Статья 'Проявления суицидального поведения несовершеннолетних в условиях городской среды (на материалах г. Улан-Удэ) ' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Проявления суицидального поведения несовершеннолетних в условиях городской среды (на материалах г. Улан-Удэ)

Бороноев Павел Георгиевич

кандидат социологических наук

доцент, кафедра теории и истории государства и права, Бурятский государственный университет

67000, Россия, республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сухэ-Батора, 6, оф. 7403

Boronoev Pavel Georgievich

PhD in Sociology

Docent, the department Theory and History of State and Law, Buryat State University

67000, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Sukhe-Batora, 6, of. 7403

boronoevpg@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2021.2.34433

Дата направления статьи в редакцию:

26-11-2020


Дата публикации:

05-03-2021


Аннотация: Предметом исследования являются социальные факторы проявления суицидального поведения несовершеннолетних в городской среде. Автором поставлена цель выявить региональную специфику социальных факторов, определяющих проявление суицидального поведения несовершеннолетних в г. Улан-Удэ. Разработана и апробирована социологическая методика исследования суицидального поведения среди школьников 12-17 лет г. Улан-Удэ. Результаты исследования основаны на социологическом опросе учащихся школ, экспертном опросе работников средних общеобразовательных организаций, анализе официальной статистической информации Росстата и документов средних общеобразовательных организаций. Убедительно показаны корреляционные связи низкого уровня жизни населения региона, материального положения и благополучия семьи с риском суицида несовершеннолетних.   Методология системного анализа позволила выявить наиболее значимые социальные факторы суицидального поведения, раскрыть региональную специфику проявлений суицидального поведения несовершеннолетних. Новизна исследования заключается в комплексном анализе и обработке эмпирических данных проведенного автором социологического опроса. Полученные данные имеют социальную значимость и прикладное значение, могут быть учтены образовательными организациями, органами государственной власти при анализе рисков суицидального поведения несовершеннолетних, формировании программ предупреждения распространения суицидального поведения.Выявлено, что проявления суицидального поведения несовершеннолетних в городской среде обусловлены социально-экономическими проблемами, низким уровнем материального достатка населения, безработицей родителей, проживанием в малообеспеченных и неполных семьях, миграцией населения региона из сельской местности в город, общим социальным неблагополучием.


Ключевые слова: девиантное поведение, девиантность, cуицид, cуицидальное поведение, социальные факторы, несовершеннолетние, подростки, городская среда, аутоагрессия, депривация

Abstract: The subject of this research is the social factors of suicidal behavior among minors in the urban environment. The author sets the goal to reveal the regional specificity of social factors that define the manifestation of suicidal behavior of minors in Ulan-Ude; and for this purpose, develops and tests the sociological methodology for the studying suicidal behavior among school students aged 12-17 in Ulan-Ude. The research results are based on the sociological survey of school students, expert survey of the personnel of public educational institutions, analysis of Rosstat official statistical information, as well as analysis of the documents of public educational institutions. The article demonstrates the clear correlations between the low standard of living of the population of the region, financial situation and the well-being of the family and the suicide risk among minors. The methodology of systemic analysis allowed determining most significant social factors of suicidal behavior and revealing the regional specificity of manifestations of suicidal behavior of minors. The novelty of this work consists in the comprehensive analysis and processing of empirical data of the sociological survey conducted by the author. The acquired results have social and applied value, and can be used by educational institutions and state authorities in assessing the risks of suicidal behavior among minors, as well as in developing the programs aimed at prevention of escalation of suicidal behavior. It is established that the manifestations of suicidal behavior among minors in the urban environment are substantiated by socioeconomic problems, low material wealth of the population, unemployment of parents, living in low-income and single-parent families, migration of the population of rural areas to the city, overall social ill-being.



Keywords:

urban environment, teenager, juvenile, social factor, suicidal behaviour, suicide, deviance, deviant behavior, autoaggression, deprivation

Актуальность исследования проявлений суицидального поведения несовершеннолетних обусловлена современными условиями развития общества. В периоды трансформации политической и экономической системы регистрируется рост суицидального поведения в обществе. По данным Всемирной организации здравоохранения Российская Федерация входит в тройку государств по количеству суицидов на душу населения. В Республике Бурятия в сравнении с другими регионами Российской Федерации наблюдаются высокие показатели самоубийств, в том числе среди несовершеннолетних. Так, за 2019 год в Республике Бурятия совершено 358 суицидов, в городской среде – 156 [1] Б.С. Положий отмечает «количество суицидов в сельских районах России вдвое превышает показатели в городах». [2] Из 85 регионов Российской Федерации Республика Бурятия по уровню самоубийств находится на 84 месте (35,3 случаев на 100 тыс. населения) [3]. Данные приведены в таблице.

