Статья 'Состояние занятости инвалидов в России в предпандемический и пандемический периоды' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Состояние занятости инвалидов в России в предпандемический и пандемический периоды

Тринадцатко Антон Александрович

кандидат социологических наук

доцент, кафедра экономики и менеджмента, Тихоокеанский государственный университет

680035, Россия, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. Тихоокеанская, 136, ауд. 322л

Trinadtsatko Anton Aleksandrovich

PhD in Sociology

Docent, the department of Economics and Management, Pacific National University

680035, Russia, Khabarovskii krai, g. Khabarovsk, ul. Tikhookeanskaya, 136, aud. 322l

anton13-176@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2021.3.35095

Дата направления статьи в редакцию:

21-02-2021


Дата публикации:

23-03-2021


Аннотация: Объектом исследования является трансформация института содействия занятости инвалидов в контексте модернизации государственной социальной политики в целях повышения уровня их социальной интеграции. Предметом исследования выступает состояние занятости инвалидов как результат трансформации института содействия их трудоустройству. Цель исследования состоит в определении влияния изменений в механизме функционирования института содействия трудоустройству инвалидов на состояние их занятости в предпандемический и пандемический периоды. Автор отмечает, что как социальное явление, инвалидность выступает следствием сформированных обществом физических и социальных барьеров по отношению к своим гражданам, не соответствующим принятым в социуме стандартам нормального человека. Содействие трудовой инклюзии инвалидов, как условие их успешной социальной адаптации и интеграции, является одним из приоритетных направлений социальной политики государства. Основными результатами проведенного исследования являются: выявление тенденции увеличения доли работающих инвалидов трудоспособного возраста на фоне продолжающегося снижения их общей численности; появление положительных изменений в функционировании механизма института содействия занятости инвалидов, проявившихся в росте численности инвалидов, трудоустроенных ЦЗН; отсутствие влияния изменений в системе содействия занятости инвалидов на состояние занятости инвалидов дискредитированного стигматипа. По мнению автора, трансформация института занятости инвалидов затронула только их категорию, не имеющую внешних проявлений инвалидности. Инвалиды, у которых такие проявления есть, по-прежнему не ощущают на себе положительного влияния изменений института занятости. Новизна исследования состоит в определении взаимосвязи между ростом доли занятых инвалидов с изменениями в институте содействия их трудоустройству и подтверждении факта отсутствия влияния этих изменений на состояние занятости инвалидов дискредитированного стигматипа. Научная значимость полученных результатов заключается в том, что расширяет спектр направлений научных исследований в сторону проблемы занятости инвалидов дискредитированного стигматипа.


Ключевые слова: трудовая инклюзия, занятость, сопровождение инвалидов, работающие инвалиды, трудоспособный возраст, инвалиды, ограниченные возможности здоровья, центр занятости населения, услуги трудоустройства, содействие занятости инвалидов

Abstract: The object of this research is the transformation of the institution for employment opportunities of the persons with disabilities in the context of modernization of the state social policy aimed at increasing the level of their social integration. The subject of this research is the employment situation of persons with disabilities as a result of the transformation of the institution for their employment opportunities. The goal consists is to determine how the changes in the mechanism of functionality of the institution for employment opportunities of persons with disabilities affected their employment situation during the pre-pandemic and pandemic periods. The author notes that as a social phenomenon, disability is the consequence of physical and social barriers formed by the society towards its citizens, which do not correspond to the accepted standards of a normal person. The assistance to employment inclusion of the persons with disabilities, as a condition for their successful social adaptation and integration, is one of the priority vectors in social policy of the state. The main results consist in the following: determination of the towards an increase in the share of persons with disabilities of working age on the background of the continuing decline in their overall number; emergence of positive changes in functionality of the mechanism of the institution for employment opportunities of persons with disabilities, namely the growing number of disabled people employed by the job center; no effect of these changes upon the employment situation of the persons with disabilities of discredited stigmatization. The author believes that the transformation of the institution of employment of the persons with disabilities affected only thee category, which does not have external manifestations of disability. The persons with visible disabilities still do not feel the positive impact of changes in the institution of employment. The novelty of this research consists in establishing correlation between the increase of the share of employed persons with disabilities and changes in the institution for employment opportunities and proving the fact that these changes have no effect upon the employment situation of persons with disabilities of discredited stigmatization. The scientific value of the acquired results lies in broadening the range of research fields towards the problem of employment of persons with disabilities of discredited stigmatization.



Keywords:

employment services, employment center of population, labor inclusion, employment, escort of disabled people, working age, working disabled peaple, disabled people, health limitations, promotion of employment of people with disabilities

ВВЕДЕНИЕ

Феномен инвалидности, пронизывая всю социальную структуру, фактически является конструктом, базирующимся всего на 2 условиях: констатации факта наличия стойких расстройств функций организма у конкретного индивида, ограничивающих его жизнедеятельность, и существовании физических и социальных барьеров, созданных социумом вокруг такого индивида и обуславливающих эти ограничения. Социальная стигматизация — условие, определяющее существование феномена инвалидности в качестве постоянного, устойчивого во времени социального конструкта. Именно она, опираясь на показатели отклонения от нормы по состоянию здоровья, формирует социальные барьеры, ведущие к исключению инвалидов из большинства сфер жизни общества [1].

При этом для лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) с т. н. дискредитируемым стигматипом, проблема социальной интеграции или реинтеграции не является перманентной в силу отсутствия у них признанной социальным окружением стигмы инвалидности из-за отсутствия внешних проявлений инвалидизирующих функциональных расстройств (дефектов) организма [2]. Для лиц с ограниченными возможностями, относящихся к дискредитированному стигматипу, вопрос социальной интеграции, во всех его проявлениях, является крайне актуальным.

Указанный аспект находит отражение и в области трудовой инклюзии. Инвалиды дискредитируемого стигматипа обычно не испытывают проблем с трудоустройством, т. к. для них не требуется соблюдение особых условий труда или создание специально оборудованных рабочих мест, в то время как лица с инвалидностью дискредитированного стигматипа сталкиваются с такими барьерами не только в процессе поиска работы или выполнения профессионально-трудовых обязанностей, но и при осуществлении повседневных функций.

Поэтому именно для инвалидов с дискредитированным стигматипом трудовая занятость выступает социальным лифтом, одним из основных каналов социальной мобильности, позволяющим такому индивиду через сферу приложения имеющегося трудового потенциала и социально-трудовые отношения расширить физическое и социальное пространство своей жизнедеятельности, улучшить материальное благополучие, повысить социальный статус, улучшить свое социальное самочувствие, удовлетворить имманентную потребность в самоуважении, самоутверждении и самореализации, расширить круг социальных ролей.

Именно эта категории инвалидов должна выступать для государственных служб занятости основным субъектом приложения усилий в контексте долгосрочного трудоустройства тех из них, кто имеет желание и возможность интегрироваться или реинтегрироваться в сферу общественного производства.

Объект исследования — трансформация института содействия занятости инвалидов в контексте модернизации государственной социальной политики в целях повышения уровня их социальной интеграции.

Предмет исследования — состояние занятости инвалидов как результат трансформации института содействия их трудоустройству.

Цель исследования — определение влияния изменений в механизме функционирования института содействия трудоустройству инвалидов на состояние их занятости в предпандемический и пандемический периоды.

Гипотеза исследования — показатели занятости инвалидов дискредитированного стигматипа слабо коррелируют с происходящими в институте содействия занятости инвалидов изменениями. Введение в функционал центров занятости населения (ЦЗН) новой государственной услуги по сопровождению инвалидов, получателями которой, в силу наличия расстройств визуальных и аудиальных функциональных анализаторов и дефектов опорно-двигательного аппарата, должны быть инвалиды с дискредитированным стигматипом, практически не оказывает влияния на уровень занятости последних.

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Для России, как и для большинства стран мира, 2020 г. стал годом социальных и экономических потрясений, явившихся следствием распространения вирусной инфекции COVID-19 и реализацией мер, направленных на сдерживание вызванной вирусом пандемии. Общий спад в экономике не мог не отразиться и на рынке труда и численности занятой в ней экономически активной части населения. В этих условиях актуализируется вопрос о сохранении уровня интеграции инвалидов в сферу общественного производства и выполнения государством взятых на себя обязательств по содействию их занятости и защите от безработицы.

В контексте исследуемого вопроса отметим, что понятия «лицо с ограниченными возможностями здоровья» и «инвалид» рассматриваемые в статье как синонимы, имеют ряд отличий, базирующихся на правовом статусе термина «инвалид», присваиваемого в результате процедуры освидетельствования гражданина в бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) и дающего юридическое право на получение мер социальной защиты, государственной поддержки и помощи.

В целях содействия трудовой инклюзии инвалидов Распоряжением Правительства РФ от 10.05.2017 г. № 893-р был утвержден план мероприятий по повышению уровня занятости инвалидов на 2017–2020 гг., предусматривающий реализацию комплекса взаимосвязанных мероприятий по таким направлениям, как:

— совершенствование механизма контроля над трудоустройством инвалидов на квотируемые рабочие места;

— повышение эффективности работы органов Федеральной службы по труду и занятости (ФСТЗ);

— создание условий для расширения возможностей трудоустройства инвалидов [3].

В 2019 г. заместитель министра труда и социальной защиты РФ Г. Лекарев напомнил, что в Федеральной программе «Доступная среда» к концу 2020 г. занятость инвалидов должна составлять не менее 40 % лиц с инвалидностью трудоспособного возраста. При этом министр А. Котяков в качестве ориентира в этом направлении обозначил показатель в 50 %. Для достижения поставленной цели и реализации указанного плана в закон РФ «О занятости населения в Российской Федерации» были внесены изменения, которые должны были способствовать росту численности работающих инвалидов трудоспособного возраста. Функция по профессионально-трудовой инклюзии инвалидов была возложена на ЦЗН субъектов. Также был определен механизм оказания государственной услуги по сопровождению инвалидов, утверждены федеральный стандарт и региональные регламенты ее предоставления [4, 5].

Опыт работы субъектов РФ в направлении содействия занятости инвалидов свидетельствует, что как обычные, так и квотируемые рабочие места, выделяемые работодателями специально для трудоустройства лиц с ОВЗ, зачастую не отвечают профессионально-квалификационной структуре инвалидов и не только не учитывают психофизические и иные возможности последних, но и не предназначены для инвалидов с серьезными ограничениями к труду по состоянию здоровья и нуждающихся в специально оборудованных рабочих местах [4].

Понятия «квотируемое рабочее место» и «специально оборудованное (оснащенное) рабочее место» не являются тождественными, что позволяет работодателю трудоустраивать на квотируемые рабочие места инвалидов, не нуждающихся в специальном оснащении таких мест и, таким образом, снимать с себя ответственность за отказ в трудоустройстве лиц с инвалидностью, нуждающихся в оборудованных рабочих местах.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

При проведении исследования состояния занятости инвалидов использовались теоретические (теоретический анализ научных трудов, изучение нормативно-правовых актов, вторичный анализ статистических данных, результатов опросов, отчетов) и эмпирические (опрос, глубинное неформализованное полуструктурированное интервью) методы.

