Статья 'К вопросу о последствиях инсценирования политической реальности в интернете' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о последствиях инсценирования политической реальности в интернете

Боровинская Вероника Сергеевна

аспирант, кафедра социологии, Московский Государственный Институт Международных отношений (Университет) МИД РФ

119454, Россия, г. Москва, Проспект Вернадского, 76

Borovinskaya Veronika Sergeevna

Postgraduate student, the department of Sociology, Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

119454, Russia, g. Moscow, Prospekt Vernadskogo, 76

vero-nika-vika@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.10.33994

Дата направления статьи в редакцию:

28-09-2020


Дата публикации:

10-11-2020


Аннотация: Предметом исследования являются социополитические последствия инсценирования реальности в интернете. Объектом исследования является освещение международной политической повестки современными онлайн-СМИ. Методологической основой данного исследования стал полипарадигмальный подход, позволяющий сопоставить макро- и микро-подходы к изучению инсценирования реальности и его последствий. Основными методами исследования стали компаративный анализ социологических концепций, общесоциологический и историко-проблемный анализ, классификация и типологизация, общенаучные методы индукции и дедукции, синтеза, дискурс-анализ. Термин «инсценирование реальности» отражает процесс создания определенного образа, ситуации или устойчивой смысловой связи по аналогии с гиперболизированной вымышленной реальностью, «представляемой» на сцене». И хотя сам феномен существует давно, изменение характера коммуникационных процессов в результате развития информационных технологий привело к тому, что интернет-СМИ приобрели несоразмерно большое влияние на политические процессы в обществе и на конструирование современным человеком картины мира. В статье описываются последствия и риски, вызываемые инсценированием политической реальности в интернете, на нескольких уровнях. Автор анализирует связь этого феномена с формированием политической идентичности, институционализацией, политической коммуникацией, инсценированием политических рисков локального и глобального масштаба. Автор приходит к выводу, что негативный эффект, оказываемый инсценированием политической реальности, выходит далеко за пределы исключительно новостного поля и представляет собой проблему, требующую комплексного и междисциплинарного подхода.В статье предлагается обратить внимание на такое последствие инсценирования политической реальности, как воспроизводство инсценированных рисков в СМИ, поскольку оно играет одну из решающих ролей в процессе обесценивания демократических принципов. Вместе с построением искаженной картины мира ростом неопределенности, потерей доверия к политическим источникам, политической аномией и деформацией понимания свободы слова и критериев корректной информации, инсценирование рисков уводит индивида все дальше от идеалов правового общества.


Ключевые слова: инсценирование политической реальности, информационная безопасность, политическая коммуникация, массмедиа, интернет, инсценирование рисков, идентичность, институционализация, онлайн-платформа, информационное пространство

Abstract: The subject of this research is the sociopolitical consequences of staging reality on the Internet. The object of this research is the coverage of the international political agenda by modern online media. Methodological frameworks for this study is comprised of polyparadigmatic approach that allows juxtaposing macro-and micro- approaches towards examination of reality staging and its consequences. The term “staging of reality” reflects the process of creating a certain image, situation, or genuine semantic link by analogy with the hyperbolized fictional reality “presented” on stage. Despite the fact that this phenomenon exist for a long time, transformation of the character of communication processes, as a result of advancement of information technologies, led to acquisition of enormous influence by online media upon the political processes in society, as well as creation of worldview by a modern person. The article describes the consequences and risks caused by staging political reality on the Internet on several levels. Analysis is conducted on correlation of this phenomenon with the formation of political identity, institutionalization, political communication, and staging political risks of local and global scale. The conclusion is made that negative effect from staging political reality exceeds the boundaries of just the news field, and manifests as a problem that requires comprehensive and cross-disciplinary approach. Attention is given to such consequence of staging political reality as the reconstruction of staged risks in mass media, as it plays one of the determinant roles in the process of devaluation of democratic principles. Along with creation of the distorted worldview due to escalation of uncertainty, loss of confidence in political sources, political anomia and, altered understanding of the freedom of speech and criteria for appropriate information, the staging of risks sidetracks an individual from the ideals of lawful society.



