Статья 'Правоохранительные органы как стейкхолдеры этноконфессионального пространства публичных коммуникаций' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Правоохранительные органы как стейкхолдеры этноконфессионального пространства публичных коммуникаций

Зотов Виталий Вдадимирович

доктор социологических наук, кандидат философских наук

профессор департамента философии ФГАОУ ВО «Московский физико-технический институт (национальный исследовательский университет)»

141701, Россия, Московская область, г. Долгопрудный, пер. Институтский, 9

Zotov Vitaliy Vladimirovich

Professor, the department of Philosophy, Moscow Institute of Physics and Technology (National Research University)

141701, Russia, Moskovskaya oblast', g. Dolgoprudnyi, per. Institutskii, 9

om_zotova@mail.ru
Васильева Ирина Николаевна

кандидат социологических наук

старший преподаватель кафедры организации деятельности органов внутренних дел ФГКОУ ВО «Академия управления Министерства внутренних дел РФ»

125171, Россия, г. Москва, ул. Зои И Александра, 8

Vasilyeva Irina Nikolaevna

PhD in Sociology

Senior Educator, the department of Administration of Law Enforcement Agencies, Academy of Management of the Ministry of Internal Affairs of Russia

125171, Russia, g. Moscow, ul. Zoi I Aleksandra, 8

dinikoll@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2021.1.34756

Дата направления статьи в редакцию:

28-12-2020


Дата публикации:

03-02-2021


Аннотация: Предметом исследования в данной публикации выступает этноконфессиональное пространство публичных коммуникаций как совокупность медиа каналов и стейкхолдеров, вовлеченных в процесс принятия общественно значимых решений, направленных на гармонизацию отношений и предотвращения конфликтов в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений. Цель исследования – обоснование необходимости участия правоохранительных органов в организации диалога и партнёрства в этноконфессиональном пространстве публичных коммуникаций в качестве его стейкхолдера. Методология исследования в теоретическом плане базируется на концепции менеджмента публичных ценностей и менеджеральной концепции стейкхолдеров, в эмпирическом плане – на результатах экспертного опроса и анализе нормативно-правовой документации, регламентирующей деятельность органов внутренних дел. Авторы обосновывают положение, что проблемы межэтнических и межконфессиональных отношений должны решаться не только административным путем, но и в пространстве публичных коммуникаций через вовлечение представителей заинтересованных сторон. Анализ экспертного мнения показывает, что правоохранительные структуры оказывают значимое влияние на процесс решения проблем в этноконфессиональной сфере, но не играют заметной роли в организации диалога и партнерства в этноконфессиональном пространстве публичных коммуникаций. Представляется, что для повышения эффективности деятельности органов внутренних дел по гармонизации отношений и предотвращению конфликтов в этноконфессиональной сфере, в первую очередь необходимо создать соответствующую правовую основу для организации сотрудничества и партнёрства органов внутренних дел и иных представителей заинтересованных сторон в пространстве публичных коммуникаций.


Ключевые слова: государственная национальная политика, пространство публичных коммуникаций, органы внутренних дел, стейкхолдеры, межнациональные отношения, межконфессиональные отношения, предотвращение конфликтов, гармонизация отношений, закон о полиции, экспертный опрос

Статья выполнена в рамках гранта РФФИ 19-011-00835 А «Формирование пространства публичных коммуникаций как условие снижения рисков межнациональных и этноконфессиональных конфликтов в приграничных регионах»

Abstract: The subject of this research is the ethno-confessional space of public communications as an assemblage of media channels and stakeholders engaged in the process of making socially important decisions aimed at harmonization of interethnic and inter-confessional relations and prevention of conflicts thereof. The goal consists in substantiation of the need for involvement of law enforcement agencies in arrangement of a dialogue and partnership in the ethno-confessional space of public communications as its stakeholder. In theoretical aspect, the research methodology leans on the concept of management of public values and managerial concept of stakeholders; in the empirical aspect – it is based on the results of expert poll and analysis of normative legal documentation, which regulates the activity of law enforcement agencies. Substantiation is made that the problems of interethnic and Inter-confessional relations should be resolved not only from administrative perspective, but also within the space of public communications through engaging the representatives of interested parties. The analysis of expert opinion demonstrates that law enforcement structures have a considerable influence upon the process of problem settlement in the ethno-confessional sphere, but do not play a noticeable role in arrangement of a dialogue and partnership in the ethno-confessional space of public communications. It is underlined that in order to improve performance of law enforcement agencies on harmonization of relations and conflict prevention in the ethno-confessional sphere, requires creating the corresponding legal framework for cooperation and partnership of the law enforcement agencies and other interested parties in the space of public communications.



Keywords:

conflict prevention, interfaith relations, interethnic relations, stakeholders, internal affairs bodies, public communications space, state national policy, harmonizing relationships, Police Act, expert survey

Деятельность органов внутренних дел должна коррелировать с действиями органов власти субъектов РФ в сфере государственной национальной политики, в рамках которой наряду с другими целями ставиться цель снижения конфликтных ситуаций в сфере этноконфессиональных отношений [3]. Позитивный опыт проведения национальной политики в регионах впечатляет: имеются наработки нормативно-правовой базы, финансового, инструментального, институционального обеспечения её реализации [9, 15], накоплен опыт обеспечения взаимодействия различных структур власти субъектов РФ, ее конструктивного диалога со структурами гражданского общества [12].

