Статья 'Неработающая и неучащаяся молодежь: причины, источники формирования и психологические особенности группы' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Неработающая и неучащаяся молодежь: причины, источники формирования и психологические особенности группы

Скворцова Маргарита Борисовна

кандидат экономических наук

старший научный сотрудник, Институт проблем региональной экономики РАН

190013, Россия, Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, ул. Серпуховская, 38, оф. -

Skvortsova Margarita Borisovna

PhD in Economics

Senior Scientific Associate, Institute of the Problems of Regional Economy of the Russian Academy of Sciences

190013, Russia, Sankt-Peterburg, g. Saint Petersburg, ul. Serpukhovskaya, 38, of. -

margit07@mail.ru
Шестакова Наталия Николаевна

кандидат технических наук

ведущий научный сотрудник, Институт проблем региональной экономики РАН

190013, Россия, Санкт-Петербург область, г. Санкт-Петербург, ул. Серпуховская, 38, оф. -

Shestakova Nataliya Nikolaevna

PhD in Technical Science

Leading Scientific Associate, Institute of the Problems of Regional Economy of the Russian Academy of Sciences

190013, Russia, Saint Petersburg oblast', g. Saint Petersburg, ul. Serpukhovskaya, 38, of. -

nnshestakova@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.12.34579

Дата направления статьи в редакцию:

10-12-2020


Дата публикации:

17-12-2020


Аннотация: Молодежь, которая не учиться и не работает зафиксирована в различных государствах мира. Данная категория молодежи фиксируется Росстатом и в нашей стране. Эту группу молодых людей – на фоне малочисленности поколения в целом – можно рассматривать как значительный потенциальный резерв трудовых ресурсов текущего и перспективного кадрового обеспечения социально-экономического комплекса страны. Исходя из этого цель исследования состоит в анализе причин и источников попадания молодежи в группу невовлеченных в сферы труда и образования, а также психологических особенностей данной группы. Методология исследования основывается на системном и социально-психологическом подходах. В статье систематизированы причины включения молодежи в группу невовлеченных в сферы труда и образования на основе обобщения результатов российских и зарубежных исследований данной группы молодежи. Авторами дополнен перечень причин попадания молодых людей в исследуемую группу. Предложены и сформулированы источники пополнения категории неучащейся и неработающей молодежи в виде нескольких блоков. Перечислены психологические особенности группы молодых людей, которые не учатся и не работают. Четкое понимание причин, источников формирования и психологических особенностей неработающей и неучащейся молодежи позволит на практике использовать результаты данного исследования при разработке программ в области занятости, образования, социальной защиты.


Ключевые слова: молодежь, неработающая неучащаяся молодежь, психологические особенности молодежи, причины невовлеченности молодежи, здоровье молодежи, современная молодежь, молодежь и дружба, молодежь и общество, показатели здоровья, молодежь группы NEET

Статья подготовлена в рамках проекта 19-010-00404 А «Капитализация человеческого потенциала современной российской молодежи, находящейся вне занятости и образования», поддержанного РФФИ.

Abstract: The youth not in employment or education is present in various countries of the world. In Russia, the Federal State Statistics Service (Rosstat) provides information on this category of youth. Against the background the sparseness of the generation overall, this youth group can be viewed as a considerable potential research of labor resources for the current and future staffing of socioeconomic complex of the country. The goal of this research consists in the analysis of factors and origins of youth falling into the category not involved in the spheres of employment and education, as well as of psychological peculiarities of this group. Research methodology is based on systematic and socio-psychological approaches. The article systematizes the factors of inclusion of youth into the group of uninvolved in the spheres of employment and education based on the summary of results of the Russian and foreign research dedicated to this group of youth. The authors extend the list of factors of youth falling into the group of not in employment and education; offer and formulate the sources that led to expansion of this group described in several blocks; as well as recite psychological peculiarities of this category of youth. Clear understanding of the factors, origins and psychological peculiarities of youth not in employment and education allows using the acquired results in development of the programs on employment, education and social protection.



Keywords:

youth and friendship, modern youth, youth health, reasons for not involving young people, psychological characteristics of the youth, youth who neither study nor work, youth, youth and society, health indicator, NEET youth group

Заявленное название неслучайно: оба указанных аспекта изучения молодого поколения взаимосвязаны, переплетены между собой. С одной стороны, психологические проблемы представляют собой одно из оснований попадания подростков в число неработающих и неучащихся. С другой стороны, справедливо и обратное: нахождение человека/людей в том или ином статусе в течение некоторого времени формирует свойственные этому статусу психологические установки.

Однако прежде, чем перейти к собственно заявленной теме, кратко охарактеризуем обозначенную в заглавии категорию молодежи.

Молодежь, не вовлеченная в сферы труда и образования, зафиксирована в различных государствах мира. В международной практике она обособляется, фиксируется и статистически учитывается под различными названиями. В Великобритании, Австралии, Канаде и ряде других англоговорящих государств, равно как и ОЭСР используется аббревиатура NEET (англ. — «Not in Employment, Education or Training», или «молодежь, которая «не вовлечена в работу, учебу или переподготовку»); в США — «disconnected youth» (англ. — «отключенная молодежь») или «basement dwellers» (англ. — «обитатели подвалов»); в Японии, Южной Корее и некоторых других азиатских государствах - «хикикомори» (япон. - «нахождение в уединении»); в Испании, Мексике, Аргентине и иных латиноамериканских странах — «la generaciоn Ni-Ni» (испан. — «los que ni estudian ni trabajan» или «поколение, которое не учится и не работает»). В российском статистическом учете группа фигурирует под буквальным названием: «молодежь в возрасте от 15 до 24 лет, которая не учится, не работает и не приобретает профессиональных навыков».