Субъекты Российской Федерации

Самоубийств на 100 000чел.

Количество самоубийств

2019 г.

2018 г.

Разница между данными

2019 г. и 2018 г.

2019 г.

2018 г.

Разница между данными

2019 г. и 2018 г.

(в ед.)

в ед.

в %

1

Республика Ингушетия

0,2

0,2

0,0

100,0

1

1

0

83

Еврейская автономная область

32,0

32,7

- 0,7

97,9

51

53

- 2

84

Республика Бурятия

35,3

38,2

- 2,9

92,4

347

377

- 30

85

Республика Алтай

35,6

42,1

- 6,5

84,6

78

92

- 14

Подразделениями Следственного Управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Бурятия в 2019 году рассмотрено 102 сообщения о фактах суицидальных попыток, из них 96 попыток, совершенных несовершеннолетними (37 попыток в г. Улан-Удэ), и 15 завершенных суицидов, в том числе 8 суицидов в сельских муниципальных образованиях республики, 2 городах республики Бурятия и 5 суицидов в г. Улан-Удэ. Для сравнения приведем данные за 2017 и 2018 гг.: в 2017 году в СУ СК РФ по РБ поступило 71 сообщение о суицидальных попытках несовершеннолетних, в 2018 году – 59 [4].

Тема суицидального поведения негативно воспринимается в современном обществе, более того вызывает общественное осуждение. Это явление мало озвучивается и остается нерешенной, потому востребован научный поиск способов предотвращения суицидов, изучение факторов проявления суицидального поведения. Высокий уровень суицидальной активности – это не только проблема психического здоровья человека. Это отражение состояние общества в целом. Самоубийство – это социальная патология, охватывающая социальные, экономические, этические, культурные проблемы, и потому требующая всестороннего исследования.

Предмет исследования – социальные факторы проявления суицидального поведения несовершеннолетних в городской среде.

Цель исследования – выявить региональную специфику социальных факторов, определяющих проявление суицидального поведения несовершеннолетних в г. Улан-Удэ. Научная новизна работы заключается не только в предмете и цели исследования, но и в том, что была разработана и апробирована социологическая методика исследования социальных факторов проявления суицидального поведения школьников 12-17 лет. Выборка сформирована методом квотного отбора и соответствует репрезентативности социально-демографической группе населения учащихся школ г.Улан-Удэ. Социологическим опросом было охвачено 763 респондента – учащихся средних общеобразовательных школ г. Улан-Удэ[1], 124 работника средних общеобразовательных школ г. Улан-Удэ. Инструментарий исследования состоит из анкетирования учеников и экспертного опроса учителей. Эмпирическую основу составили также официальные статистические данные Росстата, документы средних общеобразовательных школ г. Улан-Удэ.

Проявления суицидального поведения несовершеннолетних весьма сложный, многоаспектный, междисциплинарный феномен, затрагивающий такие аспекты как общество, культура, религия, право, психология, медицина и др. Как отмечают многие ученые, особенностью суицидального поведения, ведущей причиной суицида и попыток суицида является доминирование чувств безысходности и беспомощности. Так, Э. Дюркгейм «не отрицал роли психологических, психопатологических, генетических (наследственность) и космических факторов в генезисе суицидального поведения, но только – на уровне индивидов. В масштабах же социума, подчеркивал он, действуют социальные закономерности: количество и уровень самоубийств зависят от степени сплоченности, интегрированности общества; распределение самоубийств неравномерно, но закономерно в различных социальных группах; количество, уровень и динамика самоубийств коррелируют с иными социальными процессами – числом несчастных браков, разорений, банкротств, преступлений и т.п. Сезонность самоубийств так или иначе совпадает с сезонными колебаниями иных социальных процессов; эгоизм, альтруизм, аномия, фатализм» [5, С. 337-338].

В результате исследований, проведенных российскими учеными (А.Г. Амбрумова, Я.И. Гилинский, Б.С. Положий, А.Е. Личко), была выявлена зависимость проявлений суицидального поведения от социально-демографических и индивидуальных свойств личности, этнокультурных факторов, от социально-экономического и политического положения в стране. В частности, в работах А.Г. Абрумовой выдвинута концепция, в основе которой положение о том, что «суицидальное поведение есть следствие социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого ею микросоциального конфликта» [6, С. 5-6]. С точки зрения Б.С. Положий, к детерминантам суицидального поведения относятся психологические, этнокультуральные, социальные и медицинские факторы.