Как пишет А. Б. Паскачев, государственная национальная политика должна отражать «все многообразие интересов народов России, иметь в своем арсенале четкие механизмы их согласования, способствовать формированию общности позиций органов государственной власти, различных политических и общественных сил в национальном вопросе, основанных на конституционных принципах, научно обоснованных выводах и рекомендациях» [13, С.160]. Поэтому несмотря на значительные шаги, предпринятые в сфере управления этноконфессиональными процессами, государственная национальная политика требует переосмысления на основе современных научных концепций.

Такой теоретико-методологической основой призвана стать концепция менеджмента публичных ценностей (Public value management), которая ориентирует власть на углубление взаимодействий с заинтересованными сторонами, формирование условий для их участия в вопросах публичного характера [7, 19]. В этом случае возникает сетевая структура решения общественно значимых проблем, которая включает в себя помимо государственных органов и иных представителей заинтересованных сторон, открыто сотрудничающие друг с другом при выработке сложных решений общественно значимых проблем. Одним из первых, кто поставил вопрос о сетевой форме публичного управления, принципиальным образом изменяющей формат взаимоотношений органов власти с бизнесом и гражданским обществом, был Р. Родес [18]. Публичное управление в данном случае не столько исполнительская функция государства, сколько общественно-политический процесс выработки согласованного решения совместно с другими заинтересованными сторонами в публичном пространстве [16, 17, 20]. Другими словами, государство – это субъект управления, который вовлекает представителей заинтересованных сторон в процесс решения общественно значимых проблем этноконфессиональной сферы. На уровне региона субъектом управления этноконфессиональной сферой будет являться администрация субъекта РФ (в лице своих комитетов, ответственных за реализацию внутренней, молодёжной и медийной политики), так как именно на неё возлагаются обязанности по профилактике межнациональных (межэтнических) конфликтов и обеспечению межнационального и межконфессионального согласия (см. например [4]). Другие акторы этноконфессионального пространства публичных коммуникаций, испытывающие на себе влияние решений и действий субъекта управления либо сами оказывающие на него воздействие, выступают в роли заинтересованных сторон.

Заинтересованные стороны призваны играть значимую роль в разрешении общественных коллизий в межнациональной и межконфессиональной сфере. При этом их участие должно быть специально организовано, что достигается за счёт их вовлечения в процесс выработки и реализации решений в вышеуказанной сфере. Для публичного управления это выражается в необходимости развития публичных коммуникаций между представителями заинтересованных сторон для обеспечения чёткой артикуляции общественной позиции по соответствующему вопросу. Публичные коммуникации – это множество медиаканалов, объединяющее органы власти и стейкхолдеров гражданского общества для диалога и партнёрства по вопросам, имеющим общественный интерес [11, С. 62]. Пространство публичных коммуникаций не гомогенно, а состоит из множества автономных, хотя и связаны друг с другом областей, которые организуются вокруг определенной сферы жизнедеятельности общества. Одним из таких пространств является этноконфессиональное пространство публичных коммуникаций, представляющее собой совокупность медиаканалов, объединяющих основных стейкхолдеров с целью решения общественно значимых вопросов в сфере этноконфессиональных отношений. При этом отметим, что данное понятие не является синонимом понятия «этноконфессиональная сфера», под которой понимается сфера, где реализуются взаимоотношения между различными этносами и конфессиями, образующими российский социум.

История убедительно показывает, что гармонизация отношений, а тем более предотвращение конфликтов возможно только в условиях диалога и партнерства всех заинтересованных сторон. Организация пространства этноконфессиональной публичной коммуникации – важный фактор снижения рисков этноконфессиональных конфликтов. Поэтому в более ранних работах была предпринята попытка выделить основных стейкхолдеров данного пространства как на уровне государственных, так и на уровне общественных структур [10, C.397]. На уровне региона к ним были отнесены следующие «государственные» структуры: 1) региональные органы власти, в том числе исполнительные органы субъектов РФ администрации муниципалитетов; 2) федеральные органы, действующие на территории региона, в том числе правоохранительные органы в лице регионального управления по вопросам миграции МВД России, регионального центра по противодействию экстремизму МВД России, отделов МВД России по муниципалитетам, Федеральная служба безопасности, а также Федеральное агентство по делам национальностей; 3) Официальные СМИ (в том числе электронные); 4) медиаторы в лице комиссий/рабочих групп по межнациональным и межконфессиональным отношениям. К «общественным» стейкхолдерам были отнесены 1) структуры гражданского общества, представленные политическими партиями, религиозными объединениями, некоммерческими организациями, созданные по национальному признаку, молодежные объединения и казачество; 2) неофициальные средства массовой информации; 3) местное сообщество, в том числе лидеры общественного мнения, представители национальных диаспор и землячеств; 4) высшие учебные заведения, осуществляющие подготовку иностранных студентов. Каждый из стейкхолдеров занимает определенные позиции в этноконфессиональном пространстве публичных коммуникаций.

Цель данного исследования – обоснование необходимости участия правоохранительных органов в организации диалога и партнёрства в этноконфессиональном пространстве публичных коммуникаций в качестве его стейкхолдера.

