Статья 'Роль исследовательской культуры в публикациях по социальным наукам' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Роль исследовательской культуры в публикациях по социальным наукам

Попов Евгений Александрович

доктор философских наук

профессор, Барнаульский юридический институт МВД России, заведующий, Алтайский государственный университет

656049, Россия, г. Барнаул, ул. Димитрова, 66, оф. 502

Popov Evgenii Aleksandrovich

Doctor of Philosophy

Head of the department of General Sociolog, Professor, Altai State University; the department of Foreign Languages of the Power Engineering Institute, Tomsk Polytechnic University

656049, Russia, g. Barnaul, ul. Dimitrova, 66, of. 502

popov.eug@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.12.34527

Дата направления статьи в редакцию:

06-12-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация.

Статья посвящена оценке роли исследовательской культуры в продвижении научных статей. Проанализированы наиболее часто встречающиеся ошибки или погрешности в подготовке научных статей. Дается определение исследовательской культуры, приводятся варианты отступлений от исследовательской культуры. При этом в осмыслении роли исследовательской культуры в научных публикациях по социальным наукам важное значение приобретает и опыт исследователя, и особенности социального мышления, и включенность в научный контекст по исследуемой проблематике, а также созвучие его научного подхода той или иной исследовательской школе или направлению. Также важное значение имеет поддержание гносеологического статуса исследователя.     Основными положениями, раскрытыми в представленной статье являются следующие моменты: 1) исследовательская культура связана с типом социального мышления - для работ по социальным наукам это имеет принципиальное значение, поэтому статьи, посвященные актуальным социальным проблемам, должны отражать специфику социального мышления; 2) об исследовательской культуре также свидетельствует владение нормами и правилами русского литературного языка - нередко авторы статей не придает этому фактору значительного внимания, а это между тем сказывается на судьбе публикации: ее отправляют на доработку; 3) исследовательская культура соотносится и с вопросами этики в исследованиях.

Ключевые слова: исследовательская культура, социальные науки, научная статья, познание, научная публикация, система знаний, подготовка научных статей, знания об обществе, общество, требования к публикациям

Abstract.

This work is dedicated to the role of research culture in promotion of scientific articles. Analysis is conducted on the most common errors or inaccuracies in writing the scientific articles. Definition is given to the research culture; the variants of derogation from research culture are described. At the same time, in comprehension of the role of research culture in scientific publications on social sciences, of particular importance is the experience of researchers, peculiarities of their social mentality, and engagement in the scientific context on the subject matter, as well as consonance of their scientific approach to one or another research school or direction. Maintenance of gnoseological status of the research is also of holds much significance. The following conclusions were formulated: 1) research culture is associated with the type of social mentality, which is of prime importance for the works on social sciences, thus, the articles dedicated to the topical social problems should reflect the specificity of social mentality; 2) command of the norms and rules of the Russian literary language also indicates the research culture, the authors of the article often do not pay due attention to this factor, and thus it affects the fate of their publication, necessitating revision; 3) research culture correlates with the questions of ethics in the research.

Keywords:

preparation of scientific articles, knowledge system, scientific publication, knowledge, scientific article, social sciences, research culture, knowledge about society, society, requirements to the publications

Развитие науки предполагает обязательную апробацию открытий и достижений. Одним из вариантов такой апробации является статья в научном журнале. Она должна отражать результаты исследований и в целом обобщать определенный опыт научной деятельности. По сути, о тех или иных научных разработках можно судить по представленным в научных журналах публикациям. Сегодня в пространстве науки существует огромное число журналов по всем профилям научной деятельности. Как известно, они ранжированы по уровню публикаций и включены в различные индексы и базы цитирований. Я полагаю, что состояние науки в публикациях является одновременно довольно мощным сегментом мировой экономики и актуальным объектом для исследований, а возможно и расследований. Не секрет, что индустрия научных публикаций подвергается критике за серьезные нарушения и научной этики, и самих принципов научности. Подчас создается впечатление о стихийности рынка научных публикаций. Однако для науки публикации - это данность, и предложить альтернативные способы открытой и не фрустрированной подачи актуального материала вряд ли возможно. Вместе с тем научные публикации в журналах – это особый жанр для сочинений ученых и исследователей, отвечающий жестким требованиям и содержащий какую-либо ценную идею.