Очевидно, что распространение этого феномена в различных государствах мира побуждает исследователей искать его причины и источники. В Российской Федерации эту группу молодых людей – на фоне малочисленности поколения в целом – можно рассматривать как значительный потенциальный резерв трудовых ресурсов текущего и перспективного кадрового обеспечения социально-экономического комплекса страны. Поэтому исследование, заявленных в названии статьи, причин, источников формирования и психологических особенностей исследуемой группы молодежи, актуально. Приведем систематизированный нами перечень причин попадания молодежи в группу невовлеченных в сферы труда и образования [1, 2]:

индивидуальные факторы : низкий уровень образования и его плохое качество, состояние здоровья (физического и психического, наркомания, алкоголизм, употребление психотропных веществ), негативный опыт подростковой беременности и раннего рождения ребенка;

семейные факторы : безработные родители или родители с низкими уровнями образования, многодетная семья, низкий уровень доходов домохозяйства, плохие жилищные условия, проживание в небольших или отдаленных населенных пунктах;

социальные факторы (факторы социализации, исходящие из семьи): следствием ограничения/лишения возможностей наполнения социального опыта детей в малообеспеченных семьях зачастую становится их <последующий> социальный статус, место учебы и работы [3]. Например, А.А. Зудина отмечает: «<…> попадание в группу NEET может происходить из-за исходного социально-экономического неравенства семей молодых людей в возможностях формирования и развития различных составляющих человеческого капитала (когнитивных и некогнитивных навыков), которые и определяют дальнейшие достижения в обучении и успешность перехода от учебы к работе» [4];

усугубляют вероятность попадания в группу NEET: наличие у молодых людей статуса мигранта ; принадлежность и расовым и этническим меньшинствам (установлено в результате исследований американского Фонда Энни Е. Кейси) [24];

<внесемейные> трудности социализации ; деформация традиционной системы ценностей (в частности, утрата первостепенной ценности труда; получение дивидендов от сомнительных вкладов; выигрыши в лотерею; удачные и выгодные замужества/женитьбы (матримониальные сделки); патерналистские ожидания и/или иждивенческие настроения в качестве положения вечного ребенка при обеспеченных родителях/родственниках или иные формы по сути своей паразитирования.

По мнению авторов, следует расширить перечень причин, добавив следующие:

поколенческая специфика образа жизни , когда помимо традиционных способов распространения информация дополнительно насаждается еще и электронными СМИ (блоги, форумы, социальные сети разного рода), которым часть молодежной популяции сегодня доверяет практически безоговорочно и контролировать качество информационного контента очень затруднительно. Отметим, что в настоящее время в интернет-пространстве существует и в известной степени продвигается особая культура отторжения от общества. Она преимущественно представлена специфической японской видеопродукцией: анимэ, компьютерные игры, фильмы, художественные произведения, героями которых выступают хикикомори;

попадание детей и подростков в группу беспризорных и безнадзорных [5]. Достоверный статистический учет этой категории детей и подростков в России до сих пор отсутствует. Например, по словам бывшего заместителя генерального прокурора С. Фридинского, исходя из сводных цифр статистики различных ведомств (МВД, министерство образования и т. д., цифра приближается к 4 млн (2017 г.) [6];

нахождение детей и подростков, оставшихся без попечения родителей, в специализированных учреждениях , созданных государством для их содержания. Следует отметить, что качество человеческого капитала юношей и девушек, окончивших эти специализированные учреждения, весьма выразительно представлено данными Аналитического доклада «Об экономических последствиях текущей ситуации в сфере социального сиротства». По оценкам авторов доклада, только половина выпускников интернатных учреждений трудоспособного возраста может адаптироваться к внешнему миру. Неуспешность же социализации оставшейся части выпускников соразмерна потерям 0,27% численности экономически активного населения [7].

Помимо перечисленных, к списку следует добавить такую причину, как имеющиеся национальные возможности получения образования , что в высокой степени обусловливается принятой в той или иной стране моделью организации образования (реализуемой как общественное благо либо как коммерческая услуга). Это также во многом определяет и долю молодежи, попадающей в категорию неработающих и неучащихся.

В Российской Федерации это приобретает вид различий в доступности к получению образования и возможностей трудоустройства для жителей городской и сельской местности: данные государственной статистики констатируют выраженное превалирование молодежи, исключенной из сфер образования и труда, среди сельского населения относительно городского (Таблица 1).

Таблица 1 — Сравнительная динамика доли молодежи (в возрасте от 15 до 24 лет), которая не учится, не работает и не приобретает профессиональных навыков, по локации проживания, в %

год

Всего по Российской Федерации

в том числе

городская местность

сельская местность

2010

13,82

11,75

19,81

2011

12,69

10,85

18,09

2012

11,99

10,09

17,76

2013

11,82

10,13

16,95

2014

12,03

10,37

17,12

2015

12,03

10,42

16,97

2016

12,41

10,6

17,85

2017

10,47

8,79

15,39

2018

10,18

8,27

15,51

Источник : Материалы сайта Госкомстата https://www.fedstat.ru/indicator/58711

И это имеет вполне очевидное объяснение, связанное с имеющей место худшей доступностью образовательных учреждений, особенно более высоких уровней, в сельских населенных пунктах, отсутствием либо недостаточностью на этих территориях не просто достойной, но и любой работы вообще [4, 5, 8, 9].