Для получения достоверной и обоснованной информации о перспективах развития сотрудничества представителей заинтересованных сторон в этноконфессиональной сфере приграничного региона осенью 2020 года был осуществлен экспертный опрос среди специалистов-практиков, которые обладают высоким уровнем профессиональной ориентации в проблеме при ограниченности в ответах границами служебной деятельности [14, С.111]. Общее количество опрошенных экспертов – 100 представителей вышеуказанных заинтересованных сторон, которые в своей деятельности взаимодействуют с другими стейкхолдерами этноконфессиональной сферы. К числу таких были отнесены, помимо служащих органов власти субъекта РФ (Комитет внутренней политики, Комитет молодёжной политики и туризма, Комитет информации и печати и Курской области), также служащие администрации г. Курска, Железнодорожного и Центрального округов и Курского района; сотрудники правоохранительных органов (Центра по противодействию экстремизму, Управление по вопросам миграции, Отделы полиции по г.Курску и Курскому району); представители некоммерческих организаций, созданных по национальному признаку; религиозных организаций; молодежных объединений, волонтерских движений и политических партий, организующих культурно-просветительские мероприятия на национальные тематики; масс-медиа, пишущие на эти темы; работники международных отделов вузов Курска и профессорско-преподавательский состав кафедр, работающих с иностранными студентами. В выборке экспертов представители заинтересованных сторон были представлены в равной пропорции. Опрос проводился на территории Курской области как моноэтническом приграничном регионе с медианными показателями миграции и социально-экономического развития (по данным Росстата - https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13204). В значительной части приграничных субъектов РФ численность русского населения составляет более 90%, что позволяет признать их моноэтническими регионами. Таким образом результаты экспертного опроса можно распространить на большую часть приграничных моноэтнических регионов. В рамках проводимого опроса была осуществлена в том числе: 1) оценка их влияния на решение проблем в этноконфессиональной сфере и 2) оценка их участия в организации диалога и партнерства в публичном пространстве коммуникаций. Оценка проводилась по 5-бальной шкале, где с учетом того, что оценка ниже двойки экспертами фактически не выставлялась, была принята следующая интерпретационная шкала: «от 4,5 до 5» – высокий уровень влияния, «от 4 до 4,5» – уровень влияния выше среднего, «от 3,5 до 4» – средний уровень влияния, «от 3 до 3,5» – уровень влияния ниже среднего, «от 2,5 до 3» – низкий уровень влияния, «ниже 2,5» – влияние не признается.

На основе экспертного опроса была дана отдельно оценка для «государственных» и «общественных» структур. Для «общественных» структур эксперты признают влияние на ситуацию в этноконфессиональной сфере и участие в организации публичного пространства коммуникаций таких стейкхолдеров как религиозные организации, неофициальные масс медиа, и, безусловно, представители национальных диаспор. Экспертная оценка степени влияния различных «государственных» структур представлена в таблице 1.

Таблица 1 – Оценка влияния государственных структур на ситуацию в этноконфессиональной сфере и их участия в организации публичного пространства коммуникаций по 5-бальной шкале и доля затруднившихся дать оценку, в %

Государственные структуры

Оценка влияния на этноконфес-сиональную сферу

% затруднив-шихся

Оценка участия в организации публичного пространства коммуникаций

% затруднив-шихся

1

2

3

4

5

1) Администрация субъекта РФ

4,1

3

4,0

4

2) Федеральная служба безопасности

4,1

4

4,0

7

3) Центр по противодействию экстремизму МВД России субъекта РФ

4,0

4

3,6

9

4) Управление по вопросам миграции МВД России субъекта РФ

4,0

5

3,5

10

5) Администрации муниципальных районов/городских округов

3,7

8

3,3

10

6) Официальные СМИ (в том числе электронные)

3,7

6

4,0

4

7) Межведомственная комиссия по межнациональным отношениям

3,6

4

3,4

10

8) Отделы/отделения МВД России по муниципальным районам

3,5

10

3,1

11

9) Администрации сельских и городских поселений

3,5

11

3,1

11

10) Федеральное агентство по делам национальностей

3,5

10

3,3

10

Данные из этой таблицы (2-3 колонка) показывают, что реальное воздействие на состояние этноконфессиональной среды оказывают региональная Администрация, Федеральная служба безопасности, территориальный Центр по противодействию экстремизму и Управление по вопросам миграции, подведомственные МВД России (уровень влияния выше среднего). Влияние на процесс разрешения проблем в этноконфессиональной сфере всех остальных представителей заинтересованных сторон экспертами оценена как средняя. Таким образом, наряду с администрацией субъекта РФ (как главным субъектом реализации государственной национальной политики на региональном уровне) наибольший вклад среди государственных структур в процесс решения этноконфессиональных проблем вносят силовые структуры: Федеральная служба безопасности, Центры по противодействию экстремизму и Управление по вопросам миграции МВД России субъекта РФ.

Согласно данным опроса (3-4 колонка), несколько по-иному следует оценить участие властных структур в организации диалога и партнерства в публичном пространстве коммуникаций для целей гармонизации отношений и предотвращения конфликтов в этноконфессиональной сфере. Участники экспертного опроса отмечают главенствующую роль в данном процессе занимают Администрация субъекта РФ, СМИ и ФСБ. Структурные подразделения министерства внутренних дел оказываются на вторых позициях, значительно уступая лидерам этого процесса.