Keywords:

institutionalization, identity, staging risks, Internet, mass media, political communication, information security, staging of political reality, online platform, information space

Искажение информации как неизбежный побочный эффект коммуникации присутствовало на всех этапах существования символической политики, поскольку при передаче политического сообщения всегда имелась необходимость эстетической модификации информации, что не могло не приводить к искажению исходного посыла и размытию его смысла. Также практически неотъемлемой составляющей коммуникации в таком случае становилось инсценирование политической реальности как «создание определенного образа, ситуации или устойчивой смысловой связи по аналогии с гиперболизированной вымышленной реальностью, «представляемой» на сцене» [9, с. 149]. Однако сегодня, когда масштаб инсценирования реальности в СМИ при переходе в интернет-пространство увеличился, существенно изменились и последствия, генерируемые подобными искажениями информации, которые и являются предметом данного исследования.

Неопределенность, с которой сегодня ежедневно сталкивается человек, усугубляется потерей доверия к другим людям, политическим организациям и государству, с каждым днем исчерпывается и технологическое доверие как «вера в прочность, надежность, эффективность технических систем, окружающих нас в современном мире, использование которых является необходимым условием нашей жизни» [14, с. 343]. И, говоря об общей тенденции развития информационного пространства, можно сказать, что технологически обусловленные изменения в процессе коммуникации и передаче информации увеличили политическую неопределенность и недоверие, добавив много дополнительных факторов и переменных, усиливающих искажения информации (социальные сети, интегрированный контент, новостные агрегаторы, мультимедийные платформы), а также переместив акцент с качества и достоверности политических новостей на их «кликабельность».

Трансформации на уровне идентичности

В первую очередь среди последствий инсценирования политической реальности мы рассматриваем изменения в восприятии индивидом самого себя, то есть изменения на уровне политической идентичности. «Новые коммуникационные технологии отделили взаимодействия людей и групп от их фактического присутствия. Эти технологии расширили спектр «обобщенных других», вносящих вклад в конструирование идентичности» [11]. В настоящее время каждый человек вынужден проходить процесс самоопределения и самопозиционирования не только в тех группах, с которыми он сталкивается «лицом к лицу», или в рамках социальной группы – индивид должен каждый день снова приходить к выводам в отношении собственного места в глобальном мире, о котором он получает представление из онлайн-коммуникации. Он призван определять свою политическую позицию по множеству вопросов, которые ранее никак его не затрагивали, и наиболее спорные из них могут демонстрировать ему новые стороны собственной личности, которые ранее могли быть неизвестны ему самому. При этом необходимо принять во внимание, что эта и без того непростая ситуация отягчается обилием контента, содержащего инсценирование реальности, которое 1) затрудняет получение информации, необходимой для принятия решений; 2) нагружает каждое сообщение дополнительными и не всегда корректными смыслами.

Наиболее существенное влияние на этом уровне оказывают случаи инсценирования реальности, в которых создается иллюзия общественного мнения. Получая данные о том, каких взглядов придерживается группа, к которой принадлежит индивид, он ощущает давление этой точки зрения и может в результате изменить свою позицию. Если ранее такое воздействие имели только публикуемые в СМИ результаты социологических исследований, то теперь точно так же позиционируются материалы, не имеющие отношения к статистическим выкладкам. В сообщениях, которые позиционируются как обобщение мнений пользователей сети, на деле собраны 4-5 комментария, которые показались автору материала наиболее «цепляющими». Однако если читатель ассоциирует себя с группой «пользователи Сети», то предлагаемая позиция может оказать на него столь же существенное влияние, как и социологический опрос. Поскольку рядовой потребитель контента онлайн-СМИ сейчас постоянно сталкивается с подобными материалами, можно сказать, что элементы инсценирования реальности в еще большей мере влияют на процесс создания новых условий социальных трансформаций. В итоге идентичности сегодня «существуют исключительно в процессе постоянного пересмотра» [1].

Кроме того, в подобных материалах кодирование информации становится более узким по сравнению со стандартными новостными материалами. Создающие иллюзию общественного мнения материалы как бы поясняют, какие именно смыслы считали пользователи из исходного сообщения, оставляя все остальные «за кадром». Также, если в исходной новости поднимались несколько проблем, то в дальнейшем произойдет акцентуация только одной из них, по которой журналист и «сформулировал позицию пользователей соцсетей».