Теоретический анализ научных трудов, посвященных различным аспектам трудовой занятости инвалидов, позволил сформировать картину основных направлений научного дискурса по проблеме исследования, ее развитие и современное состояние начиная от реабилитационного аспекта социально-трудовых отношений и профессиональной деятельности инвалидов и заканчивая изучением существующей инструментальной базы и предлагаемых подходов к ее адаптации в интересах инвалидов.

Вторичный анализ официальных статистических данных, полученных из различных источников, позволил выявить тенденции, характеризующие состояние трудовой занятости инвалидов в последние годы, а также уточнить роль государственных ЦЗН в этом процессе.

Изучение нормативно-правовой базы функционирования института содействия занятости инвалидов дало возможность установить взаимосвязь между вносимыми законами и подзаконными актами изменениями в механизм функционирования института и показателями социально-трудовой активности лиц с инвалидностью.

Анализ результатов социологических опросов ВЦИОМ и Росстата осуществлялся с целью идентификации значимости проблемы наличия барьеров при трудоустройстве инвалидов, по мнению здоровых членов социума и самих инвалидов, а также оценки результативности деятельности ЦЗН инвалидами в целом и представителями их дискредитированной подгруппы в вопросе содействия их занятости.

Отсутствие официальных статистических данных о состоянии занятости нозологий инвалидов дискредитированного стигматипа в последние годы обусловило применение таких методов социологического исследования, как изучение годовой отчетности местного отделения общероссийской общественной организации инвалидов «Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых» (ОООИ ВОС) о численности работающих инвалидов по зрению, являющихся членами Хабаровской местной организации (МО) ВОС, проведение интервью с работающими инвалидами данной организации, а также инвалидами с нарушениями ОДА и слуха.

Изучение годовых отчетов Хабаровской МО ВОС о численности работающих инвалидов по зрению — членов Хабаровской МО ВОС (период 2015–2020 гг.), позволило получить обобщенную информацию о численности инвалидов по зрению в разрезе их социально-трудовых характеристик, имеющих опыт официальной и неофициальной трудовой деятельности, трудовом стаже, динамике показателей состояния их занятости в последние годы, местах работы, условиях труда и занимаемых должностях (в случае официальной занятости), частично используемых в данном исследовании.

В опросе в виде неформализованного полуструктурированного индивидуального интервью инвалидов дискредитированной стигмагруппы приняли участие 31 работающий инвалид I и II гр. В разрезе нозологий и групп инвалидности структура интервьюируемых выглядела следующим образом: 22 инвалида по зрению (15 — инв. I гр., в т. ч. 9 с остатком зрения и 6 тотально незрячих; 7 — инв. II гр.), 4 инвалида по слуху I гр., 5 инвалидов с нарушениями функций ОДА (2 — инв.I гр., 3 — инв. II гр.).

Анализ отчетов Хабаровской МО ВОС и результатов интервью инвалидов позволил автору сделать выводы о социально-трудовой активности незрячих инвалидов в целом и их представителей с наиболее глубокими нарушениями зрительного анализатора, традиционно сталкивающихся с социально-трудовой дискриминацией и нарушением права на труд, о вкладе ЦЗН в состояние трудовой занятости инвалидов по зрению, слуху и нарушениями ОДА как в предпандемический, так и пандемический периоды.

Применение указанных методов позволило автору исследовать вопрос состояния занятости инвалидов в предпандемический и коронавирусный периоды как в разрезе данных официальной статистики в отношении всей группы лиц с инвалидностью, так и в отношении представителей нозологии инвалидов, относимых к дискредитированному стигматипу, а также провести сравнение официальных данных о вкладе государственных ЦЗН в решение вопроса занятости инвалидов с мнением представителей инвалидов дискредитированного стигматипа об участии ЦЗН в их трудоустройстве в предпандемический и коронавирусный периоды.

Эмпирическая база исследования включает: данные Федеральной службы государственной статистики РФ, Федеральной государственной информационной системы «Федеральный реестр инвалидов», Министерства труда и социальной защиты России, сведения Хабаровской МО ВОС, результаты социологических опросов ВЦИОМ; результаты социологического опроса работающих инвалидов-членов Хабаровской МО ВОС, проведенного автором в марте-июне 2017 г.; результаты интервью с работающими инвалидами по зрению-членами Хабаровской МО ВОС, а также инвалидами по слуху и с нарушениями ОДА, проведенного автором в ноябре-декабре 2020 г.

В контексте проводимого исследования необходимо отметить информационную асинхронность показателей занятости и безработицы, размещенных на интернет-площадках Федеральной службы государственной статистики РФ, Пенсионного фонда РФ, Министерства труда и социальной защиты РФ, Федеральной государственной информационной системы «Федеральный реестр инвалидов» (ФГИС ФРИ) и др., что обусловлено различиями в применяемых методиках учета инвалидов, формирования выборочной совокупности, сроками размещения полученных данных. При этом, несмотря на различия таких показателей их динамика обычно совпадает.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Согласно результатам опроса, проведенного ВЦИОМ зимой 2019 г., 24 % респондентов, не относящихся к лицам с ОВЗ, считают, что инвалиды при поиске работы сталкиваются с проблемами, не возникающими при трудоустройстве здоровых людей [6]. При этом опрос 2018 г. показал, что среди граждан, не имеющих в своем окружении лиц с ОВЗ, такое мнение является более распространенным (27 %), в то время как среди самих инвалидов аналогичного взгляда придерживается только 21 % [7].

По данным Федеральной службы государственной статистики уровень безработицы среди лиц от 15 лет и старше на начало 2021 г. отражал ухудшение экономической ситуации в государстве в результате реализации принятых противопандемических мер, к числу которых относились ограничение времени работы предприятий ряда секторов экономики, ограничение объема оказываемых одновременно услуг, перевод работников на дистанционную занятость, временный запрет на осуществление некоторых видов деятельности с сохранением контингента работников и выплаты им минимального размера заработной платы и т. п.

Уровень официальной безработицы населения России в трудоспособном (16–54 года для женщин и 16–59 лет для мужчин) и экономически активном возрасте (15 лет и старше) с 2016 г. до начала 2020 г. снижался (с 5,8 % до 4,6 %) и резко повысился к концу 2020 г. (6,2 %).

При этом доля работающих инвалидов трудоспособного возраста в общей численности таких инвалидов характеризовалась постоянным ростом до 2016 г. после чего резко сократилась и в последующие годы не имела однонаправленной тенденции (Таблица 1) [8].

Таблица 1

Сведения о численности работающих инвалидов, состоящих на учете в системе ПФР, тыс. чел.

(по состоянию на 1 января)

Год

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

Всего инвалидов

13209

13189

13082

12946

12924

12751

12261

12111

11947

11875

Всего работающих инвалидов, в т.ч.:

2 195

2 276

2 344

2 407

2 473

2 543

2 012

1 644

1 655

1 571

I группа

92

93

87

82

82

82

69

49

53

40

II группа

887

898

906

913

923

939

704

557

556

525

III группа

1 209

1280

1348

1409

1466

1520

1235

1038

1046

1005

Доля работающих инвалидов в общей численности инвалидов, состоящих на учете в системе ПФР

17,1

17,7

18,4

19,1

19,8

20,5

16,9

14,3

14,7

14,0

Сопоставление данных Росстата с этапами трансформации правовой составляющей института занятости инвалидов и получения группы инвалидности позволяет определить причины изменения общей численности инвалидов и ее структуры в разрезе занятости по группам инвалидности в предпандемический период.

1) Постоянное сокращение численности инвалидов, начавшееся с 2011 г. было обусловлено началом реализации в России государственной программы «Доступная среда на 2011–2015 годы» (продленной до 2020 г.), принятой в рамках одобренной Правительством РФ Концепции совершенствования государственной системы медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов, подготовившей базу для проведения последующих реформ в контексте указанной Концепции.

2) Численность работающих инвалидов в абсолютном и относительном выражении на фоне снижения их общей численности, до начала 2017 г. имела положительную динамику. Резкое сокращение численности занятых инвалидов на 1 января 2017 г. относительно предыдущего года, было вызвано введением в действие федерального закона, установившего мораторий на индексацию страховой пенсии работающих инвалидов, а также изданием Минтрудом приказа № 1024н от 17.12.2015 г. (в ред. 05.07.2016), существенно усложнившего процедуру освидетельствования граждан для получения группы инвалидности в учреждениях МСЭ [9].

3) В структуре занятых инвалидов с начала 2017 г. отмечено постепенное сокращение численности и доли работающих инвалидов I гр. (с 3,2 % на 01.01.2016 г. до 2,5 % на 01.01.2020 г.) и II гр. (с 36,92 % на 01.01.2016 г. до 33,4 % на 01.01.2020 г.), а также снижение числа работающих инвалидов III гр. (с 1 520 тыс. чел. на 01.01.2016 г. до 1 005 тыс. чел. на 01.01.2020 г.) с одновременным увеличением их доли (с 59,77 % на 01.01.2016 г. до 64 % на 01.01.2020 г.).

Данные изменения в структуре работающих инвалидов объясняются утяжелением степени функциональных расстройств организма инвалидов, сужающих перечень сфер их самостоятельной жизнедеятельности (Приказ Минтруда № 1024н) и одновременным улучшением координационной деятельности в рамках системы межведомственного электронного взаимодействия между бюро МСЭ, устанавливающими и/или подтверждающими группу инвалидности, ЦЗН, реализующими функцию содействия занятости инвалидов в соответствии с рекомендациями индивидуальной программы реабилитации/абилитации (ИПРА) таких инвалидов, а также введением новых государственных услуг по организации сопровождения лиц с ОВЗ как в целях получения образования, так и трудоустройства [9].

В этом контексте представляют интерес значения доли занятых инвалидов трудоспособного возраста соответствующей группы инвалидности в общей численности инвалидов этой группы перед началом пандемии COVID-19. Так, доля работающих инвалидов трудоспособного возраста в общей численности инвалидов такого возраста по группам инвалидности, рассчитанная на основе данных ФГИС ФРИ на 01 января 2020 г. составила:

— инвалиды I гр. — 5,87 %;

— инвалиды II гр. — 19,63 %;

— инвалиды III гр. — 38,91 %.

Приведенные показатели свидетельствуют, что уровень занятости среди лиц с инвалидностью трудоспособного возраста в каждой когорте остается значительно ниже, чем среди здоровых граждан. Основной причиной низкого уровня занятости инвалидов I и II гр. является состояние их здоровья. Недостаточный уровень медицинской и профессиональной реабилитации, а также несоответствие предлагаемых для трудоустройства рабочих мест имеющимся функциональным расстройствам хоть и входят в ключевую тройку, но при этом существенно отстают от главной причины [8]. Невысокий уровень занятости среди инвалидов III гр. объясняется действием целого ряда факторов: от более низкого уровня профессионального образования, обусловленного отсутствием льгот при поступлении в учреждения среднего и высшего профессионального образования, до отсутствия возможности устроиться на квотируемые рабочие места вследствие их несоответствия состоянию здоровья таких лиц [10].

