Статья 'Гендерные аспекты повседневности современной осетинской семьи ' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Гендерные аспекты повседневности современной осетинской семьи

Дзагурова Наталья Хаджумаровна

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева – филиала Владикавказского научного центра РАН

362040, Россия, республика Северная осетия - алания, г. Владикавказ, ул. Пр. Мира, 10

Dzagurova Natal'ya Khadzhumarovna

PhD in History

Senior Scientific Associate,, North Ossetian Institute for Humanities and Social Studies – branch of Vladikavkaz Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

362040, Russia, respublika Severnaya osetiya - alaniya, g. Vladikavkaz, ul. Pr. Mira, 10

tedeevanina@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.12.34700

Дата направления статьи в редакцию:

18-12-2020


Дата публикации:

25-12-2020


Аннотация.

Цель исследования - анализ гендерных аспектов повседневности в современной осетинской семье.Предмет исследования - историко-культурный контекст, поспособствовавший формированию и модернизации поведенческих практик повседневного домашнего труда, власти и распределения ролей в современной осетинской семье.Объект исследования - модели внутрисемейного гендерного поведения.В работе применен метод системного анализа, позволивший рассмотреть гендерные отношения в семье в качестве системообразующих элементов социальных отношений. Использование сравнительно-исторического метода дало возможность осмыслить общие закономерности развития гендерных отношений и обозначить предпосылки и механизмы становления определенного гендерного порядка в хронологической последовательности. В работе представлены модели повседневного внутрисемейного гендерного поведения, сформулированы критерии, на основании которых определяются эти модели. Определены этапы историко-культурного становления современных гендерных аспектов в контексте формирования и модернизации внутрисемейных поведенческих практик. На основе анализа эмпирической базы исследования, определены превалирующие модели внутрисемейного гендерного поведения в современно осетинской семье. Обозначены причины низкого уровня распространенности эгалитарных установок в регионе. Сделан вывод о том, что несмотря на внешнюю презентабельность, современная осетинская семья остается носителем гендерной ассиметрии, сохраняя статус нормы относительно «двойной занятости» женщин.

Ключевые слова: гендер, гендерные аспекты повседневности, Осетия, осетинская семья, гендерная ассиметрия, гендерные отношения, повседневность, традиционное мировоззрение, гендерная роль, гендерное поведение

Abstract.

The goal of this research consists in the analysis of gender aspects of everyday life of a modern Ossetian family. The subject of this article is the historical-cultural context that contributed to the formation and modernization of behavioral practices of daily household chores, authority and distribution of roles in a modern Ossetian family. The object is the models of interfamilial gender behavior. The article employs the method of systemic analysis that allows viewing gender relations in the family as the backbone elements of social relations. The comparative-historical method was applied for comprehension of the general patterns of development of gender relations and outlining the prerequisites and mechanisms for the formation of a certain gender order in a chronological sequence. The article describes the models of everyday interfamilial gender behavior, formulates the criteria that determine these models, indicates the stages of historical-cultural evolution of modern gender aspects in the context of formation and modernization of interfamilial behavioral practices. The analysis of empirical base of the research determines the prevalent models of interfamilial gender behavior in a modern Ossetian family. The factors of low level of proliferation of egalitarian attitudes in the region are identified. The conclusion is made that despite the external presentability, modern Ossetian family is still a reflection of gender asymmetry, maintaining the status of “dual employment” of women.

Keywords:

традиционное мировоззрение, everyday life, gender relations, gender asymmetry, Ossetian family, Ossetia, гендерные аспекты повседневности, gender, gender role, gender behavior

Постиндустриальная эпоха российской повседневности связана с разительными социально-экономическими и политическими модернизациями, которые влекут за собой изменения, в том числе и в институте семьи. Констатация кризисного состояния современной семьи стала предметом научных исследований в этой области [1,2,8], а на государственном уровне причиной внесение поправок в Конституцию Российской Федерации, касающихся поддержки, укрепления и защиты семьи, сохранения традиционных семейных ценностей.