Я берусь судить о состоянии публикаций в журналах, имея длительный опыт работы в качестве главного редактора «ваковских» журналов, ежегодника публикаций по социальным наукам и рецензента различных научных изданий. Отмечу, что бум статей не прекращается в течение всего года. Авторы направляют свои статьи для публикации довольно активно. Я понимаю, что зачатую причиной такой научной активности является необходимость срочной или отложенной публикации в силу того, что научно-педагогическому работнику нужно проходить по конкурсу, аспиранту и докторанту – защищать диссертацию, а студенту – претендовать на получение повышенной стипендии. Можно сказать, что все мы находимся в замкнутом круге. Вопрос лишь в том – всегда ли здесь есть место именно науке? Количественные показатели постоянно увеличиваются, и специалисты, никогда не занимавшиеся наукой системно и не имеющие каких-либо заметных достижений в своей области, вынуждены сесть за перо и выдать научный продукт. Мне не нравилось данное словосочетание (научный продукт), и я сначала с ним боролся, приводя аргументы о его несостоятельности, но теперь я прекрасно понимаю, что оно вполне уместно в системе научной деятельности. Дело в том, что под научный продукт можно подвести любой опус и при этом, соблюдая формальные требования, придать ему научность и даже выдавать его за вклад в развитие определенного научного направления. Так часто бывает. Не могу сказать, что это стало общим правилом, однако по характеру публикаций я могу об этом смело говорить.

Количественные показатели, действительно, стали основой научной деятельности (или деятельности по производству научного продукта), но нельзя забывать, что наука – это форма общественного сознания наряду с искусством, религией, правом, политикой и т.д. В силу этого наука является мощнейшим инструментом развития общества и государства, а также культуры и человека. Поэтому пренебрежительное отношение к системе научных ценностей недопустимо. В то же время в вихре показателей трудно не удержаться от соблазна нарушить пару-тройку принципов науки. Поэтому резонно возникают вопросы о качестве научных работ, а не только об их количестве. В связи с этим вспоминается такой факт. Когда впервые были введены требования для публикаций в «ваковских» изданиях, авторы, разместившие свои статьи в таких журналах, воспринимались как прошедшие своего рода инициацию. Они включались в когорты избранных, им давали грамоты и премии. Многие исследователи умудрялись за год опубликовать по 20-30 статей в таких журналах, иногда меняя в своих статьях лишь названия, а содержание оставляя идентичным (но, правда, хочу отметить, что адекватно сформулировать название для современных авторов – та еще по сложности задача!).

Преимуществом статей, направляемых в научные журналы, является то, что они в основном посвящаются актуальным темам. Темы исследований и выбор определенного аспекта для научной статьи по конкретной теме, как правило, соответствуют современным веяниям в развития науки. В основном авторы руководствуются принципами междисциплинарного подхода или же комплексного анализа, привлекают первоисточники, если, например, речь идет о философских, исторических или антропологических исследованиях. К слову сказать, выбор адекватной методологии исследования по-прежнему является слабым местом статей. Авторы часто не осознают или не уделяют достаточного внимания этой стороне научной деятельности. К чему это приводит в тех работах, которые присылаются в журналы? И редактор, и рецензент легко обнаруживает уязвимое место: статья, не продуманная в методологическом плане, не обладает целостностью, автор часто не может даже искусственно связать воедино части своей работы, они иногда выглядят противоречивыми, лишенными логики, последовательности и т.д. Все эти ошибки вне всякого сомнения являются следствием слабой методологической конструктивности исследования. А полное игнорирование этого принципа вполне способно привести к ошибочным суждениям и общим выводам в работе. Полагаю в этой связи дать совет авторам: в любой работе нужно четко обосновать выбор методологии, тогда задумка автора становится более понятной, а авторская концепция, подкрепленная соответствующим теоретическим и эмпирическим материалом, не выглядит аморфно и неубедительно.