Таким образом, пользователь уже однозначно получает не только указания, над какой темой ему стоит думать (это естественным образом задается повесткой дня СМИ). Материалы, содержащие элементы инсценирования реальности также успешно показывают, над каким именно аспектом любой предложенной проблемы читателю следует размышлять, а также демонстрируют, какой вердикт по данному вопросу вынесли представители его группы. Человек, потребляющий информации из сегодняшних онлайн-СМИ в еще большей степени испытывает кризис идентичности за счет того, что постоянно меняются не только факторы, на нее влияющие, но и возможности восприятия данных факторов.

В рамках современного отечественного медиапространства индивид во многом ощущает давление относительно национальной идентичности. Из-за того, что материалы, содержащие элементы инсценирования реальности, нередко сфокусированы на международных вопросах, они требуют очень четкого определения собственной национальной принадлежности, которое зачастую предполагает согласие с рядом установок и стереотипов, что значительно обостряет разделение между «мы-группой» и «они-группой». Иными словами, человек либо принимает те позиции, которые преподносятся ему как превалирующее мнение российских интернет-пользователей, либо принудительно вынужден ставить под сомнение свою национальную идентичность. И несмотря на то, что общий контекст транслируемых установок остается примерно единым, с каждым новым материалом их сфера применения может расширяться и охватывать уже не только взгляды на внешнеполитические события, но также на культуру и социальные взаимодействия.

На институциональном уровне

Не менее важными становятся последствия инсценирования политической реальности в онлайн-медиа на институциональном уровне. На сегодняшний день онлайн-СМИ оказывают чрезвычайно сильное воздействие на формирование картины мира, моральных норм, рационального поведения и эмоциональных реакций индивида. И если на людей, которые имели осознанный жизненный опыт до появления непрерывной онлайн-коммуникации, особенности потребления информации в интернете оказали сравнительно небольшое влияние, то у «миллениалов», которым постоянная доступность интернет-пространства воспринимается как данность, медиаустановки в большей степени формируют картину мира.

Во-первых, следует изучить вероятность формирования у индивида иного взгляда на понятия достоверности и фактичности. Поскольку публикация некорректной информации (а также корректной информации в некорректной форме) в интернете встречается все чаще, существует риск принятия элементов инсценирования политической реальности в качестве «новой нормы». При этом аудитория, которая сперва перестает критиковать положение вещей, а затем принимает его как данность, начинает сама воспроизводить элементы инсценирования реальности при создании контента в социальных сетях. Таким образом, распространение подобной информации обуславливается уже не информационной стратегией отдельных политических акторов или стремлением СМИ расширить аудиторию и обеспечить коммерческий успех, но может постоянно проходить на уровне каждого интернет-пользователя, занимающегося активной деятельностью – от комментирования до производства собственного контента. И уже на сегодняшний день нельзя с точностью сказать, какая информация воспринимается пользователями как достоверная и какая степень искажения информации входит в пределы «допустимого».

Дальнейшее беспокойство вызывает восприятие аудиторией онлайн-СМИ проблем экстремизма и нетерпимости. Поскольку инсценирование реальности зачастую обостряет обособление «другого» по национальным, расовым, гендерным и другим признакам, и стремится к выделению специфических черт «другого» в онлайн-пространстве, существует вероятность проецирования данного разделения в офлайн-коммуникации для тех групп людей, которые в меньшей степени склонны проводить границу между виртуальным и реальным. В сочетании с поощрением агрессии по отношению к «другому» за счет открытого цитирования негативных комментариев пользователей в СМИ, такие тенденции могут вызвать «групповую поляризацию» [16, с. 125-135], всплеск экстремизма в разных социальных группах и – в наибольшей степени – в группах риска, в том числе среди молодежи на фоне «ослабления социальных связей в результате деформации институтов социализации и воспитания» [8, с. 740]. А большой объем поступающей информации, перенасыщенной смыслами, нередко взаимоисключающими, оценками, комментариями, контентом разного формата дает пользователю информационную перегрузку, «сверхвозбуждение, которое может привести к странному и неадаптивному поведению» [10, с. 378]. В итоге многообразие и рост количества сообщений не приводит к плюрализму и повышению эрудированности, поскольку «общественное сознание реагирует на избыточную информацию, обращаясь к тем же стереотипам, которые позволяют создать упрощенную картину происходящего» [12, с. 58].