4) Уменьшение численности работающих инвалидов с 2018 г. связано с изменением методологии расчета этого показателя, обусловленного вводом в действие ФГИС ФРИ и переходом Росстата к локальному использованию данных этой системы при определении некоторых показателей. В частности, с момента введения в действие ФГИС ФРИ методика расчета численности занятых трудовой деятельностью инвалидов стала базироваться на персонифицированном учете и принципе стабильной занятости и определяется к концу года нарастающим итогом (в соответствии с рекомендациями Минтруда России).

При определении годовых показателей занятости инвалидов учитываются только инвалиды старше 18 лет и проработавшие не менее 4 мес. в году. До 2018 г. при расчете учитывались и дети-инвалиды в возрасте от 16 до 18 лет, проработавшие не менее 1 мес. Оптимистичные показатели занятости инвалидов до 2017 г. включительно, также объясняются учетом в качестве работающих всех инвалидов, проработавших в течение года хотя бы 1 день.

Таким образом, логически следует вывод, что при определении показателей занятости инвалидов как в предпандемический, так и коронавирусный периоды, лучше ориентироваться не на данные Росстата и ПФР, базирующиеся на экономически активном возрасте и включающие в группу занятых инвалидов даже тех из них, кто в течение года отработал только 1 день, а на данные ФГИС ФРИ, ведущей персонифицированный учет работающих инвалидов именно трудоспособного возраста с опорой на принцип стабильной занятости.

Так, согласно данным ФГИС ФРИ численность работающих инвалидов на начало 2018–2020 гг. не имела четко выраженной тенденции и, в отличие от данных Росстата, менялась в противоположном направлении, т. е. по данным Росстата в 2019 г. в сравнении с 2018 г., работающих инвалидов трудоспособного возраста стало больше, а по данным ФГИС ФРИ — меньше. В целом же, согласно ФГИС ФРИ, сокращение численности работающих инвалидов трудоспособного возраста в общей численности таких инвалидов на 1 января 2020 г., в сравнении с 1 января 2018 г., составило почти 4 тыс. чел. При этом удельный вес работающих инвалидов трудоспособного возраста в общей численности таких инвалидов, в отличие от данных Росстата, на протяжении последних 3 лет постоянно увеличивался (+0,67 % на 1 января 2020 г. в сравнении с 1 января 2018 г.) [8, 11].

В условиях реализации антиковидных мер в 2020 г. показатели занятости инвалидов трудоспособного возраста соответствовали периодам усиления, и ослабления таких мер [12]. По данным ФГИС ФРИ, занятость инвалидов в трудоспособном возрасте на 1 июля и 1 октября 2020 г., т. е. в период действия ограничительных антиковидных мер, в сравнении с 1 января этого же года, сократилась соответственно на 15 484 чел. (–1,68 %) и 18 492 чел. (–2 %). Доля работающих инвалидов трудоспособного возраста в общей численности таких инвалидов к 1 октября 2020 г., в сравнении с началом года, сократилась на 0,14 % и составила 26,57 % [11]. Справедливости ради необходимо отметить, что данная ситуация сложилась не на всей территории РФ, но в большинстве федеральных округов, а в Уральском, Сибирском и Дальневосточном округах доля работающих инвалидов в общей численности инвалидов трудоспособного возраста к началу 4 кв. превысила показатели начала года.

Уменьшение численности работающих инвалидов трудоспособного возраста в период реализации ограничительных мер может быть обусловлено, по-нашему мнению, следующими причинами:

— ограничение деятельности предприятий ряда секторов экономики привело к снижению численности их работников, что позволило работодателям обоснованно сократить и число работающих инвалидов в соответствии с нормами законодательства о квотировании;

— введение ограничительных мер также побудило к увольнению часть инвалидов, получающих небольшую заработную плату, что, с одной стороны, позволило им инициировать механизм индексации пенсии как неработающим инвалидам, недоступный для занятых граждан с ОВЗ, и, с другой стороны, обратиться в ЦЗН за получением пособия по безработице, размер которого был существенно повышен в 2020 г. [13, 14].

Сочетание этих шагов позволило такой части граждан повысить свой ежемесячный доход за счет индексации пенсионных начислений и пособия по безработице, а также оставило им возможность последующего трудоустройства после отмены ограничительных мер. Кроме того, отказ части инвалидов от низкодоходной официальной занятости позволил им не только увеличить размер пенсии и, в течение 6 мес., получать пособие по безработице, но и способствовал росту их активности в поиске работы в дистанционном формате и осуществлению трудовой деятельности на условиях фриланса и самозанятости. При этом необходимо отметить, что дистанционная занятость или работа на условиях фриланса все еще остаются доступными лишь небольшой части лиц с ОВЗ, что обусловлено отсутствием средств на приобретение необходимого компьютерного оборудования, а также либо дорогим, либо некачественным интернет-трафиком [15].

Таким образом мы видим, что на фоне продолжающегося снижения численности инвалидов в предпандемический и пандемический периоды, их работающая часть трудоспособного возраста также, несмотря на периодические всплески, характеризовалась понижательной тенденцией. В течение 2020 г., т. е. во время действия ограничительных антиковидных мер, к началу 4 кв. в сравнении с началом 1 кв., численность работающих инвалидов трудоспособного возраста сократилась на 2 % или почти на 18,5 тыс. чел. [11].

Колебания численности работающих инвалидов в абсолютном выражении и рост их доли в общей численности инвалидов трудоспособного возраста в предпандемические годы, если ориентироваться на данные ФГИС ФРИ, несомненно, связан с трансформацией механизма функционирования института содействия их занятости в целом, и его нормативно-правового аспекта в частности.

Об этом свидетельствуют результаты опросов, проводимых Росстатом, согласно которым число лиц с ограниченными возможностями, не обращавшихся за помощью в ЦЗН и самостоятельно нашедших работу, увеличилось с 2014–2015 гг. на 3,9 % и составило в 2018–2019 гг. 86 %. В 2018–2019 гг. 45 % из числа таких инвалидов не обращались в ЦЗН по причине отсутствия у них потребности в услугах по содействию занятости. Необходимо отметить рост этого показателя по сравнению с периодом 2014–2015 гг. в 6,6 раз, что, несомненно, должно положительно характеризовать произошедшие в системе содействия трудоустройству инвалидов изменения. Об этом же свидетельствуют и абсолютные значения результатов деятельности ЦЗН [8].

Если сравнивать абсолютные значения показателей обращения инвалидов за помощью в поиске работы в ЦЗН в 2018–2019 гг. с периодом 2014-2015 гг., то действительно число таких обращений снизилось. Однако эти же абсолютные показатели на 1 января 2020 г., в сравнении с 1 января 2017 г., свидетельствуют о начавшемся, после продолжительного сокращения с 2011 г., росте числа обращений лиц с ОВЗ в ЦЗН за содействием в трудоустройстве, что говорит о повышении результативности деятельности ЦЗН в решении этого вопроса.

Так, на 1 января 2020 г., в сравнении с 1 января 2017 г., прирост численности инвалидов, обратившихся в ЦЗН за содействием в поиске работы составил 16 245 чел. (+11,36 %), прошедших профориентацию — 29 238 чел. (+29,24 %), нашедших работу — 35 178 чел. (+63,1 %), трудоустроенных на квотируемые рабочие места — 3 836 чел. (+102,48 %). При этом показатель трудоустройства инвалидов, обратившихся в ЦЗН за помощью в поиске работы, вырос с 39 % (на 01.01.2017) до 59,13 % (на 01.01.2020) или на 18,13 %, что, в совокупности с указанными выше значениями роста, положительно характеризует как общие изменения в институте содействия занятости инвалидов, так и изменения в деятельности ЦЗН при решении этого вопроса.

Данные официальной статистики не позволяют идентифицировать показатели занятости лиц с инвалидностью дискредитированного стигматипа, что актуализирует, в целях анализа состояния занятости таких инвалидов, использование результатов опросов ВЦИОМ, региональных ЦЗН и коллективных и индивидуальных авторских социологических исследований [16, 17, 18, 19]. При этом однозначные значения доли работающих инвалидов с дискредитированной стигмой трудоспособного возраста отсутствуют, а приводимые показатели занятости колеблются, в зависимости от региона, в пределах 14–18 % для инвалидов с ДЦП и нарушениями ОДА, 5–9 % для инвалидов с нарушениями слуха и 4–6 % — для инвалидов по зрению.

Сравнение данных годовых отчетов за 2015–2020 гг. Хабаровской МО ВОС, предоставляемых в Центральное правление ВОС, относительно численности официально работающих инвалидов по зрению на предприятиях различных форм собственности, представленное в таблице 2, показывает состояние занятости наиболее дискриминируемой на рынке труда дискредитированной категории лиц с ОВЗ — инвалидов по зрению. Отчеты, в соответствии с Уставом ВОС, включают информацию по инвалидам в возрасте от 18 лет.

Таблица 2

Численность занятых инвалидов по зрению-членов Хабаровской МО ВОС (на 1 января года), чел.

Показатель

Год

2016

2017

2018

2019

2020

2021

Всего инвалидов, в т. ч.:

476

450

488

504

506

493

Трудоспособного возраста

230

201

212

229

220

215

Работающих, в т. ч.:

104

69

97

112

110

106

в системе ВОС

22

16

16

16

16

16

I группа

42

38

45

52

51

47

II группа

51

24

42

49

49

47

III группа

11

7

10

11

10

12

Доля работающих инвалидов трудоспособного возраста в их общей численности трудоспособного возраста, %

45,2

34,3

45,75

48,9

50

49,3

Показатели официальной занятости инвалидов по зрению на 1 января 2016 и 2017 гг. приведены в контексте картины, представленной в таблице 1 и подтверждают высказанное выше предположение о сокращении численности работающих граждан с ОВЗ вследствие изменений в нормативно-правовой составляющей института занятости инвалидов, усложнивших для них процедуру первичного и последующих освидетельствований на получение группы инвалидности, а также лишивших работающих инвалидов права на индексацию их страховых пенсий.

Приведенные данные свидетельствуют, что численность работающих инвалидов по зрению–членов МО ВОС, на 1 января 2021 г., т. е. в период продолжающейся реализации антиковидных мер, незначительно сократилась в сравнении с данными на 1 января 2020 г. и даже превысила показатели периода, предшествовавшего радикальному изменению нормативно-правовой базы в вопросе освидетельствования граждан на получение группы инвалидности и введения моратория на индексацию пенсий работающим инвалидам, вызвавших серьезное сокращение численности занятых инвалидов.

Опираясь на представленные в таблице 2 данные, а также информацию из отчетов Хабаровской МО ВОС, можно заключить, что инвалиды по зрению I и II гр. почти на равных включены в социально-трудовые отношения на открытом рынке труда, о чем говорит и незначительное их число, работающее в системе ВОС.

Все работающие инвалиды по зрению I и II гр. относятся к категории лиц трудоспособного возраста и среди них нет ни одного инвалида, сменившего место работы в течение 2018–2020 гг., что свидетельствует о стабильности их занятости как в предпандемический, так и коронавирусный периоды.