Авторская концепция – это центр любого исследования. Без нее любая работа лишена новизны и эвристического потенциала. Я полагаю, что авторам следует прямо в тексте своей работы прямо указать на предмет авторской концепции, которая затем содержательно будет подкреплена суждениями и результатами эмпирических исследований. В противном случае бывает затруднительно выявить особенности авторского взгляда по тому или иному вопросу. Для того, чтобы автору презентовать свою концепцию, ему необходимо «вписать» ее в соответствующий научный контекст. Иными словами продемонстрировать, в чем заключается принципиальное отличие позиции, которую занимает автор, от тех наработок по данной проблематике, которые уже имеются в арсенале современной науки. Как ни странно многим авторам это достаточно трудно осуществить. Главная причина, на мой взгляд, кроется в том, что авторам кажется, что они пионеры в данной проблематике, а потому их преимущества в рассмотрении той или иной научной темы представляются для них неоспоримыми. Разумеется, это не может быть так. По крайней мере в сфере социально-гуманитарного знания по линии смежных и междисциплинарных исследований ответы даны на многие и многие актуальные вопросы. А вот авторам бесспорно нужно знакомиться с научным контекстом по выбранной теме и обязательно включать обобщение научного дискурса в свою статью. Только таким образом в редакции смогут оценить, в чем же состоит новация, предложенная автором статьи, в сравнении с имеющимися трактовками конкретной идеи. Отмечу, что требования журналов к объему статьи не всегда могут позволить автору подробно раскрыть особенности методологии и итоги обобщения научного дискурса, однако делать пространные выкладки в этом случае совсем не обязательно. Достаточно привести четкие аргументы в пользу своего выбора, а при анализе имеющегося по теме научного дискурса определить несколько ключевых позиций. Этого будет достаточно и для того, чтобы определить, насколько автор сведущ в рассматриваемой теме, и для того, чтобы оценить эвристичность предлагаемой авторской концепции.

Многие авторы считают, что структурирование их работ позволит придать всему материалу стройность, цельность, логичность. Между тем все чаще мне встречаются случаи, когда выделение в работе каких-либо частей с заголовками серьезным образом мешает восприятию всего материала, оценке его завершенности и значимости для науки и практики. Очевидно, что выделение структурных частей в рамках одной статьи обязывает автора не только раскрыть определенное содержание на небольшом пространстве текста, но и самое главное – к тому, чтобы связать все части воедино. К сожалению, авторы понимают это правило совсем иначе – они уверены, что структурные части могут бытовать отдельно друг от друга, а, например, в заключении можно их уже каким-то образом сопоставить друг с другом. Это крайне неудачная тактика, и она вызывает недоумение. Конечно, мировые журналы и многие отечественные издания требуют структурирования текста статей, выделения введения, анализа источников, описания методов, дискуссии и т.д. Это нельзя назвать неверной практикой. Но для автора в этом случае ответственность возрастает: нужно не просто «разрезать» материал на части, а нужно суметь их собрать воедино. Это позволяет осуществить методология, но также и исследовательская культура. Об этом феномене нужно сказать отдельно, потому что она – царица научной работы.

Исследовательская культура – это целый пласт научной рефлексии. Она охватывает многие проблемы, которые встают перед исследователем, как начинающим, так и продолжающим свои изыскания. Кризис жанра научной статьи я по большому счету связываю именно с недостаточным уровнем исследовательской культуры. Ее можно определить как совокупность ценностей и норм, позволяющих реализовать научную цель в соответствии с требованиями научной этики, стиля изложения материала, презентации результатов, а также в русле имеющихся научных традиций. Я склонен считать, что «наиболее уязвимым местом в работе исследователя, пожалуй, остается частое пренебрежение устоявшимися ценностями и нормами научного творчества» [1, с. 5]. Очевидно, что такое понимание исследовательской культуры обязывает ко многому, но как раз о том или ином ее уровне можно судить по представленным для публикации научным статьям. Прежде всего хотелось бы подчеркнуть тяжелое положение авторов по отношению к русскому языку. Пренебрежение нормами литературного языка (а скорее всего их игнорирование или попросту незнание) делает попытки авторов донести до читателей результаты своего научного труда неудачными. Это связано не только с тем, что ошибки встречаются с завидной регулярностью на трех страницах текста и «тормозят» взгляд читателя, а вместе с ним и интерес к работе в целом, но и нередко искажают смысл написанного. Все же я полагаю, что для исследователя уровень владения языком должен быть на уровне владения теми методами, которые он применяет в своем научном труде.