На уровне медиа

Негативные последствия инсценирования политической реальности в значительной степени сказываются на процессах, происходящих в медиапространстве. В связи с чрезвычайной сложностью структуры коммуникации в онлайн-пространстве, постоянным размытием и редукцией смыслов, возникновением рекурсивных искажений информации встает вопрос о возможности управления коммуникационными процессами в сетевом обществе. При этом воздействие инсценирования оказывается лавинообразным, поскольку те или иные разновидности искажений постепенно принимаются обществом и журналистами, а затем входят в последующее производство сообщений в качестве нормы. Такой новой нормой стало создание материалов, имеющих как минимум два слоя: один из них служит для привлечения внимания аудитории, а другой включает уже ту информацию, которая стала инфоповодом. Такая новость не воспринимается читателем как «газетная утка» и крайне редко вызывает осуждение в комментариях, поскольку аудитория фактически привыкла к некоторой степени «разочарования» от несоответствия посылов на данных двух уровнях даже в рамках экономического и политического дискурсов.

Подчеркнем особо, что аудитория, которая сначала перестает критически воспринимать такое положение вещей, а затем принимает его как данность, впоследствии начинает сама воспроизводить инсценированный контент в социальных сетях, который в силу закономерностей играизации для части пользователей становится уже не развлечением, а основным видом деятельности. В современном обществе «многие профессиональные деятельности и различные игровые практики, которые традиционно считались второстепенным занятием, не только сближаются, но и сливаются, образуя парадоксальный синтез» [5, с. 270]. В итоге вместо того чтобы корригировать те искажения, которые возникают на уровне СМИ, контент из соцсетей становится дополнительным фактором инсценирования реальности. При этом новые формы взаимодействия между источником, каналом информации и аудиторией, которые появились с развитием соцсетей, внесли важные изменения в цепь коммуникации, которые нередко затрудняют возможность отследить источник сообщения и приводят к хаотизации потоков информации.

Здесь можно наблюдать, что два принципиально важных момента, на которые возлагались надежды исследователей массовой коммуникации в отношении онлайн-журналистики, во многом не оправдались. Так, публикуемый в соцсетях контент не смог стать в полной мере основой гражданской журналистики по нескольким причинам. Безусловно, рядовые пользователи соцсетей часто публикуют сообщения «из первых рук» с места событий – пожаров в жилых домах, эпицентров катаклизмов и т.п., однако наряду с этим другие пользователи Сети могут распространять материалы, не имеющие отношения к событию, как преднамеренно, так и просто в силу отсутствия механизмов проверки данных. Кроме того в случае с рядовыми спонтанными событиями, СМИ редко заинтересованы в том, чтобы намеренно искажать или замалчивать информацию. А в тех случаях, когда это происходит, рядовые пользователи соцсетей крайне редко могут получить доступ к месту события.

Вторая, уже частично упомянутая нами причина, заключается в том, что даже те пользователи, которые имеют не слишком большое количество подписчиков в соцсетях, в какой-то момент осознают себя «производителями контента», целенаправленно подбирают информацию, которая может заинтересовать их собственную аудиторию, а в случае обретения популярности и рекламодателей. В результате личным блогам становятся отчасти присущи те же ограничения и искажения, что и средствам массовой информации. В то время как исследователи были чрезвычайно озабочены «спасением» от искажений в средствах массовой информации за счет инициативы граждан, готовых бороться за «объективное» освещение событий, рядовые пользователи, увлеченные новыми технологиями и множеством возможностей, которые предоставляет интернет-коммуникация, преследуют собственные интересы и не так часто имеют мотивацию воплощать идеалы гражданской журналистики. Таким образом, «недостаток, а по существу, отсутствие гуманистической направленности в инновационной деятельности человека, подмена гуманизма рационально-прагматической целесообразностью стали главным фактором формирования нормальной аномии» [6, с. 9].

На уровне политической коммуникации

Инсценирование политической реальности оказывает непосредственное влияние также на процесс политической коммуникации, которая в результате теряет свои ключевые свойства и функции. Вместо рациональности новой нормой стала приемлемость эмоционального и оценочного элемента в политических новостных материалах, которые раньше должны были принципиально содержать только «события omnibus » [2, с. 30]. Эта тенденция принципиально изменила подход к пониманию экспертного мнения как оценки, основанной на специфических знаниях и опыте, сделав экспертом каждого, кто обладает каким-либо мнением по вопросу. Таким образом, в качестве источника «иррациональности», инсценирование политической реальности становится одним из факторов, которые позволяют создавать общий «иррациональный нарратив» [13, с. 54].