Повседневная жизнь современной российской семьи, как социального института направлена на формирование навыков интернального поведения, и многое зависит от того, на выполнение каких гендерных ролей ориентируются супруги, в какой степени они берут на себя ответственность за материальное обеспечение семьи, воспитание и образование детей, решение бытовых проблем, каким образом выбранные семьей жизненные стратегии соотносятся со сложившимся способом распределения властных полномочий между супругами. [5]

Для понимания гендерных аспектов повседневных семейных отношений в современной российской семье, необходимо учесть поликультурные и поликонфессиональные особенности Российской Федерации, поскольку изучение региональных моделей гендерного поведения необходимо для решения проблемы неоднородности развития российского социального пространства в целом. Этим обусловлен выбор Осетии с большим количеством мононациональных семей, как региона исследования и определена цель – анализ гендерных аспектов повседневности современной осетинской семьи.

Для описания гендерных аспектов повседневности мы исходим из представления, что роли мужчин и женщин в обществе обусловлены историко-культурным контекстом и на каждом этапе формируются и модернизируются те, или иные поведенческие практики. [3]

В качестве критериев для описания моделей внутрисемейного гендерного поведения использованы следующие позиции:

- социально-экономические условия, определяющие уровень доходов в семье;

- объем семейных обязанностей и способы их распределения между супругами;

- разделяемые супругами установки на распределение властных полномочий в семье,

- взгляды на систему воспитания детей и мера вовлеченности в них каждого родителя; [4]

В формировании современных гендерных аспектов повседневности в Осетии, как и на Северном Кавказе в целом можно обозначить следующие этапы историко-культурного становления:

1.Вхождение в состав Российской империи, где модернизации подвергается жесткая система родо-племенных отношений и традиционное мировоззрение, накладывавшие на протяжении сотен лет многочисленные табу на различные стороны жизни осетин;

2.Советский период, законодательно оформивший экономическое равенство мужчин и женщин;

3.Постсоветский период, принесший в повседневные гендерные отношения осетин ценности интегрированного социокультурного пространства.

Период вхождения в состав Российской империи, несмотря на послабление жестких горских адатов в системе повседневных гендерных отношений стал для осетинской семьи периодом развития патриархальной модели, основанной на полярном разделении функций в семье, как и в обществе в целом между мужчиной и женщиной. За женщиной закреплялись материнство, функции воспитания будущего поколения и ведения домашнего хозяйства. Некоторую «женскую самостоятельность» этого периода исследователи связывают с развитием отходничества среди мужского населения, когда женщины-осетинки вынуждены были самостоятельно добывать средства к существованию семьи и с появившейся в это период возможностью получить образование (образованная осетинка претендовала на более высокий статус в семье и обществе). [7, с.27] Однако в подавляющем большинстве семей мужчина являлся кормильцем, а значит и главой. Без согласия мужа жена не могла принимать никаких решений ни в отношении ведения хозяйства, ни в отношении детей. Таким образом, семья представляла собой союз, основанный на властной опеке. [11].

1917 год и последовавший за ним комплекс мер помимо фактического раскрепощения женщин-осетинок, принес дополнительные дивиденды в виде формирования из них устойчивого контингента граждан, ориентированных в нужном для новой власти направлении. [10]. В этот период была сформирована советская модель семейных гендерных отношений, где жизненной стратегией женщины провозглашалось сочетание профессионального труда и материнства «контракт работающей матери», что отразилось в сокращении авторитета мужчина как главы семьи над остальными членами. Данное явление было связано с ослаблением наиболее важных функций патриархальной семьи, таких как экономико-производственная и семейно-бытовая. Государство взяло на себя обязательство обеспечить охрану материнства и детства с тем, чтобы женщина могла сочетать производственную и семейную роли. Исследователи этого периода отмечают, что он для женщины-осетинки был связан с новой формой регистрации брака, переходом от старого типа репродуктивного поведения к новому, что полностью «перекроило» семейное гендерное пространство.[9]

В начале постсоветского периода в Осетии, как и на всем российском социальном пространстве получила развитие эгалитарная модель семейных гендерных отношений, где повседневность обоих супругов включает профессиональный труд и возможность принимать все микро и макро решения совместно. Несмотря на то, что данная модель начала развиваться еще в позднесоветский период она все же является проявлением современной социальной интеграции.

Для определения превалирующей модели распределения повседневных гендерных ролей в современной осетинской семье нами было опрошено 48 семейных пар, осетины по национальности, в возрасте от 27-49 лет.