Безусловно, реализация государственной национальной политики на территории субъекта РФ является главным образом прерогативой исполнительной ветви региональной власти. На настоящий момент, можно утверждать, что в общественном сознании сложилось мнение о том, что правоохранительные структуры имеют определенный потенциал для разрешения проблем этноконфессиональных сферы через соблюдение исполнения юридических норм и правовых предписаний гражданами, их объединениями, должностными лицами, органами власти, но не играют заметной роли в организации диалога и партнерства в этноконфессиональном пространстве публичных коммуникаций. Да, безусловно, регулирование этноконфессиональных конфликтов, противодействие экстремизму на национальной и религиозной почве прямо затрагивает сферу деятельности правоохранительных органов (вынесем деятельность ФСБ в силу закрытости данного ведомства за скобки дальнейшего анализа). В данном процессе важнейшей целью органов внутренних дел в этноконфессиональной сфере является обеспечение законности и правопорядка [6]. Поэтому представители органов внутренних дел, во-первых, при необходимости прибегают к силовым методам и средствам решения возникающих конфликтов и соответственно восстановлению правопорядка, а во-вторых, работают на предупреждение (профилактику) развития конфликтов непосредственно «на земле», а не в публичной сфере.

Возможно, что в условиях приграничного региона, каковым является Курская область, можно найти определенное разумное «оправдание» экспертному мнению о важности деятельности правоохранительных органов в этноконфессиональной сфере, поскольку одной из их центральных функций является функция охраны, защиты и сохранения целостности страны, её жизнеспособности, защиты интересов граждан, оказания противодействия всевозможным негативным (экстремистским) проявлениям. Но нельзя забывать, что подчас формы и методы борьбы органов внутренних дел с экстремизмом сами становятся факторами, активизирующими напряженность в межнациональных и меконфессиональных отношениях, силы правопорядка. А это требует перевода, по крайней мере, части деятельности органов внутренних дел в публичную сферу, где возможно формирование общих представлений о формах и методах разрешения конфликтных ситуаций.

Согласно Положению о Министерстве внутренних дел Российской Федерации данная структура представляет собой федеральный орган исполнительной власти, который «призван осуществлять функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел» [2]. В контексте заявленной проблематики органы внутренних дел следует рассматривать не только как один из субъектов системы публичного управления, которые реализуют свою управленческую деятельность в правоохранительной сфере для обеспечения общественной безопасности на подведомственной территории, то есть как органы публичной власти, призванные осуществлять правоохранительную функцию государства на территории конкретного субъекта РФ, но и как сторону, заинтересованную в налаживании диалога с другими стейкхолдерами этноконфессионального пространства публичных коммуникаций. Вместе с тем, несмотря на важность деятельности полиции в сфере общественной безопасности, Федеральный закон [1] дает недостаточную правовую основу деятельности территориальных органов полиции в этноконфессиональном пространств публичных коммуникаций. Анализ норм Закона о полиции позволяет сделать вывод, что в правовом акте содержатся нормы, регулирующую деятельность органов внутренних дел в этноконфессиональной сфере, но они сводятся лишь 1) к пресечению «экстремистской деятельности», которая, однако, не охватывает полностью широкое многогранное явление межнациональных противоречий; 2) к декларированию положения о «способствовании межнациональному и межконфессиональному согласию».

Отметим, что принятие Федерального закона «О полиции» в 2011 году стало вехой в деятельности ОВД. Именно в этот период наметилась ориентация на диалого-партнёрскую модель взаимоотношений с гражданами [8]. В рассматриваемом федеральном законе закреплено положение о том, что полиции в своей деятельности надлежит стремиться обеспечить общественное доверие и поддержку граждан. Таким образом, представляется, что для реализации взятого курса на диалог и партнерство с гражданами в первую очередь необходимо создать в Законе о полиции соответствующую правовую основу деятельности органов внутренних дел в этноконфессиональном пространстве публичных коммуникаций. И здесь необходимо согласиться с мнением В.Н. Алфимцева, что п. 16 ч. 1 ст. 12 рассматриваемого федерального закона о полиции, устанавливающим её обязанность принимать меры, направленные на предупреждение, выявление и пресечение экстремистской деятельности граждан, общественных объединений, религиозных и иных организаций, следует дополнить словами «а также принимать меры, направленные на предупреждение, выявление и пресечение межнациональных противоречий»[5, C.52]. Реализовывать эти меры целесообразно через организацию сотрудничества и партнёрства соответствующих структур органов внутренних и представителей заинтересованных сторон в пространстве публичных коммуникаций. Это будет способствовать налаживанию интерактивной связи, снимать или сглаживать противоречия при принятии важных решений в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений. И это все дополняет, а не отменяет правоохранительную деятельность ОВД.