Особой группой причин, провоцирующих попадание подростков и молодых людей в число неработающих и неучащихся, являются причины психологического характера . В числе их называют личные драмы и неприятности, например, неудачи в школе (колледже и т. п.), сложные отношения с одноклассниками (однокурсниками и т. п.) и родителями, пережитые душевные травмы, недополучение любви и опыта общения с людьми вследствие игнорирования в семье; приобретенный опыт жестокого обращения того или иного рода [10]; потеря работы [11] или в более широком смысле — безработица.

Отсутствие достаточного социального опыта, умения эффективно коммуницировать, понимания и поддержки родных и близких, несформированность навыков разрешения конфликтов и выхода из сложных жизненных ситуаций могут повлечь за собой потерю мотивации, интереса к работе и жизни желание замкнуться в себе. А затем и разорвать социальные связи и контакты. По крайней мере, связи и контакты, существующие в объективной реальности, в той или иной мере перенести их в виртуальное пространство.

Отдельной причиной исключения молодых людей и подростков из сфер труда и образования, на которой хотелось бы остановиться, являются национальные психологические особенности и традиции . Большое количество рассуждений по этому поводу приводится, в частности, применительно к японской версии анализируемого феномена. Так, в частности, речь ведется о безусловной любви матери к сыну (амаэ), подразумевающей принятие его таким, какой он есть без попыток что-либо изменить или исправить; традиционное национальное уважение к состоянию уединения, как способу познания себя и определенному этапу, сопровождающему развитие человека; а также наличие в японском обществе — в широком понимании — достаточной финансовой базы для содержания молодых членов семей, выпавших из сфер образования и труда.

В отличие от японской в российской действительности материальная база обеспечения неучащихся и неработающих отпрысков значительно у же: родители, как правило, не имеют доходов, позволяющих — даже при отсутствии возможностей изменить образ жизни сына или дочери — поддерживать и удовлетворять их потребности в течение сколько-нибудь длительного времени.

Здесь же следует упомянуть и такую хорошо известную и описанную в литературе особенность российского национального менталитета и/или характера как обломовщина , также накладывающую свой отпечаток на формирование исследуемой группы молодежи. Так, например, Н. А. Добролюбов называл Ивана Ильича Обломова «коренным типом» русской действительности. Как черту «национального психического склада» рассматривал ее литературовед Д. Н. Овсянико-Куликовский [12]. И. А. Гончаров заявлял, что его герой воплощает «элементарные свойства русского человека», свойства всего русского общества, которому присущ жизненный застой, неподвижность, беспробудная человеческая лень, безволие, созерцательность, беспомощность [13].

К приведенным цитатам вполне логично примыкает мнение доцента кафедры психологии и педагогики СЗГМУ им. Мечникова Д. Ковпака по поводу перспектив общества, в котором расцветет феномен неучащейся и неработающей молодежи: «<…> всё большая асоциализация неизбежно изменит общество... асоциализация — от радикальной, как у хикикомори, до уже привычной, как в случае с массовым виртуальным общением, — приводит к упрощению многих сфер жизни. Люди выбирают виртуальных партнёров, потому что они соблазнительны своей доступностью для общения. Постепенно разрушаются традиционные институты дружбы, брака, работы: «Люди разучиваются дружить, потому что дружба — это усилие, терпение, поиск компромиссов. Если тяжело в отношениях — значит, развод. Трансформируются глобальные понятия, социум начинает меняться вслед за этим» [14].

Тезис относительно постепенного перетекания друзей и дружбы в digital-среду нашел свое подтверждение и среди результатов проведенного авторами социологического исследования (использован метод анкетирования). В марте–июне 2019 года в Санкт-Петербурге было опрошено 356 человек в возрасте 15–29 лет. Из них 95,8% — в возрасте 15–24 года; 58,59% респондентов составили молодые люди, 41,41% девушки. Примерно каждый пятый опрошенный (22,37%) отнесен нами к категории NEET: из них 20,40% обозначили свой статус как «не учусь и не работаю» и еще 1,97% — как «числюсь в школе (колледже и т. д.), но не хожу на занятия». Остальные 77,63% респондентов учились и/или работали.

Пока еще это явление не приобрело массового характера, однако первые ростки уже отчетливо прослеживаются. В общем виде картина, характеризующая современные представления молодежи о форматах дружбы, представлена в Таблице 2 (ответы перечислены по мере убывания значимости).

Таблица 2 — Распределение ответов на вопрос: «Есть ли у Вас друзья?», %

Варианты ответа

Доля ответивших, %

В целом по выборке

В том числе

Учащаяся и работающая

молодежь

Неучащаяся и неработающая молодежь

Да, есть реальные друзья (соседи, одноклассники, друзья по занятиям спортом, по интересам)

65,61

66,29

62,03

У меня есть разные друзья: и в реальном пространстве, и в виртуальном

25,79

25,84

26,58

Да, есть друзья виртуальные (партнеры по компьютерным играм, друзья в социальных сетях и группах)

4,30

4,87

2,53

Нет, пока не завел

2,00

1,12

5,06

Нет, у меня не складываются отношения с реальными людьми, поэтому дружу с виртуальными

1,15

1,12

1,27

Нет, я не хочу ни с кем общаться

1,15

0,76

2,53

ВСЕГО

100,00

100,00

100,00

Несмотря на выраженное преобладание у молодых людей и девушек друзей реальных (а они есть у 6–7 человек из каждых десяти опрошенных), практически вся оставшаяся часть респондентов (за исключением тех 3,15% по выборке в целом, кто друзей не имеет вообще), указали разные виды и форматы виртуальной дружбы: в сочетании с дружбой реальной; специфическую дружбу в социальных сетях и группах; партнерство по компьютерным играм.

