Статья 'Взаимосвязь ценностей и идеологических предпочтений в сознании студентов Юга России (по материалам социологического исследования)' - журнал 'Национальная безопасность / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Национальная безопасность / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Взаимосвязь ценностей и идеологических предпочтений в сознании студентов Юга России (по материалам социологического исследования)

Внукова Любовь Борисовна

кандидат политических наук

старший научный сотрудник, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Федеральный исследовательский центр Южный научный центр Российской академии наук»

344006, Россия, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, ул. Чехова, 41

Vnukova Liubov

PhD in Politics

Senior Scientific Associate, Federal Research Centre the Southern Scientific Centre of the Russian Academy of Sciences

344006, Russia, Rostovskaya oblast', g. Rostov-Na-Donu, ul. Chekhova, 41

vnukoval@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0668.2020.5.34272

Дата направления статьи в редакцию:

07-11-2020


Дата публикации:

03-12-2020


Аннотация: На основе данных опроса студентов вузов ЮФО и СКФО в 2019 г. проводится анализ ценностных предпочтений и идеологических взглядов. Современное поколение молодежи отдает приоритет индивидуальным ценностям, групповые оказываются на второстепенных позициях. (Свобода передвижения, личная безопасность, самостоятельность мысли, действий, поступков и др.) Треть молодых людей затруднилась как-либо определить свои идейно-политические предпочтения, около одной пятой указали, что придерживаются либеральных взглядов. В молодежной среде распространены экологические ценности, забота об окружающем мире является важной частью представлений о должном. Большинство опрошенных студентов считают, что необходимо соблюдать нормы, правила, законы и выступают за миролюбивое взаимодействие с окружающими, многие респонденты разделяют толерантные взгляды. Все это позволяет говорить о наличии правовой культуры у современного поколения молодежи. Высоко значимы такие социальные ценности как возможность выбирать власть и социальная справедливость и равенство, что в сочетании с ожиданием возрастания экономических проблем и запросом на перемены, создает условия для социальной напряженности. Высок уровень эмиграционных настроений, только четверть респондентов ни при каких условиях не собирается покидать страну. По содержанию, которое вкладывается студентами в понятие патриотизма, можно судить о том, что существует две точки зрения: в одной совмещаются патриотические взгляды с западными либеральными ценностями; в другой, Россия видится отдельной самобытной страной. Однако эти идеи напрямую не противопоставляются в сознании большинства студентов: зачастую в разных вопросах выбирались противоположные по смыслу ответные позиции. Тем самым подтверждается теоретическая гипотеза о существовании когнитивно-идеологических матриц в сознании индивида как дорефлексивной среды, в которой формируются осознанные политические убеждения.


Ключевые слова: студенчество, молодежь, индивидуальные ценности, социальные ценности, идеологические убеждения, либеральные убеждения, патриотизм, Юг России, социологический опрос, групповые ценности

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках проекта проведения научных исследований «Когнитивно-идеологические матрицы восприятия студентами Юга России современных социально-политических кризисов», проект № 18-011-00906а

Abstract: Based on the data of obtained in the course of interviews of students of the Southern Federal District and North Caucasian Federal District conducted in 2019, the author analyzes the value preferences and ideological views. Modern youth gives priority to individual rather than group values (freedom of movement, personal security, independence of thought and action, etc.). A third of young people were undecided about their ideological-political preferences; while one fifth indicated that share liberal views. Youth promotes ecological values and care for the world. Majority of the interviewed students believe that it is essential to comply with the norms, rules, and laws, and support peaceful relations with others. Many respondents share tolerant views. All this signifies legal awareness of modern youth. Such social values as the ability to vote, social justice and equality are of high importance, which alongside anticipation of escalation of economic problems and demand for change, leads to social tension. The author also notes a high level of emigration moods; only a quarter of respondents have no intentions of leaving the country. Based on students’ understanding of the concept of patriotism, the author demarcates two points of views: the firs incorporates patriotic views with the Western liberal values; the second sees Russia as a separate unique country. However, these ideas did not directly contradict each other in mentality of the majority of students, but the selected answers in various question often opposing in meaning. This proves the theoretical hypothesis on the existence of cognitive-ideological matrices in mentality of the individual as a pre-reflexive environment, which shapes deliberate political beliefs.



Keywords:

patriotism, liberal beliefs, ideological beliefs, social values, individual values, youth, students, South of Russia, sociological survey, group values

Вопрос о том, что для современного поколения молодежи является значимым, как они относятся к социальным ценностям и какие взгляды разделяют, важен для оценки социальной динамики, характеризующей политическую культуру, а также влияет на потенциальные формы проявления несогласия – мирные или насильственные. Юг России является пограничным регионом как по географическому положению, так и по культурным и конфессиональным особенностям, к нему в полной мере можно применить определение «фронтирный». Помимо включения полиэтничного и поликонфессионального Северного Кавказа, Юг России граничит с Украиной и нестабильным Донбассом, а также со странами Южного Кавказа. Все это определяет необходимость постоянного и пристального изучения состояния общественного сознания, политических ориентаций, динамики осознанных и неосознанных идейно-политических установок. Студенчество как социальная группа обладает отличительным свойством - подверженности быстрым изменениям. С одной стороны, это закономерно в процессе социализации, с другой, вероятны деструктивные проявления в кризисной ситуации. Молодежи характерны динамичные взгдяды и оценки, могут меняться установки и паттерны поведения, социальная напряженность, как индикатор состояния общества в целом, ярче проявляется именно в этой группе. Чаще всего именно молодые люди становятся участниками протестов. Поэтому настоящий исследовательский проект был ориентирован на изучение восприятия студенческой молодежью положения дел на международной арене и во внутренней политике Российской Федерации. Следует отметить, что в период проведения социологического опроса информационное поле было гораздо более спокойно в отношении обсуждения кризисов и лиминальных ситуаций по сравнению с общественным дискурсом 2020 года, где в центре внимания мировая пандемия, глобальный кризис, будущие и текущие экономические проблемы в России и т.д. и т.п. Анкетирование студентов «Россия и мир – сегодня и завтра» проходило в вузах Южного и Северо-Кавказского федеральных округов в осенью 2019 г. В данной публикации мы сфокусируемся на анализе результатов нескольких вопросов, касающихся идейно-политических предпочтений молодых людей, отношения к патриотизму и соотнесем их с разделяемыми ценностями, а также коснемся отношения к потенциальным формам проявления несогласия. Кроме того, соотнесем полученный материал с другими исследованиями и оценим перспективу развития выявленных тенденций.