Необходимо отметить, что «с самого начала радикальных рыночных преобразований ситуация с самоубийствами в постсоветской России стала стремительно меняться. Разрушение и деформация традиционных гуманистических ценностей общества сопровождается ростом чрезвычайных и стрессовых ситуаций, следствием которых является эскалация психического травматизма населения» [7, C.149]. Это отразилось на психо-эмоциональном состоянии несовершеннолетних и впоследствии прямо или косвенно на воспроизводстве нездоровых отклонений их психики. Данный социальный фактор формирования суицидального поведения становится одним из определяющих.

На основе анализа данных социологического опроса, статистических данных и документов получены следующие результаты.

Одним из важных факторов проявления суицидального поведения несовершеннолетних является социально-экономическое положение населения. Материальное положение и благополучие семьи имеют корреляционные связи с риском суицида. Б.Янг в своем исследовании выяснил, что «однопроцентный рост доходов на душу населения приводит к уменьшению числа молодежных самоубийств на 0,11%. Услинение же бедности, снижающее социальную и экономическую интеграцию, негативно влияет на суицидальную ситуацию в обществе»[8, С.87-89]. «Крайне редкие и немногочисленные российские исследования также свидетельствуют о существовании обратной, хотя не очень выраженной корреляции между этими переменными: чем беднее регион, чем чаще там совершаются самоубийства»[9, C.113]. Из 15 совершенных суицидов в 2019 г. 5 суицендентов имели статус семьи полная благополучная 3 опекунская, 6 неполные благополучные, 1 неполная неблагополучная.

По итогам 2019 г. безработными в Республике Бурятия числилось 39,9 тыс. человек, что составляет 9,2 % от трудоспособного населения [10]. На 01.06.2020 количество безработных, зарегистрированных в Центре занятости населения г. Улан-Удэ, составило 11456 человек, что выше по сравнению с данными на 01.06.2019 (2966 человек) на 8490 человек. Уровень регистрируемой безработицы составил 5,87 %, что на 4,15 % выше уровня прошлого года (на 01.06.2019 - 1,72 %) [11]. Высокий уровень безработных в городской агломерации отмечается несмотря на то, что здесь больше вакансий и возможностей трудоустроится. Стоит обратить внимание, что показатели уровня безработных фиксируются без учета категорий большого количества лиц, не зарегистрированных в центре занятости.

В числе социальных факторов проявления суицидального поведения можно выделить низкий уровень жизни населения. Так, согласно статистическим данным в Республике Бурятия за 2019 г. 20,1 % (197,5) тыс. населения имели доходы ниже прожиточного минимума [12].

По результатам проведенного опроса учащихся школ г. Улан-Удэ были получены следующие ответы на вопросы о доходах. Указали, что денег хватает на все, кроме дорогих бытовых приборов 48,9 % (373) респондентов, денег хватает только на продукты - 4,8 % (37), денег не хватает на продукты - 1,6 (12)%. 3 % (23) опрошенных не ответили на вопрос. Принимая во внимание, что несовершеннолетние не всегда могут адекватно оценивать реальное положение о доходах своих семей, можно предположить, что за этими данными может скрываться бедность и нищета населения. Материальное неблагополучие порождает и моральное неблагополучие учеников, отражается на их самочувствии и настроении [13, C.12].

75,8 % (94) учителей образовательных организаций отмечают, что в каждом классе есть дети и подростки из малообеспеченных семей. Бедность и нищета семей зачастую вызывает состояние депривации, которая рождает у несовершеннолетних агрессию. Данная агрессия может быть направлена и внутрь, на самого человека и выражена в скрытых формах аутоагрессии, суицидах, самоповреждениях и других формах девиантного поведения. Так, например, по данным социального паспорта в средней общеобразовательной школе № 43 из 999 школьников 400 живут в малообеспеченных семьях, т.е. практически 40 % учеников. Отметим, что эта школа располагается в микрорайоне «Стеклозавод», который считается неблагополучным в силу неразвитой социальной инфраструктуры, множества самовольных строений.

Подобная ситуация наблюдается и в средней общеобразовательной школе № 44, в которой из 1302 учеников 537 из малообеспеченных семей, что составляет 41% от общего количества учеников. Школа № 44 располагается в микрорайоне «Левый берег», где также много самовольных застроек, дачных участков садового некоммерческого товарищества «Дружба», «Весна» др.

