУ; отсутствие материальной возможности чтобы воспользоваться спектром услуг по присмотру и уходу за детьми в частном секторе сферы образования; отсутствие возможности дистанционной работы и гибкого графика; отсутствие возможности брать больничные листы по уходу за ребенком, отсутствие подходящих рабочих мест.

Основным методом исследования выбран контент-анализ.
Нам не хватило описания теоретико-методологических основ исследования и методики исследования.
Но богатый фактологический материал компенсирует данную недоработку.

Библиографический список включает 22 источника по заявленной теме исследования, что позволяет ее полностью раскрыть.

Материал статьи изложен грамотно, четко, структурировано. Стиль изложения соответствует требованиям к научным статьям.
Безусловно, украсило статью изложение результатов исследования в графическом формате.
Хорошо сформулированы выводы в заключении статьи.

Особого внимания заслушивают предлагаемые авторами меры устранения институциональных и экономических барьеров и повышения стимулов трудовой занятости женщин с детьми. В соответствии с выявленными барьерами, препятствующими эффективной занятости и трудоустройству данной целевой группы женщин предложена система дополнительных стимулов или направлений управленческого воздействия, нацеленных на повышение занятости и самореализации женщин с детьми в сфере труда.

Учитывая вышеизложенное, рекомендуем статью «Повышение уровня трудовой занятости женщин с детьми как приоритетное направление социального развития в Республике Башкортостан» к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"