Таким образом, исследование показало, что методологической основой реализации современной государственной национальной политики может стать концепция менеджмента публичных ценностей, дополненная стейкхолдерским подходом, что предполагает решение проблем этноконфессиональной сферы не только с позиций управленческого, административного воздействия, но и путем организации диалога и партнёрства в пространстве публичных коммуникаций. Среди стейкхолдеров этноконфессионального пространства публичных коммуникаций можно выделить правоохранительные органы в лице регионального управления по вопросам миграции, регионального центра по противодействию экстремизму и муниципальных отделов полиции. Данные экспертного опроса показывают, что правоохранительные структуры оказывают значимое влияние на процесс разрешения проблем в этноконфессиональной сфере, но не играют заметной роли в организации диалога и партнерства в этноконфессиональном пространстве публичных коммуникаций. Представляется, что для повышения эффективности деятельности органов внутренних дел в этноконфессиональной сфере, в первую очередь необходимо создать соответствующую правовую основу для организации сотрудничества и партнёрства органов внутренних дел с Администрацией области и другими представителями заинтересованных сторон в пространстве публичных коммуникациий

Библиография
1.
Федеральный закон «О полиции» от 07.02.2011 N 3-ФЗ [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: информационная справочно-правовая система – URL http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_110165/.
2.
Указ Президента РФ от 01.03.2011 N 248 (ред. от 13.07.2020) «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации» (вместе с «Положением о Министерстве внутренних дел Российской Федерации») [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: информационная справочно-правовая система – URL http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_111139/.
3.
Постановление Правительства РФ от 29.12.2016 N 1532 (ред. от 31.03.2020) «Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Реализация государственной национальной политики"» [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: информационная справочно-правовая система – URL http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_210753/.
4.
Закон Курской области от 02.10.2001 N 67-ЗКО «Устав Курской области» (принят Курской областной Думой 27.09.2001) [Электронный ресурс] // Гарант: информационно-правовая система – URL https://constitution.garant.ru/region/ustav_kursk/.
5.
Алфимцев, В. Н. Об отдельных проблемах организационно-правовых основ деятельности МВД России по осуществлению национальной политики [Текст] / В. Н. Алфимцев // Законность и правопорядок в современном обществе. – 2016. – № 30. – С. 48-53.
6.
Брагин, А. А. Участие ОВД в разрешении межнациональных конфликтов [Текст] / А. А. Брагин, В .В. Манышев // Вестник Белгородского юридического института МВД России имени И.Д. Путилина. – 2015. – № 2 (26). – С. 86-88.
7.
Волкова, А. В. Современная публичность и публичные ценности: российские и зарубежные практики [Текст] / А. В. Волкова // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Философия. Культурология. Политология. Право. Международные отношения. – 2014. – №1. – С.111-118.
8.
Дрючина, И. Н. Управление публичными правоохранительными коммуникациями в рамках диалогово-партнёрской модели взаимоотношений органов внутренних дел и населения [Текст] / И. Н. Дрючина // Коммуникология. – 2018. – Т. 6. № 1. – С. 97-106. DOI 10.21453/2311-3065-2018-6-1-97-106.
9.
Зорин, В. Ю. Стратегия государственной национальной политики [Текст] / В. Ю. Зорин // Этносоциум и межнациональная культура. – 2018. – № 4 (118). – С. 158-176.
10.
Зотов, В. В. Роль стейкхолдеров этноконфессионального пространства публичных коммуникаций в гармонизации отношений и предотвращении конфликтов в приграничном регионе [Текст] / В. В. Зотов, А. И. Алексеенко, А. В. Губанов // Научные ведомости БелГУ. Сер. Философия. Социология. Право. – 2019. – Т.44, №3. – С. 396-409. DOI 10.18413/2075-4566-2019-44-3-396-409.
11.
Зотов, В. В. Российское пространство публичных коммуникаций: основные причины разрывов [Текст] / В. В. Зотов, В. П. Бабинцев, Ж. А. Шаповал, А. В. Губанов // Коммуникология. – 2017. – Т.5. № 6. – С. 61-76 DOI 10.21453/2311-3065-2017-5-6-61-76.
12.
Масленников, В. М. Перспективы вовлечения институтов гражданского общества в осуществление этнической политики в Санкт-Петербурге [Текст] / В. М. Масленников, В. А. Ачкасов // Вопросы этнополитики. – 2019. – № 2. – С. 24-39. DOI: 10.28995/2658-7041-2019-2-24-39.
13.
Паскачев, А. Б. Национальная политика России (от империи – к единой российской нации) [Текст] / А. Б. Паскачев. – М.; Ярославль: Литера., 2016. – 246 с.
14.
Прогнозное социальное проектирование: теоретико-методологические и методические проблемы [Текст] / Отв. ред. Т. М. Дридзе. – М.: Наука: Изд. фирма «Наука-философия, право, социол. и психология», 1994. – 302 с.
15.
Рузманов, Ю. В. Государственная национальная политика в Российской Федерации [Электронный ресурс] / Ю. В. Рузманов // Огарев-online. – 2018. – №6. – Режим доступа: http://journal.mrsu.ru/arts/gosudarstvennaya-nacionalnaya-politika-v-rossijskoj-federacii.