Что же касается различий между вовлеченными в сферы труда и образования и не вовлеченными в эти сферы, то таковые более или менее просматриваются — в пользу преобладания группы неучащихся и неработающих — только по позициям «Нет, пока не завел» и «<Друзей> нет, я не хочу ни с кем общаться». И этот результат косвенно указывает не только на бо льшую исключенность представителей исследуемой группы из сфер труда и образования, но и из социума как такового. По-видимому, вследствие именно психологической некомфортности нахождения в этом социуме.

Обозначим еще одну немаловажную, с нашей точки зрения, психологическую причину перемещения подростков и молодежи в группу неработающих и неучащихся. Речь идет о несоответствии молодых людей нормам и стандартам, принятым в обществе . Очевидно, что каждое общество ожидает от своих членов соответствия определенным нормам и стандартам. Однако не всякий молодой человек в силу тех или иных факторов (низкая социальная активность, интровертность или отсутствие выраженной склонности к внешним коммуникациям, неспособность эффективно разрешать конфликты и т.п.) может соответствовать задаваемым требованиям. В случае невозможности достичь выставляемой обществом, семьей, учебным заведениям и проч. планки, одним из путей разрешения создавшейся непростой личностной ситуации как раз и становится уход из нее через обрыв социальных связей, замыкание в себе. Иногда этому может придаваться даже философский флер. Например, доц. кафедры психологии и педагогики СЗГМУ им. Мечникова Д. Ковпак полагает, что «хотя хикикомори подводят под свое поведение философию эскапизма (то есть стремления уйти от действительности в мир фантазий), чаще всего «это просто отблески и перепевы чужих умных слов, помогающих до поры до времени отшивать родителей» [15].

Впрочем, отношения молодежи с обществом во все времена складывались непросто. Исторический опыт свидетельствует, что в период взросления подростки и молодежь не только проверяют исторически сформировавшиеся в обществе (или государстве) моральные, нравственные и иные социальные нормы, и установки «на прочность», но также могут либо пойти на прямое отрицание, либо дистанцирование от них. В том числе в форме протеста через перемещение в категорию исключенных из сфер образования и труда.

Специалисты в области психологии и даже психиатрии пытаются составить собственный список причин прекращения взаимодействия с социумом молодежи. Одной из главных причин они считают расстройства личности. Самоизоляция типична для людей, страдающих от депрессии, обсессивно-компульсивных расстройств, синдрома Аспергера или классического аутизма. Проведенные исследования показывают, что почти у 60% хикикомори были серьезные проблемы с психикой, при которых необходима помощь врача. <…> хикикомори нередко становятся люди, страдающие социофобией или тревожным расстройством личности, при котором человек постоянно чувствует себя неполноценным и чересчур остро реагирует на негативные оценки окружающих людей, что приводит к стремлению отринуть общество. В редких случаях у хикки диагностируют шизоидное расстройство личности, когда человек, избегая взаимоотношений, замыкается в себе и уходит в фантазии [16].

Феномен хикикомори встречается и в российской действительности. Это достаточно латентная группа молодых людей, зачастую происходящих из относительно обеспеченных семей. Выявить и статистически учесть их практически невозможно. Известно, что они общаются между собой на Интернет-форумах, создают группы и сообщества в сети. И минимальную информацию о них, соответственно, можно почерпнуть в основном из Интернета [17]. Приведем характерные выдержки. «Среди тех, кто относит себя к субкультуре хикки в России, — в основном молодые люди младше 20 лет. В социальной сети «ВКонтакте» функционируют десятки сообществ, посвящённых жизни хикикомори. У самого популярного паблика более 400 тысяч подписчиков. Как правило, записи в таких группах посвящены японской культуре, чаще всего массовой: это картинки из аниме и манги, музыка и кино» [14]. «<…> в российском интернет-сообществе… таким образом стали себя называть все «застенчивые, интернет-зависимые молодые люди.

<…> периодически российские «хикикомори» появляются на неспециализированных интернет-форумах. Засидевшиеся за экранами компьютеров молодые люди устраивают опросы, кто и где работает, потому что испытывают чувство вины перед родными за то, что бездельничают. «Получив ответ, что многие с этих форумов также сидят дома, они успокаиваются и продолжают представлять собой "оригинальный феномен"», — комментирует явление российских хикикомори доцент кафедры практической философии Высшей школы экономики А. Павлов [15].

В то же время очевидно, что проведение времени у компьютера или, что реже теперь встречается, — у телевизора сказывается на здоровье молодого поколения. Оно влечет за собой «гораздо больше негативных, чем позитивных последствий для здоровья молодых людей и для развития делинквентного поведения, так как львиная доля нынешних телепередач и видеоматериалов приходится на крайне низкопробную продукцию. В результате формируется делинквентные типы поведения, стимулируются психические заболевания, гиподинамия и т. д.» [18].

Распространение среди молодежи компьютерного (иногда его называют диванным синдромом) синдрома сопровождается развитием депрессии, заниженной самооценки, потерей мотивации. Самоустранение от жизни зачастую провоцирует обострение вредных привычек, появление угрюмости, агрессивности, маниакальной одержимости чем-то, отказ от любого общения, неудовлетворенность собой или своей жизнью, нереалистичные или практически недостижимые планы. Формируются различного рода зависимости.