Укажем и на такие социальные параметры как неработающие родители и неполные семьи. В школе № 44 неработающих родителей 212, неполных семей 384, в школе № 44 соответственно 489 и 251.

Такую ситуацию во многом обусловило активное миграционное движение из села в город в конце ХХ - начале ХХI веков, в результате которых произошел рост количества жителей г. Улан-Удэ и пригородов. Началось обустройство самовольных поселений вокруг города, формирование маргинального населения, состоящего из бывших жителей сельской местности. «Во многом неконтролируемая и нерегулируемая миграция сельских жителей закладывает социальные проблемы для города. Так, в различных частях столицы Бурятии, в основном на ее окраинах, возникли целые улицы и поселки незаконно возведенного жилья. В настоящее время трудно определить перспективы разрешения данной конфликтной ситуации, но очевидно, что несколько тысяч, а может быть, десятков тысяч «неофициальных» улан-удэнцев образуют зону социального неблагополучия» [14, С.7].

Для выяснения состояния настроений несовершеннолетних, определения их психологической устойчивости был предложен ряд вопросов. Ответы респондентов распределились следующим образом:

«Часто ли вы испытываете грусть, печаль?» (постоянно – 8 % (61) респондентов, периодически – 29,6 % (226).

«Часто у вас плохое настроение?» (часто - 9,6 % (73), периодически – 29,8 % (227).

«Часто, ли вас посещают мрачные мысли?» (часто – 14,9 % (114), иногда – 26,2 % (200). Достоверность полученных данных от учащихся, подтверждается и соотносится с ответами работников образования, каждый второй учитель школы 48,4% (60) отмечает учеников в классе с подавленным настроением.

Причины депрессивного настроения школьников носят комплексный характер: сложные отношения в семьях, депрессивность экономики региона, рост числа безработных, алкоголизм, наркомания, рост психических кризисов, аутоагрессии. С целью выявления самочувствия несовершеннолетних и их интеграции в общество был задан вопрос «Чувствуете ли вы одиночество»? Ответы респондентов: почти всегда – 6,7 % (51), периодически – 20,4 % (156). Полученные данные свидетельствуют о том, что многие дети и подростки в условиях городской среды одиноки в своих проблемах взаимоотношений с окружающим миром, что является одним из деструктивных моментов формирования проявлений суицидального поведения.

На вопрос анкеты «Находите понимание ли вы у родителей, друзей, близких людей?» респонденты ответили «нет» – 4,1 % (31), «крайне редко» – 9,6 % (73), «иногда» - 34,9 % (266). Согласно информации Следственного Управления Следственного Комитета Российской Федерации по Республике Бурятия за 2019 год зафиксировано 25 попыток суицида, т.е. каждая четвертая попытка, были связаны с проблемами в семейных отношениях. На первом месте среди причин, толкнувших подростков к суицидальным попыткам, лежат проблемы в семье.

На вопрос «Есть у вас дома семейные неурядицы (ругань, ссоры, скандалы)?» учащиеся ответили «да» – 6 % (46), «иногда бывает» - 39,6 % (302), «невыносимо жить» – 2,1(16) %. Полученные данные показывают, что неблагополучие в семейных отношениях может быть одной из доминирующих причин проявления суицидального поведения несовершеннолетних.

Для определения насколько школьники интегрированы и успешно социализированы в обществе был задан вопрос: «Любите ли вы ближних»? Ответы респондентов: «нет» – 0,8 % (6), «не очень» – 1,2 % (9). На проверочный вопрос «Любят ли вас другие люди сейчас?» ответили «нет» – 3,7 % (28) опрошенных, «вроде нет» – 12,7 % (97).

На втором месте среди причин совершения попытки суицида находится неразделенная любовь. По материалам Следственного Управления Следственного Комитета Российской Федерации по Республике Бурятия таких случаев за 2019 г. было 13.

На вопрос «Есть ли у вас проблемы в отношениях с одноклассниками?» ответили «Да» 8,1 % (62) опрошенных, только с одним – 5,8 % (44), почти нет – 41,3 % (315). На третьем месте по попыткам суицида по материалам Следственного Управления Следственного Комитета Российской Федерации по Республике Бурятия за 2019 г. «ссора со сверстниками» (10 попыток суицида).

Было получено следующее распределение ответов на вопрос «Есть ли у вас проблемы в отношениях с учителями в школе?»: «да» 7,1 % (54), «иногда бывает» 30,5 % (233), «с одним учителем» 3,9 % (30).