Научный коллектив гранта РФФИ, в рамках которого подготовлена настоящая публикация, включает докторов и кандидатов социологических и политических наук. Структура выборочной совокупности определялась в соответствии со структурой генеральной совокупности по обобщенному признаку направления получаемого студентами вузов образования – гуманитарного, естественно-научного, инженерно-технического и сельскохозяйственного. В качестве объектов изучения были взяты государственные университеты в крупных городах Южного и Северо-Кавказского федеральных округов – Южный федеральный университет, Северо-кавказский федеральный университет, Астраханский государственный университет, Краснодарский государственный аграрный университет, Пятигорский государственный университет и др. Объем выборочной совокупности оказался выше предполагаемого и равным 2 551 респонденту. Тем самым в целом по выборке отклонение от истинных значений, которые могли бы быть получены на генеральной совокупности, составило ±1,9%. Из числа студентов, получающих гуманитарное образование различных направлений, оказалось 1 133 респондента (44,4%), получающих инженерно-техническое образование – 776 (30,4%), естественно-научное – 386 (15,1%), сельскохозяйственное – 256 (10,0%), что, собственно, соответствует в целом структуре генеральной совокупности. Вторым дифференцирующем фактором в выборке выступал уровень образования, чтобы проследить динамику «на входе» и «на выходе» системы образования и оценить воздействие характера и процесса образования на респондентов. Эти соображения обусловили наличие «системной ошибки» в виде перекоса выборки с преобладанием в ней студентов первого и старших курсов (бакалавриата и магистратуры).

Теоретико-методологические основания исследования когнитивно-идеологических матриц подробно раскрываются в статьях [1],[2] и др., данный грант РФФИ является продолжением многолетних изысканий, часть которых отражена в монографии [3]. Для решения задач данной статьи раскроем понятие когнитивно-идеологической матрицы как дорефлексивной, политически нейтральной среды в сознании индивида, в которой из личного социального опыта формируются протоэлементы политических идеологий [4]. Данное понятие помогает решить дилемму между утверждением приверженности респондента к определенной политической идеологии или же идеологической нейтральности его сознания. Очевидно, и подтверждено авторитетными исследователями (см., например, M. Freeden [5]), что в сознании одновременно присутствуют различные идеи, и в этом смысле нет идеологически нейтральной среды, но в то же время невозможно определить приверженность отдельной идеологии. В этом контексте индивидуальная система ценностей представляется более устойчивым образованием, поскольку лежит глубже в сознании человека. Поэтому автор, принимая во внимание самооценку идеологических воззрений респондентов, соотносит их с отношением к идеологически нагруженным понятиям (в частности, «патриотизм») и социальным ценностям, чтобы предложить комплексную оценку полученных данных. Отдельные работы обширного пула современных исследований российской молодежи были использованы для анализа и сравнения полученных результатов. В первую очередь это статьи, написанные на материале Южного и Северо-Кавказского федеральных округов. Так, на основе проведенного исследования Н.В. Дулина, Е.В. Каргаполова, А.Л. Стризое анализируют влияние процессов модернизации на молодежь ЮФО [6]. Денисова Г.С., Денисова А.В. на материале фокус-групп, проведенных в Южном и Северо-Кавказском федеральных университетах, касаются вопросов формирования российской нации, идентичности, и в этой связи отношения к актуальным (внутри-) и внешнеполитическим проблемам [7]. Д.М. Русакова [8], О.В. Шлыкова и О.Н. Шмыгина [9], М.И. Федорова, П.А. Мусинов [10] рассматривают особенности ценностных ориентаций современной молодежи. Тема исследования ценностей не утрачивает актуальности на протяжении многих десятилетий, самый яркий пример – Всемирное исследование ценностей [11]. В рамках этого проекта с 1981 г. проводятся опросы в разных странах, крайняя волна опросов (2017-2020 гг.) охватила 80 стран и более 127 тысяч респондентов.

Обращаясь к результатам проведенного опроса, не вызывает удивления тот факт, что в силу молодого возраста около трети опрошенных затруднились как-либо обозначить свои идейно-политические убеждения. Таким образом, «затрудняюсь ответить» – это самый популярный ответ. Пятая часть, примерно 20% указали, что придерживаются либеральных убеждений. На второй позиции после либеральных убеждений находятся «социал-демократические» (порядка 11%); далее 7,7% консервативные, чуть более 6% экологические и примерно столько же (5,7%) разделяют коммунистические идеи. Национально-патриотические указали 3,5% и это меньше, чем придерживающихся феминистских убеждений (3,8%). Сторонников других воззрений набирается меньше статистической погрешности: анархических (2%), монархических (1,9%), национал-социалистических (1,1%), фашистских (0,9%) и др. Возможностью написать свой вариант воспользовались желающие самовыразиться или указать несколько из предложенных вариантов, и иногда получались интересные сочетания, например: «Национал-либеральные» или еще более экстравагантный вариант: «Радикально-либерально-экологически-капиталистические» убеждения и др. Конечно, нельзя утверждать, что молодые люди, выбирая какой-либо ответ, доподлинно представляют себе основные концепции тех или иных идейно-политических течений, о чем уже говорилось выше. Можно предположить, что многие транслировали то, что знакомо благодаря образовательным учреждениям и СМИ, и/или конвенционально признано в обществе. Кроме того, по данным опроса, политикой интересуются «время от времени» только около половины опрошенных, а четверть категорично заявила, что не интересуется вовсе. Поэтому в рамках настоящего проекта, посвященного когнитивно-идеологическим матрицам, выводы формируются только на основе сопоставления полученных результатов по нескольким вопросам. Таким фреймом в данном случае может служить вопрос о том, кого респонденты считают патриотом России.

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос «Кого бы Вы назвали патриотом России?», %

Кого бы Вы назвали патриотом России?

Да

Нет

Затрудняюсь ответить

Знает и уважает историю России, культуру и традиции населяющих ее народов

76,5

10,9

12,5

Трудится на благо страны, не ожидая "достойного" вознаграждения за свой труд

59,2

24,3

16,5

Критикует «ошибки» политического руководства и указывает на имеющиеся социальные проблемы

45,0

32,0

23,0

Проявляет терпимость по отношению к представителям нетитульных этносов в различных сферах экономической и политической жизни страны

48,5

25,5

26,0

Хочет видеть Россию сильной, чтобы политические деятели других стран боялись и уважали Россию

58,2

24,3

17,5

Осуществляет идейную борьбу с влиянием иностранной культуры и либеральных ценностей

26,5

47,7

25,8

Восхищается культурой Запада и мечтает о том, чтобы культура России была столь же высокой