Эксперты в области здравоохранения, как российские, так и зарубежные, фиксируют изменения поколенческих показателей здоровья. Так, по данным Федерации независимых американских страховщиков, современные молодые люди, находящиеся в активном возрасте, так называемое поколение Y или миллениалы, обладают худшим относительно предыдущего поколения здоровьем. Главными проблемами представителей этой генерации являются гипертония, высокий уровень холестерина, тяжелая депрессия, а также большой процент самоубийств и смерти от передозировок [19].

В России по данным Росстата на начало 2020 г. насчитывалось около 689 тысяч детей-инвалидов (от рождения до 18 лет). И за последние годы идет стойкое увеличение данного показателя [20].

Состояние здоровья подростков — решающий фактор при решении вопросов их профессионального обучения и рационального трудоустройства. С точки зрения интересов личности, да и общества в целом, необходимо, чтобы избранная профессия при прочих равных условиях соответствовала возможностям здоровья подростка. На это должны быть нацелены профессиональная ориентация и профессиональная врачебная консультация (выбор профессии, максимально соответствующей здоровью подростка). На практике эти направления реализуются плохо, и часть подростков не могут обучаться и в дальнейшем работать по избранным специальностям пополняя ряды неучащейся и неработающей молодежи.

Любопытные выводы относительно психического состояния неработающей и неучащейся молодежи были получены в результате совместного исследования Института психиатрии, психологии и нейронауки Королевского колледжа Лондона (Великобритания), Университета Дьюка (США) и Калифорнийского университета (США) [21]. В частности, были обследованы две тысячи 18-летних британцев (близнецов) на предмет оценки мотивации к работе, наличия психических проблем и зависимости от психоактивных веществ. Среди опрошенных оказались 12% молодых людей, которые нигде не работали и не учились (их доля в общей совокупности находилась примерно на среднеевропейском или среднеамериканском уровне, курсив – авт.). В этой группе существенно чаще встречались молодые люди, злоупотребляющие алкоголем или наркотиками; имеющие какие-либо психические проблемы или расстройства в детстве или в пубертате: около 60% против 35% среди тех, кто работал и/или учился; страдающие депрессией (соответственно 35% против 18%) и генерализованным тревожным расстройством (14% против 6%). Кроме того, представители неработающей и неучащейся молодежи более пессимистично смотрели на свои перспективы.

По данным Минздрава РФ за последние пять лет на 20 процентов выросло число детских психических расстройств [22]. О неутешительной тенденции заявляет и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Согласно данным около 20% детей и подростков в мире имеют психические расстройства или проблемы, примерно половина из которых начинается в возрасте до 14 лет, но во многих случаях заболевания не выявляются и не лечатся [23]. Молодые люди с расстройствами психического здоровья сталкиваются с такими явлениями, как социальная исключенность, дискриминация, стигматизация (ограничивающая их готовность обращаться за помощью), трудности в обучении. Им свойственны более рискованные формы поведения, физическое нездоровье. Все это в свою очередь способствует попаданию данной молодежи в категорию неучащейся и неработающей.

В целом проведенное нами исследование причин попадания подростков и детей в категорию неучащихся и неработающих позволяет назвать источники формирования этой группы. Обратим внимание, что сама по себе рассматриваемая категория молодежи объединяет довольно разнородные ее группы, классифицируемые по основанию вовлеченности/ невовлеченности в сферы труда и образования [1, 5]. Предлагаемый нами подход построен по иному основанию: источникам, из которых черпается и в той или иной степени наполняется исследуемая группа.

При этом не следует забывать о различиях самих понятий «источник» и «причина». Так, категория «источник» акцентирует внимание на появлении того или иного предмета или явления, как таковых впервые. Категория же «причина» подразумевает возникновение конкретного вида, разновидности данного предмета или явления, о появлении его вновь, изменение его определенных свойств.

Мы предлагаем разделить источники пополнения категории неучащейся и неработающей молодежи на несколько блоков.

Первый из них мы связываем с многообразными факторами, обусловливающими и/или провоцирующими социальную уязвимость, ущербность (дети из неблагополучных семей; дети и подростки, имеющие родителей с низким уровнем образования; дети и подростки, оставшиеся без попечения родителей и проживающие в специализированных учреждениях; беспризорные и безнадзорные дети и подростки; проживающие в небольших или отдаленных населенных пунктах; мигранты; принадлежащие к расовым и этническим меньшинствам; девушки, имеющие опыт ранней беременности и проч.). Видимо в эту группу следует включить также детей и подростков, ведущих криминальный образ жизни.

Второй блок источников складывается из представителей молодого поколения, претерпевших эмоционально-психологические неудачи и разочарования (получивших опыт жестокого обращения того или иного рода; ставших участниками различных межличностных конфликтов и не умеющих выстраивать отношения с ровесниками или старшими; потерявшими работу и т. п.).

Третий блок источников пополнения категории объединяет подростков и молодежь с ограниченными возможностями <физического и психического> здоровья с вытекающими из этого ограничениями социализации, получения образования, трудоустройства.

К четвертому блоку источников пополнения неучащейся и неработающей молодежи мы относим молодых людей более старших возрастов, осознанно принимающих решения о сибаритствующем образе жизни и свободно путешествующих, занятых искусством, самообразованием и, как правило, имеющих для этого финансовые средства, либо зарабатывающие на выбранный образ жизни случайным образом.

И пятый — внешне вполне благополучные подростки и дети , оказавшиеся в силу тех или иных причин (недостаточное родительское внимание; личностные особенности; воздействие интернет-сообщества и проч.) заложниками электронных гаджетов и виртуального пространства.

В заключении отметим: в статье систематизирован и расширен перечень причин попадания молодежи в группу невовлеченных в сферы труда и образования. Предложены новые причины, которые не встречаются в работах российских и зарубежных авторов, изучающих данную группу молодежи.