Рост численности работающих инвалидов на начало 2019 г. в сравнении с 2018 г. связан с вступлением в члены Хабаровской МО ВОС уже работающих инвалидов по зрению трудоспособного возраста. Незначительное сокращение числа работающих инвалидов в 2019–2020 гг. обусловлено сменой региона проживания. В контексте проводимого исследования этот факт не имеет существенного значения, однако с позиций сохранения населения экономически активного возраста в макрорегионе является отдельной, весьма значимой проблемой. При этом необходимо отметить постепенное снижение численности работающих инвалидов трудоспособного возраста с 2019 г. при сохранении доли занятых в пределах 50 % всей численности инвалидов по зрению данной возрастной группы.

Рост занятости слабовидящих граждан III гр. в 2020 г. обусловлен вступлением в МО ВОС уже работающих инвалидов данной группы. При этом, по нашему мнению, такой рост именно инвалидов III гр. в 2020 г. связан с целым рядом факторов, среди которых можно выделить:

— низкий размер пенсии по инвалидности, стимулирующий лиц с III гр. к более активному поиску работы, особенно в условиях законодательно утвержденной дистанционной занятости и расширением возможностей удаленной работы без использования специального программного обеспечения;

— отнесение работодателями таких лиц к дискредитируемому стигматипу, что нивелирует негативное влияние физических и социальных барьеров при их трудоустройстве;

— закрытие работодателями рабочих мест, выделенных в счет квоты для трудоустройства инвалидов, за счет таких лиц без несения дополнительных затрат на специальное оснащение квотируемых рабочих мест и пр.

Основные сферы трудовой деятельности инвалидов по зрению в предпандемический и пандемический периоды в целом соответствуют профессиям, рекомендуемым для их трудоустройства Приказом Минтруда от 04.08.2014 г. № 515 «Об утверждении методических рекомендаций по перечню рекомендуемых видов трудовой и профессиональной деятельности инвалидов с учетом нарушенных функций и ограничений их жизнедеятельности» и, таким образом, содействуют сохранению их стабильной занятости [20].

Так, наиболее высокая стабильная занятость инвалидов по зрению в 2017–2020 гг. наблюдается в 4 отраслях: здравоохранении (массажисты), образовании (преподаватели, репетиторы, социальные педагоги, педагоги-психологи, учителя, логопеды, дефектологи), промышленном производстве на предприятиях системы ВОС (рабочие), культуре (музыкальные руководители, певцы, аранжировщики, сценаристы культурно-массовых мероприятий, библиотекари и пр.).

Подчеркнем, что выше речь идет только об инвалидах, официально трудоустроенных на специализированных или обычных предприятиях различных форм собственности. Вопрос состояния неофициальной занятости инвалидов по зрению, а также работающих на условиях фриланса в контексте представленного исследования не затрагивался, хотя инвалиды, работающие на таких условиях среди членов Хабаровской МО ВОС, как и в целом на открытом рынке труда, есть.

Результаты интервью, проведенные в ноябре–декабре 2020 г. с 31 инвалидом I и II гр. дискредитированного стигматипа относительно состояния их занятости в 2020 г. (22 — инвалиды по зрению, 4 — инвалиды по слуху, 5 — инвалиды с нарушениями ОДА) показали, что все они сохранили свои рабочие места.

В зависимости от сферы деятельности работодателя и вводимых ограничительных мер в отношении предприятий, действующих в таких сферах, руководство предприятий в отношении занятых у них инвалидов выбирало 1 из 3 стратегий занятости:

— перевод на дистанционную занятость (12 — инвалиды по зрению, 2 — инвалиды по слуху, 5 — инвалиды с нарушениями ОДА);

— работа на территории работодателя с соблюдением санитарно-гигиенических норм (6 — инвалиды по зрению, 2 — инвалиды по слуху);

— отпуск с сохранением минимального размера заработной платы (4 — инвалиды по зрению).

В данном контексте необходимо отметить, что на дистанционную занятость преимущественно переводились работники сферы образования и культуры, а также АУП (из числа инвалидов по зрению) и ИТР (инвалиды по зрению, слуху и с нарушениями ОДА). Продолжали работать на территории работодателя с соблюдением санитарно-гигиенических норм сотрудники сферы здравоохранения (инвалиды по зрению), а также работники промышленных предприятий, участвующие в производстве социально-значимых товаров (инвалиды по зрению и инвалиды по слуху). Этот аспект подтверждается и информацией руководства предприятий ВОС, расположенных в западных регионах РФ [21]. В отпуск с сохранением МРОТ были отправлены инвалиды по зрению, работающие на предприятиях системы ВОС и не участвующие в производстве социально-значимых товаров. При этом предприятия системы ВОС, отнесенные к субъектам МСП, получили государственные субсидии, позволившие им компенсировать понесенные вследствие простоя потери и сохранить рабочие места за отправленными в отпуск сотрудниками, в т. ч. и инвалидами [12, 21].

Таким образом, результаты изучения отчетности Хабаровской МО ВОС о состоянии занятости инвалидов по зрению, а также результаты проведенного с работающими инвалидами интервью показали, что ограничительные меры, введенные органами власти с целью предотвращения распространения коронавирусной инфекции, не оказали влияния на состояние занятости инвалидов по зрению, а также опрошенных инвалидов с нарушениями слуха и ОДА.

Оценивая роль государственных ЦЗН в решение вопроса занятости инвалидов дискредитированного стигматипа в предпандемический и пандемический периоды с учетом внесения изменений в механизм их функционирования и оценки результатов, можно констатировать следующее:

1) Инвалиды по зрению обеих, наиболее тяжелых групп, по-прежнему предпочитают искать работу либо при помощи знакомых и родственников, либо через органы управления ВОС, либо самостоятельно (через специализированные веб-сайты). Государственные ЦЗН практически не участвуют в процессе трудоустройства представителей этой нозологии, а также инвалидов с нарушениями слуха, ОДА и ментальной функции, что подтверждается результатами опросов ВЦИОМ и Росстата [8, 17]. Так, в 2016–2017 гг. ЦЗН было трудоустроено 4 инвалида по зрению, а в 2018-2020 гг. только 1, причем число инвалидов, обращавшихся в ЦЗН за содействием в трудоустройстве, имела постоянную отрицательную тенденцию.

2) Наибольший удельный вес в общей численности работающих инвалидов по зрению в предпандемический период по-прежнему занимает группа, нашедшая работу при помощи родственников и знакомых — 42,7 %. При посредничестве местных и региональных органов управления ВОС трудоустроились 16,4 %, нашли работу через СМИ и сеть интернет — 12,3 %, трудоустроено при посредничестве ЦЗН — 0,9 % [19]. При этом данные опроса ВЦИОМ и коллективных социологических исследований демонстрируют еще более высокие показатели игнорирования инвалидами дискредитированного стигматипа услуг ЦЗН [17, 18].

Таким образом, трансформация механизма функционирования институциональной составляющей системы содействия занятости инвалидов, заключающаяся в переходе государственных ЦЗН с заявительного на инициативный принцип работы с лицами с ОВЗ, внедрении системы межведомственного взаимодействия ЦЗН и бюро МСЭ, введении новых государственных услуг по сопровождению инвалидов при получении ими образования и трудоустройстве, а также внедрении системы оценки результативности деятельности ЦЗН в вопросе трудоустройства инвалидов не оказали значимого влияния на состояние занятости лиц с ограниченными возможностями с дискредитированной стигмой.

Введение в 2018 г. гос. услуги по сопровождению инвалидов, предусматривающей реализацию комплекса взаимосвязанных мероприятий с инвалидами и работодателями — от разработки маршрута перемещения инвалида от дома до остановки общественного транспорта и от остановки до территории работодателя, заканчивая созданием специально оборудованного рабочего места для инвалида, не привело к значимому росту занятости лиц с ОВЗ с дискредитированной стигмой после начала ее предоставления [22, 23]. Фактически эта услуга оказалась невостребованной среди инвалидов дискредитированного стигматипа, из числа которых инвалиды по зрению реже всего обращаютя в ЦЗН, а инвалиды по слуху и с нарушениями ОДА, даже побывав в ЦЗН, в большинстве случаев отказываются от предлагаемых им вакансий [8, 18].

По словам председателя Хабаровской МО ВОС М. А. Лысенко, являющейся членом совета по делам инвалидов при мэре г. Хабаровска, вопрос о повышении результативности ЦЗН в трудоустройстве дискредитированных инвалидов, в т. ч. посредством предоставления новой услуги по сопровождению лиц с нарушением функций зрения, слуха или ОДА, поднимается на каждом заседании совета. К числу причин, обуславливающих низкую эффективность как новой услуги, так и деятельности ЦЗН в целом в отношении дискредитированных инвалидов, стейкхолдеры относят:

— отсутствие среди сотрудников ЦЗН специалистов, имеющих знания и навыки работы как с инвалидами отдельных дискредитированных нозологий, так и обладающих универсальными компетенциями в вопросе пространственной и социально-трудовой реабилитации каждой из них;

— низкий уровень доверия инвалидов дискредитированного стигматипа к способности сотрудников ЦЗН помочь в их трудоустройстве, обусловленный предыдущим негативным опытом обращения в ЦЗН;

— общий низкий уровень доступности физического окружения, транспортной инфраструктуры, пространственно-производственной среды, особенно важных для лиц с нарушениями зрительной функции и ОДА;

— низкий уровень пространственно-архитектурной и транспортной доступности непосредственно государственных ЦЗН, особенно для инвалидов по зрению и с нарушениями ОДА;

— узкий спектр профессиональных направлений деятельности, предлагаемых ЦЗН для трудоустройства представителей каждой нозологии инвалидов с дискредитированной стигмой и перманентное несоответствие имеющихся рабочих мест профессионально-квалификационным и физиологическим особенностям инвалидов;

— разовый или непродолжительный характер предоставления услуги по сопровождению инвалидов, недостаточный для тех из них, кто не владеет развитым навыком самостоятельной пространственной ориентации (инвалиды по зрению) или вынужден перемещаться в условиях ограниченно доступной или недоступной пространственно-архитектурной и дорожно-транспортной инфраструктуры (инвалиды по зрению и с нарушениями ОДА);

— отсутствие навыка жестовой или дактильной речи у руководителей и коллег инвалидов по слуху, ограничивающего возможности коммуницирования и, зачастую, негативно сказывающегося на результатах деятельности таких инвалидов и возможности сохранения их дальнейшей занятости;

— наличие уже имеющейся постоянной работы у инвалидов, желающих трудиться и обладающих высоким уровнем образования, квалификацией и опытом;

— недостаточный уровень образования или квалификации у инвалидов, обращающихся в ЦЗН, не отвечающий требованиям вакансий работодателей, делающий проблемным удовлетворяющее обе стороны трудоустройство инвалида и снижающий целесообразность активных действий сотрудника ЦЗН по поиску работы для таких лиц с ОВЗ;

— отсутствие альтернативных квотированию, более привлекательных для предприятий инструментов трудоустройства инвалидов, апробированных и доказавших свою валидность в других субъектах РФ, например, Белгородской, Орловской, Тюменской и Тульской обл., Республике Коми (аренда рабочих мест, финансирование создания рабочих мест, совместное создание специальных цехов или участков, размещение в счет установленной квоты для трудоустройства инвалидов производственных заказов на специализированных предприятиях общественных организаций инвалидов) [24, 25].