Современное состояние психологического и социального неблагополучия детей и подростков, которые в зависимости от неблагоприятного стечения обстоятельств, могут вызывать зачастую риски суицидальных настроений, спонтанные намерения и попытки [15, C. 38].

На вопрос анкеты «Часто ли вы злитесь на себя или других?» ответили «постоянно» 10,6 % (81) опрошенных, «периодически» – 29,2 % (223), что свидетельствует о проявлении аутоагрессии и психологической неустойчивости несовершеннолетних. Исследование проблемы суицида показывает, что для несовершеннолетних, совершающих попытку суицида, характерны депрессивность, повышенный уровень тревожности и агрессии. Каждый третий учитель отмечает агрессивное поведение учеников, которое имеет место в школе. Из опрошенных работников образования 40,3 %(50) положительно ответили на вопрос «Есть ли в классе ученики, которые ведут себя «очень» агрессивно по отношению к другим?», что говорит о том, что в поведении школьников проявляется агрессивность к окружающим. 51,6 % (64) из них на вопрос анкеты «Есть ли проблемы взаимоотношений учеников в классе?» ответили «да», т.е. каждый второй учитель замечает проблемы взаимоотношений между учениками в классе.

Таким образом, в целом около четверти опрошенных 25,6 (195) % (мир оценивают как источник проблем, зла, лжи, опасностей и как ничего хорошего. Более того, для 14,9 (114) респондентов часто посещают мрачные мысли. Эти показатели можно рассматривать как уровень проявления тревожности школьников.

Самого пристального внимания требуют ответы на вопрос «До какого возраста вы хотите прожить?». Так, более 3 % опрошенных школьников находятся в крайне опасном положении, полученный ответ «вообще не хочу жить» 3,1 %(24) тому подтверждение.

Важно отметить, что многие социальные факторы проявления суицидального поведения подростков и детей, основанные на интерпретации эмпирических исследований, не гарантия, того что будет совершен суицид. Тем не менее, совокупность нескольких факторов суицидального поведения увеличивает вероятность самоубийства несовершеннолетнего. Каждый пятый учитель, так или иначе сталкивается с проблемой проявления суицидального поведения несовершеннолетних. По результатам опроса 17,7 %(22) учителей сталкивались с потенциальными суицидиентами. Вместе с тем надо принимать во внимание, что часто встречается у подростков демонстративное проявление суицидального поведения в виде шантажа, в том числе и учителей из-за принципиального оценивания их знаний или конфликтной ситуации.

Таким образом, рост суицидальной активности несовершеннолетних, как и в других социально-демографических группах, происходит в периоды кризиса в обществе, социальных преобразований, политической нестабильности. «Впрочем многофакторность социальной детерминации («полипричинность») не позволяет однозначно утверждать наличие жестких линейных зависимостей между экономическими, политическими, демографическими процессами и девиантностью» [16,С.120].

В ходе проведенного исследования выявлено, что проявления суицидального поведения несовершеннолетних в городской среде обусловлены социальными факторами как социально-экономическими проблемами, низким уровнем жизни, безработицей родителей, малообеспеченными и неполными семьями, миграцией населения, социальным неблагополучием. Неблагополучие взрослых непосредственно отражается на проявлении девиантного поведения детей и подростков, различных форм аутоагрессии, психических кризисов, неуверенности, неспособности адаптироваться к условиям жизни. Исходя из полученных данных можно сделать вывод о том, что 3,1% (24) учащихся находятся в крайне опасном положении, проблемы интеграции и коммуникации (дезинтеграции) имеют более 9,6% (73) учеников. Согласно полученным данным каждый третий школьник 40,5% (309) нуждается в психологической помощи и коррекции. Городская среда для несовершеннолетних остается неблагополучной в проявлениях суицидального поведения, и завершенных суицидах, совершенные суициды подростками 5 (33,3%) случаев город Улан-Удэ в 2019 году, 2 (13,3%) суицида в городах республики Бурятия (Северобайкальск, Закаменск), 8 (53,3%) суицидов в сельских поселених, при этом суицидальные попытки в городе 37 (38,5%) сельской местности 59 (61,4%) попыток. Современные условия проживания подростков в городской среде, попадание в трудные жизненные ситуации нередко провоцируют их к безвыходности и беспомощности, что в свою очередь может привести к проявлению суицидального поведения.