В рамках исследования авторы предлагают разделить источники пополнения категории неучащейся и неработающей молодежи на несколько блоков.

Среди психологических причин, провоцирующих попадание подростков и молодых людей в число неработающих и неучащихся, выделены личные драмы и неприятности; недополучение любви и опыта общения с людьми вследствие игнорирования в семье; приобретенный опыт жестокого обращения того или иного рода; потеря работы или в более широком смысле — безработица.

Также среди психологических причин авторы выделяют национальные психологические особенности и традиции . В мировой практике учеными широко рассмотрен и исследован феномен хикикоммори, в нашей стране к особенности российского национального менталитета и/или характера мы относим обломовщину , которая накладывает свой отпечаток на формирование исследуемой группы молодежи.

Еще к одной психологической причине авторы относят н евозможность молодых людей соответствовать нормам и стандартам, принятым в обществе, что в свою очередь, подталкивает их обрыву социальных связей, замыканию в себе.

По результатам исследования прослеживаются тенденции перетекания друзей и дружбы в digital-среду.

По мнению психологов, основной причиной прекращения взаимодействия молодежи с социумом является расстройство личности . В России в последние годы фиксируется рост психических заболеваний среди детей и подростков.

Попадание молодежи в группу NEET имеет долгосрочные последствия отрицательного характера в отношении социально-экономического положения и психологического состояния молодых людей. Поэтому четкое понимание причин, источников формирования и психологических особенностей неработающей и неучащейся молодежи позволит на практике использовать результаты данного исследования при разработке программ в области занятости, образования, социальной защиты. В целом представляется, что неработающая и неучащаяся молодежь как перспективный трудовой ресурс нуждается в продолжении и расширении исследований в региональном разрезе.