16.
Сморгунов, Л. В. Управляемость и сетевое политическое управление [Текст] / Л. В. Сморгунов // Власть. – 2014. – № 6. – С. 5-14.
17.
Bryson, J. M. Public Value Governance: Moving beyond Traditional Public Administration and the New Public Management [Text] / J.M. Bryson, B.C. Crosby, L. Bloomberg // Public Administration Review. – 2014. – №74. – Р. 445–456. DOI: 10.1111/puar.12238
18.
Rhodes, R. A. W. The New Governance: Governing Without Government [Text] / R. A. W. Rhodes // Political Studies. – 1996. – № 1. – P. 9-26.
19.
Rotberg, R. Good Governance Means Performance and Results [Text] / R. Rotberg // Governance: An International Journal of Policy, Administration, and Institutions. – 2014. – № 27 (3). – Р. 511–518. DOI:10.1111/gove.12084.
20.
Stoker, G. Public Value Management. A New Narrative for Networked Governance? [Text] / G. Stoker // American Review of Public Administration. – 2006. – Vol. 36, № 1. – P. 41-57.
References (transliterated)
1.
Federal'nyi zakon «O politsii» ot 07.02.2011 N 3-FZ [Elektronnyi resurs] // Konsul'tantPlyus: informatsionnaya spravochno-pravovaya sistema – URL http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_110165/.
2.
Ukaz Prezidenta RF ot 01.03.2011 N 248 (red. ot 13.07.2020) «Voprosy Ministerstva vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii» (vmeste s «Polozheniem o Ministerstve vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii») [Elektronnyi resurs] // Konsul'tantPlyus: informatsionnaya spravochno-pravovaya sistema – URL http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_111139/.
3.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 29.12.2016 N 1532 (red. ot 31.03.2020) «Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy Rossiiskoi Federatsii "Realizatsiya gosudarstvennoi natsional'noi politiki"» [Elektronnyi resurs] // Konsul'tantPlyus: informatsionnaya spravochno-pravovaya sistema – URL http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_210753/.
4.
Zakon Kurskoi oblasti ot 02.10.2001 N 67-ZKO «Ustav Kurskoi oblasti» (prinyat Kurskoi oblastnoi Dumoi 27.09.2001) [Elektronnyi resurs] // Garant: informatsionno-pravovaya sistema – URL https://constitution.garant.ru/region/ustav_kursk/.
5.
Alfimtsev, V. N. Ob otdel'nykh problemakh organizatsionno-pravovykh osnov deyatel'nosti MVD Rossii po osushchestvleniyu natsional'noi politiki [Tekst] / V. N. Alfimtsev // Zakonnost' i pravoporyadok v sovremennom obshchestve. – 2016. – № 30. – S. 48-53.
6.
Bragin, A. A. Uchastie OVD v razreshenii mezhnatsional'nykh konfliktov [Tekst] / A. A. Bragin, V .V. Manyshev // Vestnik Belgorodskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii imeni I.D. Putilina. – 2015. – № 2 (26). – S. 86-88.
7.
Volkova, A. V. Sovremennaya publichnost' i publichnye tsennosti: rossiiskie i zarubezhnye praktiki [Tekst] / A. V. Volkova // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 6. Filosofiya. Kul'turologiya. Politologiya. Pravo. Mezhdunarodnye otnosheniya. – 2014. – №1. – S.111-118.
8.
Dryuchina, I. N. Upravlenie publichnymi pravookhranitel'nymi kommunikatsiyami v ramkakh dialogovo-partnerskoi modeli vzaimootnoshenii organov vnutrennikh del i naseleniya [Tekst] / I. N. Dryuchina // Kommunikologiya. – 2018. – T. 6. № 1. – S. 97-106. DOI 10.21453/2311-3065-2018-6-1-97-106.
9.
Zorin, V. Yu. Strategiya gosudarstvennoi natsional'noi politiki [Tekst] / V. Yu. Zorin // Etnosotsium i mezhnatsional'naya kul'tura. – 2018. – № 4 (118). – S. 158-176.
10.
Zotov, V. V. Rol' steikkholderov etnokonfessional'nogo prostranstva publichnykh kommunikatsii v garmonizatsii otnoshenii i predotvrashchenii konfliktov v prigranichnom regione [Tekst] / V. V. Zotov, A. I. Alekseenko, A. V. Gubanov // Nauchnye vedomosti BelGU. Ser. Filosofiya. Sotsiologiya. Pravo. – 2019. – T.44, №3. – S. 396-409. DOI 10.18413/2075-4566-2019-44-3-396-409.
11.
Zotov, V. V. Rossiiskoe prostranstvo publichnykh kommunikatsii: osnovnye prichiny razryvov [Tekst] / V. V. Zotov, V. P. Babintsev, Zh. A. Shapoval, A. V. Gubanov // Kommunikologiya. – 2017. – T.5. № 6. – S. 61-76 DOI 10.21453/2311-3065-2017-5-6-61-76.
12.
Maslennikov, V. M. Perspektivy vovlecheniya institutov grazhdanskogo obshchestva v osushchestvlenie etnicheskoi politiki v Sankt-Peterburge [Tekst] / V. M. Maslennikov, V. A. Achkasov // Voprosy etnopolitiki. – 2019. – № 2. – S. 24-39. DOI: 10.28995/2658-7041-2019-2-24-39.
13.
Paskachev, A. B. Natsional'naya politika Rossii (ot imperii – k edinoi rossiiskoi natsii) [Tekst] / A. B. Paskachev. – M.; Yaroslavl': Litera., 2016. – 246 s.
14.
Prognoznoe sotsial'noe proektirovanie: teoretiko-metodologicheskie i metodicheskie problemy [Tekst] / Otv. red. T. M. Dridze. – M.: Nauka: Izd. firma «Nauka-filosofiya, pravo, sotsiol. i psikhologiya», 1994. – 302 s.
15.
Ruzmanov, Yu. V. Gosudarstvennaya natsional'naya politika v Rossiiskoi Federatsii [Elektronnyi resurs] / Yu. V. Ruzmanov // Ogarev-online. – 2018. – №6. – Rezhim dostupa: http://journal.mrsu.ru/arts/gosudarstvennaya-nacionalnaya-politika-v-rossijskoj-federacii.
16.
Smorgunov, L. V. Upravlyaemost' i setevoe politicheskoe upravlenie [Tekst] / L. V. Smorgunov // Vlast'. – 2014. – № 6. – S. 5-14.