[1]Опрос проводился сентябре-октябре 2019 г. в 5 средних общеобразовательных школах г. Улан-Удэ (№ 7, № 19, № 38, № 43, № 44)

Библиография
1.
URL: https://burstat.gks.ru/демография (дата обращения 09.10.2020)
2.
URL: https:// http://club-rf.ru/news/43529 (дата обращения 10.11.2020)
3.
URL: https://www.sites.google.com/site/ruregdatav1/samoubijstva-v-rossii (дата обращения 09.10.2020)
4.
Данные Следственного Управления Следственного Комитета России по Республике Бурятия.
5.
Гилинский Я.Г. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений».-СПб.: Изд-в Р. Асланова: Юридический центр Пресс, 2007.-525 с.
6.
Абрумова А.Г., Тихоненко В.А. Диагностика суицидального поведения: методические рекомендации.-М.,1980.-55 с.
7.
С.В. Богданов Суицидальное поведение городских и сельских жителей России в условиях общественных трансформаций конца ХХ-начала ХХI в. // Вестник Московского государственного университета. Серия 18 Социология и политология. – 2011.-№ 3 – С. 48-157.
8.
Yang B. The economy and suicide: A time-series study of the USA // American Journal of Economics and Sociology.-1992.-Vol. 51.-No. 1.-P. 87-99.
9.
Кондричин, С.В. Региональная дифференциация электоральных установок, уровня самоубийств и смертности от насильственных причин: к вопросу об энтогенезе социального поведения / С.В. Кондричин // Социологический журнал.-2000.-№ 3-4.-С.98-117.
10.
URL: https://burstat.gks.ru/statcurrentevents/document/97995? (дата обращения 10.10.2020)
11.
URL: https://ulan-ude-eg.ru/deyatelnost/napravleniya/ekonomika/trud/o-situatsii-na-rynke-truda-g-ulan-ude-i-merakh-po-ego-podderzhke/na-2020-god/ (дата обращения: 11.10.2020)
12.
URL:https://burstat.gks.ru/storage/mediabank/poverty_level_2013-2019.pdf (дата обращения 15.10.2020 )
13.
Бороноев П.Г. Социальное неблагополучие как фактор суицидального поведения несовершеннолетних в Республике Бурятия // Социодинамика. – 2018.-№ 12.-С. 10-16.
14.
Петонов В.К. Миграция населения в новых социально-экономических условиях (на примере Республики Бурятия) // Научный журнал КубГАУ. – 2007.-№34 (10).-С. 1-16.
15.
Бороноев П.Г. К вопросу о факторах формирования суицидального поведения несовершеннолетних в Республике Бурятия (по данным социологического опроса) // Теория и практика общественного развития. – 2018.-№ 12. – С. 35-38.
16.
Гилинский Я.И. Девиантное поведение в Санкт-Петербурге: на фоне российской действительности эпохи постперестройки.-Мир России.-1995.-№2.-С. 118-131.
References (transliterated)
1.
URL: https://burstat.gks.ru/demografiya (data obrashcheniya 09.10.2020)
2.
URL: https:// http://club-rf.ru/news/43529 (data obrashcheniya 10.11.2020)
3.
URL: https://www.sites.google.com/site/ruregdatav1/samoubijstva-v-rossii (data obrashcheniya 09.10.2020)
4.
Dannye Sledstvennogo Upravleniya Sledstvennogo Komiteta Rossii po Respublike Buryatiya.
5.
Gilinskii Ya.G. Deviantologiya: sotsiologiya prestupnosti, narkotizma, prostitutsii, samoubiistv i drugikh «otklonenii».-SPb.: Izd-v R. Aslanova: Yuridicheskii tsentr Press, 2007.-525 s.
6.
Abrumova A.G., Tikhonenko V.A. Diagnostika suitsidal'nogo povedeniya: metodicheskie rekomendatsii.-M.,1980.-55 s.
7.
S.V. Bogdanov Suitsidal'noe povedenie gorodskikh i sel'skikh zhitelei Rossii v usloviyakh obshchestvennykh transformatsii kontsa KhKh-nachala KhKhI v. // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 18 Sotsiologiya i politologiya. – 2011.-№ 3 – S. 48-157.
8.
Yang B. The economy and suicide: A time-series study of the USA // American Journal of Economics and Sociology.-1992.-Vol. 51.-No. 1.-P. 87-99.
9.
Kondrichin, S.V. Regional'naya differentsiatsiya elektoral'nykh ustanovok, urovnya samoubiistv i smertnosti ot nasil'stvennykh prichin: k voprosu ob entogeneze sotsial'nogo povedeniya / S.V. Kondrichin // Sotsiologicheskii zhurnal.-2000.-№ 3-4.-S.98-117.
10.
URL: https://burstat.gks.ru/statcurrentevents/document/97995? (data obrashcheniya 10.10.2020)
11.
URL: https://ulan-ude-eg.ru/deyatelnost/napravleniya/ekonomika/trud/o-situatsii-na-rynke-truda-g-ulan-ude-i-merakh-po-ego-podderzhke/na-2020-god/ (data obrashcheniya: 11.10.2020)
12.
URL:https://burstat.gks.ru/storage/mediabank/poverty_level_2013-2019.pdf (data obrashcheniya 15.10.2020 )
13.
Boronoev P.G. Sotsial'noe neblagopoluchie kak faktor suitsidal'nogo povedeniya nesovershennoletnikh v Respublike Buryatiya // Sotsiodinamika. – 2018.-№ 12.-S. 10-16.
14.
Petonov V.K. Migratsiya naseleniya v novykh sotsial'no-ekonomicheskikh usloviyakh (na primere Respubliki Buryatiya) // Nauchnyi zhurnal KubGAU. – 2007.-№34 (10).-S. 1-16.
15.
Boronoev P.G. K voprosu o faktorakh formirovaniya suitsidal'nogo povedeniya nesovershennoletnikh v Respublike Buryatiya (po dannym sotsiologicheskogo oprosa) // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. – 2018.-№ 12. – S. 35-38.
16.
Gilinskii Ya.I. Deviantnoe povedenie v Sankt-Peterburge: na fone rossiiskoi deistvitel'nosti epokhi postperestroiki.-Mir Rossii.-1995.-№2.-S. 118-131.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная автором статья ставит цель рассмотреть проявления суицидального поведения несовершеннолетних в условиях городской среды; выбранный локус исследования - г. Улан-Удэ. Обозначенная в названии проблема имеет практикоориентированный характер, а потому результаты эмпирического исследования, лежащие в основе статьи, имеют достаточный эвристический потенциал: общеизвестно, что проблема суицидов крайне актуальна для современного общества и социальных групп, поэтому практикам необходимы разработки в этом плане, полученные на основе продуктивных исследований. Тем более эта тема важна, когда в ней затрагиваются несовершеннолетние индивиды. При этом отмечу, что автор верно установил общую тенденцию обозначенной проблемы: «в периоды трансформации политической и экономической системы регистрируется рост суицидального поведения в обществе». Исходя из этого, автор обосновал и теоретический, и методологический вектор исследования проблемы.