26,5

48,2

25,3

Хочет видеть Россию демократической страной с господством либеральных ценностей

47,3

22,8

29,9

Поддерживает дружбу между народами России и других стран

73,9

10,6

15,4

Любит природу родной страны и борется за ее сохранение

83,5

6,8

9,6

Опираясь на данные, представленные в Таблице 1. [12, с. 106-107] видно, что результаты вопросов, связанных по смыслу с либеральными идеями, демократией и западным влиянием, заметно отличаются от реакции на неполитизированные утверждения. К последним относятся утверждения, что патриот «Любит природу родной страны и борется за ее сохранение» или «Знает и уважает историю России, культуру и традиции населяющих ее народов», с которыми согласны 83,5% и 76,5% ответивших соответственно. Наоборот, вопросы о господстве либеральных ценностей, демократии или противодействии таковым показывают поляризацию мнений. Предположим, что существует две точки зрения - выделим условных «либералов-западников» и «самодержавников». Этот сюжет имеет место быть в нашей истории уже на протяжении нескольких столетий, данный опрос высветил его актуальность в молодежном сознании. Причем яро убежденных «либералов-западников», видящих патриотизм в поддержке западной культуры, набирается примерно четверть всех опрошенных студентов, если взять во внимание результаты нескольких вопросов-ответов соответствующего содержания. Сопоставимое количество набирает и другая группа, например: 32% считают, что патриот не критикует «ошибки» политического руководства и не указывает на имеющиеся социальные проблемы; 22,8% не хотят видеть Россию демократической страной с господством либеральных ценностей; 26,5% считают, что патриот осуществляет идейную борьбу с влиянием иностранной культуры и либеральных ценностей. Парадоксально, но часть из двух последних групп (13% и 19% соответственно) указали, что придерживаются либеральных убеждений. Таким образом, подтверждается, что в сознании молодых людей могут присутствовать одновременно противоречащие друг другу идеи. Далее в статье еще обратимся к этим сюжетам. Возвращаясь к данным, представленным в Таблице 1, отметим относительно высокий уровень толерантности и миролюбивых установок в собирательном образе патриота («Проявляет терпимость по отношению к представителям нетитульных этносов в различных сферах экономической и политической жизни страны»; «Поддерживает дружбу между народами России и других стран»). Если же проанализировать представленные результаты в зависимости от курса обучения, то первокурсники чаще транслируют либеральные убеждения и установки на сотрудничество. Направленность образования выступает значимым фактором, влияющим на согласие или несогласие, только по отношению к отдельным утверждениям, нет общего дифференцирующего воздействия. Отметим, что, подчиняясь дискурсивному мэйнстриму, популяризуются экологические взгляды и в идейно-политических убеждениях, и в патриотических воззрениях.

В этом контексте, для того чтобы оценить насколько полученная картина представлений соотноситься с ощущением себя и собственного места в социальных связях, обратимся к распределению ответов на вопрос «В какой степени Вы ощущаете чувство общности с другими людьми?» (Таблица 2.) Гражданско-политические общности, представленные формулировками: «Граждане России», «Люди, близкие мне по политическим взглядам», «Жители моего города», «Люди моей национальности» - являются значимой общностью только для примерно четверти респондентов (25%±3,9%), и набирают наименьшее число сторонников. Таким образом, развивая тезис о неполитизированном большинстве, время от времени интересующемся политикой, делаем вывод о четком понимании границ личного пространства молодыми людьми. Почти 60% людей в значительной степени ощущают общность с людьми, разделяющими их взгляды на жизнь. Если же проанализировать данную таблицу, суммируя первые два столбца, то есть выделяя группу ощущающих близость в той или иной степени, то эта позиция также будет самой популярной - 90%. На наш взгляд, это говорит о приоритете индивидуальных ценностей у современной молодежи, иными словами, на первом месте находится сам человек, его желания и цели, связанные с им самим: собственная профессиональная реализация, субъективное ощущение счастья (удовольствий, комфорта) и т.д. Второстепенное значение придается групповым ценностям и социальным связям, стремлению принадлежать к какой-то общности, действовать сообща и достигать коллективных целей. Этот тезис будем развивать далее, анализируя другие вопросы. Отметим, что за последнее десятилетие произошло смещение приоритетов в ценностных ориентирах политической культуры: на основе анализа результатов исследований 2002-2007 гг. Н.А. Баранов пишет, что российские исследователи приоритетными чертами политической культуры называют ценности коммунитаризма (преобладание групповой справедливости перед принципами индивидуальной свободы); отсутствие интереса к политическому участию; правовой нигилизм; подданническое отношение к власти; предрасположенность к силовым методам разрешения конфликтов и неприятие консенсусных технологий [13, С. 210-211]. Результаты опроса, проведенного в конце 2019 г., во многом противоречат приведенным тезисам, что свидетельствует о высокой динамике социально-политических процессов и о трансформировании политической культуры в российском обществе.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос «В какой степени Вы ощущаете чувство общности с другими людьми?», %

Для меня «мы» это – …

В значительной степени

В некоторой степени

Не ощущаю близости

Затрудняюсь

ответить

1

Люди, разделяющие мои взгляды на жизнь

59,6

29,3

3,7

7,4

2

Люди, близкие мне по политическим взглядам

25,9

38,9

22,6

12,5

3

Жители моего города

23,7

37,9

28,3

10,0

4

Граждане России

28,9

36,5

23,3

11,2

5

Люди моей национальности

28,7

35,8

23,1

12,5

6

Люди одного со мной вероисповедания

25,2

30,1

30,1

14,6

7

Люди, говорящие на одном со мной языке

32,3

36,9

19,6

11,2

8

Жители всей Земли

34,1

31,4

22,1

12,5

9

Люди, близкие мне по культуре

39,5

34,6

14,6

11,3

Вернемся к рассматриваемой таблице. Второй по популярности ответ среди считающих степень общности значительной - «Люди, близкие мне по культуре» - также набирает почти три четверти в сумме двух первых столбцов (74,1%). Близкий по смыслу ответ «Люди, говорящие на одном со мной языке» находится по популярности на третьей позиции (69,2%). Если сравнить эти данные с мнением людей более старшего возраста, то получится значительное расхождение. Например, в исследовании В.А. Федотовой говорится о том, что «у молодежи более выражены ценности «Самостоятельность мысли», «Стимуляция», «Универсализм», и именно «Универсализм: толерантность». У взрослых превалируют ценности, выражающие интересы группы: «Традиция», «Благожелательность: забота» и ценностная ориентация «Скромность»» [14]. Самой непопулярной общностью, из предложенных в Таблице 2., как по прямым ответам «Не ощущаю близости» 30,1%, так и по «затрудняюсь ответить» 14,6%, является религиозная - «Люди одного со мной вероисповедания», что означает определенную поляризацию в этом вопросе. Точно такую же картину мы видим далее в реакции на провокационный лозунг «Чувства атеистов тоже можно оскорбить!», с ним в той или иной степени согласны более половины респондентов. (Таблица 4.) Объяснением может служить то, что для молодого возраста религиозные вопросы не столь значимы как для старших поколений.

Развивая ранее предложенный тезис о том, что на второстепенных ролях оказываются групповые ценности, которые значительно проигрывают по значимости индивидуальным, обратимся к результатам вопроса «Что из нижеприведенного Вы считаете наиболее значимым для себя лично?». «Гражданский мир» поставили на первое место только 38 из более чем 2500 человек, «мир во всем мире» в два раза больше - 74, а «общественная активность» и «экологическое благополучие» оказались аутсайдерами - только 13 и 14 соответственно. А вот «интересная работа» находится на первой позиции для 245 человек, и это почти в два раза больше, чем просто «материальный достаток» (130). Безоговорочный лидер – это «хорошая, дружная семья» 2025 ответов или 79,4% всех ответивших. Следует отметить, что приоритет ценности семьи подтверждается и в других исследованиях (см., например: [9],[8]). При трактовке полученных результатов на этот и другие вопросы отметим, что возраст в районе совершеннолетия следует рассматривать как продолжение детства, где все недавние подростки практически полностью зависят еще от своей семьи. Кроме того, современное поколение 17-20 лет выросло в благополучный период относительного экономического достатка, при этом в данном возрасте еще нет массового опыта заботы о других, также как и осознания потребности воздействовать на социально-политические процессы – все это личностно более зрелые формы социальной активности. Поэтому с течением времени произойдет корректировка у большей части молодых людей в сторону осознания важности принадлежности к социальной группе и появится желание влиять на социально-политические процессы, следовательно, возрастет и значение групповых ценностей.