17.
Bryson, J. M. Public Value Governance: Moving beyond Traditional Public Administration and the New Public Management [Text] / J.M. Bryson, B.C. Crosby, L. Bloomberg // Public Administration Review. – 2014. – №74. – R. 445–456. DOI: 10.1111/puar.12238
18.
Rhodes, R. A. W. The New Governance: Governing Without Government [Text] / R. A. W. Rhodes // Political Studies. – 1996. – № 1. – P. 9-26.
19.
Rotberg, R. Good Governance Means Performance and Results [Text] / R. Rotberg // Governance: An International Journal of Policy, Administration, and Institutions. – 2014. – № 27 (3). – R. 511–518. DOI:10.1111/gove.12084.
20.
Stoker, G. Public Value Management. A New Narrative for Networked Governance? [Text] / G. Stoker // American Review of Public Administration. – 2006. – Vol. 36, № 1. – P. 41-57.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Первым делом хочется обратить внимание на то, что по тематике статья наиболее коррелирует кругу проблем, рассматриваемых в журнале "Право и политика".
Во введении статьи имеется достаточно спорное утверждение: "Деятельность органов внутренних дел должна сочетаться с действиями органов власти субъектов РФ и выступать составной частью комплекса общественно-политических, экономических и собственно «силовых» методов реализации государственной национальной политики" - чем обоснована необходимость участия правоохранительных органов, призванных, в первую очередь, защищать интересы граждан, обеспечивать их безопасность, в реализации государственной национальной политики, которая нацелена на обеспечение единства многонационального народа России.
Как следует из положений, содержащихся в выводах публикации (логика прочтения позволила двигаться именно в такой последовательности), автор намеревался выявить факторы, позволяющие предотвращать конфликты этноконфессионального характера посредством системы публичных коммуникаций. Одним из таких факторов должны выступить согласно декларируемым нормам правоохранительные органы, чья деятельность направлена также на гармонизацию этнических отношений. Тем не менее, в действительности этого не происходит из-за отсутствия необходимой правовой основы для создания эффективной площадки коммуникации правоохранительных органов со структурами гражданского общества. И все это позволяет сделать вывод о том, что заявленная в названии статьи тематика не коррелирует с тем материалом, который в ходе исследования был наработан автором: объектом исследования здесь выступают скорее этноконфессиональные конфликты и способы их предотвращения посредством гармоничной национальной политики в Российской Федерации. Но никак не правоохранительные органы как "стейкхолдеры" (выгодополучатели) публичной сферы коммуникации в этноконфессиональной среде. Тот факт, что данная путанца возникла, во многом обусловлен тем, что структура статьи отсутствует – нет введения, основной части, тематических подзаголовков, артикулированной методологии, целей и задач исследования!
Автор приводит несколько современных концепций государственного управления, в частности опираясь на творческие интенции Р. Родеса, позволяющие анализировать пространство национальной политики и этноконфессиональную сферу посредством публичных коммуникаций и ее ключевых акторов. Однако не анализируется ни сама национальная политика в Российской Федерации (отсутствует соответствующая литература в библиографическом списке, например, монография А.Б. Паскачева "Национальная политика в России (От империи - к единой российской нации)", не упоминается даже Стратегия государственной национальной политики РФ и другие политико-правовые документы, на основе которых она реализуется), ни публичные акторы этноконфессиональной сферы коммуникаций (церкви, гражданские некоммерческие и духовные организации, диаспоры и др.). Вместо этого приводятся данные экспертного опроса, которые позволяют выявить некоторые субъективные оценки во взвешивании роли того или иного органа в участии в разрешении этнических конфликтов. Тем не менее, стоит отдать должное, что автор придерживался некоторой логики описания структурной роли правоохранительных органов в системе национальной политики, однако представленный анализ оказался не полным.
Список литературы также далеко не выглядит исчерпывающим! Отсутствуют работы А.Миллера, В. Малахова, О. Ю. Малиновой, В. А. Тишкова, В. А. Ачкасова, Р. Брубейкера и многих других российских и зарубежных исследователей данной сферы.
В данном виде статья не может быть рекомендована к публикации в журнале «Социодинамика» (или «Право и политика»), она должна быть доработана и дополнена с учетом обозначенных выше замечаний. Тем не менее, она содержит ряд положений, которые привносят как практическую значимость, так и научную новизну, поэтому представляет потенциальный интерес для читательской аудитории.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная к публикация статья "Правоохранительные органы как стейкхолдеры этноконфессионального пространства публичных коммуникаций" посвящена чрезвычайно актуальной теме государственного управления этноконфессиональными процессами и роли в этой деятельности правоохранительных органов.