Ситуация, в которой политические лидеры регулярно обвиняют друг друга в распространении фейков, подтасовке данных и сами демонстрируют непонимание ситуации на фоне общего информационного хаоса, существенно подрывает доверие общества к политике. Обесценивание рационального и информации как таковой, дискредитация аргументированного дискурса последовательно приводят к разочарованию в политике, аномии как «общему состоянию дезорганизации» [3, с. 127], и в итоге к разочарованию в демократических процессах, которые уже представляются аудитории, погруженной в инсценированную реальность, как невозможные на фоне масштабных фальсификаций, которые создаются в том числе ключевыми политиками государств.

На уровне инсценирования рисков

И в результате из этого вытекает еще одно следствие инсценирования политической реальности в интернете – инсценирование политических рисков. «Квинтэссенция современной уязвимости проявляется в нарастании структурной дисфункциональности сложной системы социума, способной к деструктивной рефлексивности, что проявляется в потенциальной угрозе «новых, текущих катастроф», социальных страхах людей относительно возникающих неопределенностей в их жизнедеятельности. Такие сложные системы могут как бы проявлять свою собственную «волю», деструктивную для общества рефлексивность» [7]. Даже при отсутствии особенностей онлайн-медиа «в СМИ рискологическая проблематика освещается отрывочно и порой тенденциозно. Даже в странах развитой демократии сообщения о рисках и несчастных случаях преподносятся без каких-либо относительных показателей» [4, с. 150]. А наличие искажений, производимых соцсетями, новостными агрегаторами и интегрированным контентом, значительно усугубляет ситуацию.

Говоря об инсценировании рисков в дискурсе конфликтов в современном информационном пространстве, необходимо упомянуть об особенностях нелинейной социокультурной динамики, которая в данном случае проявляется в сочетании (как в социальном, так и в информационном пространстве) разных типов риска, относящихся к традиционному, индустриальному и современному обществам.

В российских документах, упоминающих угрозы национальной безопасности страны (Доктрина информационной безопасности, Концепция внешней политики), можно выделить три основные категории угроз: территориальной целостности страны (риски традиционного общества), экономические (риски индустриального общества), и подрыв моральных и культурных основ за счет информационно-психологического воздействия (как проявления «мирового общества риска»). При этом в сегодняшнем информационном обществе первые два типа рисков уже не могут существовать в своем изначальном виде и приобретают новые черты, накладываются на современное социальное пространство и в итоге тесно перекликаются друг с другом.

Анализируя угрозы территориальной целостности, стоит отметить, что на сегодняшний день мы имеем дело не с традиционными общинными сообществами, а с нацией – воображаемым сообществом, представители которого зачастую не имеют контактов лицом к лицу. При этом с появлением глобальной сети интернет (и тем более международных социальных сетей) представители этого воображаемого сообщества могут иметь контакты с представителями других воображаемых сообществ. Здесь глобализация может рассматриваться как угроза существованию нации, поскольку в этом случае предполагается вариант внедрения «чужого» в информационную среду с целью подрыва моральных устоев нации, а также призывов к сепаратизму и подпитыванию антиправительственных настроений. Экономические риски также на сегодняшний день во многом обусловлены информационной безопасностью. Здесь следует упомянуть инсценирование риска глобального кризиса, продовольственного кризиса, а также распространение панических настроений.

Здесь важно отметить, что угрозы информационной безопасности по-прежнему воспринимаются в тесной связи с физическими угрозами, и крайне редко – отдельно от них. Таким образом, как политическим акторам и СМИ, так и аудитории довольно сложно представить ситуацию, когда за инсценированием риска может не открываться реальной угрозы соответствующего масштаба, однако в рамках инсценирования политической реальности подобные ситуации возникают неизбежно и регулярно.

Заключение

Принципиально важным для понимания опасности последствий инсценирования политической реальности является утверждение У. Бека [15, с. 49] об изменении нормативной модели общества – переход от идеала «равенство» к идеалу «безопасность». В итоге в обществе риска наиболее страшным выглядит не неравноправное общество, а небезопасное, которого население страны пытается избежать любыми средствами, в том числе за счет ограничения прав и свобод. А при рассмотрении данной ситуации в совокупности с последствиями инсценирования, связанными с формированием политической идентичности, институционализацией, политической коммуникацией, становится очевидной необходимость минимизации негативных эффектов инсценирования политической реальности как на локальном, так и на глобальном уровне.