Таблица 3. Значимость социальных ценностей (5 – высокозначимо, 1 - малозначимо, 0 - затрудняюсь ответить),%

Социальные ценности:

5

4

3

2

1

0

Самостоятельность мысли, действий, поступков

72,8

16,7

4,8

0,5

0,8

4,4

Полнота жизненных ощущений, удовлетворение своих потребностей, получение чувственных удовольствий

59,5

25,4

8,9

1,9

1,0

3,3

Достижение успеха в сфере профессиональной деятельности

69,0

20,6

5,1

1,4

1,2

2,8

Репутация (позитивный имидж в глазах окружающих)

37,8

29,0

19,5

5,5

3,6

4,5

Лидерство, способность вести за собой других людей

38,0

29,2

19,7

5,8

3,1

4,2

Личная безопасность

75,6

14,2

4,6

1,5

1,1

3,0

Государственная безопасность

57,4

24,0

9,4

2,7

2,1

4,4

Традиции (сохранение семейных и культурных традиций)

47,1

23,2

14,1

5,7

5,2

4,7

Соблюдение норм, правил, законов

60,6

24,6

8,2

2,4

1,3

3,0

Гармоничное взаимодействие (миролюбивое взаимодействие с окружающими, отказ от нанесения вреда)

64,7

21,5

7,5

1,8

1,1

3,4

Социальная справедливость и равенство

69,9

17,6

6,0

1,6

1,5

3,4

Чувство долга (желание быть надежным и заслуживающим доверия)

49,2

29,2

12,7

2,7

2,4

3,8

Доброта, забота о других

64

22,1

7,7

2,0

1,3

2,9

Терпимость, принятие нестандартных людей

48,5

26,0

14,1

3,8

3,4

4,2

Право говорить на своем языке

65,0

18,2

8,7

2,5

2,1

3,6

Возможность выбирать власть

70,9

16,3

6,0

1,6

1,3

3,9

Свобода передвижения

79,8

11,1

3,7

1,5

1,0

3,0

Свобода вероисповедания

71,5

11,6

6,1

2,6

3,0

5,2

Все описанные ранее тенденции также проявились и в отношении к предложенным социальным ценностям (Таблица 3.), где наглядно отражена приоритетная значимость индивидуальных ценностей по сравнению с групповыми. Из восемнадцати позиций самой высокозначимой является «Свобода передвижения» – без малого 80%, на втором месте оказывается «Личная безопасность» – более 75%, от которой сильно отстает «Государственная безопасность» (57,4%). Следует отметить, что социологической подтасовки здесь не наблюдается – эти ценности не были первыми в списке. На третьей позиции – «Самостоятельность мысли, действий, поступков» (72,8%). Для примерно 70% высокозначимыми являются «Свобода вероисповедания», «Возможность выбирать власть», «Социальная справедливость и равенство» и «Достижение успеха в сфере профессиональной деятельности». Если просуммировать количество молодых людей, для которых «возможность выбирать власть» является «значимой», получается более 87% и это столько же, сколько считают значимой и «социальную справедливость и равенство». А это фактически вся молодежь, поэтому потребность в прозрачных демократических механизмах и запрос на видимую социальную справедливость в российском обществе будут только усиливаться. Рассматривая сумму значимости выбравших «5» и «4» для ценностей «Гармоничное взаимодействие (миролюбивое взаимодействие с окружающими, отказ от нанесения вреда)», «Доброта, забота о других» и, ключевое для понимания потенциальных форм проявления недовольства - «Соблюдение норм, правил, законов», получаем в сумме более 85%. Это означает наличие установок на законопослушное поведение и миролюбивое взаимодействие в социуме. Отметим, что выше уже говорилось о толерантности и стремлении к сотрудничеству как важных частях общих представлений студентов о должном и правильном. В подтверждение этого тезиса, обратимся к результатам ответа на вопрос о том, как вы будете бороться за свои интересы: в сумме 74,2% указали, что будут использовать только мирные средства, или средства, дозволенные законом. С утверждением, что «за свои интересы надо бороться любыми средствами, в том числе с оружием в руках» согласились 9,7% и этот показатель меньше, чем в опросе 2015 г. [3, С. 178]. Если принять во внимание фактор направленности образования, то студенты инженерно-технических специальностей склонны отдавать предпочтение насильственным методам в противовес мирным по сравнению с остальными студентами. Парадокс соотношения мирных и насильственных средств в сознании студентов проявился в том, что, отвечая на вопрос «Как можно реально побороть коррупцию в России?», из семи ответных позиций 36,8% выбрали «Борьба с коррупцией должна быть такой же суровой, как в Китае: не надо стесняться ставить коррупционеров к стенке», и это самый популярный ответ. И в этом вопросе также студенты инженерно-технических специальностей выбирали этот ответ чаще, чем студенты-гуманитарии.

Таблица 4. Отношение к лозунгам, %.

Лозунги

полностью согласен

что-то в этом есть

совершенно не приемлю

меня это не волнует

затрудняюсь ответить

1

Личная свобода и права человека неприкосновенны!

78,6

12,2

0,6

1,3

7,3

2

Yankee go home!

15,7

21,0

14,5

13,2

35,6

3

Все люди равны от природы!

62,1

20,3

6,0

2,6

9,1

4

Верните наши пенсии!

50,7

26,0

2,6

6,7

14,0

5

Иван, запахни душу!

14,5

23,4

9,6

15,0

37,5

6

За равенство полов!

39,6

26,2

10,4

10,2

13,6

7

«Перемен требуют наши сердца!..»

48,8

26,4

3,7

5,3

15,8

8

Все беды России - результат жидомасонского заговора

15,9

16,6

22,3

12,2

33,0

9

Хватит кормить другие народы!

37,5

24,0

12,5

7,2

18,9

10

Свободу Интернету!

50,6

24,6

5,3

5,2

14,3

11

Сохраним природу для наших детей!

74,4

12,5

1,5

2,6

9,1

12

Россия только для русских!

12,2

12,2

47,2

12,2

16,3

13

Право оно или нет, но это мое Отечество!

26,1

22,6

21,8

8,3

21,2

14

Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй!

22,3

18,8

16,3

12,5

30,1

15

Славяне всех стран, соединяйтесь!

21,1

18,9

18,8

14,2

27,0

16

Чувства атеистов тоже можно оскорбить!