Таким образом, результаты деятельности государственных ЦЗН в вопросе трудоустройства инвалидов дискредитированного стигматипа в предпандемический и коронавирусный периоды, несмотря на внесенные в 2017-2019 гг. в институт содействия занятости инвалидов изменения, не демонстрировали каких-либо положительных изменений и остались на дореформенном уровне, о чем свидетельствуют опросы ВЦИОМ и социологические исследования 2013–2016 гг. [5, 16, 17].

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

К настоящему времени известны 12 подходов к интерпретации феномена инвалидности, объединенных в 3 группы: старая (медицинская), новая (социальная) и новейшая парадигмы. Модели, входящие в каждую из них, по-разному учитывают возможность инклюзии инвалидов в профессионально-трудовую сферу и влияние трудовой деятельности и социально-трудовых отношений на уровень социальной интеграции и социальной активности инвалидов, влияние этих процессов на трансформацию социальных аттитюдов относительно места инвалидов в социальной структуре и жизни общества [26, 27, 28].

В контексте указанных парадигм различные аспекты занятости, в т. ч. как основного условия и инструмента социально-трудовой реабилитации, социальной адаптации, социальной интеграции и реинтеграции, широко представлены в научном дискурсе феномена инвалидности. Так, с позиции влияния на успешность социальной интеграции инвалидов процессы восстановления трудоспособности (профессиональная реабилитация, профессиональная ориентация и трудоустройство) и профессионального статуса исследовали А. А. Дыскин и Э. И. Танюхина [29], С. Н. Кавокин [30], Л. А. Карасаева [31], Н. Ф. Дементьева и Р. С. Яцемирская [32], Е. М. Старобина [33], Р. Грубер, М. Мейри, М. Балер, Ф. Мерхоф и др.

Результаты исследований различных сторон государственной политики в направлении содействия занятости инвалидов изложены в трудах А. И. Осадчих, С. М. Пузина и О. С. Андреевой [34], Е. И. Холостовой [35], П. В. Романова и Е. Р. Ярской-Смирновой [36], В. В. Чуксиной и Н. Н. Комиссарова [37], Е. М. Старобиной, И. Е. Кузьминой и С. Г. Кривенкова [18], А. А. Дыскина и Э. И. Танюхиной, Г. В. Сулеймановой [38], А. А. Шабуновой и Л. Н. Фахрадовой [39], Е. Д. Катульского и др. Формы и методы контроля занятости лиц с ОВЗ, проблемы ее обеспечения и пути их решения, аргументация необходимости создания специальных центров профессиональной реабилитации и трудоустройства инвалидов, необходимость широкого внедрения инструмента квотирования с целью повышения их занятости получили свое отражение в работах Л. П. Храпылиной [40], О. А. Парягиной [41], Т. З. Асеевой, А. В. Федиркина и др.

С точки зрения экономических затрат и выгод, связанных с трудоустройством инвалидов исследования проводились Л. П. Храпылиной [42, 43], С. Н. Кавакиным [44], А. А. Шабуновой и Л. Н. Фахрадовой [39]. В частности Л. П. Храпылина исследовала вопросы оценки экономических затрат на реализацию активной государственной политики в направлении различных аспектов содействия занятости инвалидов, получаемого от их занятости экономического эффекта и недополученного ВВП, потерь государственного и регионального бюджетов, а также внебюджетных государственных фондов в случае игнорирования инвалидов как трудового ресурса. С. Н. Кавакин с экономической точки зрения рассмотрел проблему непроработанности или отсутствия конкретных характеристик рабочих мест и профессий, предназначенных для трудоустройства инвалидов, возникающие экономические потери из-за неэффективного использования социально-трудового потенциала лиц с ОВЗ на несоответствующих их характеристикам рабочих местах. Л. П. Храпылина, А. А. Шабунова, Л. Н. Фахрадова и ряд других ученых кроме указанных выше экономических аспектов, уделили внимание и учету экономического эффекта от занятости инвалидов в форме налоговых и социальных отчислений, их соотношению с затратами на трудоустройство, пенсионное и социальное обеспечение работающих инвалидов.

Трудовая деятельность инвалидов дискредитированного стигматипа преимущественно исследовалась с позиций получения профессионального образования, профессиональной реабилитации, профессиональной ориентации и трудоустройства как ключевых процессов социализации и ресоциализации, социально-психологической адаптации и социальной интеграции. В частности, указанные процессы в отношении инвалидов по зрению изучали М. И. Земцов, В. М. Акимушкин и М. С. Моргулис [46], А. Г. Литвак [47], М. Г. Чардымский [48] и др.; применительно к инвалидам по слуху — Е. Б. Акинина, Ю. В. Прилепко, М. Н. Реут, С. И. Кондратьева, Л.С., Измайлова и др.; в отношении инвалидов с нарушениями ОДА — Е. М. Старобина, С. А. Дряхлицина, С. Ю. Щетинина, Н. Ю. Белоусова, М. В. Шимолина и др.

Несмотря на множества исследований, прямо или косвенно связанных с состоянием занятости, проблемами трудоустройства, профессиональной реабилитации, социальной адаптации и интеграции лиц с инвалидностью, экономической оценкой затрат на их трудоустройство и получаемой от их занятости экономической выгодой в субъектно-личностном, отраслевом, региональном и национальном аспектах, по-прежнему недостаточно освещенным остаются вопросы состояния занятости инвалидов именно дискредитированного стигматипа, а также эффективности работы с ними институциональных структур, ответственных за трудоустройство лиц с ограниченными возможностями.

Новизна исследования заключается в попытке автора провести анализ состояния занятости инвалидов в предпандемический и коронавирусный периоды сфокусировав внимание на взаимосвязи изменения показателей занятости с трансформацией механизма функционирования соответствующего социального института. При этом автор переносит акцент с динамики показателей занятости инвалидов в целом на их дискредитированный инвариант опираясь на отчетные данные местного отделения ОООИ ВОС, результаты неформализованного полуструктурированного интервью работающих инвалидов с дискредитированной стигмой, а также результаты опросов ВЦИОМ и индивидуальных и коллективных социологических исследований.

Полученные результаты относительно состояния занятости инвалидов по зрению, относящихся к одной из самых дискриминируемых стигмагрупп инвалидов, свидетельствуют о несовпадении общероссийских показателей занятости инвалидов в предпандемический и пандемический периоды с аналогичными показателями занятости инвалидов по зрению I и II гр. на территории конкретной локации. Выявленные различия представляют определенный интерес для продолжения дальнейших социологических исследований в этом направлении, поскольку в научном сообществе и обществе в целом сложились определенные негативные аттитюды относительно трудоспособности инвалидов с нарушением зрительного анализатора, не соответствующие результатам данного и более раннего исследования автора [19].

Слабоизученным остается факт стабильной занятости слепых и слабовидящих инвалидов на обычных, не оснащенных для них, рабочих местах, который исследователи объясняют множеством разнообразных, зачастую противоречивых причин, опираясь при этом не на комплексное исследование данного вопроса, актуального, к слову, и для других дискредитированных нозологий, а на редуцированные опросы и интервью.

Дальнейшего развития требует и существующая методологическая база изучения проблемы занятости инвалидов каждой конкретной нозологии именно дискредитированного стигматипа, что обусловлено небольшим количеством фундаментальных, преимущественно специализированных и моноотраслевых, трудов в этом направлении и назревшей потребностью выявления взаимосвязей, логично объясняющих неконгруэнтность социальных аттитюдов и реальных показателей профессионально-трудовой и социальной активности дискредитированных акторов с ограниченными возможностями.

Более глубокого изучения требует вопрос стабильной занятости инвалидов 2 различных стигматипов — дискредитируемого и дискредитированного, поскольку наблюдающаяся динамика показателей занятости инвалидов не позволяет определить, вклад какой из данных когорт оказывает большее влияние на колебания показателей занятости, какая из когорт характеризуется большей стабильностью занятости в долгосрочном периоде и чем это обусловлено, какие причины лежат в основе долговременного трудоустройства у представителей различных нозологий этих стигматипов в контексте изначально более привлекательных социальных статусов и более широкого спектра социальных ролей у дискредитируемых инвалидов и т. д.

Кроме того, по-прежнему существенной проработки требует вопрос функциональной эффективности государственных органов ФСТЗ, отвечающих за трудоустройство инвалидов в контексте фокуса на трудовых интересах дискредитированной части последних. Большое количество научных трудов в этом направлении всего лишь создает иллюзию близкого решения указанной проблемы, в то время как ответственные институциональные структуры, даже внедряя в практику новые, казалось бы конструктивные технологии, в итоге актуализируют их в отношении дискредитируемых, а не дискредитированных инвалидов. Очевидно, что в данном ракурсе практикоориентированными исследователями должны быть предложены и обоснованы, а институциональными структурами верифицированы и валидированы методы работы, фокусирующие внимание ЦЗН на конкретных группах стейкхолдеров и, в первую очередь, инвалидов дискредитированного стигматипа, как категории граждан, чаще всего подвергающейся скрытой дискриминации при трудоустройстве

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволяет утверждать, что в предпандемический период численность занятых инвалидов трудоспособного возраста не имела однонаправленной тенденции. Данный факт был обусловлен трансформацией института содействия занятости инвалидов в нормативно-правовом и функциональном направлениях, что определяло колебания численности инвалидов трудоспособного возраста, проходивших повторное освидетельствование в бюро МСЭ на получение группы инвалидности и обращавшихся в ЦЗН за помощью в трудоустройстве в соответствии с рекомендациями ИПРА.

Расширение функционала государственных ЦЗН за счет ввода новых госуслуг по сопровождению инвалидов, перевод ЦЗН на инициативный принцип работы, утверждение системы показателей оценки эффективности деятельности ЦЗН в вопросе содействия занятости граждан с ОВЗ и пр. положительно сказались на численности лиц с инвалидностью, трудоустроенных при помощи ЦЗН в предпандемический период, что подтверждается и ростом доли работающих инвалидов трудоспособного возраста в общей численности таких лиц.

Ограничительные меры, введенные Правительством в отношении предприятий ряда секторов экономики в коронавирусный период, привели к сокращению числа работающих инвалидов в 2020 г. Такое Снижение преимущественно произошло за счет лиц с ОВЗ, получающих невысокую заработную плату, занятых неквалифицированным трудом или трудящихся на предприятиях, вынужденных сократить часть своих работников вследствие отсутствия господдержки и, в соответствии с законодательством о квотировании, имеющих право, при сокращении среднесписочной численности работников, уменьшить и число трудоустроенных у них инвалидов.

Официальные статистические данные не позволяют оценить в предпандемический и пандемический периоды состояние занятости инвалидов в разрезе их принадлежности к дискредитируемой и дискредитированной стигмагруппам. Однако опыт трудоустройства инвалидов, подтвержденный результатами множества социологических исследований, свидетельствует о преобладании среди занятых инвалидов представителей дискредитируемой стигмагруппы, не обладающей внешними проявлениями наличия у них функциональных расстройств приводящих к инвалидности, и идентифицируемых социумом в качестве нормальных членов, а потому более позитивно воспринимаемых работодателями нежели граждане со стигмой инвалида.