Библиография
1.
NEETs. Young people not in employment, education or training: Characteristics, costs and policy responses in Europe. Eurofound. URL: https://www.eurofound.europa.eu/sites/default/files/ef_publication/field_ef_document/ef1254en.pdf (дата обращения: 25.10.2020).
2.
Sebastian Königs. NEET youth in OECD countries: Challenges and Policies. Brussels – Annual Convention for Inclusive Growth. 24 April 2017, OECD, Brussels, 13 p., p. 5. URL: https://www.oecd-ilibrary.org/docserver/9789264261488-en.pdf?expires=1552053883&id=id&accname=guest&checksum=83D870CD74862BA935F39AFD7069A636 (дата обращения: 22.10.2020).
3.
Яковлева Е.А., Галахова А.А. Феномен NEET современного поколения и его влияние на макроэкономические показатели // Молодой ученый. 2017. № 51(185). С. 196-201. URL: https://moluch.ru/archive/185/47491. (дата обращения: 12.10.2020).
4.
Зудина А А. «Не работают и не учатся»: NEET-молодежь на рынке труда в России: препринт WP3/2017/02. Изд. дом Высшей школы экономики. URL: https://wp.hse.ru/data/2017/04/17/1169031315/WP3_2017_02_____.pdf. (дата обращения: 25.10.2019).
5.
Шестакова Н.Н., Скворцова М.Б., Кузьмина Л.К. О человеческом капитале молодежи, которой NEET // Экономика труда. 2019. Том № 1. С. 566-585. doi: 10.18334/et.6.1.40077.
6.
В России растет число беспризорных детей. Vestifinance. URL: https://www.vestifinance.ru/articles/55320 (дата обращения: 28.10.2019).
7.
Аналитический доклад «Об экономических последствиях текущей ситуации в сфере социального сиротства» (зарубежный опыт) / Бюллетень о сфере образования. Выпуск №10 (декабрь 2014). – М., Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, 2014. – 64 c.
8.
Блинова Т.В, Вяльшина А.А. Молодежь вне сферы образования и занятости: оценка сельско-городских различий // Социологические исследования. 2016. № C. 40–49.
9.
Hoyos R.de, Rogers H., Székely M. Out of School and Out of Work Risk and Oppor-tunities for Latin America’s Ninis. 2016 International Bank for Reconstruction and Development / The World Bank 1818 H Street NW, Washington DC 20433, 65 p., p.10. URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/22349/K8318.pdf (дата обращения: 25.11.2020).
10.
Исикава Киёси. Затворники-хикикомори в стареющем обществе Японии. URL: https://www.nippon.com/ru/currents/d00332/ (дата обращения: 23.10.2020).
11.
Хироюки Ота. «Хикикомори»: когда 10% трудоспособного населения не выходит из дома. URL: https://inosmi.ru/world/20130919/213096465.html (дата обращения: 28.10.2020).
12.
Овсянико-Куликовский Д. Н. Собрание сочинений. Т. 7. – Москва; Петроград: Гос. изд-во, 1923-1924. с. 199.
13.
Цейтлин А. Г. И. А. Гончаров.-М.: Изд-во АН СССР, 1950. 491 с.
14.
Полыгаева Д. Новые затворники: Почему молодые люди выбирают жизнь в четырёх стенах. URL: https://www.the-village.ru/village/city/ustory/226427-hikki (дата обраще-ния: 25.10.2020).
15.
Отаку одиночества. Почему в мире стало модно быть хикки. URL: https://lenta.ru/articles/2014/01/30/hikikomori/ (дата обращения: 12.10.2020).
16.
«Миллион исчезнувших людей»: как в Японии набирает обороты опасный тренд «хикикомори». URL: http://www.woman.ru/rest/medley8/article/218165/(дата обращения: 23.10.2020).
17.
Туркина К. «Общение превратилось в пытку»: российские хикки — о жизни в четырех стенах. URL: https://ria.ru/20180404/1517856786.html (дата обращения: 17.10.2020).
18.
Киреев Е., Красниковский В., Сазонов А., Сазонова А. Молодежь Москвы. Ценностные приоритеты, стратегии поведения и перспективы развития. Litres.ru. URL: https://www.litres.ru/a-a-sazonov/molodezh-moskvycennostnye-prioritety-strategii-povedeniya-i-perspektivy-razvitiya/chitat-onlayn (дата обращения: 18.09.2019).
19.
Поколению миллениалов предсказали бедность и быструю смерть. Известия. 8 ноября 2019 г. URL: https://iz.ru/940953/2019-11-08/pokoleniiu-millenialov-predskazali-bednost-i-bystruiu-smert (дата обращения: 21.09.2020).
20.
Росстат. Положение инвалидов. Распределение инвалидов по полу и возрасту. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/13964?print=1
21.
Безделье вредит душевному здоровью (перевод с оригинала: S. Goldman-Mellor et al. «Committed to work but vulnerable: self-perceptions and mental health in NEET 18-year olds from a contemporary British cohort», Journal of Child Psychology and Psychiatry, August, 2015) URL: http://www.psychologies.ru/self-knowledge/work/bezdele-vredit-dushevnomu-zdorovyu/ (дата обращения: 07.11.2019)
22.
Емельяненко В. Синдром зависимости // Российская газета – Федеральный выпуск №8 (8062). 16 января 2020.
23.
Психическое здоровье. ВОЗ. URL: http://www.who.int/mental_health/world-mental-health-day/2018/ru (дата обращения: 11.11.2019).
24.
Youth and Work: Restoring Teen and Young Adult Connections to Opportunity. URL: http://viablefuturescenter.org/racemattersinstitute/wp-content/uploads/2015/06/Youth-opp.pdf (дата обращения: 20.10.2019)
References (transliterated)
1.
NEETs. Young people not in employment, education or training: Characteristics, costs and policy responses in Europe. Eurofound. URL: https://www.eurofound.europa.eu/sites/default/files/ef_publication/field_ef_document/ef1254en.pdf (data obrashcheniya: 25.10.2020).
2.
Sebastian Königs. NEET youth in OECD countries: Challenges and Policies. Brussels – Annual Convention for Inclusive Growth. 24 April 2017, OECD, Brussels, 13 p., p. 5. URL: https://www.oecd-ilibrary.org/docserver/9789264261488-en.pdf?expires=1552053883&id=id&accname=guest&checksum=83D870CD74862BA935F39AFD7069A636 (data obrashcheniya: 22.10.2020).
3.
Yakovleva E.A., Galakhova A.A. Fenomen NEET sovremennogo pokoleniya i ego vliyanie na makroekonomicheskie pokazateli // Molodoi uchenyi. 2017. № 51(185). S. 196-201. URL: https://moluch.ru/archive/185/47491. (data obrashcheniya: 12.10.2020).
4.
Zudina A A. «Ne rabotayut i ne uchatsya»: NEET-molodezh' na rynke truda v Rossii: preprint WP3/2017/02. Izd. dom Vysshei shkoly ekonomiki. URL: https://wp.hse.ru/data/2017/04/17/1169031315/WP3_2017_02_____.pdf. (data obrashcheniya: 25.10.2019).
5.
Shestakova N.N., Skvortsova M.B., Kuz'mina L.K. O chelovecheskom kapitale molodezhi, kotoroi NEET // Ekonomika truda. 2019. Tom № 1. S. 566-585. doi: 10.18334/et.6.1.40077.
6.
V Rossii rastet chislo besprizornykh detei. Vestifinance. URL: https://www.vestifinance.ru/articles/55320 (data obrashcheniya: 28.10.2019).
7.
Analiticheskii doklad «Ob ekonomicheskikh posledstviyakh tekushchei situatsii v sfere sotsial'nogo sirotstva» (zarubezhnyi opyt) / Byulleten' o sfere obrazovaniya. Vypusk №10 (dekabr' 2014). – M., Analiticheskii tsentr pri Pravitel'stve Rossiiskoi Federatsii, 2014. – 64 c.