Результаты опроса выявили, что 74% опрошенных семей придерживаются взглядов на распределение гендерных ролей свойственной семье советского типа. Подавляющее большинство таких семей зарегистрированы в браке от 7 до 10 лет, супруги имеют среднее и среднее специальное образование. В повседневной жизни в таких семьях в более чем в 75% случаях супруг принимает основные решения, связанные с крупными покупками, только с его согласия определяется воспитание и образование детей (вплоть до выбора дошкольного образовательного учреждения). Результаты анкетирования подтвердились ответами респондентов в ходе проведения интервью: Мужчина глава семьи, в осетинской семье по-другому быть не может. Я обеспечиваю семью, моя жена и дети ни в чем не должны нуждаться. Моя жена работает, но основной заработок мой, женщина должна обеспечивать семейный уют и воспитывать детей, а работать только если хочет. Я считаю, что мужчина обязан содержать жену и детей (мужчина, 46 лет, образование среднее, в браке 8 лет). Глава нашей семьи муж, он авторитет для детей. Он всегда в курсе всех семейных дел, все важные решения принимает он, я за ним как за стеной, я работаю, но главная моя обязанность это семья (женщина, 38 лет, образование среднее специальное). Я работаю с момента создания нашей семьи, только во время декретного отпуска не работала, решения о крупных покупках принимаем вместе, но если муж против, то сделаем так, как хочет он, супруг в семье главный (женщина, 32 года, образование высшее).

Среди опрошенных пар 26% имеют эгалитарные установки и считают, что лидера в их семье не существует и все решения они принимают совместно. Анализ показал, что к таким семьям относятся супруги зарегистрированные в браке более 5 лет, и как правило, имеющие высшее образование. Это пары со средним доходом. Распорядитель бюджета в 84% женщина, в остальных случаях мужчина. Данная практика, скорее всего связана с тем, что для более рационального расходования небольшого бюджета имеет смысл сконцентрировать его в одних руках. При этом супруги могут вносить почти равный вклад в семейный бюджет, но оба заняты построением карьеры. Не важно, кто в семье главный, мы оба строим карьеру, интересуемся мнением друг друга, может давать друг другу советы (мужчина, 37 лет, образование высшее, предприниматель). За детей в ответе оба, мы с утра до вечера на работе, поэтому нам родители помогают, без них я бы вообще не потянула и карьеру, и дом (женщина, 42 года, высшее образование, служащая). Выявилось, что в таких семьях принятие, как макро, так и микро решений происходит совместно (крупные покупки – 100%, досуг - 69%, ведение домашнего хозяйства – 67%, воспитание и образование детей – 89%). Женская активность превалируют в вопросах связанных с воспитанием подрастающего поколения и в ведение домашнего хозяйства, в крупных семейных расходах по степени влияния доминирует мужчина, т.е. четкое разграничение мужских и женских интересов. В чьей компетенции вопрос, тот и решает, если автомобиль выбирать, то конечно я, а пылесос там, или утюг, то это конечно к супруге (мужчина, 46 лет, образование высшее, юрист). Стратегические решения всегда за мной, повседневные решает жена (мужчина 44 года, образование высшее строитель).

В ходе исследования установлено, что в семьях с эгалитарной моделью отношений в 58% опрошенных семей супруги вносят равные доли в семейный бюджет, однако, по их мнению, кормилец все же мужчина. Т.е. даже если в вопросах наличия или отсутствия главенства супруги придерживаются эгалитарных взглядов, то в вопросах материального обеспечения семьи преобладают патриархальные взгляды, что скорее всего объясняется сильной вовлеченностью осетинского социума на современном этапе в традиционную культуру.

В целом, результаты исследования продемонстрировали, что несмотря на преобладание той, или иной модели повседневных гендерных установок, сфера домашнего труда в семье четко регламентирована. 94% мужчин считает, что их обязанность хозяйственно – ремонтные работы по дому. Приготовление пищи, уборку дома, стирку считают своей обязанностью 91% женщин, мытье посуды — 92%. Какое - либо другое участие в домашней работе мужчина воспринимает как помощь жене, и она практически никак не связана с профессиональной занятостью женщины. В 87% опрошенных респондентов обязанности, связанные с уходом за детьми выполняет жена, вопросы, связанные с образованием детей в 75% семей решаются супругами совместно. В большинстве семей участие мужчины в воспитании детей сводится к роли добытчика. Наняли няню для ребенка, я могу себе это позволить, надо дать жене отдыхать (мужчина, 38 лет, образование высшее, предприниматель). При этом среди респондентов нет мужчин, которые бы собирали ребенка в школу или детский сад и готовили пищу, 1% опрошенных мужчин ответили, что ухаживают за больным ребенком.