Несмотря на актуальность заявленной темы, на наш взгляд, авторам не в полной мере удалось ее раскрыть.

Требуют доработки теоретико-методологические основы исследования и, соответственно, требует уточнения понятийный аппарат.

Во-первых, поскольку авторы говорят государственном управлении этноконфессиональными процессами, на наш взгляд, уместнее использовать термин «актор», а не «стейкхолдер».
Именно актор как действующий субъект, совершающих действия, направленные на других, более полно и ясно раскрывает содержание статьи. Тем более, в тексте авторы наряду с термином "стейкхолдер" употребляют термин «актор».
Мы рекомендовали бы авторам использовать и в названии, и в содержании публикации термин «актор».

Во-вторых, поскольку а в эмпирической части статьи авторы говорят о Курской области как приграничном районе РФ, необходимо, на наш взгляд, отразить региональный аспект как в названии статьи, так и в ее содержании. И тогда будет прослеживаться научная новизна исследования.

В-третьих, требует доработки методология исследования. К сожалению, не указаны методы исследования. Если это персональное анкетирование экспертов (судя по тексту статьи), то должны быть указаны его параметры, в том числе: количественные и качественные показатели категорий экспертов, представлен инструментарий исследования и пр.

В-четвертых, необходимо определить круг правоохранительных органов, о которых конкретно идет речь в статье, поскольку в РФ к числу правоохранительных органов относятся более 10 органов, осуществляющих оперативную, следственную или прокурорскую деятельность на основании специальных законов.

В-пятых, требуют доработки выводы статьи.
На данный момент они носят формальный и не связанный с содержанием публикации, а особенно, с эмпирикой исследования, характер.
Также нам не понятны последние 2 предложения, приведенные в выводах. «Анализ нормативных документов о деятельности полиции позволяет сделать вывод, что нормы, регулирующую деятельность органов полиции в плане предотвращения конфликтов и гармонизации отношений в этноконфессиональной сфере носят декларативный характер. Представляется, что для повышения эффективности деятельности органов внутренних дел в этноконфессиональной сфере, в первую очередь необходимо создать соответствующую правовую основу для организации сотрудничества и партнёрства ОВД и общества в системе публичных коммуникации».
Поскольку в тексте статьи до этого авторами не упоминается анализ НПА. Если авторы оставляют за собой право ссылки на анализ НПА, то тогда необходимо указать этот метод исследования.

Что касается библиографического списка, в целом, он соответствует заявленной теме. Мы бы порекомендовали авторам дополнить список публикациями, отражающими теоретико-методологическое основы исследования, а именно - концепцию менеджмента публичных ценностей.

Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Научное исследование автора на тему «Правоохранительные органы как стейкхолдеры этноконфессионального пространства публичных коммуникаций» представляет собой самостоятельное исследование, актуальность которого обусловлена важностью обеспечения взаимодействия различных структур власти субъектов РФ, ее конструктивного диалога со структурами гражданского общества с целью снижения конфликтных ситуаций в сфере этноконфессиональных отношений. Согласно исследованиям, общественное мнение связывает порождение этноконфессиональных конфликтов с деятельностью таких представителей заинтересованных сторон, как некоммерческие организации, созданные по национальному признаку, национальные диаспоры и религиозные организации, а разрешение проблем межэтнических и межнациональных отношений населению и экспертам видится не в пространстве публичных коммуникаций, а в правоохранительной сфере. В этих условиях крайне важна организация диалога и партнерства между всеми акторами этноконфессионального пространства публичной коммуникации. При понимании важности, большинством из участников экспертного опроса указывается на слабый уровень организации таких контактов в пространстве публичных коммуникаций.
Феномен взаимодействия между структурами гражданского общества и государством безусловно заслуживает пристального внимания, ибо это помогает определить уровень организации таких контактов в пространстве публичных коммуникаций. Указанные моменты обуславливают актуальность выбранной темы исследования.
Содержание работы последовательно раскрывает авторский замысел. Научное исследование построено логично и состоит из вводной части, основной части, результатов исследования, выводов и списка использованной литературы.
Исследование носит самостоятельный, законченный характер.
Несомненный интерес представляют собой результаты социологических исследований 2020 года, когда был осуществлен экспертный опрос среди специалистов-практиков, которые обладают высоким уровнем профессиональной ориентации в проблеме при ограниченности в ответах границами служебной деятельности.
Автору действительно удалось собрать довольно богатый материал по теме исследования. Так, по мнению автора, «правоохранительные структуры оказывают значимое влияние на процесс разрещения проблем в этноконфессиональной сфере, но не играют заметной роли в организации диалога и партнерства в этноконфессиональном пространстве публичных коммуникаций».
Следует особо отметить, что в ходе исследования автором получен новый аналитический материал, позволивший ему решить поставленные теоретико-методологические задачи получения достоверной и обоснованной информации о перспективах развития сотрудничества представителей заинтересованных сторон в этноконфессиональной сфере приграничного региона. Достоверность выводов исследования не вызывает сомнений. Вместе с тем, автором достаточно убедительно заявлена самостоятельная научная позиция.
Также автора удалось продемонстрировать в целом неплохое владение и эмпирическим материалом. Список литературы представляется достаточным для всестороннего раскрытия темы (20 наименований).
На основе вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что научная статья представляет исследование, выполненное на хорошем профессиональном уровне и обладающее признаками новизны, а также обладающее теоретической значимостью.


Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"