Между тем структура статьи позволяет не только установить соответствие полученных выводов логике научного поиска, но и выявить авторский подход. Это в свою очередь может стать важным фактором признания научной статьи в целом состоятельной. По крайней мере, теоретическая проработка проблемы и подкрепление полученных на основе нее выводов вкупе с имеющимися результатами эмпирического исследования следует признать залогом успеха авторов.
Теоретический аспект исследования автор в основном связывает с негативным восприятием темы суицидального поведения в современном обществе, с его общественным осуждением. Рассматривается такое понятие как «высокий уровень суицидальной активности», а также прослеживается актуализация темы суицида в контексте проблем психического здоровья человека, социальной патологии, социальных, экономических, этических, культурных проблем современности.
Поскольку работа основана на результатах эмпирического исследования, важное значение имеет описание соответствующей методики. Автором была разработана и апробирована социологическая методика исследования социальных факторов проявления суицидального поведения школьников 12-17 лет. Социологическим опросом было охвачено 763 респондента – учащихся средних общеобразовательных школ г. Улан-Удэ, 124 работника средних общеобразовательных школ г. Улан-Удэ. Эмпирическую основу составили также официальные статистические данные Росстата, документы средних общеобразовательных школ г. Улан-Удэ. Представляется, что в количественном плане исследование обладает признаки эвристичности, однако автору необходимо дать четкие пояснения по следующим моментам: 1) характеристика выборки; 2) суицид – это довольно деликатная проблема, почему автор не привлек качественный метод исследования, который бы позволил получить более искренние ответы респондентов; 3) каков инструментарий исследования? 4) чем объясняется использование дробности в процентах респондентов (т.е., например, 3,5% респондентов – это сколько человек)? Без указания этих особенностей ценность проведенного исследования не совсем ясна.
Автор в тексте своей работы делает заслуживающие внимания обобщения, но выглядят они по большому счету не убедительно, если не подкреплены конкретикой. Так, например, автор отмечает, что «практически все полученные данные имеют корреляционные связи между собой». Для констатации данного обстоятельства явно недостаточно установить только лишь связи между депрессивными настроениями школьников, носящими комплексный характер, но и важное значение также имеют исключения из этой корреляции, о чем автору также необходимо указать в своей работе для полноты масштаба проблемы. В противном случае создается впечатление, что депрессия или низкие доходы однозначно толкают несовершеннолетних к суициду. Мне также не ясно, а каким образом автор «свел воедино» результаты опросов школьников и педагогов? В этом случае важно понять, насколько взгляды и тех, и других соотносятся друг с другом.
Не совсем понятно, что демонстрирует таблица ответов на «метафизические вопросы» (главный из них: «что для вас мир?» - хотя такой опрос вряд ли можно отнести к метафизическим). Автор оставляет результаты распределения ответов респондентов без внимания, хотя именно они заслуживают серьезной интерпретации, поскольку «открывают» внутренний мир индивидов, их ценности, а значит, и предполагаемую связь с проявлениями суицида.
В конечном итоге автор отмечает, что «в ходе проведенного исследования выявлено, что проявления суицидального поведения несовершеннолетних в городской среде обусловлены социально-экономическими проблемами, низким уровнем жизни, безработицей родителей, малообеспеченными и неполными семьями, миграцией населения, социальным неблагополучием». Хотелось бы понять все же, как локус исследования – городская среда – оказал влияние на рост или снижение суицидального поведения, иначе не совсем ясно, в чем проявляется специфика городского пространства.
Также в статье был поставлен вопрос о социальных факторах, определяющих проявление суицидального поведения несовершеннолетних в г. Улан-Удэ, однако в выводах о них нет ни слова: что это за факторы (например, является ли депрессия социальным фактором и почему; являются ли «метафизические проблемы» личности таким фактором и почему и т.д.).
Безусловно, статья обладает рядом преимуществ, однако автору предстоит еще серьезная работа для внесения изменений в своей материал. Хотелось бы обратить также внимание на большое число языковых ошибок, что вредит восприятию текста и снижает уровень исследовательской культуры.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная к публикации статья «Проявления суицидального поведения несовершеннолетних в условиях городской среды (на материалах г. Улан-Удэ)» посвящена не просто актуальной, а архи-актуальной теме суицидов у детей и подростков в условиях городской среды.
Анализ эмпирических данных, полученных в результате социологического исследования, придает статье практико-ориентированный характер. Что является несомненным плюсом.