37,9

18,7

10,5

9,4

23,4

Дополним ранее предложенные тезисы реакцией молодых людей на провокационные лозунги. (Таблице 4.) С лозунгом «Личная свобода и права человека неприкосновенны!» полностью согласились больше всего молодых людей (78,6%). Если просуммировать два первых столбца, выделив группу согласных в той или иной степени, то либеральные ценности «личная свобода и права человека» находят отклик у более 90% молодых людей. Второй по популярности лозунг - «Сохраним природу для наших детей!», с ним согласились почти три четверти опрошенных, что подтверждает популяризацию экологической тематики и распространения соответствующих взглядов. Такие лозунги как «Все люди равны от природы!», «Свободу Интернету!», «За равенство полов!» находят значительный отклик у подавляющего большинства респондентов, что говорит о потенциале роста сторонников либеральных течений. Наоборот, провокационные националистические лозунги: «Россия только для русских!», «Иван, запахни душу!», «Yankee go home!», «Все беды России - результат жидомасонского заговора», отвергаются большинством молодых людей, поэтому потенциальная база сторонников националистических воззрений весьма ограничена. Особо отметим, что лозунг «Россия только для русских!» совершенно не приемлют 47,2%, полностью согласны лишь 12,2%. С позитивной формулировкой «Славяне всех стран, соединяйтесь!» полностью согласились уже почти в два раза больше (21,1%), а, учитывая тех, кто что-то в этом находит, получается 40% - весомая часть студенчества. Если сопоставить это с результатами вопроса о том, должна ли Россия на государственном уровне поддерживать «Русский мир», то более половины респондентов просто не представляют что это такое. Такой вывод формируется из суммы затруднившихся ответить (34,7%) и выбравших вариант «Я толком не знаю, что такое «Русский мир», меня больше мой собственный мир волнует» (18%). Сторонников поддержки «Русского мира» набирается чуть меньше четверти: «Однозначно должна - ведь без поддержки «Русского мира» у России нет будущего» (15,4%) и «Должна поддерживать, но только не на государственном уровне, а посредством частных гражданских инициатив и частных военных компаний» (8%). Здесь отметим, что проявляется ранее описанный сюжет о примерно четверти так называемых «самодержавников». Причем, в этом вопросе существует определенный потенциал для расширения сторонников за счет выбравших ответ «Возможно, должна поддерживать, но только в зависимости от того, кого и в какой ситуации поддерживать» (11,9%). В статье Г.Д. Денисовой [7] анализировалось отношение студентов к формированию российской нации, и в приводимой аргументации также отразился весь спектр противоречивых мнений. Можно утверждать, что нет единства во взглядах, касающихся национальных вопросов и, как следствие, на стратегию внешней политики.

Возвращаясь к Таблице 4., провоцирует студентов выразить свое недовольство экономическим расслоением лозунг «Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй!», который в той или иной степени разделяют более 40%. Лозунг «Хватит кормить другие народы!» отзывается уже у более 60% опрошенных, а лозунг «Верните наши пенсии!» выявляет более трех четвертей сторонников. Ровно столько же в той или иной степени солидарны с тем, что «Перемен требуют наши сердца!..», что говорит о сформировавшемся социальном запросе на перемены, о чем подробно было написано в статье [12]. Однако с лозунгом «Право оно или нет, но это мое Отечество!» так или иначе согласна почти половина респондентов и в этом нам, как исследователям, видится определенный залог стабильности. Однако оценить запас прочности в лиминальной ситуации представляется сложной задачей. С этой целью в анкете задавался вопрос относительно того, что может добропорядочного гражданина подтолкнуть преступить закон. Ответы показали, что почти половина опрошенных видят причины в ущемлении неотъемлемых прав (свободы слова, передвижения, вероисповедания и др.) и в нищете и голоде. Вопрос-индикатор об оценке материального положения выявил, что хорошим или очень хорошим его считают чуть более четверти ответивших, более 68% оценили свое материальное положение как удовлетворительное, плохое или очень плохое. Очевидно, что в 2020 г. эти показатели еще уменьшились по объективным обстоятельствам. Как уже было освещено в предшествующей публикации [12], по сути экономические причины видятся респондентам главными потенциальными причинами протестного поведения, собственно политические причины отдельно от экономики волнуют в разы меньшее количество студентов. Еще раз заострю внимание, что это данные осени 2019 г., которые интересно сопоставить с положением дел в 2020 г., для чего обратимся к данным ВЦИОМа. Такой индекс «А как бы Вы оценили нынешнее экономическое положение России в целом?» в мае падал до рекордно низкого уровня в семь пунктов [15]. Индекс «Как Вы в целом оцениваете ситуацию, сложившуюся в стране?» показал отрицательное значение в этот период на уровне -12 пунктов [16]. Другие индексы, связанные только с политикой, например, «Как бы Вы оценили в целом нынешнюю политическую обстановку в России?» не показали такого падения.

В других исследованиях, проведенных на Юге России, также отмечаются негативные экономические тенденции, которые вынуждают четверть молодых людей заявить о намерении эмигрировать и реализовать себя за границей [6]. Доля таковых в нашем исследовании составляет почти пятую часть опрошенных студентов: «Как только появится возможность - уеду на ПМЖ в другую страну, потому что достойного и безопасного будущего для себя и своих детей я в России не вижу». 39% еще не приняли окончательного решения: «Я буду смотреть по ситуации, особого желания эмигрировать у меня нет, хотя такую возможность я не исключаю». Полученные данные совпадают с другими исследованиями, например, эмиграционные настроения среди молодёжи в возрасте 18–24 лет возросли с 22 % в 2014 г. до 53 % в сентябре 2019 г. [17]. Только около четверти респондентов ни при каких условиях не собираются покидать Россию: те, кто ответил «Я из России уезжать не собираюсь, а все разговоры о катастрофическом будущем страны считаю бредом» (11,9%) и «Нет смысла отсюда уезжать - в мире сейчас нигде не безопасно, а дома и конец света встречать веселее» (12,6%). Эту четвертую часть опрошенных, желающих навсегда остаться в родной стране, можно трактовать как подтверждение существования группы условно называемых нами «самодержавников». Эта группа проявляется в результатах нескольких вопросов-ответов по смыслу связанных с самобытностью России, принятием и поддержкой государственных интересов, даже где-то оправданием «спорных» действий власти. В исследовании Левада-Центра 2019 г. говорится о том, что «среди молодых людей также присутствует и тенденция к изоляционизму: среди них популярны преставления, что Россия должна оставаться «самостоятельной», «отдельной территорией», быть независимой от международных структур» [18].

Обобщая выявленные тенденции, сделаем несколько выводов. Большинство опрошенных студентов являются носителями либеральных идей, однако количество осознанно разделяющих соответствующие убеждения кратно меньше. Фиксируется приоритет сотрудничества и мирных способов взаимодействия в обществе, относительно высок уровень толерантности, что позволяет предположить, что появление деструктивных форм недовольства маловероятно. Для молодежи характерно бережное отношение к природе и окружающему миру. Молодые люди отдают приоритет индивидуальным ценностям в противовес групповым и этими взглядами современная молодежь отличается от старших поколений. Во всероссийском исследовании 2020 г.: «Среди молодежи до 25 лет доля тех, кто отдает приоритет правам человека, почти вдвое превышает долю тех, кто отдает приоритет интересам государства. Результаты для более старших возрастных когорт ровно противоположные – среди них доминирует представление о приоритетности интересов государства» [18]. Основываясь на значении индивидуальных ценностей для данного поколения, можно говорить о тенденции дальнейшего расширения количества сторонников либеральных убеждений. Экономические проблемы в контексте собственной самореализации волнуют подавляющее большинство молодых людей, часть из которых готова к радикальному способу решения актуальных жизненных вопросов – эмиграции. В идеологическом поле присутствуют идеи о величии России, понимании ее исключительности и особого пути, но сторонников этих идей гораздо меньше. Не выявлено принципиального влияния фактора курса обучения и направленности образования по отношению к рассматриваемым вопросам анкеты. Сопоставление по смыслу ответов на разные вопросы одного и того же респондента, показывает, что в сознании некоторых молодых людей одновременно присутствуют противоречащие друг другу идеи. Однако нет ценностно- и идейно-нейтральной среды – существует оценочное отношение к проблематизированным утверждениям. Это подтверждает исходную гипотезу о существовании когнитивно-идеологических матриц.