Проведенное автором эмпирическое исследование состояния занятости лиц с ОВЗ с дискредитированной стигмой (инвалиды по зрению) позволяют утверждать, что представители наиболее тяжелых — I и II гр. инвалидности, как в предпандемический, так и в коронавирусный периоды сохраняли стабильную занятость, обусловленную, в т. ч., и работой таких инвалидов в отраслях и по специальностям, преимущественно соответствующих рекомендациям Правительства РФ. Численность работающих инвалидов по зрению в предпандемический и пандемический периоды оставалась стабильной, а выявленное незначительное снижение было обусловлено всего лишь сменой жительства, а не действиями работодателей.

При этом результаты интервью более 30 инвалидов по зрению, слуху и с нарушениями ОДА позволяют сделать вывод, подтверждаемый, к слову, более ранними исследованиями других ученых и опросами ВЦИОМ, о крайне низкой роли государственных служб занятости в трудоустройство данных нозологий инвалидов. Причем такую картину не изменили даже произошедшие в институциональных структурах системы занятости изменения, которые должны были бы положительно сказаться на вкладе ЦЗН в этот процесс. Данный факт выступает подтверждением гипотезы о том, что ЦЗН в своей деятельности ориентируются преимущественно на трудоустройство тех нозологий инвалидов, для которых не требуется создание специально оборудованных рабочих мест и которые при этом могут быть приняты работодателями на квотируемые для трудоустройства инвалидов места.

Трансформация же механизма функционирования института содействия занятости инвалидов, несмотря на транслируемые через СМИ и профессиональные сообщество заявления о расширении функционала, изменении принципов работы, утверждении критериев эффективности, разработке и реализации стандартов новых услуг и т. д. с целью повышения показателей занятости инвалидов, фактически ориентируется лишь на их более многочисленную дискредитируемую группу, в то время как представители дискредитированной когорты продолжают решать вопросы своей занятости либо самостоятельно, либо при помощи ближайшего социального окружения.

Таким образом, результаты проведенного исследования позволяют определить приоритетные области дальнейших научных изысканий в фокусе решения проблемы трудоустройства именно дискредитированного инварианта инвалидов. Доминантой в данном случае, по мнению автора, должна быть не столько технологическая плоскость функционирования механизма занятости инвалидов в виде внедрения новых госуслуг или показателей эффективности деятельности ЦЗН, результативность которых в отношении дискредитированных инвалидов вызывает обоснованные сомнения, сколько внедрение верифицированных практикой валидных инструментов содействия занятости, альтернативных квотированию рабочих мест.