Важной составляющей исследовательской культуры остается самокритика (наряду с критикой). Это обстоятельство В.Н. Кудрявцев относит к условиям успешного научного творчества [2, с. 23]. Действительно, авторы научных статей должны отдавать себе отчет в том, что они представляют в журнал статью в жанре научной работы. Для оценки эвристического потенциала такой работы необходимо придерживаться ряда правил. И автор самостоятельно должен после завершения основной работы над статьей дать ей самооценку. К сожалению, многие авторы даже не вычитывают то, что они сочинили. Вынуждены делать это редакторы и рецензенты научных журналов, и результатом часто является разгромный отзыв. Самооценка – это вдумчивое и взвешенное прочтение того, что написал автор; в ходе такой работы обязательно появится необходимость внести определенные коррективы, и статья наверняка будет улучшена.

Между тем к недостаткам исследовательской культуры авторов статей я также отношу «гигантизм мысли». Это довольно любопытное явление само по себе, но в контексте научной деятельности становится настоящим камнем преткновения для понимания авторской концепции. Выглядит этот небезопасный прием как нагромождение мыслей, отвлеченных от предмета исследования. Авторы привлекают обширный материал, часто не имеющий никакого отношения к теме работы; увлекаясь новой линией повествования, они нередко забывают о том, чему должна быть посвящена их работа и т.д. Иногда авторы настолько увлечены скрупулезной детализацией предмета своего исследования, что в итоге заявленная тема так и остается не раскрытой, но зато авторы полагают, что вполне совладали с поставленной целью. Но «гигантизм мысли» опасен еще и тем, что он часто камуфлирует нарушения законов логики и многочисленные противоречия в тексте статьи. Особенно это характерно для статей на политическую или историческую тематику. Авторы перечисляют множество дат, фактов, разных обстоятельств, не могут связать их воедино, в начале статьи речь шла об одном, затем без всякого смыслового перехода уже о другом, потом появляется еще один новый поворот событий и т.д. Одним словом, нужно все же придерживаться в своей работе поставленной цели, не изменять предмету своего исследования.

В современных социально-гуманитарных науках извечен спор теоретиков и эмпириков (хотя это «тренд» любой современной системы знаний). Он зачастую обусловливает необходимость привлечения для написания статей эмпирических данных. Особенно это важно для статей, в названиях которых мы встречаем «эффективность того или иного процесса или явления», «реализация политики или того или иного концепта» и т.д. Авторы, которые представляют в журналы статьи с названиями, предполагающими использование эмпирических данных для полноценного раскрытия заявленных тем, на самом деле ограничиваются только теорией вопроса. Но так не может быть! Нельзя писать о международных отношениях, не иллюстрируя процессы в этой сфере документами и анализом официальных событий, об этническом своеобразии культуры без апелляции к соответствующим традициям и обычаям, об актуальных социальных проблемах без конкретных данных по их преломлению в системе общественных отношений. Статьи, посвященные предельно локальной тематике или же, наоборот, довольно широкой, не должны ограничиваться пересказом теоретических подходов. Здесь обязательно нужны ссылки на серьезные эмпирические исследования. Это в свою очередь позволит избежать ярлыков научного дилетантизма. На этот счет имеется один очень правильный совет: «Как избавиться от дилетантизма в науке и гиперболизации персональной реальности? Только единственным способом – использовать научный метод» [3, с. 23].