Библиография
1.
Potseluev S.P., Konstantinov M.S., Podshibyakina T.A. Flickering Concepts of cognitive ideological matrices (based on a series of sociological studies in 2015–2020). Revista Genero e Direto. T. 9. 2020. Pp. 807-826. URL: https://periodicos.ufpb.br/ojs2/index.php/ged/article/view/51305 (дата обращения: 01.11.2020)
2.
Константинов М.С. Идеолоноиды в сознании молодежи Юга России // Политика в сетевом обществе: материалы Всероссийской научной конференции с международным участием (Адлер, 16-19 мая 2019 г.) / редкол. Е.В. Морозова [и др.]. Краснодар: Вика-Принт, 2019. С. 133-137.
3.
Поцелуев С.П., Константинов М.С., Лукичев П.Н., Внукова Л.Б. и др. Игры на идеологической периферии. Праворадикальные установки студенческой молодёжи Ростовской области. Ростов-на-Дону: Издательство ЮНЦ РАН, 2016. 396 с.
4.
Константинов М.С. Когнитивно-идеологические матрицы // Политика развития, государство и мировой порядок: Материалы VIII Всероссийского конгресса политологов, Москва, 6-8 декабря 2018 г. / Под общ.ред. О.В. Гаман-Голутвиной, Л.В. Сморгунова, Л.Н. Тимофеевой. М.: Изд-во «Аспект-Пресс», 2018. С.270.
5.
Freeden M. The Coming Realignment of Ideology Studies // Journal of Political Ideologies. 2019. Vol. 24. No. 1. Pp. 1–10.
6.
Дулина Н.В., Каргаполова Е.В., Стризое А.Л. Молодежь в процессах модернизации: оценка состояния (на примере регионов Южного федерального округа) // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2017. Т. 10. № 2. С. 130-149. DOI: 10.15838/esc/2017.2.50.7
7.
Денисова Г.С., Денисова А.В. Отношение студенчества к формированию российской нации: оценка состояния // Общество: социология, психология, педагогика. 2018. №10. С. 13-17.
8.
Русакова Д.М. Ценностные ориентации современной молодежи // Мир науки. Социология, филология, культурология. 2018. №1. URL: https://sfk-mn.ru/PDF/06SCSK118.pdf (дата обращения: 25.11.2020)
9.
Шлыкова О.В., Шмыгина О.Н. Ценностные ориентиры современной студенческой молодежи (на материалах СГАУ им. Н.И. Вавилова) // АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОСПИТАНИЯ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ВУЗА. Сборник статей Межвузовской научно-практической конференции. Под общей редакцией О.М. Поповой. Издательство: ООО "Центр социальных агроинноваций СГАУ", 2017. С. 52-56.
10.
Федорова М.И., Мусинов П.А. К понятию «ценностные ориентиры молодежи» // ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА. Материалы Межрегиональной научной конференции. Под ред. Г. Ю. Лизуновой. Издательство: Горно-Алтайский государственный университет, 2018. С. 207-211.
11.
World Values Survey. URL: https://www.worldvaluessurvey.org/wvs.jsp (дата обращения: 25.11.2020)
12.
Внукова Л.Б. Общественно-политические настроения студенческой молодежи ЮФО и СКФО: на материалах социологического опроса // Конфликтология / nota bene. 2019. № 4. С. 101-110. DOI: 10.7256/2454-0617.2019.4.31790 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31790
13.
Баранов Н.А. Политическая культура России: традиции и современность // Труды Санкт-Петербургского государственного института культуры. Т. 208. 2015. С. 203-213.
14.
Федотова В. А. ЦЕННОСТИ РОССИЯН В КОНТЕКСТЕ ВОЗРАСТНЫХ РАЗЛИЧИЙ // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2017. № 1. С. 78-86.
15.
ВЦИОМ. Индексы социального самочувствия. URL: https://wciom.ru/news/ratings/indeksy_socialnogo_samochuvstviya/ (дата обращения 20.09.2020)
16.
ВЦИОМ. Индекс социальных ожиданий. URL: https://wciom.ru/news/ratings/indeksy_soc_nastroenij/ (дата обращения 20.09.2020)
17.
Гончаров С., Волков Д. Эмиграционные настроения. Левада-Центр. 26.11.2019. URL: https://www.levada.ru/2019/11/26/emigratsionnye-nastroeniya-4/ (дата обращения 20.10.2020)
18.
Волков Д., Гончаров С., Снеговая М. Гражданский активизм российской молодежи. Левада-Центр. URL: https://www.levada.ru/2020/10/01/grazhdanskij-aktivizm-rossijskoj-molodezhi/ (дата обращения 20.10.2020)
References (transliterated)
1.
Potseluev S.P., Konstantinov M.S., Podshibyakina T.A. Flickering Concepts of cognitive ideological matrices (based on a series of sociological studies in 2015–2020). Revista Genero e Direto. T. 9. 2020. Pp. 807-826. URL: https://periodicos.ufpb.br/ojs2/index.php/ged/article/view/51305 (data obrashcheniya: 01.11.2020)
2.
Konstantinov M.S. Ideolonoidy v soznanii molodezhi Yuga Rossii // Politika v setevom obshchestve: materialy Vserossiiskoi nauchnoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem (Adler, 16-19 maya 2019 g.) / redkol. E.V. Morozova [i dr.]. Krasnodar: Vika-Print, 2019. S. 133-137.
3.
Potseluev S.P., Konstantinov M.S., Lukichev P.N., Vnukova L.B. i dr. Igry na ideologicheskoi periferii. Pravoradikal'nye ustanovki studencheskoi molodezhi Rostovskoi oblasti. Rostov-na-Donu: Izdatel'stvo YuNTs RAN, 2016. 396 s.
4.
Konstantinov M.S. Kognitivno-ideologicheskie matritsy // Politika razvitiya, gosudarstvo i mirovoi poryadok: Materialy VIII Vserossiiskogo kongressa politologov, Moskva, 6-8 dekabrya 2018 g. / Pod obshch.red. O.V. Gaman-Golutvinoi, L.V. Smorgunova, L.N. Timofeevoi. M.: Izd-vo «Aspekt-Press», 2018. S.270.
5.
Freeden M. The Coming Realignment of Ideology Studies // Journal of Political Ideologies. 2019. Vol. 24. No. 1. Pp. 1–10.
6.
Dulina N.V., Kargapolova E.V., Strizoe A.L. Molodezh' v protsessakh modernizatsii: otsenka sostoyaniya (na primere regionov Yuzhnogo federal'nogo okruga) // Ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny: fakty, tendentsii, prognoz. 2017. T. 10. № 2. S. 130-149. DOI: 10.15838/esc/2017.2.50.7
7.
Denisova G.S., Denisova A.V. Otnoshenie studenchestva k formirovaniyu rossiiskoi natsii: otsenka sostoyaniya // Obshchestvo: sotsiologiya, psikhologiya, pedagogika. 2018. №10. S. 13-17.
8.
Rusakova D.M. Tsennostnye orientatsii sovremennoi molodezhi // Mir nauki. Sotsiologiya, filologiya, kul'turologiya. 2018. №1. URL: https://sfk-mn.ru/PDF/06SCSK118.pdf (data obrashcheniya: 25.11.2020)
9.
Shlykova O.V., Shmygina O.N. Tsennostnye orientiry sovremennoi studencheskoi molodezhi (na materialakh SGAU im. N.I. Vavilova) // AKTUAL''NYE PROBLEMY VOSPITANIYa V OBRAZOVATEL''NOM PROTsESSE VUZA. Sbornik statei Mezhvuzovskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Pod obshchei redaktsiei O.M. Popovoi. Izdatel'stvo: OOO "Tsentr sotsial'nykh agroinnovatsii SGAU", 2017. S. 52-56.
10.
Fedorova M.I., Musinov P.A. K ponyatiyu «tsennostnye orientiry molodezhi» // TsENNOSTNYE ORIENTATsII MOLODEZhI V USLOVIYaKh MODERNIZATsII SOVREMENNOGO OBShchESTVA. Materialy Mezhregional'noi nauchnoi konferentsii. Pod red. G. Yu. Lizunovoi. Izdatel'stvo: Gorno-Altaiskii gosudarstvennyi universitet, 2018. S. 207-211.
11.
World Values Survey. URL: https://www.worldvaluessurvey.org/wvs.jsp (data obrashcheniya: 25.11.2020)
12.
Vnukova L.B. Obshchestvenno-politicheskie nastroeniya studencheskoi molodezhi YuFO i SKFO: na materialakh sotsiologicheskogo oprosa // Konfliktologiya / nota bene. 2019. № 4. S. 101-110. DOI: 10.7256/2454-0617.2019.4.31790 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31790
13.
Baranov N.A. Politicheskaya kul'tura Rossii: traditsii i sovremennost' // Trudy Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo instituta kul'tury. T. 208. 2015. S. 203-213.
14.
Fedotova V. A. TsENNOSTI ROSSIYaN V KONTEKSTE VOZRASTNYKh RAZLIChII // Vestnik Permskogo universiteta. Filosofiya. Psikhologiya. Sotsiologiya. 2017. № 1. S. 78-86.
15.
VTsIOM. Indeksy sotsial'nogo samochuvstviya. URL: https://wciom.ru/news/ratings/indeksy_socialnogo_samochuvstviya/ (data obrashcheniya 20.09.2020)
16.
VTsIOM. Indeks sotsial'nykh ozhidanii. URL: https://wciom.ru/news/ratings/indeksy_soc_nastroenij/ (data obrashcheniya 20.09.2020)
17.
Goncharov S., Volkov D. Emigratsionnye nastroeniya. Levada-Tsentr. 26.11.2019. URL: https://www.levada.ru/2019/11/26/emigratsionnye-nastroeniya-4/ (data obrashcheniya 20.10.2020)
18.
Volkov D., Goncharov S., Snegovaya M. Grazhdanskii aktivizm rossiiskoi molodezhi. Levada-Tsentr. URL: https://www.levada.ru/2020/10/01/grazhdanskij-aktivizm-rossijskoj-molodezhi/ (data obrashcheniya 20.10.2020)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья посвящена ценностному сознанию студенческой молодежи, становлению ключевых мировоззренческих структур в условиях формирования устойчивой властной вертикали и стремительно меняющихся процессов в культурной политике и системе глобальных международных отношений. Репрезентация этих ценностей и установок осуществляется в том числе посредством институтов образования. Авторами исследования, выполненного в рамках гранта РФФИ, проделана существенная работа по изучению общественного мнения студентов Юга России. Тем не менее, можно обозначить ряд существенных замечаний, которые следовало бы устранить для успешной и качественной публикации.