Библиография
1.
Ярская-Смирнова Е. Р. Социокультурный анализ нетипичности / Е. Р. Ярская-Смирнова. — Саратов : СГТУ, 1997. — 272 с.
2.
Прокопенко Н. П. Социальная работа с инвалидами / Н. П. Прокопенко. — Новочеркасск : Изд-во Новочерк. гос. мелиор. акад., 2013. — 55 с.
3.
Минтруд : Министр Максим Топилин : В 2017 году служба занятости помогла найти работу 88,6 тыс. инвалидов [Электронный ресурс]. — URL : https://mintrud.gov.ru/employment/resettlement/7 (дата обращения 31.01.2021).
4.
Минтруд : В 2020–2025 годах планируется проведение эксперимента по трудоустройству инвалидов на квотируемые рабочие места [Электронный ресурс]. — URL : https://mintrud.gov.ru/employment/resettlement/13 (дата обращения 31.01.2021).
5.
Сборник, сформированный на основе обобщения лучших практик деятельности добровольческих (волонтерских) организаций в сфере предоставления услуг по содействию занятости инвалидов на базе служб занятости в субъектах Российской Федерации / Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации. — М., 2020. — 39 с.
6.
ВЦИОМ : Инвалиды в России : без барьеров и ограничений [Электронный ресурс]. — URL : https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/invalidy-v-rossii-bez-barerov-i-ogranichenii (дата обращения 28.01.2021).
7.
ВЦИОМ : Международный день инвалидов — 2019 [Электронный ресурс]. — URL : https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/mezhdunarodnyj-den-invalidov-2019 (дата обращения 28.01.2021).
8.
Федеральная служба государственной статистики. Положение инвалидов [Электронный ресурс]. — URL : https://rosstat.gov.ru/folder/13964 (дата обращения 31.01.2021).
9.
Тринадцатко А. А. Ограничения в получении инвалидности в современной России и их влияние на трудоустройство инвалидов / А. А. Тринадцатко // Теории и проблемы политических исследований. — 2017. — Т. 6. — № 3А. — С. 21–29.
10.
Калашникова И. В. О трудовой занятости инвалидов в России / И. В. Калашникова, А. А. Тринадцатко // Вестник ТОГУ. — 2017. — № 1 (44). — С. 141–154.
11.
Федеральная государственная информационная система : Федеральный реестр инвалидов. Аналитика: Занятость инвалидов в трудоспособном возрасте в разрезе субъектов РФ [Электронный ресурс]. — URL : https://sfri.ru/analitika/zanyatost (дата обращения 28.01.2021).
12.
Обзор : «Перечень мер в связи с коронавирусом (COVID-19)» (КонсультантПлюс, 2020) [Электронный ресурс]. — URL : http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_348585/ (дата обращения 31.01.2021).
13.
Госуслуги : Что изменилось в начислении пособий для безработных в 2020 году [Электронный ресурс]. — URL : https://www.gosuslugi.ru/help/news/2020_05_08_work_pay#:~:text= (дата обращения 20.01.2021).
14.
Ведомости : Как компании сегодня нанимают на работу инвалидов [Электронный ресурс]. — URL : https://www.vedomosti.ru/management/articles/2020/07/22/835174-kompanii-nanimayut (дата обращения 04.02.2021).
15.
Общественная палата Российской Федерации : Инвалиды на рынке труда : мифы и реальность [Электронный ресурс]. — URL : https://www.oprf.ru/press/news/2019/newsitem/49065 (дата обращения 11.02.2021).
16.
Аналитический материал по итогам исследования о потребностях инвалидов в специальных условиях труда и существующих для них барьерах на рабочем месте [Электронный ресурс]. — URL : http://pandia.ru/text/78/135/3879.php (дата обращения 01.02.2021).
17.
ВЦИОМ : Трудоустройство с ограниченными возможностями [Электронный ресурс]. — URL : https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/trudoustrojstvo-s-ogranichennymi-vozmozhnostyami (дата обращения 01.02.2021).
18.
Результаты мониторинга потребности незанятых инвалидов трудоспособного возраста в трудоустройстве, открытии собственного дела в Санкт-Петербурге в 2017 году. Информационно-методический сборник / Е. М. Старобина, Е. О. Гордиевская, С. Г. Кривенков и др. — СПб. : СПб ГАУ «Центр занятости населения Санкт-Петербурга», 2017. — 56 с.
19.
Тринадцатко А. А. Особенности поведения инвалидов на рынке труда : [монография] / А. А. Тринадцатко. — Хабаровск : Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та, 2018. — 236 с.
20.
Приказ Минтруда России от 04.08.2014 № 515 «Об утверждении методических рекомендаций по перечню рекомендуемых видов трудовой и профессиональной деятельности инвалидов с учетом нарушенных функций и ограничений их жизнедеятельности» [Электронный ресурс]. — URL : http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=166866&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.4211411507375835#0 (дата обращения 02.02.2021).
21.
RG.RU : Как предприятия, где работают инвалиды, смогли выжить в коронакризис [Электронный ресурс]. — URL : https://rg.ru/2020/12/08/kak-predpriiatiia-gde-rabotaiut-invalidy-smogli-vyzhit-v-koronakrizis.html (дата обращения 08.02.2021).
22.
Минтруд : Замминистра Григорий Лекарев : Минтруд России работает над совершенствованием механизма квотирования рабочих мест для инвалидов [Электронный ресурс]. — URL : https://mintrud.gov.ru/employment/resettlement/11 (дата обращения 31.01.2021).
23.
Минтруд : Замминистра Григорий Лекарев : Обеспечение трудоустройства 40% инвалидов трудоспособного возраста — достижимый показатель [Электронный ресурс]. — URL : https://mintrud.gov.ru/employment/resettlement/12 (дата обращения 31.01.2021).
24.
Закон Орловской области от 06 декабря 2007 года № 726-ОЗ «О квотировании рабочих мест для трудоустройства инвалидов в Орловской области (с изменениями на: 01.09.2017)» [Электронный ресурс]. — URL : http://docs.cntd.ru/document/819030963 (дата обращения 13.02.2021).
25.
Закон Белгородской области от 25 ноября 2008 года № 244 «О квотировании рабочих мест для трудоустройства инвалидов в Белгородской области (с изменениями на: 02.03.2017)» [Электронный ресурс]. — URL : http://docs.cntd.ru/document/469024270 (дата обращения 13.02.2021).
26.
Калашникова И. В. Эволюция социальных моделей инвалидности / И. В. Калашникова, А. А. Тринадцатко // Вестник ТОГУ. — 2017. — № 3 (46). — С. 277–288.
27.
Думбаев А. Е. Инвалид, общество и право / А. Е. Думбаев, Т. В. Попова. — Алматы : ТОО «Верена», 2006. — 180 с.
28.
Clapton J. The history of disability : A history of «Otherness» [Электронный ресурс] / J. Clapton, J. Fitzgerald. — URL : http://www.ru.org/human-rights/the-history-of-disability-a-history-of-otherness.html (дата обращения 09.01.2021).
29.
Дыскин А. А. Социально-бытовая и трудовая реабилитация инвалидов и пожилых граждан / А. А. Дыскин, Э. И. Танюхина. — М. : Логос, 1996. — 224 с.
30.
Кавакин С. Н. Социальное управление процессом комплексной реабилитации инвалидов : дисс... д-ра соц. наук : 22.00.08 / С. Н. Кавакин. — М, 2002. — 448 с.
31.
Карасаева Л. А. Научное обоснование и совершенствование организационно-методических, правовых и медико-социальных основ системы профессиональной реабилитации инвалидов в Российской Федерации : дисс... д-ра мед. наук : 14.02.03 / Л. А. Карасаева. — СПб, 2011. — 327 с.
32.
Дементьева Н. Ф. Трудовая терапия в системе реабилитации больных и инвалидов : метод. пособие / Н. Ф. Дементьева, Р. С. Яцемирская. — М. : РГСУ, 2008. — 168 с.
33.
Старобина Е. М. Реабилитация инвалидов : состояние и направления развития / Е. М. Старобина. — СПб. : ЭКСПЕРТ, 2007. — 144 с.
34.
Осадчих А. И. Правовые, организационные и методические основы реабилитации инвалидов / А. И. Осадчих, С. М. Пузин, О. С. Андреева. — М. : Медицина, 2005. — T. I. — 454 с.
35.
Холостова Е. И. Социальная работа с инвалидами : учеб. пособие / Е. И. Холостова. — М. : Дашков и К, 2006. — 240 с.
36.
Романов П. В. Политика инвалидности. Проблемы доступной среды и возможности занятости / П. В. Романов, Е. Р. Ярская-Смирнова // СОЦИС. — 2005. — № 2. — С. 44–55.
37.
Чуксина В. В. Дискриминация по признаку инвалидности в трудовых отношениях / В. В. Чуксина, Н. Н. Комиссаров // Известия Иркутской государственной экономической академии. — 2015. — Т. 25. — № 1. — С. 126–134.
38.
Сулейманова Г. В. Трудоустройство инвалидов : от квотирования рабочих мест до социальной занятости / Г. В. Сулейманова // Северо-Кавказский юридический вестник. — 2017. — № 4. — С. 74–80.
39.
Шабунова А. А. Актуальные проблемы трудоустройства инвалидов / А. А. Шабунова, Л. Н. Фахрадова // Экономические и социальные перемены : факты, тенденции, прогноз. — 2016. — № 6 (48). — С. 126–142.
40.
Храпылина Л. П. Реабилитация инвалидов / Л. П. Храпылина. — М. : Экзамен, 2006. — 415 с.
41.
Парягина О. А. Социальное трудовое право : гарантии занятости и труда инвалидов : [монография] / О. А. Парягина. — Иркутск : Изд-во Иркутск. гос. ун-та, 2014. — 236 с.
42.
Храпылина Л. П. Профессиональная реабилитация и трудоустройство инвалидов в условиях перехода к рыночным отношениям : автореф. дисс... д-ра экон. наук : 08.00.07 / Л. П. Храпылина. — М., 1994. — 29 с.
43.
Храпылина Л. П. Социально-экономические аспекты эффективности трудоустройства и результативности труда инвалидов / Л. П. Храпылина // Вестник Всероссийского общества специалистов по медико-социальной экспертизе, реабилитации и реабилитационной индустрии. — 2013. — № 4. — С. 6–10.
44.
Кавокин С. Н. О необходимости совершенствования системы аттестации и сертификации рабочих мест в интересах трудоустройства инвалидов в современных условиях / С. Н. Кавокин // Охрана и экономика труда. — 2012. — № 3. — С. 32–33.
45.
Акимушкин В. М. Основы тифлологии / В. М. Акимушкин, М. С. Моргулис. — К. : Радянска школа, 1980. — 71 с.
46.
Литвак А. Г. Психология слепых и слабовидящих : учеб. пособие / А. Г. Литвак. — СПб. : Изд–во РГПУ, 1998. — 271 с.
47.
Чардымский М. Г. Формы трудоустройства инвалидов по зрению / М. Г. Чардымский // Знание. — 2016. — № 4–З (33). — С. 40–44
References (transliterated)
1.
Yarskaya-Smirnova E. R. Sotsiokul'turnyi analiz netipichnosti / E. R. Yarskaya-Smirnova. — Saratov : SGTU, 1997. — 272 s.
2.
Prokopenko N. P. Sotsial'naya rabota s invalidami / N. P. Prokopenko. — Novocherkassk : Izd-vo Novocherk. gos. melior. akad., 2013. — 55 s.
3.
Mintrud : Ministr Maksim Topilin : V 2017 godu sluzhba zanyatosti pomogla naiti rabotu 88,6 tys. invalidov [Elektronnyi resurs]. — URL : https://mintrud.gov.ru/employment/resettlement/7 (data obrashcheniya 31.01.2021).
4.
Mintrud : V 2020–2025 godakh planiruetsya provedenie eksperimenta po trudoustroistvu invalidov na kvotiruemye rabochie mesta [Elektronnyi resurs]. — URL : https://mintrud.gov.ru/employment/resettlement/13 (data obrashcheniya 31.01.2021).
5.
Sbornik, sformirovannyi na osnove obobshcheniya luchshikh praktik deyatel'nosti dobrovol'cheskikh (volonterskikh) organizatsii v sfere predostavleniya uslug po sodeistviyu zanyatosti invalidov na baze sluzhb zanyatosti v sub''ektakh Rossiiskoi Federatsii / Ministerstvo truda i sotsial'noi zashchity Rossiiskoi Federatsii. — M., 2020. — 39 s.
6.
VTsIOM : Invalidy v Rossii : bez bar'erov i ogranichenii [Elektronnyi resurs]. — URL : https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/invalidy-v-rossii-bez-barerov-i-ogranichenii (data obrashcheniya 28.01.2021).
7.
VTsIOM : Mezhdunarodnyi den' invalidov — 2019 [Elektronnyi resurs]. — URL : https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/mezhdunarodnyj-den-invalidov-2019 (data obrashcheniya 28.01.2021).
8.
Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki. Polozhenie invalidov [Elektronnyi resurs]. — URL : https://rosstat.gov.ru/folder/13964 (data obrashcheniya 31.01.2021).
9.
Trinadtsatko A. A. Ogranicheniya v poluchenii invalidnosti v sovremennoi Rossii i ikh vliyanie na trudoustroistvo invalidov / A. A. Trinadtsatko // Teorii i problemy politicheskikh issledovanii. — 2017. — T. 6. — № 3A. — S. 21–29.
10.
Kalashnikova I. V. O trudovoi zanyatosti invalidov v Rossii / I. V. Kalashnikova, A. A. Trinadtsatko // Vestnik TOGU. — 2017. — № 1 (44). — S. 141–154.
11.
Federal'naya gosudarstvennaya informatsionnaya sistema : Federal'nyi reestr invalidov. Analitika: Zanyatost' invalidov v trudosposobnom vozraste v razreze sub''ektov RF [Elektronnyi resurs]. — URL : https://sfri.ru/analitika/zanyatost (data obrashcheniya 28.01.2021).
12.
Obzor : «Perechen' mer v svyazi s koronavirusom (COVID-19)» (Konsul'tantPlyus, 2020) [Elektronnyi resurs]. — URL : http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_348585/ (data obrashcheniya 31.01.2021).
13.
Gosuslugi : Chto izmenilos' v nachislenii posobii dlya bezrabotnykh v 2020 godu [Elektronnyi resurs]. — URL : https://www.gosuslugi.ru/help/news/2020_05_08_work_pay#:~:text= (data obrashcheniya 20.01.2021).
14.
Vedomosti : Kak kompanii segodnya nanimayut na rabotu invalidov [Elektronnyi resurs]. — URL : https://www.vedomosti.ru/management/articles/2020/07/22/835174-kompanii-nanimayut (data obrashcheniya 04.02.2021).
15.
Obshchestvennaya palata Rossiiskoi Federatsii : Invalidy na rynke truda : mify i real'nost' [Elektronnyi resurs]. — URL : https://www.oprf.ru/press/news/2019/newsitem/49065 (data obrashcheniya 11.02.2021).
16.
Analiticheskii material po itogam issledovaniya o potrebnostyakh invalidov v spetsial'nykh usloviyakh truda i sushchestvuyushchikh dlya nikh bar'erakh na rabochem meste [Elektronnyi resurs]. — URL : http://pandia.ru/text/78/135/3879.php (data obrashcheniya 01.02.2021).
17.
VTsIOM : Trudoustroistvo s ogranichennymi vozmozhnostyami [Elektronnyi resurs]. — URL : https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/trudoustrojstvo-s-ogranichennymi-vozmozhnostyami (data obrashcheniya 01.02.2021).
18.
Rezul'taty monitoringa potrebnosti nezanyatykh invalidov trudosposobnogo vozrasta v trudoustroistve, otkrytii sobstvennogo dela v Sankt-Peterburge v 2017 godu. Informatsionno-metodicheskii sbornik / E. M. Starobina, E. O. Gordievskaya, S. G. Krivenkov i dr. — SPb. : SPb GAU «Tsentr zanyatosti naseleniya Sankt-Peterburga», 2017. — 56 s.
19.
Trinadtsatko A. A. Osobennosti povedeniya invalidov na rynke truda : [monografiya] / A. A. Trinadtsatko. — Khabarovsk : Izd-vo Tikhookean. gos. un-ta, 2018. — 236 s.
20.
Prikaz Mintruda Rossii ot 04.08.2014 № 515 «Ob utverzhdenii metodicheskikh rekomendatsii po perechnyu rekomenduemykh vidov trudovoi i professional'noi deyatel'nosti invalidov s uchetom narushennykh funktsii i ogranichenii ikh zhiznedeyatel'nosti» [Elektronnyi resurs]. — URL : http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=166866&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.4211411507375835#0 (data obrashcheniya 02.02.2021).
21.
RG.RU : Kak predpriyatiya, gde rabotayut invalidy, smogli vyzhit' v koronakrizis [Elektronnyi resurs]. — URL : https://rg.ru/2020/12/08/kak-predpriiatiia-gde-rabotaiut-invalidy-smogli-vyzhit-v-koronakrizis.html (data obrashcheniya 08.02.2021).
22.
Mintrud : Zamministra Grigorii Lekarev : Mintrud Rossii rabotaet nad sovershenstvovaniem mekhanizma kvotirovaniya rabochikh mest dlya invalidov [Elektronnyi resurs]. — URL : https://mintrud.gov.ru/employment/resettlement/11 (data obrashcheniya 31.01.2021).
23.
Mintrud : Zamministra Grigorii Lekarev : Obespechenie trudoustroistva 40% invalidov trudosposobnogo vozrasta — dostizhimyi pokazatel' [Elektronnyi resurs]. — URL : https://mintrud.gov.ru/employment/resettlement/12 (data obrashcheniya 31.01.2021).
24.
Zakon Orlovskoi oblasti ot 06 dekabrya 2007 goda № 726-OZ «O kvotirovanii rabochikh mest dlya trudoustroistva invalidov v Orlovskoi oblasti (s izmeneniyami na: 01.09.2017)» [Elektronnyi resurs]. — URL : http://docs.cntd.ru/document/819030963 (data obrashcheniya 13.02.2021).
25.
Zakon Belgorodskoi oblasti ot 25 noyabrya 2008 goda № 244 «O kvotirovanii rabochikh mest dlya trudoustroistva invalidov v Belgorodskoi oblasti (s izmeneniyami na: 02.03.2017)» [Elektronnyi resurs]. — URL : http://docs.cntd.ru/document/469024270 (data obrashcheniya 13.02.2021).
26.
Kalashnikova I. V. Evolyutsiya sotsial'nykh modelei invalidnosti / I. V. Kalashnikova, A. A. Trinadtsatko // Vestnik TOGU. — 2017. — № 3 (46). — S. 277–288.
27.
Dumbaev A. E. Invalid, obshchestvo i pravo / A. E. Dumbaev, T. V. Popova. — Almaty : TOO «Verena», 2006. — 180 s.
28.
Clapton J. The history of disability : A history of «Otherness» [Elektronnyi resurs] / J. Clapton, J. Fitzgerald. — URL : http://www.ru.org/human-rights/the-history-of-disability-a-history-of-otherness.html (data obrashcheniya 09.01.2021).
29.
Dyskin A. A. Sotsial'no-bytovaya i trudovaya reabilitatsiya invalidov i pozhilykh grazhdan / A. A. Dyskin, E. I. Tanyukhina. — M. : Logos, 1996. — 224 s.
30.
Kavakin S. N. Sotsial'noe upravlenie protsessom kompleksnoi reabilitatsii invalidov : diss... d-ra sots. nauk : 22.00.08 / S. N. Kavakin. — M, 2002. — 448 s.
31.
Karasaeva L. A. Nauchnoe obosnovanie i sovershenstvovanie organizatsionno-metodicheskikh, pravovykh i mediko-sotsial'nykh osnov sistemy professional'noi reabilitatsii invalidov v Rossiiskoi Federatsii : diss... d-ra med. nauk : 14.02.03 / L. A. Karasaeva. — SPb, 2011. — 327 s.
32.
Dement'eva N. F. Trudovaya terapiya v sisteme reabilitatsii bol'nykh i invalidov : metod. posobie / N. F. Dement'eva, R. S. Yatsemirskaya. — M. : RGSU, 2008. — 168 s.
33.
Starobina E. M. Reabilitatsiya invalidov : sostoyanie i napravleniya razvitiya / E. M. Starobina. — SPb. : EKSPERT, 2007. — 144 s.
34.
Osadchikh A. I. Pravovye, organizatsionnye i metodicheskie osnovy reabilitatsii invalidov / A. I. Osadchikh, S. M. Puzin, O. S. Andreeva. — M. : Meditsina, 2005. — T. I. — 454 s.
35.
Kholostova E. I. Sotsial'naya rabota s invalidami : ucheb. posobie / E. I. Kholostova. — M. : Dashkov i K, 2006. — 240 s.
36.
Romanov P. V. Politika invalidnosti. Problemy dostupnoi sredy i vozmozhnosti zanyatosti / P. V. Romanov, E. R. Yarskaya-Smirnova // SOTsIS. — 2005. — № 2. — S. 44–55.
37.
Chuksina V. V. Diskriminatsiya po priznaku invalidnosti v trudovykh otnosheniyakh / V. V. Chuksina, N. N. Komissarov // Izvestiya Irkutskoi gosudarstvennoi ekonomicheskoi akademii. — 2015. — T. 25. — № 1. — S. 126–134.
38.
Suleimanova G. V. Trudoustroistvo invalidov : ot kvotirovaniya rabochikh mest do sotsial'noi zanyatosti / G. V. Suleimanova // Severo-Kavkazskii yuridicheskii vestnik. — 2017. — № 4. — S. 74–80.
39.
Shabunova A. A. Aktual'nye problemy trudoustroistva invalidov / A. A. Shabunova, L. N. Fakhradova // Ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny : fakty, tendentsii, prognoz. — 2016. — № 6 (48). — S. 126–142.
40.
Khrapylina L. P. Reabilitatsiya invalidov / L. P. Khrapylina. — M. : Ekzamen, 2006. — 415 s.
41.
Paryagina O. A. Sotsial'noe trudovoe pravo : garantii zanyatosti i truda invalidov : [monografiya] / O. A. Paryagina. — Irkutsk : Izd-vo Irkutsk. gos. un-ta, 2014. — 236 s.
42.
Khrapylina L. P. Professional'naya reabilitatsiya i trudoustroistvo invalidov v usloviyakh perekhoda k rynochnym otnosheniyam : avtoref. diss... d-ra ekon. nauk : 08.00.07 / L. P. Khrapylina. — M., 1994. — 29 s.
43.
Khrapylina L. P. Sotsial'no-ekonomicheskie aspekty effektivnosti trudoustroistva i rezul'tativnosti truda invalidov / L. P. Khrapylina // Vestnik Vserossiiskogo obshchestva spetsialistov po mediko-sotsial'noi ekspertize, reabilitatsii i reabilitatsionnoi industrii. — 2013. — № 4. — S. 6–10.
44.
Kavokin S. N. O neobkhodimosti sovershenstvovaniya sistemy attestatsii i sertifikatsii rabochikh mest v interesakh trudoustroistva invalidov v sovremennykh usloviyakh / S. N. Kavokin // Okhrana i ekonomika truda. — 2012. — № 3. — S. 32–33.
45.
Akimushkin V. M. Osnovy tiflologii / V. M. Akimushkin, M. S. Morgulis. — K. : Radyanska shkola, 1980. — 71 s.
46.
Litvak A. G. Psikhologiya slepykh i slabovidyashchikh : ucheb. posobie / A. G. Litvak. — SPb. : Izd–vo RGPU, 1998. — 271 s.
47.
Chardymskii M. G. Formy trudoustroistva invalidov po zreniyu / M. G. Chardymskii // Znanie. — 2016. — № 4–Z (33). — S. 40–44