При этом помимо таких опасностей, как стирание политического и снижение качества дискурса, данная проблема ведет к еще более существенным последствиям, когда затрагивает тему международных отношений и когда речь заходит о глобальных рисках.

В результате роста инсценирования политической реальности в интернет-контенте происходит поляризация общества, в том числе по вопросам национализма, которая все более настойчиво требует обособления «другого», выделения его специфических черт и присвоения ярлыков, что в сочетании с ростом аномии и агрессивных проявлений может привести к всплеску радикальных настроений, выражения агрессии, которое потенциально имеет риск перехода из виртуальной среды в реальную.

Библиография
1.
Бауман З. Текучая современность. СПб.: Питер, 2008. 240 с.
2.
Бурдье П. О телевидении и журналистике. М.: Прагматика культуры, 2002. 159 с.
3.
Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд. М.: Мысль, 1994. 399 с.
4.
Зубков В. И. Социологическая теория риска. М.: Издательство РУДН, 2003. 230 с.
5.
Кравченко С.А. Играизация общества: блага и проблемы // Сборник научно-популярных статей – победителей конкурса РФФИ 2007 года, 2008. №11. С. 270-276.
6.
Кравченко С. А. «Нормальная аномия»: контуры концепции // Социологические исследования. 2014. № 8. С. 3-10.
7.
Кравченко С. А. Социологическая «стрела времени» в XXI веке: инновации в материалах Всемирных социологических конгрессов // Вестник Института социологии. 2018. № 27. C. 84-104.
8.
Носкова А. В. Подростковый экстремизм: детерминанты распространения и способы предупреждения социальной агрессии // Под общ. ред. Ю. Р. Вишневского. Актуальные проблемы социологии культуры, образования, молодежи и управления: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2016. С. 738-743.
9.
Сорокина В. С. Инсценирование политической реальности // Полис. Политические исследования. 2019. № 6. С. 145-158.
10.
Тоффлер Э. Шок будущего. М.: ACT, 2002. 557 c.
11.
Федотова Н. Н. Глобализация и изучение идентичности // Знание. Понимание. Умение. 2011. №1. С. 72-80.
12.
Чугров С. В. Понятие внешнеполитического менталитета и методология его изучения // Полис. Политические исследования. 2007. № 4. С. 46-65.
13.
Чугров С. В. Post-truth: трансформация политической реальности или саморазрушение либеральной демократии? // Полис. Политические исследования. 2017. № 2. С. 42-59.
14.
Штомпка П. Социология: Анализ современного общества. М.: Логос, 2005. 655 с.
15.
Beck U. Risk Society: Towards a New Modernity. London: SAGE, 1992. 260 p.
16.
Moscovici S., Zavalloni M. The group as a polarizer of attitudes // Journal of Personality and Social Psychology. 1969. Vol. 12(2). P. 125-135.
References (transliterated)
1.
Bauman Z. Tekuchaya sovremennost'. SPb.: Piter, 2008. 240 s.
2.
Burd'e P. O televidenii i zhurnalistike. M.: Pragmatika kul'tury, 2002. 159 s.
3.
Dyurkgeim E. Samoubiistvo: Sotsiologicheskii etyud. M.: Mysl', 1994. 399 s.
4.
Zubkov V. I. Sotsiologicheskaya teoriya riska. M.: Izdatel'stvo RUDN, 2003. 230 s.
5.
Kravchenko S.A. Igraizatsiya obshchestva: blaga i problemy // Sbornik nauchno-populyarnykh statei – pobeditelei konkursa RFFI 2007 goda, 2008. №11. S. 270-276.
6.
Kravchenko S. A. «Normal'naya anomiya»: kontury kontseptsii // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2014. № 8. S. 3-10.
7.
Kravchenko S. A. Sotsiologicheskaya «strela vremeni» v XXI veke: innovatsii v materialakh Vsemirnykh sotsiologicheskikh kongressov // Vestnik Instituta sotsiologii. 2018. № 27. C. 84-104.
8.
Noskova A. V. Podrostkovyi ekstremizm: determinanty rasprostraneniya i sposoby preduprezhdeniya sotsial'noi agressii // Pod obshch. red. Yu. R. Vishnevskogo. Aktual'nye problemy sotsiologii kul'tury, obrazovaniya, molodezhi i upravleniya: materialy Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem. Ekaterinburg: Izd-vo Ural. un-ta, 2016. S. 738-743.
9.
Sorokina V. S. Instsenirovanie politicheskoi real'nosti // Polis. Politicheskie issledovaniya. 2019. № 6. S. 145-158.
10.
Toffler E. Shok budushchego. M.: ACT, 2002. 557 c.
11.
Fedotova N. N. Globalizatsiya i izuchenie identichnosti // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2011. №1. S. 72-80.
12.
Chugrov S. V. Ponyatie vneshnepoliticheskogo mentaliteta i metodologiya ego izucheniya // Polis. Politicheskie issledovaniya. 2007. № 4. S. 46-65.