Само заглавие исследования не вносит четкой определенности относительно изучаемого предмета - ценности и идеологические предпочтения - суть явления одного порядка, имеющие отношения к политическому сознанию, идентичности учащейся молодежи. Какую взаимосвязь и с чем хотят именно установить авторы - не вполне ясно.
Полностью отсутствуют элементы гайда и дизайна эмпирического исследования, не ясна выборка, ключевые гипотезы. Методология исследования также полностью отсутствует, вместо этого есть отсылка к более ранним публикациям авторов, что раскрывает в целом и принадлежность данного материала к определенным ученым – это совершенно не допустимо.
Отсылка к опросу, проведенному в 2019 году, не вносит какой-либо оригинальности и научной значимости, что подтверждается банальностью выводов, сформулированных автором статьи:
"Результаты опроса, проведенного в конце 2019 г., во многом противоречат приведенным тезисам, что свидетельствует о высокой динамике социально-политических процессов и о трансформировании политической культуры в российском обществе".
В целом рекомендуется более четко обозначить цель, задачи и структуру исследования для того, чтобы артикулировать ключевые идейные аспекты и их влияние на формирование политической культуры в студенческой среде.
Среди ключевых выводов исследования (содержащихся в заключительной части) наличествует утверждение о том, что "Большинство опрошенных придерживается либеральных убеждений и является носителем соответствующих идей", однако не является ли изначально запрос на поиск либерального типа мировоззрения в студенческой среде гарантирующим фактором, определяющим подобный результат?
Имеются также неточности формулировок, как например:
«Вопрос о том, что для современного поколения молодежи является значимым... важен в контексте не только оценки уровня недовольств" - не вполне ясно, о каких недовольствах идет речь.
Если автор подразумевает степень неудовлетворенности социальными условиями, политическим режимом и т.д, то нужно более определенно обозначить данные аспекты.
Список литературы не в полной мере отражает имеющиеся в социологической и политологической науке достижения и результаты исследования массового сознания, идентичности студенческой молодежи. Так отсутствуют работы В. Титова, И.С. Семененко, О.В. Поповой - без опоры на эти труды автору не удалось добиться стройной логической линии, предпочтения либерального и социал-демократического спектра четко не были разграничены.
Статья не претендует на какую-либо оригинальность, заменяя собой материалы опросов ключевых и ведущих социологических центров, таких как ВЦИОМ и ЛЕВАДА-ЦЕНТР, выводы также не свидетельствуют о значимом научном вкладе авторов в развитие данного направления.
Рекомендуется ключевым образом перестроить характер исследования, увязав исследуемую тематику с проблемой становящейся виртуальной идентичности, к примеру. В противном случае исследование воспроизводит классические работы отечественной политологии, публикуемые с середины 90-х, начала 2000-х годов. В представленном виде статья также не отвечает требованиям научных изданий Nota Bene, не отвечает она в целом и предметной области исследований, публикуемых в журнале Национальная безопасность. Исходя из вышеизложенного, автору может быть предложен ряд действий: - сформировать структуру исследования; - дать подробное описание гайда и выборки социологического опроса; - дополнить статью обзором научной литературы, включить дополнительное количество источников по теме; - подать статью в другой журнал Nota Bene, например, «Социодинамика» или «Право и политика».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Отправной точкой для рассуждений автора в представленной работе послужил вопрос о том, что для современного поколения молодежи является значимым, как они относятся к социальным ценностям и какие взгляды разделяют. Эвристичность оценки такого положения вещей важна в контексте не только оценки уровня недовольств, но и с точки зрения отражения различных аспектов социальной динамики, характеризующих политическую культуру. Полагаю, что на самом деле данный вопрос интересен в научном плане по меньшей мере с двух позиций: во-первых, попытки установления взаимосвязи ценностей и идеологических предпочтений в сознании студентов Юга России; очевидно, что в этом случае автор не случайно обратился к данному локусу исследования, имея в виду социальную и политическую напряженность регионального свойства и подразумевая, что в сознании студентов и политическая культура, и правовая окажутся инструментом достижения взаимосвязи ценностей и идеологических предпочтений; во-вторых, анализ идейно-политических предпочтений молодых людей, отношения к патриотизму открывает возможности для оценки потенциальных причин недовольства и насильственного поведения среди студентов. Кроме того, эти два момента могут составить основу реализации различных прогнозов о том, как будут развиваться события в дальнейшем, т.е. каковы тенденции взаимосвязи ценностей и идеологических предпочтений.
Отмечу недостатки статьи в части теоретической проработанности проблемы, точнее ее полного отсутствия. Представляется, что автор не в полной мере ориентируется в тех вопросах, которые он оценивает в эмпирическом исследовании или же не посчитал необходимым уделить в своей работе внимание анализу научного дискурса, вероятно, надеясь на то, что данный вопрос достаточно изучен в современной науке. К сожалению, ни первая причина, не вторая не освобождают автора от необходимости продуктивного анализа различных подходов к исследованию данной проблемы. Это тем более необходимо, если иметь в виду, что автору предстоит обосновывать свою концепцию. Но собственная авторская позиция не может подкрепляться только стройными рядами цифр, полученных в ходе того или иного эмпирического исследования. Поэтому настоятельно рекомендую автору не просто перечислить имеющиеся по данной проблематике работы разных исследователей, но обобщить их и выявить основания для разработки инструментария эмпирического исследования. Кстати, о нем. Я понимаю, что автор видит ценность социологического исследования для раскрытия обозначенной в названии темы, но в то же время для верификации полученных результатов явно недостаточно описать, сколько респондентов было опрошено. Это крайне непрофессионально. В статье нужно привести подробные сведения о методике проведения социологического исследования, в частности, указать выборку, определить специфику используемого метода применительно к данной проблематике, указать, чем руководствовался автор в дифференциации участников анкетирования по полу и представленности по первому курсу. Также следует пояснить, почему именно в упоминаемых городах проводилось данное исследование, а другие в него не попали и т.д. Из-за большого количества вопросов к эмпирическому исследованию я не могу оценить его результаты, которые занимают большую часть содержания статьи. Могу лишь в этом случае обратить внимание на определенные положения, которые также вызывают некоторые сомнения.
Прежде всего хочу обратиться к рисунку, который содержит результаты распределения ответов студентов на вопрос об идейно-политических убеждениях. На этом рисунке показано и в тексте статьи подтверждено, что подавляющая часть респондентов затруднилась ответить на этот вопрос. В этом случае вся задумка автора сводится на нет. О каких эвристичных результатах может идти речь, если респонденты в большинстве случаев просто не готовы отвечать на поставленный вопрос. Таким образом, дифференциация по разным типам убеждений для оставшихся респондентов выглядит сомнительно. Например, мне не ясно, каким образом студенты высказывали свои либеральные убеждения, не имея представления, что входит в это понятие в принципе. Мне кажется, что автор в этом случае слукавил, выдавая желаемой за действительное.
Некоторые суждения автора по мотивам проведенного исследования выглядят по меньшей мере спорными, не согласующимися с конкретными результатами. Вот один из таких примеров: «вопросы о господстве либеральных ценностей, демократии или противодействии таковым показывают разделение, можно даже употребить и более нагруженный смыслом термин «разлом», который отражает размежевание молодежи на два противоположных лагеря: условных «либералов-западников» и «самодержавников». О каком размежевании идет речь? Конфликтном, поликультурном и т.д.? На каком основании автор после анализа убеждений студентов в отношении патриотизма делает столь странное обобщение?
В итоге: статья не обладает достаточным набором признаков, чтобы считать ее состоятельной и готовой к публикации.


Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В рецензируемой статье «Взаимосвязь ценностей и идеологических предпочтений в сознании студентов Юга России (по материалам социологического исследования)» предмет исследования – восприятие студенческой молодежью положения дел на международной арене и во внутренней политике Российской Федерации.
Методология исследования сочетает теоретические и эмпирические методы. Теоретико-методологические основания представлены авторским концептом когнитивно-идеологических матриц как дорефлексивной, политически нейтральной среды в сознании индивида, в которой из личного социального опыта формируются протоэлементы политических идеологий. Эмпирическая часть исследования базируется на результатах анкетирования студентов вузов Южного и Северо-Кавказского федеральных округов на тему «Россия и мир – сегодня и завтра», которое проходило в осенью 2019 г. Объем квотной выборки более 2,5 тыс. респондентов, что обеспечивает репрезентативность исследования.
Актуальность исследования определяется тем, что крайне важным для понимания будущего страны становится знание о том, что современное поколение молодежи считает значимым значимым, как оно относятся к социальным ценностям и какие взгляды разделяют. Особенно данная проблематика актуализируется в таких «фронтирных» регионах России как Южный и Северо-Кавказский федеральные округа, субъекты которых в большей части являются пограничными регионами как по географическому положению, так и по культурным и конфессиональным особенностям.
Научная новизна публикации представлена следующими выводами: 1) молодежь является носителем либеральных идей, однако количество осознанно разделяющих соответствующие убеждения кратно меньше; 2) в молодежной среде относительно высок уровень толерантности, преобладают ориентации на сотрудничество и мирные способы взаимодействия в обществе; 3) молодые люди отдают приоритет индивидуальным ценностям в противовес групповым; 4) для молодежи в контекст проблемы собственной самореализации вплетены экономические проблемы, что подталкивает её к радикальному способу решения актуальных жизненных вопросов – эмиграции. Все это в совокупности, по мысли авторов, подтверждает существование когнитивно-идеологических матриц (хотя именно последний вывод, как говорится, «не следует» однозначно из предыдущих.
Стиль работы научный. Данная публикация характеризуется общей структурированностью, последовательностью, грамотностью изложения.
Библиография в целом присутствует на достаточном уровне. В работе даются ссылки на 18 публикаций, 4 из которых принадлежат авторам статьи. Апелляция к основным оппонентам имеется и выражается в сопоставлении данных по проблематике статьи.
Таким образом, выводы присутствуют и имеют обоснование, что свидетельствуют о полной реализации исследовательского замысла. Работа будет представлять интерес для специалистов в области социологии молодёжи и социологии политики. Статья «Взаимосвязь ценностей и идеологических предпочтений в сознании студентов Юга России (по материалам социологического исследования)» имеет научную значимость. Работа может быть опубликована.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"