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Тема занятости инвалидов с завидной регулярностью попадает в зону внимания исследователей различных профилей. Но теперь появился еще один заметный аспект в этой проблеме, связанный с распространением коронавирусной инфекции. Именно этот аспект (или акцент) затрагивает в своем исследовании автор рецензируемого материала.
В начале своей работы автор идет традиционным путем и обращает внимание на область трудовой инклюзии. Важным моментом при этом следует признать то, что автор оперирует вполне состоятельными в научном плане понятиями, которые позволяют в принципе заявленную тему раскрыть. Так, например, автор справедливо утверждает, что «инвалиды дискредитируемого стигматипа обычно не испытывают проблем с трудоустройством, т. к. для них не требуется соблюдение особых условий труда или создание специально оборудованных рабочих мест, в то время как лица дискредитированного стигматипа сталкиваются с такими барьерами не только в процессе поиска работы или выполнения профессионально-трудовых обязанностей, но и при осуществлении повседневных функций». В данном случае мы видим, что автор вполне уместно и в целях укрепления эвристического потенциала своей работы использует понятие стигматипа, соответствующего выбранному методологическому ракурсу исследования.
Автор формулирует цель, объект и предмет исследования, что позволяет оценить направление научного поиска. Чего недостает? Нет, к сожалению, продуктивного анализа научного дискурса, анализа возможностей определения основных подходов к исследованию рассматриваемого предмета. Этот серьезный недочет не позволяет оценить преимущества предложенного автором ракурса исследования перед уже имеющимися в науке наработками ученых. В свою очередь, в связи с этим обстоятельством возникают сложности при идентификации авторской концепции в целом, а вместе с ней и новизны работы. Поэтому в данном направлении автору еще предстоит серьезная работа, прежде чем можно будет вновь вернуться к решению вопроса о рекомендации статьи для опубликования.
Что касается эмпирической части исследования, которая является основной в работе, то используемые методы контент-анализа, анализа статистических данных, анализа результатов социологических опросов ВЦИОМ вполне релевантны поставленной проблеме. К тому же, как указано в материале, автор привлекает данные Федеральной службы государственной статистики РФ, Федеральной государственной информационной системы «Федеральный реестр инвалидов», Министерства труда и социальной защиты России, «результаты социологических опросов Всероссийского центра изучения общественного мнения» (раньше был ВЦИОМ, теперь автор зачем-то эту информацию дублирует). Что здесь вызывает сомнения? Во-первых, необходимо описать инструментарий, определить гипотезу исследования, дать обоснование используемых методов как по отдельности, так и в их совокупности. В противном случае не совсем ясной выглядит позиция автора по поводу именно такого сочетания методов. В частности, например, какое значение имеет метод контент-анализа, если речь идет о трудовой занятости инвалидов. Вряд ли он в этом контексте имеет значимость, хотя если автор настаивает на его применении, для этого необходимо обосновать выбор.
Еще одним слабым местом в работе является отсутствие интерпретаций приводимых в статье данных эмпирического исследования. Автор оперирует разными цифрами и показателями, но как они связаны друг с другом – и главное – какое они имеют отношение к теме исследования непосредственно – понять достаточно сложно. Нужно избавиться от громоздких таблиц и обилия цифр и представить удобопонимаемые трактовки анализируемых процессов. Автор, кстати сказать, почти никак не подчеркивает значимость показателей в предпандемический и пандемический периоды, хотя это ключевой момент темы и на этом нужно сосредоточить особое внимание. Так, например, автор отмечат, что «представленные в таблице 3 данные позволяют оценить динамику численности и долю занятых инвалидов трудоспособного возраста в условиях реализации противопандемических мер в 2020 г.», однако о самих этих мерах речи не идет, равно как и не представляется возможным установить явную связь между динамикой занятости и такого рода мерами; для этого необходимо по крайней мере проводить массовый опрос населения или использовать иные массовые формы исследований. Не совсем ясно, какое значение для цели работы имеет разбивка по федеральным округам – в масштабе темы это не имеет решающего значения.
Заключение нужно сделать более аналитическим, не повторять в нем снова наборы цифр, а обобщить их в наблюдаемые тенденции и подкрепить соответствующими общими данными эмпирических исследований.
Таким образом, статья имеет ряд серьезных недостатков, над которыми автору еще предстоит работать.





Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Целью исследования является оценка роли Центров занятости населения в решении вопроса занятости инвалидов в предпандемический и пандемический периоды.
Глобальный кризис COVID-19 усугубляет существующее неравенство, раскрывая масштабы социальной изоляции и выводя на первый план усилия по инклюзии лиц с инвалидностью как настоятельную необходимость. Пандемия еще более обостряет их положение, оказывая на инвалидов несоразмерное прямое и косвенное воздействие. Тема рецензируемой статьи представляется актуальной ввиду того, что в условиях пандемии коронавирусной инфекции необходимо совершенствовать механизм установления и выполнения квоты для приема на работу инвалидов в российских компаниях. Кроме того, инвалиды могут внести значимый вклад в преодоление кризиса и построение будущего. Многие из них успешно приспособились к жизни в изоляции и работе в альтернативных условиях, и их опыт можно взять на вооружение в нынешней ситуации.
Методологический блок статьи прописан подробно, все методы выбраны верно, что не дает сомневаться в полученных результатах исследований.
Научная новизна статьи состоит в предоставлении информации о состоянии занятости инвалидов в предпандемический и коронавирусный периоды как в разрезе данных официальной статистики в отношении всей группы лиц с инвалидностью, так и в отношении представителей нозологии инвалидов, относимых к дискредитированному стигматипу, а также в проведении сравнения официальных данных о вкладе государственных ЦЗН в решение вопроса занятости инвалидов с мнением представителей инвалидов дискредитированного стигматипа об участии центров занятости населения в их трудоустройстве в предпандемический и коронавирусный периоды.
Материал статьи изложен с соблюдением внутренней логики, текст структурирован, в конце статьи представлены аргументированные выводы для научного сообщества. Апелляция к оппонентам представлена. В публикации представлены наглядные материалы исследования, которые позволяют читателям легче воспринимать информацию о численности занятых в экономике Российской Федерации и Хабаровского края инвалидов. Список использованной литературы содержит более чем достаточное количество источников (сорок семь публикаций), в основном использованы источники хорошего качества, однако не использованы материалы зарубежных исследователей.
В качестве замечаний/рекомендаций отметим:
1. Исходя из содержания статьи предлагаем уточнить ее название, вариант рецензента: "Состояние занятости инвалидов в России в предпандемический и пандемический периоды (на примере Хабаровского края)".
2. Нам кажется, что статья только бы выиграла, если бы автор представил сведения об опыте других стран в трудоустройстве инвалидов в предпандемический и пандемический периоды.
3. Необходимо выровнять текст публикации по ширине.
Работа в целом соответствует требованиям, предъявляемым к научным исследованиям, написана на актуальную тему, найдет отклик среди читателей и может быть рекомендована к публикации в журнал «Социодинамика».
Замечания главного редактора от 22.03.2021 : " Автор частично учел замечания рецензентов. Работа рекомендуется к публикации".
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"