В итоге хотелось бы дать авторам научных статей несколько советов, которые позволят минимизировать сложности с продвижением их научного труда в редакциях журналов. Во-первых, нужно серьезно продумать название статьи (оно не должно быть громоздким – 8-9 слов вполне достаточно (кстати, некоторые журналы в требованиях к статьям прямо это обстоятельство оговаривают), неблагозвучным, состоять из набора малопонятных терминов; в то же время оно должно содержать научную проблему). Во-вторых, в статье необходимо представить анализ научного дискурса по теме и «вписать» в него проблематику своей работы. Это позволит продемонстрировать новизну своего авторского подхода и его основные преимущества перед другими концепциями. Наконец, в-третьих, нужно придерживаться исследовательской культуры в научном творчестве; именно она обеспечивает успех всего научного мероприятия и дает автору надежду на то, что его статья займет свое место на страницах авторитетного научного журнала.

Библиография
1.
Попов Е.А. Исследовательская культура социолога в условиях междисциплинарного взаимодействия наук // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. 2016. № 1. С. 4-22.
2.
Кудрявцев В.Н. Свобода научного творчества // Государство и право. 2005. № 5.С. 22-28.
3.
Добреньков В.И. Методологические и эпистемологические проблемы формирования теоретического знания в социологии // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. 2013. № 2. С. 3-28.
References (transliterated)
1.
Popov E.A. Issledovatel'skaya kul'tura sotsiologa v usloviyakh mezhdistsiplinarnogo vzaimodeistviya nauk // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 18. Sotsiologiya i politologiya. 2016. № 1. S. 4-22.
2.
Kudryavtsev V.N. Svoboda nauchnogo tvorchestva // Gosudarstvo i pravo. 2005. № 5.S. 22-28.
3.
Dobren'kov V.I. Metodologicheskie i epistemologicheskie problemy formirovaniya teoreticheskogo znaniya v sotsiologii // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 18. Sotsiologiya i politologiya. 2013. № 2. S. 3-28.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В рецензируемой статье «Роль исследовательской культуры в публикациях по социальным наукам», если отталкиваться от её названия, то предметом исследования должно стать проявление исследовательской культуры при подготовке и публикации научных работ. Однако автор концентрирует своё внимание на методических вопросах написания публикаций, что в принципе и становится подлинным предметом данной стать. Обращение к понятию «исследовательская культура» происходит только в середине статьи. Методология исследования базируется на наблюдениях за процессом подготовки публикаций исследователями всех уровней (учеными, преподавателями, аспирантами и студентами), их рецензированием, а также и рефлексия над своими собственными действиями при подготовке научных публикаций. Актуальность поднятой проблематики не вызывает сомнения, поскольку научные издания фактически захлестнул вал работ, авторы которых считают, что они должны быть опубликованы. Как справедливо указывает автор: “причиной такой научной активности является необходимость срочной или отложенной публикации в силу того, что научно-педагогическому работнику нужно проходить по конкурсу, аспиранту и докторанту – защищать диссертацию, а студенту – претендовать на получение повышенной стипендии”. Научная новизна выражена слабо. Работа представляет собой констатацию проблем в сфере публикационной деятельности и методические рекомендации по их разрешению. Данная публикация характеризуется общей структурированностью, последовательностью, грамотностью изложения. Особенность работы является представление материала от первого лица единственного числа (от «Я»), что не характерно для научных публикаций (хотя и является допустимым). Но в итоге такого представления материала возникают следующие ситуации. “Я склонен считать, что «наиболее уязвимым местом в работе исследователя, пожалуй, остается частое пренебрежение устоявшимися ценностями и нормами научного творчества» [1, с. 5]”. То есть автор «закавыченные» мысли выдает за свое настоящее мнение. Библиография в работе практически отсутствует (всего три источника). Поэтому апелляции к оппонентам нет. Довольно большой пласт работ, посвященных написанию и презентации результатов научной деятельности, автором не анализируется (хотя сам автор пишет, что в “статье необходимо представить анализ научного дискурса по теме и «вписать» в него проблематику своей работы”). Обобщая выше сказанное следует констатировать следующее. Выводы в работе присутствуют, но не все связаны с проблематикой темы стать (роль исследовательской культуры в публикациях по социальным наукам). Представленная к рецензированию статья имеет научно-методическую значимость, написана научно-популярным языком и несмотря на несколько недочетов может быть опубликована.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"