13.
Chugrov S. V. Post-truth: transformatsiya politicheskoi real'nosti ili samorazrushenie liberal'noi demokratii? // Polis. Politicheskie issledovaniya. 2017. № 2. S. 42-59.
14.
Shtompka P. Sotsiologiya: Analiz sovremennogo obshchestva. M.: Logos, 2005. 655 s.
15.
Beck U. Risk Society: Towards a New Modernity. London: SAGE, 1992. 260 p.
16.
Moscovici S., Zavalloni M. The group as a polarizer of attitudes // Journal of Personality and Social Psychology. 1969. Vol. 12(2). P. 125-135.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В рецензируемой статье предмет исследования – последствия инсценирования политической реальности в интернет-пространстве. При этом автор предлагает рассматривать инсценирование как создание определенного образа, ситуации или устойчивой смысловой связи по аналогии с гиперболизированной вымышленной реальностью. Но из работы так и не ясно, какова же цель исследования.
Методология исследования построена на совокупности теоретических методов – анализ и систематизация практик деятельности основных акторов социально-сетевого пространства: масс-медиа, рядовых граждан, политических лидеров и лидеров общественного мнения. Данная методология позволяет осуществить систематизацию последствий инсценирования политической реальности в интернет-пространстве.
Актуальность исследования определяется тем, что технологически обусловленные изменения в процессе коммуникации в социально-сетевом пространстве увеличили неопределенность информации, снизили уровень доверия. Следует согласится, что сегодня возникает много дополнительных факторов, усиливающих искажения публичной информации в политической сфере (социальные сети, интегрированный контент, новостные агрегаторы, мультимедийные платформы). При этом нивелировать негативные последствия инсценирования становится все сложнее, поскольку оно не имеет единого источника и не может контролироваться. В этих условиях актуализируется вопрос оценки последствий инсценирования политической реальности в интернет-пространстве.
Научная новизна публикации связана с описанием последствий для жизнедеятельности человека и общества, обусловленных инсценированием политической реальности в интернет-пространстве. В качестве таких последствий в работе выделяются изменения 1) на уровне политической идентичности как формирование иллюзии общественного мнения в сетевых сообществах; 2) на институциональном уровне как создание структур в пространстве социальных медиа, постоянно воспроизводящих искаженную политическую реальность в интернет-пространстве; 3) на уровне медиа, когда средства масс-медиа вынуждены включаться в процессы искажения информации; 4) на уровне политической коммуникации как обесценивание политического лидера как источника информации; 5) на уровне инсценирования рисков, выражающегося в формировании привычки жить в обществе псевдорисков. Также заслуживает внимание авторский вывод, что в результате роста инсценирования политической реальности в интернет-контенте происходит поляризация общества, которая все более настойчиво требует обособления «другого», что в сочетании с ростом аномии и агрессивных проявлений может привести к всплеску радикальных настроений, выражения агрессии, которое потенциально имеет риск перехода из виртуальной среды в реальную.
Данное исследование характеризуется общей последовательностью, грамотностью изложения, наличием выводов.
Библиография работы широкая. В целом она формирует теоретический базис по заявленной тематике исследования. Автор дает ссылки на 16 публикаций, принадлежащих как классикам социологии, так и современным её представителям. Однако, автор практические не обращается к работам, раскрывающим роль традиционных масс-медиа и социальных медиа в жизни общества и человека. В итоге апелляция к основным оппонентам недостаточна.
Таким образом, выводы присутствуют и имеют обоснование, что свидетельствуют о полной реализации исследовательского замысла. Работа будет представлять интерес для специалистов в области организации общественно-политической жизни, исследователей социально-сетевого пространства. Статья «К вопросу о последствиях инсценирования политической реальности в интернете» имеет научную значимость. Работа может быть опубликована.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"