Среди опрошенных супругов вне зависимости от модели распределения гендерных ролей высока удовлетворенность супругов семейной жизнью. 86% опрошенных считают, что у них счастливая семья, 14% респондентов ответили, что пока не создали счастливую семью, но они считают это возможным.

Результаты исследования позволяют сделать вывод о наличии двух моделей распределения гендерных ролей в современной осетинской семье: 74% семей можно отнести к советской модели распределения ролей, 26% — к эгалитарной. Низкий уровень распространенности эгалитарной модели обусловлен как современными социально-экономическими условиям Северо-Кавказского региона, так и историко-культурным контекстом развития осетинского социума, сформировавшем и надолго закрепившем в массовом сознании осетин определенные гендерные нормы. Несмотря на внешнюю презентабельность, современная осетинская семья остается носителем гендерной ассиметрии, сохраняющей статус нормы относительно «двойной занятости» женщин.

Библиография
1.
Антонов А. И., Сорокин, С. А. Судьба семьи в России XXI века: размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции.-М.: Грааль, 2000.-416 с.
2.
Волочай А.В. Особенности гендерных аспектов повседневности // Труды Международной ежегодной научно-практической конференции. Новочеркасск: УПЦ «Набла» ЮРГТУ (НПИ). 2006. С. 290 – 292.
3.
Женщины в обществе: реалии, проблемы, прогнозы / Отв. ред. Н.М. Римашевская.-М.: Наука, 1991.-127 с.
4.
Задворнова Ю. С. Тенденции трансформации гендерных ролей в современной российской семье. // Женщина в российском обществе. 2013 № 1. С. 32-40
5.
Заславская Т. И. Современное российское общество: социальный механизм трансформации.-М.: Дело, 2004.-400 с.
6.
Канукова З.В. Женское пространство в пореформенной Осетии.// Северная Осетия: история и современность. Выпуск 5,6. Владикавказ. 2004. С. 245-257
7.
Репина Л.П. Пол, власть и концепция «разделенных сфер»: от истории женщин к гендерной истории // Общественные науки и современность.-2000. № 4. С.123-137.
8.
Репина Т. А. Кризис современной семьи: причины, особенности, последствия // Вестник Тамбовского университета. Сер.: Гуманитарные науки.-2008. Вып. 6. С. 115—119.
9.
Тедеева, Н.В. Изменения в сфере семьи и брака женщин Северной Осетии в контексте советских модернизационных процессов 1920-1930-х годов. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.-2014. № 4-2 (42). С. 183-186.
10.
Тедеева, Н.В. Некоторые аспекты раскрепощения женщин Осетии в контексте решения большевиками женского вопроса. // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.-2008. № 77. С. 182-186.
11.
Хасбулатова О. А. Российская гендерная политика в XX столетии: мифы и реалии.-Иваново: Иван. гос. ун-т, 2005.-372 с
References (transliterated)
1.
Antonov A. I., Sorokin, S. A. Sud'ba sem'i v Rossii XXI veka: razmyshleniya o semeinoi politike, o vozmozhnosti protivodeistviya upadku sem'i i depopulyatsii.-M.: Graal', 2000.-416 s.
2.
Volochai A.V. Osobennosti gendernykh aspektov povsednevnosti // Trudy Mezhdunarodnoi ezhegodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Novocherkassk: UPTs «Nabla» YuRGTU (NPI). 2006. S. 290 – 292.
3.
Zhenshchiny v obshchestve: realii, problemy, prognozy / Otv. red. N.M. Rimashevskaya.-M.: Nauka, 1991.-127 s.
4.
Zadvornova Yu. S. Tendentsii transformatsii gendernykh rolei v sovremennoi rossiiskoi sem'e. // Zhenshchina v rossiiskom obshchestve. 2013 № 1. S. 32-40
5.
Zaslavskaya T. I. Sovremennoe rossiiskoe obshchestvo: sotsial'nyi mekhanizm transformatsii.-M.: Delo, 2004.-400 s.
6.
Kanukova Z.V. Zhenskoe prostranstvo v poreformennoi Osetii.// Severnaya Osetiya: istoriya i sovremennost'. Vypusk 5,6. Vladikavkaz. 2004. S. 245-257
7.
Repina L.P. Pol, vlast' i kontseptsiya «razdelennykh sfer»: ot istorii zhenshchin k gendernoi istorii // Obshchestvennye nauki i sovremennost'.-2000. № 4. S.123-137.
8.
Repina T. A. Krizis sovremennoi sem'i: prichiny, osobennosti, posledstviya // Vestnik Tambovskogo universiteta. Ser.: Gumanitarnye nauki.-2008. Vyp. 6. S. 115—119.
9.
Tedeeva, N.V. Izmeneniya v sfere sem'i i braka zhenshchin Severnoi Osetii v kontekste sovetskikh modernizatsionnykh protsessov 1920-1930-kh godov. // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki.-2014. № 4-2 (42). S. 183-186.
10.
Tedeeva, N.V. Nekotorye aspekty raskreposhcheniya zhenshchin Osetii v kontekste resheniya bol'shevikami zhenskogo voprosa. // Izvestiya Rossiiskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A.I. Gertsena.-2008. № 77. S. 182-186.
11.
Khasbulatova O. A. Rossiiskaya gendernaya politika v XX stoletii: mify i realii.-Ivanovo: Ivan. gos. un-t, 2005.-372 s