8.
Blinova T.V, Vyal'shina A.A. Molodezh' vne sfery obrazovaniya i zanyatosti: otsenka sel'sko-gorodskikh razlichii // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2016. № C. 40–49.
9.
Hoyos R.de, Rogers H., Székely M. Out of School and Out of Work Risk and Oppor-tunities for Latin America’s Ninis. 2016 International Bank for Reconstruction and Development / The World Bank 1818 H Street NW, Washington DC 20433, 65 p., p.10. URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/22349/K8318.pdf (data obrashcheniya: 25.11.2020).
10.
Isikava Kiesi. Zatvorniki-khikikomori v stareyushchem obshchestve Yaponii. URL: https://www.nippon.com/ru/currents/d00332/ (data obrashcheniya: 23.10.2020).
11.
Khiroyuki Ota. «Khikikomori»: kogda 10% trudosposobnogo naseleniya ne vykhodit iz doma. URL: https://inosmi.ru/world/20130919/213096465.html (data obrashcheniya: 28.10.2020).
12.
Ovsyaniko-Kulikovskii D. N. Sobranie sochinenii. T. 7. – Moskva; Petrograd: Gos. izd-vo, 1923-1924. s. 199.
13.
Tseitlin A. G. I. A. Goncharov.-M.: Izd-vo AN SSSR, 1950. 491 s.
14.
Polygaeva D. Novye zatvorniki: Pochemu molodye lyudi vybirayut zhizn' v chetyrekh stenakh. URL: https://www.the-village.ru/village/city/ustory/226427-hikki (data obrashche-niya: 25.10.2020).
15.
Otaku odinochestva. Pochemu v mire stalo modno byt' khikki. URL: https://lenta.ru/articles/2014/01/30/hikikomori/ (data obrashcheniya: 12.10.2020).
16.
«Million ischeznuvshikh lyudei»: kak v Yaponii nabiraet oboroty opasnyi trend «khikikomori». URL: http://www.woman.ru/rest/medley8/article/218165/(data obrashcheniya: 23.10.2020).
17.
Turkina K. «Obshchenie prevratilos' v pytku»: rossiiskie khikki — o zhizni v chetyrekh stenakh. URL: https://ria.ru/20180404/1517856786.html (data obrashcheniya: 17.10.2020).
18.
Kireev E., Krasnikovskii V., Sazonov A., Sazonova A. Molodezh' Moskvy. Tsennostnye prioritety, strategii povedeniya i perspektivy razvitiya. Litres.ru. URL: https://www.litres.ru/a-a-sazonov/molodezh-moskvycennostnye-prioritety-strategii-povedeniya-i-perspektivy-razvitiya/chitat-onlayn (data obrashcheniya: 18.09.2019).
19.
Pokoleniyu millenialov predskazali bednost' i bystruyu smert'. Izvestiya. 8 noyabrya 2019 g. URL: https://iz.ru/940953/2019-11-08/pokoleniiu-millenialov-predskazali-bednost-i-bystruiu-smert (data obrashcheniya: 21.09.2020).
20.
Rosstat. Polozhenie invalidov. Raspredelenie invalidov po polu i vozrastu. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/13964?print=1
21.
Bezdel'e vredit dushevnomu zdorov'yu (perevod s originala: S. Goldman-Mellor et al. «Committed to work but vulnerable: self-perceptions and mental health in NEET 18-year olds from a contemporary British cohort», Journal of Child Psychology and Psychiatry, August, 2015) URL: http://www.psychologies.ru/self-knowledge/work/bezdele-vredit-dushevnomu-zdorovyu/ (data obrashcheniya: 07.11.2019)
22.
Emel'yanenko V. Sindrom zavisimosti // Rossiiskaya gazeta – Federal'nyi vypusk №8 (8062). 16 yanvarya 2020.
23.
Psikhicheskoe zdorov'e. VOZ. URL: http://www.who.int/mental_health/world-mental-health-day/2018/ru (data obrashcheniya: 11.11.2019).
24.
Youth and Work: Restoring Teen and Young Adult Connections to Opportunity. URL: http://viablefuturescenter.org/racemattersinstitute/wp-content/uploads/2015/06/Youth-opp.pdf (data obrashcheniya: 20.10.2019)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования статьи «Неработающая и неучащаяся молодежь: причины, источники формирования и психологические особенности группы» – молодежь, не вовлеченная в сферы труда и образования. Целью рецензируемой публикации стало осмысление факторов попадания современной молодежи в данные категории и проблем, возникающих в связи с этим.
Методология исследования сочетает теоретические и эмпирические методы. На теоретическом уровне использована систематизация перечня причин попадания молодежи в группу невовлеченных в сферы труда и образования. В качестве эмпирического метода исследования используется анализ результатов собственного социологического опроса (метод анкетирования), проведенного в марте–июне 2019 года в Санкт-Петербурге среди 356 человек в возрасте 15–29 лет, дополненного анализом данных статистики и аналитическим обзором публикаций по тематике статьи.
Актуальность данной статьи не вызывает сомнения, поскольку неработающая и неучащаяся молодежь выступает как значительный потенциальный резерв трудовых ресурсов текущего и перспективного кадрового обеспечения социально-экономического комплекса страны. Отсюда и актуальность исследования причин, источников формирования и психологических особенностей данной группы молодежи. Следует согласится, что «четкое понимание причин, источников формирования и психологических особенностей неработающей и неучащейся молодежи позволит на практике использовать результаты данного исследования при разработке программ в области занятости, образования, социальной защиты».
Научная новизна публикации представлена следующим: 1) составлением систематизированного перечня причин попадания молодежи в группу невовлечённых в сферы труда и образования, а также его расширение за счет новых, описанных непосредственно авторами статьи; 2) выделением источников пополнения категории неучащейся и неработающей молодежи на несколько блоков («при этом авторы справедливо разводят понятия причина» и «источник»). Кроме того, в публикации большое внимание уделяется психологическому состоянию представителей данной группы, в частности указывается на синдром компьютерной зависимости и новый феномен «Хикикомори».
В целом в рецензируемой статье содержательная часть соответствует требованиям научного текста. Данная публикация характеризуется общей структурированностью, последовательностью, грамотностью изложения.
Библиография в целом присутствует на достаточном уровне. В работе даются ссылки на 24 публикаций. Однако, в оформлении ссылок на публикации используется разные стандарты оформления библиографических записей. Апелляция к основным оппонентам практически отсутствует, так как из 24 ссылок, только 5 ссылок на научные публикации.
Таким образом, выводы присутствуют и имеют обоснование, что свидетельствуют о полной реализации исследовательского замысла. Работа будет представлять интерес для специалистов в области социологии молодёжи. Статья «Неработающая и неучащаяся молодежь: причины, источники формирования и психологические особенности группы» имеет научную значимость. Работа может быть опубликована после коррекции оформления библиографического списка в соответствии ГОСТ.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"