Как справедливо отмечают авторы: «Высокий уровень суицидальной активности – это не только проблема психического здоровья человека. Это отражение состояние общества в целом».

Предмет исследования – социальные факторы проявления суицидального поведения несовершеннолетних в городской среде.

Цель исследования – выявить региональную специфику факторов, определяющих проявление суицидального поведения несовершеннолетних в г. Улан-Удэ.

Научная новизна исследования заключается в апробации методики исследования социальных факторов проявления суицидального поведения школьников 12-17 лет.

В целом, материал статьи изложен четко, структурировано, аргументировано и логично. Стиль изложения соответствует требованиям к научным статьям.

Что нас особо порадовало, так это грамотное описание методологии исследования.
Но при этом, есть недоработки, которые необходимо устранить для усиления качества материала:
1) не ясно, как осуществлялся расчёт требуемого объема выборочной совокупности. Какая формула была использована.
2) Выборка была случайной или нет.
3) Каков способ отбора единиц наблюдения.
4) не представлены параметры формирования репрезентативной выборки.
5) не указан инструмент для ведения статистического анализа.

В своем исследовании авторы опираются на результаты как зарубежных ученых (Б. Янг и др.), так и российских ученых ((А.Г. Амбрумова, Я.И. Гилинский, Б.С. Положий, А.Е. Личко и др.), что делает работу более аргументированной.

Библиографический список содержит 16 источников, в том числе и последних трех лет, которые отражают содержание статьи.

Проведя анализ содержания представленной к публикации статьи, мы в качестве рекомендации посоветовали бы авторам внести коррективы в название статьи, которое на сегодняшний момент не отражает суть статьи.

Также, на наш взгляд, не надо акцентировать внимание в названии статьи на условиях городской среды, поскольку приведенная авторами статистика говорит все-таки о количественном преобладании суицидального поведения как несовершеннолетних, так и взрослых, в сельской местности.

На наш взгляд, название должно звучать, как: «Региональная специфика факторов, определяющих проявление суицидального поведения несовершеннолетних (на материалах г. Улан-Удэ) или «Факторы проявления суицидального поведения несовершеннолетних в г. Улан-Удэ».

При устранении указанных в рецензии недоработок, представленную статью можно рекомендовать к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"