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Конец 1980-х годов, вошедший в историю нашей страны как эпоха Перестройки, или Катастройки, по меткому определению А.А. Зиновьева, привела к кардинальным переменам в повседневной жизни общества. По словам одного из зарубежных наблюдателей, в тот период в Советском Союзе «все пришло в движение». Перемены коснулись не только общественно-политической жизни, но и таких социальных институтов как семья. Неслучайно исследователи отмечают сексуальную революцию, которая проникла на 1/6 часть суши после крушения железного занавеса. Особый интерес вызывает изучение региональных моделей гендерного поведения, крайне важное в условиях многонациональной России. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются гендерные аспекты повседневности современной российской семьи. Автор ставит своими задачами раскрыть этапы историко-культурного становления гендерных отношений в Осетии, определить превалирующую модель гендерных отношений в современной осетинской семье, показать их известную эволюцию. Работа основана на принципах объективности, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов. Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор ставит своими задачами охарактеризовать гендерные аспекты повседневности современной осетинской семьи, при этом Республика Северная Осетия выбрана для изучения как регион с «большим количеством мононациональных семей». Научная новизна определяется также проведённым автором статьи опросом среди 48 осетинских брачных пар. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его разносторонность: всего список литературы включает в себя 11 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором трудов отметим как общие работы Т.И. Заславской, О.А. Хасбулатовой, так и труды З.В. Кануковой и Н.В. Тедеевой, в центре внимания которых находятся гендерные аспекты осетинского общества. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему. Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всех, кто интересуется как институтом семьи в современной России, так и ее региональными моделями. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи. Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале статьи автор определяет актуальность темы, показывает, что он исходит из позиции обусловленности роли мужчин и женщин в обществе историко-культурным контекстом и на каждом этапе формируются и модернизируются те, или иные поведенческие практики». Автор выделяет три этапа формирования современных гендерных аспектов повседневности в Осетии: период вхождения в состав Российской империи, советский и постсоветский. На основе собственного опроса автор приходит к выводу «о наличии двух моделей распределения гендерных ролей в современной осетинской семье: 74% семей можно отнести к советской модели распределения ролей, 26% - к эгалитарной». Главным выводом статьи является то, что «несмотря на внешнюю презентабельность, современная осетинская семья остается носителем гендерной ассиметрии, сохраняющей статус нормы относительно «двойной занятости» женщин». Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в учебных курсах, так и в рамках формирования стратегии семейной политики. К статье есть замечания: так, имеются опечатки и пунктуационные ошибки. Однако, в целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Социодинамика».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"